электронная
Бесплатно
печатная A5
365
18+
Богу Божье — 1: Аспирант Поневоле

Бесплатный фрагмент - Богу Божье — 1: Аспирант Поневоле


Объем:
208 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-3178-6
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 365
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

…Первым делом они начали активно формировать колонии на небольших глубинах, куда доставало солнечное излучение, причем образующийся при этом чистый и очень ядовитый для репликантов кислород создавал так называемые «кислородные карманы» — безжизненные (за исключением самих фотосинтезаторов), отравленные ядовитым кислородом зоны локальных экологических катастроф вроде Чернобыля и Фукусимы. Увы, на заре истории солнечная энергетика была очень опасным и экологически грязным занятием…

О серии

Большинство серий про попаданцев начинается с того, что у героя была полная задница. А потом он попал в сказку. А что случится, если герой уже в сказке? Куда он попадет?

К слову, одно могу обещать твердо: здесь нету роялей в кустах! По очень простой причине. Он не в кустах. Он — Главный Герой!

К слову, а вам когда-нибудь хотелось стать богом? Так, взмахнул рукой: хочу этого! Хочу того! И все сбывается. Здорово, правда. Не спешите. Это только кажется, что быть богом — это вседозволенность. На самом деле, это всеответственность.

И ведь никуда не денетесь. Есть бог, нету бога, а работу кому-то делать надо. Особенно, если его нет.

Об Этой Книге

Эта книга — производственно-бытовой роман. Нет-нет, никакого соцреализма. В смысле, ни социализма, ни реализма. Честная фантастика. Фантастический производственно-бытовой роман. Производственный он потому, что герои не ищут приключений на свою пятую точку (про чужие скромно промолчим), а работают. А бытовой потому, что после работы они пьют чай (и не только) и говорят о том, что им интересно. А интересно им то, как устроен мир.

Глава 1. Мир Гайи: Попал

Нет, без дураков, уж попал, так попал… У других попаданцев все как у людей, а у меня… как всегда.

Нет, правда, половина прилавков в жанре фэнтези этим забита, а вторая посвящена ЛитРПГ, о которой мне теперь тоже есть чего сказать. Причем как я теперь узнал, забита нередко отнюдь не досужими вымыслами. Но независимо от жанра для героя все обычно складывается хорошо, даже если судьбе и приходится изрядно попотеть, заставляя этого тунеядца развиваться. Все обычно сводится к одному из пары сценариев.

Сценарий номер раз. «Я, вот такой неудачник, ни то, ни се, никто и ничто, свалился с холма, тюкнулся головой, пьяный свалился под поезд, получил по морде от банды подонков, забыл проснуться (нужное подчеркнуть) и оказался в царстве тридесятом, где все увидели, какой я крутой, за мной все полыхало и стонало от удовлетворения (в зависимости от пола), а передо мной все разбегались, кроме отдельных идиотов, ну и женского пола в полном составе, само собой. А напоследок я за ручку поздоровкался с местным богом, сам стал полубогом и уселся на какой-нибудь там престол, уединился в удаленном горном женском монастыре, пообещал написать продолжение (опять же, нужное подчеркнуть).» В общем, жизнь удалась. Это вообще не попаданцы, а везунцы, тут и говорить не о чем.

Сценарий нумеро два: «Я всегда был крутой десантник, пилот, системный администратор, торгаш, браток, скульптор, мир не ценил, ценил, но в меру, ценил, но этого было мало, а тут как трахнулся головой…» — и далее по сценарию номер один только с применением профессиональных навыков. Тоже можно понять. Самореализация в профессиональном плане — великое дело, особенно если сопровождается удовлетворенными стонами.

