электронная
90
печатная A5
283
16+
Золотые колосья

Бесплатный фрагмент - Золотые колосья

Объем:
90 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-0735-3
электронная
от 90
печатная A5
от 283

Перекошена, да тенью брошена

Перекошена, да тенью брошена,

Оборотной души сторона,

Вся изъедена, да изношена,

Уж не стоить тебе и рубля.


Нет величия, приукрашено,

Что забыл я здесь не пойму,

Слишком шибко я жизнь растрачивал,

Да вернуть ничего не могу.


Переполнены, да бездушные,

Видятся мне города,

От искупления до удушья,

Меня в них ожидала судьба.


Мне б к взъерошенной, неухоженной,

Пусть жизнь в деревне нынче строга,

Поля-пашнями, да все скошено,

Золотые стоят стога…

Ты не бейся так, сердце, неистово

Ты не бейся так, сердце, неистово

Да с ума голова не сходи,

От молодецкого веселого свиста,

Не бейся так сильно в груди.


Опадет лист золото-берёзовый,

Я рубаху надену, да пойду помогать,

И в полях, где закат встречу розовый,

Буду хлеб для страны собирать!


Так ликуй же дух ты русский,

Молодецкий раздайся свист,

Рюмку выпью я без закуски,

Я поэт, а не артист…

Ой вы травы высокие, навеваете грусть

Ой вы травы высокие, навеваете грусть,

Мне бы прилечь средь вас, да руки раскинуть,

Чтоб вдыхать запах полей твоих, матушка Русь,

И душе, что Русской зовется, никогда не погибнуть.


Сохранить все наследие наших земель, на века,

Воспевать тебя в песнях народных от края до края,

И жить, и любить тебя — Родная земля,

И молвою по свету везде тебя прославляя.


Ой вы дали широкие, от запада и до востока,

Реки силой своей наполнили земли страны,

По колосьям, что в золото бьют, проведу я рукою,

Я влюблен в твое небо и звуки твоей тишины.

О Вас теперь вспоминать невозможно

О Вас теперь вспоминать невозможно,

Все нити тех дней оборвали ветра,

Перемены принесшие так неосторожно,

Мою былую жизнь изменив навсегда.


О Вас я не вспомню перед смертью,

Да и Вам обо мне вспоминать дороже,

Чем молчать и хранить у сердца,

О том, что помните того юношу тоже.


Вот и снег сошел, и теперь не узнать,

Ходил ли кто на могилу,

И под сердцем портрет держать,

Незнакомца — как свою половину.

Не боли душа, хоть не напрасно

Не боли душа, хоть не напрасно,

Не кипи молодецкий ум,

Да я жил порой безобразно,

Да передумал не мало дум.


На своем веку мне хватило,

Напиваться и курить табак,

Иметь женщину, что любила,

Да потерять это все, как дурак.


И без дельно брожу по дорогам,

Может кто еще помнит поэта?

Того, что умен был не по срокам,

Да которого давно уже нету.


И хоть тень бродит повсюду,

И пытливо болит душа,

Я приветлив в любую погоду,

Главное — чтобы дышать.

Я Московских не знаю улиц

Я Московских не знаю улиц,

Где бы ни был я счастлив и пьян,

Где б не встретил приветливых лиц,

С которыми не разделил стакан.


По московским трамвайным путям,

Я шагаю под ноги смотря,

И не важно, что вслед кричат,

И просят поберечь себя.


Я в Московских переулках дышал,

Запахом первой весны,

Я московским деревьям шептал,

Не удавшиеся свои стихи.


И не стать городу серым пятном,

Москва будет всегда золотая,

Даже если насквозь дождем,

Своим теплым меня поливала.

Сверкают мысли алмазами

Сверкают мысли алмазами,

В усталой голове моей,

Вот так бы и продать их сразу,

Не жалко, лишь бы скорей.


Промедлишь и будет поздно,

Их нести на базар,

И протягивать их буду нервозно,

Парочке московских катал.


Они им цену накрутят,

Продадут, иль оставят себе,

И за столом игральным закурят,

Примеряя в своей голове.

Я надену потертый пиджак

Я надену потертый пиджак,

И от пыли штаны отряхну,

Причешусь кое-как и в кабак,

Там я в чувство себя приведу.


А напившись гулять по бульварам,

И романсы распевать до утра,

Придаваясь этим забавам,

Так же как и вчера.


Днем, где-нибудь в парке вздремнуть,

А под вечер надеть пиджак,

И от пыли штаны отряхнуть,

Что б отправиться снова в кабак.

Не смотри с укором, будто не родная

Не смотри с укором, будто не родная,

Как не стараюсь нормально жить,

Голова моя молодая, дурная,

Способна лишь есть и пить.


Я стихов не писал лет восемь,

А теперь уж не знаю смогу ль?

Это раньше влюблен я был в осень,

А теперь мне ближе июль.


Дорогая, а помнишь те строки,

Где к природе как к невесте пишу?

Как изъездил родные дороги,

И в новый путь поехать спешу.


На листах, пожелтевших от пыли,

Я узнать не могу в них себя,

Буквы в почерке ровном застыли:

Осень в сердце моем навсегда.

Моя голова — словно фабрика пыли

Моя голова — словно фабрика пыли,

Все мысли в ней подобны песку,

И дела не стоящие и дурные,

И злые и те что нагоняют тоску.


Но пыль — это лучше чем ветер,

Хоть в молодости мы были знакомы,

И с ним в голове я был весел,

Да и жил я тогда по другому.


Я то ли старею с пылью в уме,

То ли сам ею все покрываю,

Поэтому горе не только в вине,

Но и в том, что в голове скрываю.

Не свернуть мне с пути двухколейного

Не свернуть мне с пути двухколейного,

Что предназначен мне был судьбой,

Что до дня моего, юбилейного,

Не дожил я связавшись с тоской.


Завязал узелок, в путь отправился,

И у церкви до земли поклонюсь,

По местам пройдусь, где прославился,

Да в последний раз в жизни напьюсь.


Стану стихи читать быстро и громко,

Как не читал никогда и нигде,

И слова мои звучать будут звонко,

Растворяясь в вечерней мгле.


Дайте стул, чтоб меня все увидели,

Да запомнили таким, какой есть,

Знайте — вы на веки мои ценители,

И я рад, что сейчас я здесь.


После, снова на двухколейную,

По пути, что зовет судьба,

Дату эту, мою юбилейную,

Смерть с тоской у меня забрала.

По вечерним улицам зимним

По вечерним улицам зимним,

Я пройдусь одиноко в тиши,

И снежинки на пальто прилипли,

Будто их кто-то пришил.


Воздух вечером свежий и чистый,

Одиноко, но в то же время легко,

Загребать снег ногами, пушистый —

И подкидывать его высоко.


Мне бы с Вами пройтись переулками,

Зимним вечером, таким как сейчас,

Удаляюсь по дороге фигурками,

Чтоб влюбленными не увидели нас.

Разудалая душа моя буйная

Разудалая душа моя буйная,

Разгоряченная в моем сердце кровь,

Да голова моя, когда-то разумная,

Подводить стали вновь и вновь.


Все за что не возьмусь из рук валится,

Рвется, ломается и летит к чертям,

А после, тихонько в углу валяется,

Напоминая собою хлам.


Не мастер я работать руками,

Мне лучше стихи писать,

Ничего не испортив словами,

Ими же я могу что-то создать.

Я открыл в себе дар поэта

Я открыл в себе дар поэта,

За бумагой и гусиным пером,

А потом колесил по свету,

Но богатства не знал притом.


Все что в руки мне давалось я тратил,

И друзей у меня было не счесть,

И они всегда знали кто платит,

А я знал, что бы им прочесть.


Так тянулись года молодецкие,

Жил в достатке, без конца кутил,

И забыл далекие годы простецкие,

И забыл кем тогда я был.


Все закончилось в одно мгновение,

Сначала талант, затем деньги, друзья,

Я пытался найти вдохновение,

Только старания мои были зря.


Обнищавший вернулся в края свои,

В дом родной где не был тысячу лет,

Посмотрел я на стол на свои же стихи,

И забыл на всегда что поэт.

Ничего не оставлю себе — кроме Родины

Ничего не оставлю себе — кроме Родины,

На мне одежда старая рвань,

Да солома, в волосах цвета смородины,

А из уст моих сыпется брань.


При встрече со мной псы ругаются,

Я в ответ покажу грозный оскал,

А если мне встретиться пьяница,

Мы за Родину выпьем бокал.


Так мне жить, да краев не знать,

И ногами сто дорог будут пройдены,

Я не буду своих слез проливать,

Буду пить, за просторы Родины.

Грудь вдыхает просторы полей

Грудь вдыхает просторы полей,

Где крестьянская колосится рожь,

Где в лесу поет трель соловей,

И в груди веселая дрожь.


Я люблю просторы Руси,

Буйство красок осенней порой,

Замирает от ее красы,

Сердца стук, обретает покой.


Моя Родина, душа моя светлая,

Уезжаю я в край чужой,

Моя песнь о тебе недопетая,

Колыбелью там станет родной.

Я читаю на лицах Ваших улыбки

Я читаю на лицах Ваших улыбки,

Под грустными масками губ,

Я читаю улыбки, проб и ошибок,

И гадаю по линиям рук.


Вы сидите напротив, не слушая осень,

Что дождем пролилась за окном,

И в молчании Вашем, столько вопросов,

Словно Вас ко мне сам Бог привел.


Я читаю Вас, словно увидел впервые,

Хоть и живем мы вместе давно,

Вы свои мысли в быстром танце вскружили,

Чтоб о себе я в них не прочел.

Смотри как утопают деревья

Смотри как утопают деревья,

В молочном тумане густом,

И птицы свои яркие перья,

Сомкнули в молчании пустом.


Не проронить мне и слова,

Пока я сквозь рощу иду,

Окутанный туманом, тощий,

Шагаю словно в бреду.


И смотрит зверье из лесу,

На меня сквозь туманную мглу,

Наслаждаясь уходящим летом,

Я в ладони росу соберу.

Сапоги истоптавшие лето

Сапоги истоптавшие лето,

Исходившие не мало дорог,

Повидавшие поля и реки,

Обивавшие не один порог.


И теперь в пыли, в душной комнате,

Вы стоите напротив меня,

Отдохну я, пока вы просохните,

А затем Вас обую опять.


Побредем мы потихонечку,

Соберем всю пыль и грязь,

Да прокатимся лихо на троечке,

Что бы сильно опять не устать.


Сапоги мои — обувь верная,

Сослужили вы службу свою,

Пара новая, блестящая, скверная,

Теперь стоит у меня на виду.

Вы любите борзых собак?

Вы любите борзых собак?

С их искренней душою,

И грацией до самых пят,

И лаем заливным, и воем.

Вы любите борзых собак?


С неподражаемым спокойствием,

С которым псы участвуют в бегах?

Я получаю удовольствие,

И я готов носить их на руках.


Вы любите борзых собак?


Не суть, английских, итальянских,

Их, благородно устроивших бардак,

Русских псовых или Афганских,

Вы любите борзых собак?

Я пью кофе, заедаю солью

Я пью кофе, заедаю солью,

Что бы себя с утра в чувство привесть,

Словно жизнь, изъедена молью,

Подарила дурную весть.


Говорят, будто я пропадаю,

Что так дальше жить нельзя,

Что я только пью да гуляю,

А за душой ни кола ни двора.


Я не злой, в жизни всякое видел,

Отношением был польщен,

Да бывали и те кто обидел,

Но в душе у меня каждый прощен.


Так не лезьте с крестами-поклонами,

Дайте успеть прикоснуться к раздолью,

Перед годами седыми, преклонными,

Я пью кофе, заедаю солью.

Я картинно-картонный юноша

Я картинно-картонный юноша,

В толпе выглядящий не броско,

Весь секрет внутри, там где душа,

Хоть и там нет ни денег ни лоска.


Я юноша что свой возраст скрывает,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 283