электронная
162 113
печатная A5
683
18+
Бесконечная игра
30%скидка

Бесплатный фрагмент - Бесконечная игра

Еще один шанс


5
Объем:
494 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-8812-9
электронная
от 162 113
печатная A5
от 683

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ЕЩЕ ОДИН ШАНС

…жить, не бояться и верить,

остаться свободным и сильным,

а после удастся и полюбить…

Н.К.Рерих

I. ИГРОКИ

1. ЕЩЁ ОДИН ШАНС

«Иди ко мне… я тебя обниму…»

Шесть заветных слов. Ему бы их сказать. Ей бы их услышать. Есть ещё три заветных слова. Но…


Волны. Волны, одна за одной, разбиваются о камни, шуршат мелкой галькой. Несколько маленьких, за ними большая, снова несколько маленьких, и опять большая. Если посмотреть сбоку, почти как зубцы на кардиограмме. Сердце моря отбивает ритм. Море дышит. Волнуется.

В глубине, где самое основание его существа…


Руслан видит девочку, лет шестнадцати, красивую, хрупкую, нежную. Совсем рядом. Она держится неуверенно — напугана чем-то? Ей неуютно, холодно?

Она оборачивается. Она его задела… за душу.


На берег Руслан пришел с детьми. Загорелый маленький Мишка гуляет по белой пене. В полосе прибоя попадаются палки, и Мишка относит их в кучу, чтобы к вечеру развести костер. Передвигает встречающиеся на пути валуны. Даниэла строит замки из песка.


Эта девочка, с глазами, черными как ночь, и талией, такой тонкой, что он бы смог обхватить ладонями, слишком близко. Кажется нереальной.

Желание… подойти, обнять, забрать себе, согреть. Руслан думает: «Кругом же люди. Она лет на двадцать меня младше. Почти ребенок. Какая чушь лезет в голову».

Мишка отрывается от своих игр. Медленно, внимательно, пронзительно, подозрительно смотрит. На него. На неё. Забирается Руслану на колени, захватывает его руку своей, — поймал. И уже из этой позиции продолжает за ней следить. Она отходит в сторону. Конечно, кому приятен Мишкин взгляд, особенно когда он «выдавливает», так смотрит, будто отгоняет людей.

Руслан разворачивает ребенка лицом к себе, обнимает. Маленький, хороший, тёплый, не доверяющий жизни Мишка, очень сильный, очень тревожный.

Держась за Мишку, как за якорь, Руслан смотрит на неё снова.


Рита стоит у воды. Пляж ей не нравится, каменистый, серый, неухоженный. Лежаков нет. Людей мало. На берегу сидит мужчина. Красивый… Взрослый. Лет сорок, наверное. С ребенком. Скорее всего, женат.

Идти к морю Рите больше не хочется — настроение испортилось. Она возвращается к своим вещам, оставленным на гальке. Прохладно. Ветер. Дети визжат, — и что за щенячья радость?! — увидели море. «Женщины рядом с ним нет, — думает Рита, разглядывая незнакомого мужчину. — Ребенок странный, глаза, как у демона. Мальчик вроде, а, как девчонка, к нему липнет. Противно».

Мишка насторожился, замер. Сидит и греется. Медленно дышит Руслану в грудь. Руслан гладит ребенка по спине, разминает мышцы на шее, мысленно обращаясь к нему: «И надо так напрягаться по любому поводу? Или без повода… Маленький хороший ревнивый Мишка».

Девочка с колдовскими темными глазами ему не дает покоя, аж сердце заныло. Слишком похожа, безумно…

«Она? Если она уйдет, где её искать?»

Рядом с ней дама лет шестидесяти и дети, все разные, ни одной чертой не похожие друг на друга. Он понял сразу: «Приёмная семья». Семеро их. Много. Мальчишки бегают по воде, женщина за ними смотрит.

Девочка так похожа на его жену. Как привет из прошлого, будто это и есть она… Или он сходит с ума и видится всякое…

Наваждение. Подойти и обнять. Он может это сделать. Он прижмет её к груди, она обхватит его за шею. Но это же «совращение малолетних» получится.

«Я тебя хочу», — подумал Руслан и представил начало.

Мишка вцепляется в него ещё крепче. Наверное, хочет всего схватить и спрятать в себя, чтобы Руслан никому не достался. Жадный: пугается, сжимается и думает, что ему не хватит любви, ко всем ревнует, в ответ на любые прикосновения к другим людям делает недовольное лицо. На мысли тоже реагирует?

Волны становятся сильнее. Руслан уже почти уверен, что эта девочка — его любимая, та, которую он не видел столько лет, столько лет помнил.

«Я тебя очень люблю», — говорит он на ушко Мишке. И не только ему.


Когда Руслан был маленьким, отец рассказывал, что найдет и узнает маму в любом виде и в любом месте. Как бы она ни выглядела, где бы ни пряталась. Есть ведь в русских сказках такие испытания: появляются десять одинаковых царевен, и надо добру молодцу найти настоящую среди них. Папа бы легко справился. Руслан так не умеет.

«Не может быть, чтобы это была она».


Руслан закрывает глаза. Вдох. Мишка рядом, горячий. Разжимает объятия, но Мишка не слезает, играть не идет — теперь будет папу охранять.


Вдох. Выдох.

Вдох. Выдох.


Рита смотрит на Руслана и думает: «Найти бы богатого любовника и оставить весь этот кошмар, грязь, орущих мальчишек, некрасивые тарелки, плохую обувь». С таким, как он, она пошла бы куда угодно, лишь бы он ей купил маленькую квартирку, чтоб закрыться в ней и чтоб никто не трогал. Ну допустим, есть у него жена. Так мог бы приходить к Рите, когда та надоест. Наверное, он хорош в постели. «Подойти, что ли, и спросить: „Мужчина, вам не нужна любовница?“ Глаза у него чёрные — красивые. Зачем он так тискается с ребенком? Женщины нет?» Она представляет, как приближается и прикасается к нему, нежно гладит, едва касаясь подушечками пальцев, его сильные руки, чувствует, как бьется его сердце и… коготки у нее острые, на его гладкой коже.

«Я тебе дам всё, что ты захочешь. Так, как ты захочешь. Сколько захочешь…»

Рита выпрямляется, потягивается и распускает волосы. Волосы падают черной волной на её белые плечи. Из юной, неуверенной в себе девушки, превращается в хищную грациозную кошку перед охотой. Или ему кажется? Руслан ощущает, физически, что его, как магнитом к ней тянет. Её чувственные губы, тонкие запястья, маленькие изящные стопы, округлость бедер. Это еще ничего, с привлекательностью и притягательностью форм он бы справился, но глаза её… Бездна. Без дна.


«Вдруг это на самом деле Она? Здесь и сейчас. Несбыточная мечта».

Мишка берет голову Руслана и отворачивает его лицо в сторону моря.


«Он, похоже, мог бы и согласиться, — отмечает про себя Рита. — Лишь бы деньги были. Должны же быть мужчины богатые и красивые, и не старики. Этот — почти что супергерой. Внешность киноактера. Ничего, что взрослый».


Он думает: «Ей нет восемнадцати. Интересно, сколько? Пятнадцать? Шестнадцать? С таким-то взглядом долго ли она проживёт спокойно».

Чары — её черные глаза, в которых можно утонуть.

В небе появляются тучи и море темнеет. На сизых гребнях волн сверкают брызги.

Рита направляется к воде, качнув бедрами.

«Она его соблазняет?! Или всех?»


— Пойдём домой, — говорит Мишка.

— Попозже, я хочу искупаться, — отвечает Руслан.

— Сейчас, — угрюмо бурчит Мишка.

— Зачем? — спрашивает Руслан.

— Я хочу есть, — выкручивается Мишка.

«Как всё не вовремя», — думает Руслан и говорит:

— В рюкзаке есть яблоко.

— Нет. Надо идти домой, — настаивает Мишка.

— Ты хочешь есть или увести меня домой?

— Увести домой, — сознается Мишка и даже не сразу соображает, что попался. Как манипулятор, он еще очень юный и неопытный.

— Я тебя люблю, — мягко говорит Руслан. — Подожди меня немного. Посиди здесь.

Руслан идет к воде вслед за ней

— Папа, можно я тоже в море с тобой? — отложив свои формочки и камушки, спрашивает его дочь.

Мишка молча и решительно заходит в воду, вцепляется в руку Руслана.

«Будет не просто».


«Иди ко мне… я тебя обниму…»

2. ПЕРЕКРЕСТОК МИРОВ

Алиса одна. Она сидит в аэропорту и проверяет номера на телефоне. Не отвечает. Ни один. «Абонент не доступен. Ошибка на линии. Номер не обслуживается», — это все, что она слышит после гудков.

Не отвечают друзья, папа, папин секретарь, начальник охраны. Никого из знакомых нет в сети, заблокированы аккаунты, не открываются сайты.

Вокруг пространство аэропорта. Дели. Перекресток миров. Индусы, европейцы, буддийские монахи в бордовых одеяниях. Множество людей и красок. Яркие сари, черные паранджи и никабы, синие тертые джинсы, серые пиджаки, белые рубахи длиной до колена, футболки со знаком ОМ, кепки и чалмы. У некоторых женщин лица закрыты. Интересно, как они паспортный контроль проходят?

Телефоны молчат.

Среди разноцветной толпы, если скользить по ней взглядом, попадаются жуткие персонажи, они странные, непонятной национальности, одеты в темное и со стальным колючим блеском в глазах.

Хорошо, что здесь есть полиция.

«Здравствуй, мой Карманный демон.

Ты зелеными глазами

Исподлобья смотришь грозно.

Ты зачем меня пугаешь?»

Перекресток миров. Вот бы на самом деле демона носить в кармане, как защиту. Да здравствуют Махакалы!


Еще вчера все было нормально; был рядом любимый; папа, как мощная поддержка за спиной; друзья; водители, телохранители, если надо — начальник охраны, вся мощь корпорации.

Еще вчера все, кому она звонила, отвечали на звонки.

Сейчас как во сне. Куда все исчезли? Почему никого-никого нет? Она что, всех людей придумала и вбила в свой список контактов несуществующие номера?

Может, это сон, надо проснуться и все будет нормально.

Как проснуться?


Сон.

Аэропорт и непонятные люди. Телефон, на котором стремительно уменьшается заряд батареи. Может, надо купить новый аппарат и переставить сим-карту? Алиса отправляется в салон связи, но там её ждет еще один неприятный сюрприз: «Ваша карта заблокирована».

Из 4 карт действующей оказалась лишь одна, около 1000 евро на ней; 246 евро наличкой по карманам, рупий немного. А все остальное? Служба поддержки банков не отвечает. Какой-то странный и неправильный, еще и финансово-неблагополучный сон. Сбой в системе мира.


«Абсолем! Ты где? Иди ко мне, пожалуйста, хватит меня разыгрывать! Не прячься. Я тебя не вижу. Мне так не нравится играть!

Ричард! Ты здесь? Ты спишь? Что мне делать? Где все? Мне немного страшно.»


Ричард спит. Да и чем он ей поможет? Он маленький, он даже не родился еще. Живет у нее в животе.


Если все, что было раньше, ей приснилось?

На что опереться в мире, где исчезают опоры?

В книжках некоторых, конечно, написано, что все — иллюзия. Но не до такой же степени!

Надо успокоиться, расслабиться и все понять.

Она Алиса. У нее есть руки, ноги, голова, прикольные ботинки. Она сидит в зале ожидания в аэропорту. Куда летит, не помнит. Родом она из Франции, дочь весьма состоятельного человека.

У нее есть любимый, они вместе приехали в Дели, чтобы поговорить с Русланом и посмотреть Индию, кое-что они посмотрели… и?

Она ничего такого не ела, не курила, не вдыхала.

Где все?


Вот вам и «странники в ночи».

Куда бежать? Как ехать домой? Может, и дома нет?

Она набрала в поисковике адрес — и адреса нужного не оказалось. Зашла с другого браузера в другой поисковик. GOOGLEMAPS на месте их дома показывал лес.

Кошмарный сон. Проснуться, и все будет хорошо. Но как проснуться?


«Дорогая реальность, расколдуйся, пожалуйста! Сделай мне зону комфорта и всех моих любимых!»

3. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ АЛИСЫ

В последний раз Алиса родилась в Париже, в семье известного предпринимателя, собственника крупной корпорации и совладельца Dadjani Grupp.

Маму Алиса не помнила.

Детство Алисы прошло на прекрасной вилле, в окружении любящего папы и детей папиного друга, Райхана Даджани. Даджани имел гражданство какой-то ближневосточной страны, двух жен и много детей, но он пропал однажды при неизвестных обстоятельствах. Все его активы перешли в управление к отцу Алисы, дети тоже попали под папину опеку.

Дошкольное образование Алиса и дети Даджани получили дома.

Началась школа. В первом классе Алиса узнала, что за территорией вилл её отца и Райхана Даджани всё не так красиво, ухожено и благополучно, как она думала; узнала, что не у всех есть свои самолеты, не все дети получают, что попросят; и вообще, мир оказался не таким, как она себе представляла.


Алиса любила повеселиться. Ей было почти «всё можно». Даже в школе. Из уважения к её отцу многие Алисины шалости и шалости детей Даджани учителя не замечали или оставляли безнаказанными.

Впрочем, шалости эти были невинными.

Алисе нравилось рисовать, танцевать, путешествовать, общаться с друзьями, читать, смотреть на облака. И приключения нравились.

Алиса всегда думала, что она небесный странник, и на Земле — лишь на время…

Папа рассказывал, что еще до своего рождения она ему снилась и о чем-то с ним договаривалась.

Когда Алиса подросла она пошла в школу. Сначала Алиса в школе, в перерывах между развлечениями, училась, а потом там появился новый мальчик. Алисе было уже почти 14 лет, она влюбилась, но не подала виду, и как ни в чем ни бывало пошла с новеньким пройтись — погулять. Гуляли долго. Делать это без присмотра было нельзя, потому что так считали папа и начальник службы безопасности, но Алиса этого не учла.

Во время той знаменательной прогулки Алиса услышала красивую сказку о том, что новенький — Дракон и всегда Алису любил, путешествовал по мирам в её поисках — Алиса в сказку поверила. Дракон был не по годам мудр, прекрасен и необыкновенно крут; он получил от Алисы имя Абсолем.

После прогулки ей влетело от папы, Абсолем имел с папой серьезный разговор, но каким-то чудом тому понравился и получил разрешение на дальнейшее времяпрепровождение с Алисой, с условием соблюдения приличий и мер безопасности. Школьному обучению в этот период Алисиной жизни пришел конец, как занятию глупому и неинтересному.

Абсолем и Алиса почти все время проводили вместе, они смотрели на мир, делились сокровенным, путешествовали, танцевали.

Разумеется, изменения в образе жизни не остались без внимания родителей. Состоялась беседа с папой Абсолема; он был строг, объясняя детям, что в жизни можно поучиться чему-нибудь полезному; а любовь — это не серьезно; любовь может увести в сторону от личного развития талантливых МАГОВ. Он сказал это слово!

Алиса жила в обычном мире, обычной девочкой, про магию знала только из кинофильмов. Еще из книг. Еще… она вспомнила, что с раннего детства придумывала всякие истории… про магию. В её историях и теориях магия существовала разная, натурально: зеленая и красная, белая и черная, магия делилась на подвиды; зеленая, например, была природной, а красная магия была связана именно с любовью. Любовь. Так много о любви стихов. Фильмов. Книг. Так много у любви видов, уровней, трактовок. Так сложно и так интересно.

Алиса и Абсолем очень внимательно лекцию папы Абсолема выслушали, но решили, что вполне смогут совмещать приятное с полезным, а именно будут любить друг друга и будут развиваться как талантливые маги. Очень круто было быть такими магами.

Магия, как явление, неожиданно названная существующей папой Абсолема, начала проникать в их реальность.


После знакомства родителей Абсолема с папой Алисы, А&А (Абсолем и Алиса) стали жить вместе.

Папа Алисы про магию и разговоры с папой Абсолема ничего не знал, на вилле Даджани магии по умолчанию не существовало, но Алисе было очень приятно, что наличие в мире волшебства и чудес признавал хоть один родитель.


Вскоре A&A познакомились с Ричардом (R4).

Ричард — очень заводной, выпендрежный и веселый, любящий эпатировать буржуа и плевать с эйфелевой башни на головы беспечных парижан, в свои 16, жил, а точнее тусовался с подружкой в маленьком домике, который когда-то принадлежал его родителям.

Мамы у R4, как и у Алисы, не было, отец — доктор, возглавлял благотворительный фонд, занимавшийся поддержкой альтернативной медицины, всяких разных продвинутых клиник и реабилитационных центров. С отцом у Ричарда были очень сложные отношения, он их все время выяснял и портил. Он воспринимал собственного папу как ограничение своим правам и свободам. Алиса не очень понимала, зачем так относится к родителю. Своего отца она любила, и помимо душевного спокойствия эти отношения давали ей кучу физически ощутимых бонусов и преимуществ. Многие её желания легко и быстро исполнялись с папиной помощью и за папин же счет.

Она была абонентом системы «консьерж», поэтому при необходимости могла заказать доставку к школе настоящего слона, что однажды и сделала.

Личный водитель и личный автомобиль, это было Алисе очень удобно, потому что учебники, спортивную форму, туфли для танго и краски для рисования можно всегда иметь при себе и при этом не носить больших рюкзаков. Машина для перевозки красок была черная и бронированная. Алиса к этому привыкла. Вообще-то, она хотела красную или желтую, но папа сказал, что это слишком вызывающие цвета, и будет лучше, если автомобиль останется такой, какой есть. Снаружи. Но внутри может быть даже в цветочек, как Алисина прихоть, а внешне авто должно соответствовать статусу, La noblesse oblige (положение обязывает) и всё такое. Алиса согласилась с папой и смирилась с тем, что её машина не оранжевая.


На вилле имелся большой спортивный бассейн; это помогало не скучать по морю в промежутках между каникулами, приглашать друзей и шумно забавляться, например, прыгать в воду в одежде.

Еще спорт-центр и танцевальный зал, построенные Райханом Даджани.

Собственно, они и жили на вилле Даджани. После его исчезновения Алиса с папой приехали туда поддержать детей Даджани, да там и остались. Еще при Даджани на вилле отцу Алисы была предоставлена трехкомнатная гостевая зона с отдельной кухней, спальней, гостиной и шикарным кабинетом. Все дети жили на третьем этаже, и Алиса тоже. У каждого ребенка было по комнате, а собираться вместе они могли в общей большой кают-компании.

Дом отца Алисы — старинный особняк в центре — был значительно меньше, изысканнее и немного мрачнее по стилю, Алиса любила бывать там во времена, когда ей хотелось побыть одной и поразмышлять о жизни.

Отец Алисы предпочитал классику, темные тона в интерьере, а Даджани — хайтек. Тем не менее, зона на вилле Даджани, где жил её отец, при строительстве была отделана в классическом стиле.

Дом Даджани был необычным. На первом этаже большая кухня, гостиная, столовая, танцевальный зал с белым роялем, две комнаты для гостей.

На втором этаже четыре совершенно изолированные зоны — квартиры: для папы Алисы, для самого Даджани с одной женой, для Даджани с другой женой и для его подруги.

А третий этаж, по рассказам, когда-то был огромным светлым пространством для размышлений, но с появлением детей его перестроили.

В подвале располагались сауна и комната с большим аквариумом во всю стену. Райхан Даджани любил больше всего третий этаж, а эту комнату построил для своего хмурого настроения, которое иногда с ним случалось. Сидеть в этой комнате в темноте, под землей, и смотреть на подсвеченных рыбок Алисе нравилось, это было прикольно.

У Даджани был собственный танцевальный клуб под названием «Вечный полдень», там можно было найти приют и партнеров для танго в любое время дня и ночи. Заведение это было достаточно демократичным, пользовалось успехом как у танцоров, так и у просто любопытных, и у Алисы тоже.

Алисе в клубе многое было позволено, даже заменить программу по «латине» на «стандарт», или наоборот, но это не рекомендовалось, из уважения к людям, которые прочитали на сайте анонс про «латину» и приехали специально. Зато у Алисы имелось право составлять эту программу. «Вечный полдень» Алиса любила, и полюбила еще больше, когда появился Абсолем.

Отец Алисы занимался бизнесом и поддержанием всех систем и структур, обеспечивающих столь комфортную жизнь, но всегда находил время на любимую дочь. Она была уверена, если она попросит, отец оставит самое важное совещание и приедет к ней, и даже не разозлится, если Алиса потом скажет, что просто соскучилась.


***


Однажды поздним вечером, А&А и R4 с подругой болтали о разной чепухе, сидя на полу в гостиной маленького домика, где обитал Ричард.

— Неужели твоей маме наплевать на то, что ты прогуливаешь школу, не ночуешь дома и в 14 лет почти круглосуточно тусишь с Абсолемом? — спросил у Алисы Ричард.

— Не круглосуточно. У меня несколько часов каждый день индивидуалки. Рисую и занимаюсь сценической речью я без Абсолема. Читаю самостоятельно, хожу на ин. яз. Еще танцы некоторые без него, — отвечала Алиса, — факультативы, по философии и эстетике. Занятия по экономике, консультации с психологом.

— Серьезная программа. Зачем? Готовишься победить в конкурсе «супер-заучки»?

— Нет, Ричард, всестороннее развитие мне необходимо, чтобы соответствовать уровню. Папа говорит — надо; неприлично, когда дочь известного человека пишет с ошибками или беседу поддержать не может.

— Так это папе надо; зачем тебе это? Это в жизни не пригодится.

— Отчего же? Я узнаю новое. Это раздвигает мои горизонты.

— Что? Факультативы по эстетике? Не смеши меня!

— У них есть шанс быть полезными. Во-первых, они увеличивают мою прекрасность, — смеялась Алиса, — а во-вторых, например, пойдем мы куда-нибудь с папой в модное место, там кто-нибудь будет ко мне приставать, и мне не понравится его мировоззрение, а я такая, чтобы не говорить нежелательному кавалеру «идите, сударь, лесом», скажу: «Вы не допускаете, любезнейший, что Ваши представления о реальном мире могут быть не совершенны, как представления литературных героев о вероятных мирах? Вы осознаете, что живете обособленно? В той части мира, которая Вам доступна благодаря авторам Вашего мира. Вы знаете, кто создал Ваш мир? А реальный мир — он совсем другой. И мой мир особенный. Он не такой, как Ваш. А Ваш не такой, как этот. О мирах рассуждал кажется Умберто Эко, в лекциях? Или в Откровениях молодого романиста? Не помню. Не подскажете?» Человек задумается, запутается в мирах, а я про себя: «Опа! 1:0 в мою пользу, идите сударь, лесом».

— Слишком сложно. И зачем? Достаточно жеста средним пальцем.

— Ну, если мне человек не подходит по интересам, но проявляет настойчивость в обстановке и в обществе, где надо соблюдать приличия. Мало ли, какие могут быть причины. Знаешь, сейчас есть Абсолем, и мне ничего не угрожает, а раньше папа мне говорил, что многие захотят меня охмурить ради денег. Никто же не отменял интриги, неискренние чувства и браки по расчету. Некоторые не прочь поженить детей, чтобы объединить семьи, капиталы и укрепить положение на рынке. Для многих материальное — очень серьезно. А мне это все не важно, главное, чтобы по духу человек был близким.

— Я так и знал, Алиса, твоя реальность не ограничивается материальностью, — смеялся Ричард, — а если в ответ на твои умничанья, тебя спросят об авторстве этого — реального мира? Попадется кто-нибудь продвинутый? Что ты тогда скажешь?

— О, ты знаешь эту песню (*Високосный год)! Класс!

Если я правильно помню,

И моя память не спит с другим,

Авторство этого мира

Принадлежит им.

Они ни в кого не верят

И никогда не плачут,

Бог, открывающий двери и

Ангел приносящий удачу.

— Вот она ждет волнуясь,

Вот поспевает чай,

Я на перекрестках улиц,

Меня выходи встречай.

Мне бы антиударное сердце,

Мне бы солнцезащитный взгляд,

Мне бы ключик от этой дверцы,

В ампуле быстрый яд.

Похоже, забили на все

Капитаны небесных сфер.

Курят в открытую форточку

И плохой подают пример.


Ричард курил, и считал себя намного старше и опытней, а Алиса по-детски была счастлива. Когда тебе 15, встретить человека, который любит твои любимые песни — волшебно!

Она продолжала, —

Вот вам заветная тайна

Вот отчего и зачем

Из городов случайных

Мы неслучайные все.