В общем, можно позавидовать. Чем, вероятно, и объясняется сбыт данной книгопечатной продукции. Мне бы так… хотя, наверное, нет. На фиг мне это надо. Но у меня работка после попадания тоже еще та — сплошная ответственность, и никаких удовлетворенных стонов сверх того, что и так заслуживаю… и когда на это есть время. В общем, а вы подумали о тех, кто это все героям устраивает — переносит, помогает, подсказывает, направляет? А ведь среди героев бывают еще такие, что «ёж — птица гордая, не пнешь — не полетит!» А уж скольким пришлось кое-что в организме чинить… и не скажешь. А то ведь никаких стонов герой не услышал бы, лишь разочарованное: «А что, мсье торопится?»

Короче, я попал совсем по-другому. Конкретно попал. Даже не очень понятно как — в типичного попаданца никогда не вписывался. Насчет быть никем и ничем — никогда не считал это правильным поведением. Но и крутым ни в чем особенно не был. Родился в едином тогда еще Союзе, что считал столь же нормальным, как правоверный католик святость папы Римского. После по крайней мере двух поколений служивших Империи в разных ипостасях (дальше семейная история терялась в архивах, сожженных революциями и войнами) планировал нечто в том же духе. Но грязные подонки Империю у меня нагло уперли, не спросив разрешения. Точнее спросив на референдуме, а потом нагло проигнорировав отсутствие оного. В общем, служить, окромя Всевышнего и своей семьи, резко стало некому.

К слову, под семьей я подразумеваю отнюдь не только жену. Это нынешняя сокрушительная победа демократии пытается людей во всем мире убедить, что семья — это как у эскимосов: муж, жена и их дети. У эскимосов это понятно почему — еды у них мало, так что правило «больше трех не собираться» — это не тирания, а здравый смысл. Больше попросту не прокормить. В современном глобальном обществе прокормить, может, и можно, а вот времени больше чем на полового партнера, причем уже неважно какого пола, поскольку глаза в кучку и не разобрать, не хватает. Если повезет, то, отработав на благо капитализма целый день, можно еще успеть детей погладить по головке и вспомнить имена. Если повезет. А семья ведь, на самом деле, — это куда больше. Это и дедушки-бабушки, дяди-тети, племянники-племянницы, двоюродные сестры, которые еще помнят, что у них есть двоюродные братья… Это — семья.

Вот она — семья, и была всем, что у меня осталось. Поскольку предложенная вместо Империи замена под названием «федерация» как-то настоятельно просилась писаться по-английски, причем с «ph» вместо «f», и без особого напора на «h»…

Пушистый полярный лис, подкравшийся, как эльфийский воин в зачарованном лесу, был неприятен, но вакханалию как-то пережили. Не убивал, не воровал, не торговал, тем не менее хороший университет, кандидатская и пара-тройка профессий за поясом сделали свое дело, и даже в самый разгул демократии мы отнюдь не голодали. К слову, чем зарабатывал? Ну, да, в основном программированием. Экономику еще не забыли после школы? Должны были учить. Видели ж, что заря капитализма с небеси всем сияет, как комета в чумной год. В общем, если что продаешь, например, время своей жизни, то продавай за максимальную цену. А где еще платят хорошие деньги без криминала? Особенно, когда за математику платят 20 долларов в месяц, а за программирование можно купить дом в деревне, да еще и проводить там месяц-другой в год.

А потом и вообще перебрался за много часовых поясов от перестройки и зоны ее поражения, что также делает меня совершенно нехарактерным попаданцем. И правда, попаданцам на Земле ведь плохо, их жалеют, а кому придет в голову жалеть человека, у которого уже выросли дети и остались красавица жена, интересная и хорошо оплачиваемая работа, свой дом, мачтовые сосны во дворе, а синяя птица сама поселилась под боком где-то в их кронах и ворует хлебушек, который жена выкладывает на деке белкам? И как угораздило?

