электронная
100
печатная A5
429
16+
А-moll, или Как плачет дикий мёд

Бесплатный фрагмент - А-moll, или Как плачет дикий мёд

Стихи в тональности Любви

Объем:
280 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-1592-1
электронная
от 100
печатная A5
от 429

Из отзывов читателей

Искренняя благодарность моим верным читателям, вдохновляющим меня на новое и лучшее.

В том числе и на Жизнь.

Моё бесконечное спасибо Богу за то, что вы есть в моей жизни!


Посмотреть на себя со стороны и сделать выводы могут лишь умные, сильные, да и с чувством самоиронии, люди.

А я то среди них, то в сторонке.

Н. Метелица

«Ночь… мне не спится. Удивительным образом попадаю на ваши странички… и растворяюсь в них. Ощущение полета грусти и (задумалась…) очарование владения словом так встревожило меня, что не могу уйти, не прочитав еще чего-либо. Спасибо!»

Альбина Челекова

«Мне нравятся ваши стихи, Наталья, потому что близки, потому что… это необъяснимо, но… это просто магия какая-то и… это здорово. Спасибо».

Ангелия Лист

«Прочла многое, всё не просто понравилось, а очень! Умными мыслями, наполнением, построением, настроением. Вы очень талантливы».

Дина Панасенкова

«Божественная высокая красота!… ритм роскошный… я давно влюбилась. Как всегда… глубокая философия, обрамлённая в дорогую оправу образов виртуозным ювелиром…»


«Беспрецедентный шарм, Наташа!… бархатная грусть твоих слов… их чуткое неравнодушие навсегда пленили моё сердце… Спасибо за стихи!…»

«Потрясающе!…

…что зализать все муки

не хватит…

в мире…

грязных…

языков…

Наташа, как грандиозен и бесконечно прекрасен… тонок и чувственен твой мир — это счастье — быть кому-то рядом с тобой…»

Ольга Бьорндален

«Хорошо! Очень точное наблюдение так тонко выражено. Ни единого слова не выкинуть. Понравилось».

Волков Северный

«Просто прочесть невозможно, надо думать!! Очень красивые, с подтекстом эпитеты и сравнения!! Хорошие стихи… Очень…»

Булычева Елена

«Жива! Пишете прекрасные стихи!

«Заполняя рот свой фразами» — здорово! В это время душа отстраненно наблюдает — сама за собой. Со стороны. Сильный и убедительный образ.

Открыто, честно. Снимаю шляпу, Наталья.

От сердца к сердцу — чтобы хватило сил на все, что выпадает в судьбе».

Владимир Тин

«И всё-таки, Вы — романтик, Наташа.

Такая, внутри себя и своего мира. Вы растёте в КАК и Вам есть, ЧТО сказать.

Юлия Малыгина

«Иногда тяжёлые времена рождают талантливейшие произведения… Браво, автор!

Наташа, Вы очень талантливы! Но сколько боли в Ваших стихах. И всё же их нельзя не полюбить!»

Ольга Меклер

«Что-то высокое, как… секвойя.

Перехватило дыханье. Смотрю вверх — на то, как… Вы «несете небо» …ломая руки, терзаясь и …любя».

Наталья Ширшова

«…как манкое зелье… не могла остановиться,

…случайно набрела… Пишите!»

Ангелия Лист

«Наташа, попал к Вам случайно и… зачитался. Спасибо! Успехов!»

Егор Овченков

«Наталья, вы чудо, пишите и радуйте нас. С теплом».

Людмила Стрельцова

«Восхищен Вашим произведением — это настоящая поэзия! Сильно, проникновенно написали! С теплом и большим уважением к Вам и Вашему таланту».

Михаил Белоногов

«Интересное сравнение несравнимого… искренне… тяжело… боль… сплошная боль… Наталья, вы молодец…»

Станислав Климов

«…Как ярко и свежо! — и с оттенком *Декаданс*. МЕРСИ!

Наталья, читается на одном вздохе. Впечатление оглушающее. Какие точные слова, какое глубокое чувство-образ. 100 процентов попадания!»

Владимир Войтенко

«Даааа. Сильное…!

Очень эмоциональное. Написано на нерве».

Марго Сергеева

«Как же это сильно!!! До мурашек!»

Наталья Муштакова

«Очень искренний, ненадуманный всплеск эмоций».

Елена Садохина

«Интересно. Неожиданные для меня поэтические образы. Энергетика стиха сильная. Понравилось».

Лариса Глушкова

«Великолепные стихи, Наталья! Вместе с Вами уносишься в мир образов, Вами нарисованных, и живешь с ними, освобождаясь в конце. Это поэзия, к которой мне надо стремиться. C теплом души и уважением».

Нина Бочкарева

Небольшое почти прозаическое предисловие от автора

Обо мне и вашем великодушии

Мама назвала меня в честь своей любимой героини — Натальи Ростовой. В 6 лет я знала, что стану учителем. В 21 год получила диплом с отличием. Почти в 23 родила прекрасного сына. В 26 — выпустила своих первых 11-классников. Со многими из учеников дружу до сих пор, благодарна им за добрую память обо мне!

Стихи начала писать в 9 лет. И — всю мою жизнь. Издала уже несколько сборников.

Противоречива, в том числе в любви и в творчестве… Это отражено и в стилистике произведений, и в их наверняка неравном качестве, но — без лицемерия.

Благодарю всех, кто пришел в мой мир, не пытаясь переделать его, изломать и уничтожить.

Разноязычие

Говорим на русском языке, но так по-разному, что люди перестают понимать смысл речи другого… А переводчиков с языка одной души на язык другой души не существует… Лишь одно слово приходит на ум — Любовь… Но и она чужая в собственном мире… потому что каждый примеряет к ней такие разные маски…

Лучше быть одиноко молчащей, чем одиноко прослушанной…

Не хочу!

Я не хочу изменять себе. Я не хочу любить тех, кого не люблю. Я не хочу притворяться, что мне кто-то интересен, если это не мое и не мой, будь он в тысячу раз умнее и богаче меня!

Лучше честное уединение (одиночество), чем изменять себе и транжирить время, энергию, душу, тело и всю свою жизнь, насилуя себя и презирая себя за этот гнилой компромисс!

Вот сделаюсь старше —

и перестану

в ладошки ловить

голубые туманы.

Необходимость выводов

От романтика до циника ровно столько шагов, сколько заслуживает циник на вашем пути.


* * *

Грош цена тем отношениям, которые изнашиваются после первой же стирки.


* * *

Большая разница между: «я тебя не забуду» и «я буду помнить тебя».


Я ЗАПОМНИЛА.

Помню

Я помню!… Но еще живу,

Истратив много правд и истин,

И по столунному ковру

Не звезды сыплю — листья… листья!..


Упругий норов. Твердый лоб,

Набившийся о чьи-то двери,

Кто притворялся другом, чтоб

Убивать — пока ты верил.


И если к судьборубежу

И остается блик иллюзий,

То — летом. Берег. Ночь. Гляжу,

Как свет купает песни Музы.

Быстро или долго?

Люди, которые живут в ином измерении, нежели вы, не смеют не то чтобы рассуждать, а даже думать о том, как мало времени потребовалось вам, чтобы забыть о чем-то, и как долго вы что-то или кого-то помните. Они просто ничего не знают о времени, в котором живете вы.

Два мира — две войны

Нельзя у человека отнимать мир, делающий его счастливым и внушающий ему веру в себя и смысл… отнимать — лишь потому, что вы уверены, что ваш мир сделает его куда более счастливым…

Не сделает… Разве что вы сами, вдвоем, поможете вашим двум мирам подружиться и уважать друг друга, как бы вас что-то ни раздражало…

Ваше раздражение — не вина другого.. Это ваша реакция на его мир… Так не добрее ли просто уйти, не руша то, где другому без вас будет грустно, но естественнее, и понятнее, и радостее, чем с вашим насильственным непониманием… где ради кого-то нужно окончательно убить себя……

Всё можно очернить —

и всё возвысить,

Когда казнить иль миловать

взял

власть.

Какими смешными кажутся люди, осуждающие тебя за то, что себе самим и простили бы… и даже худшее себе бы простили… найдя оправдание и не желая себе в том признаться.

Кому надо — те заметят.

Кому надо — те поймут.

Избалованные дети

Чтить не могут мамин труд.

Избалованные люди:

Выше башня — вниз плюют.

А потом плевок засудят

Тем, в кого и попадут.

Другие

Есть две (как минимум) категории мужчин. Одни говорят: «Ты хочешь, чтобы тебя пожалели??!» Другие: «Ты — девочка. Ты должна быть слабой». А я при этом улыбаюсь чему-то своему и думаю, что никому ничего не должна.


Не делайте из женщины бронежилет для себя.

Верю ли я в это?

ЛИШИТЕ ЧЕЛОВЕКА ИСКУССТВА И ВОЗМОЖНОСТИ ТВОРИТЬ — И ЧЕЛОВЕЧЕСТВО ПОГИБНЕТ ЕЩЕ БЫСТРЕЕ, УНИЧТОЖИВ (С) СОБОЮ ВСЮ ПЛАНЕТУ. (Если Оттуда нас не остановят раньше…) Без поэзии внутри человека все мы за чертой 21 века лишь обречённее!

А пока… верю в лучшее, в любовь и в то, что со своим человеком всегда встретишься. (Я — неисправимый романтик, но способный на экспансию. Эмоциональна и противоречива, соединяя в себе меланхолика и холерика. Мои стихи, разумеется, также живут на двух полюсах.)

У меня то дождь, то солнце.

Это даже хорошо!

Я люблю, когда забьется

Звездопад под капюшон!

Благодарю всех, кто пришел!

Не грустите!

Не скучайте!

И оставайтесь собой!

Стихи

«Я обрела мир, в котором не было меня…»

Элис Сиболд

___________________________________________


Тут я вздыхаю и фантазирую:


«Я обрела бы мир, в котором не было б меня…» —

передохнуть от собранных камней…

Я на Земле

У небожителей Земля — иные тучи.

Там по земле не ведают ходить.

Унылый мир… Раскрашенный, но скучный…

И солнце — воспаленный жаром стыд…


Я на Земле не знала о любимом.

Он жил иначе и в ином краю.

Там облако четвероногим Бимом

Двулапому несло любовь свою…


И капля обронилась. Вырос колос.

Я вышла в поле — угадать тебя.

А небо в ревности на части раскололось,

Как будто Там без слез моих не спят…

Жизнь вопреки

Руки мои не просили касаний.

Губы мои не тревожились зря.

Пусто и чисто в сегодняшней ране,

что всё стерпела вчера.


Нет никакого уже удивленья

новым названиям старых идей.

Я удивляюсь лишь кроветворенью

в срезанной коже полей.

Убийство

Строка моя пережила позор

Засилья безалаберности сорной,

Пока тобой болела и, влюбленной,

Теряла силу из разбитых пор,

Взамен не получая росных капель

Или хотя б мороза острых сабель,

Чтоб ум, разбуженный, талантлив был и скор.


Нет, всё ушло в одно лишь «как-нибудь».

Я кожу пересаживала в поле.

Ждала, что ты найдешь меня, расстроен,

Что не тебя я пью, теряя суть

Самой себя и мысли босоногой,

Чей каждый шаг — отдельная дорога,

Когда хватало кислорода в грудь.


Так было до тебя. Сама герой

Своих расписанных сценариев и съемок.

Я режиссировала дозировку ломок,

Когда хотела быть/не быть одной.

И даже не заметила, как страшно

Меня украли у меня однажды,

Калеча в неуклюжий перекрой.

2018

Плачет роса

Горели россыпи звездной ночи.

Болели бёдра богинь шальных.

Весь танец поздний был приурочен

К последней сказке живых…


Ничто уже не смущало разум.

Ничто уже не травило кровь.

Да просто некуда тьме разогнаться

В заполненном мире грехов…

Уже всё равно

Чертополох… Душа не знает веры

твоим рассадникам под завесью скупой.

А я тебя ждала — зимой, весной, —

оставшись пересчетом радуг первых.


А дальше — трын-трава. Взяла косу

и прогулялась по рисункам вздорным.

Ты прячешь свою суть еще упорней —

и я упорнее себя несу.


Обличий много у твоей колючей хватки.

Браслеты красные запястьям подарил.

Мое «спасибо» каплет вниз без сил —

и надевает белые перчатки.


Сначала. Всё с начала. Этот стыд

не узнаёт себя в победах новых.

Я, может быть, казнить и не готова.

Но миловать?!

Пускай другой простит.

2018

Вопросы в 13 лет

Памяти мамы

Неужели это справедливо?

Неужели так должно и быть:

Встретив гада, смерть проходит мимо,

Забирая тех, кому бы жить!

Не хочу верить в другое!

О Господи, позволь мне думать так,

что всё по глупости…

по глупости — и только…

а не нарочно выкрали иконку —

и надругались на моих глазах.


Но если всё по глупости, то где

тот день количества,

что качество изменит…

и будет утро переосмыслений

иных поступков этих же людей…

18. 01. 2018

Сама

Было.

Ни много ни мало.

Ладонь —

и ладошка.

Сама и разжала,

просыпав немножко —

от счастья простого

простую застежку.

* * *

Небогатый, но честный ум —

Это даже с изнанки чинно.


А бывает такой костюм —

С виду шик,

а раздеть

противно.

* * *

…А у веры всё платье в латках.

Обносилась — да нет портного.

И плетётся за пяткой пятка —

как чужая душа за спиною.


То глазами уже не увидишь,

что для сердца невидимым было.

Боль не стала вчерашней… —

П р о к и с ш е й!

Жжет — как будто весна закровила.


Вроде жить бы, согретая солнцем.

Даже латаная — но жить!

Но опять где-то что-то да рвется —

мою веру до слёз рассмешить…

Одной строкой

То жмут, то отрезают лапу…

Иллюзии

Секунды выткали еще одно свиданье.

Пора бы улыбаться — про запас.

Еще чуть-чуть — и праздника не станет.

Отсчет закончится на заключенном «раз».


Всё рассыпается и пачкает ладони.

Улыбка держится на ниточке «терплю».

Я загадала самое простое,

А снова перышки сжигаю журавлю…

Лезвие нежности

По таким дорогим царапинкам

узнаю свои ласки острые.

Даже окна сегодня в крапинку:

снова дождь вперемешку с морозами.


Вот и наша любовь сумасшедшая:

то ли осень такая поздняя,

то ли горе-зима корчит вешнее,

заплетая дожди колосьями…


Только толку не видно светлого,

и ни сытного, и ни теплого.

Обнимала — как будто летнее,

а царапано — льдом заковано.

февраль 2018

Грани без границ

Моя земля уходит из-под ног.

Ты мне палач… и ты же воздух.

Вдох.


Но добрые черты стирает ночь.

Я выдыхаю —

вдохом изнемочь…

Жестокие надежды

Ведь каждый, кто на свете жил,

Любимых убивал…

О. Уайльд


Когда нас любят, мы роняем

бездарно пёрышки крыла

чужого… — с чуждого стола

надеясь вновь вернуться в стаи.

Не хватило ума

Не хватило ума… не хватило…

Улыбались фальшиво, но мило…

Столько отдано ради неволи…

Сам и травишь себя за застольем…


Наливали порочное зелье.

Примерялась вся гадость в теле.

Да и впору пришлась нерадивость —

Не заметила, как и влюбилась.


Да не в то, не в того, не настолько,

Чтобы радость не ранила горько.

У неволи такая охрана,

Что сама и кормлю свои раны.

2018

«Я сам обманываться рад!»*

Смеялся выстрел холостой

над чуткой верой листопада.


А вера с прежней теплотой

любила алые наряды…


________________________________


Строка заголовка — из стих. А. С. Пушкина  «Признание»

Размытые границы

Она смотрела мимо плоти в мир,

где он, преображенный для иллюзий,

читал  ей, как умеют лишь французы…

стыдила себя смелостью фантазий —

и укоряла трусость верных ширм,

что защищали ее мир от грязи.

Одинаковые

Может, это такая исповедь —

всю себя прятать в смех задористый

и, скрывая надежно новости,

быть лисою с другими лисами.


Если это такая проповедь —

для себя, собираясь с силами,

то неважно уже, простила ли

я тебя, кто прошелся в обуви


по моим еле вымытым праздникам,

где травили другие, смелые,

да трусливые — если сделали

по-шаблонному,

одинаково.

март 2018

Передышка

Мы выбились из всех координат.

Два имени  друг в друге… вперемешку.

Я даже чувствую неловкую насмешку

такой чудаковатости — не знать,

где завершается твое, моё рождая…

Уже устала 5-ая война.

Всё требует покоя полусна,

когда на сон покоя не хватает.


Не обрывай меня на полуслове,

в котором только четверть белых нот —

и музыка моя пощады ждет

судЕй и призраков надоркестровых.

янв. 2018

Опасная высота

Человеку с моей планеты

Здоровы и нормальны только заурядные, стадные люди.

А. П. Чехов.

Я буду помнить тот взмах…

Этаж высоких свиданий

разрушил кости мои,

что заменяли броню.

У кожи кончилась власть

не распароленной тайны —

и нет защитных кусочков —

впустить и выжить!..

Войну

затеял кто-то другой…

Кто  н а м и  звался секунду…

но сделал черное дело —

и убежал наблюдать.

Внутри скребет Оруаль*…

Я узнаЮ… Но — забуду

об этой страшной себе…

И пчёл сзываю на падь!


Но что нам пАдевый мёд?!

ЧТО склеит эта подделка?

Картонку ложных свиданий

из кожи раненых ласк?

А может, кости мои

растащат на статуэтки?

Так незаметнее стяжки??

Интеллигентнее лязг???


Ты в это вряд ли поверишь!..

Твой ум умнее победы,

где будут только обломки!..

и пчелы там не жужжат!

Зачем такие сраженья?!.

Кровавый шик эполетов

тебе дороже страданий,

где мои раны грешат?!…

2018


____________________________________________________________

*Оруаль — см. книгу «Пока мы лиц не обрели» Клайва Стейплз Льюиса

Начало

Ты рядом. И легко.

Слова — что руки…

К чему нам

вычурности сложной

суета?..

Дыхание зари

Пыль золотая ночного кострища

Плечи мои на рассвете томит.

Сделай огонь моей памяти тише.

Пусть отдыхает, поспит.


Сделай зарю новолунною фразой —

Чтобы молчали и свет, и слова.

Я в темноте узнаЮ тебя сразу —

Запах и сон целовать.


Я — твоя кожа, одетая в кожу.

Как тебе в теле моем поутру?

Мне в твоем теле все муки дороже.

Спи… Я еще погорю…

Если когда-нибудь станет неважным,

Что мы любили на грешной земле,

Пусть этот мир оригами отважным

К новому миру успеет взлететь.

* * *

Углы искали место без царапин.

Царапины скучали по углам.

И только кошка приносила в лапе

Осенний лист, отдавший сок дождям.


Не вытирайте ноги, когда вышли.

Не оставляйте запах на «авось»…

У кошки каждый листик, словно мышка,

А мне любая мышка — добрый гость.


Скрипели петли, скидывая бремя.

Ломались ветки, не имея смысл.

И с бешеных качелей (…там ли?.. с теми?!..)

По-прежнему срывался кто-то вниз…

Memento vivere

Memento mori!… Я помню, милый.

Мне запретили тебя любить…

Всю душу телом подрали иглы,

И нет той нити… Душа кровит…


И ничего не успеть  навстречу.

И даже вовремя не опоздать.

Ну что за радость, что время лечит,

Даруя смертную благодать?!…


Я знала сразу. Была готова.

Ты не виновен — моя душа,

Отдав надежду, лишилась крова.

Надежда выросла в три ножа.

17. 01. 2018

Большие дети

Вновь под маскою добрые души

Погибают от спрятанных ранок.

Крик тишины

Я стала не грубей —

я стала защищенней

от мотыльков порхающих речей.

Душа  от пустозвония  душонок

ушла  в себя… —

с рецептами врачей…


Ты приходи…

Теперь я часто в парке

брожу невидимою тишиной.

Мешать не буду…

Жалкая ремарка —

по разрешению Того,

Кто надо мной…

Я буду

Как часто сказка около корыта

вершит свою историю… Полёт

высокий разбивает себя вниз.

Но и покуда кровь с виска течет,

я буду подвигом очередных попыток…

и утешать последней рифмой лист.

Безумцы

Нестройность звеньев

внушала робкую надежду, что собьется

с шаблонной траектории толпы

хотя б один — кто выжил в мире рабства

и все клише нарушил и забыл,

ради себя — СОБОЮ состояться.

Не вмещается

Слова перестают иметь объем

к о л и ч е с т в а, —

в молчании весомей…

Я переполнена

объемом

в пустом доме.

Неужели?

Словно рот незакрытый,

распахнуты трудные двери…


МИР ЗАКРЫТ.

Я с этим справлюсь

Моя свобода —

не пастбище чужой скотины.


Я с этим справлюсь!

Пусть обреченно

чадящей полночью хватая

последний вдох —

и раздавая

свои долги

банкирам черным.

Не Пара

Я — капля,

переполненная морем.

А морю —

никакого дела нет…

Кому как

Пуста посуда,

А столько подано на ней…

Всё та же заповедь

А ты зарекаться посмеешь?

Ты знаешь себя наперёд,

когда даже ветер нежнейший

хитёр на крутой поворот

и юность невинная в зорях

кровит, ожидая любви?!..

Ты знаешь, и кто, и который

ты

в этом изношенном

вы?!..

Ты знаешь,

когда ошибешься,

и знаешь, как крылья лечить?!

И в гипсе язвительном строже

прикажешь

            себя

                        любить?!

— — — — — — — — — — — — ?! — — —

Пройди сквозь  м е н я… —

                            только смело!

Примерь распашонку души.

И запахом чистого тела

над вечной мелодией лжи

летай — пока будут силы…

пока запах старости сыт…

наешься

чужого

мыла —

и прочь! —

с в о й

оплакивать

стыд…

Художественный рентген

Хватило бы тебе воображенья

мой иероглиф сотворить, любя?

Ведь лишь одно неверное движенье —

красиво,

истинно.

НЕ Я.

Не пройдет

Нитка. Улыбка. Иголка. Зашить.

Рваться. Кусаться. Молчать. Говорить.

Выводы. Больно. Расшита. Пуста.

Ваша. Не ваша. Рабы. Господа.


Поздно. И даже сложить все слова —

Что вам душа и моя голова!

Вместе. С любимым. Едины. Одна…

Свято безбожие. Смята вина —


Если иначе не нужен никто…

Если изъедено ветром пальто,

Что согревало, пока я весь год

Шла сквозь метель…

и ждала, что

пройдет…

Уходить вовремя

Если не к месту ты сцену неволил,

когда всё редели места… —

она отомстит талантливей боли

фальшивого озорства.

Человек — это звучит..?

Уйти своею праздной тишиною —

соприкоснуться с Вечностью на миг.

И Вечность плачет содроганьем гнойным,

от человека заразившись… Стык

ущербен в изначально жалкой сути

неравного величия сторон.

Я раздевала данью свои груди —

позорным дном, что был в Тебя влюблен.


Искала в теле высших соответствий.

Твой белый свет для бледности моей

был благородно-утомленной взвесью

на суетою человекодней…


Я лишняя Тебе.

Ищу свой погреб —

над крысами верховный суд чинить.

Мой миг протяжен.

Оттого и мокрый:

у с п е л

быть выпитым —

других испить.


Но Ты не отпускаешь даже  это!

И, нижние регистры обыскав,

вновь тянешь вверх закруткой пируэта.

Зачем?.. Чего Ты хочешь?!..

Я — сустав,

Тебе необходимый для дробленья?

Или дитя, любимое Тобой?

Или, быть может, Ты сама — мгновенье

без человеческой одной восьмой?

Новое по-старому

Вчера часы ходили крУгом

Не потому, что так дано, —

Они душой своей подруги

Решили сутки выжить… но —


По кругу для души иначе.

Хотя никто не замечал,

Что время не идет, а плачет

Душой, чье время друг украл.

13—14 янв. 2018

Всё сначала

Забудутся ненужные слова

И придыханья  поэтической  печали.

Устанут мысли, что бессонницу венчали

С красивой глупостью, —

и будет ночь жива

Б е з  жертвенных  любовий безутешных.

У звезд останутся лишь звезды… —

б е з  стихов.

Художник нарисует боль б е з  швов,

И залатаются хирургом мои бреши.

11. 01. 2018

***

Ах, нынче даже дождь галантный

Мне слаще меда на губах!

Усталость во благо

Уставшие сомнения желали только кофе,

не усложняя философию надежд.

Сидело мое утро без одежд,

укрытое всего лишь в гордый профиль


ночных стихов… но без гордынной тли,

что маскирует «нечто» под «ничтожен».

Я просто сонная  и  с-/брошенная кожа,

в которую случайный свет пролит…

* * *

Дуракам закон не писан:

То он хам, а то подлиза.

Вот бы дурой тоже стать —

Дураков не замечать!

Выкуплено

На солнечном ударении

твоего ледяного слова

я простить тебя и готова.


Пусть снимают костюм твои тени.

Только дай адресок

портного.

Трус

Прочтя сто раз начала слог,

Мозг, трус сопливый, занемог,

Не одолев над запятою

Витающее недоска-…

И недопи — …

и недомысли — …

Всё оттого, что мало жизни —
Понять любовь
с полуглотка!..

Смиряться — иногда и благо…

Чуть отступив, уйдя на шаг,

Не означает белый флаг

Насмешкой: шавка — не собака!..


Ум созерцания — умнее

Бессмысленности суеты,

Когда спокойной Красоты

И озаренности Идеи

Не разглядишь в страстях нахрапных

И в битве за местА!.. Мой мир —

Не бойня!…  Нищ, банкир —

Для Божьего Суда на равных!

Но там, где сердце выбирает,

Не видя смысла жить другим, —

И — ОТСТУПИТЬ??!.. Стихом хромым

Мечта к концу доковыляет?!..…


Взяв за руку в пути опасном

Свою Мечту, Любовь и Долг,

Как ни устал бы и продрог,

РукИ не выпустит балластом

Дерзнувший в избранный прыжок

Мужчиной смеющий назваться!

Когда хамят и вообще не по делу…

…Но был один, который
не стрелял…

В. Высоцкий


Вот такая — репейник в ажурах,

С ароматом отвязной любви!

И, когда назовут меня дурой,

Я к той дуре иду на вы.


Ну не льстится! Как вам не по нраву

Всё, нанизанное на струю,

Потому что дешевая слава

Продается льстецом по рублю.…


Но добро — не ценою в монету!

(Хотя проще добреть с кошельком.)

И взъерошенно-сонным рассветом

По соседству любовь — с топором.


Вот и мне — что мне праздности эти?

Под улыбкой — язык из вранья.

Но и ХАМСТВО — как черви в конфете,

От которой чернеет слюна!


Вот и стала плеваться от злобы,

Что любой, возомнивший себя,

Нет, не другом, —

экспертом глубоким! —

Не поможет,

а пнет — как раба.

Бессонница

То вечный стон невыспавшихся звёзд

звучит симфонией мерцательного света.

Всё аритмичнее седой рисунок SOS,

растасканный по всем частотам спектра.


А люди на Земле глядят в беду,

любуясь высотой ее сиянья.

Нет шифра понимать ни красоту,

ни горькие обрывки умиранья.


Но если всё не так?.. и мой язык

не знает тоже перевода муки,

и то не стон —

торжественный призыв

их королевских снов

для близоруких?..

Мой дикий мёд

Пускай не будет волшебства ванильной выси;

пускай язык забудет мятный вкус;

цвет чердака изъест вчерашней мыслью

весь мир и станет сам безвольно пуст… —


е с л и

в безволии есть толика смиренья,

что будущему лёгкие плетёт,

и те кричат,

     не оценив

         пока

             плетенья

                  в гнезде иного цвета —

                         дикий мёд.

* * *

Не всякими хлебами будешь сытый.

Не всякою любовью — обогретый.

Среди обжорства

каждый рот — проситель.

Средь голода

полынь-трава —

обеды.


В руках несу (не коробейник модный)

сухие крошки —

сытым и голодным.

Одним — урок,

другим —

подарок сдобный.

Ответь,

мне руку протянувший:

«КТО ТЫ?»

Не такая!

Проснешься — когда я не рядом.

Пропажи во мне не найдешь.

С тобою — мне хуже быть надо.

Но ты ведь тогда так хорош!


И мне пропадать — до мозга!

Быть частью твоих чертей —

Изрезанная на полоски

Тугим языком страстей!


Зачем?! Что мне делать такою,

Что после — противна себе?

Я лучше!.. Я просто с тобою

Кипящая мука в мольбе!…


Рассвет — на дрожащих лапах.

Вправляю покрепче хребет.

С тобой — остается мой запах.

Со мной — мой рассудок и свет.

Добровольные самообманы, или Прочти, когда уйду

Будет память не та, что хочешь

Или думаешь, что готов.

Станет вечер для утра ложью,

Где вернуться назад невозможно,

А вперед?.. Там страна дураков

Не для нас. Это было бы просто.

Не другие обманом ведут —

МЫ!.. Любви заплетая косы,

Ей под сердце ту ложь — пусть носит

И рожает кого-нибудь!


Обмануться — привычно. Сладко…

Одурачиться щедрым «авось»,

Будто сунул себе эту взятку

(Благо, если одну шоколадку,

А не сказку до призрачных звезд!).


Заманить свою ДУШУ уставом,

Что привыкнешь — и стерпится… Ложь

Возвратится за новым товаром —

ТЕЛО тратишь с чужими… — и даром —

И любви от иллюзии ждешь.


Будет день. Или вечер. Ты вспомнишь,

Как пытался себя изогнуть,

Как старалась тебе быть хорошей —

Поры гроздьями выплелись в кожу,

Мокрый рот забывал отдохнуть…


Ты хотел той любви, но не правды,

Что свобода дороже страстей

И чужие мечты и зарплаты

Нам не станут своими когда-то,

Если время всей жизни длинней!


Не сошлось! Я была бы и рада

Обмануться еще и еще,

Снова пачкаться в кровь винограда,

Будто в этом сама виновата.

Да и пусть. Был и — вышел. Ушел…


Видишь, я и не против даже,

Что хотела в той сказке жить,

Но приходит расплатой ОДНАЖДЫ,

Где себя потеряешь поклажей,

Чтоб кому-то собой угодить.


Не хочу! Да и ты не желаешь

Притворяться, что сможешь другим

Стать кому-то… Вдруг мил и всезнающ,

Словно мастер сверхчувственных клавиш, —

Но себя маскируя в лжегрим.


Забираем себя у другого —

И рассадим по разным углам.

Только знаешь… однажды ты снова

Пожелаешь любви бестолковой

И поверишь в ее пополам.


Может, даже «вскучнёшь» ненароком,

Сам себя обругав за позор,

И почувствуешь, как одиноко,

Когда нет этой муки под боком, —

Но зато ни игрок, ни позёр.


Поздравляю! Обоих. С потерей,

С обретеньем свободы родной!

Запирай крепче зимние двери,

Чтоб никто в их тепло не поверил

И не мучил-/СЯ

Рядом с тобой!

Мир перемешанного счастья

Вдохни белый цвет моих раненых радуг…

Пусть сохнет на солнце цветное белье,

сливаясь с поэзией белого фрака

танцующих лун над землей.


У каждой снежинки — отдельная радость.

У каждой — своя ностальгия луны.

А вместе — единой душой рассыпАлось,

чтоб снова  с_о_е_д_и_н_е_н_ы.


Куда ни посмотришь — всё части, всё дроби.

Куда ни вздохнешь — всё большая луна

без цивилизованных жалких пародий

на лик красоты, что больна.


Вдохни меня глубже. Мне раненой плохо.

На каждой строке и у каждого па

фрагменты изрубленной радуги вдоха,

чей выдох — всего лишь

з е м н а я   судьба.

Двойная защита

Слова стали пылью…

Поцелуи зовут куда-то…

Люди что-то болтают вслух…

А я молча смеюсь, внутрь зажата, —

И рисую еще один  круг.

Забудьте обо мне!

…У любви в роду

намешано чертовски много. Слаще

всегда вначале. Сумасшедший рой

клубится в голове тоской звенящей, —

и плоть желает плоти!.. Бог, герой,

и человек, и зверь, и вещь… Безумство наше

желает нас соединить в одно

и локти раскрошить границ вчерашних —

и уничтожить «это»… И оно

уже не я, не ты. В ночи пустячной

нет звона или крика!.. Спи, душа,

обманутая смехотворной блажью

игры страстей, что стыла не спеша,

но угасала с каждой встречей. С каждым

движением знакомого бедра.

И зверь остыл, и человек — герой уставший.

И Бог уходит вновь в свое вчера.

А завтра не наступит. В рукопашной

мы уничтожили его азарт и пыл.

Забудь меня. Забудьте.

Вы — вчерашний.

И я вчерашняя.

С нуля.

С начала.

Пыль —

на нашем подоконнике

однажды,

когда вернусь к Вам

новая.

Не я.

И я себя прощу за эту кражу

судьбы ее,

где Вы — моя семья.


Забудьте обо мне!

Антииндульгенция

Я так ждала (в любой тональности!) ответа…

Но ты не выдавил ни звук, ни полуслог.


Нет, я не дура. Дважды два сложила.

Из вены выводы окрасила в свой цвет,

пока ты прятал голос в писк мышиный —

от слов сбежать. Но догадалась ведь!..


Всё — за тебя. И отвечаю — тоже,

когда в тебе ни мужества, ни чувств.

Ты был на 10 лет себя моложе,

а стал 150… — трусливый пульс.

Излишества во имя потерь

Ты задохнешься от тесной одежды,

Ты переешь хлебосольные яства,

Но никогда не вернется, что прежде

По сантиметру сулило всё царство.


Было всё вовремя, было всё в меру,

Что берегли от избытка желаний.

Входят во вкус и мужланы, и сэры,

Уничтожая формулу Тайны.


Всё тебе мало. Иная. Иные.

Пусть ублажают и взгляд, и «пощупать»…

Но никогда не вернутся  р о д н ы е —

Кто недожил до спасительных шлюпок…

Холод, голод — всё одно…

Как снисходительно унижена тобой…

Всё растушёвано и не желает цвета…

На четвереньках ползают гурьбой

мои опознанные ультрафиолеты…


У бури кончился запасный ход.

На истощенном слове паутина.

И ею залепить бы сразу рот,

но человек — гордынная скотина.


Ему исчезнуть проще, чем молчать.

Сухарики царапают мне сердце.

Уж лучше б я поела, чем глотать

такие чувства,

где гореть — не греться.

Хрусталики грусти

И только грусть была любима

возможностью о ней сказать…


У радости так много лжи,

что все слова хранят застежку —

случайной правды не скажи…

2018

ЧТО ты можешь понять…

Израсходуй все нервы честные,

Все беспутные праздники пьяные,

Изживи тайный ход неизвестного

С понедельников до прощания —


А понять  и не сможешь главное —

Почему я такая трезвая

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 429