Время неведомой силой

Крутит с легкостью стрелки лет,

И с легкостью невыразимой

Опускается снег в снег.

Промокшие в этом снеге

Но довольные собой

Незамеченные никем

Возвращаются они домой.

— Вот я и хотел узнать, тебя дома не теряют? Сегодня, например, — спросил Ричард.

— Папа нас отпустил.

— А мама?

— У меня нет мамы, — сказала Алиса, — она ушла.

— Как далеко она ушла?

— Совсем, далеко, давно. Я её не помню. Сначала она ушла от нас к другому, а потом, — Алиса замолчала.

Ричард сам все понял и сказал.

— Извини, я не знал. Моя мама тоже сначала ушла от отца к другому, а потом совсем далеко.

— Ты так решил меня поддержать? — усмехнулась Алиса. — Не стоит стараться, я нормально себя чувствую и спокойно могу говорить об этом.

— Я сказал правду, — обиделся Ричард. — Я её помню очень плохо, я был маленький, и совсем недавно узнал, что она сначала свинтила от отца к Алексу, родила от него, потом вернулась, потом опять ушла, и так несколько раз, а потом… — Ричард не договорил, Алисе хотелось закричать «к какому Алексу?», но она тихо спросила:

— Как её звали?

— Римма, а что?

— А твоего отца как зовут?

— Руслан.

Алиса знала почему у нее нет мамы, и знала, что мама её, совсем маленькую, бросила ради Руслана.

— Слишком странное совпадение.

— Какое совпадение? — Ричард стал серьезным, внимательным и грустным.


Алиса думала про то, как интересно и цинично устроена жизнь. Видела теперь, что Ричард похож на её мать. На фотографию её матери, если быть точнее. Получалось, что Ричард — сводный брат Алисы, а его отец Руслан — тот самый человек, из-за которого случилась трагедия с мамой.

— Твоего отца зовут Алекс, — утвердительно сказал Ричард.

Алиса кивнула, ей вспомнилось почему-то, у Булгакова Воланд говорил: «как причудливо тасуется колода».

Алиса встала, Ричард должно быть подумал, что она собирается уехать, спросил:

— И что теперь? Из-за твоего отца испортилась наша жизнь, из-за моего отца — ваша. А теперь испортятся наши отношения?

Алиса смотрела через окно на улицу, на темноту и огоньки, свет окон, фар, фонарей.

— Теперь я понимаю, почему у тебя конфликты с отцом, — сказала она. — С нашими отношениями все будет в порядке, — Алиса улыбнулась Ричарду.


***


Собрания по вечерам у Ричарда продолжались. Присутствовавшие заказывали большие пиццы, заваривали чай, располагались на ковре и обсуждали книги, новости, фильмы, стихи, знакомых, наркотики и альтернативные способы изменить сознание, архитектуру снов и устройство вселенной. Им было интересно вместе. Узнавать друг друга ближе и понимать, какие они разные.

— Тебе надо приехать к нам в гости, у меня тоже есть старый дом, где жили родители. Особняк в тени больших деревьев с замшелыми стволами. Там, на первом этаже, темный холл, в котором два дивана и огромные неприлично красные маки на картинах. Еще есть зал с зеркалами и черным роялем. Я на нем училась играть гаммы. А на втором этаже библиотека.

— Зачем?

— Что зачем? Гаммы или библиотека? Все нужно, для развития речи. И прикольно. Извлекать звуки в темноте, когда горят свечи и отражаются в зеркалах. А библиотека… это вообще… Там есть даже старинные книги.

— Только занимает место. И рояль, и библиотека. Достаточно доступа в интернет. Библиотеки –вчерашний день.

— Папин друг также считал.

— Молодец.

— Но купил рояль.

— Зря. Потратил впустую кучу денег. Мог бы обойтись синтезатором.

— А если выключат электричество, то тогда что? Заглохнет синтезатор, не будет доступа в интернет! А книги останутся! И настоящие инструменты!

— А если пожар? — не унимался Ричард. — Книги все сгорят и ничего не останется! Рояль кстати, тоже должен нормально гореть.

— Я все равно люблю книги.

