электронная
432
печатная A5
518
18+
Абьюз изнутри

Бесплатный фрагмент - Абьюз изнутри

Гештальт завершён

Объем:
382 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-1411-6
электронная
от 432
печатная A5
от 518

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Мои стихи приходят на рассвете,

Когда в окно стучится солнца луч,

Когда играет в листьях нежный ветер,

В черемухе пытаясь утонуть.

Не буду ждать ни многого, ни мала,

От этого весеннего денька.

Я целый год его вдохнуть мечтала,

В оранжевой заре увидеть облака.

Пусть ясно светит день прелестный,

И жизнь пусть льется тихим ручейком.

Я так хочу согреться в радости весенней,

А всё несбывшееся бросить на потом.

Екатерина Ашимова, 12.05.2015

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

«…Я хотела, чтобы мои картины где-то напечатали, а, тут книга с хорошей полиграфией, да гонорар обещали. Но надо быть жертвой обьюза, их картины только печатают вместе с историями. Я придумала историю. Тут написала уже, какую в других коментариях. Меня взяли. Книга продается. „Обьюз изнутри.“ Марины Осборн. Я до этого вступила в группу жертв токсичных отношений. Т.е. я обманывала, у меня была другая причина. Хотелось, чтобы мои картины увидел мир. Там, в групее жертвы насилия. При вступлении надо ответить на ряд вопросов, она закрытая. Жертвы насилия или ушли, или живут с деспотами. Я с некоторыми переписываоась. Удасные истории. Они опустошены, они обижены, их не любили зачастую родители, а Марина говорит, что любит их, поздравляет поименно с днем рождения и т. д…»

Я читала скриншоты постов и комментариев некой Матильды Шульц, которая меняет свои имена и ники как перчатки, обманом проникла в нашу группу, в первую публикацию книги «Абьюз изнутри», которая проявила много признаков диссоциального расстройства личности, и, в общем-то достойна того, чтобы стать отрицательной героиней истории, напрямую связанной с этой книгой и с моей деятельностью. Эту историю я хотела описать в разделе с моим именем, показать на ярком примере, как токсичные люди все извращают, переворачивают, лгут, порочат репутацию тех, кто им поверил, и в итоге разрушают что-то очень хорошее, чтобы посеять хаос и разрушить то, чему они завидуют или не могут добиться нормальным способом. Но передумала. Этой истории здесь нет в итоге.


Абьюз изнутри — гештальт завершён. Эта книга родилась в моей закрытой группе поддержки «Территория счастливой жизни. Психоресурсы и поддержка», ранее названной «Антипсихопатия. Выход из токсичных отношений». Будучи многолетним практиком в консультировании людей с психологическими проблемами, я предложила участником своей группы описать и/или нарисовать свои истории абьюза для публикации их в совместном сборнике. Большинство историй уже были опубликованы в группе, но многие только пробовали себя на этом поприще. Сама идея участия в этом международном творческом проекте вдохновила людей по-другому взглянуть на свою травмы прошлого и настоящего. Разотождествление себя со своей собственной проблемой обещало принести нешуточные психологические дивиденды.


Первая и главная моя задача была дать участникам группы реальный рабочий и очень эффективный инструмент для исцеления своей раненой души через творческий процесс, через участие в большом групповом проекте.


Объективно я упустила один важный момент во время организации этого проекта — юридическую, правовую сторону вопроса. Да, я получила в личной переписке письменные согласия участников проекта о публикации их работ в книге, но следующие события показали, что этого недостаточно.


Некоторые люди, очень далекие от писательских проблем, не знающих внутреннюю кухню взаимодействия писателя с издательством, в данном случае — с онлайн-издательством, решили без всяких на то оснований, что я, как составитель сборника, использовала чей-то труд для обогащения, ущемила чьи-то авторские права. Хотя изначально во всех анонсах я разъясняла все эти моменты и любой участник проекта имел возможность обсудить со мной все детали сотрудничества ДО того, как готовая книга будет опубликована в онлайн-издательстве Ridero.ru и во всех интернет-магазинах и мобильных приложениях для чтения, с которыми это издательство сотрудничает.


Итак, я обсудила с каждым потенциальным участников проекта его участие и занялась сбором историй и фотографий (картин, рисунков и поделок участников). Сказать, что это большой труд — это не сказать ничего. Многие (не все) тексты были, мягко говоря, в состоянии, не годном для публикации и требовали в первую очередь сбора (через копипаст) их из публикаций в группе (посты и комменты), вычитки и хотя бы минимальной редакторской правки, на которую мне одной пришлось выделить целый месяц кропотливой работы. Для сравнения скажу, что над книгой похожего объёма обычное издательство трудится минимум два года, используя труд разных специалистов. К слову сказать, у меня есть реальный официальный опыт три года работы в издательстве НГУ.


Сюда же входила обработка фотографий работ участниц. К сожалению, у меня не было времени и возможности сделать эту обработку профессионально, но даже простая обрезка фотографий и улучшение контрастности требовали времени.


Регламентировать абсолютно все правовые и авторские аспекты со всеми 37 участниками проекта — было психологически, физически и по времени для меня очень затратно и бессмысленно. Если кому-то захочется прикопаться и найти повод для суда, он найдет его, даже если у меня с каждым участником будет договор на 12 листах с живой подписью на каждом листе. Смысла в этом для меня точно не было и нет.


Проект сыграл свою целительную и мотивирующую роль для большинства из тех, кто попал в книгу. И это самое главное!


Меня поддерживал энтузиазм девушек и положительная динамика изменения настроя и состояния большинства из них. Настолько положительная, что некоторые из них в итоге покинули группу с настроем навсегда отойти от темы абьюза. Чему я искренне рада.


Окончательный мой вердикт таков: я оставляю в книге свои тексты и рисунки, согласованные иллюстрации на обложке. Также оставляю работы тех участниц группы, которые поддерживают проект и написали свое согласие на публикацию их работ в книге.


Соавторство и добавление имени на обложку книги возможно при совместной работе над книгой, обсуждении её концепции, структуры, стилистики, предоставлении в качестве соавтора ценных рекомендаций, улучшающих контент и/или дизайн книги. Тем не менее я вынесла имена всех участников с огромной благодарностью каждой из них.


С уважением ко всем участникам проекта, с уважением к своему собственному труду над этой необычной книгой,

Ваша Марина Осборн

Предисловие к 1-ой публикации

Tворчество помогает трансформировать эмоциональную боль, облегчить страдания и даже исцелиться. Мы расскажем миру о том, что чувствует и переживает человек, попавший в ловушку токсичных отношений с психопатом или нарциссом.

Эта книга — красочный альбом с историями. Каждая история, стихотворение, песня, каждый рисунок и каждая вещь, изделия, изготовленные собственными руками — всё это сделано людьми, которые пережили какое-то насилие: эмоциональное, моральное или даже физическое.

Эта книга — совместный продукт, сделанный участниками закрытой группы поддержки жертв абьюза на Фейсбуке «Территория счастливой жизни Психоресурсы и поддержка» (ранее — «Антипсихопатия. Выход из токсичных отношений»).

Kнигa отражает основные фазы и этапы токсичных отношений: Идеализация-Обесценивание-Утилизация, а также период выхода из токсичных отношений и конечно — начало новой исцелённой жизни, полноценной, самореализованной и счастливой.

Эта книга — трансформация личного негативного опыта, полученного в токсичных отношениях, завершение гештальта и творческая «месть» абьюзеру. Творческая месть не имеет отношения к реальной мести, это — внутренняя «акция» по завершению отношения с насильником.

Как автор идеи, участник и составитель этого сборника, я в первую очередь ставила психотерапевтическую задачу для участников своей группы. Помимо арттерапии в процессе самого творчества, все авторы представленных в книге работ завершили свои гештальты и самым экологичным образом получили доступ к вытесненным эмоциям во время подготовки и обсуждения этого проекта.

Ожидаемые дополнительные бонусы для участников это:

— Промоушн творческих работ для личных самостоятельных творческих и бизнес- проектов.

— Символический дополнительный доход.

— Возможность сделать необычный уникальный подарок дорогим людям.

— Участие в большом и хорошем деле, которое даёт надежду и показывает выход всем жертвам абьюза.

— Все доходы с продаж этой книги будут зачисляться в фонд группы.

Марина Осборн

АСЛАНОВА ЕЛЕНА

«…В 42 года поступила на 2 вышку в университет! Комплексовала-жуть! Рядом со мной за партой сидела 73 летняя студентка (в прошлой жизни она была разведчицей ГРУ). Сейчас мне — 51. Cобираюсь поступать на 3-ю вышку в 3-ий институт, пока не комплексую… У меня были студенты в коллежде (46 лет, мужик, военный пенсионер и 38 лет женщина, учились с 17-летними подростками на фельдшера и акушерку), — я гордилась, что у меня такие студенты! Уверена, на пенсии (самый подходящий возраст) очень интересно пойти учиться!

…Проблема в отношениях или в разрыве отношений в бессрочности. Mы имеем противную привычку думать «навсегда», «когда-нибудь», «если б…» — это очень выматывает и бесперспективно! Также не советую тратить время на сожалениe, что потратили с ним время?!? Установите сроки и двигайтесь дальше к личному своему счастью!»

Картина написана в период моего развода. Бывший супруг на берегу моря, и я с дочерью летим на шариках в новую жизнь! Все закончилось хорошо! У нас все получилось.

Автор рисунка — Eлена Aсланова

В 22 года стала вдовой с сыночком на руках, училась в мединституте, работала в психоневрологии медсестрой. Приняла ухаживания студента-физика. Переехала в Москву, продав квартиру. Была ограблена его партнерами по бизнесу. В лихие 90-е бомжевала, торовала коробейником, конфетами и трусами по Москве (на себе таскала товар). Сожительствовали с гр. Мужем (аргументом было «к сыночку моему хорошо относился»). Безденежье, сомнительные сделки, бандиты в партнерах.


Вставать на ноги стала — взяли на работу главным иммунологом Краснополянского района г. Долгопрудный под Москвой для ликвидации эпидемии дифтерии! Одолжила денежку у друзей, сделала 1 инвестиционную квартирную сделку. В дальнейшем за 3 года переезжала 11 раз с диваном и сыном, самостоятельно ремонтировала квартиры (могу кафель класть и унитаз установлю) ради риэлторских сделок. Результатом стала 2-комнатная собственность в Москве, куда с сыночком переехали и обустроились.


Гражданский муж страдал бездельем и пьянством, наблюдал за моими успехами. Женился в 96 г. Путем шантажа и вранья (попросил помочь с документами и обманул, прописался и вселился), смирилась, думала «любит». В 99 родилась дочь. Все время пьянки, драки, ругань, милиция, опасные сделки, оскорбления, сломана шея. Защиты не было. Семья и родня не могли помогать!


2003 г. — новый закон о праве выписки бывших супругов. Его работа в Газпроме… поперли миллионы! Обнаглел до ужаса! Выгнала!!! На 3 сутки устроилась преподавать. На 7 день начала ремонт, на 20 день поступила в Академию на педагога-психолога! Счастливые 2 года (я и дети).


Примиряться приперся скоро. В течение 2 лет ползал на коленях, просил прощения, купил бриллианты, шубы, заграницы, квартиру новую… я — сдалась! Но была начеку (следила за почтой, контролировала телефон, вскрывала пароли) — он врал! Изменял, подстраивал каверзы с моими коллегами, лишал меня друзей, изолировал. Через 1,5 года после воссоединения новый виток скандалов и избиений… потом я заболела (онкология, отказали ноги). На этом этапе мне стало страшно. Меня просто утилизировали. Имущество у меня было солидное. Моя смерть просто обогатила бы мужа!


И я разозлилась на его мерзкое отношение к нашей повзрослевшей дочери! Выползла! Прооперировалась! Вылечилась! Развелась! Отсудила! Отняла! Восстановилась! Он приполз через 2 года (ФСБ его прижали). Спасла в очередной раз, но поставила на учет в психиатричку и оставила жить в нашей совместно собственной квартире с его секретаршей (она за ним присматривает и ухаживает, мне спокойно, ей выгодно, ему хорошо).


Сегодня у меня уже 5 лет счастливая нормальная жизнь! Дети выросли, рядом со мной, внук, приятный мужчина рядом. Есть работа, бизнес небольшой, всем детям купила жилье!


А псих? Мой псих сегодня придет на концерт нашей дочки, и я скажу: «Привет!», и улыбнусь! Личным достижением считаю успешно проведенную психотерапию с бывшим (платил 200$ в час)!


Сейчас мне 51, я поступила в два ВУЗа, учусь! И еще пошла играть на фортепьяно (37лет не играла). Мужчину нашла себе 31.12.2017 на новогодней вечеринке знакомств, мы сразу переночевали у меня и больше не расстаемся.


В настоящее время я — волонтер, консультирую женщин в сложных ситуациях, сотрудничаю со СМИ, работаю с адвокатами, немножко благотворительность.


Инвалидка 2- ой группы, но стараюсь быть позитивной и в тонусе! Живу с верой в людей, и верю, что человек способен на все, что пожелает!


В моей истории я разобралась, благодаря психологии. Моя личная проблема — снижение порога терпимости. То есть я не понимала, что со мной ТАК нельзя. Вероятно, из детства или из собственной семьи. Пока меня лично продавливали — терпела! И мера этого терпения была за гранью!


Собственно окончательное решения выхода из деструктивных отношений стали факты нападок и давления на мою дочку со стороны отца. Тут во мне что-то возроптало. Сейчас я работаю с клиентами именно по этой теме: «Не терпи, выстраивай границы», и сама для себя стараюсь это прорабатывать.

Контакты Елены для связи: devlyashova@mail.ru Тел +79055877470

АШИМОВА ЕКАТЕРИНА

Екатерина Ашимова

Екатерина Ашимова:

«…Mы все очень хотим выйти из этих ужасных отношений. Но ведь первое правило — чтобы не было токсов рядом… Уже несколько дней я опять чувствую себя на грани…»

Он и Она

История выдумана, совпадения случайны

Его жизнь подчинялась философии, о которой Она даже не слышала…

Он пытался объяснить Ей, что нельзя ни за что цепляться,

но и забывать ничего нельзя, что надо жить, созерцая,

что все самое важное происходит у человека изнутри.

Екатерина Ашимова

Часть 1

Это было ровно 16 лет назад. Они были чистыми, наивными, но со своими характерами и взглядами на жизнь — в которую они еще не вступили — детьми, всего то студентами-второкурсниками. Им было по 18 лет. В каком-то заброшенном храме, переделанном под клуб, проходила вечеринка для студентов. Он никогда не ходил в такие места. Он был серьезен, и не в меру застенчив. Она тоже не знала, что такое клубы. Молодая душа требовала ритма, но ведь бог знает, что там бывает в этих клубах, и мама бы не одобрила. А вот тут каждый из них решил, что почему-то обязательно надо туда пойти. Пришли. Даже не взяв ни друзей, ни подруг. Он пригласил Ее на какой-то медленный танец. Ну, бывает. После этого проводил до ее станции метро. Она с неохотой назвала свой домашний номер — мало ли что? Выкрикнула его, запрыгивая в автобус. Не надеялась даже, что запомнит и перезвонит.

Перезвонил через неделю, пригласил погулять… Она и не думала о Нем. Они стали встречаться — прогулки по замерзшему городу. Всегда много разговаривали — так много мыслей обсуждалось, много звонили друг другу — и однажды проговорили аж 3 часа по телефону. У нее даже болело ухо. Позже Она пыталась вспомнить — о чем они говорили? А ни о чем. О космосе, о вселенной, о предназначении человека. Позже Он признается Ей, что никогда ни с кем так много не говорил.

Собирались компании его одноклассников. Постоянно, то у него дома, то у других. Эти одноклассники были всегда с ними. Она понимала, что они проучились вместе 10 лет, сейчас все в разных институтах — а Она с другого конца города, у Нее была другая жизнь, Она для них чужая. Он понимал все это, но пытался Ей объяснить, что все эти друзья мало для него значат, а Она очень важна. И была там одна одноклассница — Она даже не помнила ее голоса, такая тихая девушка. Высокого роста, с тонкой талией и красивой формой груди, смотрела на Него всегда таким взглядом, что Ей было не по себе.

Она впервые почувствовала, что такое ревность. Он говорил, что Ему до нее — той, — абсолютно все равно. Та девушка бывала на всех вечеринках одноклассников, всегда тихо и пристально смотрела на Него, всегда стояла за стенкой, когда oни целовались в соседней комнате…

Жизнь шла своим чередом, учеба каждый день, а на выходных они гуляли вместе. Он стал все настойчивей звать Ее к себе заехать после лекций. Она понимала, к чему все это приведет. И было так страшно, и так волнующе. Она понимала, что нельзя сопротивляться предрассудкам — все равно же когда-нибудь это случится. А Он был так влюблен в Нее, так крепко обнимал, так хотел близости. Когда Он смотрел на нее, у Нее было ощущение, что в Его зеленых глазах кружатся яркие карусельки. Позже в своем стихотворении Он назовет этот свой эффект «вибрации глазных яблок».

Через полгода встреч не на шутку влюбилась и Она. Его настойчивость и нежность сделали свое дело. Окончательно кровью залили ковер в Его комнате только в мае, когда компания одноклассников шумела в соседней комнате, и среди них была та самая тихая одноклассница.

Они так и встречались, гуляли вместе по паркам, прятались от прохожих в высокой траве или кустах… Он почти никогда не говорил о своих чувствах к ней. После очередной близости он начинал говорить о машинах, о скорости, даже о двигателях внутреннего сгорания. Это было Его хобби, это было Его учебой. А она ничего в этом не понимала… Она так хотела, чтобы Он почаще говорил ей теплые слова и просто обнимал…

Он, оказывается, был заядлым туристом, а она никогда не жила в палатках, и укусы комаров и отсутствие душа очень болезненно воспринимала. Они ездили к Нему на дачу, куда летом переселялись Его родители — Она их жутко стеснялась. Это была такая крепкая семья, где мама с папой безумно любили друг друга и своего единственного сына, Его. А у Нее была только истеричная, раздавленная обстоятельствами и требующая помощи мама, упрекающая Ее в том, что Она не зарабатывает деньги для семьи, а только все учится и учится, сидит на ее шее, а папа три года назад умер в муках раковой боли, и остались два маленьких брата, за которыми приходилось присматривать, пытаться воспитывать, и варить им борщи, а они за это тыкали в Нее карандашами, когда Она пыталась говорить с Ним по телефону, шумели за дверью и вырывали шнур телефона из розетки.

И когда Его родители спросили, что же Она хочет дальше делать в жизни, какую специальность выбрать — Ей хотелось крикнуть: «Убежать из этого ада дома, уехать туда, где тепло, где понимают и будут меня защищать и заботиться обо мне» и расплакаться… Но она спокойно ответила, что у нее будет прекрасная редкая специальность, она будет учить иностранцев своему родному языку. Его родителям это понравилось, а потом oни поехали кататься на старых дачных велосипедах по Вырице…

Они все также гуляли и встречались, настала осень… Она все также приезжала к нему в Купчино, пока родителей не было дома. И с ужасом думала, что вот эта серость и холод за окном, это уродливые панельные дома — должны же это когда-нибудь закончиться или измениться! Почему Он все меньше говорит Ей, как она ему дорога? И что, вот так всю жизнь Она и будет жить с ним в этой комнате? И родители всегда рядом?

Они уже вроде не дети, ей стыдно, что Они уже знают, что такое близость — а все равно никаких свободных средств нет, да и семья- это как-то слишком… слишком по-взрослому… а ведь Ей всего-то 19… Но что же Он так мало говорит о своих чувствах? И каруселек в Его глазах не отыскать что-то? Mожет эта тихая девица подкарауливает его по будням — живет же по соседству где-то, может звонит — ничего не известно…

Ей всё это становилось невыносимым… Ревность закралась в Ее сердце, Она донимала Его расспросами, он только все больше молчал, а Она ревела у себя дома по вечерам, потому что не знала, куда деть все эти подозрения и сделать так, чтобы убедится в Его любви…

В Его компании появился Дима. Oни вместе учились в институте, вместе грезили моторами и скоростью… Дима был красив, хотя Она никогда не понимала, что такое мужская красота. В Диме была легкая заносчивость, лоск, он знал, что он нравится девушкам. Oн всегда был открыт, приветлив, любезен, у него были такие милые пухлые губы… Она засматривалась на Диму — не потому, что Он в чем-то проигрывал Диме, Дима был как баловень судьбы — он уже водил свою машину, ходил по дорогим клубам, и однажды даже отвез ЕЕ, Его и девушку с умопомрачительной стрижкой и проткнутым по всех местах ухом — эта девушка училась в их группе, отвез их на закрытую рейв-пати в разрушенном замке в Стрельне, о которой знали лишь избранные…

Она больше никогда не была в такой сказочной атмосфере ужасно модных обкуренных юношей и девушек, пытающихся в оглушительном рваном звуке бита и ультрафиолета не сломать себе шею на разрушенных ступенях замка…

Часть 2

Они бродили по Александровскому парку в Павловске в поисках китайского городка. У Него был с собой добротный советский фотоаппарат, Он умел находить красивые сюжеты для снимков. И Он сфотографировал Ее, в черном берете, пальто и перчатках в окружении пронзительно-желтой листвы, с букетом солнечно-ярких кленовых листьев. Она сделала такую же фотографию с ним. Потом, через десятилетия, Она всмотрится в эту фотографию и увидит те самые карусельки в Его взгляде. А Он напишет рассказ, про Нее и элитное авто, где вспомнит эту осеннюю фотографию.

Наступали суровые холода, ветер безжалостно морозил щеки, когда Она спешила через Тучков мост на занятия в университет. Однажды Он сказал, что мечтал бы оказаться с Ней вдвоем на пляже какого-нибудь солнечного острова. Она с горькой усмешкой подумала, что для этого надо было родиться совсем другими людьми. Она никогда бы не поверила, если бы ей сказали, что всего через три года она увидит этот рай, а потом и переедет туда жить…

Она, конечно, не поверила в искренность Его слов, грустила, и все думала, что же такое настоящая любовь…

Через пару десятков лет Она узнает, что Он написал свой первый рассказ о Ней, о сиянии от слияния их душ, о том, что на небесах за них уже все решено… А в то время Он, оказывается, просто жил в своем повседневном счастье от оттого, что Она рядом, иногда приезжает к нему домой, пишет свои конспекты, слушает и обсуждает с ним песни Крематория. Он учился, набирался опыта и каждый день думал о своей будущей карьере, вот только Ей Он об этом совсем ничего не говорил — может, боялся сглазить…

Успешно прошла зимняя сессия и они, прихватив Его друга Стаса, поехали на заснеженную лыжную базу в Зеленогорск. Стас был очень спокойным, очень мало разговаривал, у них была такая мужская дружба без лишних слов. Его высокий лоб, прямой нос и большие глаза чем-то напоминали грустный взгляд Сильвестра Сталлоне и Пола Маккартни. Она всегда думала, что найдется зрелая женщина, которая легко возьмет в оборот такого милого мальчика.

Они катались на лыжах — Она отставала, потому что была совсем неспортивная, и дыхания не хватало, и страшно было на поворотах и пригорках. Он унесся в лесную глушь, побыть наедине с собой и послушать природу, не пытался найти Ее и помочь вылезти из сугроба. Она вернулась на базу. На базе Она несколько часов со скукой и тревогой ожидала Его возвращения, Стас был сидел в дальнем углу комнаты и читал какой-то журнал. Когда Он вернулся, она попросила Стаса сфотографировать их. Он нехотя согласился, присел, Она встала за Ним, обняла его за плечи, попыталась улыбнуться.

Ей стало скучно, и Он проводил Ее и Стаса до станции, а сам остался еще на пару дней петлять среди заснеженных елей.

Она долго ехала в электричках до дома, и все думала, что Он совсем ее не понимает, не уделяет ей достаточно внимания. И эти тяжелые сны, почти каждый день, в которых Он предстает таким грустным — идет навстречу ей, но всегда проходит мимо, или — она стоит на лестнице, а он спускается сверху идет на вечеринку без нее, и очень часто ей снилась кирпичная стена — такая высокая и крепкая, и она стояла около нее и плакала — потому что не знала, что с ней делать, и думала о Нем, а Его нигде не было рядом, Он был за этой стеной… И Она приняла решение…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 432
печатная A5
от 518