электронная
160
18+
АПОКРИФЫ

АПОКРИФЫ

Объем:
196 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0053-6666-5

О книге

В новую книгу петербургского прозаика Антона Задорожного вошли рассказы, написанные в 2020–2021 годах. Со свойственными его прозе гуманизмом и иронией автор исследует глубины души своих героев, находящихся в разных, порой фантастических и экстремальных, ситуациях. Свободно экспериментируя с жанрами — от «святочного рассказа» до киберпанка, — писатель осмысливает современность и размышляет о будущем. Электронная версия данной книги для читателей Ridero содержит эксклюзивный бонусный контент.

Отзывы

Дмитрий Х.

1) отзыв на WC. Начнем по порядку и пройдем по ребрышкам сверху вниз . WC,туалет, толчок или дырка – место архиважное для человека, практически сакральное. Для некоторых людей доступ к цивилизованному «белому другу» открыт всегда, для других он - роскошь, отчужденная от скромного бытия личности. Ну что ж, перед нами небольшая монография о керамической конструкции под названием «туалет». Попахивает научным исследованием без занудного и долгого журчания воды. Автор призывает нас не зажимать носики, но рука непроизвольно пытается отогнать неприятные запахи. По-видимому, автору долго пришлось сидеть на «белом троне» в ожидании рождения туалетной композиции. Бачок и унитаз явно помогали автору создать интересный труд, подпустив его к туалетному таинству. В некотором роде автор написал «оду» туалету , обозначив его важность и первостепенность. Действительно, сколько времени мы тратим на то, чтобы удовлетворить свои физиологические, а иногда и познавательные потребности, сидя на белом фарфоровом коне? Сколько решенных проблем, разгаданных кроссвордов, прочитанных книг, написанных постов и исписанных стен? Жаль, что никто не ведет статистику. Хотя может и найдутся интересные исследования ученых-социологов… Давайте по порядку. Несмотря на различные юморески, автор поднимает серьезную государственную проблему- наличие туалетов в нашем царстве -государстве. Еще не менее значительная тема – это разный статус у каждого туалета. Есть российские деревенские, а есть японские технологичные. Их объединяет только название. Это как виндоувс 95 и виндоувс 10. Не все поймут, не многие вспомнят. А наличие хроники делает автора репортером. С микрофоном в руке он готовит репортаж и с серьезным видом говорит: «Выводы делать только вам». Какой-то честный частный детектив получается, не правда ли? Автор использовал в своей работе цитаты небезызвестных коллег -писателей. Декарт, Вульф, Шмелев и Ходорковский - лишь немногие, кто помог создать сей интересный рассказ. Читать это произведение можно и за рабочим столом, и в уютном кресле, но я бы все-таки рекомендовал делать это в другом, более «интимном» месте. 2) отзыв на Анабиоз. В сером-сером городе, в сером-сером панельном доме, в серой-серой квартире, на серой-серой кровати лежал он, обычный серый человек. Он не выходил из комнаты и не совершал ошибок; он искал упоение в родной берлоге, посасывая сладкий нектар. Никто его не лишит квартиры, никому он не нужен… До поры, до времени… Рассказ похож на липкий сон, от которого хочется быстро отмахнуться. Сюрреализм вперемешку с душной реальностью вырисовывает маленького паучка-человечка, пытающегося прогнать жизнь из своей душной засаленной норки. Есть кафкианская ситуация – кто-то без цели взрывает дома, люди страдают от этой ситуации, но только не паучок. Паучка не трогают заботы этих людей, а даже наоборот — он радуется несчастьям и ловит кайф от чужой боли. Паучок еще не знает, что кто-то устанавливает последний заряд… Автор вырисовывает своеобразный «русский» вариант Грегора Замзы. У героя Кафки была семья и было имя, а здесь нет ни семьи, не имени. Герою-призраку не нужно превращаться в насекомое, так как он изначально имеет «фигуру, напоминающую кузнечика». Автор показывает, что нет просвета в этой мгле. Оставь надежду всяк сюда входящий и всяк это читающий. 3) отзыв на Билет в один конец. Человеческая жизнь похожа на коробку спичек. Обращаться с ней серьёзно — смешно. Обращаться несерьёзно — опасно. Рюноскэ Акутагава Жизнь – это привычка. Жизнь – это порядок действий. Жизнь – это сменяющиеся состояния забвения и активности. По этой канатной дороге и ходит обычный человек- герой Антона Задорожного. Самоубийца меняет картину мира нашего героя, но ненадолго. Стабильность берет вверх, и психика отклоняет чудовищные экзистенциальные «думы». Герою можно простить то, что он проглотил «наживку» витальности. Так работает психика человека, в этом ничего крамольного нет. Сначала ты сокрушаешься, посыпаешь «пепел на голову», а потом идешь в ближайшую пятерочку за картошкой. Жизнь продолжается. Тем более герой не один, у него есть жена и ребенок. Разве можно вечно прозябать в меланхолии… Автор показывает, что герой абсолютно нормален. Его нормальность проявляется в том смысле, что в сознании героя возникает ситуация вовлеченности в драму. Извлечь останки человека и спокойно пойти домой есть борщ -это не вписалось в модель поведения героя. Для машиниста был уготован персональный ад, который был разрушен благодаря инструкции и привычке. Это как первое убийство на войне – сначала страх, шок и обострение чувств, потом рутина. Пример банальный, но верный. Автор часто поднимает тему алгоритмов и инструкций. Обществу не нужна рефлексия, оно от нее устало. Зачем, если излишние чувственные аспекты мешают нормальному ходу событий? Разве люди виноваты в том, что опоздали на работу из-за плачущего и трясущегося машиниста? Действительно, как подытожил герой, со всеми случаются самоубийства. Зачем думать и доводить себя до крайнего утомления? Зачем возмущаться против жестокой, несправедливой жизни? Очень хорошо, что есть инструкции, избавляющие от вины и мук совести. Не нужно создавать ад. Не правда ли, что хочется обычного счастья и спокойствия? И пусть будет все как у людей. 4)отзыв на рассказ Рыбалка. На этом свете нет ни благодарности, ни справедливости, а другого света тоже, между прочим, не предвидится. Генрих Белль Изначально в рассказе не обнаружил ничего примечательного. Ну подумаешь, контактный центр, позвонил какой-то крикливый клиент с непонятными вопросами, сотрудники с фейспалмом пытаются быстренько обработать звонок. Дело принимает привычный оборот, но не тут-то было! Вдруг автор начинает потихонечку вводить историю этого клиента. Другие – это ад. Разве не так? Если собственная душа – потемки и бывает ждешь подвоха от своих чокнутых нейронов, то чужой человек – это афроамериканская тень на квадрате Малевича. Автор представил инверсированную картину Сартра. Клиент, на котором первоначально были проставлены грубости и раздражительности, был представлен в другом ракурсе. Оказывается, у клиента есть своя жизнь, наполненная «зебристыми» событиями. Также оказалось, у Гали (так звали клиента) есть семья, были путешествия в другие страны, были забавные ситуации (к примеру, муж «учудил» в дьюти-фри). Затем смерть мужа и прозябание в одиночестве привели к тому, что Галина превратилась в ту «бабку», которую хотят «спровадить» сотрудники. Хочется процитировать персонажа известного мультфильма: -Жалкое зрелище, душераздирающее… Кошмар. Только это не мультфильм, совсем не забавный сюжет. Автор снова поднимает тему жизни в царстве алгоритмов и инструкций. Рабочий «институт жизни» создает более прочное отчужденное состояние человека, в котором ему одновременно комфортно и неудобно. Равнодушие, отстраненность и отсутствие понимания – это выхлоп реальности, созданной людьми. - Подумаешь, позвонила безумная бабка! Таких тысячи! Пойдем лучше домой! А далее снова работа. Снова женщина, рыдающая в трубку. Затем мужчина, еле ворочающий языком. Оператор рассмеялся и сказал, что клиент пьяный. Может и так. А может клиент после инсульта. Разве сейчас выяснишь? Не до выяснения правды, ведь поступает новый звонок. Жизнь – это человеческий миг, в разрезах которого хранится эта папка со смешными звонками. И там же найдется место и одинокой Галине, решившей снова позвонить в центр поддержки… 5) отзыв на Взгляд в разбитое окно. Пахнет безысходностью, не правда ли? Автор удается представить действительность как есть, без прикрас. Уже в начале автор дает нам понять, что реализм не будет иметь розовых оттенков. «Темное февральское утро — из тех, когда мрачные мысли по-своему уместны и не мешают жить, а уличные этюды заряжены романтикой и надеждами на лучшее» У автора есть формула – на одну улыбку героя приходится три грустных выражения лица. Автор пренебрегает принципом бритвы Оккама «не следует множить новое сущее без необходимости». Герои вступают в новые ситуации, порой грустные и до боли смешные; дорожные развилки рождают новые истории, связанные тугими змеиными кольцами причинно-следственных связей. Автор не пытается изменить российскую действительность. Он, как один из героев рассказа «Карикатура», пытается зафиксировать реальность как она есть, без прикрас и монтажа. Зачем придумывать и фантазировать, если можно внимательно посмотреть и изложить на бумаге. В рассказе нет ничего нового. Все это мы уже слышали неоднократно в автобусе, на работе, в семейном кругу. Эти истории обыденны и даже начинают казаться скучными, но автор смог подчеркнуть их значимость, словно выделив красным маркером. И те, кто умеет видеть, обязательно это заметят! Автор не претендует на оригинальность сюжетов. Автор прост, но как раз в простоте и заключаются сила и интеллект. Автор любит ковырять человеческие язвы – его персонажи непременно пьют и воруют, лупят себе подобных и страдают от несправедливости. Но не подумайте, что автор лишает героев счастья и обрекает на ничтожное существование! Они счастливы, но их счастье быстро проходит. Счастье у героя мимолетное и очень капризное, как птица удачи в песне группы «Машина времени» — ее «теперь почти невозможно повстречать на пути» Иногда автор дает искаженное представление о хорошем течении жизни, дарит такой оптимистичный сценарий, но к концу рассказа понимаешь, что героев ждут неприятности. Причем неприятности с горьким кафкианским привкусом со всеми вытекающими последствиями. Автор рисует красивый пейзаж, на котором расплываются темные жирные кляксы. Автор не хотел этого, просто так сложились обстоятельства. Рекомендую эту книгу к прочтению!

May 31, 2021, в 1:23 PM
Вячеслав Самойленко

Апокрифы третья книга прочитанная мной. Если сравнить с первыми двумя, в новой книге стиль стал значительно лучше. Читая WC мне было смешно. Но дальше настоящий реализм, автору нравится ставить читателя на место героев, делая читателя участником. Не знаю как бы поступил будь у меня ребенок инвалид, смог бы отказаться от такого тяжелого бремени, как поступил и смог бы выжить в постапокалиптическом мире, тем более помня как было хорошо раньше. Советую приобрести книгу.

May 7, 2021, в 9:26 AM
Константин Хващевский

April 29, 2021, в 5:43 PM

Автор

Антон Задорожный
Антон Сергеевич Задорожный
Задорожный Антон Сергеевич — автор сборников рассказов и повестей «Жизнь на грани» (2017), «Мы никогда не умрем» (2019), «Апокрифы» (2021). Лауреат республиканского литературного конкурса «Крымское приключение — 2018». В разные годы его рассказы публиковались в журналах «Традиции & авангард», «Свободный полет», «Урал», «Новый Орел + XXI век». Родился 9 марта 1991 года. Живет в Санкт-Петербурге.

Над книгой работали:

Александра Скурту
Художник
Вера Вересиянова
Корректор
Константин Комаров
Литературный критик
Елизавета Клюева
Художник
Илья Попенов
Редактор