— Я все равно люблю интернет. Всемирная сеть. Точки доступа к информации. Есть такая легенда про Дымящееся зеркало. Тескатлипока носил с собой специальное зеркало, и в нем он мог видеть все, что происходит на свете.

— Круто, да. Я про него тоже читала. Интернет и тот отражается в зеркале Тескатлипоки, — придумывала Алиса, — и мерцает точками доступа, как звездами на ночном небе. И представляешь, у нас в доме есть комната. Там круглый низенький столик. Зеркальный. Если поздно вечером зажечь свечи и налить на поверхность зеркала воды, получается, как в сказке. Волшебно. Можно увидеть очень много. Зеркало Мира.

— Интересно посмотреть.

— Поехали?

— Может в другой раз? — Ричард, живя отдельно, хотел быть взрослым и самостоятельным, но оказалось, что ему тоже надо ночевать дома и отчитываться о своих передвижениях. В тот вечер Ричард забыл позвонить отцу, и Руслан приехал его проверить. Зашел в дом, открыв двери своим ключом, и увидел всю их компанию, Алису в обнимку с Абсолемом, свечи на полу, Ричардовскую сигарету, дымящуюся на тарелке, потому что не было пепельницы, открытое вино, которое Ричард пил прямо из бутылки, для пущей взрослости.

А Алиса увидела Руслана.

Ричард готовился к скандалу. И судя по виду, любой ценой собирался отстаивать свою независимость и священное право употреблять никотин и алкоголь.

Алиса знала, что рядом с домом стоит её машина, в ней телохранитель, он займет сторону Алисы и в крайнем случае, оградит её от ненужных нотаций чужого папы. Впрочем, никотин и алкоголь Алисе тоже были не нужны. Она довольствовалась чаем или соком.

Руслан не стал ругаться из-за сигарет и открытой бутылки, не стал разгонять их вечеринку, стоял и на Алису смотрел внимательно, долго, молча. Алиса сначала думала, если Руслан начнет «наезжать», она скажет что она дочка олигарха, и ей все можно. И она сможет защитить и себя, и Ричарда. Ричард нервно теребил пальцами сигарету. В таком возрасте детям обычно «попадает» за то, что они курят. Но Руслан ничего не делал, только смотрел. Спокойно. Показалось, что даже нежно. Ощущения были очень странные. Алиса тогда не понимала, что он видит в ней черты своей любимой, но она почувствовала, что она Руслану понравилась. Он ей тоже очень понравился. Он был большим, добрым и хорошим. Как будто родным. Его хотелось обнять.


Для Алисы люди были или просто хорошими, или необъяснимо и особенно хорошими. Отец Ричарда оказался именно таким особенным. Через несколько минут Алиса уже знала, что ей надо с ним дружить. Она опасалась, что вечер закончится лекциями о вреде курения и отправлением всех по домам, но вечер продолжился. Знакомством. И пониманием, что у Алисы к Руслану очень теплые чувства. Она любила отслеживать чувства, наблюдать как они появляются, развиваются, изменяются. Эти прекрасные возникли неожиданно, в неподходящей обстановке, и выросли стремительно. Они были… симпатия, доверие, дружба… даже про любовь.

Руслан быстро ответил взаимностью, звал их с Абсолемом в гости. Его большой загородный дом с парком очень быстро стал для Алисы очень теплым и близким.

Оказалось, что у Руслана есть еще свои и приемные дети.

Оказалось, что Руслан может лечить людей руками. Алиса с детства умела формировать энергию в маленькие волшебные невидимые шарики, они были классные, но она не знала, что с ними делать. Руслан рассказал ей о целительных их свойствах и показал, как ЭТО может быть потоком.

Все было хорошо, мир заботился об Алисе.

Она была счастлива и благодарна.


***


Однажды Абсолем долго не отвечал на звонки, Алиса распереживалась, начала придумывать всякие глупости, потом разревновалась, да так, что мир вокруг быстро испортился, вслед за миром стремительно и серьезно испортилось её самочувствие. Папа вызвал скорую, но врачи оказались бессильны. Они даже диагноз поставить не смогли, и от Алисиных негодований у них выходили из строя приборы и оборудование. Помог Руслан. Массажем и словами о том, что надо оставлять другим свободу действовать и самой думать правильно.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 162 113
печатная A5
от 683