электронная
180
печатная A5
449
16+
Звездный странник. Корабль

Бесплатный фрагмент - Звездный странник. Корабль

В 7 книгах

Объем:
256 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-2883-0
электронная
от 180
печатная A5
от 449

Авария

— … представьте девчонки, — интимно говорил Женька в микрофон дальней связи, — кругом чернота, пустота… и только два маленьких пятнышка. Одно из них — Туманность Андромеды, другое — наша галактика, со всеми этими Арктурами и Водолеями… За борт вышел — такое ощущение, что вот сейчас кто-то похлопает тебя по плечу. Словно не в космосе, а в тесной и темной кладовке…

Сидевший рядом капитан грузового корабля «Атлант» Алексей Дмитриевич Сазонов добродушно улыбался в бороду, слушая эту болтовню. Их долгий рейс по круговому маршруту «Земля — Центр — Большое Магелланово Облако — Туманность Андромеды» подошел к концу. Облетев еще несколько планет родной галактики, они наконец-то оказались на пороге своего дома, возле одной из многочисленных промежуточных баз, расположенных на орбите Плутона, направляясь на периферийную, в силу своего положения в звездной системе, малонаселенную и провинциальную Землю. Вокруг них на дежурной орбите роились тысячи кораблей — межгалактические гиганты, солидные межпланетные космолеты, мелкие шлюпки солнечной системы, мятые исследователи, круизный лайнеры и прочая космическая техника. Высаживали пассажиров из других галактик, выгружали грузы, брали новые и устремлялись дальше, к другим планетарным системам и галактикам.

Экипажу «Атланта» предстояло совершить последнее действие — прочистить двигатель и слить остатки межзвездного горючего. От межгалактического топлива они освободились еще на одной из главных центральных баз под Альдебараном.

Увидев входящего бортинженера и штурмана Сергея Кузнецова, капитан многозначительно показал Евгению на часы.

— Ну, все, девчонки, заканчиваю, — торопливо проговорил Леднев, — Шеф идет…

— Хорошо, отключаемся, — раздался веселый девичий голос. — Будете на станции, заходите в гости.

— Обязательно, — пообещал Леднев, прерывая связь с базой.

— Тоже мне причину нашел, — усмехнулся Сазонов, — чтобы прервать разговор. Придумал бы что-нибудь поинтереснее, поромантичнее.

— Командир, девчонкам скучно на дежурстве, вот они и болтают без умолку, — весело оправдывался Женька.

— По-моему, вам всем одинаково скучно. А мне создашь неприятную репутацию — потом уже не отмоюсь. И меня все будут считать занудой и женоненавистником. И вообще, сейчас твоя очередь, давай не затягивай.

— Ну вот, так всегда. На самом интересном месте… — шутливо пробурчал Леднев, выходя из рубки.

— По-моему это все естественно, — кивнул Сергей на Женьку. — Все-таки два месяца изоляции. Я бы и сам не прочь поболтать — были бы способности.

— Это как талант, — согласился Сазонов, подготавливая технику к выходу Леднева в космос. — Либо есть — либо уже не дано.

Сергей сел в свое кресло, с отвращением посмотрел на порядком промозоливший глаза пульт управления, небрежно прошелся по сенсорным клавишам, задраивая за Женькой выходной люк.

— Интересно, нас когда-нибудь переведут на что-либо поновее? — вяло спросил он, вполглаза наблюдая, как на мрачном фоне Плутона маленькая фигурка в скафандре медленно выводит нуль-модуль на исходную позицию. — Или мы так и будем до пенсии заниматься чисткой стареньких движков?

Сазонов прошелся по кнопкам, стараясь захватить Женькин модуль в единую силовую систему, пожал плечами.

— Когда-нибудь и переведут, — неопределенно ответил он.

— Да уж, — усмехнулся Сергей. — Года через два, когда старику срок выйдет.

Командир ничего не ответил.

— Давай в управлении толкнем идею, чтобы молодых сюда назначали? — предложил Сергей. — Сразу после института? С целью обучения и отработки навыков судовождения? Согласись — будет очень хорошая школа. А мы — на новый. И тумблеров там уже нет, и бортовой компьютер гораздо общительнее.

— Не знаю, — пожал плечами Сазонов. — Лично мне здесь нравится. Понимаешь, привык я как-то к нему. Да и на новом в космос ведь уже не выйдешь. И, как только что заметил Женька, не ощутишь уже этого щемящего чувства одиночества. Сам же знаешь, новые транспортники давно уже обходятся без вынужденных остановок.

— Да, вид между галактиками конечно симпатичный. Сердечко поджимает, — задумчиво согласился Сергей.

— К тому же — читал наверное в новостях — уже приступили к испытаниям беспилотного межгалактического грузовика между Туманностью и Большим Облаком. Так что скоро наша профессия вообще будет никому не нужна.

— Прогресс, — согласился Сергей с доводами Сазонова, подумав, что в таком случае им всем придется закончить факультет психологии и перейти на пассажирский.

Вспыхнул желтый индикатор, прервав их разговор.

— Есть контакт, — подобрался Сергей, выпрямляясь в кресле. — Нуль-модуль на исходной точке.

— Евгений, стоп. Выводи на автомат, — скомандовал командир.

— Ну, слава богу! — весело раздался в динамике далекий голос Леднева. — А то я уже начал подумывать, что это никогда не закончится. И все меня забыли и бросили.

— Ничего, следующая очередь — моя, — успокоил его Сергей.

— Мужики, не отвлекайтесь, — вмешался Сазонов. — Женька, модуль закреплен, возвращайся. Серж, готовь контейнер к очистке.

— Есть, — машинально ответил Сергей.

— База, я «Атлант», — спокойно сказал командир в микрофон внешней связи. — Приступаем к выводу контейнера.

— Хорошо, давайте. У нас все готово, — раздался в ответ серьезный женский голос.

Как только за вернувшимся Ледневым закрылись створки внешнего шлюза, тут же открылся люк контейнера-отстойника, и в черную пустоту космоса осторожно выплыл небольшой по размерам неприятно светящийся фиолетово-желтыми искорками шар антивещества. Скользя по нитеобразному силовому полю, созданному между кораблем и нуль-модулем, шар перехватывался базой и впоследствии перерабатывался. Таким вот образом и происходила очистка двигательных отсеков на уже устаревших грузовых кораблях, к которым принадлежал и «Атлант».

— Ну и гадко же там, — сказал вошедший Леднев, поежившись. — Командир, с тебя сто грамм, для снятия нервного стресса.

— Если каждый твой выход оценивать стаканом, — не отрываясь от экрана, заметил Сергей, — мы будем возить один только спирт.

— Да я бы и от пивка не отказался, — весело поддержал эту тему Евгений.

— Серж, бери модуль на себя. Я начинаю ослаблять связку, — перебил Сазонов постороннюю болтовню.

— Хорошо, — кивнул Сергей. У него все уже было готово.

Леднев сел в свое кресло. Делать ему было уже нечего, и он задумчиво повернулся к экрану, увеличив изображение.

— Сколько смотрю на эту гадость, — сказал он брезгливо, — не устаю удивляться — такая маленькая, а ведь если что, то и Плутону достанется.

— Больше, — поправил по-привычке Сазонов. — Уводи модуль, я чуть нитку подтяну, пусть шар подольше за ним побегает, а то что-то поле неустойчивое, — сказал он Кузнецову.

— Дольше будет бегать — дольше тут проторчим, — заметил Сергей, внося новые коррективы.

— Куда тебе торопиться? — обернулся Леднев. — Тебя-то никто не ждет.

— А вдруг? — улыбнулся Сергей, не отрываясь от экранов.

— А если — вдруг — то подождет. Зато потом будет что рассказать. И поверь мне, таких заинтересованно-влюбленных глаз ты в своей жизни больше никогда не увидишь.

— Да я только об этом и рассказываю, — насмешливо ответил Сергей. — Больше ведь не о чем. И поверь, таких скучных глаз… — начал было он передразнивать Женьку, но в этот момент вдруг ярко вспыхнул красный индикатор, и Сергей мгновенно отрубил силовое поле.

— Обрыв нуль-модуля! — быстро и четко выговорил командир, ускоряясь в работе с пультом. — Аварийная ситуация! Срочно уходим!

— Началось, — еще толком не осознав случившегося, вымолвил Евгений. — Сейчас она погонится за нами.

Гулко завибрировал корпус — включились мощные маневровые движки — и нос корабля стал круто уходить в сторону от темного контура базы.

— Передача? — бросил командир.

— Автоматом пошла.

— Проверь.

Сергей проверил, как идет передача данных о состоянии всех приборов корабля. Если с ними что-либо произойдет, эти данные, возможно, и пригодятся. Аварийный маячок включился еще раньше.

Теперь вся надежда только на командира, и Сергей убрал руки с пульта и, покусывая губы, напряженно смотрел на экран. В минуту опасности бездействовать было очень тяжело.

— Догоняет, зараза, — тихо переговаривались в рубке.

— Корабль массой своей притягивает.

— И метеориткой ее не прибьешь.

— Да,.. смысла нет.

— Не повезло, мужики, — вдруг тихо и как-то даже чересчур спокойно сказал Сазонов, выворачивая корабль дюзами к искрящемуся шару. — Видать — не судьба.

Никто ничего не успел сообразить.

Желто-фиолетовый совершенно безобидный на вид шар чуть потемнел в пламени двигателей и, вдруг расплывшись и вытянувшись в струну, всосался в правую дюзу. Сергей машинально прикрыл глаза, понимая, что это как раз и бессмысленно.

Синие искорки пробежали по стенкам рубки, по клавишам пульта, по кончикам пальцев и волосам экипажа. И погасли.

Стало тихо.

Двигатели смолкли.

Экипаж напряженно смотрел друг на друга, ожидая, что вот сейчас, вот в эту самую секунду…

Первым нарушил молчание командир.

— Да нет, мужики, все уже. Чтобы антивещество вошло в соприкосновение с веществом и сделало паузу — так в природе не бывает. Либо мы на том свете, либо что-то случилось еще.

— А если нет? — тихо спросил белый как мел Евгений. — Если сейчас рванет?

— Вот смеху-то будет, — промолвил Сергей и посмотрел на корабельные часы, впервые за это время пошевелившись в кресле. — Прошло сорок три секунды. Да, ты прав, — кивнул он Сазонову. — Скоро минута как мы покойники.

— Это надо отметить, — облегченно выдохнул приходящий в себя Леднев. — Нельзя так издеваться над собой.

— Нет возражений. Но сначала надо выяснить, на какой мине мы сидим. Серж, это по твоей части.

Сергей кивнул.

— Подожду до минуты — для ровного счета. А то, может, и не стоит суетиться.

— Накаркаешь, — возмутился Леднев и быстро вышел из рубки.

Сергей уже полчаса возился с приборами связи. Приемники молчали, база не откликалась, и посоветоваться было не с кем. Сазонов сделал обход, и теперь сидел и просто смотрел, как работает бортинженер, всегда восхищаясь его способностью быстро схватывать суть проблемы и находить мельчайшие нюансы. Леднев из камбуза принес пакеты с продуктами и теперь, высыпав все это на бездействующий пульт управления, аккуратно нарезал сало и накладывал шпроты на серые кусочки хлеба.

— Серж, ну что? — не выдержал Сазонов.

Сергей покачал головой.

— По нулям, — сказал он, сам ничего еще не понимая. — Вроде все цело. А почему нет связи — непонятно.

— На Земле разберутся, — подал голос нетерпеливый Евгений. — Капитан, ты бы лучше консерву открыл, все равно ведь бездельничаешь.

Сазонов нехотя поднялся.

Быстро организовался походный столик. Разлили спирт в пластмассовые стаканчики. Расположились на полу кружком возле Сергея, упрямо не желающего покидать свою раскиданную технику.

— Ну, давайте, — поднял Леднев свой стакан. — Пока спасатели не набежали. За жизнь…

— За нее, — кивнул Сергей.

— Будем,.. — подытожил Сазонов.

Выпили.

Выдохнули.

Закусили.

Неожиданное открытие

Еще через полчаса Сергей докладывал результаты своих проверок.

— Значит так, — начал он почти будничным тоном. — Средства связи — в норме. Центральный пульт — не исправен, хотя бортовой компьютер и цел. Аварийный пульт — в норме. Большой и малый экраны — в норме. Блок аварийной защиты, Блок жизнеобеспечения корабля и Блок противометеоритной защиты — в норме. Состояние двигателей: Межзвездный и межгалактический — без топлива. С межпланетным — нарушена связь с рубкой, а автономно проверять не стал — опасно включаться пока все не выяснили.

— То есть, основные проблемы только с топливом и двигателями? — уточнил Сазонов.

Сергей кивнул.

— Ну а как же связь? — недоуменно спросил капитан, в то время как Женька сворачивал остатки еды. Как не пытались они вручную, дедовским способом, настроить приемники, но вместо ожидаемого потока многочисленных переговоров кораблей с базой Плутона и между собой, а также огромного количества всевозможных приветствий и пожеланий, в притихшей рубке раздавалось только еле слышное потрескивание.

— Самое странное, что пока ничего не нашел, — также недоуменно ответил Кузнецов. — Схожу еще, проверю блоки аварийной защиты. Вдруг они каким-то образом создали своеобразный экран вокруг нас?

— Покопайся, — согласился Сазонов. — А то без связи тяжело. И база, поди там, волнуется.

— Да бросьте вы, — вяло промолвил Леднев, бережно перекладывая недоеденные бутерброды в пластиковые коробки. — Скоро и так народ нагрянет, навезут с собой сотню исправных передатчиков. Все перепроверят, причем на такую глубину, которая вам и не снилась.

Но Сергей его не слушал, задумчиво выходя из рубки.

— Будем ждать, — сказал капитан. — На корабле ничего не включать. На всякий случай.

— Может, тогда пулю распишем? — неуверенно предложил Евгений. — Раз столько свободного времени появилось?

— Женька, тут дела поинтереснее пули. Иди лучше, посканируй космос, посмотри, где там спасатели болтаются. Проверь свою технику.

— Поторопить-то я их все равно не смогу, — пробурчал Евгений уходя. — Лучше Сергея в космос отправь фонариком посигналить, раз он не может рацию починить.

Прошло еще полчаса.

— Ну что, какие новости? — спросил Сергей, входя в рубку и бесцельно вертя в руках свежезамененный в блоке связи датчик. Сам он ничего нового добавить не мог.

Однако Сазонов с ответом не торопился. Зачем-то посмотрел на пустой экран, на хмурого Женьку, бессмысленно потыкался в бездействующий пульт управления.

— Самое забавное, что никаких, — наконец сказал он и как-то странно посмотрел на своего бортинженера.

Сергей помотал головой.

— В каком смысле? — удивленно спросил он, вертя в руках ненужный запасной датчик.

— Наверное, в обеих.

— Ты объясни толком! — возмутился Сергей. — Говоришь тут какими-то загадками! Спирт, что ли, без меня пили? — Сергей вопросительно посмотрел на капитана. Решительность медленно покидала его.

— Базы не видно, — наконец ответил капитан. — И фон нейтрино сильно завышенный.

Сергей непроизвольно сдавил корпус датчика, так что тот звонко треснул, а пальцы Сергея побелели. Впрочем еще больше побледнел и он сам.

— Получается, что взрыв все-таки был? — еле слышно выдохнул он, не в силах перенести произошедшей трагедии. — Только нас почему-то не коснулся? А они все — погибли?

В давно уже обжитой и такой родной рубке вдруг стало ужасно неуютно, словно на кладбище.

— Да нет, — вмешался Евгений. — Тут совсем другое.

Сергей молча посмотрел на него, а капитан только согласно кивнул.

— Серж, наше звездное небо капитально изменилось.

Кузнецов машинально глянул на экран, попереключал разные виды обзора, толком еще не осознавая сказанного.

— И что это может значить? — спросил он, но на него уже никто не обращал внимания.

— Ты подсчитал, сколько примерно прошло лет? — обратился Сазонов к Ледневу совершенно без всяких интонаций, словно ожидая чего-то подобного.

— Около тринадцати тысяч, — упавшим голосом ответил Женька и, недоумевая, обвел взглядом обоих.

— Вы о чем, мужики? — спросил сбитый с толку Сергей.

— А спектр Солнца? — продолжал капитан.

— Тоже уплыл, — вяло промямлил Леднев. — Я проверил.

Сазонов хмуро улыбнулся.

— Мужики, вы что, серьезно? — все еще горячился Сергей. — Давайте я лучше оптику проверю?

До него только сейчас начал доходить смысл перечисленных фактов. На душе неприятно похолодело и ноги почему-то вдруг стали ватными.

— На сканере те же самые картинки, — обречено сказал Женька. Он был вял и заторможен.

— Может, мы — в пылевом облаке? Со странностями? Или нас перебросило в другую галактику? — не желал сдаваться Кузнецов. Во рту у него пересохло и голос охрип.

— Серж, факты — упрямая вещь, — немного помялся Женька. — Мы — в районе сто пятидесятого века.

Осознание случившегося

Но настоящее осознание случившегося толком еще не наступило.

— Ты в этом не сомневаешься? — с ударением переспросил Сергей.

— Абсолютно, — твердо ответил Леднев, глядя куда-то в сторону и меланхолично покачивая ногой.

Некоторое время стояла тишина.

— Ну вот, — вдруг сказал капитан и почему-то улыбнулся. — Извечная мечта человечества — заглянуть в свое будущее — наконец-то осуществилась.

Сергей тоже непроизвольно усмехнулся и с каким-то вымученным любопытством посмотрел на иллюминаторы, за которыми и было сейчас это далекое и почему-то так пугающее будущее.

— А не может быть такого, что это какая-то другая звездная система? — неуверенно спросил он. В то, что они каким-то образом перенеслись во времени, верилось с большим трудом. Точнее — совсем не верилось.

— Если это и другая, — невесело усмехнулся Леднев, — то она как две капли воды похожа на земную.

— Будем спорить? — поинтересовался Сазонов у аудитории.

— Вы хотите сказать, что кусок антивещества сдвинул нас во времени? — стал уточнять Кузнецов.

— Посмотри в окно, — пожал плечами Женька.

— Ну а где тогда цивилизация? — разгорячился Сергей. — Где все?

— А ты можешь себе представить прогресс за это время? — парировал капитан. — Насколько человечество ушло вперед? Какие изменения произошли? Может — все давно перешли в иное — нематериальное состояние, расползлись по всей вселенной, перешли в другое измерение?

Женька все это слушал с глубоким безразличием, думая о чем-то своем. И эти думы явно были не очень радостные.

— Это еще не все, — сказал он и устало ткнул пальцем куда-то в центральную панель.

Тут же на большом экране крупным планом высветилась планета. Абсолютно ровного красного цвета, без облаков, речек и морей.

— Что это? Марс в древности?

— Да нет, — пробормотал он. — Это Земля, мужики. Наша. Родная…

В рубке повисла напряженная атмосфера.

— Я уже не говорю о космических жилых комплексах, — добавил он все тем же обреченным голосом. — Которых вообще не существует, как и околосистемных причальных баз.

— Может, космическая катастрофа? — тихо произнес Сазонов. — Или закат нашей цивилизации?

В каюте стало тихо. Каждый задумался о чем-то своем.

— Как мои-то?! — неожиданно вырвалось у Леднева. — Неужели я их всех больше никогда не увижу?

Сергея пробрала дрожь до самых коленок.

— И все-таки то, что вы говорите — маловероятно, — настаивал он на своем, пытаясь рассуждать трезво. — Посудите сами… Дмитрич, ты же физик, лучше всех должен разбираться… Ну не может же такая примитивная физическая реакция провернуть такую колоссальную работу!

Капитан только пожал плечами и молча кивнул на экраны, призывая в свидетели сильно изменившиеся созвездия.

— Как же так? — промолвил Женька, не мигая глядя на собственноручно сделанные снимки. — Выходит, мои дети уже подросли, родили мне внуков. Умерли. Внуки выросли, родили правнуков. Тоже умерли. И все остальные мои потомки вслед за ними? То огромное поколение, которое промелькнуло за эти чертовы тринадцать тысяч лет!?

Сергей с капитаном промолчали.

— Извините, мужики, — сказал Женька предательски дрогнувшим голосом. — Что-то мне нехорошо. — И он поспешно вышел.

— У всех у нас кто-то остался в том мире, — мягко сказал капитан, когда Женька скрылся. — Что ж теперь? Надо постараться забыть о прошлом и жить этой проблемой. Иначе сойдем с ума. Согласен? — Он посмотрел на Сергея. Тот машинально кивнул. — Можно конечно всем расплакаться, начать переживать… Я считаю — перед нами стоят две задачи — выяснить что случилось, и вторая — как из этой ситуации выпутаться. А эмоции оставим на потом.

— Нет возражений, — подтвердил Сергей, не поднимая головы и пытаясь побороть охватившую его слабость.

— Как у нас с горючим? — спросил командир.

— Межзвездной у нас, естественно, уже нет. А межпланетной — только на посадку и запас. Тот, что на всякий случай.

— И на сколько этого запаса хватит?

— Примерно отсюда до Земли и обратно.

Капитан помолчал в задумчивости, теребя бороду.

— Серж, — предварительно кашлянув, неторопливо начал Сазонов. — Конечно, я, как капитан, должен быть твердым, вселять надежду в экипаж, и всегда знать готовое решение.

— На то ты и капитан, — буркнул Сергей.

— Но, честно говоря, Серега, я сам растерян, — признался он обескураживающе.

Кузнецов внимательно посмотрел на капитана. Потом пожал плечами.

— Это понятно, — сказал он. — Все мы люди. Что ты мыслишь по всему этому?

— Я думаю, на Землю лететь смысла теперь нет никакого, — рассудительно протянул Сазонов. — Никакой помощи мы там уже не найдем. Надо повисеть здесь. Ждать. Если есть в этом мире цивилизация или хотя бы какие-нибудь ее остатки, то наше появление не должно остаться незамеченным. И они рано или поздно дадут о себе знать. В любом случае цивилизация — наша единственная цель. А ты что думаешь?

— Можно и повисеть, — кивнул он головой. — Хуже от этого не будет. Сколько?

— Сутки, для ровного счета.

— А потом что?

— А потом будем думать дальше.

А корабельные часы все еще показывали ненужное теперь земное время — вторник, 19 июня 2249 года. Весь мир давно уже стремительно проскочил эту дату и ушел далеко вперед. И только они что-то подзадержались, и это, возможно, и доконало впечатлительного Евгения.

Сигнал с Марса

И в этот момент тишину рубки разорвал резкий звук доселе безмолвного приемника, который остался на максимальной громкости со времени экспериментов со связью. От неожиданности они подскочили. Сергей машинально приглушил динамики. С недоумением посмотрел на капитана.

Ти-таа-ти-ти, — негромко звучало сквозь фоновый треск Солнца, и эта незатейливая мелодия звонко отдавалась у каждого в голове.

Сазонов очнулся первым. Мгновенно нажав кнопку экстренного сбора экипажа, он обернулся к Сергею, не в силах сдержать свою радость.

— А вы говорите — вымерли все! — сказал он, широко улыбаясь.

В рубку влетел уже нетрезвый Женька.

— Что?.. — взволнованно начал было он, но, увидев мелькание индикаторов родного пульта связи и услышав сигнал, понял все. Не присаживаясь, он быстро пробежал пальцами по клавишам управления.

— Это с Марса, — прошептал Евгений. — Мы не одни, мужики, — радостно выдохнул он.

— Женька, постарайся с ними связаться, — предложил Сазонов и вопросительно посмотрел на Сергея.

— Попробую собрать из двух пультов один, — ответил Сергей, поняв немой вопрос капитана. — Но нам ведь все равно пока неизвестно, исправны ли двигатели, и вообще — можно ли их включать?

— Рано или поздно все равно пришлось бы этим заняться, — сказал капитан. — А я пока накидаю маршрут.

— Не забудь поправку на тринадцать тысяч лет, — напомнил возбужденный Женька.

И на корабле воцарилась суета.

Сергей торопливо собирал из двух нерабочих систем управления межпланетными двигателями один рабочий. И делал он это элементарной заменой неисправных модулей одной системы на исправные с другой. Капитан прокладывал курс, учитывая изменения в расположениях звезд, фактически создавая всю местную лоцию заново. Женька пил очередную чашку кофе, обжигаясь и ругая себя за то, что так набрался, попутно выведя во весь большой экран ту область Марса, откуда шел сигнал, и пытаясь найти хоть какие-то следы искусственного происхождения.

Через полтора часа все было готово.

Пробный пуск двигателей проходил с большим напряжением. Ведь именно они первыми соприкоснулись с антивеществом и что с ними произошло — было неизвестно. А для детальной проверки у экипажа не было соответствующих инструментов. Им оставалось только одно — рискнуть. Что они и сделали. И двигатели их не подвели.

Грузовой корабль «Атлант», натужно работая в непривычном для себя режиме, медленно пересекал пояс астероидов.

В рубке было тихо.

Так и не протрезвевший Женька, наотрез отказавшийся уходить в каюту, мирно спал в своем кресле.

Сергей с капитаном вполголоса переговаривались между собой.

— Ты думаешь — это цивилизация? — шептал Сергей.

— А что это еще может быть? — удивленно переспросил Сазонов.

— По характеру сигнала — больше похоже на дежурный маячок. Да и на наши попытки связаться с ними ответа ведь не последовало. Возможно, это какая-нибудь заброшенная техника? — высказал свои сомнения Кузнецов.

— Маловероятно, — неопределенно покачал головой капитан. — За такой срок любая техника выйдет из строя.

Но тут Женька резко всхрапнул, немного поворочался, пробурчал что-то, и снова мирно засопел. Подождав, пока Евгений окончательно затихнет, Сергей и капитан продолжили свой тихий разговор.

— Считаешь, местная цивилизация нас засекла и теперь дает нам знать? — спросил Кузнецов.

Сазонов кивнул.

— Но тогда они ведь должны были нам ответить!? — выразил свои глубокие сомнения Сергей.

— А может, они нас не понимают? — возразил капитан, настаивая на своей версии. — Может, они еще не смотрели данные своего сигнального автомата? Может, они ждут ответа на другой частоте? И вообще, какой ответ, как он должен выглядеть? Мы ведь не знаем.

Убийственно пронзительный сигнал тревоги прервал их мирную беседу. Случилось какое-то ЧП. И судя по всему — очень серьезное.

Метеоритная атака

Уже привыкший к неожиданностям Сазонов быстро глянул на аварийные индикаторы.

— Метеоритная атака, — бросил он.

Что-то внутри неисправного пульта управления энергично защелкало в тщетной попытке увести корабль в сторону.

На большом экране пока еще светилась маленькая неприметная точка. Но они знали — она представляет собой огромный поток камней, летящих прямо на них с бешенной скоростью, и скоро эта точка заполнит собой весь экран.

Капитан с сожалением посмотрел на бездействующий главный пульт. Он бы хоть подсказал, в какую сторону уводить корабль, выдал бы траекторию потока. Сообщил бы какова его мощность. А так… Руками рассчитать все это — не успеем. Судя по аварийному сигналу ясно только одно — с этим потоком противометеоритная защита не справится, о чем техника и пыталась предупредить экипаж.

Решение пришло быстро.

— Серж, — резко проговорил Сазонов. — Отцепи какой-нибудь грузовой модуль, и запрограммируй его стыковочные движки, чтобы он нас закрывал собой, пока мы произведем маневр — развернемся дюзами к потоку. А еще лучше — парочку модулей.

— Понял, — так же быстро проговорил Сергей, по привычке делая шаг в сторону центрального пульта, потом махнул рукой и побежал в грузовой отсек. Мысли его уже были заняты поиском вариантов — какие модули лучше всего выбрать. Не успевший как следует протрезветь Женька, до которого спросонья не все еще дошло, почему-то пыхтел сзади, то и дело налетая на двери и углы, недовольно чертыхаясь, но упрямства ему было не занимать, и он не отставал.

Энергично пробежавшись по длинным запутанным коридорам гигантского грузового отсека, Сергей, с непривычки запыхавшись, остановился перед автономным пультом управления седьмым модулем. Привычным движением быстро открыл крышку, принялся программировать на отстыковку и зависание. И в этот момент налетела первая волна потока, которая, как известно всем штурманам, состоит из мелких осколков, предупреждая о приближении более крупных.

От неожиданно сильного удара Сергея отшвырнуло к противоположной стене, больно ударив височной частью. В глазах у него потемнело. Если это — мелочь, с ужасом промелькнуло у него, то каков же тогда крупнячок?

Из коридора вполз Женька, лихорадочно блестя возбужденными глазами.

— Серега, не успеваем, — зло прохрипел он, поднимаясь на ноги. — Займись шлюзами. А я — к своим. — И с этими словами он стремительно нырнул в соседний шестой модуль.

— К каким своим? — удивленно крикнул вдогонку Сергей, вновь оказавшись у пульта и включая отстыковку седьмого модуля. — Ты о чем?

— К жене и детям, — глухо донеслось из глубины шлюза, после чего Кузнецов услышал знакомый звук задраивания люков.

Он понял все.

— Женька, не надо! — крикнул Сергей, собираясь броситься следом пока двери еще не закрылись. — Назад! — Но следующий удар снова сбил его с ног. Поднявшись, он в бессильном отчаянии увидел, как загорелся индикатор отстыковки — модуль уже отошел от корабля.

— Скафандр надень! — в бессилии крикнул Сергей по внутренней связи. — Женька, слышишь меня?

— Да слышу, — как-то спокойно донеслось в ответ.

Прикрытый двумя состыкованными грузовыми модулями корабль быстро произвел маневр, и теперь метеоритными пушками расстреливал долетающие до них камни. Основная часть потока рвала их слабую защиту как тряпки. А часть — сгорала в пламени корабельных двигателей.

Взяв управление одной из многочисленных пушек на себя, Сергей выборочно расстреливал только крупные камни, пропуская мелочь.

— Женька, Женька, — только шептал он в бессилии, боковым зрением видя на экране, как грузовые модули рвет на части стремительный поток камней.

И только долетавшие до них метеориты скользящими ударами безболезненно сотрясали прочный еще корпус старого корабля.

Поток прекратился также внезапно как и налетел. Вдруг стало тихо. Космос опустел.

— Все, наверное, — прошептал мокрый от пота капитан.

Они оба неотрывно смотрели на разбитые модули, жалко болтающиеся в космосе. Как вываливается из рваных дырок груз, как медленно отваливаются куски обшивки.

Секунд двадцать они внимательно следили за космосом, попутно пытаясь связаться с Женькой. Но эфир молчал.

— Я — за ним, — выдохнул Сергей, отрываясь от управления пушкой.

Капитан кивнул.

— Я тебя прикрою, — сказал он. — Если еще что-то осталось.

Не тратя время на долгую пристыковку модулей обратно, Кузнецов, маневрируя движком скафандра, облетал шестой модуль, ища, где же можно влететь внутрь. Корпус был сильно изодран, но рваные края не позволяли воспользоваться этими отверстиями.

Но вот наконец подходящее пробоина была найдена. Сергей осторожно влетел внутрь, освещая путь фонариком. Кругом царила разруха, рваные острые края погнутого железа. Плавал мусор разбитых грузовых секторов.

Осторожно, чтобы не повредить скафандр, Кузнецов, проплывая разбитыми коридорами, добрался до пультовой камеры.

Вроде цела.

Сергей неуверенно постучал фонариком в стенку. Сердце его бешено колотилось.

Прошли секунды словно часы, пока он услышал ответный стук, который таким облегчением навалился на него.

— Ну я тебе покажу! — вырвалось у Сергея. — Гусар нашелся!..

— Он жив, капитан, — выдохнул Кузнецов по связи.

— Ну слава богу! — облегченно прозвучало в ответ. — Воздуха ему хватит?

— Пультовая цела. Герметизация, судя по всему, не нарушена.

— Ну тогда стыкуй модули. Здесь на месте его извлечем.

— Хорошо, — согласился Сергей. — Только я думаю, седьмой надо оставить. Разбит сильно. Не сможем пристыковать.

— Хорошо, — помедлив ответил капитан.

И вот в разной степени перебинтованный экипаж в полном составе снова собрался в рубке.

— Как мы их-то, а?! — радостно говорил Женька в азарте блестя глазами, ерзая в кресле и энергично потирая руки.

— Наказать бы тебя, — добродушно улыбался капитан, выставляя водку на обширную поверхность бездействующего пульта.

— Вот-вот, — вторил ему Сергей, потирая через бинты ушибленную голову.

Возбужденный Женька только ухмылялся.

— А мы его водки лишим! — осенило Кузнецова.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 449