электронная
Бесплатно
18+
Без признания в любви

Бесплатный фрагмент - Без признания в любви

Объем:
112 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-8690-9
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Ещё один новый день. Тихий зимний вечер. На улице беспрестанно валил снег, падающие хлопья которого, хорошо было видно из широкого окна квартиры, где Анжела с дочерью смотрели грустный, романтический фильм, а в конце проливали горькие слёзы от неожиданной развязки, когда обычно какой-то полюбившийся герой или героиня трагично умирает.

В их семье нет отца — исчез бесследно по неизвестным причинам, которые знает только мать, но раскрывать их дочери не желает, да и та не проявляет особого интереса, знает лишь только то, что он когда-то был.

— Мам, может, сходим на улицу? А то так и просидим всю зиму дома, как медведицы в зимней спячке.

— Нам придётся вставать и одеваться, оно тебе нужно?

— Да, нужно! Мы независимые женщины, ты ведь сама всё время это твердишь! Поэтому, если ты не пойдёшь, то я пойду одна, — ответила она, затем скрестила руки на груди.

— Ох, как мы заговорили, Рита Штейн, я безоговорочно принимаю ваше приглашение. Марш одеваться! — воскликнула Анжела.

Собравшись, они вышли из подъезда двадцатиэтажного здания. На улице было безветренно, и всё также шёл снег. В небе сияла полная Луна, призрачным светом заливая город. Семья Штейн направилась прогуляться по ближайшим улицам Бостона. Они не спеша шагали по длинному тротуару и рассматривали разные бутики, мимо которых проходили. Они остановились напротив женских манекенов, стоящих за окном — таких реалистичных, что отличить их от настоящего человека было не так-то легко, — и одетых в самые необыкновенные платья.

— Мам, давай зайдём сюда, — засияла Рита, увидав столь прелестные платьица.

— А что ты хочешь себе купить?

— Как будто ты не догадалась. Я уже выбрала, мне нравится то красное шёлковое платье с элегантным вырезом на шее, — указав рукой, сказала она.

— Ты хотела сказать с этим «вызывающим», а не элегантным вырезом? — уточнила Анжела.

— Возможно, но я уже не маленькая девочка, мам.

Анжела не смогла устоять от её взгляда, от этих истинно сверкающих глаз, которым невозможно отказать. Если счастлив ребёнок, подумала она — счастлив и родитель. Однако, войдя в магазин, одним платьем не обошлось. Выйдя на улицу с парой пакетов, они остановились возле выхода и сбросили их на землю, чтобы посмотреть в ночное небо, из которого то и дело падал снег, мягко ложась на землю и лица тех, чьи взгляды были устремлены вверх.

— Мам, приглашаю тебя на танец, — неожиданно предложила Рита, затем протянула ей руку.

— Ты чего? Прямо здесь? Я, конечно, понимаю, что ты очень довольна покупками, но танцевать в честь этого события и тем более на улице, я не собираюсь. Может, лучше поскорее вернёмся домой?

— Взгляни вокруг, — Рита покружилась, — никого, ни души. Хотя, да, вон там где-то далеко идёт парочка, однако уже очень поздно и многим завтра на работу и, пускай на дорогах проезжают машины, но это ничего не меняет — им до нас никакого дела. А вот мне хочется потанцевать с тобой, — она вновь протянула ей руку и добавила с улыбкой, — к тому же, снег скроет наш танец.

Анжела улыбнулась, затем вдруг подумала, что её девочка так выросла: на её длинных, пепельных волосах, лежали красивые снежинки, её миленькое личико и чарующие карие глазки сияли, и фигура хорошенькая — прекрасная моя дочурка, заключила она.

— Хорошо, — согласилась она и протянула ей свою руку. И так начался вальс двух прекрасных дев под снежным покрывалом декабря. По крайней мере, вначале это и вправду был вальс, но постепенно, он превратился в хаотичный танец, тем не менее, им было весело.