А началось все достаточно невинно. Пришел с работы домой, как обычно, уставший как собака, выпал в осадок на первом этаже, поел и не только, уселся за станок. В почте напоминания с фейсбука, пошел туда, а справа реклама. Нет, рекламой на Интернете сейчас уже никого не удивить, и вызывает она столько же внимания, как рекламный мусор в почтовом ящике, но тут — контекстная реклама. Если кто не знает, поясняю. Пока весь мир подозревает Майкрософт и Гугл в использовании персональной информации, все эти фейсбуки, линкедины, вконтакты и прочие одноклассники это увлеченно делают давно и со вкусом. Хотите, можете заказать рекламу для работников вашего конкурента или работающих на него поставщиков или заказчиков. Нет проблем, поскольку мы как последние идиоты сами этим «социальным сетям» сообщаем, на кого работаем, и разрешаем им эту информацию использовать.

И вот я вижу, выплывает справа «Ушел с Microsoft, да?» Ну, да, а ваше какое собачье дело? Ясен пень, кто-то заказал рекламу на бывших работников «империи зла». А реклама не успокаивается: «А в Гугле не надоело?» Ну, блин, это ж надо, как нацеливают рекламу. Нет, как пить дать, или Фейсбук или Амазон, больше в Сиэттле некому. Или, может, MS зазывает обратно… Всем троим хорошие программеры нужны, вот видно и…

Упс! Не, не они… «Успешной состоятельной фирме, основанной до принятия Декларации Независимости США, нужен ГЕНИЙ». Минута, и появляется еще строка: «Нет, это не Rand Corp.». Да-а, вот это креатив! И реклама опять меняется: «Не хотите пройти тест?» Да, кто ж выдержит отказаться от теста на гениальность? Черт с вами, жрите мои контактные данные. Жму кнопку…

Выплывает вопрос. «Дайте определение империи в свободной форме.»

Хм-м-м… и как они собираются это оценивать? Ладно, давай похулиганим и скажем, что думаем: «Империя — это государственное устройство, основанное на прототипе Царства Божьего, основанное на гражданстве, а не национальной принадлежности, взаимных безусловных обязательствах по защите и поддержке друг друга империей и ее гражданами, и, в идеале, мудрого сильного правителя (или группы правителей), преданного своему народу.»

«Каковы главные проблемы этого государственного устройства?»

«Серьезный дефицит мудрых и сильных правителей, равно как и путей прихода их к власти. А также собственный успех империй на начальном этапе, который обычно приводит к изобилию ресурсов, позволяющему расплодиться корпоративным паразитам, которые и разрушают ее в конце концов.» Ну, и вопросики у них… Похоже, онлайн ответ мне не светит — перешлют ответы для экспертного анализа, а со мной пообещают связаться. Жаль, где-то в глубине души хотелось услышать, гений ли я.

«Какие другие виды государственного устройства и их слабости вы знаете?»

Ого… теоретики, однако. Послушно отвечаю. «Национальное государство, в чистом виде нацизм или фашизм. Обычно дохнет при переиспользовании ресурса основной нации либо просто от вырождения. Бандитское государство для отъема ресурсов у населения в пользу правящего класса. Сдыхает от истощения ресурсов, которым не дали восстановиться. Оккупационная власть — то же самое, но в пользу правящего класса другой страны. Ликвидаторы — оккупационная власть с целью очистки от населения территории с какими-либо полезными ресурсами. Кооперативная защита — основана на коллективной защите населения против бандитов и оккупантов. В любых интересных масштабах быстро дохнет и превращается в бандитское государство с новыми бандитами. Еще нужно?»

«Два соседних африканских племени враждуют между собой. Как это предотвратить?»

Ни фига себе… это ж что это за фирма? ЦРУ? Не, «основана до Декларации Независимости.» МИ-7? Неужто это служба Даниеля Дефо и Джонатана Свифта меня соблазняет? Тоже не похоже — эти в основном не столько «мирить», столько совсем наоборот… Пишу: «Переженить на фиг! Никто, кроме законченных идиотов, не будет воевать с племянником или двоюродным братом.» Обилие законченных идиотов оставляем за скобками.

В ответ выплывает «Как?» А хороший опросник, ведь понял как-то мой ответ… Пишу: «Пустить слух, что брак с женщиной из другого племени приносит деньги и удачу. Напомнить историческую систему их семейных связей, как делали их предки. А когда перестали, тут-то их и завоевали белые люди. Установить гранты для смешанных семей, которые подтвердят их удачливость и денежность.»

«А их правда завоевали после этого?»

Не, офигеть, ну и ИИ, в смысле «искусственный интеллект», у них. Как круто естественный текст разбирает и отвечает так осмысленно, как будто человек. Пишу: «А какая, на фиг, разница, что было на самом деле? Будто они сами помнят? Создать миф и убедить их в этом. Главное, чтоб не жрали друг друга.»

«Сам ты ИИ, в смысле Исключительный Идиот! А меня зовут Акакий Укантропупович. Профессор Акакий Укантропупович. Запомнил, гений?»

Тихо фигею и пишу: «Гений запомнил. Извините, я не думал, что человек на другом конце.»

«Человек, говоришь? Ладно, интервью ты прошел, годишься. Я с тобой позже свяжусь…»

«Извините, а что за фирма и что за условия?»

«Тебе понравится.» — И вместо рекламы состоятельной фирмы появляется реклама виагры… Ну и намеки у вас, Акакий Укантропупович. Да, и имечко тоже, то еще…

* * *

Потом я забыл как-то об этом инциденте. Устал, пошел спать, а утром опять чехарда и сумасшедший дом. Тут не до рекламы, по крайней мере, не до той, где я потребитель. И вот, наконец, великий момент. Несколько недель сиэттловских дождей и тяжелой работы, и вот она, пятница! Не просто пятница, а особая пятница. На кампусе открыли новое здание, много народу переезжает, по поводу чего нас с половины дня всех выставили наслаждаться выходными и первый раз за три недели прекрасной погодой.

Я, не будь дурак, вообще на работу не поехал, а занимался делом из дома — благо удаленный доступ работает как родной. В общем, дописал дизайн. А когда его еще писать, как не когда все уже работает и наконец-то знаешь, как эта написанная тобою же сволочь устроена? Потом отправил команде, заодно подправив годовой давности линки в руководстве разработчика, посвященного нашему сервису на интранете фирмы. А затем с чистой совестью уселся в своего железного коня и в путь!

В России эту марку никто не знает, а у меня она уже давно любимая. Меркури — гибрид Форда и Линкольна, ну почти помесь коня и дракона. Мой нынешний — Милан, сделанный на основе американского вариант Форд Фьюжн (не путать с европейской пигалкой) — исключительная инженерная находка, чудо американской технологии, частично купленной у создателей Фольксвагена и Ауди. Машина надежная, экономная, и мощности, в общем, тоже вполне хватает. Таких машин Форд с начала 90-х не выпускал.

В общем, полчаса за рулем моей черноокой дракоши — и я уже на причале в Эдмондсе, любуюсь солнцем, заливом Puget Sound, и жду парома. Погода феноменальная, и даже вода прозрачная, с пирса аж дно видно, а это что там? Ну, дела, краб! Нет, правда??? Ползет боком, зараза, как ни в чем не бывало. Я думал, их тут всех разогнали, все-таки порт, и все побережье занято мегаполисом…

А вот и паром Walla Walla подошел. Здоровый такой симметричный белоснежный теплоход со съездами на обоих концах, на который влезает явно не менее сотни машин, а скорее больше. Заезжаем, оставляю запертую машину, поднимаюсь на верхнюю палубу, и мы идем по заливу. Турбины у парома мощные, разгоняет так, что наверху постоянный ветер — не от того, что тот дует, а от того, что паром относительно воздуха движется. Чайки рядом с бортом парят в ожидании подачек… Эх, жаль, булки не захватил… Минут двадцать по синей морской глади — и уже приближаемся к зеленому берегу и возвышающимся за ним белоснежными горными вершинами — к причалу Кингстона.

