электронная
280
печатная A5
440
18+
Африка без прикрас

Бесплатный фрагмент - Африка без прикрас

Приключенческая повесть

Объем:
192 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-4778-2
электронная
от 280
печатная A5
от 440

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Введение

Пять путешествий в Африку. Много это или мало? Всё зависит от того, сколько времени продолжалось каждое из них, сколько стран было исхожено, а может быть даже выстрадано. Если каждое по десять стандартных дней, к тому же на прекрасном солнечном пляже Красного моря, Момбасы или Занзибара, то понятное дело, маловато будет. Ну, а если полтора, два или три месяца каждое, да ещё по нескольким не очень удобным странам, к тому же самостоятельно и почти в одиночку, то такие путешествия становятся слишком родными и личными. С ними душой срастаешься. Они наполняют неоценимым опытом, знаниями, эмоциями, они кружат голову, захватывают и вдохновляют. Опасность с приключениями ждут тебя каждый день, восторги и огорчения сменяют друг друга. А сколько «удивлений»! Ещё! Забыла сказать, что я женщина боязливая, слабая и брезгливая, но жутко любопытная.

Надеюсь, что читателю не станет скучно и он не утратит интерес к моей Африке, к тому, что мне безмерно дорого, к тому, что было мною пережито. Ведь о ней в трёх словах не расскажешь. Это целое собрание сочинений, будь оно неладно! Когда встал вопрос, с какого путешествия начать, то решила — с первого. И не подумайте, что такое решение легко далось. Ведь так хочется рассказать о последнем африканском вояже. Там ещё эмоции свежи и события не стёрлись в памяти. Последнее путешествие более осмысленное, продуманное и уверенное. В нём нет той паники, как в первом, в нём нет необъяснимого страха, там ужас не стоял в глазах. Оно кажется более интересным, глубоким и смелым. А первое путешествие постепенно уходит со временем и его следы уже запылились временной пылью. Оно уже кажется не столь актуальным.

Но стоило только открыть дневниковые записи, как тут же все чувства и эмоции поднялись из глубин моей души и всплыли на поверхность застоявшейся памяти. Поэтому, все-таки, с первого начну. Ведь как не крути, а логическая связь между всеми африканскими путешествиями присутствует и нарушать её негоже. К тому же от эпизода к эпизоду я закалялась, как та сталь и даже мне интересно следить за ходом событий, только теперь уже как будто бы со стороны. Культурный шок постепенно сменился африканской обыденностью, а пережитые трудности теперь воспринимаются проще.

***

В общем, случилось так. Когда в Южной Америке уже было всё исхожено, в арабском мире начались душевные волнения, а Азия просто казалась слабой, собралась я в Африку.

Сначала подвернулись дешёвые билеты в Кению. Позвонила ночью своей «военной» подруге, которая вместе со мной приняла первое «боевое крещение» в арабских странах. Согласилась она не задумываясь. А ярким майским утром у нас в руках уже были билеты в Найроби. До конца сентября 2011 года, то есть до момента вылета, ещё было пять месяцев.

И началось каждодневное чтиво. Читала всё подряд, нужное и не очень, грустное и весёлое, форумы и не только. Информацию собирала по зёрнышку, как та курочка. Результатом изученных материалов стала двухместная палатка, коврик для неё, тёплые спальники, по килограмму конфет и бубликов для бедных детей Африки. А ещё всякие мелочи вроде пластиковой посуды, кружки-термоса, по десять пачек вермишелевых супов на каждого и по пятнадцать пачек растворимых съедобных порошков, косметики по уходу за кожей лица, рук и ног, банных принадлежностей, свечей на случай темноты, таблеток и мазей от комаров, влажных салфеток и сухих. Резиновые тапки, купальники, маникюрный набор, фонарики, два блока сигарет… Уф! Устала перечислять, а ведь это ещё не конец. Кто её знает ту Африку? Вон пишут, что даже с туалетной бумагой перебои.

Но самым ответственным моментом стало моё сообщение Наталье, что пойдём мы вокруг озера Виктория по всем прилегающим к нему странам. Я боялась, что она воспротивится, засомневается и спасует. Подруга отреагировала, как на предложение погулять по ближайшему парку. Именно это мне нравится в ней больше всего!

Потом мы тренировались собирать палатку в моей квартире, примеряли спальники в сорокаградусную астраханскую жару, лежали в нашей удобной палатке и радовались.

Куча нужных вещей росла. И в какой-то момент я поняла, что привычной сумкой мне не обойтись. По этому поводу держали с подругой совет. После чего я купила колёсный чемодан средней величины, а подруга… рюкзак на 90 литров! В этот момент я испугалась. Его же носить надо! Совершенно ясно увидела впереди все рюкзачные проблемы. Но что сделано, то сделано. Зато маршрут разработан, карты в руках.

Предстояло пройти пять стран: Кению, Уганду, Руанду, Бурунди, Танзанию. Визы в эти страны можно было получить при переходе границ, лишь только Руанда требовала специальное разрешение для получения визы на границе. Оставалось отправить запрос в МИД Руанды, на разрешение посещения страны. Анкеты заполнила и выслала по назначению.

Ответа не было, всего лишь неделя до выезда и я волновалась, анкеты посылала каждый день, а ещё и личные письма писала руандийским министрам. И вот за два дня до отъезда приходит ответ-разрешение! Наконец-то! Звоню подруге и докладываю, что её приглашают в Руанду, при этом называют не иначе, как «Дорогая Наталия!»

Испугавшись, она спросила:

— Я что, еду одна?

Да нет, с тобой ещё едет и «Дорогая Тамара».

— Ура!!!

А через день я вновь позвонила и сообщила, что «Дорогую Наталию» ещё раз пригласили в Руанду.

— Как? Опять?

— Да, опять. И подозреваю, что ещё пригласят не раз.

Действительно, нас приглашали посетить Руанду каждый день в течение недели, несмотря на то, что мы были уже в дороге. Вот так вот! Знай наших!

Раздел 1. Кения

Глава 1. Как мы в Африку пришли

В аэропорту Домодедово мы благополучно забыли сумку с блоком сигарет для «дорогой Наталии» и частично пластиковой посудой. Уже было легче, но ещё много чего осталось.

Удивила нас часовая посадка в Кигали, столице Руанды. Кому надо было выйти — вышли, а после них пришли уборщики в униформе с мётлами и ну давай мести, скрести и пылесосить. Все оставшиеся пассажиры подняли ноги на сиденья и просто диву давались, с какой скоростью приводили в порядок самолёт.

Пришёл момент, когда мы в полной экипировке вышли в аэропорту Джомо Кенията в Найроби. Сразу захотелось раздать баранки и бублики бедным африканским детям, но время было далеко не детское, а точнее 11.30 ночи. Посему решили поменять деньги в бюро Форекс и тоже лечь спать. Легко сказать «лечь спать». Да, мы знали, что нас где-нибудь обведут вокруг пальца, но то, что это начнётся сразу и будет постоянно — не ожидали.

Весёлый разговорчивый таксист пообещал отвезти нас в недорогой отель в десяти километрах от аэропорта за $15.

Поехали. Километр проехали и встали:

— Всё, Найроби, выходим.

— Так ведь десять километров! — попытались воспротивиться.

— А десять и проехали! С вас $17.

— Ты же сказал 15!

— Неее! Я сказал 17! Вы меня не поняли!

Вышли. Да и гостиница оказалась не из дешёвых, а за $25. Конечно, если бы мы приехали на недельный пляж, то вопрос цены за проживание не стоял бы, но у нас впереди был целый месяц с хвостиком и мы не знали ещё своей дороги. Путешествие на то оно и путешествие, что предсказать его и распланировать детально невозможно, хотя примерная трата ежедневных сумм предполагалась в $50, но мы часто выбивались из трат, рассчитывая сэкономить на другой день. Не знаю, корректно ли будет говорить о ценах вообще, но я буду об этом говорить, чтобы у читателя развеять миф и дешевизне самостоятельных путешествий.


Место нахождения гостиницы в кромешной тьме не определялось, со светом здесь серьёзная напряжёнка. Первая ночь в Африке оказалась самой дорогой за всё время нашего здесь пребывания. Впоследствии перед возвращением домой мы жили за $15 в номере того же уровня, да ещё и в самом центре Найроби.

Спор с таксистом ни к чему не привёл, он поставил в дверной проём ногу и не давал закрыть дверь в номер, а в нашу защиту никто не вступился. Нам было плохо, первая ночь стала для нас горькой и обидной.

А утром 30 октября мы вышли из отеля, надеясь уехать в Накуру, где национальные парки и озёра кишат зверьём. Огляделась вокруг и увидела засыпанную мусором улицу, грязь от прошедшего ночью дождя, грубых, замызганных людей, скопище ржавых машин, маршруток и мне захотелось плакать.

Вот-вот слёзы брызнут из глаз! Нас никто не понимал, а нам надо в Накуру! Я диву давалась, не догадываясь в чём дело? Ведь мы говорим по-английски! А всё оказалось просто. Английский знают те кенийцы, кто получил хотя бы элементарное образование. А грамотность населения пока ещё очень низкая.

В Кении два государственных языка — английский и суахили, но все говорят между собой только на суахили. Кстати, в суахили немыслимое количество диалектов. Зачастую жители островов, городов и деревень одной страны говорят на своём суахили и даже не понимают друг друга, а ведь это ещё не этнические группы, которых в Африке больше, чем в Америке или Азии.


Полицейский на повороте нас спас. Будучи мало-мальски образованным, указал нам на автобус, уходящий в центр города на автовокзал. И мы побежали. Напротив проёма двери сидела белая девушка. Подруга отчаянно крикнула:

— Смотри! Здесь русские!

Удивительно, но это оказалось правдой. Москвичка Ольга тоже ехала в Накуру. Это была первая и последняя русская, которую мы встретили. Дорога до Найроби стала для нас ещё одной неожиданностью. Ехали долго, преодолевая нескончаемые ямы и ухабы. Уж лучше бы была грунтовка, чем такой избитый асфальт, к тому же пыль вихрями врывалась в окна из-под колёс лихачей, пытавшихся обогнать многокилометровую пробку по обочине.

Итак, нас трое. Ольга хорошо говорит на английском, да и в центре Найроби народ-то другой, образованный.

Наконец-то я поверила, что это действительно Найроби — один из самых крупных городов Африки с многомиллионным населением. Небоскрёбы из стекла и бетона устремлялись ввысь, нескончаемый людской поток двигался вдоль проспектов и пересекал улицы, а транспорт извергал облака выхлопных газов. Дышать было нечем. У меня сразу разболелась голова и я подумала, если не выберусь из этого кошмара в течение часа, то просто умру.

Реклама с участием Баррока Обамы и его семьи время от времени попадала на глаза. Он красовался на рекламных вывесках, футболках, сумках, даже на городском транспорте. И верилось, что он президент Африки, а не заморской Америки!

Сердобольная женщина из автобуса повела нашу тройку к билетным кассам. Лавируя среди скопища людей, которые кричали, бежали, тащили тюки и коробки, мы пробирались жуткими закоулками, боясь потерять друг друга из виду и цепляясь своими вещами буквально за всё движущееся мимо. Наконец-то мы у кассы, билет за 300 шиллингов и счастливые выбираемся из этого грохочущего, суетящегося и кричащего города.


Накуру нас не восхитил, он оказался не менее грязным и зловонным. Да нам то что? Мы же едем в национальный парк Богория смотреть фламинго и зебр! А для этого надо купить ещё один билет до деревни Марагат. Несчётное количество транспорта отправлялось в разных направлениях, что очень сбивало с толку и путало. Пришлось прибегнуть к помощи проводников, а они просто так никого не водят, берут себе комиссионные столько, сколько получится.

Наш проводник взял с нас деньги за билет, выписал одну квитанцию на троих, только после этого отвёл к автобусу. При возвращении в Накуру через пару дней мы заплатили в два раза меньше. Такова Кения и до сих пор ничего не изменилось. Контроль над продажей автобусных билетов отсутствует полностью.


А пока мы ехали в Марагат, надеясь остановиться у озера Богория и выйти на его берегу. Но африканцы не настолько глупы, чтобы всё нам сразу показать. Национальные парки и подступы к озёрам контролируемы и платны. Не надо быть наивным, надеясь пробраться в интересные места самостоятельно. Не получится. Именно по причине ограждения и из страха к людям звери парков не покидают, а увидеть их на обочине дороги — пустая надежда. Разве только редкая обезьяна перебежит проезжую часть.

Высадиться на берегу озера не удалось, а удалось только пересесть на публичное такси, которое набивается до отказа и исполняет роль маршрутки, снова заплатить и поехать дальше. Солнце покатилось к закату. Около пяти вечера мы добрались до гостиницы, а это ещё не озеро!

Глава 2. Пусть лев не съест

У гостиницы названия не было, также как и свободных мест. Выходные. Местное население съехалось на отдых к озеру Богория. Нам досталась только крыша той гостиницы, где мы поставили свои палатки. Лестница, ведущая вверх, зияла дырами в ожидании, что кто-то из нас сломит себе голову. Впоследствии мы прекрасно с ней справлялись, бегая вверх-вниз по всяким нужным и забытым мелочам.

После того, как расставили палатки, спустились сверху, заплатили боссу по пять долларов за место на крыше и он повёл нас к озеру! Прошли мимо травяных навесов, выполнявших роль ресторана на прилегающей к отелю территории. Музыка громыхала, почти раскалывая хрупкие бокалы, облагораживающие мрачный интерьер. Несколько кенийских отдыхающих вальяжно сидели за столиками на пластмассовых креслах.

Дети из поселения у озера радовались конфетам, которые мы уже стали нещадно раздавать. Здесь у них счастливые лица, туристы их балуют время от времени. Посёлок находится рядом с парком, он раскинулся у нас на пути. Милые ослики с чёрной полосой на шее паслись рядом с домами, но в национальный парк домашние животные не вхожи. За этим тщательно следят.

Заплатили по $25 при входе в парк и ступили на заповедную территорию. Мы придём сюда и завтра, нам разрешили воспользоваться билетами в течение двух дней, так как сегодня до закрытия оставалось всего два часа.

Первым делом обратила внимание, что повсюду роскошные термитники облепили деревья, кактусы стояли особняком друг от друга, непривычно притягательные пейзажи саванны простирались вокруг. Солнце неумолимо угасало, а впереди виделось озеро розовых фламинго!

Нам хотелось бежать туда! Проводник уже просто мешал. Поняв свою непригодность, он отпустил нас и заявил, что диких животных здесь нет, а нам только надо будет вовремя выйти из парка, то есть в семь вечера. Тут мы побежали, как дикие газели! Скорее! Туда! В эту розовую красоту!

— А кто это там такой полосатый ходит по берегу?

То стадо зебр внимательно следило за нами! Все они были для меня, как близнецы с одинаково расположенными полосками, хотя идентично-полосатых зебр не бывает.

— Стойте! Стойте! Не уходите! Я хочу вас погладить! Хотя бы потрогать!

Вот они уже почти рядом и я вижу их грустные блестящие глаза, но зебры не понимали пылкой человеческой страсти, видимо, у них всё совсем по-другому. Жаль! Ах, как жаль! Стадо грациозных животных покинуло берег, а стаи фламинго взлетели над Богорией, размахивая синхронно крыльями и показывая ярко-красные подмышки.

Несметное количество танцующих птиц оглушало своим гомоном. Они синхронны в своих движениях не только в полёте. Ходят «гуськом» друг за другом одновременно опуская головы в воду и вылавливая рачков, которые живут в этой щелочной воде и являются основной пищей для фламинго. В заходящих лучах солнца птицы казались ещё розовей и загадочней. Я шла по берегу розового озера и не думала о времени. Птицы топтались в водоёме плотной массой. При моём приближении розовые птичьи острова отодвигались к середине. Зелёные холмы отбрасывали на них тени.

Мои спутницы остались позади. Где-то там, впереди, горячие источники и гейзеры, их я увижу завтра, а сегодня кроме птиц я буду рассматривать эти диковинные растения африканской саванны. Я так давно этого хотела.

— Что это за белые кости то тут, то там? Похожи на кости животных. Но откуда они? Если бы пало животное, то лежал бы целенький скелет. Может быть их специально набросали для устрашения посетителей? Только уж слишком много. А это что за следы? Так то, похоже, кошачьи!

Всё вокруг было затоптано следами огромных кошек

— Спокойно, без паники! Если бы здесь были хищники, нас бы одних не оставили. Надо возвращаться.

Сердце стучало, заглушая птичий гомон. Мои спутницы вдалеке, как две маленькие точки, сидели у берега. Ускоряя шаг, почти бежала, а сумерки неумолимо наступали.

Своё жуткое открытие выпалила сходу. Подруга не поверила и сама пошла с проверкой в ближайшие кусты. Кости со следами были и там. Ольга предложила считать следы собачьими и быстро уходить. Ну что же? Если здесь водятся собаки размером с телёнка, то они совсем не лучше кошек. Возвращались быстро, вглядываясь в сумеречную саванну и я опять наткнулась на следы, которые теперь видели все.

Сейчас было самое время кошкам выходить на охоту, это их любимое время! В полной темноте мы, наконец-то, покинули парк. Рассказывать о следах не стали, боясь ошибиться и тем самым вызвать насмешки со стороны местных. На другой день нас в парк без машины уже не пустили, заявив, что ночью на озеро пришёл лев, его уже видели рядом.

— Позвольте! Он пришёл ещё вчера вечером и мы наблюдали его следы, а он, наверное, наблюдал за нами.

От этой мысли я содрогнулась.

Глава 3. Испытание африканским душем

Душ я пошла принимать первой. Дверь в нём закрывалась на гвоздь, а щели в двери между досками были шириной в палец. Вещи прицепила на тот же дверной гвоздь, с которого всё падало. В предвкушении приятной прохлады открыла кран…, но желанного наслаждения не получила. Я стучала по трубе и трясла её. Ни капли живительной влаги!

Тогда вновь натянула на себя футболку и, открыв дверь, стала звать на помощь. Откликнулся сам босс. По тому, как он быстро всё понял, сообразила, что я не была первой жертвой никогда не работавшего душа, а только имевшего трубы для декорации. Таз с водой он мне налил сам из бочки и подал в кабину. Я ухватилась за ковшик, чтобы поливаться, ан нет, ковшик один на всех, а поливаться надо руками и показал, как это делает он. Суметь бы!

Не сумела. Таза не хватило однозначно и я опять стала стучать в дверь и звать на помощь. Босс выбежал мгновенно и зашустрил. Видно, особенность белых женщин мыться двумя тазами воды он давно просёк и охотно в этом помогал. Я стояла мыльная и нагая, а босс набрал тазик воды, а потом заботливо принёс его в кабину. Хотелось ударить его ковшиком по темечку за нерадивость, за вопиющую бесхозяйственность, но меня лишили холодного оружия наперёд.

Так я познала африканский душ. Он ещё встречался не раз, только двери были без щелей и закрывались не на гвоздь. Замечательно, что это испытание я прошла в начале своего пути, после чего все гестхаузы (гостиницы) меня только восхищали.

Первый день в Кении завершился поеданием пакетного супа. И как это я раньше недооценивала его неповторимый вкус?

А утром встали рано, надеясь взять напрокат велосипеды и поехать к гейзерам, пока нет жары. Утренний моцион был сложен. Напрасно мы искали раковину с краном. Все жильцы гостиницы удивлялись нашему вопросу, а босс просто скрылся с глаз долой. В бочках полностью закончилась вода и мы чистили зубы минералкой, а Ольга вообще отказалась это делать заявив, что чистила их вчера.

Всеобщая чистка зубов проживающих в гостинице жильцов происходила за воротами. Специально отведённого места для этого не было, поэтому люди умывались здесь же, каждый из своей бутылки. Туалет находился рядом с душем и я его уверенно заняла. Задвижка чуть держалась, прикрученная проволокой к чему-то. Настроила я её с трудом, почти не дышала. И вдруг кто-то дёрнул дверь с той стороны и всё нарушил! Задвижка звонко полетела на пол. Чёрный человек вскрикнул, испугавшись меня, и быстро захлопнул дверь. Я была невозмутима. Дверь медленно со скрипом открылась настежь.

А мне-то что? Мне ничего! Я же вчерашний душ пережила! И снова захотелось дать боссу ковшиком по темечку. Так начался второй день в Кении.

Купленные накануне билеты на озёра ещё были не использованы в полной мере. Мы с радостью явились на проходную, но нас не пропустили. Вчерашний лев все карты спутал! Он гулял где-то совсем рядом, время от времени показываясь людям. Следовательно, велосипеды для сегодняшней прогулки оказались не позволительны. Вернулись в деревню и взяли в аренду частную машину у сельчан. Это было правильным решением, мы в тот день видели много зверей и птиц.

Танцующие брачный танец страусы, стадо непуганых зебр, забавные антилопы дик-дики самые маленькие в мире, жёлтые песчаные черепахи, трепетные газели и быстрые импалы мелькали перед глазами. Обезьяны с интересной особенностью — верветки с местным названием Дитя буша — сидели среди колючей растительности, а мелких животных и ярких райских птиц не перечислить.

Так незаметно для себя доехали до горячих источников. Боринго было великолепно! А гейзеры? Оказалось, что озеро поднялось от прошедших дождей и гейзеры в нем не столь высоки, как думалось. Фламинго грелись в тёплых потоках источников, вышагивая по кругу сучковатыми ногами. Горячие щелочные потоки слегка солоноватые на вкус бежали ручейками в озеро и парили белой дымкой. Над Боринго стояла белёсая завеса, определяя путь горячих ручьев уже в самом озере.

Во многих африканских (и не только) закрытых озёрах купаться нельзя во избежание заболеть шистоматозом. Даже ходить босиком по влажному берегу очень опасно. Паразитирующий червь проникает сквозь кожу, но вы лишь чувствуете лёгкий укол. Дальнейший процесс развития болезни долог и сложен. Симптомы разные. Время от времени появляется зуд, сыпь, а вот конечный результат ужасен. Поражение центральной нервной системы и головного мозга неизбежно. Лечение очень тяжёлое. Поэтому к озеру близко мы не подходили, а всё издалека созерцали.

Кенийцы, приехавшие на выходные отдохнуть, сидели кружком у главного источника, а нам его сфотографировать надо было.

— И кто это набросал разных тряпок туда? Весь пейзаж испортили!

Я подала мысль найти палку и почистить источник. Подруга не заставила долго ждать. Войдя в круг и встав на островок посередине она вонзила найденную палку в красные тряпки и подцепила… Куриные кенийские яйца ещё были не доварены… Держа в каждой руке по красной сетке с яйцами, Наталья жутко извинялась, повторяя одно и тоже слово — «экскьюзми». Других слов она не знала. Кенийцы не шелохнулись и ни слова протеста!

Не зная что дальше делать с яйцами, подруга плюхнула одну сетку о каменюку, а вторую пока держала, соображая, куда бы пристроить? Только не в источник!

В шляпке «мухомора» и в завёрнутых до колен брюках была похожа на растерянного гномика. Кенийцы замерли с каменными лицами. Всемирно известное развлечение не удалось! Моя подруга пришла и навела порядок. Женщина она порядочная! Кенийцам в тот день не суждено было поесть яиц потому, что вторая сетка приземлилась рядом с первой, издавая характерный звук треснувшей яичной скорлупы.

Поразило выражение лиц кенийцев. Это заметила не только я. Мимики не было никакой, даже что-то зловещее светилось в глазах. Я вспомнила, что читала о кенийском племени ки-куйу, которое составляет 21% от всего населения страны и до сих пор практикует ритуальные убийства белых людей. Эта традиция исходит из глубины веков, когда уничтожались белые переселенцы. И мне стало не по себе.

В дальнейшем такое выражение лиц преследовало нас везде. Переходя из страны в страну, мы видели этот безмолвный и ничего не выражающий взгляд. Люди практически не улыбались. И если мне кто-то скажет, что я не права, то я ему просто не поверю.


Вернувшись из парка и оккупировав местное такси, втроём вернулись в деревню Маригат, а оттуда отправились за 200 привычных шиллингов на озеро Боринго. Узнали заранее, что вход на него стоит столько же. О ценах всегда старались справиться наперёд у независимых граждан, а лучше всего спрашивать полицейских. Они всегда осведомлены лучше, чем простой обыватель.

Пока ехали на Боринго, то всё в окно смотрели. Кактусовые ограды тянулись вдоль дорог, а в кронах деревьев висели странные сооружения в виде длинных ящиков или скрученных циновок. Они оказались ульями для диких пчел, которые соорудил человек и хитро развесил в нужных местах. Душистый мёд из тех ульев продавали повсюду за символическую цену.

Огромные глыбы камней появились внезапно, а потом что-то вроде гор но не горы, скорее два плато — одно чуть выше, а другое ниже — неловко стыковались.

Постепенно разница их уровней росла и чётко определилось место наплыва одного плато на другое, как бы происходящего от сжатия. А в то же время где-то в другом месте росла трещина по принципу «там убыло, а тут прибыло». В общем, ломается Африка! Мы находились в зоне Великого Африканского разлома.

Так называемая Долина Разлома имеет колоссальные масштабы. В некоторых местах ее ширина достигает 100 километров. На территории Кении Долина Разлома берет начало с озера Туркана на севере, проходит через центр страны и заканчивается около озера Натрон недалеко от границы с Танзанией. Именно разломом земной коры объясняется появление на континенте потрясающих горных ландшафтов. В долине раскинулись уникальные заповедники дикой природы, живописные озера, гейзеры и горячие источники.

Глава 4. Пусть бегемот не затопчет!

Озеро Боринго знаменито своими бегемотами, которые ближе к утру выходят на берег кормиться. Устроившись в кемпинге и поставив палатку почти у воды, осмотрели окрестности.

Крокодил средней величины шарахался в прибрежных зарослях, ища укрытие от нашего шумного восторга. Птицы удивляли и поражали яркой красотой. Кроме нашей палатки ещё шесть штук были осмотрительно расставлены в удалённом расстоянии от берега. А мы хотим у воды, чтобы первыми увидеть того бегемота, который здесь выйдет на сушу! Во избежание того факта, что бегемот может полезть под нашу палатку за травой, выбрали чистую земляную полянку. Удовлетворились сделанным делом и отправились в деревню на поиски пропитания.

В деревне у озера прямо на улице в огромных котлах с маслом жарили сомов, а поодаль на решётке была разложена та же самая рыба в сыром виде с запёкшейся кровью и засиженная мухами. Я не выдержала этого зрелища и брезгливо отказалась от рыбного ужина, купив помидоры, авокадо и хлеб, а девчонки съели с закрытыми глазами и выжили.

Возвращались к месту проживания медленно и сытно. Территория кемпинга была идеально ухожена. Тут распоряжался настоящий хозяин.

В нескольких местах среди зелени просматривались добротные душевые кабины, были установлены краны с водой, столы, мойки и отведены места для стирки. Условия для приготовления пищи на улице оказались замечательными. И всё это завуалировано деревом и камнем, сразу не догадаешься, что сидишь на посудной мойке, а не на деревянном пне.

Комаров были тучи, но они какие-то вялокусачие. Намазались мы маслом от них и сожгли таблетки в палатке. После этого комары стали нам не страшны и почти не кусали. Гвоздичное масло для такого случая — просто замечательное средство, если вы после вымазывания себя не трёте глаза перед сном, как я теми же руками. Тогда вы долго будете плакать крокодильими слезами. Постарайтесь не забывать об этом и в последующие дни, а то ведь я всё время забывала.


С вечера нас предупредили, чтобы ночью из палаток не выходили и по возможности не шумели. Бегемоты непредсказуемы и могут быть агрессивны. Мы стали ждать. Сколько прошло времени, не знаю. Глаза слипались, мозг отключался, а их всё не было. «А вдруг не придут? Тьфу, тьфу! — гнала от себя эту мысль — Придут, обязательно придут и ещё носорогов с собой приведут и будут чесать бока о нашу палатку…»

Проснулась я от жуткого рёва. Они! Пришли! Я толкала подругу в бок:

— Проснись! Они здесь! Они рядом!

Подруга огрызалась сквозь утренний сон, умоляя оставить её в покое, лишь только телефон предусмотрительно убрала от стенки, чтобы бегемот не растоптал. А они ревели, общаясь друг с другом, тяжело ступали и чавкали. Я прильнула к сетчатому окну, кромешная ночь укрыла происходящее.

— Который час? Когда рассвет? Я хочу их видеть!

А животные всё ухали и вздыхали, то приближаясь к палатке, то отдаляясь.

И вдруг услышала тяжёлый всплеск озера. В прореженной ночи едва проступал силуэт мощного животного выходящего на берег. У меня перехватило дух, а бегемот двигался прямо на нас! Я не знала что предпринять. Просто ждала, а гигант буквально в двух метрах от палатки решил её обогнуть слева. Я, благодаря Судьбу, с облегчением откинулась на коврик.

Бегемоты вели себя совершенно естественно, запах навоза бил в ноздри. Знали ли они, что за ними следят наши любопытные глаза? Наверное, нет. Иначе бы нам несдобровать.

А с наступлением рассвета народ стал потихоньку «выкатываться» из палаток. Я быстро надела обувь, подобрала шнурки и бросилась на поиск бегемотов. Они сидели в воде недалеко от пирса. Их глаза и маленькие ушки, как рожки торчали из воды и были они совсем не агрессивны, а просто милы и обаятельны. Видимо, хороший завтрак задобрил их дурной нрав.

Время от времени они лениво зевали, раскрывая огромные пасти и ухали. Один из них, не стесняясь нашу тройку, которая к тому моменту воссоединилась на берегу, поднял над водой заднюю часть своего тела и стал «справлять нужду» странным образом. Его короткий хвост-обрубок крутился похлеще пропеллера, разбрызгивая всё по сторонам. Мы даже присели! Оказалось, что так он метит свою территорию.

Так вот почему по всему кемпингу разбрызгана «зелёнка»! Красивые лепёшки, как, например, у коровы здесь отсутствовали. После облегчения этот нескромный бегемот стал приставать к своей подружке и они занялись любовью. Действо происходило под водой, я думала, что подружка не вынырнет. Ан нет! Всё закончилось благополучно.

Когда вернулись в палатку, то первым делом поставили батарейки на зарядку, а сами принялись за утренний туалет. Собранные нами вещи уже стояли у дерева, подруга в душе, а я занялась «завтраком», то есть пошла за горячей водой для заварного супчика. Возвращаясь с горячим супом в руках, просто ахнула! Обезьяны верветки стремглав носились по деревьям. Эти дети буша необыкновенной окраски охотились за нашими вещами, а служащие их отгоняли.

Обезьяны с детёнышами на спинах прыгали с лёгкостью по ветвям. У одного самца было разодрано бедро и на него постоянно нападал другой самец, стараясь укусить. Они кричали, визжали, носились как ветер. Оказалось, что верветки каждый день приходят в утреннее время и охотятся за плохо лежащими вещами. С того момента мы стали более предусмотрительны, чтобы по глупости не остаться без личных вещей.


В этот день мы расстались с Ольгой, которая собиралась на побережье в Момбасу и уехали с Натальей в Накуру через деревню Маригат, а оттуда перебрались на матату в Кисуму поближе к угандийской границе.

Слово «матату» мы долго запоминали. Вот казалось, запомнили, а через полчаса вспомнить не можем. Здесь так называется междугородний транспорт вроде наших маршруток.

Ехали до Кисуму долго, часов пять. Уже ночь наступила и освещения в городе почти никакого. На мотоцикле с прицепной каретой, которая называется здесь тук-тук, приехали в недорогой «Eros Guest House». Название многообещающее, но спать нам никто не мешал, а заплатили за номер всего около восьми долларов. Чистота в комнате оказалась идеальная. Кровати со свежим бельём радовали, пологи от комаров имелись, а после ночёвок на крыше и в палатке у берега очень хотелось лечь в мягкую чистую постель. И так было везде, если мы останавливались в гостиницах. Нас удивляло это очень. Хрустящая постельная белизна всегда приятна.

Завтра мы перейдём границу в Уганду через наземный переход в местечке Бусия. Хоть и были у нас намерения отправиться на острова озера Туркана, но нас предупредили об опасности. Так и сказали, что там стреляют. С того момента, как потянулись с севера сомалийские беженцы, эта приграничная с Сомали зона стала опасной не только для белых туристов, но даже и для кенийцев. По этой причине мы оказались в Кисуму.

В тот вечер ужинали в настоящем ресторане, а дождь поливал неосвещённый город. Завтра мы покидаем Кению, а вернёмся сюда через месяц. Найроби нам покажет себя и мы, быть может, перестанем его бояться. Полюбим ли мы Африку? Сейчас сказать трудно. А пока нас ждали новые приключения и мы торопились им навстречу.


P.S.

Меня часто спрашивают, что стало потом с Ольгой. Так случилось, что мы расстались и не оставили друг другу нужных координат. Всё как-то откладывали «на потом» за суетой, а тут нам такси подошло. Ольга в тот момент была на лодочной экскурсии, пришлось уехать не простившись, хотя об этом говорили и она знала о наших планах.

Совсем недавно случайно попала на её сайт в интернете, вернее на её фотографию с сайта. Зашла, чтобы убедиться. Да, она. В её африканской рубрике прочла рассказ о Кении. Там она писала о нас. Я долго смеялась. Выглядели мы глупо. Привожу её текст с сокращениями, но без корректирования.


«В автобусе произошла, пожалуй, самая необычная встреча за все две недели. Мы только выехали за пределы аэропорта и начали колесить по раздолбанным и пыльным кенийским дорогам мимо окраинных и ничем непримечательных районов Найроби, подбирая новых пассажиров буквально около каждого столба. Автобус остановился на шумном и грязном перекрестке, рядом с ним показались две белые женщины с большими туристическими рюкзаками. Дамы непрерывно повторяли единственное слово «Накуру» — название кенийского города, находящегося в трех часах езды от Найроби. Наш автобус в Накуру явно не шел, но о том, что он может довезти дам до центра Найроби, где они пересядут в нужное транспортное средство до Накуру, кондуктору было известно, поэтому он пригласил дам войти вовнутрь, но они замешкались на входе в нерешительности. Я тоже ехала через Найроби в Накуру и неплохо представляла себе порядок действий. Когда одна из дам заглянула в автобус, я замахала ей руками, мол, заходите. В ответ на мою реакцию услышала по-русски: «О, там внутри русская девушка… Ну, может быть, не русская, но белая. Пошли!».

— Я русская, ага

Все в шоке. Я потому, что не ожидала через полчаса после начала моего путешествия по Кении встретить в трущобах Найроби двух русских путешественниц. Дамы потому, что не ожидали после всех произошедших за последние часы злоключений встретить в обычном рейсовом автобусе одиночную русскую путешественницу.


Тамара и Наталья из Астрахани. Они прилетели в Найроби накануне вечером рейсом Брюссельских авиалиний. Таксист за 17 долларов, попетляв несколько минут по околоаэропортовским дорогам, привез их в отель на отшибе, где за 25 долларов они получили номер с одной кроватью на двоих. Английский язык у путешественниц на минимальном базовом уровне, практически стремящемся к нулю, но при этом у них грандиозные планы — за месяц объехать вокруг озера Виктория Кению, Уганду, Руанду, Бурунди и Танзанию. У них тоже есть палатка, коврики и спальники. Вместо путеводителя какие-то конспекты. Наверное, все силы во время подготовки к путешествию были брошены на другие страны, потому что в планы по Кении у путешественниц входил лишь осмотр «озер».

В общем, очень необычные путешественницы! Но, наверное, лучше путешествовать так, чем сидеть дома под предлогом незнания английского языка и неумения организовать что-то самостоятельно. Надеюсь, Тамара и Наталья прекрасно отдохнули, посмотрев все запланированные места, и благополучно вернулись домой


Я написала Ольге радостное письмо, а она мне ответила в том же духе. Для неё Кения стала первой и последней африканской страной, не считая Египта. У меня же Африка стала частью моей жизни. Я так же и езжу по старинке с конспектами и картами в руках. Африка меня принимает такой.

Раздел 2. Уганда

Глава 5. У них там не забалуешь

Путешествие в Уганду предполагало посещение горного массива Рувензори, что находится в месте пересечения линией экватора границ Конго и Уганды, а заодно смотреть всё то, что можно увидеть по пути.

Рувензори считается самым загадочным горным массивом нашей планеты, оно имеет ещё одно старинное название — Лунные горы. Ещё со времён Птолемея считалось, что именно здесь находятся истоки Нила. До подтверждения той дремучей версии прошло почти 2000 лет! Самый длинный нильский исток — это Белый Нил и берёт он своё начало в горах Бурунди, мчится бурным потоком в озеро Виктория, где на его берегах и островах проживают африканские племена с самобытным укладом жизни. Из этого, второго по величине пресноводного озера нашей планеты вытекает другой Нил под названием Виктория Нил и впадает в озеро Альберт, а дальше поток стремится навстречу с Голубым Нилом в Эфиопии под именем Альберт Нил. Но это уже, наверное, следующее путешествие.

Голубые озёра Великого Африканского рифта, такие, как Танганьика, Киву, Эдуард, Альберт, Виктория, населены множественными племенами, здесь ещё водятся крокодилы и бродят в прибрежном тростнике могущественные гиппопотамы. Как живут там люди и звери? Это была моя цель познать и увидеть.


Ежедневного плана никогда не имею, дабы быть свободной от обязанностей и привносить необходимые коррективы в маршрут по мере их поступления. О какой-либо роскоши я не мечтаю и готова спать, где положат, есть, что дадут, но увидеть по максимуму! На тропу вездесущего туриста ступить придётся, но уверена, что моя личная тропинка оставит след на этих страницах, а может быть станет полезной в океане информации со всех уголков Земли.

Не хочу думать про первый блин, который всегда комом. Это моё первое африканское путешествие, но далеко не первое путешествие по миру.

***

Ну вот, сегодня мы с подругой приехали в местечко Бусия, где пограничный переход из Кении в Уганду шумит и колышется. Грузовые фуры вытянулись на километр. Народ тащил в обе стороны свои пожитки, дорожные менялы не давали пройти, приставая с обменом денег. Мешки с неизвестным содержимым перевозились из Кении в Уганду и обратно. Сутолока и хаос царила повсюду.

Только и стало интересным то, что встретили девушку в национальном платье и попросили её об одолжении позволить нам сделать несколько фото её красивого наряда.

Рюкзачные проблемы у подруги быстро дали о себе знать: то рюкзак с плеча сползал, то его надо приподнять, чтобы надеть, то он никуда не вмещался. Подруга была обижена на весь белый свет. Рюкзак был явно не по силам и стал нам тяжкой обузой. Я с жалостью смотрела на её худенькую фигурку с гигантским грузом за спиной, но менять что-либо было уже поздно.

С визой Уганды проблем не оказалось, но после Кении мы остерегалась потерять настроение и азарт. Нам не хотелось обмана, но как ты его распознаешь, пока не ошибёшься?

Поменяли нужную сумму долларов на угандийские шиллинги прямо на границе и скорее на автобус в городок Мбале. То, что я называю городами, городками, посёлками и деревнями, в общем-то, ничем не отличалось между собой. Зачем я это делаю? Наверное, потому, что сами африканцы так классифицировали свои населённые пункты, а я просто за ними повторяла. Исключением стали только столицы. Они всё-таки были похожи на города.

Странное дело, но мне постоянно хотелось бежать от окружающей действительности, надеясь на рай впереди. Но рай совсем был не рай и негде было укрыться, и некуда было спрятаться, и помощи просить было не у кого.

***

Не прибегая к услугам провожатых, за территорией автовокзала в Мбале просто споткнулись на замечательной гостинице «Sana^a». $10 за двоих и мы уже хозяева отличного номера с приватным санузлом. Света, понятное дело, не было и, взяв свечу привезённую из России, пошла на поиск знающих людей, чтобы дельный совет получить. Ведь именно из этого городка Мбале собирались к подножию горы Элгон. В результате трудных переговоров с сотрудниками отеля было решено, что завтра мы с Наташей едем на водопад Сипи, а уж потом обсудим путешествие к горе Элгон.

Это главная гора в горном массиве Элгон. У её подножия разверзается земная кора со скоростью 1,5—2 метра в год. Разлом африканского континента здесь у всех на виду. Придёт момент, когда океан хлынет в эту расщелину и Африка расколется на два материка. А те озёра, которые сейчас дугой определяют разлом, воссоединятся в единый пролив.

Земная трещина проходит через район Будуда, Мбале, Сиронко и жители этих мест давно взывают о помощи, но власти пока безмолвны и вопли бедствующих слышит только Господь.


Рано утром мы выехали на поиски водопада Сипи в местечко Vapchorvo на публичном такси. Это вроде обычное такси, только в салон набивается человек 13—15, потому и называется оно публичным. Машиной управляли два водителя одновременно с одного сиденья. Сначала я думала, что это такая шутка — один жмёт на педали, а другой крутит баранку, но оказалось, что эта шутка и есть африканский быт. И никому в голову не приходит посмеяться над этим или просто удивиться.

В деревне Vapchorvo нас окружила толпа галдящих на английском гидов и проводников. Одному из них удалось увести нас на территорию симпатичного кемпинга. Спустились по тропинке со склона и наш провожатый торжественно указал на сверкавший вдалеке водопад. Вот туда он нас и поведёт, взяв с каждого по $25!

— Стоп! Мы сами пойдём!

— Не пойдёте, потому, что нельзя! Проводник — это не обсуждается!

— Ну, а из кемпинга выпустите?

— Нет. Только с проводником.

— Да мы вообще на водопад не пойдём!

— Посмотрим. А пока платите откуп по 1000 шиллингов. Ведь по территории кемпинга ходили и на водопад в двухкилометровой недосягаемости смотрели.

Быстро сунули ему в руки мятые шиллинги и выход на волю открылся. А воля — это забитая деревня и грунтовая дорога. Куда идти — не знаем, а за нами следят несколько человек, надеясь на лёгкий заработок.

Пошли по дороге. А куда ещё? Смотрели по сторонам, не теряя надежды найти заветную тропку к водопаду Сипи. Нашли и свернули. Но нас быстро остановили и предложили оплатить вход в парк по 5000 шиллингов. Я потребовала билеты, зная, что в парках любой африканец может у тебя их спросить и если билета нет, то плати ещё раз. Ведь они хозяева той земли и свой беспредел считают за благо для нас.

Билеты нехотя нам отдали в руки и опять встал вопрос проводника, но уже со стороны конкурентов. Говорили, что тропа сложная, сырая, узкая и местами подъёмная. Нас хотели лишить самостоятельности! А нам нравилась такая тропа, да и водопад в пределах видимости, а там внизу домики по склону в травяных крышах. Вот и пойдём сами.

Мы настойчиво отказывались и «конкурирующая фирма», видя наше упорство, вскоре нас покинула. Но не всё так плохо. Брат и сестра из местных, взяв в руки длиннющие палки, увязались с нами. Необходимость тех шестов мы поняли сразу, когда стали спускаться почти по отвесной тропе.

Узкая тропка иногда терялась в зарослях, а подростки её быстро находили. Спуск был сложен, потом подъём и опять спуск. Идти было трудно, скользко, я ткнула палкой слева в зелёные заросли и попала в пустоту. Свалиться здесь с тропинки совсем не хитрое дело. Далеко внизу круглые крыши домиков, а впереди проглядывала небольшая, очищенная от зарослей площадка со скамьёй. Ура! Будем отдыхать!

Радовались не долго. Из халупы вышел человек и потребовал денег, при этом показал «серьёзную» надпись на стене, которая гласила «Туристический офис». Я злорадно усмехаясь показала билеты. А тот не растерялся и заявил, что скамья тоже платная. Денег он не получил и мы отправились дальше.

Перепрыгнули через чёрную блестящую змейку, через муравьиный ручеёк и через два обычных. Мы всё шли и шли. Постепенно гул воды стал нарастать. Вошли в мокрый сосновый лес и увидели Сипи.

Да, хорош! Падал водопад в каменную чашу, пролетая над гротом в скале. Высота у него сто метров. С обеих сторон от водопада стекали отдельные его струи. Водяной пар стоял в сосновом бору и мы почти сразу стали мокрыми. Прохлада была приятной, но спуститься искупаться мы не решились. Обратно бы мы уже без вертолёта не поднялись.

Этот водопад самый высокий из трех водопадов Сипи. Два других расположены на более высоких уровнях высотой в 60 и 70 метров. Их можно посещать также карабкаясь вверх и рискованно спускаясь вниз, а мы наблюдали их издалека. На обратном пути мальчик-проводник предложил покурить марихуану в его доме на склоне горы. Я была обескуражена. Ещё тот оказался мальчик!

Возвращались трудно. До сих пор с содроганием вспоминаю ту тропу. Это даже не тропа была, а глинистое русло ручья с торчащими из него корнями деревьев, которое заполняется после первого дождя.

Устали очень, но детей не обидели и дали каждому разумных денег. Подросток проводил нас на публичное такси, которое ещё ждали целый час. Я смотрела на водопад издалека, а он искрился на солнце ослепительным каскадом. Ведь не водопад Анхель, что в Венесуэле, а приятен, но и испытания здесь были гораздо меньшими.

***

Гора Элгон с трещиной у подножия находится недалеко от эфиопской границы, где тоже небезопасно из-за большого скопления беженцев. А ехать туда надо на несколько дней и стоит такая поездка $90. Эта цена оттого, что мало кто собирался на Элгон, да и вообще никто не собирался. Вот и мы не поехали к горе, а поехали в Джинджу, где шумит и искрится ещё один водопад под названием Бужумбали.


Вышли в Джиндже у заправки. Тут же подлетели бода-бода, как называют здесь мотоциклистов, и наперебой стали выкрикивать знакомое название.

— А что? На водопад можно прямо сейчас?

— Конечно сейчас! Здесь недалеко.

— А вот водопад Сипи… Ну ладно. Поехали.

Выбрали малокричащих мотоциклистов и, уложив каким-то немыслимым способом наши вещи на руль, тронулись в путь. По раскисшей и ухабистой дороге нам навстречу везли белого мужчину, его ноги почти волочились по земле, но он улыбался нам. В этот раз нас не обманули и мы расслабились. При въезде на водопад заплатили символическую цену и, оставив вещи на бода-бода, запрыгали по ступеням вниз.

Мощный! Роскошный водопад! Он произвёл на меня сильнейшее впечатление, хотя ростом был не велик. Такие приятные чувства я испытала ещё и потому, что здесь нас не мучили. Правда, водопад в нашем представлении это то, что падает сверху. А тут оказалось красивое нагромождение каменных глыб, вода через которые шумно перекатывалась, бурлила, кипела и завораживала.

На берегу два музыканта художественно исполняли народные напевы мешая их с шумом потока. При виде мзунгу (суахили), то есть белых, начинали свой концерт. Барабанные ритмы в сочетании с приятными звуками самодельного инструмента похожего на ксилофон, как нельзя лучше гармонировали с красивым местом и бушующей рекой в извилистом русле. Находиться у реки было отрадно. Никто нас не тревожил и не навязывал агрессивно свои услуги. Если так пойдёт и дальше, то можно считать, что жизнь удалась. А пока нам предстояло ехать в Кампалу — столицу Уганды, а там посмотрим, куда нам ещё путь держать.

Те же мотоциклисты привезли нас снова к заправке. Как-то очень быстро подошёл автобус, следовавший в Кампалу, и мы поехали туда.


Хочу заметить, что с нами в Африке происходили странные вещи. Мы постоянно хотели спать. Нет, тут причина не в смене часовых поясов, разница настолько невелика, что 3—4 часа плюсом или минусом на меня никогда не оказывали влияния. Это было что-то другое. Загадку мы отгадать не смогли. Вот и по дороге в столицу мы спали, примостившись в самом хвосте салона. Амортизаторы автобуса давно пора было менять, а вездесущая африканская пыль укрывала нас красным слоем. Но даже такие важные неудобства не могли вывести нас из состояния сна. Поэтому дорога до столицы Уганды пролетела, как мгновение. Едва проснувшись, вышли на автовокзале, где кроме стоявших вплотную автобусов больше ничего не было видно. Пристроились к цепочке пассажиров и петляли в автобусных лабиринтах пока не вышли на какое-то подобие улицы, где вдоль исковерканного тротуара у самой ограды пристроились продавцы ненужных товаров.

Кампала, как и все африканские столицы шумна и суетна, но к звукам города примешивался звук странного музыкального инструмента под названием вувузела. Это такая дудочка-сопелка, от звука которой хочется закопаться.

Такие разноцветные и отвратительно пронзительные дудки были придуманы южноафриканцами для спортивных чемпионатов, а теперь вся Кампала дудела в них до одури. Здесь проходили футбольные матчи международного уровня. Сопелки покупать не стали, а купили на бегу две спортивные футболки с надписью «Уганда». Пригодятся!

Покупкой остались довольны и поспешили за попавшимся по дороге проводником к автобусу в г. Энтеббе. Стоит этот город на берегу озера Виктория, как туда не заехать?

Здесь в Уганде порядок другой, нежели у кенийцев. Цены на билеты единые и неизменные, поэтому позволили себя проводить. Все провожатые и зазывалы в Кампале получают комиссионные от водителей автобусов за доставку к ним пассажиров. Хотя бы за это мы перестали беспокоиться. Лавировать среди автобусов сложно, почти вплотную их бока и местами надо просто щемиться. Но есть приятный момент среди всех неприятностей. Африка не грабит, как Латинская Америка! Заявление не категоричное, но по большому счёту так и есть. Это стало моим маленьким открытием.

Мы с Натальей заранее изготовили тайники на наших вещах в виде внутренних карманов, но они нам почти не пригодились. Было ощущение, что наши деньги никого не интересовали. Мы потеряли страх и совали их куда придётся: в карманы, в сумку, в чехол фотоаппарата и в футляр для очков. Но если по поводу денег мы успокоились, то к нашим вещам в транспорте относились нещадно. Их запихивали в багажники разных размеров, забрасывали на крыши, трамбовали ногами, плюхали в грязь и в придорожный бурьян.

Красная пыль дорог клубилась и тонким слоем незаметно оседала на наших вещах, сиденьях автобуса и обволакивала тело. Остаться чистым после очередного переезда у нас не получалось. Выручали влажные салфетки. Мы стали их экономить, поняв, что они очень скоро могут закончиться. Стали пользоваться одной на двоих, то есть каждому по стороне.


По приезду в Энтеббе опять же мотоциклисты привезли нас в кемпинг, где на холёной территории стояли несколько палаток, а наша вписалась рядом. Если уж мы взяли с собой палатку, то пользоваться ею просто обязаны! Стирка и помывка была не лишней, ещё и горячая вода имелась.

Что мы ели при передвижении сказать сложно. Иногда покупали что-нибудь по дороге прямо из окна автобуса, протянув руку с деньгами продавцу, а он на ходу забрасывал нам через него пирожки и ананасы, не забывая дать сдачу. Иногда нас заносило в какие-то «едальни» и мы поглощали всё подряд. Но наш незабвенный суп быстрого приготовления я никогда не забуду. Правда, с собой был ещё и шоколад, бублики, печенье, но суп я точно не забуду. Он был ароматный и горячий, приятно насыщал и расслаблял. Сейчас я могу многое о нём рассказать, чего не знала раньше.

Вот и в тот день разложили палатку и поели супчик, а потом весело пошли на поиски озера Виктория. Исходили достаточно, но выхода к берегу нигде не было. Все подступы к озеру приватизированы и приблизиться к нему нет никакой возможности. Возмутительно! А нам нужна пристань, откуда уходят плавсредства на о. Мгамба, где полно всяких шимпанзе и горилл.

Туристический офис предоставлял подобную экскурсию, он запросил $152 с человека. Завтра с девяти утра и до часу дня нас могут туда отвезти. Плыть до острова час и обратно час. Итого останется два часа на осмотр, но ещё надо идти пешком и искать горилл. Тут уж как повезёт. Захотят ли гориллы нас видеть? Выйдут ли шимпанзе к нам навстречу? Во всём этом чувствовалась какая-то фальшь, подлог. Турагентство снимало с себя ответственность за самое главное шоу, ради чего мы были готовы платить деньги. Мы не поспешили и правильно сделали, пообещав подумать.


Шли по дороге вдоль металлических решёток надеясь уговорить кого-либо пропустить нас к озеру и пропустили за 5000 шиллингов с каждого. Вышли на берег, а озеро с неприятно заболоченными берегами. Ну точь-в-точь, как у нас в области, только за деньги. Три усмехающихся лодочника сидели на пришвартованных лодках.

— Эй! Мужики! На остров Мгамба отвезёте? Горилл нам надо посмотреть!

— Неее! Мы только крокодилов показываем за $60.

— Так крокодилов мы уже видели! Нам шимпанзе надо и разных там горилл!

Переговоры у пристани ни к чему не привели, но попутно познакомились с хорошим человеком. Общительный парень повёл нас за тридевять земель в Ботанический сад на открытом берегу озера. По дороге кушали африканские лепёшки и запивали их кока-колой, купили бананов на всех, при этом наш спутник как-то незаметно оказался на нашем обеспечении. При входе в парк мы его поблагодарили и отправили восвояси, а то он уже с нами засобирался. По два доллара заплатили за билеты и сразу привязался следующий проводник. Отбились с трудом и вышли к берегу, но прежде всего прочего самостоятельно осмотрели сад.

Густые переплетённые лианы и пальмы скрывали в своих кронах чудесных птиц, белок и разных мелких животных. А нам надо обезьян! Ну хоть каких-нибудь!

У берега детвора купалась и стало завидно.

— Эй, дети! Здесь нам купаться можно?

— Можно! Можно!

— А крокодилы есть?

— Есть! Есть!

— И купаться можно?

— Да! Можно!

— Но, крокодилы!

— Так они в кустах!

Стояли в полной растерянности — купаться или нет? Решили, что завтра придём с купальниками и будем купаться! А вот с обезьянами сложнее. Одна дама из близстоящих домиков заявила, что завтра в десять утра обезьян здесь будет полным полно. Они будут бегать, прыгать и скакать. Мы смотрели недоверчиво.

— А что, сегодня уже не будут? А нельзя ли заказать? А почему завтра будут?

Дама продолжала жестикулировать и расхваливать завтрашних обезьян. Мы честно пообещали вернуться завтра, а потом сели на подкативший мотоцикл и на одном транспорте втроём поехали в свой кемпинг. Тут мы вспомнили, что где-то оставили карту передвижений по городу, подаренную нам в турагенстве, а на ней было обозначено место нашего проживания с названием, которое ещё не запомнили. Тех мест, которые проезжали, мы просто не узнавали. Будем искать!

Ехали-ехали и встали, собирая вокруг толпу любопытных зевак. Мы не знали, где наш кемпинг! Каждый раз объясняли ситуацию вновь подошедшему советчику. Над нашей проблемой думали все, ворочая извилинами. Мы называли яркие ориентиры: красивое дерево, рядом детский сад, хорошая дорога, а название не помним!

И вдруг на одну женщину нашло прозрение и она отгадала нашу загадку. Кемпинг находился на параллельной улице и любезно нас принял. Наша уютная палатка была рада нашему возвращению.

Глава 6. Как легко попасть в наводнение

В Энтеббе погода не баловала. Сезон дождей полностью накрыл городок. Несмотря ни на что, у нас появилась мечта завтра поехать на озеро Виктория, чтобы искупаться в его тёплых водах. А пока с вечера мы с подругой бесстрашно поставили палатку на территории приличного кемпинга. После этого уютно устроились в спальниках и задраили все входы с выходами нашего временного жилья.

Всё было хорошо, но к утру налетел шквалистый ветер. Он рвал и трепал наше жилище, норовя унести его вместе с нами. На улице ночь и ураганные вихри, полыхала молния и рокотало небо. Ливень обрушился внезапно, заглушая собою все звуки на земле. По внутренним стенкам палатки побежала вода и стало нас топить. Со всеми своими пожитками сбились в кучу на непромокаемый коврик посередине. Не было сказано ни слова, нами овладел немой ужас. Мы были похожи на двух зайцев в ожидании старого Мазая.

Ливень продолжался, а Мазая всё нет. Нас никто не собирался спасать. На ресепшен было тихо, но там горел свет. Свои вещи — рюкзак и чемодан — предусмотрительно оставили там с вечера по совету служащих. Только спальники взяли с собой для ночёвки. Мы совсем не ждали эту грозу!

Вода в палатке поднималась и не выливалась. Промокли кроссовки со спальниками, а мы никак не могли выйти в эту беснующуюся адскую круговерть. Ждать конца кошмара было глупо и мы побежали в корпус, волоча за собой мокрые спальники и пригнувшись под ударами грома.

Палатку заливало. Было уже всё равно, что с ней будет. Мы раскинули по диванам мокрые вещи на просушку. Рассветало, персонал зашевелился, нам сочувствовали, а не надо было. Сами виноваты, мы ведь при заселении даже цену за комнату не спросили. Имело ли смысл вообще ставить палатку? Мы решили о ней забыть и облегчить этим себе жизнь. Ведь её сборка и разборка нам давалась с трудом.

Больше в палатке мы не ночевали, она перестала быть нужной, но упорно продолжали таскать её с собой. Везде, где мы останавливались впоследствии, цена за проживание была символической и не превышала стоимости места под палатку. При этом над головой всегда непромокаемая крыша, чистая постель (всегда!), пологи от комаров (везде!), ну и санузел, разумеется, рядом.


Стихия успокоилась к утру. Наконец-то мы смогли выйти на поиски чисто выстиранного ещё вчера белья. Стоявшие вокруг деревья были облеплены нашими вещами и их надо было достать. Задрав головы, диву давались, как их могло забросить на высоту пятиэтажного дома? В общем, если не достанем, то будем вызывать африканских спасателей. Длинным шестом колотили по кронам и стволам деревьев, мокрые листья сыпались на наши головы, струйки холодной воды стекали за шиворот, но все вещи были сняты и вновь перестираны, а ведь нам к десяти за обезьянами!

В ботанический сад поехали на бода-бода к девяти утра. Проходная была пуста. Кому в голову придёт посещать сад в такую непогодь, да ещё с утра? Даже сотрудники на работу не вышли!

По проезжей части неслись водные потоки, дождь слегка накрапывал, обещая сорваться с небес с новой силой.

— Небо, пощади! Мы быстро! Только обезьян посмотрим и в Виктории искупаемся!

Бесплатно прошли проходную и удивились, что нас никто не остановил. Одеты мы были в куртки, а сверху красные дождевики, на ногах резиновые сланцы и по купальнику в руках.

Спотыкаясь бежали по мокрой траве. Ни души.

— Обезьяны! Где вы?

Ветер шумел в кронах деревьев, ломая и сбрасывая вниз сухие сучья. Вьющиеся растения дрожали всей листвой, стряхивая дождинки. Случайный встречный из проживавших на территории крестьян удивлённо остановился.

— Где обезьяны? Куда бежать?

Сначала он не понимал, а потом догадался и образно показал, как трясутся те обезьяны от страха перед стихией далеко в лесу.

— Как это, далеко в лесу! А здесь? — мы удивлённо вопрошали взглядом.

И путник развёл руками. Вот и верь после этого людям! Вчера сказали, что обезьян будет видимо-невидимо, а сегодня заявили, что обезьяны сюда совсем не собирались. Хорошо, что не поехали на обезьяний остров, ещё больше удивились бы, не встретив ни единого примата.

Расстроились мы, что мероприятие сорвалось, но оставалось ещё одно весёленькое дельце — искупаться в озере Виктория. Там, как вкопанные остановились у воды, держа купальники в руках. Песчаного спуска, который был вчера, не оказалось. Озеро поднялось от дождя вровень с низкими заболоченными берегами. Поболтали ногами в воде. Тёплая. А страшно, жуть! Где сейчас те крокодилы из кустов?

Две девочки-подростка собирали мокрый хворост и стаскивали его в кучу. Полупоклоном поблагодарили нас за конфеты и снова побежали по своим делам. А мы, два красных куля, уселись на прибрежной террасе, наблюдая за ними.

И обрушилось небо! И начался ураган! Всё сверкало и грохотало. Пелена дождя застилала всё пространство. Чёрная, как ночь, туча лежала на озере. Девчонки прибежали к нам под навес, стуча зубами и трясясь от холода. Беседка уже не спасала и они забрались под её крышу, а шквал ветра нещадно забрасывал нас дождём, поливая, как из бочки. Метрах в ста от нас рухнуло дерево и повисло на лианах.

Ситуация усложнялась и девчонки это быстро поняли. Спрыгнув сверху, они махнули нам рукой, что надо уходить и побежали под ливень. Мы туго соображали. Что происходит? Девчонки бежали уже по пояс в воде. Вокруг была вода. Началось наводнение. Виктория вышла из берегов и незаметно для нас затопила всё вокруг, кое-где ещё оставались незатопленные островки. Надо было выбираться.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 280
печатная A5
от 440