Людмила Евсюкова

Книги автора

Об авторе

Мне 62 года. Родилась и выросла в городе Грозном. С детских лет любила литературу. Много читала. Несколько раз начинала писать. Но семейные заботы забирали все свободное время. Работала на БАМе, в совхозе, в детском саду, на газоперерабатывающем заводе и в детской колонии. Много друзей и характеров видела на жизненном пути. Замужем. Теперь дети и внуки живут самостоятельно. Вышла на пенсию. Появилось свободное время. Поэтому с огромным желанием посвящаю его любимому делу.

Последние события

После очередного допроса Катя не заметила, как оказалась на проезжей части дороги. Где-то отдаленно она слышала визг тормозов, крики мужчин и визг женщин. Чьи-то руки сильно ее встряхнули, подняв с дороги, на которой она очутилась. Девушка от тряски очнулась. Лицо ее было в слезах, которые лились сплошным потоком. А сама она была в нервном оцепенении. — Мужчина с перекошенным лицом пытался докричаться до нее: — Тебе что, жить надоело? Вылупила глаза и прешь, как стадное животное! Девушка испуганно смотрела на взбешенного водителя легкового автомобиля, который с трудом сумел остановить свою машину, не причинив этой взбалмошной девчонке тяжелых увечий. Она только и всего упала на колено, которое теперь кровоточило. Но, казалось, девчонка даже не почувствовала боли Она была не в себе. Вокруг собрались люди.. Но никто не докричался до ушей девушки. Она испуганно и как-то отрешенно озиралась на людей. Было видно, она не может понять, чего от нее хотят хотят. Люди начали звонить в милицию и в скорую помощь. Но водитель перевел Катю через дорогу, махнул рукой со словами: — Да иди ты, дура сумасшедшая! Милиция здесь не поможет. Лечиться тебе надо!

21 апр. 2018 г.

На следующий день вся компания отправилась гурьбой осматривать вместе с новичками поселок и его окрестности, прихватив с собою детские санки. Поселок был построен горьковчанами из СМП. А железнодорожное полотно возводили механизированные колонны. Постоянка — место в поселке, где стояло несколько высотных домов из белого кирпича для молодых эксплуатационников построенной магистрали. Она представляла собой миниго- родок с бетонными дорогами и бордюрами. В нем предусмотрены были большой железнодо- рожный вокзал, почта, администрация, торговый центр, столовая и школа с детским садом. А пока все это было во временном, барачном поселке. Лишь вокзал достраивался на своем месте. Он представлял собой красивое здание из красного камня и стекла. Перед ним была небольшая бетонная площадка, а дальше все насыпь из камней. Новые друзья первым делом повели новичков в продуктовый магазин. Причем, пошли молодые дальним путем, а не по про- топтанной дорожке. Они увязали по колено в снегу, падали и застревали в сугробах то одной ногой, то другой. Катя была поражена увиденной картиной. Несмотря на сильные ветра и боль- шой снежный покров, то тут, то там на поляне из-под снега рядом с жилыми домами выгляды- вали ветвистые кустарники высотой 30—50 см. У них были узкие и длинные примерно двух- трех сантиметровые листочки темно-зеленого цвета с оставшимися на кустиках синими, соч- ными ягодами. Катя воскликнула: — Ой, смотрите! Это ж черника! Только почему она с сизоватым налетом? И бросилась к увиденным ягодам. С черникой девушка была знакома давно. Когда ей было десять лет, она с родственниками ездила в Белоруссию. Там в лесу и пробовала эту вкус- ную и полезную ягоду. Катин муж засмеялся: — А это вовсе не черника, а голубика. У них совсем разный вкус. — Ты попробуй, попробуй! Ягода от мороза становится очень сладкой! — подтолкнула девушку к кустику Вера. Катя набрала в горсть ягод. И высыпала их в рот. Блаженство на ее лице выдало ее оценку только что попробованным ягодам. Земляки радостно захлопали в ладоши. — Тут, говорят, есть еще и другие ягоды. Много брусники, жимолости, морошки. — Мак- сим улыбался, довольный, что сумел удивить свою жену. — Еще есть малина и смородина. Они прямо в тайге растут. — Сделал добавление к ска- занному друзьями Саша Клочков. Вера, потянувшись, мечтательно посмотрела в сторону вокзала. — А я люблю клюкву. Здесь на болотах ее много. Катя поняла, что болотистая местность в той стороне, куда смотрела Вера. — Ягоды яго- дами, а вот грибы — это да! Строители говорят, тут все сопки усеяны ими. Собирай, не ленись. — Максим жестом руки показал всю окружающую природу вокруг поселка. Она была впечатля- ющей. Сопки и тайга окружали небольшой поселок. Тайга казалась темной и неприступной. От перспектив на будущую жизнь, полную исполнения ее пожеланий и сравнительно с жизнью на материке более насыщенную, у девушки изогнулись брови. Она выглядела сейчас комичной и до края удивленной. Это вызывало улыбку среди друзей. Период их удивления за те несколько дней, что они здесь находились, почти прошел. И теперь на лице девушки виде- лись те же эмоции, что были поначалу на их лицах. Это их забавляло.– А хочешь посмотреть на речку? Она здесь рядом. — Максим любил радовать и удивлять свою супругу. — Конечно, хочу! Катя была рада всему, что ее окружало. Ребята шумною толпой прошли еще метров сто вправо. И стали углубляться вперед по натоптанной дороге. По обе стороны от нее были видны деревья и кустарники. Впереди девушка увидела камни. И, наконец, показалась река. О том, что это река, девушка поняла по оживлению среди ребят. Вместо воды на реке во все стороны был виден лед. Лишь берега выдавали, что здесь проходит река. Катя никогда не видела промерзших рек. И это открытие ее удивило. — Это река Могот. Она впадает в реку Гилюй, а потом уже в Зейское водохранилище. Название реке дано эвенками. В переводе с их языка — это завал на реке. А поселок потом уж стал называться, как и река, Моготом. — А ты что, думала при таких морозах, какие бывают здесь, река не замерзнет?! Да тут реки на метр, а то и два промерзают полностью. А когда становится тепло, начинается ледо- ход, — сказал потихоньку Максим, заметив ее замешательство при виде полностью замерзшей реки. — Это, когда лед начинает подтаивать и в течение нескольких дней нести ледяные глыбы по течению реки. Максиму надо было быть учителем. Он всегда любил блеснуть своими знаниями. И, надо сказать, делал это мастерски, с чувством, с толком, с расстановкой. «Век живи, век учись и все равно останешься неучем», — подумала девушка. Сколько в жизни происходит всего, о чем мы даже не подозреваем. На юге, где она прожила всю жизнь, реки не замерзают зимой и не бывает никаких ледоходов по весне. Осмотрев реку и местность вокруг нее, ребята отправились в обратную сторону мимо многоэтажных домов, бараков, педеушек. Теперь уже шли по натоптанной тропинке, то пере- шагивая через строительные материалы, то поднимаясь на короба с отопительными трубами, а то и по ровной поверхности земли. Комсомольцы, глядя на неподдельный восторг и удивление Кати, улыбались и хитро перемигивались, вроде давали понять: смотри, смотри, то ли еще будет. Сначала на пути молодежи попалась собственная поселковая пекарня. Аромат свежеис- печенного хлеба девушка учуяла еще задолго до появления небольшого деревянного здания. А уж когда комсомольцы поравнялись с этим зданием, пройти мимо него у Кати не хватило сил. Она в сопровождении целой ватаги комсомольцев вошла в маленькое помещение хлебного магазина при самой пекарне и обомлела. Хлеб обыкновенный, но высокий и необычайно запашистый, предстал перед ее глазами на полках в магазине. А рядом красовался сладкий хлеб с изюмом. Ей ничего не оставалось, как взять на пробу хлеба разных видов. Полная продавщица маленького, как и Катя роста, приветливо улыбалась, подавая девушке заказанные хлебопродукты. Затем справа от ребят показалось здание столовой, ярко раскрашенное в желто-синие краски. На окнах в столовой виднелись дорогие занавеси. Из открытой форточки до ноздрей прохожих доносился вкусный запах приготовленной пищи. Издалека показались капитальные деревянные разноцветные бараки, в которых находи- лись администрация, почта, школа, клуб и больница. Все эти дома тоже были окрашены в сине- желтые тона. Магазином оказался большущий барак с высокими ступеньками перед входом. Войдя в огромный торговый зал магазина, Катя даже растерялась: стойки с товарами высились в четыре ряда. Они были просто завалены разнообразными продуктами. Глаза разбегались в разные стороны. Чего тут только не было: целые туши различного мяса, разнообразные виды колбас, сыров и копченостей. Большой выбор всевозможных консервов мясных, рыбных и молочных, сливочное масло. В общем, все, что твоей душе угодно. В их родном городе- столице автономной республики — таких магазинов и то было всего один или два в центре города. А тут всего лишь таежный поселок и такой выбор. Знакомые в Грозном пугали Катю с мужем, что на БАМе ничего нет, продукты в поселки забрасывают только самые необходимые и в малом количестве воздушным транспортом. Внезапно девушку разобрал смех. Она от души хохотала, вытирая рукавом слезы. И не могла объяснить друзьям причину своего смеха. А причина была самая простая и естественная. Перед поездкой на ком- сомольскую стройку оба, муж и жена, по совету знающих людей залечили зубы, в чемодан Максима накупили огромное количество лекарств и шприцов, так как знающие люди сказали, что там, куда они собирались ехать, глухая тайга без больниц, аптек и магазинов. Еще любящая жена набила чемодан рыбными консервами и готовыми полуфабрикатами супчиков. Кроме всего, положенного, муж взял с собой все необходимое для рыбалки и охоты. А это еще нема- лое количество килограммов ноши. И таскал он все это из одного поезда в другой. А в таежном поселке есть чудесная рабочая столовая, пять прекрасных магазинов и все необходимые учреждения, которые не уступали по оснащенности и кадрам самым лучшим городским учреждениям на западе страны. Обо всем этом узнали и новые друзья Максима. И хохотали теперь они всей гурьбой, стоя посреди огромного торгового зала и вспоминая, как помогали Максиму перетаскивать с места на место неподъемную поклажу. Как потом, когда не было денег, они совместно уплетали содержимое этих чемоданов, вспоминая добрыми словами заботливую жену Евсеева. На ком- сомольцев стала косо поглядывать заведующая магазином. И они мало-помалу успокоились, рассеялись по магазину и принялись выбирать товар для покупки. Назад возвращались по накатанной снежной дорожке. Парни по очереди катили санки, доверху наполненные продуктами. Все доброжелательно улыбались, подтрунивали друг над другом. Но никто не обижался. Чувствовалось единение душ и желание жить интересной и насыщенной жизнью.

17 апр. 2018 г.

Была сырая, просто промозглая погода, холод пронизывал все вещи на Кате, когда девушка сошла с поезда. Подходя к дому, Катя вдруг увидела через окно в подъезде, как кто-то вышел из их с мужем квартиры. Почудился женский силуэт. Сердце забилось от волнения. В родных окнах стояла темень. Кате вдруг подумалось желаемое: Максим увидел ее из темного окна и поспешил к ней навстречу. Он ее ждет. Он чувствует, как ей сейчас плохо. А женский силуэт — это обман зрения или воспаленного болезнью мозга. Поднявшись на второй этаж, она не встретила по пути ни единого человека, и дверь в их с мужем квартиру была закрыта на ключ. Наверное, ее болезнь обострила воображение и играет с нею в прятки. Она достала из сумки ключ, отомкнула замок. И вошла в коридор своей квартиры. Нащупала на стене выключатель. И свет озарил прихожую. Обувь мужа стояла на месте. Значит, он дома. Но кто же тогда выходил в подъезд? Она медленно закрыла входную дверь, поставила в сторону снятые с уставших ног туфли. И долго не решалась пошевелиться или двинуться вглубь семейного уголка. Ее охватил ужас страшного предчувствия и боязнь увидеть какое-нибудь подтверждение ее непонятного предчувствия. Неужели муж был с женщиной? Нет, этого не могло быть! Он любит только ее! Он не имеет права! Она ведь бережет себя для него! Разве может он предать ее?!

4 апр. 2018 г.