В жизни порой случаются события и, так или иначе, создаём их именно мы. Ежедневно принимаем решения, от которых меняется наше настоящее и будущее. Сейчас две девушки взяли жизнь в руки и энергично двигаются в танце. И пока горел зелёный свет для пешехода, люди из машин пристально наблюдали за ними. Секунды убегали, а для нашей парочки они исчезли, ибо счастливые не наблюдают времени. Автомобилисты ненадолго, но сумели улыбнуться и проникнуться до глубины души их чудесным танцем. Кто-то смеялся, другой завидовал, третий искренне радовался. А ведь нужно всего лишь успеть поймать момент, который может и не начаться, и насладится им по-настоящему.

Вдруг, из-за угла вылетела машина и чуть не сбила Риту, но к счастью, неизвестный мужчина, появившийся, будто из ниоткуда, успел оттолкнуть её в сторону, тем самым приняв удар на себя. Всё произошло настолько внезапно и быстро, что люди не успели сразу осознать данность ситуации. Спустя минуту-две, водители стали выходить из машин и, один за другим, все окружили лежащего человека. А виновник тем временем сидел за рулём и держался за голову обеими руками. К нему подошёл мужчина.

— Никуда не уезжай, скоро прибудет полиция и скорая помощь, — сказал он ему, а тот в ответ кивнул и даже не повернул голову, чтобы понять, кто с ним разговаривает.

Анжела и Рита ближе всех находились к пострадавшему. Образовался плотный круг из людей.

— Дайте пройти! Разойдитесь! — доносились истеричные крики девушки.

И вскоре, через толпу прорвалась златовласая девушка, лет двадцати на вид. Она медленно подошла к лежащему мужчине и тотчас присела рядом.

— Папа — вполголоса промолвила она.

— Это твой отец? — спросила её Рита.

— Папа, ты слышишь меня? — она взяла его за руку.

— Она не слышит тебя, — прошептала Анжела Рите.

Послышался вой сирен. Подъехала карета скорой помощи и забрала всех четверых с собой: Анжелу с Ритой и пострадавшего отца с дочкой.

— Кем вы все ему приходитесь? — начал говорить один из врачей.

— Мы ему — никто, но он спас мою дочь Риту, а эта девушка…, — Анжела посмотрела на златовласую миледи.

— Я Сара, его дочь, — сквозь слёзы пробормотала она. — Он должен жить, вы ведь спасёте его?

— Мы постараемся сделать всё возможное, вся аппаратура находится в больнице, и совсем скоро мы прибудем туда, — успокаивающе ответил врач.

— Тогда, будьте добры, прибавьте газу, — добавила Сара, не отрывая взгляда от лежащего отца. Машина тут же помчалась быстрее. Вдруг глаза пострадавшего приоткрылись, Сара тотчас приблизилась к нему. — Мы едем в больницу, пап, всё будет хорошо.

Медленно шевеля губами и пристально вглядываясь в глаза дочери, он попытался что-то ответить, однако, из его уст прозвучала лишь пустота. Он улыбнулся и, приложив усилие, поднял руку и убрал слезу, скатывающуюся по её щеке.

Вот и встретились две семьи, Анжела с Ритой и Сара с её отцом. У всех была паника в голове, особенно у Сары. «Прошу, выживи», безостановочно твердила она про себя, а Рита, мысленно молилась о том, чтобы её спаситель не оставлял свою дочь. А Анжела пыталась успокоить себя мыслью, что всё будет хорошо, однако, кусала губы из-за страха неизвестного исхода.

Приехав в обещанный пункт назначения, отца сразу же положили на каталку и в тот же момент увезли в операционную, а остальным было велено ожидать в коридоре. Судьба мужчины, решившего пожертвовать собой ради спасения незнакомки, сейчас могла кардинально измениться.

Три девушки сидели практически неподвижно, не произнося ни звука. Рита и Анжела рядом, а Сара напротив. Пугающая неизвестность заполняла пустынный коридор, в котором только их уста создавали тишину, а сердца — тревожным биением, — её нарушали. Анжела пыталась мысленно подобрать слова, чтобы хоть как-то успокоить Сару, которую обуял безумный страх, но её внезапно опередили.

— У тебя есть кто-то из родных, помимо отца? — неожиданно спросила Рита.

Тут же Анжела задела её локтём, давая понять, что она задала весьма нетактичный вопрос. Но Сара не обратила внимания. Она была погружена в мир грёз, что служил ей, пусть и временным, но пристанищем, оберегающим её душу. Спустя некоторое время, подошёл врач и мягким голосом попросил Сару пройти за ним. Анжела и Рита также поднялись и не спеша последовали за ними, придерживаясь такого расстояния, чтобы не помешать их разговору. Остановившись у входа в палату, где по всему видимому, сейчас был её отец, врач вполголоса заговорил с ней. И через несколько секунд, он открыл двери и попросил её войти, но уже без него.

Она медленно подошла и присела рядом с ним. Некоторое время она бездумно вглядывалась в его бездыханное лицо. Взяв его руку, она аккуратно приложила её к своей щеке и ощутила явственное тепло, которое постепенно покидало его тело. Пульса нет. Жизнь погасла, думала она. А Анжела и Рита тем временем, упрашивали доктора впустить их, но он не разрешал, объясняя им, что, в конце концов — это нарушение личного пространства.

Оставшись наедине с отцом, она не хотела отпускать его руку. Тепло его тела ещё жило в нём, она чувствовала, но знала, что это лишь временный остаток жизни, уходящей безвозвратно.

— Пап, зачем ты меня оставил одну? — прошептала Сара. — У меня ведь никого и ничего нет кроме тебя, поэтому ты не можешь так легко уйти. Пап, — с каждым произнесённым словом, говорить становилось всё тяжелее, но она не останавливалась. — Ты же единственный человек для меня. Ты огонёк, что всегда согревал, но, как я теперь буду без твоего тепла? Почему ты молчишь? Сделал доброе дело и решил покинуть меня, даже не предупредив. Ты… — она осеклась, ибо ком в горле сдавил настолько сильно, что говорить становилось невозможным. Горькие слёзы катились по её щекам.

За дверью, в коридоре Анжела всё ещё настойчиво упрашивала доктора пропустить её в палату:

— Сейчас Саре очень тяжело и ей необходима поддержка родителя.

— Я всё прекрасно понимаю, но и вы меня поймите — у неё больше нет родителей, а вы являетесь лишь свидетелем случившегося происшествия, не больше и не меньше.

— Вы меня ни сколечко не понимаете, доктор.

Тем временем, пока Анжела вела активную беседу, Рита сообразила разыграть сценку: притворившись, что потеряла сознание, она пластом упала в объятия доктора и Анжела, воспользовавшись моментом, проникла внутрь палаты и заперлась.

Сара всё также не отпускала его руку, прижавшись к ней и заливая её слезами. Она снова не обратила внимания даже на то, как вошла Анжела. Что же такое, потерять единственного человека на свете? Сара сейчас не осознаёт этот факт до конца. Ведь отец не может так просто испариться, он же лежит перед ней. Да, не дышит, но он здесь, рядом и она держит его руку, в глубине души надеясь, что всё это лишь сон, страшный сон.

— Сара, иди ко мне, — ласково позвала её Анжела.

Она посмотрела в её сторону, заплаканная, с красными глазами, в которых горели отчаяние и боль, затмевающие всё хорошее. Она медленно положила руку отца на кровать и, встав, подошла к Анжеле и прильнула лицом к её груди. После чего начала рыдать навзрыд и кричать, и вслух винить всех и себя в том числе, хотя, отчасти сознавая, что никто на самом деле не виноват.

— Почему вы не спасли свою дочь сами, почему это сделал именно он? — сквозь слёзы, бормотала она.

— Я не знаю, дорогая.

— Почему вы не знаете…

— Я знаю одно, мы тебя не оставим, и поверь, он тоже всегда будет с тобой, — сказала она и обняла Сару ещё крепче.

— Зачем мне жить, если он был единственным, дорогим мне человеком? У меня ничего не осталось, кроме боли, которая разрывает на части. И я всё ещё не могу поверить в случившееся — это невозможно.

— Думаешь, твой отец хотел бы, чтобы ты отправилась за ним?

Наступила небольшая пауза, затмившая мысли обеим.

— Нет, — выдавив из себя, сквозь слёзы, ответила Сара. — Но, мне очень, очень тяжело.

— Поплачь, детка, это сейчас лучшее лекарство для тебя.

