электронная
120
печатная A5
584
12+
Звездные бродяги

Бесплатный фрагмент - Звездные бродяги

Объем:
456 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0051-5681-5
электронная
от 120
печатная A5
от 584

Представляем книги Сергея Киселева


СЕРИЯ «ЗВЕЗДНЫЕ БРОДЯГИ»

Звездные бродяги

Звездные бродяги Темная луна

Звездные бродяги Война


СЕРИЯ «ХРАНИТЕЛЬНИЦА»

Хранительница и книга мертвых

Хранительница и предсказание Ворчливой Мери

Часть первая
«Корабль»

Глава 1

В черной бездне космоса, на границе обитаемых миров, в затерянной солнечной системе, на геостационарной орбите одной из безымянных планет уже многие столетия дрейфовал боевой корабль. Редкие огни маневренных двигателей не давали сойти ему с установленной орбиты. Экраны невидимости надежно скрывали его от редких гостей этой далекой звезды.

В недрах огромного корабля на капитанском мостике, освещенном лишь тусклым светом аварийных ламп, на голографических экранах многие столетия пульсировала красным надпись «карантин». Тут же под надписью вел свой неутомимый отсчет таймер.

— До окончания карантина осталось… двадцать три часа… сорок семь минут… тридцать шесть секунд. Дежурной смене немедленно прибыть на капитанский мостик. — Прохрипели динамики по всему кораблю.

Бортовой компьютер корабля снова и снова вызывал свой экипаж. Человек давно бы оставил это безнадежное занятие, но электронный мозг корабля не знал сомнений, хотя за все столетия карантина так и не получил ответа не на один из своих призывов.

На одном из вспомогательных экранов поста энергоконтроля всплыло окно аварийного предупреждения. «Внимание. Основные батареи разряжены на семьдесят процентов. Требуется подзарядка». Где-то в недрах громадного корабля что-то жадно поглощало энергию. На много больше, чем требовалось для нормальной работы корабельных агрегатов.

Мощный мозг компьютера за сотую долю секунды перебрал миллионы вариантов, но не один из них не смог объяснить колоссальные энергозатраты. Тогда умный компьютер отказался от версий о технических неисправностях и сбоя оборудования. Осталась только одна версия — внутренняя угроза. Угроза, из-за которой много лет назад компьютер и установил на судне карантин. Враждебная биомасса, поглотившая в те страшные дни весь экипаж. По подсчетам электронного мозга она могла добраться до основных магистралей энергообеспечения корабля для своей подпитки.

Придя к заключению, бортовой компьютер корабля, в который уже раз принял решение на уничтожение враждебной биомассы. В его базе данных сохранилось, как в отчаянном сопротивлении люди нашли слабое место биомассы. Неуязвимая к основным видам ручного оружия она не устояла от примитивного огня. Но знания достались им слишком поздно, корабль был уже весь заражен, а восемьдесят девять процентов экипажа были поглощены бурно распространяющейся субстанцией. Применив против биомассы самодельные огнеметы, остатки экипажа лишь продлили свою агонию, отсрочив неизбежное.

Но в отличие от людей у бортового компьютера было время подготовиться. Но в который раз стоило ему отдать команду на уничтожение враждебной биомассы как главная программа безопасности корабля тут же ее отменила. Любое применение оружия на борту судна мог санкционировать только старший офицер. Чувство досады или горечи не были знакомы корабельному компьютеру. Он только бесстрастно внес запрос в бортовой журнал.

Необходима была подзарядка из вне. Компьютер переключился на управление сетью солнечных спутников расставленных им двадцать шесть лет назад, когда впервые столкнулся с утечкой энергии.

Спутники, получив указания, поспешно разворачивали резервные солнечные паруса, улавливая и переправляя на корабль потоки энергии ближайшей звезды.

На капитанском мостике, получив свою долю заряда, со своего ложа всплыл золотистый шар — «Навигатор». Он плавно облетел всю рубку, исследовав каждый пяточок, каждое укромное место и не обнаружив людей, досадно пискнул, воспарив под самый потолок.

«Навигатор» в отличие от корабельного компьютера предназначался для тесного общения с людьми и имел эмоциональный блок. Отсутствие экипажа его угнетало.

— Зарядка основных батарей тридцать один процент. Тридцать три процента. — Тем временем бубнил свой доклад корабельный компьютер безлюдному мостику. — Аварийный рубеж пройден, энергетическая безопасность корабля восстановлена. Зарядка тридцать шесть процентов. Продолжаем зарядку основных батарей.

Глава 2

Небольшой исследовательский корабль класса «Одиссей» выскользнул из межзвездного пространства, устремившись к третьей от звезды планете.

Вытянутый корпус корабля был сплошь перелатан и изъеден коррозией. Видно было, что судно не единожды подвергалось переделке и доработке. Выпущенное со стапелей космической верфи в далекие годы до темных времен оно в тысячный раз превысило свой ресурс. В прежние времена в эпоху человеческого подъема корабль просто бы списали на лом, заменив новым. Но это в прежние времена. Сейчас после темного времени или большой войны, как считали на многих планетах, земная история разделилась до и после. До — людская империя процветала, осваивая все новые и новые космические пространства и после, когда после необъяснимого катаклизма люди были отброшены в развитии на многие эпохи в прошлое. Часть миров была разрушена, на тех же планетах, где люди выжили, не многие цивилизации сумели сохранить технологический уровень, не скатившись в каменный век. Но даже такие миры утратили технологию постройки космических кораблей. Космических кораблей строившихся до темных времен. Некоторые планеты строят свои корабли от примитивных ракет на жидком топливе до кораблей способных летать в межзвездном пространстве. Но и те и другие подобны древним галерам по сравнению с атомными линкорами.

«Одиссей» — старый и потрепанный корабль, не единожды подвергавшийся капитальному ремонту, лишенный своего родного реактора, варварски выдранного из корпуса судна во время затяжных войн, поглотивших человеческие миры после темного времени, для замены поврежденного на боевом корабле, утративший за столетия эксплуатации восемьдесят процентов своих возможностей, был бесценен для своего экипажа.


Слава не без восхищения смотрел как его старший помощник и по совместительству хакер их команды, с упоением ела сероватую массу синтетической картошки из раздатчика пищеблока.

— Как ты только можешь это есть?

Та только моргнула глазами.

— Я думала, все уже давно спят.

Слава только помотал головой, критически осмотрев полноватую фигуру девушки. Дина Хилл была лучшим компьютерным специалистом, каких только встречал он. Но насколько она была гениальна, настолько и отталкивающе внешне. В свои двадцать четыре года она была небольшого роста, но при этом весила за сто килограмм. Наотрез отказывалась носить прически, брея голову на лысо, мотивируя свое решение трудностью ухаживания за ними в космических походах. И часто разукрашивала свое лицо страшными татуировками от которых и Славе иногда было не по себе. Плюс ко всему сказанному она была самым жадным человеком, каких только видывал мир.

Слава присел за ее стол, захватив с собой с раздатчика запаянный стакан кофе. Какое-то время они молчали. Он покрутил в руках стакан, нажал на красный индикатор на крышке, подождал секунду, пока тот вскипит и, оторвав фольгу, пригубил горячий напиток.

— Рассказывай, что тебя гложет?

— Да все в порядке, — натянуто улыбнулась она в ответ.

— Я же не слепой. Я вижу, что с самого начала похода ты сама не своя.

Она молчала.

— Мы с тобой дружим не первый год. И я думал, что мы всегда были честны друг с другом.

Она отодвинула свою тарелку и внимательно посмотрела на Славу.

— Мне не нравится этот поход, — мягко сказала Дина, — мне не нравится, что мы связались с братьями Минаевыми. У меня дурное предчувствие по всей этой авантюре…

— Дина, девочка моя. Я сам не в восторге от того, что нам приходится иметь с этими психами дела. Но мы на мели, нам уже давно не удавалось найти что-нибудь ценного. А братья нам дали координаты системы, где могут быть спутники древних. Ты только представь, что нам удастся их найти, это же целое состояние. Мы враз разбогатеем, и нам больше никогда не придется иметь дел с такими подонками как Минаевы.

— Твои слова да богу в уши. — Потеребила она золотой крестик на своей шее.

Слава, молча, вздохнул. Его и самого терзали сомнения. «Вероятно Дина права, не стоило связываться с бандитами… Но команда давно на мели и чтоб не потерять людей приходится иногда идти на риск. Да и дело то на первый взгляд плевое, слетать в дальний сектор да прибрать к рукам старый солнечный спутник, который засекли контрабандисты, так неудачно попавшие в грязные руки братьев Минаевых».

Раздался певучий сигнал внутренней селекторной связи.

— Капитан вы нужны в командной рубке.

— Скоро буду, — бросил Слава, поднимаясь с места.

— Мы с тобой еще поболтаем по этому поводу, — подмигнул он Дине, прежде чем скрыться за люком переборки.


Небольшого роста мужчина, комплекцией как говорится, что вдоль, что поперек, внимательно всматривался в показания радара. Одетый лишь в шорты цвета хаки он на всеобщее обозрение выставлял свое мускулистое загорелое тело.

— Вы не поверите, — пробурчал он с явным акцентом, вглядываясь в экран, на котором появились данные с радара дальнего сканирования, — похоже у нас Джек-пот.

Слава перегнулся через плечо своего давнего товарища, наемника и главного специалиста по оружию Джона Шекли, прочитал вслух:

— Так, обнаружено двадцать четыре действующих солнечных спутников малой мощности класса «Луч-5». Характеристики… понятно. Выработка энергии… ого впечатляет. Габариты… да внушительные конструкции, на борт сможем поднять не более пяти.

— Смотри сюда, — ткнул толстым пальцем в экран Джон, — что это?

Слава присмотрелся.

— А это, похоже, та самая пресловутая ложка дегтя в нашу бочку меда.

— Поясни? — Развернулась в их сторону Алиса, оторвавшись от навигационного компьютера.

Алиса Романова была высокой блондинкой, под ее гладкой, голубой кожей играли хорошо накаченные мускулы. Уроженка знаменитой станции «Меркурий четыре» она с детства научилась постоять за себя. Жителей станции отличало от других людей голубоватый цвет кожи, отдающий немного оттенком зеленого, который они заполучили из-за освещения станции вследствие давней аварии приобретший свет синевы. Из-за этого оттенка кожи на них буквально объявили охоту работорговцы всех миров и мастей. За голубокожего раба на черном рынке давали кругленькую сумму кредиток. Многие во всей вселенной мечтали иметь наложниц со столь дивным цветом кожи. По этой же причине жители «Меркурия четыре» никогда не покидали своей станции, оставаясь под надежной защитой ее бронированных стен и систем вооружения, оставшиеся еще с темных времен и немалого военного флота. Занимая должность главного пилота «Стервятника» Алиса была выдающимся ассом, прошедшая службу в военно-космических силах «Меркурия», принимавшим участие в двух военных экспедициях и единственным человеком кто мог столь ловко управляться их посудиной.

— Судя по фигурации и излучению это останки корабля.

— Ага, и по-видимому совсем свежие, — подытожил Джон.

— Дерьмо, — с негодованием воскликнула Алиса, — невероятное невезение.

Слава не обратил внимания на ее реплику.

— Алиса, ты можешь сказать, когда погиб этот корабль?

— Минутку, шеф.

Пока Алиса колдовала с компьютером, Слава подал знак Джону на только им одним понятном языке жестов отряда специального назначения «Гепард», с планеты «Веста семь». Когда-то в молодости Джон входил в этот элитный отряд коммандос, был сержантом и командиром отделения. Это было до того, как он сбежал с Весты и подался в наемники. Попав на борт «Стервятника» в разношерстную команду искателей приключений Славы, он научил своего нового босса кое каким хитростям спецназовцев и их тайному языку.

— Похоже твой квадратный друг прав. — Оторвавшись от монитора, развернулась в сторону Славы на крутящемся стуле Алиса. — Обломки совсем свежие. Судя по остаточным излучениям им не больше нескольких месяцев.

— Дерьмо. — Выпалил в сердцах Слава.

— А я про что говорила.

— Ладно, давай дуй к своему мужу, пусть он готовится к выходу в открытый космос. И приготовьте еще два скафандра, для меня и мистера Шекли.

— Эээ. — Неуверенно замялась Алиса. — Я напомню, что Адам всего лишь механик. Он не обучен работать в глубоком космосе.

Слава устало вздохнул. Он не хотел снова возвращаться к старому спору.

— Он член моей команды. И ему пора давно уже начать отрабатывать свое место.

— Он отрабатывает, — всплеснула руками Алиса, — он постоянно чинит твою колымагу.

— Я его взял на борт только ради тебя. Мне пришлось отказаться от чертовски хорошего механика.

— Ты знал это когда позвал меня в свой экипаж. И я отрабатываю за нас обоих…

Слава внимательно посмотрел на Алису. Заполучить такого пилота мечта любого капитана.

— Я все еще удивляюсь, почему ты приняла мое предложение? — Внезапно сменил он тему разговора. — Ты могла с легкостью устроиться пилотом в любом мире, на любых выгодных условиях?

Алиса соскользнула с кресла пилота, подошла к нему, нежно погладив по плохо выбритой щеке.

— Когда мы с тобой познакомились, ты был совсем безнадежным романтиком. Это меня в тебе и привлекло.

— А сейчас?

— А сейчас ты по прежнему безнадежен. Ладно, я скажу ему.

И покачивая бедрами, не спеша покинула капитанский мостик.

— Дааа, — проводил ее взглядом Джон, — и что она только нашла в нем.

Слава и сам с трудом оторвал взгляд от обтягивающих шорт Алисы.

— «Дельфин» готов?

— На все сто, босс.

Слава проверил готовность «Дельфина» по бортовому компьютеру. Как Джон и говорил, аппарат был готов к использованию на все сто процентов.

— И когда ты только успел? — Удивился он другу, — ты же и мостик не покидал?

— Профессионализм не пропьешь, — подмигнув Славе, отшутился тот.


— Так недолго и в ящик сыграть, — проворчал Джон.

Они втроем висели в нескольких сантиметрах от солнечного спутника. Слава не решился подходить к спутникам на корабле и оставил его на высокой орбите планеты, над которой собственно и была разброшена сеть таинственных спутников.

Взяв с собой своего главного специалиста по оружию Джона Шекли, и механика Адама Романова, он хотел убедиться в безопасности спутников, перед тем как поднять их на борт судна. Обломки корабля, плывущие по соседству, настораживали.

Подлетев к сети спутников на «Дельфине», вытянутом, сигароподобном устройстве, состоящим из двигателя, рулей управления и внешних скоб за которые они и держались, Слава немного покрутился, пока не выбрал один, ближайший к ним спутник. Подлетев к нему на полкилометра, Слава оставил «Дельфина». Дальше они продолжили полет на ранцевых двигателях.

Солнечный спутник представлял собой цилиндр с веером черных парусов, напоминая чем-то земную ромашку, и торчавшими во все стороны антеннами и черными соплами маневровых двигателей.

Они покружились вокруг, пока не убедились в отсутствии очевидных ловушек. Наконец Слава решился и дал добро на сближение с аппаратом. Они быстро подлетели к месту, где по корабельной схеме находилась контрольная панель. Адам достал из бокового клапана электроотвертку для работы в невесомости.

Слава в бронированной перчатке показал ему большой палец. Мол, все хорошо, давай начинай.

— Ну что ж. Эта работа куда интереснее, чем ремонтировать без конца утиль, который ты почему-то считаешь своим кораблем.

Послышался в наушниках Славы голос Адама. Он вставил отвертку в шляпку первого винта и включил мотор.

— Первый пошел… Тяжело идет. Готово, первый винт вынут. — Бормотал без устали тот. — Оп, чуть не упустил его. Ладно, приступаю ко второму. Второй готов. Третий нижний левый… готов. И последний. Все, все винты вынуты. Отодвигаю защитную панель… панель свободна.

— Ты так и будешь бормотать без устали? — Не выдержал Джон.

Адам посветил ручным фонариком на Шекли.

— Если будешь отвлекать, то я… упс.

— Что значит упс?

— Я забыл проверить панель на защиту. И тут что-то активировалось…

— Что там у тебя активировалось? — Проплыл вперед Слава, зависнув над головой своего механика.

Панель спутника осветилась ровным внутренним светом. По небольшому экрану бежали столбики незнакомых символов. На всех частотах скафандра раздался мелодичный женский голос.

— Спутник под порядковым кодом МС 0083657889007 класса «Луч» является собственностью Звездной Империи. Посягнув на собственность Звездной Империи, вы нарушили параграф два, пункт тридцать четвертый статьи восьмой. Ваши действия классифицируются как «пиратство». Согласно единого закона Звездной Империи вы должны сдаться и проследовать на ближайшую планету для окончательного вынесения вам приговора. В случае отказа вы будете уничтожены.

Наступила мертвая тишина. Все ошарашено смотрели на мигающую разными огнями панель спутника.

— Ничего себе…

Слава первым пришел в себя и жестом велел своим спутникам подлететь к нему.

— Что это было?

— Запись, — неуверенно ответил Адам.

— Я смотрю, ты тут эрудицией блещешь, — зло буркнул Джон.

— Адам, ты сможешь отключить это?

— Это, в смысле компьютер?

— Да. Чтоб мы смогли его продать, не распугав этой дамочкой всех покупателей.

— Кстати, а почему записали именно женский голос? — Поинтересовался Джон. — Мне, конечно, понравилось… но все же.

— Просто, друг мой, психологи давно уже доказали что именно женский голос успокаивает в критической ситуации, что в свою очередь должно тебя остановить от не обдуманных действий.

Слава по-дружески легонько хлопнул Джона по плечу. От его дружеского похлопывания они оба закрутились, как два волчка.

— Ну, в общем, есть одна идея.

— Выкладывай, что ты там придумал.

— Можно попробовать перенаправить поступающую энергию с основных систем на вторичные, и тем самым обесточить центральную плату. Тогда…

— Может, скажешь по проще? — не выдержал Джон.

— Отключить основные системы. Это грубо конечно, но должно быть эффективно. Если все сработает, эта штука станет такой же безвредной, как булыжник. Хоть гвозди ей забивай.

— Отлично, я знал, что ты что-нибудь придумаешь. Давай действуй.

Но приблизиться к спутнику второй раз у них не получилось. Первым на невидимую преграду налетел Адам, врезавшись в нее головой. Охнув, он повис в нерешительности, водя перед собой руками. Судя по показаниям скафандра, перед ним была пустота, но при этом его пальцы упирались в непреодолимую преграду. Между троицей людей и металлической ромашкой спутника возник силовой барьер.

— Командир, — раздался в шлеме Славы голос Алисы, — мы регистрируем всплеск шумов в сети спутников.

— Радиопередачи? — предположил Джон.

— Нет, не похоже. Мы принимаем только слабый шум. Никаких передач не пеленгуем. Спутники по-прежнему не связаны друг с другом ни электронно, ни другими известными нами способами.

— Солнышко, — задумчиво произнес Адам, постукивая пальцем по невидимой преграде, — может мы регистрируем шум их приемников? Знаешь, такие, как для получения опознавательного кода «Свой — Чужой»? Пока они в пассивном состоянии, только на приеме, они и будут создавать мало статических помех. И пока мы не дадим правильный пароль, поле будет защищать от нас спутники.

— Мда… В этом что-то есть…

Слава ближе подлетел к невидимому куполу.

— А что нам скажет главный эксперт по всей этой «абре — кадабре»? Дина, ты сможешь снять защиту?

— Я смотрю, мы снова влипли в неприятности? — раздался не к месту веселый голос Дины. — И как здорово на этот раз?

— Да уж. По полной программе… — признался Слава, — сможешь нам, чем-нибудь помочь?

— Попробую. Повесите пока мальчики, как отключу поле, скажу.

— Ты и с этим справишься? — удивился Джон.

— Если ты не будешь под руку лезть, то стоит попробовать.

Потянулись минуты ожидания. Слава отправил Джона проверить соседний спутник, но как они и ожидали, тот тоже оказался под защитой купола. Через тринадцать минут в наушниках снова раздался голос Дины.

— Ладно. Я попыталась взломать код, но облом. Полагаю, это было бы слишком просто. Попытаюсь зайти с другой стороны. Мальчики потерпите еще немного…

Слава только развел руками. Проверив показания кислорода, он убедился, что запасов хватит еще не на один час. Время было в запасе.

В следующий раз они услышали голос Дины только через сорок семь минут. Их боевая подруга бранилась в эфире так, что даже Джон не выдержал…

— Дина, ты же девочка…

— И что теперь по твоему я должна ромашками какать?

— Что случилось? — вмешался Слава, пока горячие головы не наговорили друг другу лишнего.

— Тут на этих спутниках стоит крутая зашита. Мне удалось влезть в одну из программ, но меня оттуда вышвырнули как котенка. В общем, похоже это на долго. Можете воз… подождите! Тут что-то происходит… Пеленгую высокую активность в радиоэфире спутников, что то происходит…

Но Слава уже и по своим датчикам засек движение. Один из ближайших к людям спутник выплыл вперед, покинув общий строй. Его солнечные паруса сложились веером, передняя часть раскрылась как бутончик тюльпана, открыв ствол излучателя. То, что это был именно боевой излучатель, Слава не сомневался, он часто их видел в старых голографических фильмах снятых еще до темных времен.

— Алиса! Немедленно уходите!

Но и без его крика на корабле разобрались, в чем дело, из сопел корабля вырвался огонь. Алиса выжимала все из силовых установок корабля, но спастись не удалось. Лазерный луч прорезал борт судна, точным ударом превратив машинный зал в груду оплавленного металла. Вторым выстрелом спутник вспорол трюм Славиного корабля, развалил хлипкое судно надвое.

Крик отчаянья вырвался из глотки Адама.

Глава 3

— Что тут у нас?

Подсвечивая себе путь фонарем пробирался к капитанской рубке Слава. Яркий свет его фонаря выхватывал из темноты разбитые пульты управления, искореженные агрегаты. Корабль, точнее то, что от него осталось, был мертв. Питание, системы жизнеобеспечения, двигатели, все жизненно важные узлы вышли из строя.

— Пока все плохо. Очень плохо.

Качал головой Адам, проверяя все системы встреченные ими по пути.

Слава и сам видел, что дела обстояли, прямо сказать, неважно. Его корабль получил серьезные повреждения, если можно так сказать, несовместимые с жизнью. Корма судна просто отвалилась. Топливный бак прохудился, вылив свое содержимое в открытый космос. Погиб их доктор, так некстати оказавшийся в корме судна во время атаки. Остальным членам экипажа повезло больше, носовая часть судна, где размешалась капитанская рубка, почти не пострадала. Все без исключения щеголяли в синяках, порезах и ссадинах, но жить будут.

— Дорогой, подойди сюда. — Послышался из темного коридора голос Алисы.

Еще одно достоинство их старого корабля было в его малых габаритах. Крик Алисы был слышен практически по всем отсекам. Отсутствие интеркома не мешало экипажу держать меж собой связь.

— Да, любовь моя, спешу.

Адам спешно удалился по коридору в сторону капитанского мостика, растворившись в темноте. Свет фонаря в руке Славы стал моргать. Села батарейка. Достав запасную из бокового кармана рукава, Слава заменил ее, потряс фонарь и снова включил его.

— И, черт возьми, Адам выясни, что с моим кораблем.

— Угу, — донеслось из темного провала прохода.

Поплутав еще немного по темным коридорам, и убедившись, что корабль потерял камбуз со всеми съестными запасами и питьевой водой, Слава вышел к мостику. Тут вовсю кипела работа. Адам ковырялся в мотке кабелей, Алиса помогала мужу, подсвечивая фонариком. Дина в гордом одиночестве ковырялась в панели компьютера.

— Дина. Готово, пробуй.

Адам сумел найти одну относительно неповрежденную цепь и подал по ней питание. Пульт управления кораблем снова ожил.

— Молодец, дорогой. — В засос поцеловала его воодушевленная жена, оплетя грязные руки вокруг его шеи.

Звон аварийных сигналов и тревожно мигающих индикаторов озарили рубку. По ушам ударил вой сирены то нарастая, то убывая.

— Дьявол, — Дина ударила по клавиатуре и вой сирены стих.

— Что тут у нас? — подошел к ней Слава.

Дина очистила экран от тревожных сообщений и вывела на него схему корабля. Восемьдесят процентов корабельных помещений было отмечено аварийно предупредительным красным цветом. Почти над всеми каютами красовались эмблемы «Опасность! Вакуум!» или «Опасность! Радиация!».

— Дерьмовый компьютер! — с негодованием воскликнула Дина. — Только и может что причитать. Лучше бы открыл доступ к системе дальней связи.

Слава не отреагировал на ее всплеск.

— Дина, мне нужно точно знать какие системы еще работают? Насколько времени у нас запас кислорода, и вообще, сколько времени мы сможем продержаться?

Внезапно за бортом, что-то загремело, корабль задрожал. Минуту спустя все затихло. Слава, вцепившись в переборку, выждал какое-то время, но больше ничего не происходило.

— Что это было?

— Надеюсь, это был риторический вопрос? — Скосила взгляд в его сторону Дина.

— Мы потеряли вторую спасательную шлюпку, — неожиданно ответила Алиса, рукой указав на центральный экран.

По нему было видно, как от корабля медленно дрейфовало небольшое суденышко.

— Плохой день. — Пробормотал Адам.

— Почему у моего корабля, без всяких причин, отвалилась спасательная шлюпка? — Слава зло посмотрел на Адама. — Ты меня уверял, что крепления хорошие, когда мы их меняли месяц назад.

— Это было до того, как по нам шарахнули из лазерной пушки. — Развел руками Адам. — И притом у нас осталась вторая шлюпка. Места на всех хватит.

— Если мы тут все умрем, ты за это будешь отвечать. — Ткнул пальцем прямо ему в грудь Слава.

— Командир, я закончила расчеты.

Дина включила дисплей и на экране высветились расчеты:

«При данном потреблении кислорода времени осталось три часа сорок три минуты. Аварийного комплекта еды и воды хватит от трех до пяти дней. Из всех систем корабля в рабочем состоянии осталась система очистки воздуха».

— Ну хоть от избытка СО2 мы не умрем. — Заглянула через плечо капитана Алиса.

— Похоже, нам все же придется перебираться в шлюпку. — Резюмировал Слава.

Пора было выяснить состояние второго спасательного средства. Слава, прибыв на корабль, в первую очередь отправил Джона проверить спасательные средства и подготовить аварийные комплекты. Сам он тогда пошел выяснять состояние дел у экипажа и их корабля в компании с Адамом.

Джона они нашли, в самом что ни на есть паршивом настроении. Он только что закончил инвентаризацию припасов и теперь был готов убить кого-нибудь, кто отвечал за аварийный запас. Эта общая беда на всех кораблях. Экипажи звездолетов почему-то не верят, что им вдруг когда-то придется покидать свой корабль. И по этой причине состояние аварийных запасов обычно оставляло желать лучшего. Не обошло это и экипаж Славиного корабля.

— Всего мало, — не говорил, а рычал Джон, — заполнение не более десяти процентов. Если мы сядем в эту шлюпку, мы все мертвецы.

— Прекрасно, — фыркнула Дина.

Слава проигнорировал ее, обратившись к Джону.

— Сколько мы сможем продержаться?

— Что-то закончится раньше: вода, еда или воздух. — Развел руками Джон. — Но часов десять, двенадцать у нас будет, кэп.

Слава кивнул.

— Хорошо, это лучше трех часов. Так, все слушаем меня! Загружаемся в спасательную шлюпку, брать с собой только документы и ценные вещи, к которым я отношу только воду и продовольствие.

И поймав Джона за рукав, тихо, чтоб слышал только он, прошептал.

— И возьми пару стволов, так, на всякий случай.

Глава 4

Двое мужчин в баре разительно отличались от обычной публики. Одинаковые дорогие брючные костюмы, черные лакированные ботинки и как две капли воды одинаковые лица. Оба имели при себе оружия, характерно выпирающие из под пиджаков. Заняв одну из уединенных кабинок, отделявших их от общего зала бархатными красными шторами, они негромко переговаривались. Все завсегдатаи бара знали их как братьев Минаевых. Один из братьев, его звали Рустам, извлек из внутреннего кармана толстенную сигару. Поднеся к самому носу, он с удовольствием втянул ее аромат, потом помял в руке. Свободной рукой из другого кармана он извлек каттер — ручную гильотину с двумя лезвиями. Использовав ее, он осторожно отрезал у сигары кончик, отступив на три миллиметра от ее конца. После этого он перешел к ритуалу прикуривания. Как настоящий эксперт в этом деле он не спешил. Сменив в руке каттер на специальную турбозажигалку он включил ее. Красное яркое пламя под давлением с шипением вырвалось на свободу.

— Пора ему уже появиться, — подал голос второй брат, Иван, доставая из плечевой сумки дорогой, в золотой оправе, планшет.

Рустам важно кивнул головой, наблюдая, как поднесенный кончик сигары к пламени зажигалки начинал равномерно тлеть. Для этого эффекта он проворачивал сигару вокруг своей оси.

Бархатная шторка отошла в сторону, и к братьям присоединился третий человек.

— Добрый день, джентльмены.

По-азиатски низко покланился вошедший. Седовласый старик небольшого роста, он был явно знаком с близнецами. Не дожидаясь их приглашения, он шустро для своего почтенного возраста, уселся за стол напротив.

— Хироси, вы задержались, — высказался Иван.

— Что поделать, дела, дела, — ничуть не обидевшись, ответил старый японец.

Рустам, наконец, раскурив сигару, выпустил густое облако дыма. Сладковатый аромат табачного дыма окутал присутствующих.

— Ну, поговорим о деле.

Игорь открыл окно в своем планшете и вывел два списка товаров хранящихся на складе RG-000783. Пробежав его глазами, проверив, что все в порядке, показал его японцу.

— Правый список, те товары, что есть в списке на складе. Левый, товары, которых в списке нет. Все просто. Вы со своими людьми проникаете на склад, берете все из левого списка и тихо уходите. Нет товаров в списке, никто их и не хватится. Идеальное преступление. И за это мы с братом просим тридцать процентов.

Японец пробежался по левому списку и удовлетворенно кивнул.

— Хороший товар. Тридцать процентов. Вы всегда брали двадцать пять?

Хитро прищурившись, посмотрел он на братьев, от чего стало казаться, что, он закрыл свои и без того узкие глаза.

— Пять процентов мы должны отдать программисту, который стер товар из списков склада, — выпустив очередной клубок сигаретного дыма, ответил Рустам.

— Хорошо, договорились. — Согласился старый японец, и, достав из кармана флешку, он тут же скинул нужную ему информацию с планшета. — С вами как всегда приятно иметь дело. Перевод будет по старой схеме как всегда после реализации товара. Всего доброго.

И низко поклонившись, он вновь скрылся за шторкой.

— Хорошая сделка брат, — улыбнулся Иван, разворачивая планшет к себе.

— Это-то хорошо. — Подался вперед Рустам. — Я больше переживаю за наши спутники. Не нравиться мне этот Слава, где ты только нашел его.

— Нам его порекомендовал надежный человек, которого мы знаем не первый год, брат.

Иван несколькими ударами по экрану своего планшета открыл окно с характеристикой капитана Славы Филатова, передав планшет брату.

— На, ознакомься.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 120
печатная A5
от 584