электронная
180
печатная A5
374
18+
Звезда №13

Бесплатный фрагмент - Звезда №13

повесть

Объем:
200 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-7960-2
электронная
от 180
печатная A5
от 374

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

…Экое странное дело, братцы —

Мне даже немного жаль

Белую звездочку номер тринадцать,

Вплавившуюся в дюраль…

Олег Медведев

1

Дверь грязного парадного на задворках Воровского квартала гнусно заскрипела. Неоновый фонарь с разбитым стеклом, через которое проглядывали светящиеся волокна, свешивался на драном шнуре над самым подъездом. Осколки, грязь, сырость… Это жуткое место не идет ни в какое сравнение с той частью квартала, где обычно бывают люди с деньгами. Конечно, через несколько домов начнется бедный район, но там вообще не стоит показываться в одиночку — только в друзьями, которые смогут при случае объяснить, кто здесь свой, а кто чужой… Да, сюда что с деньгами, что без них лучше не соваться — прикончат, и не найдет потом никакая полиция. Даже Организация не в состоянии выкопать труп из этих трущоб. Здесь и крысы-то водятся не во всех помойках: жрать им, беднягам, нечего…

Двое охранников в безукоризненных черных бронекостюмах, с внушительными кобурами на поясе окинули взглядом подворотню. Один из них поморщился.

— Что за место?.. Я даже на тренировках сюда не заглядывал…

— Правильно делал, — сплюнул другой, с надеждой оглянувшись на черный лимузин на другой стороне «улицы», а на деле — узкой полоски истерзанного грунта с двумя колеями, полными жидкой грязи. Он брезгливо стряхнул с ботинка что-то липкое и зловонное. — Век не отмоешься после этой поездочки! Как будто из «очка» вылез. Надо мной все девчонки в «Шоу-бой» будут смеяться.

— Извини, приятель, — пожал плечами первый. — Нас наняли, нам за это деньги платят, так что наше дело — не рассуждать, а работать.

— Работа, работа… — ворчал его напарник. — Все рехнулись с этими убийствами! Что они, в самом деле, места поприличнее найти не могли для встречи?

Время шло, никто не открывал на настойчивый, пусть даже десять раз условный стук.

— Эй, донна, не выйдет никто! — бросил наконец первый охранник. — Пора ехать отсюда, пока нас не прикончили!

Фигура в дорогой черной накидке от дождя (какая-то дрянь сегодня весь день сыпала сверху в этой части города — не иначе из Мертвой зоны принесло очередную пакость) обернулась и покачала головой. Это была молоденькая женщина, светловолосая, довольно привлекательная. Те, кто вращался в «денежных» кругах, безошибочно угадали бы в ней донну Кэш, единственную дочь «Крестного отца» Кэша, миллионера и подпольного торговца оружием.

— Надо подождать. Может, еще выйдут. Думаю, они просто напуганы не меньше нас.

— Да мы сдохнем раньше… — начал было второй, но тут дверь с мерзостным скрежетом отворилась. Наружу выглянул молодой человек, одетый слишком опрятно для здешних мест. Внешне он ничем особо не выделялся бы, если бы не его манера держаться и холодок, которым веяло за милю (не спасала даже дружественная улыбка из-под скрывавших почти все лицо темных очков).

— Сталкер, — недовольно проворчал кто-то из охранников. — Черт подери, неужели донна Кэш настолько глупа, что ради собственной безопасности собирается нанимать Охотника?!

— Как вариант… — пожал плечами второй. — Хотя, может, это… гм, заказ «другого плана»…

— Это уже понятнее…

Тем временем молодой человек, видимо, узнал гостью и сделал приглашающий жест.

— Добро пожаловать, донна Кэш.

Женщина шагнула в темноту проема, дверь за ней с лязгом захлопнулась, и повисла ужасающая тишина. Охранники недоверчиво переглянулись: если их хозяйку прикончили там, за дверью, они могут вообще об этом не узнать. Наилучшим вариантом было бы сразу сообщить, куда следует, но им велели ждать. Поэтому они забрались в лимузин, мечтая укрыться от дождя и уличной грязи.


Дэлле Кэш и самой было не слишком-то уютно в этой грязной зловонной дыре, особенно когда дверь захлопнулась за ее спиной, и они со спутником оказались в полной темноте. Сейчас любому ничего не стоило напасть на нее сзади — она даже не смогла бы вовремя среагировать, не то что сопротивляться. Идеальное место для заказного убийства…

Где-то рядом чиркнула зажигалка, слабенький лучик, исходивший от крохотной лиловой ниточки, осветил лицо юноши. Теперь гостья заметила, что он значительно старше, чем казался издали, да и вообще мало похож на того человека, с которым ее свел один приятель в квартале Воров. Тогда он был моложе, ниже ростом и «ухоженнее», что ли… хотя, может быть, это просто эффект света или очередная охотничья штучка (Норман был сталкером со стажем, немногие мальчишки доживали до этого). Они договорились в баре о встрече… Мда, не знала она, что встреча будет происходить в этом затхлом месте… Впрочем, не она заказывала званый ужин — в противном случае выбрала бы что-нибудь поприличнее.

Впрочем, донне не следовало выказывать раздражение, а уж тем более — страх. Это было нормально для избалованной девчонки из семьи бизнес-воротилы, но никак не для наследницы главы клана. Так что она вновь нацепила опротивевшую ей маску холодной невозмутимости. Дэлла вообще отличалась редким прямодушием и естественностью в поведении, и гораздо комфортнее чувствовала себя не дома, среди ей подобных, а в компании молодежи из соседних кварталов, когда они гоняли по темным улицам или сидели в баре… хотя «вести себя правильно» ее научили, и владела она этим умением просто великолепно. В темноте коридора Норман усмехнулся:

— Не отпало еще желание подниматься наверх, а, донна?

— Нет, — холодно отрезала она, одарив собеседника надменным взглядом.

— Что ж, тогда идем, — он направился к лестнице, освещая дорогу зажигалкой — скорее для нее, нежели для себя самого. — Вам повезло: Охотники далеко не всегда соглашаются встретиться с клиентом лично…

При упоминании об Охотнике Дэллу передернуло. Конечно, она ждала этого момента: она прекрасно понимала, что он — единственный, пожалуй, кто способен помочь в этой ситуации, но… слишком сильны были детские страхи и предрассудки, которые вколачивали в нее с младенчества. К тому же — как с ним говорить? Или Норман скажет все за нее? Она в своей жизни заключила не один контракт, но ей еще ни разу не приходилось договариваться о чем-то с Профи. Лучшее, что он может сделать, как она слышала — это отказать, об остальном даже думать не хотелось.

Она несколько раз видела Профи издали, то в баре, то на улице. Они всегда были одни, ни к кому не подходили и ни с кем не заговаривали, к ним же подойти попросту боялись. Даже забыв дома часы, человек предпочитал опоздать из-за невозможности узнать точное время, чем просто подойти к Профи на улице и узнать такую мелочь.

Дэлла не понимала, как можно так жить. Проведя всю сознательную жизнь в клане, она прекрасно осознавала, что такое одиночество и чем это грозит. У нее, правда, пару лет назад завелись друзья, с которыми она виделась время от времени… а эти-то были совершенно одни. Как они до сих пор не померли со скуки, она себе не представляла. Но ведь не померли же!

Норман, шедший впереди, остановился в полумраке лестничной площадки третьего этажа. Здесь воздух был не такой затхлый, как внизу, но все равно сырой и нечистый. Огонек зажигалки расплывался и подмигивал во мраке. Неужели Профи живет здесь, в этой дыре?! Да нет, вряд ли, — скорее всего, это какая-то явочная квартира.

— Здесь живу я, если вас это интересует, — неожиданно проговорил Норман сквозь занятые сигаретой зубы, перехватив ее брезгливый взгляд. — Точнее, не то чтобы живу — наведываюсь изредка цветочки полить. В этой квартире раньше жили мои родители. Конечно, здесь грязно — зато безопасно.

Он перестал возиться с замком и толкнул дверь. Когда включился свет в коридоре, квартира, хотя и очень маленькая, оказалась на редкость приятной и уютной, не в пример дому и подъезду. Норман провел гостью в единственную комнату, а сам направился в кухню, откуда вскоре донеслись шум воды и легкое шипение.

— Извините, что не королевский прием! Вина и устриц не будет! — крикнул он с кухни. — Но в такую погоду от крепкого чая еще никто не отказывался.

— Ничего страшного! — со смехом отвечала Дэлла. — Это даже хорошо.

— Потому что лучше, чем ничего?

— Потому что не так надоедает!

Дэлла бродила по комнате, с задумчивым интересом разглядывая каждую мелочь. Она ни разу не бывала в гостях у своих приятелей из рабочего квартала и не имела даже смутного представления об их жизни. Девушка вовсе не питала иллюзий на сей счет, но квартирка Нормана ей понравилась. Тонкие белые жалюзи на окнах, кровать в нише, откидной стол, пара кресел, еще одна ниша для вещей — здесь не было ничего лишнего. Даже книги, высящиеся на полу здоровенными кипами, были аккуратно разложены по тематике. На столе громоздился ноутбук и валялся небрежно брошенный тренировочный пистолет без обоймы.

— Норман!

— А?

— Скоро он придет?

Возникший в дверях комнаты сталкер методично расправлял закатанные до локтя рукава.

— Придет, когда сочтет нужным.

Дэлла вопросительно уставилась на весело усмехающегося собеседника.

— Что ты хочешь этим сказать? Что он вообще может не появиться?

Улыбка Нормана стала еще шире.

— Может.

Дэлла выругалась. Несмотря на происхождение, ругалась она не хуже портового рабочего, вворачивая порой словечки, каких не позволил бы себе даже в стельку пьяный грузчик, которому наступили на ногу подкованным солдатским сапогом.

— Он Профи, — с беззлобным смехом пояснил сталкер. — Эти, как кошки, ходят как хотят и где хотят… А поди их заставь! Подозреваю, что он и с вами-то встретиться согласился только для того, чтобы рассмотреть поближе, а вовсе не из большого уважения или желания заработать на контракте… Но, думаю, все ж таки явится: он пообещал. А эти если обещают… — Норман многозначительно закатил глаза. — Так что не извольте беспокоиться, — он отвесил легкий церемонный поклон и добавил уже своим нормальным голосом: — Чаю хотите?

— Не откажусь… да еще в такую-то погоду!

Норман молча кивнул и скрылся в кухне. Дэлла закусила губу от досады. Может и не прийти! Ради чего тогда она так рисковала, шляясь по подворотням? За кого он себя принимает?!.. Ясное дело, за Охотника! Так что же, если он — Профи, значит, ему все дозволено?

Ход ее мыслей прервал странный стук, донесшийся со стороны коридора: один удар, пауза и три быстрых, потише — при этом настолько небрежный, что его даже сложно было назвать условным сигналом. Дэлла насторожилась. Норман выскочил из кухни, как пробка из бутылки, и рванулся к двери, на ходу вытирая руки о рубашку.

— Это он, — торопливо сообщил он Дэлле. — А вы беспокоились, что не дождетесь…

Дэлла задержалась на пороге комнаты, откуда было хорошо видно все, что происходит снаружи. Молодой сталкер щелкнул замком и осторожно открыл дверь. Сначала ничего не было видно, потом в полосу света, падающую из коридора, шагнул человек. Он был среднего роста (примерно как Норман или даже чуть ниже, хотя, может быть, так казалось из-за его привычки ходить пригнувшись, как кошка на охоте), хорошо сложен, с приятным лицом. Его вьющиеся темные волосы намокли и спутались, внимательные голубые глаза насмешливо-оценивающе смотрели на мир из-под густых бровей. Одет он был просто и неброско: черный костюм, куртка нараспашку, высокие ботинки… впрочем, под курткой угадывались очертания кобуры, и даже не одной.

Гость шагнул в квартиру, даже не обратив на Дэллу внимания, пожал руку Норману и кивнул, чтобы тот запер дверь. Он снял куртку и забросил ее на вешалку, а девушка смогла сама убедиться, что не ошиблась в наличии у него оружия — разве что в его количестве. Скинул ботинки, поставил их сушиться к обогревателю, и только теперь, выпрямившись, заметил ее присутствие. Пристальный взгляд пары серых льдинок впился в ее лицо, заставив Дэллу вздрогнуть — мало кто в состоянии был выдержать взгляд Профи. Она попыталась отвести глаза и поняла, что не может этого сделать. Это злило, но именно злость придала ей смелости.

Охотник не мог этого не заметить. Улыбка, зародившаяся в глубине глаз, скользнула вниз по лицу, губы его дрогнули под узкой щеточкой усов, но не насмешливо, а даже приветливо.

— Донна Адэллаида Карина Сильвия Кэш?

— Дэлла, — вежливо поправила она. — Мое имя слишком длинное для того, чтобы произносить его целиком.

— Как вам будет угодно, — снова усмехнулся Профи. Держался он довольно непринужденно и раскованно, но это не могло скрыть его сущности. Общение, которое постоянно держит нервы в напряжении, уж никак не назовешь приятным. — А я просто Айвес Морган.

Да уж, неожиданность на неожиданности! Ну и денек! Неужели ее угораздило познакомиться с самым знаменитым из Охотников? Знаменит он был также и тем, что слишком часто отказывал желающим в заключении сделок. У него были свои, никому не понятные принципы, которых он придерживался весьма ревностно. Впрочем, чтобы понять Охотника, надо самому им сделаться…

— Мистер Морган…

— Айвес, — вежливо поправил ее Охотник, проходя мимо нее в комнату и располагаясь в одном из кресел. — Давайте уж совсем без формальностей. Я тоже терпеть их не могу.

Он неторопливо достал сигарету, придвинул пепельницу, чиркнул зажигалкой, затянулся… Потом кивнул гостье, предлагая составить ему компанию. Нельзя сказать, чтобы Дэллу это устраивало: она с детства терпеть не могла дым и даже отцу не позволяла курить в своем присутствии, но предпочла не спорить с хозяином положения. Она молча опустилась на подлокотник другого кресла, подальше от синеватых облачков, дрейфовавших по воздуху в направлении окна, и продолжила сверлить глазами гостя. Норман — единственная и последняя ее надежда на поддержку — куда-то подевался.

Довольно долго Охотник в задумчивости смотрел куда-то в сторону, потом, не поворачивая головы, спросил:

— Так зачем вы меня вызвали… Лада?

Он выпустил в воздух колечко дыма. Дэлла вздрогнула: мало кто позволял себе употреблять это сокращение — тем более при посторонних. Это было семейное прозвище, так ее звали отец с матерью… и троюродный брат, когда они еще были в нормальных отношениях, и он не пытался с ее помощью претендовать на место отца в клане. Впрочем, совершенно бессмысленно выяснять мотивацию Профи — как и с ним спорить. Лада так Лада.

— У меня есть к вам предложение, — как можно спокойнее и ровнее заговорила она. — Работа.

— Сколько?

— Довольно дорого… Не скажу «сколько запросите» — это было бы некорректной формулировкой и означало бы, что я или понятия не имею о ваших ценах, или пытаюсь любой ценой заполучить себе такого кадра.

Профи ответил едким смешком, ухмыльнувшись одной половиной рта, из-за чего шрам на левом виске стал еще заметнее. Шрам этот выглядел совсем свежим.

— Сразу видно — донна из влиятельного клана… — не без тени ехидства заметил он. — Сколько вам лет, позвольте узнать?

— Двадцать два, — не задумываясь, ответила Дэлла прежде, чем успела сообразить, какого черта он, собственно, спрашивает.

— Вы очень молоды. Будет невесело, если какой-нибудь идиот, скажем, перережет вам горло в подворотне, правда?..

При этих словах он повернулся и снова впился в нее внимательным взглядом, но несмотря на усмешку на губах, Дэлла почувствовала, что говорит он сейчас совершенно серьезно.

— Может быть, — пожала плечами она, стараясь всем своим видом показать равнодушие. — Но, так или иначе, сейчас это не важно. Дело в другом…

— А в чем, позвольте узнать?

Дэлла поняла, что если Охотник уже не знает досконально, с какой целью она явилась (видимо, Норман «доложил по начальству», больше некому), то догадывается. Так что вилять смысла не было. Но при всем при этом девушка сознавала, что понятия не имеет, как вести с ним разговор… Он играл с ней, как кошка с пойманной мышью, испытывал, просвечивал насквозь, словно рентгеном. Ощущение было не из приятных. В голове вспыхнула мысль: а что если ее уже кто-то заказал?.. Но бояться было поздно — если это так, Охотник может убить ее в любую секунду, не сходя с места. То, что он пока этого не сделал, позволяло слабо надеяться, что этого и не произойдет — по крайней мере, сегодня.

— Вы даже не побоялись прийти ко мне, Лада, — продолжал он задумчиво, откинувшись на спинку кресла и глядя куда-то сквозь противоположную стену. — Это наводит на определенные мысли… Либо вам не занимать смелости, либо дело настолько серьезное, что вы позволили себе рискнуть жизнью, чтобы поговорить со мной… либо и то, и другое. Я прав?

— Да, — кивнула Дэлла. — Другое — в большей степени. Положение действительно отчаянное. Я не знаю иного выхода, кроме как обратиться к Профи.

Охотник снова усмехнулся, не поворачивая головы.

— Сперва об оплате. Вы знаете цену?

— Норман сообщил мне.

— Чем намерены платить?

— Деньгами в любой валюте. Можно кредитом.

Охотник снова повернулся к собеседнице, и Дэлла невольно подумала, что лучше бы он и дальше разговаривал со стенкой.

— А кроме денег?

Она нервно сглотнула, сжала пальцами углы кресла. Охотник снова усмехнулся, на этот раз ободряюще — видимо, и в самом деле не желал ее пугать, просто проверял. Только вот непонятно — зачем?

— Не беспокойтесь, донна, то, о чем вы подумали, я могу найти в любом баре в Воровском квартале. Вам не хуже моего известно, что там есть все: выпивка, девочки, кости… только чем старше я становлюсь, тем меньше меня все это интересует: видимо, все мы на старости лет делаемся отшельниками.

— На… старости?

Охотник рассмеялся.

— Неужели вы думаете, Лада, что мне действительно столько лет, на сколько я выгляжу?

— Нет, не думаю, но…

— Вот именно, — Айвес поднял палец вверх, — так что не пытайтесь понять, что мы есть, подходя к нам с общей меркой.

Дэлле очень хотелось съязвить в ответ на эту нравоучительную фразу, но она удержалась.

— Ладно, — голос Охотника вдруг стал серьезным: видимо, ему надоело играть. — Что за работа?

Дэлла задумалась. Как ему-то это объяснить? Он — не парень из клана, не охранник, не человек с улицы… он вообще не похож ни на кого из ее знакомых. Но к чему хитрить, когда он и так видит ее насквозь?

— Наверняка вы слышали об этих жутких убийствах…

— Меня уже не раз спрашивали об этом. Это не моя работа, и я не знаю, чья. Дальше?

— Мы думаем, что это тоже Профи, но не один из вас…

Айвес насмешливо взглянул на собеседницу, отложив пачку сигарет, которую только что собирался вскрыть.

— Это как?

— Слишком умело работает… но ни на одного из вас не похоже. Либо это новичок, либо — сумасшедший, больше некому. При этом кто-то явно не желает, чтобы мы докопались до истины. Многих уже убили, не хотелось бы всем пропасть за просто так… От него не спасают ни деньги, ни охрана, ни стены, ни игра в прятки — ничего.

— Я не частный детектив. Обратитесь в сыскное агентство.

— Я не о том, — помотала головой Дэлла, отчего орехового цвета волосы рассыпались по плечам и упали на лицо — пришлось их снова поправлять. — Никто не может лучше защитить от Профи, чем сам Профи.

Айвес многозначительно ухмыльнулся и покачал головой.

— Ах, вот вы о чем!.. Я не охранник, донна, я Охотник, вам это известно?.. Норман! — крикнул он в кухню, откуда доносилась тихая музыка, которая, впрочем, тут же стихла. — Норман, ты кого привел?! Этой милой барышне надо было обратиться в охранное предприятие, если ей не хватает тех головорезов в костюмчиках там, на улице!.. Леди, боюсь, вы ошиблись дверью. Я этим не занимаюсь.

В груди Дэллы закипал праведный гнев. Мало того, что этот тип над ней издевается, так он еще и выставил ее на посмешище. Нет, это уж слишком! С нее довольно! Она поднялась на ноги и как можно спокойнее произнесла:

— Я так понимаю, это отказ?

— Правильно понимаете, милочка, — усмехнулся Охотник. — Что-нибудь еще?

— Нет.

Гнев схлынул, уступив место страху, граничившему с отчаянием. Куда ей теперь деваться? Осталось только самостоятельно подыскивать себе место для могилы, ведь этот жуткий убийца рано или поздно доберется и до ее семьи, друзей, до нее самой, в конце концов, как бы там хорошо ее ни охраняли. Что же делать? Идти к другому Профи? Наверняка ответ будет тем же…

Отказал! Она с досады искусала губы до крови. Но почему? Нет, Охотник, конечно, прав — он не охранная фирма и не бюро расследований, но… Она ведь пришла сюда не ради забавы, а просить помощи. Ребята говорили ей, что несмотря на все эти жуткие слухи, Профи — такие же люди, у них тоже чувства есть, хотя они их и не показывают. Может, она не так просила?.. Но что теперь говорить — поздно уже!

— Норман, проводи гостью, — махнул рукой Айвес, вытаскивая очередную сигарету. — Потом поднимись на минуту, мне надо будет кое-что тебе сказать. После можешь идти домой: этим вечером тренировки не будет.

Норман кивнул и сделал знак гостье. Дэлла и сама без него понимала, что делать ей больше здесь нечего. Она молча приняла из рук спутника плащ, который, к счастью, уже успел высохнуть, и вышла следом за ним.

На лестнице, едва закрылась дверь, Норман принялся извиняться.

— Я не думал, что так выйдет… к тому же он сам сказал, что будет говорить с вами лично. Обычно он по всем поручениям меня гоняет, а здесь… Черт его разберет, донна, если уж начистоту…

Дэлла отмахнулась от него, как от мухи.

— Бросьте, Норман. Нет ничего глупее, чем извиняться за то, в чем ты не виноват. Так или иначе, спасибо за услугу.

Норман проводил ее взглядом до автомобиля и захлопнул дверь парадного. Ему было жаль девушку и даже как-то стыдно, что Айвес так с ней обошелся. В сущности, она ведь просто просила помочь. Он молча поднялся обратно на этаж с твердым намерением уговорить Охотника согласиться на ее предложение… хотя бы частично.

Когда он вошел в комнату, Охотник сидел в кресле все в той же позе, дымя сигаретой, будто бы каким-то неведомым способом заставил время застыть — только количество пепла говорило об обратном.

— Уехала? — спросил он, как обычно не оборачиваясь.

— Угу.

— Интересная штучка… — задумчиво протянул Айвес. — Знаешь что, свяжись-ка с ней. Я знаю, что тебе этого хочется — ты сейчас с этой мыслью вошел. Думал разубедить меня… Можешь сказать, где я живу, я не против. Только если сам посчитаешь нужным, а не по моему слову. Понял?

Норман только покачал головой.

— Она больше не обратится к вам. Что толку делиться с ней чем-то, если она не придет?

— Придет, — уверенно возразил Охотник.

— Она слишком гордая.

— У нее нет другого выхода, мальчик, — Айвес редко говорил назидательным тоном — только если требовалось доказать некоторым не в меру ретивым свое превосходство по части жизненного опыта.

— Хорошо, я передам, — повиновался Норман, вздохнув. Дэлла ему понравилась еще при первой встрече, а сейчас, когда он увидел ее вблизи — тем более, но он прекрасно осознавал свои шансы.

— Не знаю, соглашусь ли я, — продолжал Охотник, — но посоветовать кое-что могу. Есть еще ты, к примеру. Да-да, парень, ты! И не смотри на меня, как мышь на истребитель. Тебе давно уже пора становиться Профи, а ты все предпочитаешь пустышки сосать! Понимаю, это проще. Но ты уже взрослый… — он вздохнул и, как показалось его собеседнику, даже слегка улыбнулся. — Она ведь тебе нравится, да?

Норман предпочел не отвечать: все равно Айвес знает все не хуже него, так зачем же лишний раз подставляться? Не то чтобы тот стал упрекать его или высмеивать — просто не хотелось заводить об этом разговор.

— Будь осторожен. Она не просто дочь одного из самых влиятельных донов — она еще и из самой жестокой семьи. Я бы не стал питать иллюзий насчет того, будто она на них совершенно не похожа.

— Я понял. Приму к сведению, — мрачно отозвался Норман, кусая губы. Он не хуже Айвеса знал, что с ремеслом Охотника нечего и думать о семье.

Охотник еще никоторое время молчал, потом неожиданно заговорил — видимо, это просто была мысль вслух:

— А она красивая…

Норман хотел пропустить фразу мимо ушей, но она почему-то запала ему в память. Трудно сказать, зачем Айвес сказал это: но совершенно точно, он сделал это намеренно. Подобные ему ничего не говорят случайно и просто так, ради сотрясания воздуха — они лучше промолчат. Но какой именно смысл он вкладывал в эти слова, так и осталось загадкой.

2

После повторного звонка, отозвавшегося сварливым эхом, все-таки открыли. Сквозь дверной проем за обшарпанной дверью, выходившей на грязную лестницу, просматривалась довольно приличная и уютная квартирка. Создавалось впечатление, что владелец просто не желал, чтобы кто-то вторгался в его крохотный рай.

Район, где он обретался, граничил с трущобами, но стать оными еще не успел. Здесь проживали люди среднего достатка (а также чуть ниже среднего, но не за чертой бедности). Хоть он и обитал здесь дольше всех, вместе взятых (и правда, никто не помнил, когда именно этот тип сюда переехал), все равно всем, и себе в том числе, казался приезжим. Он ни с кем не водил знакомств, лишь изредка здоровался с примелькавшимися соседями. Если его вообще встречал кто-то из местных, то исключительно за одиноким шатанием по улицам, сидением на подоконнике свесив ноги наружу и куря сигареты (дорогие, заметим) или копанием в собственной машине. Обычно он просто ни с того ни с сего срывался с места и уходил неизвестно куда, и никто не мог сказать наверняка, когда он возвратится.

Сейчас этот самый таинственный владелец квартиры стоял на ее пороге, небрежно держась на притолоку левой рукой с дымящейся сигаретой в пальцах, а правую недвусмысленно опустив на пояс, где подозрительно оттопыривалось что-то, похожее отдаленно на замаскированную кобуру. На первый взгляд ему можно было дать лет двадцать пять, максимум — двадцать семь. Он был довольно красив: короткие темные кудри, чуть смугловатая кожа, внимательные серые глаза, которые имели странное свойство менять цвет в зависимости от настроения. Картину портили разве что два небольших, но жутковатых шрама — на лбу и левом виске…

…Правда, сейчас вид у молодого человека был лениво-заспанный: теплая домашняя рубашка вылезала из-за пояса, волосы были приглажены кое-как, наспех, ноги босые — но вряд ли стоило проверять, так же ли он рассеян на самом деле. Гостю он явно был не рад, на лице читалось: «Ну, что еще вам от меня надо? Зайдите позже!» — хотя по всему было видно, что он ждал их появления. Он холодно смерил вошедшего равнодушно-ироничным взглядом и слегка кивнул: это у него заменяло и приветствие, и вопрос — что, собственно, от него требуется?

Посетитель — мужчина средних лет, чуть лысоватый, крепкий, явно не из низов и даже не из середняков общества — все еще опасливо косясь на хозяина квартиры, сунул руку на пазуху и извлек толстую папку.

— Есть работа, Айвес.

Владелец квартиры даже не пошевелился — только приподнял левую бровь в знак насмешливого удивления.

— Ты сколько угодно можешь говорить, что завязал, — продолжал мужчина. Для стороннего наблюдателя разговор напоминал скорее монолог без слушателя, но на деле все обстояло иначе. — Тебе нужна работа, а я знаю, где ее можно найти. Твой сталкер, Норман, сказал, как на тебя выйти. Я привез тебе два контракта.

Даже реальные штатные агенты Организации знали, почему не стоит спорить с Охотниками и чем обыкновенно заканчивают такие вот смельчаки. Гость агентом не был — разве что периодически «постукивал» на своих ближних, поэтому ему такое было опаснее вдвое. И он это понимал. Но Охотник по-прежнему не шевелился и хранил молчание. Мужчина раскрыл папку и извлек небольшое фото, которое тут же протянул Охотнику. Рука его заметно дрожала, хотя он и старался выглядеть спокойным, даже веселым.

Айвес молча взял фото, скользнул по нему взглядом. На лице его появилось странное выражение, он коротко, едко усмехнулся и вопросительно взглянул на собеседника.

— Дочь магната Кэша, ты, наверное, знаешь ее. Слишком часто лезет не в свое дело и многовато места занимает на папочкином тепленьком местечке. Я бы и сам с ней справился, но популярность и всякое такое… К тому же ее нехило охраняют. Кэш в свое время нанимал лучших среди лучших… Нужно, чтобы она перестала совать свой нос в чужие дела. Лучше бы ей вообще… гм… исчезнуть. Плачу наличными. Насчет цены…

— Понял. Второй?

Это были первые слова Охотника за все время их беседы. Голос его звучал устало, в нем сквозило сонное раздражение, хотя и очень легкое, но это уже наводило на мысль, что лучше бы гостям поскорее отсюда убираться. Сердить Охотника было слишком опасно — на это не решались даже самоубийцы.

— Второй… — мужчина замялся. — Тебе также должно быть известно об убийствах. Многие наши сыщики уже погибли, пытаясь найти этого чертова мясника. Вы, Профи, наверняка что-то знаете или просто сможете помочь найти его. Понимаешь ли, по профессионализму…

— Это не один из нас, — снова оборвал его Айвес. — Я уже говорил.

— Тогда… тогда, может быть, ты поможешь нам его найти?

Повисла пауза. Охотник впился внимательным взглядом в лицо собеседника, долго смотрел на него вот так, в упор, потом, заметив на лице того плохо скрываемый страх, усмехнулся.

— Конечно, это не мое дело… — протянул он, выпуская в воздух тонкую струйку дыма. — Но я подумаю. Приходите дня через три, не раньше — тогда я назову цену… Что же касается первого предложения… — он еще раз полузадумчиво взглянул на фото, потирая подбородок. — Обратитесь к кому-нибудь еще. Или дождитесь, когда этот ваш потрошитель до нее доберется. Я не занимаюсь убийством женщин.

Он протянул фотографию обратно, всем своим видом показывая, что время, отпущенное на аудиенцию, вышло. Гости направились к лестнице, но заказчик вдруг обернулся к еще маячившему в дверях Охотнику:

— Подумай, Айвес, это хорошие деньги.

Айвес пробормотал что-то вроде: «А пошел ты со своими деньгами…» и захлопнул дверь, словно это был не богатый клиент, а прокаженный сектант, предлагающий вступить в ряды их нового религиозного движения — после Темных времен их расплодилось немеряно.

Уже в квартире он прислонился к двери и хмыкнул. Ну и денек! Сперва эта девица-мафиози пыталась уговорить его вступить в игру, теперь — ее заклятые дружки… Если так пойдет и дальше, к нему скоро завалится сам генерал — шеф Организации. Впрочем, как ни странно, история с донной Кэш его заинтересовала… исключительно с точки зрения стороннего наблюдателя. Почему бы не позабавиться, в самом деле? Что он теряет? А деньги и правда хорошие. Эх, давно он не разминался! Так ведь и запаршиветь недолго, не то что форму потерять!..

Он побрел в кухню, подошел к окну. На улице вечерело, зарядил мелкий дождик… Почему-то Охотнику показалось, что встреча с этой молодой донной для него не последняя, что она от него не отцепится, пока не добьется своего… Что ж, он подождет, понаблюдает, пока события не коснутся его самого…


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 374