Анжела уже не могла сдерживать слёз, ибо также чувствовала её боль, которую понемногу перенимала. Всю боль, конечно же, не заберёшь, думала она, но лучше всё-таки поделится ею, чтобы стало чуточку легче, чтобы душа успокоилась и вдохнула призрачное дуновение жизни.

***

На следующий день, двадцать четвёртого декабря, они проводили отца Сары на тот свет, похоронив в земле обетованной. Несомненно, было весьма тяжело переносить эту процессию, тем не менее, Сара сумела достойно всё пройти, пусть и со слезами.

Сейчас же, согласившись на предложение Анжелы пожить с ними некоторое время, они стали жить втроём. Весна была в самом разгаре, (март месяц) — пора любви и цветения всего живого. Сара расцветала, благодаря личным усилиям и, несомненно, семье Штейн. К тому же, она обрела веру в Бога, возможно потому, что её отец был истинно верующим, но никак не мог заставить уверовать упрямую дочь. А теперь, она почти регулярно посещает церковь, чтобы помолиться за тех, кто рядом, кто на небесах и за то, что она имеет счастье жить.

Однажды, прохладным вечером, Сара возвращалась домой. По пути она заметила юношу, который спокойно шёл неподалёку, смотря на листья деревьев. Она обогнала его и через мгновение, он неожиданно остановил её, сказав ей вслед, что некуда торопиться. Ей вдруг стало неловко, но она смело обернулась, чтобы ответить.

— Меня ждут дома, так что, мне есть куда торопиться, — отозвалась она и пошла дальше, в том же спокойном темпе. Но тот юноша был не из робкого десятка. Он догнал и перегнал её, затем встав перед ней на расстоянии двух-трёх шагов, попросил остановиться и добавил:

— Не люблю, но повторюсь: торопиться некуда, и я хотел бы сообщить вам необыкновенную новость, только взгляните на небо, — они оба устремили взгляды вверх. — Оно усеяно звёздами, но я никак не могу понять одну вещь, почему одна из них на земле, — он подошёл поближе, всматриваясь в её лицо, — и стоит прямо передо мной, сияя необыкновенным цветом глаз?

Сара тотчас смутилась, и на её лице появился лёгкий румянец. Почему бы не согласиться, подумала она. Она присмотрелась к нему: парень вполне красив и опрятен. К тому же он высок и его глаза почти такого же цвета, как глаза её отца, такие же светло-карие.

— Так, вы согласны? — прервал он её раздумья.

Нельзя так просто согласиться, заключила она и, возобладав над собой, промолчала и, обойдя его, пошла дальше, притворившись, будто он для неё действительно безразличен. Однако парень не опустил руки и продолжил преследовать её.

— Миледи, тогда я провожу вас до дома, — молвил он ей вслед.

— Хорошо, — остановилась она и обернулась к нему, — только не до дома. Можно и прогуляться немного, но для начала перейдём на «ты», — ответила Сара с толикой восхищения, оттого, что он не сдался.

Он тут же воодушевился, и глаза его засияли, будто силы небесные снизошли на его дух.

— Отлично, меня зовут Карл, а тебя?

— Сара, — улыбнувшись, ответила она.

Они зашагали вперёд, в неизвестном направлении, туда, куда вели их собственные сердца. Быть может, она согласилась потому, что влюбилась в его глаза, которые напоминали ей отца. Она не знала кто он, но уже где-то в глубине души тешилась надеждой, что это должно как-то изменить жизнь в лучшую сторону. Безусловно, ей не хватало мужской заботы, нежности или, проще говоря — любви. Они добрались до зелёного парка, где остановились у опустошённого, огороженного забором фонтана, где совсем не было воды.

— Сегодня прохладно, — заявил Карл и взял её за руку.

В одно мгновение, оба тотчас ощутили необыкновенное тепло, и Карл заметил, как серые, космические глаза Сары, будто бы проснулись ото сна и засияли ещё ярче. Бывает так, что лишь одно прикосновение может сблизить людей настолько, насколько они даже и представить себе не могли.

— Да, ведь только недавно зима закончилась, — заметила Сара.

— У тебя безумно холодные руки, надень перчатку, — настоял Карл.

— Нет, мне тепло, правда, — уверяла его она.

— Но, я чувствую холод твоих рук. Знаю, ты скажешь, что у тебя доброе, горячее сердце, но дай всё-таки немного позаботиться, ведь, я надену только одну перчатку, а другую оставлю себе.

Она покорно согласилась, и он надел ей перчатку, а другую ладонь держал в своей руке.

В этот вечер они разговаривали обо всём, неосознанно связывая свои миры невидимыми нитями, показывая друг друга с разных сторон. У Карла создавалось впечатление, будто они оба пытаются выстроить отношения как можно аккуратнее, внимательнее относясь к каждому произнесённому слову. Будто бы они строили прочную стену из кирпичей, каждый из которых ровно клали с трепетной заботой.

Проходя по улице, по которой сверху тянулись длинной вереницей светящиеся гирлянды разных, переливающихся цветов. Они разговаривали о музыке, о стихах и о любви. Карл пытался вспомнить стих Есенина и раз за разом, проговаривая его, он постоянно останавливался на середине. Однако, магическим образом, Сара тоже знала этот стих, и благодаря ей, он рассказал его до конца.

Вернувшись в зелёный парк, они расположились на скамейке. На улице стемнело, и только яркий свет фонарей ложился неподалёку от них жёлтым пятном. Наши герои спрятались под пышной кроной деревьев, укрывающей их от всего мира, и создающей для них новый, неповторимый, волшебный мир. Вокруг, на удивление не было ни души, хотя где-то поблизости глухо отдавались голоса других людей, но они им никак не мешали.

— Твоя рука стала немного теплее, — заметил Карл, держа её ладонь.

Она улыбнулась, и Карл подумал о том, что не может оторвать взгляда от её столь притягательных глаз, казалось, всё её лицо сияет, будто она и вправду, случайно упавшая звезда.

— Ты думала о будущем, то есть, каким ты его представляешь? — вдруг спросил он.

— На самом деле, я привыкла не строить планы. Но, если честно, иногда безумно хочется покинуть этот город, уехать куда-нибудь далеко, где будет царить только тишина и покой. В такое место, где я свободно смогу заняться своими любимыми занятиями.

— Интересно, а какое твоё любимое занятие?

— Я люблю рисовать.

— Например?

— Не уверена, можно ли назвать это фетишом, но я обожаю рисовать руки людей. Существует картина, на которой Адам и Бог протягивают друг другу руки и почти касаются. Она меня очень вдохновляет.

— Это здорово, — улыбнулся Карл, — когда же я смогу увидеть хотя бы одну из твоих работ?

— Как-нибудь покажу, ну а теперь, расскажи о себе.

— Я сейчас пробую себя в писательстве, работаю над одним романом.

— О чём он? — спросила она и пригляделась к нему внимательнее, выжидая ответ.

— Может быть, о любви или о том, что она не вечна и ничто не вечно в этом мире. Знаешь, — он задумался с улыбкой на лице, затем продолжил, — нелегко так сразу изложить главную суть, когда ещё не дописан роман.

— Тем не менее, мне достаточно того, как ты его описал, и я бы с удовольствием прочла твою книгу.

— А я с удовольствием посетил бы выставку твоих картин, — добавил он.

— Да ну, какая ещё выставка, глупости.

— Знаешь ли ты, что человек способен на всё? Конечно, при условии, если он того действительно пожелает.

— Знаю, но…

— Никаких «но», я в тебя верю.

— В таком случае, нам обоим придётся хорошенько поработать, — заявила она.

— Верно.

Они ещё долго болтали о том, как будут зарабатывать благодаря своим увлечениям, о том, какими знаменитыми они могут стать. Всё это выглядело так мило и одновременно странно, тем не менее, они узнавали друг друга. А разум тем временем постепенно затуманивался. И чем больше иллюзий они создавали, тем реалистичнее становился их мир грёз.

— А ты умеешь танцевать вальс? — неожиданно спросил Карл.

— Помнится, танцевала на школьном выпускном.

— Тогда, миледи, прошу, — встав, он протянул ей руку, приглашая её на танец.

Сара смутилась, но покорно встала. Он нежно схватил её за талию и, взяв за руку, медленно стал вести её, меж тем напоминая, как правильно двигаться. Шаг за шагом, они, упершись друг в друга лбами, смотрели за движениями своих ног. Несколько раз, они были очень близки для поцелуя, но никто не осмеливался пойти на такой смелый шаг.

— У тебя уже вся обувь испачкана, — заметила она, смотря вниз.

— У тебя ведь тоже.

Её улыбка не сходила с лица. Танец продолжался и спустя некоторое время, они остановились, и Карл заключил её в объятия. Она прильнула к его груди, ощущая тепло, а он легонько касался носом её макушки.

Какой же приятный запах, подумал он, медленно вдыхая аромат её волос.

Всё вокруг затаилось в прекрасной тишине, будто бы вся Вселенная давала им время насладиться этой порой в полной мере. В такие моменты ничего не хочется говорить. Лишь бы время остановилось и пусть весь мир подождёт.

Повеяло холодом, и явственно почувствовав его, они прижались друг к другу плотнее и стали покачиваться из стороны в сторону, как кораблик.

— Взгляни на фонарь, — он протянул руку вперёд, указывая вдаль, — он переливается разными цветами.

— Да, вижу.

— Какой тебе цвет нравится больше всего? Не торопись отвечать, давай определим это так, скажи стоп, когда он появится.

Немного погодя, цвета стали сменять друг друга, и она сказала «стоп». Цвет оказался любимым не только Сары, но и самого Карла — цвет чистой, морской воды, бирюзовый. Совпадения то или же нет — неважно. Главное, что всё идёт своим чередом. Неожиданно раздался звонок телефона, и Сара сразу взяла трубку.

— Детка, мы тебя потеряли и ужин уже готов, где ты? — беспокойно звучал голос Анжелы.

— Я буду чуть позже, можете начинать без меня, — с улыбкой ответила Сара и посмотрела на Карла.

— Хорошо, ключи с собой?

— Да, с собой.

— Тогда, желаю хорошего вечера.

— А вам приятного аппетита.

Разговор закончился. Наши персонажи, взявшись за руки, выдвинулись вперёд, ибо почувствовали, что хорошенько замёрзли, стоя на одном месте, и решили, что пора бы согреться. Пройдя несколько улиц в ускоренном темпе, они вошли в небольшой проулок, и вернулись к тому месту, где встретились. Затем, вопреки всем протестам Сары, он всё же проводил её до дома.

Молчание повисло между ними. Нужно прощаться. Они стояли друг перед другом на расстоянии нескольких сантиметров, и ждали. Но чего же? Взгляды их были прикованы, и желание обоих возрастало стремительнее с каждой секундой.

— Спасибо, что проводил, — с нежностью в голосе, сказала она.

Он не выдержал и, поддавшись непреодолимому искушению, нарушил границу, и коснулся губами её нежных губ долгим поцелуем. Изредка они приоткрывали глаза, трепетно вглядываясь друг в друга. И, спустя некоторое время, которое казалось им крохотным мгновением, они остановились.

— Доброй ночи, — сказал Карл.

— И тебе, — ответила она, расплываясь в улыбке.

Как только Сара вошла в дом, её тотчас встретили тёплыми объятиями и поцелуями. Анжела и Рита заметили, что Сара как-то преобразилась, будто бы в ней произошли какие-то изменения, но ничего не стали расспрашивать, ибо уже было поздно — пора отдать должное сну.

***

Следующим утром, Сара проснулась с ещё более сияющей улыбкой, вспоминая поцелуй, который был накануне. Пребывая в неком блаженстве, она бодро встала и словно в танце, заправила свою кровать. Затем подошла к окну, из которого выглядывало сияющее солнышко, закрыла глаза и широко улыбнулась, будто впитывая тёплые лучи нового дня.

Когда же мы встретимся вновь, подумала она, и тотчас спохватилась, осознав, что они даже не обменялись контактами. Она быстро подбежала к столу, нашла телефон и полезла в facebook, чтобы скорее найти его. Однако всё тщетно — Карлов оказалось больше сотни тысяч. С кухни донёсся голос Анжелы, призывающий всех на завтрак.

