электронная
от 400
печатная A5
от 584
18+
12 моментов грусти

12 моментов грусти

Книга 1. Июльское утро

Объем:
266 стр.
Текстовый блок:
бумага офсетная 80 г/м2, печать черно-белая
Возрастное ограничение:
18+
Формат:
145×205 мм
Обложка:
мягкая
Крепление:
клей
ISBN:
978-5-4483-8387-8
электронная
от 400
печатная A5
от 584

О книге

Роман «12 моментов грусти» — это мой реквием по ушедшей навсегда эпохе. 20 век, СССР, как жилось, как любилось. Книги «Июльское утро» и «Есть имя у дождя» повествуют о подростках, школе, о таинствах первой любви, о целом мире чувств и эмоций, о самых красивых и поэтичных отношениях, о грусти, одиночестве и первых разочарованиях, о становлении характеров молодых людей и о разнообразных испытаниях, выпадающих им в судьбе. А также поднимают вопросы о морали, чести и нравственности.

Отзывы

Анастасия Зюкина

Сама по себе книга очень интересная, но к сожалению, начиная читать нас не предупреждают о том, что она выложена не полностью. Это меня очень расстроило, т.к все так замечательно шло, и вдруг оказывается, что за дальнейшее чтение придётся платить...

12 ноября 2017 г., в 19:27
Анастасия Зюкина

Сама по себе книга очень интересная, но к сожалению, начиная читать нас не предупреждают о том, что она выложена не полностью. Это меня очень расстроило, т.к все так замечательно шло, и вдруг оказывается, что за дальнейшее чтение придётся платить...

12 ноября 2017 г., в 19:27
Анаида Римадова

Неподвижно смотрю на мерцающий экран и задумчиво перевожу взгляд на клавиатуру, но, как бы ни разрывалась моя душа от переизбытка чувств и мыслей по поводу прочитанного только что мною романа, не могу найти ни единого достойного слова, чтобы выразить всю глубину чувств и эмоций, что он затронул во мне. Эта книга словно свежий глоток воздуха для моей задыхающейся души, втиснутую в тесные душные рамки окружающей реальности. Словно бесконечно синее июльское небо, бездонное и необъятное, чистое и вечное. А в нём только легкие облачка грусти- иногда невесомые, которые ветер перемен с легкостью унесет в свое время за горизонт, иногда тучные и грозовые, что давят своим  грузом казалось бы неразрешимых проблем. И конечно же, по летнему жаркое солнце первой настоящей любви, ослепляющее и потрясающее своей глубиной, опаляющее жарким дыханием первой страсти и сжигающее лучами испепеляющей  глупой ревности. Нет, я не критик, и не берусь за это неблагодарное дело, но мысли и чувства, что роем беспокойных пчел суетятся в моей душе, не дают покоя, рвутся на волю. А ещё, необъяснимое, непреодолимое желание, чтобы эту книгу увидел хороший редактор и дал ей вторую жизнь. Ибо первую жизнь дал ей автор, кому я безмерно благодарна, что поделился своим творением, своим детищем, которое наверное ревностно оберегалось в душе писателя. Ведь читая эту книгу, не остается сомнений, сколько работы души и сердца, приложил автор вынося на свет кусочки памяти, собирая заново как пазл свою жизнь. Это произведение несомненно найдет отклик у неравнодушного читателя, который ещё не разучился мыслить и думать, читая по настоящему хорошие книги. В моем же сердце эта книга поселилась с самых первых строк и надолго.

1
5 марта 2017 г., в 21:02
автор книги
Irina Agapova

Спасибо, огромное за отзыв! Книга отредактирована))) Мне очень приятно. Потрясающе написано!

5 марта 2017 г., в 21:34
Rita Nalbandyan

"12 моментов грусти" оказались для меня прекрасным и ностальгическим экскурсом в мою юность, в воспоминания о собственной первой любви, такой нежной и чистой, манящей и целомудренной, лишенной современного цинизма и прагматизма, столь свойственными сегодняшним девушкам и юношам. Ведь мы воспитывались на советских фильмах и книгах, на романтических и героических идеалах, верили в прекрасное светлое советское будущее и жили в эпоху, когда отнюдь не деньги и благосостояние были пределом наших мечтаний. Мы влюблялись, страдали, писали стихи, дружили и мечтали. Это история о любви бунтаря из неблагополучной семьи, прошедшего так рано суровую школу жизни, к пай-девочке отличнице, наоборот, из семьи благополучной по советским меркам, красавице и всеобщей любимице учителей и одноклассников. Они никак не могли пересечься в обычной жизни, но их свела Судьба и ничто не могло помешать вспыхнуть этим чувствам, несмотря на разницу в возрасте, социальном статусе, зависти недоброжелателей... В книге описан год жизни этих двух молодых людей, так сильно полюбивших впервые, несмотря на сомнения и ревность, сжигающую обоих, но вера в то, что ничто не бывает случайно, толкала их в объятия друг друга, привнося что-то очень глубокое и неоспоримое в жизнь друг друга, несмотря ни на что... И, конечно, в тот момент им не суждено было остаться вместе, к сожалению, но каждый их них подарил друг другу тот градус и ощущения, по которым в дальнейшем им предстояло строить отношения с другими людьми на долгом жизненном пути... Хочется, чтобы молодежь училась на таких книгах, даже если они будут читаться на современных электронных гаджетах, потому что не существует времени и эпох для настоящей, преданной и трепетной любви, которую ты проносишь через всю свою жизнь, потому что первая любовь навсегда остается той самой...незабываемой... С уважением, Рита Налбандян Продюсер кино и ТВ, выпускница ВГИК

5 марта 2017 г., в 15:20
Irina Agapova

О романе Ирины Агаповой «12 моментов счастья» …Когда-то Самуил Маршак разразился следующей эпиграммой: Мой друг, зачем о молодости лет Ты сообщаешь публике читающей? Тот, кто еще не начал, - не поэт, А кто уж начал, тот не начинающий! И, хотя эпиграмма эта называлась «Начинающему поэту», я думаю, что в полной мере это следует отнести и к начинающему прозаику. Каковым, собственно, и полагается считать Ирину Агапову, чей роман «12 моментов счастья» - литературный дебют. Более того. Наверное, стоит поразиться и смелости автора, который для этого дебюта выбрал столь сложную и противоречивую романную форму. Учитывая и тот факт, что прежде он (автор) литературной деятельностью не занимался и никакой активности в этом плане не проявлял. В своей автобиографии Ирина пишет: «У меня же не было никаких особых писательских амбиций, если не упомянуть о том, что, начиная с двенадцати лет, я вела дневник, как многие девчонки в моем возрасте, и закрыла его на третьем курсе института, считая все написанное мной – несерьезным…» Однако самое интересное заключается в том, что во многом именно дневниковые записи послужили основой для написания романа, создали тот самый неповторимый аромат прошедших лет, которым буквально пропитаны страницы этой книги. Можно было бы, конечно, оценивая жанровую особенность «Двенадцати моментов счастья» назвать его романом-мемуаром. Но это верно лишь отчасти, так как свои воспоминания Ирина Агапова «переплавила» в роман о первой юношеской любви. «Слова лились, как будто их рождала не память рабская, но сердце…» - эти знаменитые пушкинские строки как нельзя лучше отражают общий настрой романа: история любви Роберта и Яны – двух главных героев – написана «сердцем»; за развитием любовной коллизии наблюдаешь не как посторонний человек, а как непосредственный участник описываемых событий. Возможно, во многом этому ощущению способствуют и подробные детали быта и того времени, выписанные умелой рукой автора. Постепенно, втягиваясь в чтение, понимаешь, что это не просто очередное «воспоминание о любви», но еще и целый срез ушедшей эпохи; как в капле воды отражается солнце, так в истории, которая произошла в старом приморском городе Херсоне, можно читать своеобразные знаки времени. Я уже говорил о деталях, но следует, наверное, упомянуть и галерею образов, представленных в книге – семья Яны, семья Роберта, их окружение, среда, в которой они живут, законы той жизни, которыми они руководствуются, мораль, которая довлеет над всеми, как унылое серое знамя. Словом, как я думаю, к определению «роман-мемуар» можно вполне добавить и «роман-сага», это отнюдь не кажется надуманным или лишним. Да и еще одна деталь, которая не оставила меня равнодушным. Я говорю о диалогах, они придают романному течению кинематографичность, динамику, ты видишь происходящее на каком-то своем внутреннем экране. В романе есть все – приметы эпохи, первая любовь, истории семей, легкий детективный след (он касается Роберта), ненавязчивая дидактика, которая отражает, скорее, позицию самого автора. Да, можно, конечно, было бы поговорить о недостатках, но это уже, скорее, задача редактора, «техническая задача», вполне выполнимая. Мне же кажется, что в целом роман получился. А закончить свои размышления мне бы хотелось цитатой, коей Ирина Агапова предваряет «Двенадцать моментов счастья»: «…Поэтому в один прекрасный день, я взяла свой ноутбук, забралась на диван, укутавшись пледом, и решила не откладывать в долгий ящик то, что задумала. Я поняла, что если не сделаю это, то моя жизнь будет не полной. И у меня будет чувство не исполненного долга перед самой собой, что я не использовала все свои душевные и творческие возможности и не реализовала себя, как человек и, как личность, и это ощущение меня будет преследовать все последующие годы. Прежде всего, я это делаю ради себя и еще ради других людей, которые любили, любят и будут любить...» В этом, на мой взгляд, и заключается момент истины. Марк Котлярский, член союза русскоязычных писателей Израиля, член союза журналистов Израиля, автор десяти книг прозы и публицистики Тель-Авив, 2014

1
2 марта 2017 г., в 13:48
автор книги
Irina Agapova

Это книга - воспоминания об ушедшей навсегда эпохе, о том, как прошел последний год детства и о первом шаге во взрослую жизнь! О первых переживаниях, потерях, о светлых чувствах первой любви. Марк Котлярский в анатации к моему роману написал, что на самомо деле "12 моментов грусти" - это 12 моментов счастья. Я его спросила почему он пишет вместо грусти - счастье? Он засмеялся в ответ. Потому что, когда читал, чувствлвал счвстье, пережитое всеми однажды... Юность, первая любовь, молодая мать и все живые родные тебе люди, которые любят тебя только за то, что ты есть. Поскольку те эмоции и чувства, которые присущи подростку, на самом деле, счастливые моменты и взрослый человек уже никогда так остро не будет переживать и ощущуть , как в свои юные годы. Да, все еще будет. Да, вся жизнь еще впереди, но тогда в последний год детства, все же все было впервые))) И только через годы, оглянувшись назад,ты понимаешь, что те момнты грусти, на самом деле были моментами счастья.))) Еще раз спасибо ему за отзыв!))))

19 марта 2017 г., в 13:02

Автор

Ирина Агапова родись в 1959 году на юге Украины в Херсоне. Окончила ХГУ по специальности экономика, организация и планирование. В 1991 г. с семьей репатриировалась в Израиль. С 2000—2006 года работала продюсером на телеканале НТВ, а затем на RTVI. Дебютный роман Ирины Агаповой «12 моментов грусти» состоит из трех книг: «Июльское утро», «Есть имя у дождя» и «Незримая нить». Две части трилогии уже написаны, а третья пока в работе.