электронная
144
печатная A5
308
18+
«Зову жить по-божески!»

Бесплатный фрагмент - «Зову жить по-божески!»

Объем:
68 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-9024-9
электронная
от 144
печатная A5
от 308

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

1. Прелюдии к финансовым увертюрам

«А не слишком ли ударилась Великая наша страна — в праздность великую? И впрямь: зачем теперь труд с рабочими местами, если вокруг — толпы личных и частных кредиторов и инвесторов, с прибыльными возвратами и благими пожеланиями: «не хотите ли всего за пять минут стать миллионерами», а то и миллиардерами? И с лучезарным смехом, якобы, продлевающим жизнь.

Но это если и смех, разумеется, всю жизнь продлевать! А он имеет обыкновение сменяться страхами ночей — за редким исключением сохранять смешное вплоть до золочёных унитазов, с целой толпой наёмных холопов и холопок, уже балдеющих от предвкушения свободного мани-опия.

А, главное, (если по мнению очередной «звезды» от шоу-биза) — за такие-то деньжищи почему бы не открыться — как долго и каким был подлецом

(«…» Здесь и далее — прим. автора).

Российские денежные проблемы 90-х свелись, в сущности к попыткам банальной смены всего отечественного на зарубежное, с обеспечением российской прибыли в зарубежье, с естественной убылью из отечественного капитала, из карманов россиян и из их безопасности от нашествия зарубежного импорта.

Однако, под настырной приватизацией скрывалась совсем иная, чем оздоровление «никудышной» советской экономики, задача: преждевременный перевод мощнейшего индустриально-промышленного и аграрного комплекса страны на пост-индустриальную основу, с естественным прдпочтением доходов от свободной продажно-покупной коммерции (спекуляции) услугами, товарами и деньгами.

А учитывая прежнюю ставку на трудовой пролетариат в деле преобразования монархической государственности на общенародную — предпринимательское дело в индустриальной экономике оказалось тогда, мягко говоря, не в особом почёте.

Хотя позитивный смысл предпринимательства был очевиден и для государства. Но лишь при условии неприятия эгоистической выгоды из того, что стало принадлежать коллективу, стране и всему народу.

К слову сказать, любой пролетарий, как индивид, в той или иной мере обладающий мыслительой деятельностью — переставал быть обладателем только физического труда.

И в той или иной степени способностей — становился предпринимателем в тесной увязке индивидуальной умственной деятельности с физическим трудом.

Так что весьма спорным является распростанённое убеждение марксистов в том, каким путём предпочтительнее социализировался человек — трудом или предваряющей мыслительной деятельностью (предпринимательством).

Но в любом случае — как физический труд явился и созидательным и разрушительным, так и предпринимательская инициатива оказалась далеко не только созидательной.

Для примера хватит и нескольких, достаточно типичных бизнес-деяний: на частной раскрутке денежной инфляции; на свободном перемешивании преступных денег через одну и ту же официальную банкноту; на отмывании преступных денег товарами и продуктами, производимых чужими руками через свободный международный рынок.

Однако речь не об извращениях вальяжного бизнеса, а о том, почему и к добропорядочному предпринимательству столь поверхностное и прямо халатное отношение, которое так часто оборачивается убытками с напрасной тратой времени, сил и средств?

Наверное, есть в таком предпринимательстве очевидные подвижки и успехи, вроде небывалых прежде урожаев.

Но трудно даже представить себе, насколько урожаев может собираться больше — не терпи по всей стране убытков, с напрасно потерянными временем, силами и средствами — только из-за того, что увлечённые одной лишь идеей желанной выгоды, в предпринимательство бросаются как в омут с головой, не имея прочных знаний и опыта хотя бы по ведущим экономическим, финансовым и юридическим основам. Не считая так неободимой волевой устойчивости в конкурентной борьбе и знаний психологии своей и в отношениях с другими.

2. О выгодном существовании

«Вербальная (словесная) сущность материального мира — есть не случайная, а принципиальная демагогия в науке, политике и бизнес-предпринимательстве, вплоть до подтверждения слов практической деятельностью».

Очевидно, речь о таком, которое выделяется на общем фоне человеческого бытия извлечением максимально возможной пользы из бытия — для собственного здоровья, безопасности, свободы и иных гарантий (условий) для постоянного роста, развития и процветания.

Вообще-то говоря, извлечение пользы для каждого живого организма заложено самой природой и начинается от самого рождения — известным врождённым инстинктом систематического потребления питательной энергии. Но осознанное решение этой проблемы приходит только с развитым мышлением или рассудком (разумом).

Что и означало переход не только к разнообразию способов извлечения выгоды для каждого, но и заставило задуматься над вопросами: что за источники, из которых она извлекается, не наносит ли твоя выгода ущерба окружению и как успешнее и перспективнее справляться с поддержанием здоровья, безопасности и свободы — в одиночку или совместно с другими, с которыми (хочет кто этого или нет) придётся шагать по жизни.

И тогда появилось понятие о взаимовыгодных отношениях с взаимовыгодным существованием. Простейшие примеры: — не только вырубать лес на пользу человеку, но и немедленно обеспечить вырубленные места новыми саженцами. Взаимовыгодно обмениваться тем, что производишь (имеешь) — с теми, у кого этого недостаёт, но готовы обменяться на собственно произведенное (имеющееся) в излишке. Не только коптить небо вредными отходами, но и внедрять технологии очистки неба от вредных отходов.

Другой пример, когда одни готовы по своей профессии строить жильё, в том числе и для педагогов (медиков, энергетиков, коммунальщиков и т.п.), а эти в обмен — учат, лечат, обеспечивают светом и теплом, обслуживают жилищную инфраструктуру и т. п. И так по каждой профессии, и лишь окончательным приведением к равно-взаимной выгоде посредством денежных расчётов. Для стартового начала дальнейшего развития — вполне приемлемо. И «цивилизованный» Запад начинал когда-то не с небоскрёбов и далеко не по божественным заповедям.

Кстати, до сих пор живуча инсинуация про мизерные советские зарплаты и пенсии, котоые на самом деле не учитывали солидной стоимости всех направлений социального развития, предоставляемых каждому в натуральном виде из общественных, собственно зарабатываемых фондов. Вот только для расчёта пенсий по новому реформаторскому закону — оставили только мизерную зарплату.

К тому же товарно-денежный обмен далеко не адекватен: покупая товар лишь расширяешь комфорт, на деньги же приобретается всё, включая свободу, власть и самих людей.

=====

Зависимость от людей, в сущности, определяется требованием подчинять себя общечеловеческим нормам и правилам, за нарушение которых в светских обществах установлена персональная ответственность различного рода, вплоть до лишения свободы и даже самой жизни.

Совсем другое дело — зависимость от денег, предоставившая возможность и без соблюдения этих норм — становиться свободными путём законного расширения своей свободы посредством обмена денег не только на товары, но и на земли, иную собственность и платные услуги, на рабочую силу и обслугу из живых людей, с возложением на них всей чёрной (второстепенной) работы, тормозящей расширению состоятельной свободы, и, конечно же, власти над всеми остальными.

И тогда во всей системе деловых отношений — выгодное существование принялись измерять не товарами, а именно безликой денежной прибылью и доходами, полученными от их сбыта покупателю (потребителю).

3. Псевдо-свободный рынок

«До тех пор, пока будет существовать объективная необходимость наёмной армии труда — ни о какой свободе труда и речи быть не может».

«Но пусть отгадают с трёх раз — чем найм живой силы отличается от тривиальной покупки людей для их использования по усмотрению частных владельцев»?

Любое общество людей на нашей планете различается множеством индивидуальных уровней развития и социальных признаков в общении между собой.

Но независимо ни от каких признаков и различий — оно однозначно подразделяется на производителей и потребителей материальных и духовных благ, определяющих рождение, рост и развитие каждого из нас.

А поскольку потреблять — предписано всем без исключения, а производить способен далеко не каждый и не всегда — потребитель вынужден быть на полном или частичном иждивении у производителей.

И именно по этой, хотя бы, причине рынок не может быть свободным, и допускает манипуляцию ценами на спрос, далеко не по обоюдному желанию и удовлетворению!

Мало того!

В системе с частной свободно-рыночной экономикой применяется понятие о частной прибыли, с предварительным анализом ситуационного состояния общественности.

С продвижением в массы особых методик рекламы и технологического подхода к целевым контингентам населения — которые позволяют предоставлять товары и услуги в образе, выгодном для организации, занимающейся пиаром.

Пиар (P.R.) — распространённое сочетание аббревиатур от «Рublic Rеlations», что переводится на русский, как связь с общественностью с целью изучения и оптимального решения проблем, с упорядочением всего, что требуется производить для населения — с тем, на что имеется спрос населения.

Вопрос лишь в том, для изучения и решения каких интересов: обще — государственных, для каждого гражданина или частных, по собственному усмотрению прибыли.

=====

Значит, если всё же «Рublic relations» перевести ещё и с абстрактного языка на конкретный, то выходит не простая связь с общественностью, а заведомо целенаправленное информационное воздействие на вполне определённые контингенты людей, вполне определёнными частными организациями, для вполне определённых задач извлечения частной выгоды, с целью дальнейшего, ещё большего приумножения капитала всего лишь отдельных успешно пиарящих организаций.

Но ведь это уже само по себе означает, что свободные рыночные отношения регулирует не «невидимая рука» по А. Смиту (с чего и начинается оболванивание населения теорией свободно-рыночной экономики), а эти, вполне реальные организации, вплоть до достижения ими финансовых высот, позволяющих манипулировать уже всем обществом по своему узко-прагматическому усмотрению — вопреки расхожему мнению о том, что состоятельные персоны никак не мешают существовать и развиваться всем остальным согражданам.

Особо отметим, что применительно к пост-революционной России — мнение населения в 90-х кардинально разделилось на свободных частных собственников и продолжающих заниматься на благородном поприще общих для всех государственных задач.

И тогда спрашивается, пиар — это что: связь с общественностью с целью изучения спроса и предложений на всеобщее благо?

Или и давления на общественность с целью извлечения из неё выгоды всего лишь отдельным частным организациям?

А не менее существенное — насколько пиар-образы товаров оказались правдоподобны (достоверны) самим товарам?

Особенно если учесть, что рост частной прибыли обеспечивается отнюдь не расширением производства количества и качества товаров для всего общества, а прежде всего — свободными ценами на товары для всего общества.

Ведь именно эти, свободно растущие частные цены, хотя бы по объективному росту качества товаров — прекращают доступ к социальным благам и направлениям развития всех, мало состоятельных сограждан!

Значит, вместо распространяемого убеждения в том, что состоятельные никак никому не мешают продвигаться в такие же состоятельные — на самом деле образуется ступор развития для большинства сограждан в стране, если только вместе с ростом свободных цен не растут и жизненные уровни всех остальных граждан.

А, впрочем, для всех остальных поддержка тоже предусмотрена, но путём, по сути, кредитного плена из тех же частных банков и фондов, с уймой всяких, непредусмотренных договорами обстоятельств и ситуаций, подпадающих под санкции с дополнительными штрафами. То есть, ещё больше способствующих росту частной прибыли.

И если это так, то частная финансовая состоятельность отдельных участников свободного рынка не только не мешает всем остальным продвигаться к ней же.

Она прямо заинтересована в том, чтобы рядом с состоятельными было как можно больше нуждающихся в деньгах, чтобы труд человека как можно настойчивее подменялся денежными вливаниями, сами генерируют нужду в деньгах свободным рынком и, как правило, имеет место за счёт снижения уровня жизни преобладающих масс населения, занятого на благороднейшем поприще общих для всех государственных задач. Прибыль с неба манной не падает, а популярнее всего она добывается от базарной убыли с массового потребителя.

А самое парадоксальное в том и состоит, что граждане общества, занятые на благородном поприще решения общих для всех задач на лимитированных зарплатах и окладах — заведомо проигрывают индивидуализму со свободными доходами — по всем социальным благам и правам на жизнь

И не хочется даже допускать и мысли о том, что свободное повышение цен наряду с торможением зарплат и пособий — может осознанно лоббироваться с целью снижения доходов населения и большего обращения к частным кредитам и инвестициям.

«И как только научимся отличать хитрых от мудрых — благополучие, как материальное, так и духовное будет обеспечено!»

Оказалось, что одни умные — с накоплением опыта становились мудрыми, понимая, что исходить следует из тесного сотрудничества, с концентрацией общих сил и средств для более успешного развития, и предлагали морально-этические нормы поведения для обеспечения совместных успехов.

Другие тоже за сотрудничество, но выуживая из общих сил и средств, прежде всего, собственную прагматическую выгоду, ловко пользуясь пиаром неизбывной веры человека в слова, в добро и разум, и вооружившись началом попрания всех норм — обманом.

Тоже умные, полностью вменяемые и весьма талантливые с позиций медицинских, физических и психических показаний — только несколько сдвинутые по фазе с трёхмерного мышления на одномерное.

Мудростью принялись считать хитрость, обеспечивающую более успешные, чем общественным способом, личные и частные преференции.

К традиционным вопросам прибавился более конкретный — как не быть обманутым, оскорблённым и униженным — несмотря на то, что все моральные ценности из разряда менторских уже давно зафиксированы в светских законах с персональной ответственностью за нарушения или пренебрежение ими и требуется лишь настойчивое проведение законов в практику. Но….

Но так упрощённо рассуждать можно, если как раз и не придавать особого значения той непреложной правде, что вся человеческая деятельность осуществляется в двух противоположных ипостасях — в той, что на свету и на виду для оценок и выводов. И в той, что в тени, в подполье, во мраке ночей, без свидетелей.

А значит, не видна ни обществу, ни законам — свободно осуществляясь и передаваясь из поколения в поколение до тех пор, пока не проявляется и не пресекается.

А, собственно, хитрость в том и заключается, чтобы после свершения тёмных дел без свидетелей — талантливо предстать перед обществом ярым радетелем за мораль, за закон, за народ и страну.

И вряд ли кто будет настаивать на том, что различных оборотней куда как больше при плановой экономике, чем при частной. Особенно с введением двойного гражданства т.н. «законных» оборотней!

Наверное, не надо рассказывать, сколько сил и средств растрачивается на борьбу с подпольными оборотнями, если на каждого талантливого правонарушителя требуется уйма не менее талантливых спецов различного назначения.

И окажись среди них хотя бы один менее талантливый, как все силы и средства способны проваливаться, словно в прорву, и (что делать?) — нужен новый транш из казны на надзор и правоохрану.

«Абстрактной свободе самой по себе совершенно безразлично, какому потоку открывать шлюзы — чистому, мутному или и с целыми ошмётками мусора и грязи. Всё решают возводимые людьми очистные сооружения или не возводимые — с тяжелейшими последствиями. Но реальная свобода вплоть до экзотической — определяется величиной денежного капитала в прямой пропорциональной зависимости».

Нельзя не согласиться с тем очевидным, что в общества приходит всё больше свободы. Но можно ли педалировать на свободу — как на некую панацею, если она равно приходит и в талантливое подполье тоже.

А в том и цивилизованная несуразица, что и частное подполье теперь тоже надёжно укрыто ю р и д и ч е с к о й неприкосновенностью от какого-либо стороннего вмешательства!

Значит, либо закон вместе с его Кодексом о персональной ответственности фактически отстранён этим правом, либо ему требуется идти в разрез с правовыми нормами — с более благородной целью выявления и пресечения аморальных и преступных деяний с нанесением вреда другим гражданам, обществу и государству.

А по мнению либералов — это тоже выглядит варварским покушением на права человека.

Как же всё-таки жить правильно?

=====

Можно ли и в 21 веке цивилизации представить себе человека с правами и свободами, но буквально б е з з щ и т н о г о перед свободой подполья — юридически уведенной от закона? Сколько угодно!

Как беззащитен оказался он во всемирной анонимной паутине. Это же всё равно, что являться на майдан для решения жизненно важных для всех проблем — исключительно в чёрных масках и уже со скрытым оружием.

Тоже под эгидой Свободы, только напрочь дискредитирующей основателей Интернета с их благороднейшей задумкой способствовать людям планеты значительным расширением и доступным обогащением информационными знаниями на пользу развития каждого.

Но философская проблема не только в том, что человеческая деятельность раздвоена на светлую и теневую, а ещё и в том, что всякое сущее, живое и неживое, обязательно обладает внешней, видимой формой (оболочкой), скрывающие внутреннее содержание.

И мало кого волнует, что за внешним загадочным и манящим обликом может быть человеческая же, но пустота внутреннего мира из одних животных инстинктов или замысел использовать визави для собственной прагматической выгоды.

Но теперь и это, выходит, под покровительством юридической неприкосновенности!

Зато каков простор пиарить бренды — всего лишь по внешней красоте, харизме и блестящим целлофановым обёрткам!

=====

А как ещё обуздать разлившийся по всей стране тарифно-ценовой лохотрон с завлекающими скидками, бонусами и подарками, если не знать подлинной цены по себестоимости, укрытой коммерческой тайной и неприкосновенностью частной деятельности?

Никак!

Тем более, если контрольные и надзорные органы сами из либералов, предпочитающих неприкосновенность частных деяний — вмешательству в него с более благородными целями защиты прав массового потребителя.

Как быть, если под неприкосновенностью частной деятельности привольно плодятся фирмы-однодневки, официально регистрируемые по закону, а любая частная фирма заблаговременно имеет возможность объявлять себя банкротом, с односторонним прекращением обещанных обязательств перед заказчиками, в том числе и оплаченых, но пропадающих неизвестно куда.

Как сократить семейные трагедии на почве дезориентации внешней яркостью и красотой, возбуждающих страсть, затемняющую рассудок точно также как алкоголь и наркотик, а раскрутка красоты и харизмы превратилась в массовое ремесло по извлечению прагматической выгоды?

Как, хотя бы, провести нормальную сельско-хозяйственную перепись, если каждому гражданину предоставлено законное право никого не впускать в свои владения?

То есть, жди банального очковтирательства на либеральный курс — только теперь уже законного и правового.

И л и в с ё ж е с у щ е с т в у ю т о б ъ е к т и в н ы е п р и ч и н ы в т о р г а т ь с я и р а з р у ш а т ь деяния личностей, наносящих вред окружению и попирающих общественную нравственность?

А пусть, вроде того в неприкосновенности остаётся навечно — цивилизованный обман двойными стандартами в качестве отправного звена всей остальной цепочки с воровством, грабежами и насилием, вплоть до массовых летальных исходов, тщательно укрываемых международными правовыми нормами с бархатными покрывалами и цветастыми простынями.

Так когда-то диких аборигенов пленяли лоскутками да зеркалками — в обмен на бесценные природные богатства!

Ведь если не вникать в нюансы этой проблемы, то в любом обществе подтверждается, что частная состоятельность не то, что не мешает расти остальным согражданам — она вообще может иметь место за счёт относительного обнищания остальных сограждан.

И тогда, естественно, самой первой и существенной функцией частного пиара становится задача информационного давления на общественность с целью добиваться решительной смены централизованного регулирования экономики государством — на частную, свободно-рыночную, без вмешательства государства в свободный рост частной олигархии за счёт снижения жизненных уровней сограждан, вплоть до минимального прожитка.

То есть, такого, на котором и речи быть не может о каких-то ещё средствах для реализации жизненных прав человека, которые само же государство и гарантировало Конституцией каждому и от рождения.

Но самая первая задача частного пиара с маркетингом и менеджментом — искать и находить вопреки общенациональной экономике и интересов государства — такие сферы частной деятельности, которые дают прибыль быстрее других.

Как найти именно такие?

А их и искать не надо, если учесть положение Конституции о полной свободе выбора профессий и рода деятельности.

Какой же обыватель начнёт выбирать общественно-необходимый труд на грязном производстве товаров и продуктов?

И таким образом, по сути, законно обеспечили перекос мощнейшего было производственно-товарного и аграрного потенциала в сторону свободно выбранных каждым для себя не только полезной, но и приятной деятельности.

С зарождением труднейшей проблемы восстановления сбалансированной экономики, над чем задумались и принялись решать лишь с началом избавления от власти либералов прозападного толка.

====

А можно ли, спрашивается, представить себе статью в газете или акт театральной постановки, неоднократно разрываемые на куски рекламными вставками?

Нет, да и зачем, когда места для рекламы и между актами спектакля и по окончании — хоть отбавляй! А на телевидении, оказывается — можно!

Нужно только уметь подловить массового обывателя, заворожённого талантливыми сюжетами полюбившихся программ, а тут и разрывать любовь на куски рекламными вставками.

Ведь это, как если бы в парке, на скамейке, девушка увлеклась чтением полюбившейся книжки, а кто-то из-за спины настырно выхватывает её из рук и не однажды!

Скажет девушка — если не шутит, то хам или нахал.

Пиарят — иначе, мол, не будет средств для развития телеканалов с талантливыми сюжетами и интересными программами.

А тогда выходит, что даже рекламный бизнес уже подтверждает опасения в том, что построен на ущербе массовому зрителю?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 308