электронная
90
печатная A5
383
16+
Зов волков

Бесплатный фрагмент - Зов волков


5
Объем:
204 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-0038-7
электронная
от 90
печатная A5
от 383

Пролог

Упала в грязь. Выругалась. Оглянулась назад и прислушалась. Никого. Хотя знала — они уже близко. Поднялась, неловко поскальзываясь в грязи. Шатало, кружилась голова, при малейшем наклоне тошнило — наверняка сотрясение. Дышать было тяжело, каждый вздох сопровождался хрипами. Боль — ничто, главное, все еще жива.

Слететь с дороги, в дождь, когда неслась не меньше восьмидесяти километров в час, скатиться в лесополосу, не задев ни одного дерева, — уже можно назвать везением, а ведь еще утром предположить не могла, что моя жизнь так кардинально поменяется.

Глава первая

У каждого в душе есть своя, уникальная и неповторимая мечта. Это не значит, что она исключительна в принципе, просто именно это что-то, особенное, заставляет сердце делать кульбит в предвкушении. Моя мечта сбылась, я переехала в Канаду! Сойдя с трапа самолета, жадно вдыхала свежий утренний воздух. Открывшийся вид словно вобрал в себя весь цвет и свет мира. В голове звучали колокольчики. Ваша покорная слуга это сделала!

Ассоциации, которые вызывала эта страна, были связаны с детством. Именно тогда впервые наткнулась на фотографии одного блогера, путешествующего по всему свету. Его рассказ настолько вдохновил меня, что судьба была предрешена. Благо родители философски относились к моим начинаниям, поддерживая во всем. Сами же они, будучи занятыми и заядлыми путешественниками, предпочитали жаркий Таиланд или душную Камбоджу, где и осели пенсионерами: фрукты, море, раздолье.

После нескольких недель, потраченных на решение вопросов с документами, я арендовала старенький форд. Следующим пунктом в плане покорения Канады было найти себе место по сердцу и душе. Мне представлялась уютная ферма вдалеке от крупных городов. Жить, не оглядываясь на чужие стандарты правильности или успешности, — это ли не счастье?

Из Монреаля по сто семнадцатому шоссе доехала до Мон-Лорье, свернула в сторону Ле-Домен. Великолепные национальные парки с их озерами и специальными тропами для путешественников, где можно удобно расположиться в палатке или недорогом мотеле рядом. Останавливаясь в небольших пит-стопах, делала фотографии и заметки, которые планировала отправить родителям. Чувства подсказывали: за следующим поворотом меня ожидает будущий дом.

Местные колоритные кафе манили запахами простой еды и ароматного кофе. Сегодня в одном из них, стоящем возле трассы, мне подали свежеиспечённые оладьи которые здесь называют панкейками, с восхитительным клубничным джемом.

Отрезая кусочек за кусочком, щурилась от солнышка, которое припекало сквозь окно, и наблюдала за пожилой парой, обслуживающей посетителей Жена неспешно наливала кофе или чай, принимала заказы, а муж работал на кухне, периодически появляясь в окошке для выдачи, и звонил в маленький колокольчик, объявляя, что очередной заказ готов.

Пожилые клиенты заведения неспешно читали газеты и делились новостями. Они все знали друг друга по имени и косились на явного чужака. Подозреваю, я была единственным пришлым за это утро или, что более вероятно, за все время.

Идеалистическая картинка радовала ровно до той поры, пока на улице не послышался визг тормозов и характерный удар. Посетители с интересом стали выглядывать в окно; проследив за ними, я, ругнувшись на чистом русском, поспешила на улицу.

На парковке, которая в этот момент пустовала, не считая нескольких машин, стоял высокий рыжеволосый мужчина, который с досадой тер шею и ругался сам на себя. Его чувства в этот момент я разделяла полностью: левое заднее крыло моего джипа было разбито его пикапом.

— И что теперь делать?! — ­ возмутилась, разворачиваясь к нарушителю.

— Извини, — просто заявил парень, — но денег у меня нет, времени, чтобы решать этот вопрос, тоже, поэтому, если не хочешь проблем, тебе лучше убраться.

От наглости я оторопела, а молодой хам тем временем сел в машину и начал сдавать задом, пытаясь сбежать с места происшествия. Схватив телефон, быстро сделала несколько снимков, глупо посмотрела на экран, раздумывая, звонить ли мне в полицию или поехать дальше. Когда сталкиваешься с ситуациями подобного рода, обычно разрывают противоречивые чувства: с одной стороны, хочется наказать обидчика, ты буквально четвертуешь агрессора в своей голове, придумывая жесткие способы расправы, проклинаешь, или взываешь к Богу, чтобы его наказали; с другой — плаксивое состояние подстегивает забраться в уголок, желательно под одеяло, и не выходить в этот жестокий и несправедливый мир. Какими бы ни были ваши внутренние колебания, все заканчивается философски просто — да пошло оно к черту, тем более меня уже отвлек гул мотоциклов, ворвавшихся на стоянку.

На сверкающих байках как на подбор сидели здоровые рослые мужчины. Серьезные и суровые лица не оставляли сомнения: передо мной находилась местная банда. Одеты они были явно слишком легко для такой погоды: в майки и джинсы.

Байкеры заблокировали пытавшегося сбежать.

«Это карма», — радостно подумалось мне.

Парень (а именно по его душу нагрянула банда) из машины не вышел, лишь сильнее сжал руль и подъехал ближе, уткнувшись капотом в колесо одного из мотоциклов. И если бы это заставило меня на их месте уступить дорогу, те, нисколько не опасаясь газующего пикапа, не спеша встали живым кольцом.

— Выходи! — крикнул один из них, судя по тому, как он вышагивал впереди, главарь. Сопровождающие стояли чуть поодаль и словно угадывали его движения. — Росс, выходи. Успокойся, мы все можем решить.

— Да, не глупи! — послышалось от других.

Упрямец позиций сдавать не хотел, он словно сбрасывал наваждение с себя и, поколебавшись секунду, неожиданно нажал на газ.

Я зажмурилась, а машину бросило вперед. Спустя мгновение, приоткрыв глаз, чтобы рассмотреть, что же осталось от предводителя, обнаружила пикап на том же месте: пробуксовывая и отбрасывая дорожную пыль, он не продвинулся и на метр, потому как главарь, придавив середину капота руками, каким-то немыслимым образом не давал сдвинуться с места, удерживая ее как супермен. Моргнула несколько раз, пытаясь понять происходившее.

Дверь пикапа резко вылетела и, пронёсшись в метре от меня, воткнулась в землю рядом. Присев, я быстро поползла на четвереньках за форд, стараясь стать как можно незаметнее для окружающих. Лишь мое неуместное любопытство подталкивало посмотреть, что же будет дальше, что за звериная сила у этих мужчин.

Из машины выскочила тень. Темный сгусток, смахивающий на разъярённое чудище больше, чем на самого человека, накинулся на преграду.

Главарь, ожидая нападения, раскрыл, руки и словно обнял Росса, когда тот врезался в него. Не размыкая здоровенных объятий, здоровяк, чуть привстав, опрокинул тень, давая подсечку. На помощь бросились остальные, и буквально через три минуты задыхающегося от злости водителя запихнули на заднее сиденье. Чудища нигде не было, только драчуны, тяжело дышавшие от потасовки. Я снова моргнула, прогоняя наваждение: очень испугалась, раз померещилась такая чертовщина.

— Чужая! — отрывисто гаркнул кто-то.

Они все обернулись в мою сторону. Несколько пар желтых глаз уставились на меня, и воображение опять сыграло злую шутку — они светились! Зажмурилась, открыла глаза — нет, моему взору предстали обычные люди. Просто взгляд их был очень злым, в особенности одного из них.

Он не спеша направился в мою сторону. Это послужило сигналом очнуться и рвануть в машину. Я только успела открыть дверь, как стальная рука остановила движение. Добежать до меня у него заняло буквально секунду, нереально для человека, стоящего в десяти метрах.

— Привет! — вкрадчиво произнес мужчина.

— Здравствуйте! — прохрипела в ответ.

Господи, только сейчас я осознала рост этой махины. Мой метр пятьдесят восемь жалко взирал на целых два, закинув голову вверх.

— Наш друг повредил твою собственность, поехали с нами, тут недалеко своя мастерская. — Он махнул в сторону выезда, и эта его манера стараться говорить мягко, успокаивающе, напугала меня еще больше.

— Ничего страшного. — Не выдавая своего волнения, снова попыталась сесть за руль, безрезультатно подергав дверь на себя. — Небольшие повреждения, справлюсь сама, не переживайте! — А потом, словно что-то поняв, тихо добавила: — Отпустите, пожалуйста!

Парень наклонился ближе, и я разглядела золотые с коричневыми крапинками, необычные глаза, правильный прямой нос, густые брови, лицо со щетиной. Пахнуло свежестью леса и травой. Эдакая звериная красота, обаяние. Исходящая сила, словно подавляющая и притягивающая одновременно. Все в нем привлекало, если бы не ужас, который во мне вызывал этот индивид, и не обстановка, в которой мы все оказались; подойди такой красавчик ко мне в баре, отправилась бы с ним хоть на край света, но тут… попросту хотелось уехать подальше от этого места.

— Не могу тебя отпустить, извини… — услышала в ответ.

Я попыталась закрыть дверь и приготовилась кричать, как вдруг раздался выстрел. Это хозяин кафе, в запачканном фартуке, с обрезом наперевес, стоял на пороге. Клиенты на улицу не показывались, предпочитая наблюдать за происходящим из больших окон, словно те могли защитить.

— Майкл, отпусти ее, — рыкнул повар. — Я не хочу неприятностей, мы всегда жили мирно.

— Именно поэтому, Джон, ты зарядил ружье серебром? — Майкл повернулся в сторону стрелявшего, но с места не сдвинулся.

— Я повторять не буду, дай девчонке уехать! Она ничего не видела, а если и видела, то не поняла. — Ружье было направлено в нашу сторону, подтверждая серьезные намерения.

Майкл отпустил дверь и отступил от машины на шаг.

— Уезжай отсюда, да побыстрее, детка! — крикнул Джон.

— Спасибо! — выпалила я и нырнула в салон.

Смачно выругалась, когда ключ не захотел входить в замок зажигания, настолько руки тряслись. Покидая стоянку, старалась не смотреть в сторону хмурых лиц. Они будто обещали, что увидимся мы очень скоро.

Я гнала весь день как сумасшедшая. Лишь раз останавливалась на заправке — передохнуть, залететь в туалет и убедиться, что бак заполнен доверху. Ближе к вечеру, когда солнце окрасило горизонт алым, напряжение начало постепенно спадать. Я все еще нервно оглядывалась, но дорога была пуста, лишь изредка проезжали груженые фуры, подсвеченные фонариками, словно рождественские елки.

Убедив себя, что опасность миновала, я сбавила скорость. В ближайшем мотеле остановлюсь, приму горячий душ и вдоволь проплачусь в подушку. Повертела ручку приемника, который выдал через несколько каналов приятную на слух музыку.

Солнце опустилось еще ниже, отчего сумеречные тени делали все вокруг неясным, ехать быстро уже было просто опасно. Открыла окно и вдохнула влажный воздух. Огромные ветки деревьев по бокам тянулись ко мне, а тени необычно играли с ними, превращая в замысловатую картину темно-зеленых и черных пятен. Хоть я и не могла назвать себя трусишкой, но отчего-то захотелось поближе к людям, теплу домашнего очага. Сгустились сбежавшиеся на глазах тучи. Заморосил мелкий дождик.

«Ну, же, — говорила себе, — где же остановиться?»

Свет фар выхватил дорожный знак. Мотель будет только через десять миль. Я предвкушала уютный номер и горячую еду.

Бр-рум! Бр-рум!

Послышалось или показалось? Нажала на кнопку радио, и оно мгновенно умолкло. Надежда, что именно воображение сыграло со мной злую шутку, испарилась в мгновение. Ошибки быть не могло. Зеркало заднего вида подтвердило самые страшные опасения.

Боже, нет! Все это время, не переставая, меня преследовали, и теперь, когда машина ехала медленнее, нагнали. Прибавила скорости — только бы добраться до людного места. Ну почему так не везет? За что?

Осознав, что замечены, преследователи старались уменьшить дистанцию. В голове пролетали картины будущего, одна страшнее другой, я мысленно прощалась со всеми родными и очень ясно представляла свои похороны. Кто они и что нужно от меня?

Вот знаете, что я заметила? Когда день не задался с утра — хоть вешайся. Сегодня были самые несчастливые сутки в моей жизни. Неожиданно справа из леса выскочило какое-то здоровое животное. Глупое существо протаранило машину. Глухой удар — и автомобиль стал заваливаться набок. Секунды растянулись словно жевательная резинка и потекли медленно, я успела подумать: как хорошо, не снесу никого на полосе встречного движения, дорога пуста. А потом мелькнула и пропала мысль, что и ко мне на помощь никто не успеет. Удар. Сознание отключилось, когда форд второй раз перевернулся вокруг своей оси.

Очнулась с резким вздохом. Несколько секунд ушло на осознание, где нахожусь. Не дожидаясь, пока недоброжелатели вытащат беззащитную меня из машины, с трудом освободилась от ремней и, свалившись на потолок, стала выкарабкиваться через разбитое стекло двери.

Выскочив в придорожную грязь, поползла подальше от дороги. Дождь к этому времени разошелся совсем. Одежда моментально промокла и обвисла, мешая движению. Оглянулась. Не машина — сплошное месиво. Вопрос, почему выжила после такой аварии, остался без ответа. Я торопилась укрыться в лесу, предполагая затеряться. Они рано или поздно перестанут заниматься моими поисками. Погода и время суток давали надежду на это.

Передвигаться в темноте было сложно: корни, ямы. Я запиналась и падала. Через двадцать минут плутания готова была пасть своим преследователям в руки с условием, что убьют меня быстро. Только врожденная вредность придавала силы. Я замерзла. Разбушевавшаяся гроза в небе изредка молниями освещала местность, позволяя перебегать от дерева к дереву, от куста к кусту.

Пара маленьких светящихся фонариков впереди привлекли внимание. Замерла. Только этого не хватало — нарваться на дикое животное. Сейчас?! Лося мало, который сшиб автомобиль с дороги? К одной паре глаз присоединились вторая и третья, а когда в метре раздался вой, я, глухо вскрикнув, захотела залезть на ближайшее дерево.

Попыталась ухватить за нижнюю ветку, но ногти лишь больно шаркнули по коре, когда чьи-то горячие руки схватили меня и прижали.

— Попалась! — довольно прошептал на ухо знакомый голос.

Отчаяние затопило сознание; не хочу умирать, не хочу, чтобы ко мне прикасались. Изо всех сил начала трепыхаться, собралась ударить нападавшего, а когда не смогла, то вцепилась зубами в руку. Парень ругнулся, но, к сожалению, его хватку это не ослабило, наоборот, он прижал меня к себе еще сильнее, так что стало просто невозможно вдохнуть. Майкл шагнул в центр поляны, и к нему со всех сторон стали подходить волки! Гигантские чудовища! Я таких в жизни не видела.

— Пусти! — прохрипела я, и он тут же вернул мне свободу, мол, беги. Но, рухнув на землю, прижалась к ногам бандита, потому как животные были страшнее и опаснее чем преследователь.

Дикие звери не трогали нас, вернее, не трогали его, а когда подошли еще ближе, практически задевая своими носами, я закричала и потеряла сознание.

Глава вторая

Пробуждение было тяжелым. Сознание то выныривало, то вновь погружалось в легкую дремоту. Рядом разговаривали двое.

— И что с ней делать сейчас? — раздраженно заявил первый.

— Майкл сказал, отведем в деревню, а там посмотрим, как быстро она сможет привыкнуть, — ответили ему.

— Надо просто прикончить ее! К чему такие мучения, тем более сейчас! — не унимался первый.

— Радуйся, что из-за твоей инициативы сбить машину с дороги девушка осталась жива. Майкл не простил бы тебе ее смерти. Это не наше право — забирать у нее жизнь, вожак решит! — оборвал второй.

Замечательно! Меня не убили и до встречи с предводителем этих психов уничтожать не планировали. Распахнула глаза и осмотрелась: я лежала на подстилке, накрытая каким-то странным одеялом. Тепло. Вокруг большие ветки, то ли натасканные специально, чтобы спрятаться от ветра, то ли просто поваленные вследствие вчерашней грозы. Возле костра сидели вчерашние бандиты.

Один приблизительно сорока пяти лет, с длинными, собранными в хвост темными волосами, слегка посеребренными сединой, черной футболке и в грязных голубых джинсах. Второй значительно моложе, лет восемнадцати-двадцати, с короткой стрижкой, в светлой майке, тоже не отличавшейся чистотой. Судя по виду, пришлось им побегать за мной по лесу. Запачкались знатно, жалко, что шеи себе не свернули.

Резко подскочив, поздновато сообразила, что полностью обнажена. Накрывающий меня плед соскользнул вниз.

— Твою мать! — воскликнули мужчины, подскочили на ноги и отвернулись. Я же, схватив упавшую тряпицу, попыталась прикрыться.

— Кто вы, почему преследуете меня? — и закончила жалобным: — Прошу, освободите!

— Анна, тебя никто не выпустит. — Майкл, словно кошка, подкрался совершенно незаметно.

— Откуда вы знаете мое имя? — развернулась на голос.

Он шагнул из кустов, скорее всего, специально стоял поодаль, наблюдая за мной.

— Из документов. Мы нашли их возле автомобиля.

— Вы копались в моих вещах?

— Да.

— Позвольте тогда узнать ваше имя?

— Майкл.

— Майкл, а дальше?

Он усмехнулся, давая понять, что информация эта недоступна.

— Зачем вы меня раздели?

— Снял одежду, чтобы ты не заболела.

Снова покраснела с ног до головы, представляя эту картину.

— Сухая одежда. — Молодой человек даже бровью не повел, будто это обычное дело для него.

Я неловко поймала брошенный в руки пакет, в котором нашла комплект мужской одежды. Быстро натянула футболку и поняла, что этим можно и ограничиться — по размеру она доходила до середины бедра. С грустью взглянула на джинсы — их придется закатывать до колен. Поблагодарила, добавив:

— А дальше что? Убьете? Выкуп потребуете? Давайте так: я вручу все свои деньги, забуду про встречу, про погоню, про мой форд. Клянусь, не буду вас вспоминать!

— Мы уже об этом говорили. — В его глазах была печаль. — Ты увидела то, что не предназначалось для тебя. Сейчас ты еще не осознала, свидетелем чего стала, но потом начнешь задавать вопросы, рассказывать друзьям и знакомым о произошедшем. У нас могут возникнуть проблемы. Я не буду рисковать всем и всеми из-за тебя. Радуйся, что осталась жива. Обещаю, что никто против твоей воли не прикоснется к тебе, не обидит. Но если попробуешь сбежать — проучу, навредишь кому-нибудь из нас — накажу. Подвергнешь смертельному риску мою стаю — убью сам.

— Стаю? — оглядела троих. — Это не оговорка?

— Да ладно, после всего, что видела, и не догадалась? — скривился желающий от меня избавиться.

В голове заработали шестеренки, как пазлы, складываясь в невероятное объяснение: нечеловеческая сила Майкла, блокировавшая машину, чудовище, метнувшееся к нему на четырех лапах, а на поляне находились гигантские волки!

— Вы? Вы?! — Я отшатнулась, но, не удержавшись, шлепнулась на пятую точку, прижав к груди огромные штаны.

Меня оставили одну восклицать: «Боже мой!», «Да не может быть!». Мужчины, непростые, а настоящие оборотни, проворно собрали вещи. Я по-новому рассматривала парней, бросая украдкой на них взгляды как на диковинку, стараясь определить, насколько они отличаются от простых людей. Несколько раз даже ущипнула себя, проверяя не бред ли это. Реальность откликалась болью, не оставляя сомнений в происходящем.

Мои новые знакомые торопились покинуть место аварии как можно скорее до приезда полицейских. Банда разделилась на две группы, заметая следы — часть поехала в том направлении, в котором ранее двигалась я, а мы с Майклом в обратную сторону.

До этого я ни разу не каталась на мотоциклах. Никогда не задумывалась, что езда на них может быть настолько интимной. Обняла ногами Майкла и прижалась к нему слишком близко, он немного напрягся, но не отодвинулся. Как только мы тронулись, неловкость спала, и дорога забрала все внимание. Мотор рычал, и этот рык отдавался внутри. На крутых поворотах я вскрикивала, сначала от страха, потом от адреналина в крови и ощущения полета, азарта. Мужчина вел уверенно, и я полностью доверилась ему. Майкл почувствовал, что мне нравится, и поддавал газ, выжимал еще большую скорость, доставляя максимальное наслаждение. Это моя первая поездка, и он постарался сделать ее незабываемой, заставляя сердце то падать, то взлетать до неимоверных высот.

Мчались весь день. Ближе к вечеру мы съехали на незаметную просёлочную, практически заросшую дорогу, и продвижение вглубь замедлилось. Снова начал накрапывать дождик, куртка Майкла и его немыслимо горячее тело спасали от холода.

Дорога закончилась речушкой, на берегу которой стоял крепкий двухэтажный дом из бруса. Подле него расположился огромный сарай-гараж, а между постройками был разбит небольшой садик. Протягивающие со всех сторон мохнатые лапы елей создавали полное уединение. Садись и пиши картину маслом.

— Нравится? — поинтересовался Майкл. Он словно приглядывался и прислушивался ко мне весьма внимательно, не так, как остальные оборотни. Волки же, наоборот, немного сторонились чужачки.

— Чрезвычайно, — улыбнулась я. Его мягкий взгляд гипнотизировал, отчего-то захотелось ему понравиться. — Это дом вашей стаи?

— Один из них. Живем мы дальше, в лесу. Здесь выход в общий мир. Сейчас можешь отдохнуть, подождем приезда остальных, а завтра отправимся в путь.

Дождь усилился, поэтому я поторопилась под спасительный навес. Оборотни не спеша, словно холод им не помеха, закатывали мотоциклы в сарай. До меня долетали обрывки их разговора. Внутри гаража стояло несколько машин. Хлопнула дверь, и на открытую веранду вышла молодая рыжеволосая женщина, с голубыми глазами и вздернутым подбородком.

— Привет! — Девушка повела носом. Она что, принюхивается?

Интересно, это тоже оборотень?

— Ты кто?

— Меня зовут Анна.

— А?

— Марина, привет! — перебил Майкл. — Пошли в дом, надеюсь, мы можем рассчитывать на вкусный ужин? Женщина, будто понимая без слов, отступила на шаг, приглашая пройти внутрь.

Уют обволакивал меня со всех сторон. Мягкие кожаные кресла и диваны комфортно расположились вдоль стен и в нишах, на них были раскиданы подушки всевозможных размеров и фасонов. На теплом полу разбросаны меховые шкуры. В примыкающей стене стоял огромный камин, сейчас он горел, распространяя мягкий свет и тепло.

Пахло вкусным ужином и свежеиспечённым хлебом. Я потянула носом, с наслаждением вдыхая. Живот скрутило: последний раз я наслаждалась исключительно панкейками в кафе, а чипсы за еду не считаются.

Марина подала мохнатое полотенце и показала, где расположена ванная первого этажа. Горячий душ после сумасшедшей гонки по дороге смывал тяжесть и уносил боль. Тело засаднило, особенно в местах порезов и ушибов.

Страх постепенно прошел, пробуждая интерес; не каждый день можно встретить то, что ты считала не больше, чем выдумкой. В конечном итоге, меня никто нигде не ждал, можно попробовать получить удовольствие от необычного приключения. То, что рано или поздно я найду в себе силы от них сбежать, сомнений почему-то не вызывало. Вечно удерживать все равно не смогут.

Выключила воду. Одежда, которую оставила Марина была практически впору, слегка болталась майка, широкий ворот сползал, оголяя плечо. Узкие джинсы радовали, особенно после мужских. Мокрые волосы я затянула резинкой. Открыла дверь и неожиданно столкнулась с Майклом. Интересно, он здесь сторожит, чтобы не убежала?

— Иди в столовую, там все ждут, я скоро. — Он протиснулся в душ.

На секунду, когда наши тела неловко столкнулись в узком проходе, словно разряд пробежал. Оборотень схватил меня за руку, припечатывая спиной к проему, прислонившись всем телом, глубоко вдохнул, а потом также неожиданно отпустил, словно и не было ничего.

— Извини. — и я заметила долгий и задумчивый взгляд

На кухне Марина усадила меня за большой дубовый стол.

— Анна, хочу представит тебе членов стаи. — Девушка поставила на стол картофель с грибами. — Вот этот рыжик, — она потрепала по голове хмурого мужчину, врезавшегося в форд, — Росс, мой брат.

Потом она представила Патрика, по мнению которого меня надо было убить сразу, чтобы не мучилась. Потом Хосе, самого крупного из них (именно ему посчастливилось, увидеть меня в неглиже), а также Сэма и Коула. Остальные члены команды должны были с минуты на минуту явиться, поэтому их представили заочно.

— Очень приятно. — Какое-то время все молчали, каждый был занят собой. Чувствовалась неловкость от моего присутствия, а следующим вопросом она усилилась многократно.

— Почему меня похитили? — И дело было даже не в том, что своим поведением волки спровоцировали всю обстановку в целом и мне хотелось высказаться по этому поводу, скорее желала знать вескую причину такого поведения. — Почему один из вас бежал и подвергнул риску всех, включая меня?

И случайно надавила на больную мозоль.

— Это не твое дело! — зажегся как спичка Росс, его лицо видоизменилось, перекосилось в оскале.

Такой крутой перемены я не ожидала.

— Стоять! — Грубый выкрик остановил вскочившего Росса и пригвоздил к месту.

Майкл вовремя влетел в гостиную, глаза горели желтым огнем. Невидимой силой, словно волной, всех присутствующих придавило к полу. Стало тихо. Мужчины, упавшие навзничь, молчали, а Марина кривилась и постанывала: она полулежала на столе, не смея пошевелиться, и явно испытывала дискомфорт.

С черных волос оборотня еще капала вода. Майкл как хищник в мгновение оказался возле меня и завис. Ярость была осязаемой.

— Тебе не кажется, что злить оборотней не очень разумно?

— А тебе не кажется, что я имею право знать правду, почему со мной произошло все это дерьмо? — упрямо вскинула подбородок.

— Отвернись, — хрипло произнес Майкл, подвигаясь ближе, — поверь на слово, лучше отвернись! Ты бросаешь вызов!

Лицо завибрировало. Подобное только что произошло с Россом. Я закрыла глаза и опустила голову. По шуму поняла, как поднимались рядом с пола волки, ставилась на место упавшая посуда и стулья, заново усаживались за стол.

— Идиотка! — Росс все еще был зол, поэтому выскочил из дома, припечатав дверь, а я все еще сидела с закрытыми глазами. К горлу подступил ком, и слезы потекли по лицу.

— Господи, вот только не это, — простонал Патрик. — Пошли в гараж.

— Я посмотрю, где Росс, а потом присоединюсь к остальным, — услышала я голос Хосе.

В столовой стало тихо.

— Долго будешь сидеть с закрытыми глазами? — спросил Майкл и уселся рядом, пока Марина сервировала для него. — Постараюсь тебе все объяснить спокойно.

Я в упор посмотрела на оборотня. Сжав мое плечо в знак поддержки, рядом расположилась Марина. Странно, что она совершенно не злилась, лишь виновато отводила взгляд.

— Слушай внимательно. Вокруг тебя оборотни, и хотя мы ходим, разговариваем и иногда ведем себя, как вы, людьми в полной мере не являемся. Звериная часть доминирующая, именно она зачастую принимает решения, для тебя это может быть непонятно и нелогично. Есть несколько правил, которые ни в коем случае нельзя нарушать. Главное, не груби мужчинам из стаи, не смотри прямо в глаза. Если по какой-то причине вызываешь гнев, это вызов, а у нас это означает готовность умереть за свою позицию в драке.

— Мне нельзя вообще ничего говорить, даже если что-то не нравится, потому что могу нарваться, или потому, что женщины у вас бесправны?

Марина залилась искренним смехом и продолжила за Майкла:

— Наоборот, нас оберегают, самую большую ценность для стаи представляют женщины и дети, это продолжение рода, оборотней не так много. Из-за того, что звериная сущность не всегда поддается контролю, мы опасны для людей, особенно в юном возрасте. Поэтому тебе необходимо будет более внимательнее относиться к этому и стараться не провоцировать хищника. Мы живем далеко от цивилизации, небольшим поселком в лесу. Выезжаем в город за необходимым редко.

— Тебе выезды запрещены. Для внешнего мира Анна умерла в автокатастрофе. Дай время, и все вокруг уляжется. Ты будешь жить с волками и станешь понимать нас лучше. — Майкл посмотрел на меня, немного помолчал, пытаясь понять, стоит ли говорить дальше. — Девушка Росса пропала, поэтому он помчался на ее поиски. Мы до сих пор не знаем, где Анжела, подозреваем, что невесту выкрали.

— Кто? — воскликнула я. Пропажа любимой женщины объясняла странное поведение рыжего.

— Еще не знаем. — Майкл пожал плечами.

— А полиция?

Оба посмотрели на меня как на невменяемую.

— Нет, конечно! — Марина терпеливо пояснила: — У нас есть такой ритуал — красть женщин.

Я охнула.

— И людей?

Волчица фыркнула.

— Ты прости, но наши мужчины редко интересуются человеческими девушками, воруют обычно самок волков, из других стай.

Замечание Марины неприятно кольнуло: люди непривлекательны для них, для Майкла.

— А почему тогда я? В кафе была куча народа, их вы не забрали.

— Мы решаем волчьи вопросы в соответствии с правилами. Одно из них гласит, что посторонний, увидевший превращение, принадлежит стае, его не отпускают никогда, он гарант сохранения нашего существования в тайне. В кафе, Анна, все были оборотнями. Старшее поколение может селиться где угодно, они доживают свой век подальше от политики и стычек, не все, но такое тоже случается, тем более волк в них больше не просыпается, они безопасны для людей.

— Означает ли это, что меня тоже могут украсть из вашей стаи другие оборотни?

— Сейчас ты находишься под моей опекой, как только прибудем в деревню, перейдешь под защиту вожака. Не волнуйся за свою жизнь. Тебя постепенно введут в наше сообщество.

— Майкл, а давай я помогу Анне? Вроде как моя семья ей задолжала. Поселим девочку в доме Катрин и поживу рядом какое-то время?

— Я подумаю. — не сразу откликнулся Майкл, явно о чем-то размышляя. Его взгляд блуждал то по моим волоса, то задерживался на оголённом плече. Он словно пытался что-то рассмотреть, но что? — Теперь лучше всем отдыхать.

За окном громыхнуло, да так, что стекла в них издали дружный звон. Майкл спрятал улыбку, заметив, что я испугалась словно ребенок.

— Следуй за мной, — Марина поднялась и шустро прошла в сторону лестницы, — ляжешь на втором этаже. Ночью будет сильный шторм, надеюсь, завтра погода позволит выдвинуться в деревню, — и она защебетала, как лучшая подружка: — Тебе там обязательно понравится! У нас растут только органические овощи и фрукты, чистейшая вода. А столько красивых мест. Тебе же нравится быть на природе?

Ее непосредственность и приветливый настрой подкупал. Чувствовалось, Марина искренне хочет помочь. Посмотрим, получится ли у нас подружиться.

Слева от лестницы находилась небольшая спальня. В гостевой стояла гигантская кровать, рядом располагался добротный комод.

— Дальше по коридору ванная. Туда ведет самая узкая дверь. Свет не выключаю, так тебе будет легче ориентироваться на новом месте.

За окном завывал ветер и буйствовала стихия во всей красе. Погода для фильма ужасов. В подтверждении моих опасений вырубило свет.

— Серьезно?!

Марина засмеялась.

— Боишься грозы? Не переживай, я сплю рядом, помимо этого сейчас тебя охраняют десять самых лучших боевых волков нашей стаи. Ничего, кроме инфаркта миокарда, под кровлей этого дома тебе не грозит.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 383