Все собрались за столом.

— Приятного аппетита! — воскликнула Рита и все, закрыв глаза, мысленно поблагодарили Бога за пищу, затем принялись завтракать.

— А где ты вчера была? — начала допрос Анжела.

— Решила прогуляться, подышать свежим воздухом, — разглядывая пищу, уклончиво ответила Сара.

Рита переглянулись с матерью, затем дружно выдали, почти в унисон: «похоже, что у нашей девочки появился ухажёр».

— Да нет же! — покраснев, ответила Сара, затем тут же добавила, — С чего вы решили?

— Да ты же вся светилась от счастья, когда пришла вчера домой и сейчас моментально смутилась от нашего разоблачения, так что, выкладывай, — завершила Рита, почувствовав себя гениальным детективом.

— Давай, давай, в подробностях, — поддержала Анжела.

— Мы…, — Сара замешкалась, не зная с чего начать.

— Вы уже целовались? — перебила вдруг Рита, тем самым, вогнав Сару в ещё большие краски.

— Рита! Не перебивай, — пригрозила мама, взмахнув ложкой.

— Мы встретились на улице, по пути домой…, — интригующе начала она.

— Эта вся история? — возмутилась Рита.

— Он неожиданно остановил меня и попытался уговорить погулять с ним. Но я, будучи сильной и независимой девушкой, сразу не соглашалась, отказывала несколько раз подряд. Тем не менее, он упорно добивался своего и наконец, победил в этой схватке. Мы познакомились и пошли в парк, затем он проводил меня домой.

— Слишком короткое описание для столь длительного отсутствия, — заметила детектив Рита.

— Пускай так, а как он выглядит? — уточнила Анжела.

— Высокий, темноволосый, крепкого телосложения и его глаза точь-в-точь, как у моего папы.

— Так, вы всё-таки поцеловались? — всё допытывалась Рита.

Сара тактично промолчала, притворившись, что глубоко погружена в трапезу, но румяные щёчки от её притворства свой цвет не потеряли.

— А как его зовут и когда следующая встреча? — продолжала допрос Анжела.

— Его зовут Карл, а вот по поводу встречи…, — она осеклась, но вскоре продолжила, — мы не обменялись никакими контактными данными.

— Да уж, подруга, это промах, — вставила Рита, дожёвывая бекон.

— Сначала прожуй, потом говори, — сказала Анжела Рите и продолжила разговор с Сарой, — во-первых, это не промах, а во-вторых, если вам суждено, то вы обязательно встретитесь вновь. Так что ни в коем случае не беспокойся об этом.

— Ты права, мам, — улыбаясь, ответила Сара.

Прежде она ни разу не называла её матерью и от этого, Анжеле стало безумно приятно на душе.

— Тем не менее, ты всё равно будешь думать о нём, так что, постарайся как-нибудь отвлечься, — добавила Анжела.

— Легко сказать, — ответила Сара.

— И то верно.

— Надо бы поторапливаться, — прервала их Рита.

Сара взглянула на настенные часы, на которых было уже семь утра и, доедая свою порцию, утвердительно кивнула.

— Тогда, девочки мои, я ухожу раньше вас, — закончив трапезу, сказала Анжела и, выйдя из-за стола, принялась мыть посуду. — Если успеете, я и вашу помою.

Девчонки стали быстро уплетать оставшуюся еду и на удивление успели вовремя. Анжела домыла всю посуду и все отправились по своим делам: Рита на практику от медицинского института, Сара в университет, а мама на работу.

Анжела работает в крупной компании, которая предоставляет услуги отдыха на воздухе. Компания разработала новый воздушный транспорт, который похож чем-то на старую версию воздушного шара, но места в нём гораздо больше. Там устраиваются различные праздники, свидания и другие тематические мероприятия. Анжела занимается организацией всего этого.

Как раз сейчас, она находится в офисе в ожидании первых клиентов. Она весьма спокойна и сосредоточена, ибо считает себя профессионалом своего дела. Да и вообще, она предпочитает уравновешенность во всём, ибо не любит тратить энергию попусту. Раздаётся звонок в трубку и сообщается, что они придут с минуты на минуту.

Дверь отворилась, затем вошёл темноволосый, крупный и высокий мужчина с пышной бородой, лет сорока, и рядом с ним девушка в чёрном платье, шатенка, которая в свою очередь, выглядела чуть моложе.

— Здравствуйте, располагайтесь удобнее, — с улыбкой встретила она гостей. — Меня зовут Анжела, как я могу к вам обращаться?

— Жену зовут Лаура Роунс, а меня Стенли Роунс.

— Это будет траур, последнее желание нашего любимого ребёнка…, — начала мисс Роунс и тут же осеклась, прикрыв глаза рукой, чтобы Анжела не видела её слёз, затем осторожно коснулась мужа, попросив продолжить за неё. Анжела, заметив переживания мисс Роунс, тотчас налила стакан воды и подала ей.

— Благодарю, — отпив глоток, сказала мисс Роунс и поставила стакан на стол.

— Всё верно, его желание кажется весьма странным, — продолжил муж, начатое женой, — но они иное поколение, потому странно считать их желания странными, извиняюсь за тавтологию. Мы достаточно прожили и повидали многое, а в нынешнее время это «многое» изменилось, приобрело абсолютно другие краски и теперь считать что-то странным — глупо. Пора свыкнуться с нашей нынешней молодёжью, с их грандиозными мыслями.

Он хотел, чтобы его прах развеяли по ветру с большой высоты. И недавно нас поставили в известность, что ваш транспорт способен подняться довольно высоко, и это то, что нам нужно, поэтому мы готовы заплатить столько, сколько потребуется.

Мисс Роунс стала плакать ещё сильнее, и потому уткнулась лицом в плечо своего мужчины, стыдясь показывать слёзы.

— Сколько будет присутствовать человек?

— Трое, — через силу промолвила мисс Лаура.

— Вы, ваш муж и…? — Анжела осеклась, тотчас осознав, кто будет третьим.

— И сын, — договорил мистер Роунс. — Можно устроить всё в ближайшее время?

— Конечно, может быть, на этих выходных?

— А сегодня получится?

Анжела взглянула на ноутбук и принялась пристально разглядывать сегодняшнее расписание.

— Мы заплатим даже сверх того, что от нас потребуется, деньги не играют никакой роли. Но, поймите правильно, моей супруге тяжело видеть его прах в доме и хотелось бы поскорее всё отпустить и продолжить жить дальше, — сказал мистер Роунс, и нежно поцеловав свою миссис в лоб, достал платочек и вытер её слёзы.

— Хорошо, думаю, мы сможем договориться, — сказала Анжела и на лице миссис Роунс будто бы на секунду возникла улыбка, но тут же исчезла.

Она распечатала договор в двух экземплярах и протянула их семье Роунс на рассмотрение и подписание. Внимательно прочитав текст, они быстро всё подписали и тут же внесли плату.

— Возьмите одну копию себе. В скором времени вам позвонят, так что будьте наготове, — завершила Анжела.

— Благодарю вас, — сказал мистер Роунс и вместе с женой, которая благодарным кивком попрощалась с Анжелой, удалились из кабинета.

***

Медицинский университет, в котором сейчас обучается Рита, кишит студентами, где не найти ни одного пустого коридора во время большого перерыва. Кто-то слушает музыку в наушниках, запершись в своих мирках, в надежде на то, что их никто не потревожит. Некоторые обсуждают бытовые проблемы, некоторые говорят о любви или же просто сплетничают. Парочки целуются у всех на виду, не обращая ни на кого внимания, другие беззаботно веселятся, рассказывая друг другу забавные истории из своей повседневной жизни или из чужой. Такова студенческая пора.

А на данный момент, наша героиня сейчас находится на практике, вдвоём в палате с мужчиной, которому нужно скорее поставить диагноз и, желательно, помочь в лечении. На вид, подумала Рита, он довольно стар: красивая седина окрасила его почти лысую голову и бритую бороду. Однако, ей показалось, будто его глаза лишены чего-то важного — они словно погасли и решительно желают увидеть иной мир, что заставит их разгореться новым, куда более ярким пламенем.

— Детка, незачем меня лечить, — проговорил он с улыбкой на устах.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: