электронная
45
печатная A5
539
18+
Академия обладателей дара

Бесплатный фрагмент - Академия обладателей дара

Выбор Стихий

Объем:
492 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-5763-1
электронная
от 45
печатная A5
от 539

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Двое друзей полдня катались на спортивных мотоциклах. Уставшие, но довольные своей прогулкой, они решили остановиться у придорожного кафе. Здесь подают отменное мясо, приготовленное на углях, нарезку из свежих овощей с хрустящим ароматным хлебом и много другой излюбленной мужской еды и, конечно, хмельные напитки.

Зашли в кафе, сели в мягкие сидения возле понравившегося столика. Прекрасный вид из окна и просматривается все кафе.

— О, смотри, — Валера отвлек Максима от вида из окна, — Смотри на барную стойку. Похоже новая официантка. Ничего такая… Симпатичная. Как тебе? Подойдет?

— Валера, может не стоит здесь искать?

Максим брезгливо оглядел заведение.

— А где предлагаешь? В нашем Квартале почти все девушки с такой родословной, что засудят от взгляда. А тут, как говорится, никаких последствий. Приглядись к ней.

Максим неохотно посмотрел. Обычная девушка со средним ростом, стройная, длинные волосы цвета спелых каштанов, заплетенные в косу. Непонятно, что она здесь только забыла? Видно, что боится всего и всех.

Девушка начала говорить с посетителем и повернулась в его сторону. Максим внимательно изучал ее.

«Лицо действительно очень милое, совсем без косметики, детское. Даже жаль такую…»

Но встречаться с некрасивой девушкой ему тоже не особенно хотелось.

Максим с неохотой сказал: — Пойдет.

Валера среагировал моментально:

— Девушка! Да, Вы. Обслужите нас, пожалуйста. Мы уже выбрали, что будем заказывать.

***

— Ну сколько можно стоять у зеркала и издеваться над лицом? — Вероника была возмущена, что Елизавета, ее лучшая подруга, руками трогает лицо и совсем не слушает, а она о таких важных вещах рассказывает.

— Я тебе говорю, что у нас послезавтра контрольная работа по физике, а ты не реагируешь совсем. Вот и результат.

Вероника подошла ближе к подруге и указала пальцем.

— У тебя ухудшения! Давай ты лучше на неделе сходишь к косметологу.

А рассказывала Вероника своей подруге действительно важные новости:

— Говорят, он красавчик!

— Кто? — Елизавета наконец-то отвлеклась от зеркала и посмотрела на Веронику.

— Кто, кто! — девушка показательно фыркнула, — Ты совсем меня не слушала? Да? Лариса Викторовна ушла, и послезавтра у нас ведет урок физики новый преподаватель. Говорят он симпатяга, хотя и… строгий.

Лариса Викторовна, преподаватель физики и по совместительству «классная», должна была доработать до конца года и уйти в декретный отпуск, но по состоянию здоровья ушла раньше. Оно и правильно с «таким классом можно и родить раньше времени».

— Ника… — Лизка печально застонала, — Какие мне красавчики, посмотри на меня. Я стала такой… Страшной…

— Елизавета, — Вероника называла полное имя подруги, исключительно, когда хотела сказать что-то важное, а в данном случае показать, что подруга говорит абсурд. — Ты не страшная, ты ленивая. Как ты могла себя так запустить? Сколько раз, я тебе говорила, не есть булки, сладкое, ходить в салон, в спортзал, на маникюр, а ты что? А тебе все не когда, потом. Вот и дождалась. Потом пришло. Лови!

— Ника, тебе сейчас очень выгодно со мной дружить, на моем фоне ты будешь еще красивее! — провыла подруга и упала на кровать, лицом в подушку.

Вероника действительно была очень красива от природы, наследственность хорошая. Поэтому родители и в особенности бабушка, внимательно следили за ее внешним видом и контролировали, чтобы она всегда одевалась строго, скрывая под одеждой внешность. Конечно, ей ужасно надоели эти темные форменные платья, сделанные на заказ и из хорошей ткани, но безумно скучные. А все попытки девушки убедить родственников заканчивались тем, что они настаивали потерпеть еще немного. Убеждали, что после школы у нее появится шанс самой решать, как одеваться.

Подруга же могла себе позволить одеться менее скромно. Однако ее любовь к сдобе и не любовь к салонам и спортзалу, начали портить стройную фигуру. Елизавета немного ниже Вероники и стала слегка полнее. Ее лицо было очень милое, но сейчас его портили два появившихся прыщика.

— Лизка, ну ты чего? Соберись! Тебе просто надо начать следить за собой и перестать хандрить. На дворе апрель, впереди выпускные экзамены, а там и взрослая жизнь!

— Легко тебе говорить, — буркнула Лиза, выглядывая из подушки. — У тебя таких проблем нет!

— Конечно, нет, но это не значит, что мне все легко дается. Да что я тебе рассказываю, ты не хуже меня все это знаешь, только не делаешь. Тебе легче ныть, чем что-то сделать. Ты хоть можешь нормально одеваться, а я все время в темной форме хожу! — после этих слов, Вероника обиженно поджала нижнюю губу и отвернулась.

— Ладно, я домой поехала. Пока.

— Ника, ну ты чего? Не обижайся, ну постой же ты. Ты не договорила, что там с этим красавчиком? Какая контрольная-то?

— Простая контрольная, что прошли, проверит. Все усвоили или нет. Ему нужно понимание, какие темы повторить перед экзаменами.

Вероника была уверена в своих знаниях по предмету, она хорошо училась и уже была готова к выпускным экзаменам.

— Да уж, кому как!

Елизавета тоже хорошо училась. Но в последнее время, в ее голову все чаще лезли мысли «о мальчиках», вернее об одном конкретном мальчике, и почему он стал меньше обращать своё внимание на нее.

— Ладно, Лиз. Я тебя подвезла домой, мне пора. Пока!

— Пока, Ника.

***

Вероника с удовольствием завела свой новый автомобиль. Она обожала ездить по своему Кварталу. Высший Квартал — это вершина их цивилизации. Всецело управляли им Высшая Комиссия во главе — Главнокомандующий и Верховный Судья, распространяя свое главенство и влияние на Служебные и Низшие Кварталы. Сам же Высший Квартал представлял существенные отличия от остального мира — это не только большая закрытая территория, условия и качество жизни, но и техномагическое, и инновационное преимущество. Основой этого Квартала были Обладатели Дара, их еще называли Одаренные — практики, которые выполняли приказы Комиссии и своими трудами создавали мощную цивилизацию и великое будущее.

Жителям было разрешено получать права с 16 лет, правда, выезжать за пределы, разрешалось после достижения 18 лет, и то только по специальному пропуску.

Девушку это вполне устраивало, она не стремилась выезжать за территорию Высшего Квартала или в нейтральную зону. Ей достаточно было перемещаться по привычному маршруту от школы до дома и обратно, иногда меняя маршрут на кафе, рестораны, ателье, торговые центры, салоны и тренажерный зал.

Вероника училась в выпускном классе элитной школы. В эту школу принимали детей с 7 лет, которые были либо носителями дара, либо уже обладающие даром. Оканчивали школу в возрасте 18 лет. Вместе с Вероникой в классе училось 11 человек.

Валера, Максим и Виктор — лучшие друзья.

Из молодых людей еще — Борис, Степан и Иван. А из девушек — Софья, Соня и лучшие подруги Вероники — Регина и Елизавета.

***

Следующее утро встретило Веронику неприятным сюрпризом. В холле школы ее уже ожидал Алексей Потапов из соседнего класса, признанный красавчик и «предмет обожания» многих девушек. Стоял он со своей «свитой».

— О, Ника, привет! Я тебя, детка, дожидаюсь.

— Зря тратишь время, пропусти! — Вероника, особо не церемонясь, пыталась пройти, расталкивая парней. Но Алексей был настойчивее.

— Ты опять как «грач» вся в черном. Когда ты уже свою форменную черную одежду сменишь «на нормальную»?

— Когда-нибудь сменю, но не завтра и не в ближайшее время. С тобой в одной школе лучше как «грач» ходить, целее буду. Дай пройти, говорю!

— Вот завтра и сменишь! Хочу, чтобы завтра ты была в коротком платье или юбке, сама решай, но чтоб выглядела шикарно. И макияж.

— Еще чего, разбежалась.

И тут он достал снимок и помахал им перед ее лицом. Вероника его не видела. Может его Виктор сделал два года назад, когда они вместе отдыхали на юге. На снимке Вероника сидела на песке в купальнике, грудь некрасиво свисает, на животе складки, а на лице глупая улыбка.

«Да уж… Красотка! Такой снимок нужно быстро разорвать и выкинуть, чтоб точно никто не увидел».

— Откуда он у тебя? — Вероника была в не себе от увиденного и злости. — Отдай немедленно!

— Отдам, если завтра оденешься красиво, даю слово — отдам и файлы удалю. А если проигнорируешь, то снимок будет красоваться везде, где только можно! Хочешь?

— Отдай, я сказала! — она кинулась отбирать снимок, но Алексей, смеясь, увернулся.

— Что тут происходит? — один из преподавателей решил вмешаться в спор и освободить холл от толпы.

— Ничего! — продолжая смеяться, сказал Алексей и со своей свитой двинулся в другую сторону, помахивая напоследок компроматом.

Веронике ничего не оставалось, как идти тоже в свой класс. Кипя от злости, она открыла дверь и увидела Виктора, как обычно сидящего за второй партой первого ряда.

Родители Вероники и Виктора давно дружат, поэтому они с Виктором не только учатся в одном классе, но еще и почти каждое лето ездят вместе отдыхать на юг Высшего Квартала. Только Виктор мог сделать такое ужасное фото.

— Витя, есть разговор, давай выйдем.

— Хорошо, а ты чего такая запыхавшаяся, что-то случилось?

Она вкратце рассказала о произошедшем событии в холле.

Виктор стоял в задумчивости:

— Слушай, я, правда, не помню как это фото могло оказаться у Потапова, но я с ним поговорю. Не переживай. Хотя… задание он тебе дал не сложное, я бы и сам рад тебя увидеть в другой одежде, — с этими словами он по-дружески подмигнул ей.

— Вы чего сегодня все сговорились что ли? — Вероника бушевала. — Думаешь, мне самой не надоело так ходить? Просто не хочу конфликтов с бабушкой и отцом. Ты же знаешь какие они у меня.

А бабушку боялись и уважали все. Веронику, Надежда Степановна очень любила и переживала, что с ее природными данными, она может очень рано вступить во взрослую жизнь, как было с ней в свое время, поэтому по средствам одежды и учебы пыталась отодвинуть этот срок, как можно дальше.

— У меня нет такой одежды.

— Купи! С деньгами же проблем нет. Хочешь, вместе съездим после учебы? Я помогу выбрать, — с предвкушением сказал он.

— Ну уж нет, сама справлюсь.

— Хорошо, тогда пошли в класс.

Учебный день прошел для Вероники не заметно, она была задумчива. Стоит ли идти на поводу у Алексея. Как давно она сама мечтала сменить свою форменную одежду на что-то более красивое и женственное.

«Решено. Еду покупать!»

***

На следующее утро в холле школы ее уже дожидались: Алексей со своей свитой и Виктор. При этом молодые люди активно спорили, сначала не заметив появления «предмета спора».

Вероника выдохнула, придала своему взгляду уверенность и шагнула «навстречу неприятностям».

Туфли «лодочки» телесного цвета с высоким каблуком — шпилькой. Стильное пальто цвета пудры, чуть светлее юбка до середины колена, белая полупрозрачная шифоновая блузка и естественный макияж. Она осознавала, что выглядит сейчас смело и читала это на лицах ожидающих.

— Я свою часть уговора выполнила. Снимок!

Алексей, находясь под впечатлением, без слов протянул ей снимок. Она взяла и порвала неудачный кадр, а затем направилась в сторону класса. Сегодня, похоже, многие шокированы радикальным переменам в образе девушки. Конечно, она заметила к себе повышенное внимание окружающих, и ей это было даже приятно.

После первых двух уроков Вероника решила подойти к знакомым в «Б» классе, и узнать, как прошла контрольная работа по физике, сложная ли она была.

Народ медленно и недовольно «выползал» из класса. Видимо, контрольная прошла не очень успешно. Даже отличник Матвей выглядел подавленным. Алексея не было видно, поэтому Вероника смело вошла в класс.

— Привет, Матвей! Как контрольная работа, сложная?

— Не очень, но есть вопросы, которых нет в нашем учебнике. Новый преподаватель намного шире обзор спрашивает, так что советую прогуляться до библиотеки, пока большая перемена. Он сказал, что тех кто хорошо сдаст, он освободит до конца года от его уроков. Так что, Власова, дерзай, может у тебя все получится. Кстати, хорошо выглядишь! — с этими словами Матвей вяло, но по-доброму ей улыбнулся.

Девушка решила, что совет Матвея, действительно, не лишен смысла. Тем более перспектива уходить раньше из школы, так как физику ставили последним уроком, воодушевляла на подвиги.

Решив быстрее добраться до библиотеки, а ей еще нужно успеть в столовую, она пошла не широкой парадной лестницей, а узким коридором, предназначенным для спуска и подъема книг на тележках. Каково же было ее удивление, когда спеша и, не смотря вперед, столкнется с Алексеем Потаповым, а вернее упрется в его мужскую грудь.

Он ловко придержал Веронику и с ухмылкой спросил:

— Ты ко мне спешишь детка?

— Нет, я спешу в библиотеку, — и с этими словами она подняла глаза от его груди к лицу.

Лицо и фигура Алексея вызывала кучу девичьих вздохов. Веронике в прошлом году он тоже нравился. Его правильные черты лица, четкие линии мужских губ, выразительные глаза и атлетическая фигура. Но в этом году, увидев с какой частотой он меняет подружек, чувства Вероники изменились. Вот только в последнее время, как назло, Алексей сам стал подозрительно часто, проявлять свою «заинтересованность» в ней. Только делал, он это как-то странно, с помощью подколов и глупых вопросов.

Неожиданно, он прервал ее мысленный поток, легонько придержал за поднятый подбородок и нежно коснулся своими губами ее губ. Вероника не ожидала и только начала подбирать слова, чтобы возмутиться. Как услышала за спиной, грозный мужской голос:

— Вы нарушаете устав школы. В стенах школы запрещено целоваться!

Вероника обернулась и посмотрела на говорящего. Перед ней стоял незнакомый мужчина в строгом костюме. Выглядел он внушительно, так что, не говоря ни слова, девушка высвободилась из рук Алексея, решив быстро ретироваться в библиотеку.

Как только она вбежала в библиотеку, сразу подошла к столу, где сидела молодая женщина.

— Могу я получить справочник по физике?

И женщина уже встала на поиски заветной книги, как за спиной вновь раздался все тот же грозный мужской голос:

— Нет. Не можете! Как я понимаю, Вы из «А» класса. И сейчас будете второпях изучать материал, а мне нужно понять Ваши реальные знания, а не полученные в перемене, перед контрольной работой!

— Так что я прошу никому из «А» класса до конца сегодняшнего учебного дня не давать книг по физике, пусть сначала покажут свои реальные знания, — с этими словами, он уже обращался к заведующей библиотекой.

И Веронике ничего не оставалось, как развернуться и ни с чем выйти из библиотеки, под пристальным взором. Аппетит резко пропал, но все-таки спустилась в столовую, где ее уже ждали ребята из класса.

— Ника, ну что, добыла книгу? — обратился к ней с вопросом Виктор, отрываясь от чая и прожевывая часть булки.

— Не удалось, — грустно ответила и отвела глаза от «класса». — Он запретил выдавать учебники до конца сегодняшнего учебного дня.

— Ого, да уж! Даже так?!… — как-то дружно и разочаровано ответили ребята.

— О, и как он тебе, — неожиданно спросила Елизавета, — Красавчик?

— Сама скоро увидишь! — жестко перебил ее Валера и продолжил: — Ника мы тут тебе чай взяли с салатиком, все как ты любишь. Давай, подкрепляйся и пойдем.

Вероника села на предложенное место и начала вяло ковырять листья салата. Аппетит совсем пропал. Еще ее мучили воспоминания о поцелуе и как, и кто его прервал.

Не хотелось чтоб за нарушение устава последовало наказание. Хотя серьезно не наказывали, но могли известить родителей, что тоже не особо радовало.

***

Мужчина твердой походкой прошел к своему преподавательскому столу.

— Меня зовут Петр Алексеевич, я ваш новый преподаватель по физике и по совместительству «классный руководитель». Сегодня у нас контрольная работа по пройденному материалу. Думаю, вас уже морально подготовил «Б» класс, поэтому, не откладывая, приступим. Сейчас дежурные раздадут материал. А кто у нас дежурный, посмотрим в журнал.

Вероника поняла, что дежурной будет она вместе с Виктором, как по числу месяца, так и по первым строчкам в журнале.

— Так, кто тут у нас — Абрамов Виктор и Власова Вероника, раздайте материал, пожалуйста, каждому распечатку и по три чистых листа бумаги.

Она начала лавировать между партами, при этом почти кожей ощущала внимательный взгляд преподавателя.

— Первое задание в распечатке объемный тест по теории, второй тест на решение задач и третье задание, это кейс на понимание ситуации. В кейсе потребуются аналитические навыки и умение видеть ситуацию. На выполнение работы у Вас 2 урока. Как подписывать и оформлять, надеюсь объяснять не нужно. Приступайте!

При последних словах он вновь посмотрел на Веронику, прищурив глаза, и она это заметила.

Похоже наказание за нарушение не избежать. Это очень нервировало. От этого никак не могла сосредоточиться на тексте задания, и только приложив значительные усилия, заставила себя.

К концу второго урока Вероника чувствовала себя опустошенной. Раньше она была уверена в своих силах и в том, что достаточно хорошо знает учебный материал, но после этой контрольной работы уверенность развеялась, как дым. Вроде и знала ответы, но почти в каждом вопросе был подвох. А в третьем задании необходимо было проанализировать ситуацию по физике. Это ввело ее в настоящий ступор. Она понимала, как анализировать ситуации по гуманитарным предметам, но здесь у нее явно наблюдался пробел. Писала вывод, уже основываясь не на знаниях, а интуитивно, что не добавляло уверенности в правильности избранного решения.

— Сдаем решения! — сказал Петр Алексеевич, и одновременно с его словами прозвенел звонок.

Все стали толпой собираться у преподавательского стола, а затем стремились к выходу. Вероника тоже сдала и побрела к выходу, но на полпути была оставлена, властным голосом преподавателя: — Дежурные остаются для уборки класса.

«Какая еще уборка? — подумала Вероника. — В классах всегда убирались, чистили и все мыли специально для этого нанятые рабочие. Никто из одноклассников никогда не мыл пол».

Она повернулась к преподавателю и, обижено поджав губы, сообщила: — Я не буду мыть пол, здесь для этого есть хозяйки.

Петр Алексеевич внимательно посмотрел, сделал несколько шагов к девушке и спокойно ответил на ее выпад:

— Вероника, я не прошу Вас мыть пол, тем более что с Вашим внешним видом, думаю, это будет затруднительно, — при этом он оценивающе посмотрел на юбку и высоту каблука.

Ей непривычны были такие мужские взгляды, и она отвернулась.

— Тогда что я должна буду делать?

— Вероника я прошу Вас проверить правильно ли разложили ваши одноклассники выполненные задания и полить цветы.

При упоминании о цветах, она задумалась: «От кого он мог узнать про цветы?»

Обычно она без просьб окружающих делала это сама. Дома у нее целая цветочная оранжерея, и ухаживать за ними была ее обязанность. Она не воспринимала это как тяжкий труд, а скорее, наоборот, с удовольствием все выполняла. Цветы благодарно принимали заботу, пышно разрастались и чудесно пахли.

В классе за цветами также ухаживала она, только верхние два, расположенных на шкафу, обычно Виктора просила снять для полива. Но сегодня, пока Виктор ходил за водой. Вероника рассудила, что сама справиться с поливом верхних цветов, и она прямо в туфлях взобралась на табурет, быстро полила и хотела спуститься. Но поняла, что узость юбки и высота каблука не дает ей такой возможность. Юбку нужно приподнять, чтобы слегка присесть.

При этих мыслях она посмотрела на преподавательский стол, чтоб оценить сможет ли это сделать незаметно, и поняла, что вариантов нет. Петр Алексеевич стоял у доски и внимательно смотрел прямо на нее, широко расставив ноги и скрестив руки.

Вероника умоляюще посмотрела на учителя. Он подошел, взял ее за талию и опустил на пол.

— Вероника у Вас совсем нет чувства самосохранения, да? Вы же могли не удержать равновесие на таких высоких каблуках и упасть, — сказал и отошел к столу.

Виктор застал эту сцену в дверях и был очень недоволен. Во-первых, потому что спустил на пол не он, а учитель. А во-вторых, Вероника на самом деле очень не обдумано взобралась на табурет.

— Ника, ты меня подождать не могла? Я бы и сам их полил. Он повернулся к учителю. — Мы можем быть свободны?

— Да, можете, — сказал новый учитель физики, и вернулся к своим бумагам.

Виктор взял ее за руку, и они вместе вышли из класса. А у самого входа, прислонившись к стене, стоял Алексей Потапов и явно кого-то ожидал. Увидев ребят, он оживился:

— Ника, а я тут тебя дожидаюсь, пойдем, сходим куда-нибудь: в кафе или кино? Можешь сама выбрать, куда хочешь? Хм, ты кислая какая-то. Что-то случилось?

— Ты случился. Дай пройти! — похоже, эти слова уже стали паролем к свободе.

— Ника, я же по-дружески, может, все-таки сходим куда-нибудь?

На привычное выражение, которое ей постоянно задавала Елизавета, Вероника на автомате ответила: — Может быть, только в следующий раз.

Алексей оживился:

— Ловлю на слове, детка! — и с этими словами он начал удаляться.

Виктор больно дернул ее за руку.

— Ты что творишь? — зашипел он. — Ты сейчас пообещала, что пойдешь с ним на свидание, ты понимаешь это?!

Но ей думать сейчас об этом совершенно не хотелось и не дали. В этот же момент из класса вышел Петр Алексеевич со словами:

— Молодые люди, Вас слышно на весь этаж, в следующий раз Вам следует выяснять свои отношения за пределами стен школы.

Веронику, похоже, последние слова доконали. Настроение было испорчено окончательно и бесповоротно, она уже устала на сегодня от всего этого. Поэтому, не говоря ни слова, побрела к парковке. Рядом следовал Виктор.

Но злоключения на сегодня не закончились. На парковке, где стояла ее машина, сейчас стоял какой-то другой спортивный автомобиль, довольно красивый и явно последней модели.

— Витя, а где моя машина, она же здесь стояла? — и девушка указала на спортивный автомобиль.

Виктор обошел вокруг машины.

— Ника, а ты уверена, что твоя машина стояла здесь?

— Уверена.

— Плохо дело… Ты запарковалась на преподавательское место, а значит, твоя машина, скорее всего на штраф стоянке и теперь ее забрать смогут только родители, предварительно оплатив штраф. Ты что не видела эту табличку?

— Нет, не видела… Я… уже с неделю здесь паркуюсь. Здесь всегда есть свободные места, не то, что дальше, я даже не задумывалась, что сюда нельзя ставить.

— Ника ты невнимательно читала правила. Значит, ты целую неделю парковалась здесь? Да уж. Чья это может быть машина? Красивая… — с чувством легкой зависти сказал он.

— Не знаю чья, — буркнула Вероника, — Наверно кого-то из новеньких учителей, может нашего «физика», — сказала она это несколько пренебрежительно, а Виктор при этом слове напрягся.

Она поняла, что за спиной стоит как раз «физик».

Петр Алексеевич переоделся и сейчас совсем не походил на учителя. Мягкие светло синие джинсы, футболка, а поверх кожаная куртка. Стиль под стать автомобилю.

— И что Вы делаете у моей машины? — проигнорировав слово «физик», спросил он.

— Из-за Вашей машины, мою увезли на штраф стоянку! — в сердцах кинула фразой Вероника.

— Когда я подъехал, парковочное место было пустым, и мне его назначило руководство. А Вы не знали, что парковаться на места учителей запрещено?

— Я не видела эту чертову табличку! — девушка была уже на полном взводе и не контролировала свои слова.

— Хм, а мы еще и ругаться умеем… Вероника, пожалуй, я Вас сам отвезу домой, а заодно пообщаюсь с кем-нибудь из Ваших родителей. Слишком много нарушений для одного дня.

Виктор тут же не очень вежливо вмешался в разговор:

— А может, я сам лучше ее отвезу?

— Нет, Виктор, лучше Вы поедите домой, а если хотите, я потом и с Вашими родителями пообщаюсь. Проведу, так сказать «классную работу» по воспитанию.

— Поезжай домой, — совсем тихо сказала девушка и побрела на пассажирское сидение.

Привычные движения: сняла пальто и положила на заднее сидение, так как не любила управлять в верхней одежде. Сейчас ей не нужно управлять машиной, но привычка есть привычка.

Села, пристегнула ремень и закрыла глаза. Сегодняшний день был точно не ее. Уж лучше бы Алексей этот снимок распространил, чем произошла вся эта цепочка событий, связанная со спором. Но время не повернешь, и Вероника справедливо рассудив, что надо успокоиться, взять себя в руки, чтоб не наделать еще больше глупостей. В конце концов, ничего криминально не произошло. Подумаешь, узнают про одежду — расскажет про спор.

«Прорвемся!» — с этими мыслями она выдохнула и открыла глаза.

Петр Алексеевич уже выруливал со школьной парковки и тихо с усмешкой спросил:

— Вы решили пока мы едим притвориться спящей, Вероника?

— Нет, я просто пыталась, восстановить дыхание и успокоиться.

— Успокоиться, тогда ладно. А то я уже начал думать, что Вы либо, пытаясь привлечь мое внимание, либо показать, что якобы спите, — при последних словах усмешка еще отчетливее слышалась в его словах.

— Ни то, ни другое. Просто сегодня день не задался с самого начала, и я очень устала.

— Бывает. Но Вас можно неправильно понять: глубоко дышите и ноги оголили.

При этих словах Вероника взглянула на ноги и неловко ойкнула. Видимо неудачно села, и юбка немного задралась наверх. Она покраснела и попробовала опустить юбку, ерзая на сидении и закрываясь руками. Ее попытки явно смешили Петра Алексеевича.

Не выдержав, она попросила:

— Прошу Вас остановите машину, я лучше сама дойду до дома, прогуляюсь. Заодно, успокоюсь.

— Нет. Вероника успокойтесь прямо сейчас, нам осталось ехать минут пять, потом можете надеть пальто и прогуляться от машины до крыльца Вашего дома. И не мешайте мне вести машину.

Она насупилась, но возражать не стала, в конце концов, действительно уже позади большая часть пути, и дергаться просто не имеет смысл.

Она демонстративно отвернулась к окну: «Если ему так надо, пусть смотрит», — решила про себя.

Через несколько поворотов они подъехали к двухэтажному дому. Он был небольшой, но сделанный со вкусом. А пред домом радовал глаз ухоженный палисадник и аллея из цветочных кустов.

***

— Лиз, подожди. Ты сегодня без подружки? — усмехнувшись, спросил Валера, догнав девушку.

— Ну ты же слышал, что их дежурить оставили.

— Ждать не будешь?

— Она же не одна осталась, а с Виктором. Может гулять потом пойдут.

— Я подвезу тебя?

— Подвези.

— Похоже, новый учитель невзлюбил Веронику. Видела, как смотрит на нее? Видимо в библиотеке, что-то произошло.

— Я тоже так подумала. Еще Вероника сегодня разоделась не для школы, все вокруг в шоке. Может, переборщила слегка, как думаешь?

— Мне, конечно, понравилось, как она выглядела сегодня, но думаю, ты права Лиза. То Вероника в балахонах черных ходила все время, то сразу мини одела на шпильке, слегка легкомысленно и для нее, и для школы. Вот может и не понравилось, что не по дресс-коду одета. А может и наоборот понравилось, — усмехнулся Валера.

Елизавета обиженно надула губки, когда услышала, что Валере понравился новый образ Вероники. И Валера это сразу заметил.

— Только ты не дуйся. Ты мне больше всех в классе нравишься. Пристегивайся и поехали.

Так болтая о школьных товарищах, они доехали до дома Елизаветы.

— Лиза, слушай, я хотел тебе спросить… А ты чего так поправилась?

Елизавета не ожидала такого вопроса от Валеры. Не говорить же ему, что из-за него. Она все ждала, когда он предложит ей встречаться, а Валера все тянул. Вот она и пристрастилась заедать грусть сладким.

— Я не думала, что это стало так заметно… — сникла Елизавета.

— Заметно, Лиза, очень. Я хотел начать с тобой встречаться, а ты так поправилась… Как я тебя своим друзьям из спорт — клуба покажу, засмеют же. Или подумают, что беременна, а я жениться не собираюсь, да и ребенок мне пока не нужен. Ты давай, худей, а потом встречаться будем. Договорились?

Елизавета просто опешила, ей казалось, что ее еще так никто не оскорблял. Она знает Валеру не первый день и ей всегда нравилась его такая «нахальность». Но сейчас, когда его бестактность была направлена в ее сторону, Елизавета не выдержала. Ей было очень обидно и, тихо поблагодарив, она вышла из машины. Полночи девушка плакала.

***

Веронику и Петра Алексеевича встретила управляющая Нина Ивановна. Мужчину она сразу повела в рабочий кабинет Надежды Степановны, а Веронике предложила сначала переодеться, а потом спуститься в столовую. Видимо Петр Алексеевич уже успел предупредить о своем визите, и бабушка дала распоряжения управляющей, касаемо встречи.

Вероника невесело побрела к себе в комнату на второй этаж.

Пока снимала форменную одежду, у нее созрел план. Ее не пригласят с мокрыми волосами на разговор, так как девушке не положено так появляться перед мужчиной.

Она долго и тщательно принимала душ, высушила волосы. Прошло более двух часов, и была уверена, что про нее уже все забыли. Так как обычно бабушка больше часа не принимала у себя в кабинете. Поэтому она одела не домашнее гостевое платье, а спортивные шорты с футболкой и направилась в столовую. Каково же было удивление, когда в столовой сидели, раскладывая какие-то бумаги, бабушка с Петром Алексеевичем. Вероника хотела обратно выскользнуть в холл, но была замечена. Бабушка сделала приглашающий жест войти и присесть, при этом показывая взглядом недовольство по поводу выбора одежды и распущенных волос.

Петр Алексеевич внимательным взглядом изучал внешний вид девушки.

— Вероника, мы с Петром Алексеевичем обсудили разные вопросы, в том числе и твое поведение в школе, и твой внешний вид. Мы пока заняты, так что вечером мы все эти вопросы обсудим с тобой и родителями.

«Когда уже закончится этот день!» — вздохнула девушка и вышла из столовой. На тренировку уже не успеет собраться, да и не было никакого желания. Как и желания есть, поэтому отказавшись от ужина, она вернулась к себе в комнату. Единственным правильным решением, ей казалось, сейчас будет сон.

***

Валера и Максим сидели в спортивном пабе. Они часто здесь бывали после школы. Можно поговорить, посмотреть футбол и съесть нормальный кусок мяса, размером с тарелку. Им уже исполнилось по 18 лет. Так что и алкоголь им здесь наливали с большой охотой.

— Ну что ты поговорил с Лизой и предложил встречаться? — сменил тему Максим.

— Нет, Макс, пока не предложил. Ты видел, как она поправилась? Вот похудеет, и предложу встречаться.

— Ты с ума сошел? Похудеет, потолстеет. Пока ты тянешь, найдутся другие претенденты!

— Ну, пока она такая полная, то не очень-то и хочется. Засмеют же ребята из клуба.

— Валера, я тебя в этом, друг, никак не пойму. Вот взять Регину, лучше бы пополнела и начала со мной снова встречаться. А вот не полнеет и притягивает к себе парней как магнит.

— Ты же встречался с ней. Ты сам виноват, что не смог ее тогда «порадовать», — усмехнулся Валера.

— Я же девственник был, ничего не знал, вот и не смог. Сейчас бы смог, только теперь я последний в ее очереди.

— Потому и последний, что она стройная красотка. Кстати, как у тебя с официанткой дела?

Максим отмахнулся:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 45
печатная A5
от 539