электронная
400
печатная A5
841
18+
Берестечко XXI век

Бесплатный фрагмент - Берестечко XXI век

Стихи. Том 1

Объем:
438 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0051-3947-4
электронная
от 400
печатная A5
от 841

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

БЕРЕСТЕЧКО

БЕРЕСТЕЧКО

Годами в памяти лежит

Замысловатое словечко

Резвятся смелые чижи

Над поселеньем «Берестечко»

Здесь помнят тяжкие века

Народа стон и ярость ляхов,

Былое к нам издалека

Нахлынуло без обиняков.

Былинной доблести Нечай

В боях обороняет остров,

Рубает саблею сплеча,

Подругой верной, дюже острой.

А с фланга полк ведет Богун,

В сраженьях — он непобедимый.

Веками бандурист-певун,

Рассказ ведет неповторимый.

Но артиллерия громит

Полки казачьи и ордынцев.

Бежит Гирей, орда бежит,

Богдан — вдогон предавшим крымцам..

Но разъяренный, подлый хан

Бежал и, клятву нарушая,

Наш гетман, славный атаман,

Пленен в сады Бахчи-Сарая.

Викторию добыл король

И хитрый витязь Вишневецкий.

Победу затрубил герольд,

Победу шляхты молодецкой.

Печальный у стиха аккорд,

Погибли славные рубаки.

За честь, свободу и народ

С Христом на вышитой рубахе..

Покрытый славой обелиск,

На нем могучие казаки,

И солнца золотистый диск

Хранит возложенные маки..

Ване, внуку

Ворошил вихор, любя,

Я молчал, внимал, не споря.

Береги, внучок себя

В деле, радости и горе.

Страх отринь, родной смелей,

Не боись дворовой драки.

Но лежачего — не бей,

Как советуют зеваки.

И еще сказать хочу,

Отвергай по жизни жалость,

Меряй друга по плечу,

Береги души удалость.

Дед почил, а я живу

Трудно, горестно, наивно.

Небо рядом, я плыву

В тучах серых чудо-дивных

Я нисколько не жалел

Ни себя, ни троп таежных,

Как мой добрый дед велел,

Но, однако, все возможно..

Гридину Володе — другу

По малой родине пройдусь,

Отрогаю могилы близких.

И радость встречи сменит грусть

И поклонюсь их праху низко..

Здесь детство трудное прошло

В отрогах Южного Урала.

И мне везло и невезло,

Но все казалось, было мало.

Я вспоминаю деда дом.

Могутность плеч, тепло щетины.

Черемух кущи за окном,

Послевоенные кручины.

Зима спускалась с гор, зима,

А белоснежная какая!

Насквозь промерзлая тесьма

Манила в недра таганая.

Анисья, бабушка моя,

Любовь, Надежда — все без меры.

И отрок непутевый, я,

Неугомонный внук Валера.

Как вы далёки и близки,

Разделим радость со слезами,

Родные, школьные годки,

Что назывались пацанами.

Я знаю, многих в жизни нет,

Ушли в траву, в дожди, в берёзы..

Но я любому дам совет:

Друзей не возвращают слёзы..

И соприсутствием своим

Влекусь в Полтавскую церквушку,

Тида, где древний Аркаим

С Карталы-Аят — речушкой.

Сыну

Авансы кончились

Пора платить долги..

Проела плешь рутина-безысходность.

Но говорила мама: «Береги

Честь с молоду, а с ней и благородность».

А начиналось славно: не впервой

Пути-дороги, сполохи и вёсны.

Хороший, романтический настрой

И каждый год и даже в високосный.

Полярный снег и первая любовь,

И первое, надолго раставанье.

А тундры ветер будоражил кровь,

Шаманил, торопил своё гаданье.

Проходит жизнь: семья, любимый сын

И лишь виски сребрятся понемногу.

Пишу стихи: сам раб, сам господин

Всевышний скоро позовёт в дорогу..

Всё это — человеческая жизнь:

Из князи — в грязи, а потом обратно.

Диктует небо: «Не робей, держись!»

А эхо повторяет многократно..

Адским водителям

Я — водитель маршрутки,

Не угрюм, но не весел.

И скажу вам по-русски:

Я — что ангел из песен..

И с ранья, и до ночи

Я мытарюсь в седле..

Дай мне, Господи, мочи,

И счастливый билет

Чтоб удачный, нетрудный

Мне достался маршрут.

Чтоб инспектор занудный

Был не очень-то крут..

Чтоб милашка-кондуктор

С мая стала честна.

И, спасибо, как будто,

Бережет нас страна..

Я водитель надёжный

И собою горжусь

До отчаянья, до дрожи,

Не работа, а — жуть..

Ни зарплаты, ни премий,

План у всех в головах.

Я устал от полемик,

Журавлей в небесах.

Вот опять на морозе

Замерзает сопля.

А со вторника вроде

Дорожает соляр..

И в салоне, как в думе

Голосят, голосят..

«С января, ты подумай,

Стал билет «5—50»..

В голове одна горечь

И сплошной тарарам..

Доброй ночи, Григорыч,

Мне «приватной» сто грамм


Мариуполь, 2011 г.

Деду

Внезапно под вселенским куполом,

Разрушив плен зловещих туч,

Пропела ночь и чорт со ступою

Бежит. Их гонит солнца луч..

Звенят косою — клевернищем

Русины, сербы по лучам.

Уж Божий промысел их ищет

Взамен языческим богам.

И где-то среди них мой пращур,

Мой предок — гордый и крутой.

Нет за Свободу смерти краше

И жертвы жизни молодой..

Что ж, кровь всё лишнее смывает

В боях за Праведность и Честь.

И Милосердию, бывает,

Сдаётся Ненависть и Смерть..

И первый внук в тиши замолет

Грехи прожитого всего..

Ручей-старик всё кости моет

Под кручей предка моего..


Владимир-Волынский, 80 г.

ПОЗДНИЙ УЖИН

Я сказочно поужинал:

Салями, сыр, паштет..

И пива — банок дюжину

Принял на «Тет-а-тет».

Вдруг вздул свечу прощальную

По ветренным глазам.

Дам волю в ночь печальную

Объятьям и слезам.

Жизнь бьётся полуношная

Вокруг моих окон,

Звенит струной дотошною

Ввысь комариный звон.

Конец забавам песенным,

Пошел последний круг,

Любовным играм бешеным

И откровеньям рук.

В больших очках и грустная,

Во тьму роняешь взгляд.

Коса густая, русая

Заброшена назад.

Не мучайся, покинутый,

Забудь её, дружок..

А месяц опрокинутый

Трубит в ночной рожок.

Пари-бал

Спокойно, хладнокровно

Сказал: «Иду на.. Вас»

И дланью полнокровной

Веду партнершу в вальс

Саксофонист утробно

Вынашивает стон.

Я снова с ней экспромтом

Танцую вальс-бостон..

Покачивая станом,

Уставшие чуть-чуть.

Скользим с партнершей в танго

Талантливо, грудь — в грудь..

Вошли в азарт как-будто

И в такт вошли, м в роль

А джаз лобает бурно

Сверхмодный рок-энд-рол.

Непревзойденным задом

Партнерша вторит ритм

И — сбацали ламбаду

Под «БРАВО» раза три.

Замученные темпом,

Но выиграв пари

Спор завершили стэпом

И — получили приз..

Друзьям

По млечному пути, по бездорожью,

Под звук органа звёздного бредём.

Торжественно и жутко нам до дрожи,

Бредём ночами, отдыхает днём..

Знакомые светила и планеты,

Созвездия, любимый Водолей.

Звучат литавры и поют кларнеты

И с каждым шагом дышится смелей.

В белёсой дымке спит Земля под нами

И лес и горы — всё осталось там..

В морях бушуют грозные цунами,

Извечный хаос, нестерпимый гам.

А нам светло в душе, но одиноко

И благостно, и видно неспроста

Свечой неяркой из дали-далека

Приблизились заветные врата.

И мы вошли нестройно, неумело,

Никто до часа не упал за «борт»

«Эй, рать святая, приступайте к делу!»

Провозгласил нетрубно кремень. Пётр.

***

Декабря второго дня

Празднуем зимы рожденье

И сегодня воскресенье,

И погода для меня.

Ни дождинки, ни снежка,

Ветерок почти неслышен.

С облетевшей кроны вишен

Лист летит за МЖК..

Не торопится метель

Расстелить свои постели.

Поутру с иголок елей

На траву спешит капель..

Ты прислушайся, звенит

Мелодичное стаккато.

В честь зимы прекрасной даты

Нам бы солнышко в зенит.

Переможем, доживём

До весенних дней погожих,

До святой слезинки Божьей

Майским, искристым дождём.

Повзун Свете

Антично бронзовеют перья,

От беса иль от Бога дар?

В развалинах Пантикапея

Лежит могучий Митридот.

И пусть неисчислимо горе,

Приходит и уходит в прах,

Но возрождается в прибое

Врагам жестоким всем на страх.

И не завидуем мы Риму,

И не печалимся пока:

Мы, генуэзцы-караимы,

А родина — Тмутаракань?

Керчи любимой мостовые

И этот воздух так люблю,

И кипарисы — постовые,

Базарный рокот — чудо блюз..

Насквозь просоленное тело

Глазастых, терпких Афродит!

Из тел насущных — это тело,

Сам царь об этом говорил.

Я сам себе сказать не смею,

Но в грёзах видится всегда:

Чеканный лик Понтикапея,

Авроры утренней звезда..

Календарь

Теряет листья календарь,

Как лес осенний.

Снегами балует январь

Земли посевы.

Меняет вывеску апрель,

Дрожит подснежник

Тоскует жалобно свирель

Напевом нежным..

Под солнцем сланцево горят

Берёзы листья.

Природы бережной наряд —

Сирени кисти..

В траву роняет спелый плод

Лукавый август.

Дурманит хмелем огород,

Готовит радость.

Худеют к ноябрю листы,

Полынь под снегом.

И волчьей ягоды кусты

Грозят побегом..

Беги, родимый, не беги,

Декабрь крадется!

По жемчугам лихой пурги

Играет солнце..

Натали

Я крайне удивлён,

Увидев Вас на бале.

Паркетом отражён

Ваш облик неземной.

Но пригласить на вальс

Я соглашусь едва ли,

Да, наконец, и Вы

Рискнете ли со мной..

Я крайне возмущен

Движениям послушным,

Когда лихой гусар

Тревожит Ваш корсет.

И возмущён своим

Волненьем простодушным,

Наивный и младой,

Влюбленный в Вас корнет.

Я поражён вдвойне

И женскому коварству,

И пламени ланит,

И трепету груди..

О, Господи, за Вас

Готов отдать полцарства,

Хотя и царства нет,

Но это — впереди..

Раздумья на меже

Окончательное счастье

Не пришло на старте жизни,

Было вёдро и ненастья,

И беда, ты только свистни..

Материк и Заполярье,

От Находки до Днепра

Всюду полчища славянье

Грабило природы Рай..

Похвалялись при народе

Яну с Леной повернуть,

Чтоб в пустынях огороды

Посадить, собрать рискнуть..

Содрогались даже скалы

Дружно, мощно и не раз,

Рядом с ГЭСом, у Байкала

Встали фабрика и Братск.

Ничему не научило

Полстолетья, целый век.

По причине, без причины

Не проснулся человек..

И страдают от безводья,

Лихолетья и разрух

Километры плодородья,

Старость дедов и старух..

Доедаю хрен без соли,

Фунт последний еле бздю..

Прощевайте, с богомолья

Ждут в небесную стезю..


Понедельник 12.11.2018

Т.В.

С утра такая невезуха,

Да и к тому же — понедельник

С компьютером опять непруха,

И я — томительный бездельник.

Но не грешил вчера «ей Богу».

Вначале нежил тело баней

В кафе Наташка — недотрога

Сто грамм накапала за Ваню.

Да, день рожденья у Ивана,

Двадцать один — такая дата!

Мозг безупречен, без изъяна

И поступь твердая солдата.

Задумался. Молчит компьютер.

Ноябрьский ветер пыль гоняет,

В раскрытом небе парашюте

Осколки лета исчезают.

Я в нетерпеньи — день проходит,

Вращая время наизнанку.

Что ж, понедельник нынче вроде

И невезуха спозаранку..

Татьяне

Не протестуйте, не шутите,

Брести устал куда попало.

Она почти что Нефертити

И лишь под вечер Клеопатра..

И я даю, как мачо, фору

И нагнетаю мир уроном.

От Нила до брегов Босфора

Себя я чую фараоном.

Сверкаю мило чудо-фиксой.

Престижно не теряю вида.

Что мне улыбчивые сфинксы

И величавость пирамиды..

Она вишневыми глазами,

Походкой лёгкой, без изъяна

Очаровала — я и замер,

Какая женщина — Татьяна!

Я рядом с нею молодею,

И седина не раздражает.

Но мне, не римскому плебею

Её любовь не угрожает..

Жанне

Я словно вновь помолодел

Стихи пишу и весь в восторге.

Похерил вдруг суетность дел

И чую след почти как Зорге.

Она знать тоже не стара

Грудь на подносе величава

Я говорю: «Пора, пора..»

Она ступает, словно пава.

Рукой негрубой неспеша

Терзаю талии изъяны

А несусветная душа

Спешит, зализывая раны.

Ну, наконец — постель, кровать

И простыней лебяжьих пена.

Ну ты даёшь, едрёна мать,

Не торопясь и откровенно..


Ростов-Белгород, 07.11.2018

***

От Вёшенской до трассы двести с гаком,

Но солнечный реактор не спешит.

Колышется ковыльным буераком,

Готовится к полуночной тиши.

У нас над морем алая заря

В туманной дымке, но совсем иная.

И звёзды поинственней горят.

И мы живём, на небо уповая.

Автобус катит мимо Богучар,

Донскою степью лихо от Ростова

И видится во тьме орда татар

Иль эскадрон от воинства Донского..

По Шолоховским весям путь лежит,

Притихла степь, однако, как пред боем

И крест дубовый — стража у межи

Присутствием ничуть не беспокоит.

Деду Семёну Тарутько

Баллада о сале..

Я родился в сорок третьем,

Батя, истинный солдат,

Но с партийным безбилетьем

Гнал броню на танкоград.

Уповая на упорство

Паровоза и своё

От ворот Магнитогорска

Вёз победу для боёв..

А мальчонки статью хилой

От лишений и невзгод,

Лихоманка чтоб не била,

В Златоуст на огород.

Суетились дед и баба,

Утром каша с молоком.

Регулярно кура-ряба

Наделяла нас яйцом.

Но к яишнице на сале

После кашки-размазни,

Постной соски по сусалу

Вкус нечаянно возник.

Ел диаметром в полметра

На опаре сущий блин,

Но качался я от ветра

И от множества причин.

Дед Семён тогда с укором,

Как крестьянин на коня,

И без бабки в рот кагору

Влил в честь праведного дня.

Он при мне нарезал сало,

Жарил, яйцами залив,

Пятилетнее мурчало

На всю жизнь сальцой забив.

И сейчас весной и в осень,

Нет ни деда, ни отца,

Червячок родимый просит

Чеснока и кус сальца..

Колесниченко Г. А.

Борщ

Поутру пришёл на рынок,

Не курил и натощак.

Цвета солнечного дыни

Обещали мне «вах-вах..»

Но я ваше изобилье

Игнорирую в упор.

Гривну лишнюю зажилю, но куплю на борщ набор..

По лоткам брожу как цапля,

Взял капустку и бурак.

Не желаю щей кацапских,

Борщ с грудинкою — ништяк!

Зарядил пакет укропом,

Говорил себе: «Живей»

Перец сладкий, краснопопый,

Дополнял авоськи вес.

Покупал, торгуясь споро,

Уж такой я карапуз.

Незаметно, до упора

Заманил бронёй арбуз.

И я время зря потратил,

Оскоромился чувак.

В низ голимые нитраты,

Жалко местных бедолаг.

Быстро, дешево и скоро,

Неуместен лишний торг.

У торговок под забором

Прикупил и помидор.

Покурил, отведал пива,

Обогнал весёлый дождь

И довольный, и счастливый,

Заварганил майский борщ.

Ване — внуку

Иван-дурак

Часто слышал от отца:

«Или пан, или батрак,

Буйствуй в жизни до конца,

Станешь царь или дурак..»

Напророчили мне клин,

Нарекли с испугу Ваней,

Суть мифических былин

Я всю жизнь на ус мотаю.

Был Иванушка дурак,

В голове имел компьютер

Да и в логике мастак,

Рисковал в делах по сути.

И плевал на здравый смысл,

Заходились все от смеха

И таращились умы:

Как приходит он к успеху?

Нестандартно, нестаро,

Так иные и не смели,

Среди дюжины дорог

Он своей доходит к цели.

Посвист — дюже не простой,

Покрик — дюже богатырский

Недурною головой,

Мытой мылом мойдодырским.

Он коню сказал: «Стоять!» —

В ухо левое втесался.

Стал красавцем, Божья Мать!

И посад почти взорвался..

Наш дурак поэт, плясун,

Музыкант и пахарь славный,

Он юродивый, ведун

И любимый Мирославы.

Мой родимый внук Иван

Не стрижет косой газоны,

Выполняет жизни план

По программе Скорпиона.

Он и физик, и танцор,

Программист и математик

И с мозгами не запор

Дурачок.. хороший мальчик.

Шепилину А.

Оборотень

Нам в курилке третьей роты

«Дед» с Тамбова рассказал,

Как волчара оборотень,

Просто чудом не достал.

Взяв трехместную палатку,

Двух бедовеньких девчат,

Мы с приятелем украдкой

К речке вывели отряд.

Развлекались волейболом,

Загорали у костра,

И дремучая «Спидола»

Тараторила с утра.

Вечерело, сумрак леса

Облегчиться поманил,

Ну и я, лихой повеса,

За кусты засеменил.

Взял с собой кусок газеты,

Изучаю неспеша.

На полянке вижу это,

И обрушилась душа..

Силуэт в одежде бедной,

В пень вонзил калёный нож,

Только с ручкой ярко медной

Я штаны держу и дрожь.

Он меня пока не видит,

Что-то шепотит луне,

А потом при всём прикиде

Кувыркаться стал при мне.

После третьего кульбита,

До сих пор не въеду в толк,

По просёлочной орбите

Поскакал к деревне волк..

Повечеряла с Кобзоном

И прикрыли свой спортзал.

Я уснул под вой музона,

Ничего им не сказал.

Бодровой Н. Г.

Пекло

Надоело черту пекло,

Коль не дёготь, то смола.

Хоть со скуки рылом в петлю

И решил — тикать пора.

Паханы, седые черти

В дурня резались с утра,

Из пикей «ломали» черви,

Веселила и бура..

Наслаждалась преисподня

Вонью серы и смолы,

Вот уж адское отродье,

Порожденье Сатаны..

Наши ранние славяне

Уважали в битвах смерть

И в кострищах на поляне

Обретали духа твердь..

Возносились к небу души

К громовержцу — Перуну.

Знать погибшим будет лечше

Искуплять свою вину.

А позднее погребали

С грустной радостью, не в зле

И с надеждой отдавали

Матери — Сырой Земле..

И сегодня на погостах

Счёт крестам за горизонт.

Второпях уходят в гости,

Это явь, не просто понт.

И до пекла пересудят,

Кто в Эдем, а кто в котёл,

Чертовщины не убудет,

Там на всех хватает смол..

Галочке К.

Как несказанны Вы сегодня,

Глаза как угли, и блестят.

Сияет праздник новогодний,

И все тузы во всех мастях..

Но я не в меру опечален,

Вы ныне явно не со мной.

Поистине — чужой на бале,

Иль на балу, совсем плохой..

И шаркнув туфлей на прощанье,

Потопал в алчущий буфет.

Какой пассаж, судите сами,

Не получилось «Тет-а-тет»..

Не получилось чудной сказки,

Но я тогда ещё не знал,

Что волк, зверюга, без опаски

Льстеца под маской укрывал.

«Ах ты, голодная скотина»,

Кивнул ушами он в ответ.

«К барьеру, не тяни резину»,

И секундант достал брегет.

Друг друга стульями звездили,

Оркестр два раза пел галоп..

Но заиграли «Пикадилли»,

Я не промазал в волчий лоб.

С походкой легкой, но нетвёрдой,

И издавал маской стон,

Я поклонился непритворно

И пригласил на вальс-бостон..

Дьяконову В. А.

Севера

Нагадала мне кума

К чёрту на кулички,

Отправляйся на Кулар,

Собирай вещички.

До губы рукой подать

Ванькиной, ледовой.

Хорошо, не навсегда

Наточил подковы.

Заказал аэроплан,

Тот, что в Заполярье.

В голове живёт дурман

Папиросной гари.

Промороженный Якутск

С хреном и без соли.

Еле высказался «gut»

Я продрогшей доле.

С пересадками и без,

Сторонясь оказий,

Я на север лез и лез,

Сразу не расскажешь..

Замаячил светляком

В куржаке, сугробах

Мой Кулар и значит дом,

К счастью — не до гроба.

Рвался годика на три,

Подкопить деньжаток.

Дальше и тире, и штрих

В трудовой был краток.

За сезонами сезон,

Отпуск регулярно.

Прет металл и есть резон

В тундре заполярной..

Уж давно ушла кума

На погост и в иксы,

И снежит меня зима

С безотказной биксой.

Негодует материк:

То теракт, то кризис.

Я уже полустарик

Рядом с пышной визой.

Приедается озон

И за крайний север.

Тридцать первый я сезон

Под полярной сенью.

И стараемся, пока

Денежно и трудно.

Не сломает старика

Заполярья тундра..

Евстигнееву — водиле

***

Заупрямилась верста,

Опустила взор невинный.

У гостиницы «Мечта»

На прогреве спят машины..

С сентября и до апреля

Зимник — черная дыра.

И якутские поверья

Донимают нас с утра.

Бесоркуны — духи ночи,

Бесы ветров и пурги.

Протирай в дороге очи

И товарищам не лги.

А партнерам добрый Велес,

Бог животных и творцов.

Дед учил природной вере.

Вере прадедов без слов..

Отдыхают, свят машины,

В полудреме лишь шофер.

Отдохнёт, обнимет шины

И дерзай, и пой мотор!.

Тыща вёрст до Нижнеянска

И верст триста до Куйги.

Спит Казачий партизанский

Зимник наш — извечный гид.

А на памяти портьера,

Разудалая вдова.

Разогрела флибустьера,

В зимник вырвался едва..

В свете фар лишь километры.

Скоро Грозный — перевал.

Заполярные моменты

Сам по жизни отыскал.

Софронову М. Ф.

С Т Э М

Волшебство шестидесятых,

Слабина опасных тем.

На помостках сцен дощатых

Был зачат кудесник СТЭМ..

Мы, как сказочные бесы,

Порожденье свежих ген,

Институтские повесы,

Поддержали КВН..

Мы, как вещие Бояны,

Струны светлые души

Отыграли на изъянах

В театральнейшей тиши.

В тесноте заумных лекций

Стало больше ходоков.

И с избытком чудо-специй

У студенческих котлов.

И полковник без погонов,

Верный, ласковый злодей,

Вел нас в юмор М. Софронов,

Прирожденный лицедей!..

И пивали чай с Жильцовой,

С кучей сдобных пирогов.

Обаять без слов любого

Мог наш Саша Масляков.

Мы подчас себе не рады

От обилия проблем.

Выручает шарм эстрады

И студенческий наш ТЭМ..

Малому В. П.

Отпуск

Вильнюс, Таллин, Рига,

Полгода на пляжах

Докатила нас квадрига

На кауровых конях..

У прибалтов без нагана

Посетили семь кафе

Обалдели от органа

И говели под шафе.

Гидеминиса строенье,

Башня, спутница веков.

Прояснился на мгновенье

Лик литовцев без оков.

В рижской маленькой кафешке

За победу ТТТ

Опрокинули без спешки

Под жалу «Алиготе».

А на Юрмале продрогли,

С головой нырнув в Гольфстрим.

Замочили сдуру роги

И болгарский смыли грим..

Успокоил Старый Томас,

Это башня и коньяк.

Не спеша и по-эстонски.

Нет, Прибалтика ништяк!..

Отдохнули и — в дорогу,

Дюжит пять купив вещей,

Длинноногая минога

Проводила до дверей.

И от Речи Посполитой

Самолетом на Донбасс.

С атлантической орбиты

В Мариупольский контраст..

Николаеву А. П.

Я не вру, проверить можно,

Подтвердит Борзов Иван,

Как почти что невозможно

Сел наш лайнер на Маган..

Мы доверились природе,

И хотя я не Фома,

Но садиться в огороде

Тяжело, хотя зима.

И с разгону, и без нюха,

Без шасси, повторных проб

Припечатываем брюхо,

Слава Богу, но в сугроб.

Мой парниша парень борзый,

Неразборчивый остряк,

Улыбается мне бодро

И даёт хлебнуть коньяк..

А потом обякновенно:

Кто очнулся, кто дрожит,

А бычара прихибенный

Как лежал, так и лежит.

В номерах отеля «Лена»,

Вот уж черная дыра,

Жил земляк Вавилов Гена,

Пригласил на ресторан.

И не раз в банкетном зале

Подымали мы стакан

За удачу, как сажали,

На сугробнейший Маган.

Президенту

Баня

Завтра баня, воскресенье,

Задушевнейший процесс.

Зимним утром и осенним

Для здоровьюшка прогресс..

На машине дядя Толя

Николаича везёт,

Будь на то Господня воля,

Он довёз бы весь народ.

Собираются джигиты:

Дима, Серж, два Ильича

Да и я на их орбите,

не похожий на бича..

а банкует сам Борисыч,

он приветлив, говорлив

и на финише не киснет

от налички мятых гривн.

Высшей лиге, лиге первой

Пар варганит Вова — ас,

И простуде, бабе-стерве,

Говорим: «Идем на Вас»..

Да и я, обнявши веник,

Будоражу грудь, бока.

В выходной, не в понедельник

С лёгким паром и пока..


13.01.2019

Шукшиной, жене

Сто-то в памяти шуршит,

То слова «Калины красной».

И трагический Шукшин

К нас явился не напрасно.

Храпаря, паханский шик,

А в лице печаль мирская.

Показуха — пой, пляши

А в глазах слеза стальная.

И по жизни нечет — чёт

И тоска, и невезенье..

Чисто русский Пугачёв

И алтайский без сомненья..

Как ласкал стволы берёз,

Обнимая их за плечи

И пронзительно до слёз

Поселился в жизни вечно.

Тихий вздох и яркий жест,

Глубже трелей оперетты.

Без премудростей и жертв

Создавал киносюжеты.

И порой фронтовики,

Чуя фильма достоверность,

Бились с ним у Дон–реки

За Отчизну и за веру..

Он погиб в бою, легко,

Как в атаке настоящей.

И глаза закрыл Бурков

Лепший друг, сосед всегдашний..

Глажу кожу-коленкор,

Если в душу тянет вонью.

Не крадусь к нему как вор,

Обнимаю вслух ладонью!..

Сафиулину Р.

Детство

В златоусте, на Шоссейной

Чудо арка, чудо рама

И в судьбе моей семейной

Талисман, удачи брама..

На трамваях, без билета,

На труслявой колбасе

В город ездили всё лето

И обратно, как и все.

А на фоне Таганая,

Где кончаются дома,

Из тумана выплывает

Пересыльная тюрьма.

Мы командой после бани

Колотили городки.

С посеревшими губами

Бабы плакали в платки..

Устаканилась житуха,

Подрастали пацаны

И девчонки-цокотухи

Ждали родичей с войны.

И не густо, и не пусто,

Телогрейка и пимы,

Пироги пекли с капустой,

Не пугались и зимы.

Святки, Рождество, Сочельник,

Сытой Маслины блины.

Через каждый понедельник

Ждали матушки-весны.

И росли, как лук на грядке,

Ощущая в жилах хруст.

И спасибо физзарядке,

И спасибо, Златоуст..

Стуколову В. Т.

Я первый раз в году пятидесятом

Приехал в Питер, словно на Олимп,

В вельветке, поездами чуть помятой,

Из зауральской сумрачной дали.

И октябрёнок правильный, смышленый,

Пока нужду справлял районный мент,

Я взгромоздился не на столб плафонный,

На броневик, форпост СССР.

Исакия восторженно колонны

Я обтирал, вплотную пав крестом,

И старшая сестра, девица Нонна

Подругам всё судачила о том.

Полсотни раз беседовал со львами,

Осколками иссеченными вдрызг.

И торопился птичьими мозгами

Осмыслить наяву блокадный взрыв.

Оцепенели вдруг семейным хором,

Увидевши оскал знакомыз скул.

Казалось, снова выстрелит «Аврора»,

И по Неве икнётся свежий гул..

Не помню, что мы пили и что ели

Блокадница, маманина сестра,

Нам показала место, где висели

На фонарях «Вермахта» фюрера..

И поделом, и месть тому порука,

И сам Кутузов думал заодно

И Невский, автострада-вековуха,

Казалась трактом, улицей родной.

P.S.

Мы за декаду обошли Казанский

И Эрмитаж блокадный, но живой.

Я втихаря, совсем по партизански,

Кареатиде плюнул на живот..

Уже фонтаны мокли в Питергофе,

И Пискарёвка в розах зацвела,

И Ленинград — российская Голгофа,

Неотомщенно, в нервах залегла.

Приободрил Пётр I на коняге,

Змею я гладил преданной рукой.

Царь выстоял в военной передряге

И в Петропавловске обрёк покой.

Так в эти дни остановилось детство,

Смышлённый отрок двинул на Урал.

И на прощанье шпиль Адмиралтейства

Сиянья отблеск уронил в канал.

Силину В. — ГУННУ

Тако злы нравом лиходеи,

Аттила царствует у них,

И от рожденья злодеи,

И свет не видывал таких..

Похлеще азиат Дзе Дунов,

Да и Полпотов, наконец.

И нет числа коварным гуннам,

И с малолетства на коне.

Царь римлян обложил долгами,

Исправно дань ему везли.

Не развязал бы даже Гамлет

Узлов воинственной земли.

Но уловив удачи запах,

Прощальный отгуляв банкет,

Атилла свой народ на запад

Привёл в течении двух лет..

И до сих пор природа стонет

Т помнит гуннов сей поход.

А на лазурном Балатоне

Мадьярский царствует народ.

Мой друг с Урала, Витька Силин,

Ечковский, преданный удмурд,

Как взглянет взглядом светло синим,

Так сразу оторопь берёт.

Извечно угрофиннов нравы

По братски буйствуют в крови.

И зауральские дубравы

Сродни им, только позови..

Ахметову Р. Л.

Кубок 2018

Я болею за «Шахтёр»,

Я болею, как умею.

Поля стриженный ковёр

В ожидании робеет.

Матч финала, ждём пока

Рефери и капитаны

Не обнимутся слегка,

Скину тёплые сутаны.

Жребий брошен, нас спасут

Терриконовые дали.

Защищаться — недосуг,

В нападенье заиграли.

Поле — творческий простор,

Преспокоен П. Фонсека.

Нам не нужен недобор,

Лишь победа для успеха.

У «Динамо» Пересвет,

Пан Хацкевич, дуже сумный.

Что гадать, физкультпривет!

Стадион бушует бумный.

До трусов раздет фанат

И надеется невтуне.

Жалко, пас не выдаст Срна

И Бернардик не в фортуне.

Первый тайм и два гола:

И бразилец, и Ракитский.

Оле, Оле, О-ла-ла!

Рёв донбасский, не персидский.

Кубок наш, ликует Тайсон,

От Днепра и на-гора!

Не пристало нам считаться:

Три — один.. Ура.. Ура!..

Софронову А. Ф.

профессору ЯГГУ

Такого гульбища едва ли

Ждала республика Саха

Аборигены тосковали

И наблюдали свысока.

А может правильней свысока,

Но мамонты не станут ждать,

Они с музея и до срока

Начнут по кругу гарцевать.

Мерзлотоведенье — наука.

Всемирный форум и у нас,

Столетняя спешит старуха

Попасть на ледяной Парнас.

Мужей ученых на свиданье

Слетелось, как на сучку блох.

Их искусило вдруг желанье,

Какого не опишет Блок.

С раскосыми глазами лярвы

Шаманят в рыжих париках,

Они саха, не сахаляры,

Плутают в местных языках.

И под конец ажиотажа

Друг Саша из последних сил

И умолял и плакал даже,

В конце настойчиво просил.

Чтоб форум помнился народам,

Не волновались: «Быть, не быть..»

Решили ленским теплоходом

Учёных на Столбы свозить.

Но вот дела, на толковище

На трёх посланцев нужен гид.

Так выручай меня, дружище,

Плыви, родимый, подсоби..

Не выходя из ресторана,

Я гидом буду, не совру.

Взялись за пойло зело рано,

А позже с песнями в бору.

За пнём японец икемекал,

Коньяк мешая и саке,

Американский друг не мешкал

С бутылкой висковой в руке..

А немец шнапсом не травился,

Лишь «Хайль» выплёвывал порой,

И потому лишь он не спился,

Другие спали под горой.

И мы, как на Днепре и в Курске

Полдня в атаках под «форвест».

Строгали рыбу по-якутски,

«Катюшу» пели без невест.

Без словаря и без валюты

Снесли союзников на борт..

Допили кварту «Абсолюта»,

Спустились трезвые в каюту,

И каждый был собою горд.

Писал один из президентов,

То Эйзенхауэра слова:

«Для исторических моментов

Всех лучше Генрих и Иван..

Тарутько В. С.

капитану 5-ой танковой армии II Украинского фронта

И жест, и звук предельно важен,

Проверь надежно шлемофон.

Наш танк с пятёркой экипажа

С Челябы просится на фронт..

Раскисшей осени на склоне,

Не наломав в дороге дров,

Мы наконец-то в батальоне

Среди танкистов-братанов.

В молчанье стоя помянули

Тех, кто до свадьбы не дожил

На плащ-палатках поуснули

На днищах танков у межи.

Подъём. Внимаем у планшета

И командир даёт приказ

Струится красная ракета,

Сигнал, понятливый для нас.

А танк дрожит и жаждет боя,

Как исполинский полуконь.

Прицел наводчик правит стоя

Под сладкую газойля вонь..

Стрелок-радист живёт командой,

Что даст из башни командир.

У нас не в моде пропаганда,

Устав листали мы до дыр.

Сдержать не в силах фрикционы

И триплекс протирать не раз,

Механик с танковым фасоном

В атаку рвётся, как в экстаз..

Без лишних скидок на субботу,

Привыкнув к гиблости боёв,

Стелилась ромбом наша рота

На вражеский укрепрайон.

Старшой командует по связи:

«Вперед танкисты, будем жить!..»

Спаси, Господь, от безобразий

У безымянной той межи..

Першит от целеуказаний:

«Фугасным и на «30—0»!.

А слева танк из роты замер,

Очередная наша боль.

Снарядом сбита гусеница,

Но танк сражается, живёт.

Сейчас бы впору похмелиться,

Но нам нельзя, другой завод.

На фрицев навалились скопом,

Танк плющит пушку, пушкарей

Прошлись загзагом по окопам.

«Вперёд, загзагом, не гореть!..»

Ну, наконец-то, бронебойный,

Держись, спесивый «Фердинанд»!

И пушка молотом отбойным

Врага поцеловала в зад..

«Отбой» — грохочет в шлемофоне,

Знать будет время закурить.

Остались живы в этой бойне,

А танк лишь бой обязан жить..

Опасны танковые будни:

Из боя в сон и снова и бой.

Трагично, тягостно и трудно,

Но что поделаешь с судьбой..

Электорату 2019

Слепит полуденный зенит,

Вселенский сполох по Руси.

И что-то тяжкое звенит

И от печали нету сил..

А тризны на погостах чаще,

Но возмущается сенат:

«Жить стало даже краще,

Не прав родной электорат..»

Крадёмся на горшок со свечкой,

На примусе варганим борщ.

О, Господи, неужто вечно

Сухарь недельный, а не корж?.

Какая странная загадка:

Ни поп, ни барин, ни холоп

Не уведёт из жизни гадкой,

Рванём со старта и в галоп..

Мильонов десять, может больше

Бюджет старают на Руси,

А шляхтичи в соседней Польше

Вербуют ягоды косить..

Обрыдла до печёнок смута,

На март надеемся, хотя б

Пришло сиреневое утро

И с ним приличное життя..

С.А.Е.

Как нечаянно, вольготно

Затерялся в зеленях,

Спозаранку безработный,

Без изюминки в речах.

Без привычного вольяжа,

Смелой рифмы на губах

Стебли жита ночи вяжут

И господствуют в лугах.

А бубенчистые тёлки

Жнут потраву у селян,

Пастушок в рожок без толку

Выдувает ноту «ЛЯ»..

Развеселенькую пьесу

Подарил с утра июнь:

Пастушок, рожок, повеса

Под оркестр эфирных струн.

У малиновой рубахи

Распоясался шнурок.

Чу, из рощи щебет птахи

Дарит чистый голосок.

Я в волненье вскинул руку

И приветствую дрозда.

Он прогонит в роще скуку

И быть может навсегда..

Как люблю в начале лета,

С полной силой и без сил

Наслаждаться без ответа

Царством лиственной Руси..

Е.С.А.

Занимается день прехороший,

Копошатся зайчихи в стогах.

Не нарадуюсь первой порошей

В тихо спящих осенних лугах.

Небосвод распахнул одеяло

На уснувший осиновый лес.

Незатейливо, трепетно, вяло

Луч надежды спускался с небес.

Я ступаю неслышно, шагами,

Но снежинки от боли хрустят,

От досады скриплю зубами,

Извиняюсь, авось простят..

Я весной оживаю с капелью,

Летом травы люблю взахлёб.

На такой первозданной постели

Я не ждал спозаранку в лоб.

Ах, какая мечта хлеборобу,

До морозов трескучих снег.

Взял ладонью чуть-чуть на пробу

И звезда повела на ночлег.

Дым облизывал мирные крыши

Брех собачий не громче щелчка.

Я вернулся, откуда вышел,

Разомлела от неги душа.

Край родимый, небесносиний,

Всё приемлю назавтра и впрок.

Запорошило пол России,

Да и мой незаметный порог.

Поэтам

Дом «ХИ-ХИ»

За душевные разлады,

Непечатные стихи,

Исписавшись до упаду,

Умыкнулся в дом «Хи-Хи»..

Наяву и между прочим,

Под уколами и без

Ознакомился воочью

С морем тонкостей и бездн.

Ранним рано, туалетно

Променажем лёгким шел,

Мне капустник без билета

Выдал Пат и Паташон.

Заводной, плюгавый Гитлер,

Раньше слыл не без греха,

Поначалу: «Битте, битте»,

А затем, как надо: «Хаиль!»

Вислозадая лахудра,

Не заглядывал в нутро,

Мне поёт второе утро,

Что она Марлен Манро..

Я вполне не хуже этих,

Смоктуновских и Пиаф..

Завтра скажут на рассвете:

«настоящий Голиаф..»

И хожу скачками с форсом,

Мне уколы — нипочём..

Нет, останусь стихотворцем

С непогашенным свечом..

Зуеву Ю.

Было..было..

Без объяснений, на улов,

Я в шортах, бобочке плебейской

Скачками в порт, под рынду чтоб,

Отплыть, приплыть на рынок ейский.

Тихонько тикают часы,

Дрожат потомки Магеллана,

Кляня извечный недосып,

Штурмуют гладь не океана.

Шестнадцать палок колбасы

Работы ждут в надёжном трюке,

Удача смотрится в весы

И я в надежде не угрюмой.

Вдали родные берега,

Толпа взалкала и нагрелась:

По трапу рысью и в бега,

Туда, куда кому хотелось..

Но я вольготно, неспеша,

Дорогой верной, незаметной.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 400
печатная A5
от 841