Спустился на нижнюю палубу, дама в соседней машине с маленьким ребенком громко жалуется на что-то подруге. Оказывается, толстенная тетка впереди меня на сером внедорожнике-Тойоте (а куда еще задницу таких размеров засунешь?) курила, открыв окно, полностью игнорируя как запрет на курение на борту, так и присутствие рядом маленького ребенка, который этой дрянью был вынужден дышать. В общем, правильно дама ругается. А тетку я еще раньше заметил, когда она, заезжая на пирс, изо всех сил старалась просочиться хоть на одну машину вперед, и это перед тем, как час ждать парома… Нет, мне не жалко, но так терять свое достоинство… А уж дымить всякой дрянью на детей — вообще свинство. Все-таки, homо sapiens — это такое…

Ладно, спокойно, спокойно, не давай своей мизантропии волю, скоро будешь там, где относительно немного людей, а если приспичит, можно отправиться на Второй или Третий пляж и прогуляться до их конца — там вообще почти никого не бывает. В общем, выезжаю с парома и мчусь по просторам Олимпийского полуострова, названного в честь находящейся там горы Олимп. Место назначения — резервация вервольфов, где я заблаговременно снял домик на берегу океана. Нет, никакой фэнтези, просто индейское племя кьюлеутов верит, что волки — их предки, а блокбастер серия книг и фильмов про соседний городок Вилы, он же Forks, в котором якобы водится очень приличное семейство вампиров, отвел индейцам роль волков-оборотней. И городок, и индейцы на этом, ясен пень, как могут, делают деньги. А чего? Все правильно. Местечко бедное, заработки маленькие, деньги никогда лишними не бывают, а раз уж случилась такая известность — грех не воспользоваться. Я, впрочем, об этом узнал совершенно случайно и через несколько лет после того, как облюбовал это место для одиноких философских уединений, поскольку голливудскую муру упорно не смотрел.

В Port Gamble — очевидно, названном так потому, что когда-то тут было полно игорных домов — пришлось снизить скорость аж до 25 миль в час. Хотя, в общем, и неплохо, даже интересно. Тут на выходных устроили сборище какие-то реконструкторы. Толпами ходят крестьяне, пилигримы, гномы, эльфы, воины со всякими железками, монахи в коричневых рясах с капюшонами, дамы в средневековых платьях. На большой палатке слева висит нарисованный готическими буквами большой транспарант «Гильдия…» чего-то там. А возле выезда с парковки сидит очень грустный пират с широкой абордажной саблей на поясе и электронным ридером в руках и следит, чтобы никто не заезжал туда с неправильной стороны…

Пересек огромный — почти два с половиной километра в длину — разводной-понтонный стальной мост через Hood канал — и вот под синим небом и ярким солнцем мелькают по сторонам дороги леса, поля, горы на заднем плане. Олимпийский полуостров большой — больше Карелии — и значительная его часть занята безлюдным Олимпийским Национальным Парком, да и остальная часть населена более чем умеренно. Конечно, не Сибирь, не Аляска и не Монтана, но тоже места хватает.

После часа езды остановился в Порт Анжелесе, чтобы закупиться продуктами. По местным меркам — крупный культурный центр, аж несколько больших магазинов и даже ставший притчей во языцех универмаг Wal-Mart, да еще место отхода паромов в Ванкувер, но в остальном — невероятная дыра. Общая обшарпанность, ощущение некоторой заброшенности, как только отходишь чуть от пятачка в несколько кварталов в центре городка — чуть ли не ветер свистит по полупустым запыленным улицам, полная безнадежность для молодежи, а по вечерам, если по дурости лезть не в те места, можно натолкнуться на кучкуюшихся не то пьяных, не то обкурившихся туземцев. Нет, не индейцев, а той же самой белокожей и не очень молодежи, которой тут совершенно нечем заняться. Конечно, полиция работает, так что все это не слишком опасно, особенно с сотовым телефоном в кармане, чтоб в случае чего набрать 911, но удовольствия от нахождения в этом городке никакого. Как написали бы авторы всяких фэнтези — грязный вонючий портовый городишко. Но магазины, включая привычный SafeWay, обычные, так что затариться можно.

И снова леса и горы вокруг. Дорога сворачивает влево и начинает петлять по берегу живописного озера Полумесяца — Crescent Lake. Стоп… а это чего такое? На обочине в кузове грузовика сидит мужик и треплется по сотовому. Тут что, телефон берет? Останавливаюсь у привычного раскидистого дерева с великолепным видом и тут же проверяю… Да, берет!

Звоню домой, жена соизволяет наконец поднять трубку: «Привет, я тут уже до озера добрался — представляешь, тут, оказывается, сотовый берет. В общем, у меня все в порядке, но дальше уже, пока не вернусь, связи не будет.» — «Отдыхай получше!» — «Спасибо! Чмок!» — «И береги себя!» — Ну, блин, как на северный полюс к полярным медведям провожает, как будто я в первый раз туда езжу… «Не переживай, я уже большой мальчик.» — «Ну, все-таки!» — «Чмок!» — «Чмок!» Вешаю трубку, точнее, жму на виртуальную кнопку на экранчике.

А вид вокруг — божественный. Синее небо, кристальной прозрачности глубокое горное озеро. 12 километров в длину и более 200 метров в глубину. Горы, могучее дерево, как из сказки, — ну просто лукоморский дуб по Пушкину. Так и кажется, что сейчас из глубины веток выглянет ученый кот и начнет поучительно что-то умное изрекать… А тем временем вместо русалки пара миловидных девиц усиленно позирует друг перед другом на фоне озера, щелкая фотоаппаратом.

Кстати, если проехать пару миль вдоль озера, то будет избушка лесников-рейнджеров — честная изба из огромных круглых бревен. А от нее в горы идет тропа, которая пробирается вдоль чистой, пенящейся на камнях речушки через завешанный на ветках мхом сказочный лес. А через полторы мили приводит к горному водопаду, от которого летят брызги и водяная пыль стоит столбом, снабжая влагой разросшиеся на отвесных камнях мхи, лишайники, папоротники… Это такое уникальное явление — дождевой лес умеренной зоны. Места тут вообще красивые. От нас на север, у ледяных пещер, есть такой милый холмик — на него взглянуть осенью в районе сентября, и так и кажется, что среди этих начинающих желтеть и краснеть деревьев, где-то на самой его вершине прячется избушка Бабы-Яги…

Ладно, отдохнул, ноги размял, купленного в Порт Анжелесе кофе попил — и дальше, оставляя за собой последнюю на десятки миль вперед зону сотового покрытия. Дорогу, идущую по горной долине, пересекает текущая по ней же река — то справа налево, то слева направо, то опять справа налево… Так и переплетаются река и дорога живым узором, вплетенным в лес и горы. Год назад, когда я ехал отсюда домой, меня сопровождали радуги. Без дураков, после озера дорога более-менее выпрямляется, и до склонов гор метров триста, ну, пятьсот — и где-то между дорогой и горой под голубым солнечным небом ухитрялись влезть радуги и улыбаться с краю дороги, как бы подбадривая меня — «все будет хорошо!»

Вот и поворот. Сворачиваю направо, к океану. Поначалу вдоль дороги вперемешку идут свежие вырубки, вновь посаженные леса и леса повзрослее — это еще не Национальный Парк, а земли штата, который тут выращивает древесину на продажу. А вот и «линия договора» — рядом с ответвлением дороги на Мору стоит небольшой магазинчик с рестораном и несколько кабинок для сдачи проезжающим туристам, а сбоку от дороги стоит плакат «Линия договора — вампирам вход воспрещен!» Ага, это все та самая коммерция вокруг голливудского сериала, мол, вампиры, подвиньтесь, начинаются земли волков-оборотней…

И правда начинаются. Асфальтово-бетонная полоса пробивается через дремучий лес. Сосны и ели по сторонам дороги, с неровной почвой и густым подлеском, тут и зверь не всякий пройдет. Миную тропы на Третий и Второй пляжи, и вот из-за поворота открывается вид на штурмуемый синими широкими волнами с пенистыми гребешками залив… Приехал.

Отметился в офисе, получил карточку-ключ и заселился в домик-избушку. Избушка, кстати, хоть и сделана в народном стиле, а вполне современная и комфортная — отдельная спальня с широченной кроватью и чистым бельем, гостиная с видом на океан, кухня с плитой и микроволновкой, горячая и холодная вода, электричество, санузел, само собой, с душем и джакузи и тоже с видом на океан и пляж.

В общем, перекусываю — и на берег, благо прямо на нем избушка и стоит… Голубое небо, синие волны, теплое солнце, песок пляжа… Одно только — ветер дует изо всей силы. Почти как более пяти лет назад, когда я в первый раз приехал сюда. Тогда тоже дул ветер, но под серым небом и дождем. Вернуться мокрым и продрогшим после задумчивого блуждания по пляжу в теплую избушку, скрипящую под ветром, и потом любоваться бушующей стихией изнутри — все это здорово создавало настроение для размышлений…

Сегодня не так. Сегодня солнце, тепло, и только ветер напоминает о моей первой встрече с этим местом. Песок пляжа влажный, но ветер ухитряется сдувать отдельные песчинки и нести этакой песчаной колючей поземкой, атакующей открытые части ног, но не поднимающейся высоко, так что не мешающей глазам.

Вернулся в избушку и залег в джакузи, наблюдая в окно волшебный закат над двугорбым островом Джеймса. В безоблачную погоду закаты тут не так эффектны, просто полнеба заливают богатые яркие оттенки синего, желтого, красного, багрового… Тишина прерывается только шумом прибоя и заунывным сигналом маяка, который раздается каждые несколько секунд как тоскливый крик раненого животного… У-у-у!… У-у-у!… У-у-у!…

После захода солнца вылез из воды и устроился на диване в гостиной у горящего камина с ноутбуком, изображающим из себя музыкальный центр. Рядом тарелка с мелкими вкусностями, бокал, за огромными, во всю стену, окнами шум прибоя, а на ультрамариновом темнеющем небе, прямо над ложбинкой между горбами острова Джеймса, узкий, как из сказаний о кельтских жрецах, нарастающий юный полумесяц…

Интересно, на стекле напротив ложбины острова опять туманный круг сконденсированной влаги. Я этот странный феномен уже несколько лет назад заметил. Ведь по верованиям куьюлеутов, того самого племени вервольфов, в чьей резервации и стоят кабинки и мотель, ложбинка между вершинами острова Джеймса — это место обитания духов их предков, которые теперь оттуда и присматривают за потомками, как они живут, и все такое прочее. И вот прямо на линии от места, где я сижу, до мистического пятна местной географии и находится этот круг конденсированной влаги на стекле окна, как если бы кто из предков кьюлеутов решил со мной пообщаться. Конечно, нашлось и вполне материальное объяснение: пятно — это след присоски, которой переносили стекло, а на линии оно просто случайно, что не бывает? Еще как бывает. Вот так, случайно, ясно? Да, в общем-то, какая разница? Главное, обстановка прекрасная и навевает на размышления о жизни… равно как и что же я хочу от нее.

Глава 2. Мир Гайи: Укантропупыч

Спал я поначалу не очень хорошо. В соседнюю избушку заселилось пять девиц средней степени уродливости в возрасте от 20 до 40 лет, которые, взяв бокалы и вино, отправились наблюдать закат на пляж, а заодно развели костер. Дров и вина у них явно было с запасом, так что еще долго после заката у меня были вид на костер на берегу и женские силуэты вокруг него, сопровождаемые возбужденным (не моим) хихиканьем, смехом и восклицаниями, проникающими даже через дверь в спальню и, как любой шум, несколько мешающими спать. Короче, захочется когда описать шабаш ведьм останется только вспомнить эту картинку, забыть про одежду на женских силуэтах — и картинка получится в натуре, лучше не придумаешь.

Тем не менее, проснулся я относительно рано. Приоткрыв один глаз и разглядев 7:03 на будильнике, я решительно закрыл его обратно и попробовал заснуть снова. Нет, чувствовал я себя прекрасно, да и нежное прикосновение подушки к щеке — где они только такие качественные нашли — вполне стимулировало продолжать процесс, вот только спать уже не хотелось. В общем, покрутившись с боку на бок, пока часы не стали показывать 7:13, я решительно открыл глаза.

Погода снаружи явно была отличная, и сквозь открытую дверь спальни и окно гостиной было видно, как рассветное солнце начинает заливать остров Джеймса. Но что-то было не так. Я задумался. Нежное соприкосновение с подушкой продолжалось шелковистой простыней, причем продолжалось вниз по телу без малейшего перерыва… рука протянулась вниз к бедру… так… а чего это я голый спать завалился? Я вскочил с кровати, влез в тапки и уставился на свое тело… так, трусы на мне все-таки есть, хотя и не те, в которых я лег спать — этакие пушистые короткие шаровары, только рука сквозь них проходит, как через облако. Да и с телом что-то не так.

Протопав в ванную, я уставился в свое отражение. С телом все было так. Куда более так, чем я мог ожидать. Оно было мое, но двадцатилетней давности. Пропал жирок на животе, большая часть седины… я обернулся вокруг. Кстати, вещи тоже пропали. Впрочем, чего уж там по плечам плакать, хоть тапочки оставили. Вышел в гостиную, вроде выглядит как обычно, только мои вещи и тут отсутствуют. Нет, вру, ноутбук остался, и карточка-ключ от кабинки тут же на столе с несколькими мелочами, которые я вчера выгреб из кармана, а на спинке кресла вместо старых тренировочных штанов висит нечто вроде просторного халата из того же тумана. Ладно, чего уж стесняться, надо посмотреть, что снаружи. Влезаю в халат, который, как ни странно, позволяет схватить себя руками, хотя и пропускает их, оказавшись на теле, открываю стеклянную дверь на пляж. Никого. Нет, не то чтобы никого — чайки летают, даже вороны встречаются, а людей — никого.

Нет, не поймите меня неправильно. Людей — никого, это как раз самое то, но чтоб настолько — я не ожидал. Это зимой в сезон штормов тут бывает так хорошо, а летом в выходные RV парк рядышком обычно забит серфингистами и болельщиками, да и в мотеле с избушками народу обычно хватает, а на пляже кто-нибудь все-таки да гуляет, а тут — никого. Ваще…

Иду к океану по коротенькой — метров двадцать-тридцать — тропинке между цепляющейся за камни растительностью, кустиками и чахлыми, в рост человека, елочками. Состояние организма — прекрасное, чего не сказать о духе, полном сомнений. Будучи погруженным в оные, спотыкаюсь и почти падаю, при этом глубоко расцарапывая ладонь о колючую ветку ежевики… Блин, этого мне только не хватало! Машинально тащу пострадавшую конечность ко рту и с изумлением наблюдаю мгновенно зарастающую царапину с каплями… голубой крови. Тру здоровой рукой глаза — нет, правда, голубой, чуть ли не синей… Ладно, иду дальше и выхожу на пляж.

Интересно: ни коленки, ни вторая ладонь вообще ничего не чувствуют, будто и не приземлился на них минуту назад. Да и ступни в мягких тапочках шагают по галечному берегу, как по ковру. Берег пуст. Море есть, солнце есть, пляж есть, даже чайки и выброшенные на берег стволы деревьев есть, а больше никого нет. Памятуя нематериальность пушистых трусов, очень бережно и аккуратно сажусь на ближайший ствол выброшенного на берег дерева, чтобы подумать, и, как ни странно, не ощущаю ни малейшего неудобства. Как на какой пуфик сел… Ладно, что уж там…

Итак, какие у нас сценарии и возможные объяснения? Воспоминания о земной фантастике вызывают, прямо скажем, некоторую тоску и ощущение изрядного идиотизма. Тем не менее, для генерации гипотез они, может, и сгодятся…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 365
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: