электронная
Бесплатно
печатная A5
442
18+
A&B

Бесплатный фрагмент - A&B


Объем:
320 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-9958-7
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 442
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

«0»

В 2031 году началась Третья мировая война. Она длилась 94 дня и унесла жизни более двух третьих населения всей Земли. Более 6 миллиардов жизней были оборваны в один день. Причиной такой большой смертности стало широкое применение ядерного оружия и другого оружия массового уничтожения. Все столицы всех стран были взорваны в один день, вместе с ними — еще и другие густонаселенные города, а в уцелевших городах воцарился хаос. К тому же после уничтожения крупных городов перестали действовать основные коммуникации, ставшие уже привычными и само собой разумеющимися: интернет, телефония, телевидение, электроэнергия и, как следствие, все связанные с ними удобства (подача воды в жилые помещения, отопление и т.д.). Большинство везунчиков, волей судьбы выживших во время взрывов, знать не знали, как жить в таких условиях. Эти факторы в совокупности с абсолютной внезапностью войны (никаких предпосылок к ее началу не было, это было относительно спокойное мирное время) нанесли сокрушительный удар по цивилизации. Сейчас уже не осталось никакой информации кто, как и зачем начал эту войну. Современные историки по сей день бьются над разгадкой причин, но все, что есть на данный момент, лишь догадки и теории, по большей части неподкрепленные никакими фактами. О дальнейших военных действиях после взрывов тоже известно крайне мало.

Спустя время уничтожение городов стали называть «первым этапом» (подразумевая первый этап нападения противника). А выведения из строя электростанций, разрушение крупных автомобильных и железных дорог между городами и несущественные, но имеющие место быть, информационные атаки (изменение информации о войне, подделывание карт с изменением положение дорог, населенных пунктов и прочее) назвали «вторым этапом». В результате транспортные связи, связывающие города и страны между собой, были разорваны. Попасть даже в соседний город, находящийся в пределах 300 км, стало невероятно трудно. Из-за этого пострадала торговля, промышленность, сельское хозяйство, все то, от чего так зависела жизнь простых граждан. Есть также и «третий этап», но он — лишь следствие первых двух.

В более ранние периоды истории еще до индустриализации, люди спокойно обходились без электричества и других удобств. Жизнь же человека 21-ого века была неотрывно с ними связана. Поколения сменялись, и многие позабыли, как достать информацию (о том, что происходит, как спастись и что делать) без телефонии, интернета, телевидения и радио, где и как достать еду, если все гипермаркеты закрыты и давно обворованы, что делать, если полиция, пожарные и военные бездействуют. Эти факторы и повсеместно начавшийся голод послужили толчком для массового психоза населения, грабежей, убийств и прочего произвола. В результате численность населения неуклонно падала, а рождаемость свелась к минимуму. Причем, чем выше была плотность населения, тем этот произвол был масштабнее. Это и прозвали «третьим этапом» войны.

Данные о длительности войны в 94 дня являются условными. Они отсчитываются от начала «первого этапа» до последней зафиксированной информационной атаки. «Третий этап» длится по сей день. Первые два года после первых взрывов везде, где еще были живые люди, творился хаос и разруха. Ради еды, одежды, крова и топлива убивали все, кто мог и хотел выжить. Некоторые в творившимся хаосе усмотрели новые возможности; кто-то пытался установить свою власть над народом (в основном насильственным методом); кто-то просто развлекался, удовлетворяя все свои низменные потребности; кто-то начал проводить рискованные и запрещенные ранее эксперименты над людьми. Справедливости ради, стоит отметить, что данные эксперименты сильно продвинули науку и медицину, даже если сравнивать довоенное и послевоенное время. Спустя 10 лет во многих населенных пунктах установился порядок, к которому, конечно, лежал отнюдь не легкий путь. Многие коммуникации смогли восстановить. И как следствие, связаться с другими городами. Территориальные границы стран были восстановлены по старым политическим картам и были спустя пару лет сильно изменены. Изменить решили также и названия самих стран. В глазах выживших не поблек ужас войны, меньше всего всем хотелось повторения случившейся трагедии. Спустя 16 лет после «первого этапа» 15 апреля официально во всех городах и селах с работающей связью было передано сообщение, в котором торжественно объявилось о повсеместном объединении людей всей планеты. Это означало, что с того момента разделение на страны больше не существовало. «Все мы едины!» — лозунг, повторенный на 115 языках мира, прогремел по всей планете. Несмотря на это, территориальное разделение все-таки осталось, но приобрело иной характер, более схожий с управлением штатов в бывшей стране США.

После 15 апреля в мире вместо стран или штатов появились Районы. В общем числе их 33. А такое объединение получило название «Объединение Ради Мира» (сокращенно «ОРМ»). От каждого Района путем народного голосования раз в 5 лет избирается председатель, представляющий интересы своего Района на собраниях. Суверенитета или какого-либо невмешательства ни один Район не имеет, так же как и не владеет ничем. Все полезные ископаемые, ресурсы и, что сейчас наиболее важно, обученные специалисты являются общественным благом, то есть в равной мере принадлежат всем Районам. На общих собраниях глав Районов решаются насущные вопросы по благоустройству, развитию и восстановлению цивилизации всех Районов. Но особенно «больным» местом считаются «дикие» по сей день Районы, в которых до сих пор царит разруха. Самыми опасными на данный момент признаны 4 Района, которые не имеют какого-либо управления. Люди, живущие там, существуют по диким законам. Убийства, каннибализм, воровство — не просто обычные явления там, а единственные способы выжить, так как больше там ничего просто нет. Ни медицины, ни образования, ни еды, ни производства, ни правовых, ни моральных норм. Ничего. Только люди во всех своих мерзейших проявлениях. Вывести же всех людей из этих Районов или хотя бы какую-то часть в более цивилизованный мир тоже невозможно. Если так сделать, резко повыситься количество неспособных работать бедных людей, соответственно и уровень преступности подскачет. И, конечно, это пошатнет нынешний уже более-менее цивилизованный образ жизни. Периодически из более процветающих Районов отправляется гуманитарная помощь, но ее катастрофически не хватает. На преобразование данных Районов требуются огромные средства, которыми мир пока не обладает. Эти Районы держат изолированными. В них не допускается никто без особого разрешения, а из них тем более выйти сложно. В общих массах о реальном положении дел знают одни лишь единицы. СМИ предпочитают избегать этой темы, либо освещать исключительно позитивные события. Таким образом, репортаж об открытии школы для бедных детей недалеко от границы с цивилизованным Районом транслировался на протяжении месяца по всем федеральным каналам, а вот о подавлении вооруженного восстания, в результате которого было убито более тысячи человек, не было сказано ни словечка. Мир только начал восстанавливаться от потерь прошлого — нельзя рисковать столь шаткими успехами, поэтому было принято решение не волновать общественность такими новостями. Эти «дикие» районы: №7 (занимает территорию бывших Индии, Ирака, Ирана, Афганистана и Пакистана), №13 (большая часть Европы, за исключением Польши), №18 (бывшие Мексика, Колумбия и Венесуэла), №23 (южная половина Африки).

Все остальные Районы считаются цивилизованными со своим председателем, управлением и законодательством. Конечно, какие-то Районы более преуспевающие, какие-то менее. В большинстве Районов едва-едва установился порядок, но также есть такие, которые к 2070 году смогли не только восстановить на своей территории довоенный уровень развития, но даже в некоторых планах превзойти довоенное время. Самыми успешными на сегодняшний день являются районы:№3 (почти весь континент Северной Америки, территория бывших США и Канады), №5 (бывшая Россия, Монголия, Казахстан, большая часть Китая), №17 (бывшая Австралия) и №25 (бывшая Япония, Индонезия и Филиппины).

Внутренняя жизнь обычных и преуспевающих Районов различна. В обычных Районах используются только старые строения, действует традиционная образовательная система, привычная для человека в данной местности в довоенное время, старая судебная система, прежняя здравоохранительная, и прочие системы, определяющие уровень жизни и поддерживающие порядок, остались неизменными после войны. В целом, в таких Районах сохраняется прежний уклад жизни жителей, но разница в том, что транспорт, дома, оборудование, которыми пользуются жители, обветшало с течением времени, а новые блага пока достать неоткуда в связи с неразвитой промышленностью. В передовых же Районах во многом от традиционных, привычных устоев отошли. Было изменено очень многое, начиная от правоохранительных органов, заканчивая архитектурой и машиностроением. Эти Районы обладают достаточными ресурсами для создания и развития новых, ранее несвойственных направлений. В Центральных городах, которые являются подобием прежних столиц стран, наиболее сохранившиеся старые дома граничат с новыми режущими глаз строениями. В каждом городе и даже квартале одного города они отличаются по дизайну. Попадаются и огромные 50-ти этажные стеклянные монолиты и небольшие скопления 5—6 этажных многоквартирных домиков с мансардными окнами и пышным озеленением вокруг. Личный транспорт в обычных Районах является недоступной многим роскошью, в то время как в продвинутых — это обычное явление. Причем в продвинутых — это современные автомобили без какой-либо определенной марки с новым эргономичным дизайном, и в основном работающие на электричестве, а не на бензине, так как электричество дешевле. Изменения также коснулись здравоохранительных, правовых и образовательных систем. Сильнее всего была изменена образовательная сфера, так как весь мир ощущал острую нехватку квалифицированных специалистов. Передовые Районы осуществляют подготовку и обучение людей из других Районов для того, чтобы и эти Районы как можно быстрее стали продвинутыми. Поэтому ввели 3 этапа обучения длиной в 5 лет: Начальная, Средняя и Старшая школа. После каждого этапа любой сам выбирает между двумя путями: идти работать или обучаться дальше. После Начальной можно получить только низшие должности по типу уборщиков, грузчиков, кассиров, курьеров. После обучения в Средней становятся парикмахерами, стилистами, координаторами рабочего процесса на производстве, управленцами снабжения, медсестрами, спасателями и так далее. Старшая же школа готовит врачей, архитекторов, ученых, инженеров. Во время обучения запрещена законом любая работа. На что ты будешь жить — проблема твоя. Никаких стипендий не предусмотрено. Помогают только сиротам, и только первые 5 лет. Социальная помощь во многом была просто отменена. Остались только мизерные пенсии и сиротские приюты. Но при этом здравоохранение бесплатно, налоги минимальны и для обычного рабочего не заметны вовсе, обучение полностью бесплатно, гарантированное трудоустройство и многое другое.

Технический прогресс тоже в продвинутых Районах на месте не стоял. Техника, привычная для людей начала двадцать первого века, сильно изменилась, однако сохранила узнаваемые черты. Например, новые смартфоны также помещаются в ладонь, управление полностью идентично, принцип работы тот же, но теперь их экран целиком сделан из прозрачного стекла. В неактивном состоянии они похожи на простую стекляшку, но стоит коснуться их пальцем, как они озаряются красками заставки рабочего экрана. Та же участь постигла все экраны: телевизоры, компьютеры и другую технику. Голографические изображения, хоть и были изобретены, но не прижились в массах из-за сложности использования, однако, смогли найти применение в более мелкой технике. Например, обычные клавиатуры в большинстве были заменены голографическими, так как ресурсов для создания голографической клавиатуры уходит куда меньше, она более удобна в использовании, чем предшественники, и, конечно, с такой клавиатурой устройства стали более компактными. Также произошло много мелких открытий: изобрели много новых видов синтетических тканей, с куда большей прочностью, чем у других; на смену старой бумаге пришла новая пластмассовая бумага, похожая на обычную, но более дешевая, более надежная и более грубая на ощупь; внедрили много новых медицинских изобретений, упрощающих и даже ускоряющих процесс выздоровления, вроде специального клея для ран, заменяющего швы. Было и много других новшеств, не столь сильно отразившихся на жизни людей.

Если говорить о глобальных открытиях, их тоже было немало. В годы хаоса было сделано первое успешное клонирование человека. Один богатый ученый, даже в годы разрухи сумевший жить безбедно, поставил себе цель воскресить умершую во время взрыва в одном из больших городов жену. После множества попыток (точное число ученый не уточнил, как и не раскрывал подробности неудавшихся экспериментов), на свет появились две девочки Энни и Эмми. Несмотря на изначальную цель воскрешения жены, относился к ним ученый по-отцовски. В годы хаоса средств массовой информации не существовало, и поэтому об этом достижении общественность узнала много лет спустя, а именно, когда девочкам было уже по пятнадцать лет. Девочки росли как абсолютно обычные дети, никаких отклонений у них не нашли, и даже сейчас они, уже молодые женщины, живут обычной жизнью. После обнародования этого открытия долго не утихали споры о повторении эксперимента, о целесообразности клонирования людей, введения клонирования в повседневную жизнь. Споры ничего не дали, клонирование, вместе с другими экспериментами над людьми, осталось запрещенным, но фраза «Незаменимых людей нет» явно заиграла новыми красками. Научились производить искусственные органы и, более того, запустили их массовое производство, а отращивание новых конечностей теперь не является недостижимой фантастикой.

И пусть наука и техника сделали шаг вперед — машины все так же ездят по земле, а люди остались прежними с теми же насущными вопросами, что и в прошлых столетиях.

Первый этап завершился чуть менее сорока лет назад. Человечество за это время проделало долгий и нелегкий путь к восстановлению цивилизации, но сказать, что оно вернуло себе прежнее величие, нельзя. Все не так просто.

«1»

Мрак. Увидеть в такой темноте что-либо невозможно. Животный страх, живущий в каждом. Смерть. Запах крови и внутренностей. Мальчик и девочка сидят на полу. Над ними груды обломков дома. Мгновение назад здесь было так шумно. Смех, веселые разговоры, улыбки. Секунда и потолок рухнул, уничтожив всю их жизнь. Теперь только тишина, нарушаемая разве что скрежетом над головой. Конец. Сейчас. Вот сейчас. Все закончится. Смерть. Страх. Что-то теплое. Сзади. Девочка тихо рыдала, прижавшись к мальчику. «Я хочу жить!» — крикнула девочка. — «Хочу жить!». Скрежет вдруг усилился. Невыносимый грохот.

«Опять этот сон»

Вокруг темно. Ночь. Просторная комната с окном во всю стену, обставленная качественной недешевой современной мебелью. Снаружи проехала машина, на секунду осветив комнату и парня, сидящего на двуспальной кровати. Худой юноша лет двадцати на вид внешне абсолютно обычный. Бледная кожа, правильные черты лица и яркие голубые глаза. Но его выделяли волосы совсем неестественного бело-серебристого цвета. Он потер переносицу и взглянул на часы, стоящие на тумбе около кровати. 03:02. Тяжело вздохнув, он встал к кровати, стягивая за собой одеяло. Легким движением накинув его на себя, укрылся с головой и пошел в сторону бетонного балкона. Как только он открыл стеклянную дверь, на него накинулся сильный ветер с ледяными каплями. Этот безжалостный ливень был по-настоящему осенним, промозглым и гнетущим, несмотря на то, что осень началась всего три часа назад. Тем не менее, парень шагнул дальше на балкон, закрыл за собой дверь и достал пачку сигарет. Выдернув из пачки одну, прикурил. Ветер снял с головы одеяло и теперь трепал его волосы. На свету ночного города его глаза светились уже не ярко-голубым, а скорее бирюзовым цветом, похожим на цвет морских волн в ясный солнечный день. Затяжка. Горло жжет. Он откашлялся. Вторая затяжка. Если присмотреться к нему, можно увидеть мешки под глазами, а бледность кожи в сочетании с освещением придает еще больше впечатления какой-то болезненности его виду. Взгляд пустой стеклянный, будто в никуда, словно у дохлой рыбы. Докурив, все той же медленной шаркающей походкой он вышел с балкона и, как был в одеяле, так и упал на кровать. Рядом с кроватью на прикроватной тумбе стояла рамка с фото. На ней был тот мальчик, но уже чуть постарше, рядом с той девочкой. Они улыбались.

Громкий звон будильника.

«Будильники специально, что ли, делали с таким мерзким звуком?»

Другой парень. Другая комната. В отличие от первой, эта комната отдавала дряхлостью и бедностью. Старый скрипучий диван служил постелью, обшарпанная табуретка была прикроватной тумбой, а источником звука был древний механический будильник, работающий из последних сил. На диване сидел парень тех же лет, но намного крупнее, выше и как-то живее первого. Каштановые волосы подстрижены коротко, чуть длиннее, чем под ноль. Грубые, будто неотесанные, черты лица выглядели необычайно гармонично, однако вызывали дискомфорт у окружающих. Чересчур уж они были непривычны. Лохматые, пожалуй, слишком крупные для человека брови, нависали над глубоко посаженными карими глазами, придавая любому, даже самому невинному взгляду оттенок легкой ненависти. Массивная челюсть, нос с горбинкой и широкий, толщиной примерно с указательный палец взрослого человека, шрам, рассекающий правую бровь, вызывали ассоциацию с пещерным человеком, только облагороженным цивилизацией. Словно только вчера он мамонтов камнями закидывал, а сегодня его побрили, помыли, одели в человеческую одежду и выбросили в мегаполис. Но, несмотря на это, уродливой эту внешность не назвать. Хоть и всем она была в диковинку, если всмотреться, она по-своему притягивала, выдавая странную необъяснимую силу.

Он зевнул, без какого- либо энтузиазма встал и поплелся в ванную чистить зубы. Сегодня — важный день. Все новоиспеченные старшеклассники так радуются ему. При переходе в Старшую школу всех признают совершеннолетними, несмотря на возраст, поэтому перейти в Старшую школу означало повзрослеть, стать самостоятельными. В новом мире, что был построен после войны 2031 года, полное обучение в школе в среднем теперь занимало около 15 лет, но в зависимости от способностей учащегося срок может измениться. Образовательная программа стала включать много новых научных дисциплин, основы которых теперь обязан знать каждый уважающий себя гражданин. По каждому предмету крайне сложные экзамены. И при переходе из одной школы в другую каждый раз они усложняются. Но у всех учеников без исключения есть возможность пересдать экзамены через календарный год или сдать их экстерном, не проходя весь курс. Цель каждого экзамена — выявить не только заученные знания, но и понимание самого предмета. Не всякий способен на это. Поэтому их так сложно сдать. Люди с очень низким уровнем интеллекта не способны пройти дальше Младшей школы, сколько бы усилий не прилагали. Со средними показателями — дальше Средней. Только люди с наилучшими показателями попадают в Старшую.

И вот первый день в новой школе. Их ждет безбедное, а потому прекрасное, будущее на верхушке социальной пирамиды. Разве это не чудесно? Так думают все старшеклассники за исключением, наверно, только этого парня. Конечно, он был рад, наконец, пройти эти экзамены, дались они ему совсем не просто, и сделать еще один важный шаг на пути к своей мечте, но, как только он представлял, что ему придется еще несколько лет посещать эту пыточную под названием «школа», как у него сводило живот, начинала болеть голова и, в целом сильно портилось настроение. Он ненавидел всей душой школу и все, что с ней связано. С самого первого класса его все сторонились. Никто открыто не насмехался, но и общаться ни у кого желания не возникало. Помимо не очень располагающего лица, у него было еще и особенное своими размерами тело. Рост 229 см и невероятно развитая мускулатура для парня в 20 лет, которая сама по себе вызывала и зависть и страх одновременно. Поэтому ему ни разу не удалось завести друга, или даже с кем-то из ровесников нормально поговорить. К тому же, относились к нему всегда не доброжелательно, из-за внешности все ставили на нем ярлык «хулиган» и избегали, как прокаженного, даже не попытавшись узнать, какой он на самом деле. Жизнь изгоя общества ему была противна, он тянулся к людям и хотел лишь, чтобы его приняли, но все попытки наладить отношения с кем-нибудь терпели крах. Сколько он себя помнил, так было всегда. За всю его жизнь, никто, кроме его родных, не осмелился взглянуть ему в глаза прямо, без ужимок и страха.

Ослепительно яркий солнечный день. Первая в этом году утренняя школьная линейка. Стандартные речи о будущем и пожелания успехов в учебе. Отовсюду доносились обрывки чужих разговоров.

— Слушай, а ты, как и в Средней, в баскетбольный клуб пойдешь?

— Какая эта новая форма красивая! Но юбка коротковата, тебе не кажется?

— О! Смотри, какие девушки! Надеюсь, они в нашем классе.

Возвышаясь над всеми примерно на сантиметров 30—40, он привычно уже для себя разглядывал окружающих. Все его обходили, как будто он был чем-то неживым, как, например, фонарный столб.

«Опять они на меня не смотрят? Ладно. Как там отец говорил? Бери все в свои руки? Подойду сам и заговорю. Вот компания парней. Они, вроде, только что о футболе говорили. Попробую»

— Привет, ребят. Вы из футбольного клуба? Можно к вам? — он скорее протараторил, чем сказал, да еще и явно громче, чем следовало. Стайка девушек неподалеку инстинктивно отпрыгнула. Чувствовал он себя неуютно и как-то даже неловко. Ему казалось, что все взгляды устремлены именно на него, будто он только что сказал что-то до крайности неприличное, но отступать было некуда. Но внешне он своего смятения не выдал. Всем тем парням, к которым он обратился, показалось, что он им хочет врезать, или телефон отжать. Да, в принципе, что угодно, только явно не добра. По спине у них прокатились мурашки. Повисло неловкое молчание. Самый смелый из них решился его нарушить.

— П-прости, но у н-нас уже набралась команда. Просто н-нет мест. Прости, — тихо сказал парень, заикаясь. Парень этот вовсе не был стеснительным, да и мелким, робким или слабым его не назвать. Просто обычный парень, каких миллионы. Среднего роста и телосложения, без каких-либо отличительных черт. Но по сравнению с этим парнем он выглядел едва ли не карликом. Он подошел к нему чуть ближе и попытался взглянуть на него, но не смог. Животный страх овладел им. Так же себя чувствует кролик, пытающийся заглянуть в глаза волку. Хочется только бежать, спрятаться, но не смотреть на него. Он опустил взгляд и отошел.

«Опять этот взгляд. Что такое? Почему нет? Да если вы меня примете, мы же каждый матч выигрывать будем. Чемпионами станем. Почему он опять смотрит в пол. Ну почему?» — Он полностью забыл о неловкости, что чувствовал пару секунд назад, на ее место пришла злость. Его бесило то, что он не мог общаться с другими. Куда бы он ни посмотрел, видел, как все потупили взгляд. Те, кто стоял поодаль, быстро засобирались и старались исчезнуть из виду. Все остальные боялись даже шелохнуться.

— Ясно. Ладно, спасибо, — не без раздражения сказал он и поспешил поскорее убраться от них. Он не хотел их напугать еще больше. Он понимал, что они чувствуют, но неужели все его бояться настолько сильно? Что он такого сделал? Он всегда ко всем добр. Никогда никому не отказывал в помощи. Никогда в жизни никого не ударил. Да и вообще, считал себя чуть ли не самым добрым человеком на Земле. Тяжело воздохнув, он ушел со школьного двора и направился в парк, решив, что на сегодня хватит с него социальной жизни.

За всем этим действом поодаль, сидя на скамейке с книгой в руке, наблюдал молодой человек с белыми волосами. Он не был одет в школьную форму. На нем были обычные темные джинсы и небрежно накинутая светло-коричневая куртка. Под ней еле заметно торчала часть обычной светлой рубахи, но цвет ее сложно было определить, что-то между застиранным грязно-серым и бледно-лимоновым. На секунду оторвавшись от книги, он перевел взгляд на парня, который так невыгодно выделялся на фоне остальных. «Это может быть интересно» — подумал он и продолжил читать книгу.

«2»

День летел за днем. С торжественной линейки первого учебного года прошло чуть больше месяца. Холод заставил проснуться белокурого парня. Правда, с кровати он встал пару минут назад, а проснулся только сейчас. Опять, стоя на балконе, он курил, закутавшись в одеяло. Но, несмотря на холод и бетонный пол, стоял босиком. Ранее утро. Солнце только начало подниматься над многоэтажками странного стеклянного города, которого не спасали от уныния ни оригинальная архитектура, ни глянцевый блеск новеньких машин, ни идеальная чистота улиц. Под ногами разворачивался тоскливый безжизненный пейзаж в виде узкой аллеи, обрамленной голыми, словно давно мертвыми, деревьями.

В сонной, не до конца проснувшейся голове вертелись разные мысли. Вертелись, перемешивались и путались. Сосредоточиться на чем-то в таком состоянии почти невозможно, но он и не хотел. Ему нравилось это состояние, когда в голове только вязкая, словно смола, пустота. Не хочется просыпаться и заниматься делами. Хочется лишь вечно спать и ни о чем не думать. Докурив, он затушил окурок в пепельнице, вздохнул, и собирался было уходить, но мимолетом заметил мужскую фигуру, идущую по аллее. Фигура эта была ему знакома. Тот самый парень ростом за 2 метра со страшным взглядом. Сейчас он знал о нем больше, чем в их первую встречу. Теперь они с ним одноклассники.

«Хиро Араки» — так его зовут. Его отец был выходцем когда-то существовавшей страны под названием Япония. Теперь же эту группу островов называют только Район №25. Все уже давно привыкли к таким названиям.

Хиро Араки и его сверстники — первое поколение, рожденное на восстановленной цивилизации, в новом мире. Отец Хиро застал и пережил войну, после женился и вскоре родился Хиро. Хоть и национальность отца Хиро — японец, в Хиро черты азиатской внешности не заметны. Больше всего он был похож на мать — уроженку нынешнего Района №5. Но вот таким ростом и телосложением в семье Араки никто не обладал. Это обычная генетическая мутация, не повлекшая при этом отрицательных последствий, если не считать социальный аспект, конечно. Сам Хиро родился и вырос в районе №5, где теперь и обучается. И, несмотря на то, что вначале он создавал впечатление криминальной и необремененной интеллектом личности, на самом деле прилежно и усердно учился. Семья же его была немногочисленна. Мать его погибла при вторых родах вместе с его нерожденным братом, когда Хиро не было и 10-ти лет. Отец его уже тогда был в преклонном возрасте, а сейчас его смело можно назвать долгожителем. За ним требовался постоянный уход. И хоть государство и платило пенсию, но она была мизерной. На это, конечно, можно прожить, но это уже, скорее, не жизнь, а выживание. Хиро мог бы пойти работать после Средней школы, тем самым обеспечив себя неплохой жизнью, но хотелось ему не этого. Всю свою жизнь он мечтал стать полицейским и помогать другим людям, защищать их, используя то, чем его наградила природа. Он понимал, что если он пойдет работать, то потом просто не сможет обучаться дальше. Поэтому, стиснув зубы, он продолжал обучение, хоть и ненавидел всей душой школу. Он прекрасно понимал, что все это возможно, только пока его отец жив, но жизнь его покидала все больше с каждым днем. Если отец умрет, у него просто не останется средств на существование, он будет вынужден пойти работать. Этот исход нравился ему меньше всего, но другого выхода он не видел. Мечта мечтой, а кушать хочется всегда. Поэтому он усердно учился, чтобы досрочно сдать экзамены на выход из Старшей школы, но его интеллект этого не позволял, он едва дотягивал до нижней границы требований Старшей школы.

Узнав об этом (естественно, прежде немало заплатив ищейке за эту информацию) беловолосый парень неосознанно проникся уважением. Еще впервые увидев его, он понял, что тот был не совсем обычным парнем. Не только внешность, но и особые черты характера выделяли его в обществе. Это еще сильнее разжигало интерес белобрысого. Для него это было не более чем развлечение в его серой жизни. Ему хотелось узнать, сможет ли главный герой, поборов все препятствия жизни, достигнуть цели, или же сценарий будет более прозаичен. Во всяком случае, он старался узнать о нем больше при возможности, но какой-либо маниакальной заинтересованности не проявлял. И даже никак не пытался общаться со своим одноклассником. Как, впрочем, и со всеми остальными. Мало кто его замечал, а еще меньше запоминали. Ему попросту не хотелось тратить свое время и силы впустую. Поэтому он решил наблюдать за происходящим издалека.

И вот сейчас, стоя на балконе, неожиданно он его увидел. В другой раз он бы даже внимания не обратил. Ну идет человек, куда ему надо. Это явно не причина, чтобы о нем думать. Но сейчас все было иначе, не как обычно. Что-то непонятное почувствовал белокурый. Беспокойство. Что-то явно не так. Что именно он не мог понять, но знал одно, что-то явно произошло нехорошее. Путем несложных логических цепочек, он предположил, что это что-то коснулось его отца. Скорее всего, состояние ухудшилось. Если бы погиб, его бы здесь не было. Значит, резкое ухудшение. Араки был одет в школьную форму и явно направлялся к зданию школы. Но для занятий еще слишком рано. Уроки начинаются в 9:00, а сейчас и 7-то еще не было.

Белокурый хотел было выйти к нему, но передумал. Сейчас он ничем ему помочь все равно не сможет. Да и если говорить прямо, это было совсем не его дело. Поэтому ничего он больше не придумал, кроме как тяжело вздохнуть и прикурить очередную сигарету.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 442
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: