электронная
36
печатная A5
270
18+
Артефакт

Бесплатный фрагмент - Артефакт

Серия «Городская Стража»


5
Объем:
82 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-7529-2
электронная
от 36
печатная A5
от 270

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Зима в столице Алезии, ни когда особо не отличалось своим суровым нравом. Удобное расположение и обширные хвойные леса, защищали ее, от студеных горных ветров, дующих из-за приграничья. Даже, в самые холодные месяцы, городские водоемы, покрывалась, лишь призрачной корочкой льда, а уж те, редкие года, когда на улицах выпадал снег, местные старожилы, могли пересчитать и по пальцам одной руки. Однако в этом году, все было не так. Холода, которые тут считались, чуть ли не чудом света, предъявили свои права на город, в полной мере.

Вот уже три дня подряд в столице бушевала настоящая метель. Тяжелые свинцовые тучи, затянули все небо, сплошным, темным ковром. Пронизывающий, ледяной ветер, пробирал людей до самых костей. Даже в светлое время суток, обычно шумные, и многолюдные улицы, древнего города, были полупусты. Не многочисленные горожане, которым не посчастливилось, оказаться в эту пору на открытом воздухе, спешили, как можно скорее, покинуть заиндевевшие кварталы, стремясь, как можно быстрее, оказаться в тепле. Даже нищие и бродяги, от которых, в обычные дни, буквально не было прохода, забились в свои норы и жалкие лачуги.

Но, как бы не было холодно, некоторым, все же приходилось, по долгу службы, невзирая на жуткую непогоду, выходить в стужу, и исполнять свои служебные обязанности.

Одним из таких людей, был старшина королевской стражи Ульрис, он, и приданные ему в подчинение, четверо гвардейцев Её Величества. Сейчас, стоя в Башне придворного чародея и выслушивая распоряжения последнего, морально готовились к тому, что бы покинуть это теплое, пропахшее благовониями и целебными травами помещение.

— Вам все понятно, старшина? — Прокаркал своим старческим голосом чародей, воззрившись на статного, молодого человека, в посеребренных доспехах.

— Чего тут не понятного, Ваша Светлость? — Тут же отозвался Ульрис, печально глядя на языки пламени, весело танцевавшие в огромном камине, мраморной башни чародея.

Маг, еще раз, окинул воина пристальным взглядом, и вздохнув, тихо пробормотал себе поднос:

— Нет, ну прочему мне, всегда присылают вояк до мозга костей? У которых, ума хватает лишь на то, что бы запомнить, как правильно махать своими железками. Можно подумать, я стараюсь лишь для себя. Почему, скажите на милость, мне не прислали Хранительницу Королевы? Вот уж у кого живой ум, и развитый интеллект.

— Что, простите? — Спросил озадаченный старшина, — я не совсем понял вас, Ваша Светлость.

— Ничего, ничего, — раздраженно произнёс старый чародей, отмахиваясь от Ульриса, как от досадного недоразумения. — Я говорю, если вам все понятно, старшина, тогда повторите ваши обязанности.

Старшина отлично расслышал старика, и был совершенно не согласен с его оценкой. Ну, во первых, он, Ульрис, хоть и являлся, как выразился этот сморчок, — «вояка до мозга костей», однако на интеллект свой не жаловался, но спорить со стариком, ему не хотелось, по этому, он просто повторил полученные инструкции.

— Я и мои люди, — что было явным преувеличением, гвардейцы не были людьми старшины, по какой-то странной прихоти, кого-то из вышестоящих офицеров, заменил его стражников, на этих, вот солдат алезийской армии. В принципе, Ульрику было все равно, гвардейцы, тоже были отменными воинами, но все же, своим людям, он доверяло больше.

— Ну, ну, я вас внимательно слушаю, — поторопил старшину чародей.

— Так вот, — продолжил Ульрик вырванный из своих размышлений, — я и мои люди, сегодня, как только главные часы на дворцовой площади, пробьют без четверти полночь, что будет примерно через час — решил блеснуть, своим «приниженным» интеллектом, Ульрик. — Покидаем город, через северные ворота, и двигаемся примерно лигу, в направлении северо-запада, до одиноко стоящей сосны.

Чародей одобрительно кивнул, подбадривая старшину продолжать.

— Там нас будет ждать крытая повозка, запряженная двойкой черных, как смоль лошадей. Мы осматриваемся по сторонам и, убедившись, что за нами не наблюдают, осторожно приближаемся к вознице, одновременно называя пароль.

— Какой пароль? — Настойчиво полюбопытствовал чародей.

— Ну что вы, в самом деле, Ваша Светлость, за детей нас держите? Раздраженно и с обидой в голосе спросил Ульрик.

— Пароль! Гаркнул верховный чародей.

Все пятеро воинов, вздрогнули от звука его голоса.

— Старый друг ждет гостинца, — чуть ли не выкрикнул, старшина королевской стражи.

Чародей довольно кивнул:

— Далее?

— Дальше, возничий передает нам ларец, который, ни в коем разе нельзя открывать. — Отчеканил Ульрик, все еще напуганный голосом старика, потом, переложив его вот в этот мешок, — он жестом указал на полотняную суму, лежащую на рабочем столе чародея, — во весь опор мчимся обратно к вам.

— А если по дороге вас кто-то попытается остановить? — Хитро прищурившись, спросил маг.

— Мы, раскрыв плащи, демонстрируем герб королевской стражи. Если же это не подействует, мы просто убьем любого, кто попытается отнять у нас эту вещь.

— Правильно, — облегченно сказал чародей, и старческой, трясущейся рукой утер капли пота со лба. — Если выполните все верно и в срок, обещаю, всем хорошую премию, и продвижение по службе, — затем немного помедлив, добавил, — а еще, мой фирменный эликсир для мужчин, после которого, не одна дама, не сможет вам отказать, в своем расположении, — закончил он, подмигнув воинам.

Те дружно загоготали, но встретив тяжелый взгляд старика, тут же умолкли и отчеканили в один голос:

— Рады стараться Ваша светлость!

Ульрик немного помялся, но, все же набравшись храбрости, решил спросить:

— Ваша светлость, а обязательно это делать ночью? Такой холод на дворе, да и метель, не видно же ни чего.

— Что вы, старшина, — обеспокоено прошептал чародей, — только ночью и ни как иначе! Ни кто, я повторяю, ни кто, не должен знать об этом деле, Слава Творцу погода сейчас нам благоприятствует.

На счет погоды, королевский стражник мог бы, и поспорить, но счел более благоразумным промолчать.

— Ну а теперь нечего терять времени, отправляйтесь сею минуту, — нетерпеливо сказал чародей, а что бы вы, и ваши храбрые воины, ненароком, не околели на этом холоде, выпейте ка, вот этот отвар, он вас согреет и придаст силы. — Закончил свою речь королевский чародей.

Приказ есть приказ, каждый из воинов, осушил свой кубок с отваром, и бросив последний взгляд, на пышущий жаром камин, вышли в ледяную ночь.

— Слушай старшина, а ведь не соврал старик то, на счет эликсира, свесившись с седла и перекрывая свистящий ветер, прокричал, в самое ухо Ульрику, один из гвардейцев, — как будто и не зима на дворе, а так, теплая осень.

Старшина и сам чувствовал жар и разливающуюся бодрость, во всем своем теле, — но вместо того, что бы вступать в диалог с гвардейцем, ограничился лишь простым кивком головы.

Вот уже две четверти часа, как они миновали ворота, и неспешной рысцой скакали в указанном направлении. Однако, описанная чародеем одинокая сосна, а ровно, как и крытая повозка, упорно не хотели появляться. Хотя сильная метель и мешала обзору, Ульрик начал беспокоиться, а не сбились ли они с пути. Но вот, спустя еще четверть часа, где-то в дали, за бесконечным и хаотичным мельтешением снежинок, стал пробиваться едва тусклый свет.

Старшина облегченно вздохнул.

— Похоже, ребята, мы почти на месте, пересиливая вой ветра, прокричал старшина королевских стражников. Но тут же, какая-то смутная тревога, словно склизкий спрут заползла в душу Ульрика.

И тот час, будто в подтверждении его слова, один из гвардейцев прокричал:

— Командир, кажется там бой, слышите, лязг метала и, кажется крики.

Ульрик не слышал крики, но его обострённый слух, развывшийся на бесчисленных полях сражений, уловил, ни с чем несравнимый, звон клинков.

— Вперед! — Проорал он, — на ходу извлекая из ножен свой боевой меч.

Всадники, пустив коней в галоп, спустя пару минут, вылетели на открытую поляну, на которой, раскинув свои зеленые, хвойные ветви, высилась одинокая сосна.

Обведя открывшееся пространство беглым взглядом, Ульрик молниеносно оценил ситуацию. Их опередили, повозка была перевернута, запряженные кони, рвали упряжь, в бессилии, пытаясь покинуть место сражения. Двое раненых воинов в легких акбарских доспехах, оперившись спинами о ствол сосны, отбивались от группы вооруженных людей. Еще трое, по всей видимости, конный эскорт, сопровождавший повозку, сейчас безжизненно распластались на снегу, орошая его своей алой кровью.

— Руби всех, кроме акбарцев! — Заревел старшина и, пришпорив своего коня, первым ринулся в бой.

Гвардейцы кинулись следом. Грабители, едва успев заметить невесть откуда взявшуюся подмогу, мигом исчезли в темноте, их место заняли люди в черных балахонах. Их было так много, что старшина понял, что они окружены.

— Не стоять! — Заорал он своим людям, берем то, зачем пришли и уходим. И выхватив свой сверкающий меч, кинулся в самую толпу, одетых в черное людей, пытаясь на полном скаку, пробиться к раненым акбарцам. Как только его конь поравнялся со странной группой, боевой массивный конь, отказался ему подчиняться, бил копытами, вставал на дыбы и в конечном итоге сбросил Ульрика на землю. Рыхлый снег смягчил удар, и старшина, тут же вскочил на ноги. Обнаружив, что окружен, Он красивым отточенным действием завертел своим изукрашенным рунами клинком, отражая направленные в него заклятия. Резко присев. Старшина, широким взмахом, рубанул по ногам, ближайших к нему. людей в рясах и, почувствовав, как остро отточенная сталь, раздробляет кости его противников, практически без всякого сопротивления почувствовал ликование. Ульрик машинально осмотрел поля боя и своим натренированным взглядом увидел, что трое его людей уже мертвы, причем двое из них превратились в обугленные головешки. Еще один, сжимая в руках, какой то амулет. Одичало, осматривался по сторонам, пытаясь отбиться от многократно превосходящих его противников. Гвардеец, затравленным взглядом, заметив старшину, закричал, перекрывая вой ветра:

— Это засада, командир! Уходите, берите шкатулку и уходите! Я постараюсь, их задержать!

Ульрик разрывался, чувство боевого братства, требовало помочь гвардейцу, но четкие инструкции данные ему королевским чародеем, гнали его к раненому акбарцу, укрывшемуся за горящей сосной.

Недолго думая, воин, закинув за спину свой широкий, изукрашенный магическими рунами щит, пригибаясь, как можно ниже, бросился к акбарцу. Молнии и огненные шары проносились мимо его головы, несколько угодили в щит. Однако Ульрик задыхаясь, все же добрался до сосны. Бегло осмотрев раненого, старшина понял, что акбарский воин уже не жилец, в боку у того зияла огромная кровоточащая рана, которую воин безнадежно старался прикрыть единственной уцелевшей рукой. Вторая была обуглена, скорее магическим огнем.

— Держись, — прорычал Ульрик, — я вытащу тебя отсюда. Откуда демоны их побери, тут взялись чернокнижники.

Акбарец с трудом открыл глаза:

— Нас ждали, — с трудом сказал он, и веки его вновь начали закрываться.

— Это при вас? Закричал королевский стражник, — вещь эта она еще у вас?!

— Скажи мне, что я должен услышать алезиец, — едва слышно произнес умирающий.

— Что? Ах да, старый друг ждет гостинца, — немного растерянно произнес старшина.

Акбарец попытался, улыбнулся и, превозмогая боль произнес:

— У повозки двойное дно, рычаг прямо за правым задним ободом.

— Что я могу для тебя сделать друг? — Озабочено спросил старшина, у истекающего, кровью акбарца.

Тот молчал, так долго, что, Ульрику показалось, ответа не будет во все, но спустя минуту, раненый произнес:

— Доставь, то тому, кто ждет, — взгляд его метнулся по сторонам, — ты веришь, что все это случайно?

— Кто-то так сказал, — совершенно механически, ответил Ульрик. Стечение случайных обстоятельств.

Акбарский воин жутко закашлялся кровью,

— Не бывает таких случайностей, — жутко похрипел он и умер.

Королевский стражник, осторожно выглянул из-за сосны, горящие ветви, давали достаточного освещения и в свете мотающегося огня, он понял, что его обходят полукругом. Однако если подналечь, то вполне можно первым успеть до повозки, а там метнуться в темноту

Старшина, поднялся во весь свой двухметровый рост и, прикрываясь широким щитом, опрометью просился к перевернутой телеге. Краем глаза он увидел, как черные фигуры кинулись ему наперерез.

— «Ну, уж нет, не возьмете», — злобно подумал он, — и, прибавив шагу, буквально налетел на разбитую повозку. Быстро нашарив потайной механизм, он извлек из тайника, черный, как смоль ларец. Прижав его к груди, он почти ползком двинулся туда, куда свет от горящей сосны не распространял свои яркие всполохи. Он полз, временами бежал, прислушиваясь к звукам погоди. И вот когда он уверился, что спасение уже рядом, чей-то голос за спиной тихо, но настойчиво произнес:

— Старшина Ульрик, я думаю, что вы взяли то, что вам не принадлежит

Круто развернувшись, и все так же покрываясь щитом, воин уставился на темную фигуру, стоявшую, в пяти метрах от него.

— Ну, незачем так нервничать, старшина, — вкрадчиво сказал голос. — Вы, ведь вполне умный человек, неужели старшина, это придел ваших мечтаний? Я думаю, что вы заслуживаете, звание капитана, просто, отдайте нам то, что вы, так крепко, сейчас прижимаете к своей груди. Мы ведь всегда можем, договориться, к обоюдной выгоде.

Ульрик щурил глаза, пытаясь разглядеть говорящего, однако капюшон, надвинутый на глаза, мешал опознать владельца голоса.

Старшина медленно попятился и тут обнаружил, что такие же черные фигуры окружили его с двух сторон.

— «Шансов у меня больше нет» — с неким отчаяньем подумал он, но вместо этого страж произнес твердым голосом:

— Мне не о чем договариваться с убийцами!

— Человек в балахоне засмеялся так, что отзвук его отвратительного смеха, разнесся на много лиг вокруг.

— Жаль, что вы оказались таким дураком, сказал человек, снимая свой капюшон.

— Вы? — Поражённо спросил Ульрик.

И тут стразу три колдовские молнии, поразили старшину, сила магии была настолько сильна, что даже щит, изукрашенный защитными рунами, оплавившись, раскололся надвое в руках старшины

Ульрик, пошатнулся, и губы его, прошептали только одно:

— Предательство.

Затем, огромный воин, покачнувшись, всем своим весом рухнул на белый снег. Когда его голова коснулась сугроба, он был уже мертв.

Человек в балахоне, вновь надел капюшон и коротко бросив своим товарищам,

— Заберите реликвию и уходим, не хватало еще, что бы сюда нагрянули Рыцари Церкви. — После чего вся группа растворилась в ночной темноте

Глава 2

Метель все усиливалась, когда лейтенанты городской стражи, напарники Хейди и Криан, вновь вышли на ночную охоту. «Охотой», их патрулирование, в шутку назвал Криан. Однако Хейди выражение понравилось, и как-то негласно, оно вошло в обиход.

Ну а, как, называть это по-другому, если уже второй месяц подряд, в городе завелся оборотень.

Криан и Хейди были в приподнятом настроении, так как, до сегодняшней смены, у них было пару дней отпуска. Как ни странно, после нагоняя, полученного ими о начальства после немыслимого случая с уничтожением умертвия и некроманта, они были даже награждены.

И вот теперь, плотнее запахиваясь в форменные плащи, напарники, стараясь ступать, как можно тише, осматривали, каждый темный закоулок, района трущоб

— Ну вот почему, тот квартал, так притягивает всю эту нечисть? — посетовал Криан. — А вообще если хочешь знать мое мнение. Не сунется он в такой холод на улицу. Если вообще тот оборотень есть.

— Сунется или нет, — но делать что-то нужно, иначе в городе начнется не просто истерия, а паника. — Заглядывая в очередной переулок, произнесла Хейди.

— Знаешь, мне кажется все это байки. — Сказал Криан, давя тяжелым сапогом, очередной снежный сугроб, — ты же знаешь, как простолюдины любят все приукрашивать. Три трупа и они уже готовы объявить на весь город, что в трущобах, объявился оборотень. А по факту мы получим, какого-нибудь извращенца. Не проходит и недели, чтобы в том районе, кого ни будь, не убивали.

— Извращенец, или оборотень, нам то какая разница? — Спросила Хейди, бережно поправляя колчан со стрелами. — Нам, в любом случае, нужно убрать его с улиц.

— Ну, это я тебе гарантирую, — стуча зубами, произнес Криан. — Клянусь Творцом, как только мы его поймаем, этот парень сильно пожалеет, о моей отмороженной, — он на секунду запнулся и продолжил, — руке.

Хейди хмыкнула, плотнее запахнув плащ, однако тот, все время норовил сползти с ее плеч, из-за кожевенного колчана полного стрел.

Щурясь от мельтешения снежинок, Криан оглядел напарницу.

— И чего ты опять взяла с собой лук? — Непонимающе спросил он, носишься с ним, будто с малолетним ребенком.

— Ни чего ты не понимаешь, — огрызнулась Хейди, дрожа всем телом от пронизывающего ветра, — вспомни некроманта и умертвие, я например больше и близко не хочу подходить к ним ближе, чем на десять шагов, уж лучше я пущу стрелу.

— Это при условии, что твоя стрела поможет. — С сомнение произнес Криан, — на наших мечах, хотя бы выбиты защитные руны.

— И много они помогли нам с умертвием — ехидно заметила Хейди.

Крин не найдя слов в защиту своих доводов, решил просто проигнорировать замечание напарницы.

— Сегодня мы точно его достанем. — Уверенно сказала Хейди.

— Это с чего вдруг, такая уверенность?

— Не знаю, — пожав плечами, — ответила девушка, — может потому что сегодня опять полнолуние?

— Ну, мне бы твой оптимизм, — если слышно, пробурчал себе под нос Криан.

— Что?

— Я говорю, вот уже три месяца к ряду, мы выходим, на эти чертовы поиски, и каждый раз ты, уверяешь меня, что мы его поймаем.

— Я не сказала, поймаем, я сказала, достанем, — уточнила девушка.

— Ну, хорошо, не сказала, — проворчал её напарник, — однако до этого, нам не удавалось сделать этого.

— Он, просто залег на дно, — спокойно возразила Хейди. Однако он оборотень, а не один оборотень, может контролировать свою природу, более двух лун подряд.

— Да перестань, час другой и уже рассвет, а значит и ночь по всей видимости, опять прошла напрасно. Я всегда говорил, нет никакого оборотня, все это байки, — начал увещевать напарницу Криан, но тут, замолк на полу фразе.

Ночь пронзил страшный, полный отчаянья волчий вой.

Криан остановился, и замер в ожидании, повторного звука. Оглянувшись по сторонам, он увидел, что его напарница идет, словно в трансе, что-то бормоча себе под нос.

— Хейди! Позвал девушку Криан, однако, она ни как не отреагировала на его окрик.

Хейди, куда ты направляешься, вновь крикнул Напарник. И тут его осенило, она шла к запретному переулку.

Стой! — Закричал юноша, бросаясь ей вдогонку.

Запретный переулок, существовавший тут со времен основания города, был не просто жутким местом, он был пристанищем, порождением тьмы и самых отъявленных чернокнижников. Двойная граница оберегала его от посторонних, один барьер был сотворен могущественными колдунами и некромантами при помощи порождений тьмы. Вторая же граница была установлена Рыцарями Церкви, дабы не дать нечестии вырваться наружу. Хейди остановилась у самой границы, где возвышался прогнивший переходный столб. Девушка долго смотрела на невидимый барьер, а потом вдруг отчётливо, произнесла — «ГАЙДАНА». После этого она упала в обморок и забилась в конвульсиях, продолжая произносить, какую-то несуразицу. Криан мигом подбежал к ней и подложил свою руку ей под голову, дабы она разбавила свой затылок, о булыжные камни мостовой. Хейди еще какое-то время билась в судорогах, бормоча, какие то странные слова. Затем она затихла и открыла глаза, невидящим взором смотря на напарника:

— Кто ты, вдруг спросила она, а затем сделала то, что Криан ожидал от нее меньше всего.

Девушка выхватила меч и с силой пыталась ткнуть им своего напарника. Лезвие, царапнув доспех Криана, бессильно соскользнуло и стукнулось о мостовую. Воспользовавшись этим, юноша крепко прижал руку Хейди к гладким камням мостовой, заставляя напарницу выпустить меч. Девушку дернулась еще раз и обмякла.

Криан с беспокойством смотрел на нее, нежно проводя ладонью по её лицу, и очищая разметавшиеся волосы от снега. Наконец заметив искру сознания в её глазах, он тихо спросил:

— Девочка, с тобой все в порядке?

Однако, Хейди, казалось, совсем не слышала его, она, не мигая смотрела, как языки газового фонаря о стеклянные стенки, пытаясь выбраться наружу.

— Хейди? — Вновь полушепотом повторил юноша.

Девушка вздрогнула всем телом и, посмотрев на Криана, бросилась ему в объятия.

Юноша, с нежностью обнял её, чувствуя, как рыдания, сотрясают все её тело.

— Что с тобой было? — Шепотом спросил он.

Наступило молчание, прерываемое лишь всхлипами Хейди.

Наконец, когда девушке удалось совладать, с собой, она тихо произнесла:

— Я не помню, ты, — она запнулась, — показался мне чужим. Мне стало так страшно Криан, так я не боялась ни когда.

— Хочешь, давай вернемся в штаб? Луна почти скрылась — бережно сжимая напарницу в объятиях, спросил страж.

— Нет, — чуть отстранившись от него, произнесла стражница, — просто я коснусь того проклятого знака.

— Я это заметил и кричал тебе. Но ты, как будто не слышала меня. — Пояснил юноша.

— А меч? где мой меч? все еще прижимаясь к Криану, тихо прошептала девушка.

— Он у меня, — успокоил ее юноша, — как только ты его… обронила, я подобрал его.

Хейди чуть отстранилась, что бы приять на меч, который с готовностью протягивал ей напарник.

Приняв оружие и закрепив его в ножнах, девушка с грустью сказала:

— Я почти растеряла все свои стрелы.

— Это не важно, — попытался успокоить ее Криан, мы идем за священником.

— Нет, — возразила девушка, — путь до ближайшей церкви и обратно, займет у нас час, луна тогда совсем сядет.

— Но ведь он за границей проклятого переулка, — попытался возразить Криан. — Нам как минимум нужен священник, или рыцарь церкви.

— Ты, что, согласен подарить оборотню еще месяц? — Спросила девушка.

— Конечно, нет, но я опасаюсь за тебя, ты коснулась знака, — начал вновь страж и осекся, увидев полные решимости глаза напарницы.

Минуту они молчали, и только свист ветра, нарушал эту тишину.

— Хорошо, раз уж ты почти пересекла границу, в тот раз я пойду первым! — безапелляционно заявил Криан.

Хейди согласно кивнув, уступила ему дорогу. Юноша, достав свой меч и прикрывшись руническим щитом, нервно сглотнув и покосившись на знак, преступил границу, Хейди последовала за ним, она вновь содрогнулась, однако быстро совладав с собой, поспешила за напарником.

Ни чего не произошло, огонь не спустился с неба, и Творец, не поразил их, своей молнией. Вместо этого вновь раздался вой, на этот раз они услышали его оба, вой был полон отчаянья и голода. А в следующую минуту истошно закричала женщина.

— Откуда тут женщина, — удивился Криан, однако времени на размышления уже не было.

Не раздумывая, Криан кинулся на звук и, обогнув проклятый знак, влетел в переулок. Хейди неотступно следовавшая за ним вдруг вскрикнула, когда в тупике переулка им открылась страшная картина.

Полу волк — получеловек, навис над парализованной, в ужасе женщиной. Из укуса на её груди, алыми струйками сочлась кровь. Кровь капала и огромных челюстей животного

Криан, крутанув меч и прикрывшись тяжелым щитом, бросился на тварь. Однако Хейди опередила его, достав из колчана последние стрелы и прицелившись, она, одну за другой, выпустила их в чудовище. Мальнир обучавший её стрельбе, вот уже два месяца, был бы доволен. Ни одна стрела не ушла мимо цели. Волка ударило будто тараном, и он, скатившись со своей жертвы, ударился, своим массивным телом, о ближайшую стену, ветхой хибары, выбив из нее, пыльные крошки штукатурки. Однако, дико взвыв, так что у стражей зазвенело в ушах, тварь, быстро вскочила на лапы, ощерив при этом, в зверином оскале, свои могучие челюсти, и с яростным рыком бросилась на Криана. Юноша, прикрыв себя и Хейди, принял тяжелый прыжок волка на свой щит. Сила удара, заставила стража, сделать шаг назад и он, чуть было, не налетел на Хейди, с трудом удержав равновесие. С шипением рассекая воздух своим мечем, страж, вновь ринулся в бой, нанося своему противнику удары железной окантовкой щита, и полосуя тело создания широким мечем. Волк скалился и отступал, женщина продолжала исступленно кричать.

Волк прыгнул, снова лязгая челюстями, и намереваясь вцепиться стражу, в незащищённое горло. Крин был готов к этому. Он саданул, по истекающим слюной зубам, окованной в сталь рукой и не теряя времени, тут же всадил в брюхо твари, отцовский меч. Волк, протяжно, страшно заскулил и упал, свернувшись калачиком. Руны на мече Криана, полыхали белым пламенем.

— Ну вот ты и от охотился, — злобно прошептал страж приближаясь к скулящей твари, облик которой начал на глазах меняться. Там, где только что, была волчья пасть, теперь красовалось лицо, молодого юноши на вид не более семнадцати лет.

— Не убивай, — жалобно простонал оборотень.

— Криан отерев меч о полы своего плаща, тихо поинтересовался:

— Кто тебя укусил приятель? Но когда юноша, с полным ужасом взглядом, быстро замотал головой, из стороны в сторону, страж, без всяких колебаний, отсек тому голову, быстрым и четким ударом, своего клинка. Тело создания еще раз конвульсивно дернулось, а затем замерло, коченея на глазах.

Жертва нападения все это время, наблюдавшая за схваткой расширенными от ужаса глазами, вдруг запричитала:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 270