электронная
180
печатная A5
410
18+
Золотая рыбка

Бесплатный фрагмент - Золотая рыбка

Все дозволено

Объем:
194 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-8622-0
электронная
от 180
печатная A5
от 410

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

От автора

Привет, читатель!

Данная книга нуждается в том, чтобы сказать о ней особо, так как по структуре она не является единым творением, к которым вы привыкли, а представляет собой логический тандем из двух неравнозначных литературных единиц.

Первое произведение — «Золотая рыбка», является основным не только по объёму (91% от общего листажа), но и по авторской задумке. Стержневая идея этого опуса — древняя и непростая проблема борьбы с искушением. Кто из нас не мечтал в детстве о волшебной палочке, которая будет реализовывать все задуманное? Вы и сейчас считаете, что это благо? Ха!

Как вы поступите, если некая неведомая сила начнёт исполнять все ваши желания. ВСЕ, без исключения, любую блажь, прихоть? Можно ли представить более страшный соблазн для себя? И, главное: способен ли человек с честью выдержать это испытание? Ведь стоит пойти на поводу у своих инстинктов, низменных желаний, прихотей, и «счастливчик» неизбежно скатывается в никем не ограниченную вседозволенность, которая не просто несёт вред остальным (это неизбежно), но и постепенно ломает личность обладателя «золотой рыбки», неизбежно превращает его в монстра, чудовище.

А если представить, что некая инопланетная раса социопатов, обладающая данным «исполнителем желаний» взяла на себя право «испытывать» других братьев по разуму, судить их… судить нас? Согласитесь, это совершенно нечестная игра, ведь будь то люди, или «зелёные человечки», подавляющее большинство не устоит перед таким «сказочным» подарком, кинется во все тяжкие, а это значит — проиграет, не выдержит теста, навязанного самозваными судьями. Исход в этом случае один — гибель Земли.

Что делать в такой ситуации, как бороться с пришельцами-шулерами? Есть ли надежда на спасение?

Если интересно — читайте, не пожалеете.

Роман «Золотая рыбка» — вполне самодостаточная вещь. Если вас интересует только сюжет, можете закончить чтение второй части и захлопнуть книгу.

Но тот из вас, кто почувствует недосказанность, незавершённость — переверните страницу, и вас ждёт попытка номер два — «Эпитафия» — небольшое произведение с совершенно иной стратегической идеей, но связанное с первой книгой общей сюжетной линией и единственным героем. Что это? Эпиграф, мини-дополнение, отдельный рассказ? Даже автор затрудняется ответить. Может, у вас получится? Вы задумывались когда-нибудь над вопросом: что такое бесконечность, что там, за самым краем вселенной, а если там есть что-то — что дальше, за тем краем? Извечная проблема мировоззрения. В «Эпитафии» я предложил свою версию решения этого вопроса (с детства увлекаюсь астрономией). Попробуйте, оцените. А мне хотелось бы знать, улыбнётесь ли вы, закончив чтение, или содрогнётесь от ужаса.

Прелюдия

Жестокость, как всякое зло, не нуждается в мотивации; ей нужен лишь повод.

Джордж Элиот

Ночь — редчайшее явление для этого мира. В кои-то веки случилось так, что оба светила, красное и белое, повинуясь неведомым законам своего замысловатого движения, одновременно оказались на другой стороне планеты.

Тишина.

Абсолютное отсутствие ветра.

Океан, от горизонта до горизонта. Здесь его царство, нет даже намёка на твердь.

Бескрайняя, тяжело колышущаяся светло-янтарная влага испещрена белёсыми вкраплениями, еле заметными в полумраке.

Но тьма гонима в этом мире. Даже в редкие ночные часы насыщенным светом сочится сам океан. Мельчайшие организмы-фотофоры исходят густым изумрудным сиянием, иллюминируя воды до самого дна. В этом тонком зелёном сиянии все кажется неестественным, призрачным.

На глубине, под густыми зарослями плавучих пурпурных водорослей тянется извилистое змеевидное тело невысокого подводного хребта. Его крутой склон испещрён многочисленными округлыми отверстиями-норами. Это новое поселение юной, но быстрорастущей местной цивилизации. Они недавно в этих местах. Обживаются.

Их округлые прозрачные тела ловко снуют в водной толщи, исследуя незнакомую территорию.

Один из пионеров, заметив нечто странное, ныряет все глубже, в пугающую бездну узкой каменистой расщелины. Здесь нет люминесцентных бактерий, полная тьма. Но его ведёт удивительный голубой свет вдали. «Голубой» — такого слова нет в словаре этих созданий, так как этот цвет отсутствует в мире-океане.

Очарованное незнакомым оттенком существо приближается к источнику свечения. Его водянистая плоть, размером с приличную бочку, мелко вибрирует от любопытства, внутренние органеллы собираются в центре, почти прилипая к багровому ядру.

Пересилив иррациональный страх, герой вытягивает ложноножки и поднимает с плоского, заросшего слизью камня, небольшой, геометрически правильный синий шар, исходящий лазурным сиянием.

Долгая пауза немого созерцания.

Пора!

Вздрогнув, словно избавившись от дурного морока, странник прижимает находку к аморфному телу и, ликующе булькнув, быстро возвращается к своим сородичам.

.

Десять тысяч лет спустя

Земля.

Утлое, ненадёжное пристанище того многообразного буйства стабильного, саморепродуцирующегося движения энергии, что зовётся жизнью. Голубая сфера, изрезанная замысловатыми языками бурых континентов, подернутых белёсой дымкой атмосферы, длит свой извечный путь на фоне чёрно-бархатной бездны, усеянной равнодушными искрами далёких звёзд.

На высокой орбите, неторопливо входя в тень планеты, движется ассиметричный искусственный объект, напоминающий жёлто-шоколадную корявую картофелину. Его шероховатое тело со всех сторон утыкано дюжиной тонких щетинистых образований, напоминающих тысячекратно увеличенные усики-антенны майского жука.

В недрах летательного аппарата, в одной из жилых полостей, наполненных вязкой опалесцирующей жидкостью, ведут беседу два странных существа. В силу особого спектра восприятия зрительных анализаторов, незнакомая планета на обзорном экране, кажется им черно-лиловой.

— Ну, наконец-то! Очередной объект, — шепчет первый. Его текучее округлое тело напоминает гигантское одноклеточное: амёбу или плазмодий. Прозрачная плоть сплошь усеяна множеством причудливых разновеликих органелл. — Все как обычно: вода, в жидком агрегатном состоянии, газообразный кислород, белковая жизнь и… доминирующий разумный вид, имеющий структуру классического социума.

— Я бы поспорил с твоим термином «обычно», коллега Кхранг, — булькает второй (точная копия своего собеседника). — Неуместное слово. Ты же знаешь, насколько редко это явление. Мы оставили позади уже семь галактик, эта — восьмая, и признайся: за бесконечные годы нашего эпохального путешествия так ли часто мы встречали младших братьев по разуму?

— М-да, уважаемый Чииво, тут ты прав. Тупой жизни хватает в мирах, а вот цивилизаций… Увы, в данном звёздном облаке эта лишь третья и, похоже — последняя.

— Именно. Потому мы и должны ценить подобные подарки фатума. Они — единственное, что порой будит наш интеллект, убивает на время нескончаемую скуку бездеятельного бытия.

— Тут ты прав: «временно». Увы, все преходяще. Но довольно слов, дружище. Слава Святым Водам, долгое ожидание закончено. Я в нетерпении. Жажду действия.

— Аналогично, — собеседник воспарил в питающей жидкости, заслоняя своим аморфным телом добрую половину обзорного экрана. — Ну что ж, заключим пари? Как обычно?

— Да.

— Только, у меня условие, почтенный Кхранг. На этот раз предлагаю поменяться местами. Сейчас я ставлю на то, что большинство представителей данной расы разумных, по сути своей являются эгоистичными, жадными, прагматичными, агрессивными существами, основная цель бытия которых — жизнь для себя, обогащение, стремление к наслаждениям, власти, унижению себе подобных и прочее.

— Позволь, уважаемый, но традиционно сложилось так, что это моя позиция. И согласись: ты не всегда проигрывал. Вспомни цивилизацию Гасто.

— Да, — Чииво слегка помутнел, приближаясь к округлой стене каюты. Его крупная выделительная вакуоль слилась с поверхностной мембраной и… лопнула, окрашивая раствор в грязно-зелёный цвет. В то же мгновение усиленно заработали автоматы дренажной очистки, быстро удаляя отходы жизнедеятельности пилота. — Но ты же помнишь, несмотря на мою мнимую победу, мы оба признали эту расу аномальной, псевдоразумной. И, заметь, в тот раз я взял на себя решение о будущем гастониан.

Собеседник заколыхался, досадливо собирая органеллы в кучку:

— Ну, хорошо. Ты знаешь, что наш путь близится к завершению, и в скором времени мы вернёмся в родной Дорк, пред ясные очи несравненного императора Ад-Кодори восьмого.

— Представляю, каким благостным для его слуховых сенсоров окажется заключение о том, что наша тяжелейшая экспедиция доказала: великая цивилизация Дорк, безусловно, является самой высокоразвитой и могучей во вселенной, мы — истинные хозяева сущего.

— Да, — Кхранг возбуждённо забулькал, — поэтому не будем мелочиться. Я, понимая, что, скорее всего, нынешняя наша акция является завершающей, уступаю тебе, мой друг. Решено. Принимаю спор на твоих условиях и вынужден поставить на то, что члены данной культуры исполнены любви к ближнему, жертвенности, готовности помочь соседу и… бла-бла… тому подобное (хоть и не верю в это).

— Скрепим пари?

Оба одноклеточных коснулись друг друга псевдоподиями и Чииво продолжил:

— Ты не против, коллега, если в остальном мы не будем отходить от традиций?

— Конечно. Зачем пытаться улучшить многократно испытанные методы? Как всегда, наш посланник проведёт случайную выборку одиннадцати подопытных особей и поочерёдно реализует сокровенные желания каждого из них. Просто и эффективно. Ха! Мы наглядно убедимся, чего стоят эти козявки и их раса в целом. Счётчик готов, — собеседник обратил свои фоторецепторы в сторону округлого прозрачного образования (напоминающего аквариум), на дне которого покоилось множество крохотных дисков двух цветов: серого и серебристого, — этот аппарат никогда не ошибается: серый цвет — особь провалила испытание, серебристый — прошла. Одиннадцать — нечётное число, любимое Святыми Водами, так что ничьей не будет. Или ты окажешься в выигрыше, или я.

— Ставки тоже не меняем?

— А с чего бы это? — Кхранг заиграл глянцевыми отливами. — Чем этот случай лучше иных? Все просто: коль ты берёшь верх, доказывая ничтожность этого вида разумных животных — мы ликвидируем планету, ну а если побеждаю я (ха!) — оставляем их благоденствовать. Третьего не дано. Согласен?

— Да.

— Тогда отправляй посланника.

Часть I
Планета смертников

Если боги хотят наказать человека, они исполняют его желания.

Оскар Уайльд

1. Алчный

Жадному и могила узка.

Абх

Раннее майское утро не дарило свежести. На часах всего 8.22, а на электронном термометре уже 28 0С. И, как назло — ни ветерка. Каменные джунгли мегаполиса утопали в духоте и смоге.

Чертыхнувшись, Денис Воронцов, зам директора «Z-банка» по вопросам кредитования, решительно отгородился от мира, подняв автомобильные стекла и включив климат-контроль.

Желанная прохлада не принесла успокоения. Теперь он с ненавистью уставился на море замерших авто, окружающее его со всех сторон.

Проклятая пробка отняла не менее четверти часа, и надежды на скорое освобождение из транспортного плена не было. За последние пять минут он продвинулся метров на 20, не больше.

«Всегда эта дрянь случается не вовремя. Опоздаю — главный убьёт», — Дэн глубоко вздохнул и, прекрасно осознавая безвыходность положения, стал тупо гипнотизировать лобовое стекло. — «Тут ничего не поделаешь. Только ждать».

Казалось бы, чего ныть, досадовать на такие мелочи жизни, как автопробка. Разве это проблема для того, кто, в свои тридцать с небольшим, волей судеб вознесён практически на вершину мира: здоровье, как у космонавта, высокая должность на любимой работе, миллионные обороты, неплохое положение в среде местного бомонда, куча нужных связей, особняк — полная чаша, целый автопарк в гараже, жена — красавица.

Жена… Лариска, будь она неладна. Молодой человек вдруг понял, что за все, чего он добивался с таким трудом в этой жизни, приходилось платить чем-то другим, отдавать часть себя, своей свободы… Взять хотя бы его благоверную. Если взглянуть со стороны — любой позавидует. Как же — женился на единственной дочке босса. Да, так и было. Но это лишь вершина айсберга, а что скрыто за всем этим…

Мужчина скрипнул зубами и криво улыбнулся, вспомнив прошлое. Сколько сил и средств он потратил на ухаживания за этой куклой, сколько раз ему бросали в лицо: «я не люблю тебя». Конечно, он тоже не пылал страстью к Ларисе, нет, желанный брак рассматривался лишь как очередная ступенька наверх, к лучшей жизни, к бὁльшим доходам. Денис был настойчив. Он никогда не отступал, всегда добивался своего. Так произошло и на этот раз. Включив максимум обаяния, он втёрся в доверие к папаше будущей невесты, директору банка. Вместе они и дожали строптивую девицу. Получилось! А буквально через неделю после свадьбы он сделал стремительный карьерный рывок, став членом руководящей верхушки организации.

Казалось бы — все, победа. Но, как оказалось, он совсем не знал свою юную супругу. Девочка с характером, воспитанная в полной свободе, которую впервые в жизни заставили сделать нечто важное против её воли, вполне справедливо винила во всем мужа. В маленькой гламурной головке этого существа росла, вызревала маниакальная идея мести.

Через пару месяцев совместной жизни, молодой человек понял, что его семейное существование превращается в Ад. Начиналось с мелочей: беспочвенных придирок, обвинений, оскорблений ни за что (большинство женатых мужчин знают, как умело женщины ведут эту тихую войну). Он держался, терпел, понимая, что развод, которого так добивается эта взбалмошная девчонка, неизбежно повлечёт за собой его сокрушительное падение в иерархии банка. Нет уж!

Поняв, что супруга не проймёшь, маленькая стерва ввела в бой тяжёлую артиллерию, древнюю, безотказную. Она завела любовника. Причём чертовка не таилась, не скрывала адюльтера от общества, наоборот — регулярно появлялась со своим «самцом» на публике, словно красуясь. Вот это был удар. Поползли слухи, общественное положение Дениса пошатнулось. Кончилось тем, что эта грязь дошла до папаши. Тесть вызвал его на ковёр и произнёс лишь одну фразу: «уйми свою… иначе…». Это было предвестие катастрофы. Что делать? Решения не было. Он сам загнал себя в западню, из которой был только один путь — крушение, потеря всего.

Чего уж, если откровенно, жаловаться некому. Воронцов сам сделал этот выбор, поставив деньги, положение, выше мужской чести.

«Вот засада!» — он чертыхнулся, и тупо уставился перед собой.

Восход закончился. Прилично поднявшись над горизонтом, светило зависло над щербатыми клыками высоток. На бледно-васильковом небе — ни облачка, только призрачное марево над кварталами.

«Да, если сейчас так, чего же ждать в полдень?».

С досадой хлопнув ладонью по рулевой баранке, он прорычал что-то нечленораздельное и бросил открытый взгляд на слепящее солнце.

В голове мелькнуло:

«Говорят, это опасно, ослепнуть можно».

Раскалённая, без малейшего намёка на желтизну, ослепительно-белая звезда напоминала круглую ёмкость, наполненную расплавленным металлом.

Глазам стало больно. Он уже хотел отвести взгляд, но вдруг увидел невероятное: светило стало стремительно терять яркость, менять цвет. Уже вовсе не слепящая, мягкая сфера наливалась лазурью. В какой-то момент солнце совершенно слилось с голубизной неба, потерялось, но тут же проявилось, потемнев, окрасившись насыщенной синью.

Голова пошла кругом, и вдруг возникла уверенность, что дневное светило совсем рядом, в метре от наблюдателя, более того — уже внутри его автомобиля.

Мужчина протянул руку и… прикоснулся к неведомому объекту. Ещё мгновение, и холодный опалесцирующий бирюзовый гладкий шар упал в ладонь финансиста.

— Ого, тяжёлый какой, кило три, не меньше.

Ещё не понимая, что стал свидетелем чуда, Денис вновь бросил взгляд вверх. Однако… Солнце на месте, такое же, как и было. Тогда что же у него в руках? Фантастика…

Забывший обо всем, банкир взглянул на странный артефакт, притягивающий взор, чарующий, завораживающий тонкими перламутровыми переливами, казавшийся живым.

Прагматичная натура дельца не позволила поддаться мистерии цвета. Время — деньги. Полюбовавшись на диковинку не более минуты, он хмыкнул и положил находку на соседнее сиденье.

Первая реакция: нажива, выгода. Этот человек привык выжимать максимум материальной пользы из всего, чем награждала судьба.

Его не изумляло чудесное появление предмета. Удивление — не для него, его кредо — прок.

В мозгу выстраивалась логическая цепочка меркантильных мыслей: «Не металл, очевидно. Что-то уникальное. Безусловно — ценное, возможно даже раритет. Можно узнать ориентировочную стоимость у знакомого ювелира. Но, пожалуй, гораздо больше я получу, вбросив горячую информацию о вещице в Интернет-сообщество маньяков-коллекционеров, охочих до подобных экспонатов. Ну а потом: аукцион и — бинго!».

Испорченное с утра настроение делало крутой вираж под небеса.

Удовлетворённо ухмыльнувшись, он буркнул:

— Откуда же тебя принесло, подарочек?

Через миг в голове прозвучал приветливый бесполый мыслеголос:

— ИЗДАЛЕКА. НЕ С ЭТОЙ ПЛАНЕТЫ. ТЕБЯ ИНТЕРЕСУЮТ ТОЧНЫЕ КООРДИНАТЫ?

— Мать твою! — молодой человек от неожиданности дёрнулся всем телом, свернув руль влево.

«Уф-ф. Слава Богу — пробка, на месте стоим. Иначе уже влепился бы в кого-нибудь», — он медленно выдохнул, пытаясь успокоиться. — «Это говорит со мной? Надо отвечать».

Откашлявшись, Воронцов просипел:

— Выходит, ты живой?

— ОТНОСИТЕЛЬНО. ИСКУССТВЕННЫЙ МЕХАНО-ОРГАНИЗМ.

Очередная утилитарная мысль: «Сюрприз, однако. Да такое сокровище будет стоить на порядок дороже».

— НЕ СОВЕТУЮ ЭТОГО ДЕЛАТЬ. КАК ВИДИШЬ, Я ПОСЕТИЛ ИМЕННО ТЕБЯ. ТУПО ПРОДАВ МЕНЯ, ТЫ ПОТЕРЯЕШЬ ГОРАЗДО БОЛЬШЕ, ЧЕМ СМОЖЕШЬ ПРИОБРЕСТИ В ПЕРСПЕКТИВЕ.

— Ух! Ты мысли мои читаешь?

— РАЗУМЕЕТСЯ. ТЫ ЖЕ МОИ СЛЫШИШЬ.

Дениса заинтриговала предыдущая фраза инопланетного гостя:

— Выходит, ты намеренно посетил именно меня?

— НЕТ. МЕТОД СЛУЧАЙНОГО ВЫБОРА. ВЫПАЛО НА ТЕБЯ.

— Ты говорил о перспективе. Так в чем твоя ценность?

— Я ИСПОЛНЯЮ ЖЕЛАНИЯ.

«Может это розыгрыш?» — банкир растерянно посмотрел по сторонам:

— Ты серьёзно? Мы не в сказке.

— СОМНЕВАЕШЬСЯ? ПРОВЕРЬ. ЗАГАДАЙ, ЧТО УГОДНО.

Мужчина тупо уставился на ряд гудящих авто, мешающих проезду:

— Ладно. Попробуем, коль предлагаешь. А ну-ка, сделай так, чтобы эта автомобильная пробка исчезла.

— ЭТО НЕВОЗМОЖНО.

— Почему?

— НИЧТО НЕ ИСЧЕЗАЕТ ПРОСТО ТАК, БЕССЛЕДНО. ЭТО ПРОТИВОРЕЧИТ ЗАКОНУ СОХРАНЕНИЯ.

— Ну… убери их отсюда, перемести подальше.

— КУДА?

— Да куда угодно, хоть в Преисподнюю.

Мгновение, и все колёсные средства передвижения, находящиеся впереди, растворились, будто и не было.

— Ух-х… — Воронцов растерянно уставился на свободное гладкое полотно автобана, манящее вдаль. — Ну, ты и дал, братец… Что ты сделал с ними?

— ВЫПОЛНИЛ ТВОЙ ПРИКАЗ. ПОСКОЛЬКУ УПОМЯНУТОЙ ТОБОЙ ПРЕИСПОДНЕЙ НЕ СУЩЕСТВУЕТ, ЭТО МИФИЧЕСКИЙ РЕГИОН, ЯКОБЫ НАХОДЯЩИЙСЯ ГЛУБОКО ПОД ЗЕМЛЁЙ, Я ТЕЛЕПОРТИРОВАЛ ИХ В ЦЕНТР ПЛАНЕТЫ. ФОРМАЛЬНО, ЗАДАНИЕ ВЫПОЛНЕНО.

— Однако… Выходит, все они погибли?

— РАЗУМЕЕТСЯ.

— Ну и методы, — Денис криво усмехнулся. — А, плевать! — и надавил до упора на педаль газа, плавно отпуская сцепление.

Он не опоздал.

Рабочий день прошёл как обычно — в изматывающей жаркой лихорадке финансовых манипуляций, неизбежно сопряжённых с рутинным оформлением соответствующей документации. У зама по кредитованию не было и четверти часа на передышку. Немудрено, что он вспомнил о своём сферическом партнёре, только вновь оказавшись в своём авто.

— Привет, чудо-шарик. Не скучаешь тут?

— ЭТО ЧУВСТВО МНЕ НЕВЕДОМО.

— Ну и славненько. Полезай-ка пока сюда, — финансист сунул пришельца в небольшой, но широкий титановый инкассаторский кейс. — Сейчас едем домой. А уж там найдём, чем заняться.

Войдя в роскошный особняк, расположенный в спальном районе города, закрыв металлическую входную дверь на все засовы, хозяин прошёл в гостиную и, усевшись на кожаный диван, раскрыл заветный ларчик.

Его ослепил обновлённый вид гостя. Тот сиял яркими золотыми переливами, на фоне глубинной изумрудной основы.

Золото, зелень — пожалуй, два самых сладких слова для прирождённого коммерсанта.

Очарованный сладкой перспективой, Ден прошептал:

— Кажется, ты понимаешь меня.

Мужчина всегда верил, что его ждёт блистательная карьера финансового воротилы. И счастливая судьба подтверждала это, уже в 32 года обеспечив ему должность второго человека в местном филиале одного из крупнейших банков страны. Куда уж круче. Впереди маячило радужное будущее. Казалось, чего ещё надо? Но ему было мало, терпение не входило в число достоинств этого человека. Тлетворное дыхание Золотого Тельца заразило душу, превратив в своего раба. Он не мог остановиться, стремясь все выше, желая все большего, словно одержимый. Прорываясь наверх, молодой человек, как разогнавшийся локомотив, уже не мог остановиться, в последние недели он измучил себя планами: как подсидеть директора, занять его кресло? И тут — такой сказочный подарок.

Шар сверкнул ещё раз, отдав последний всполох, и приобрёл свой прежний вид.

— Ну что ж, м-м, как к тебе обращаться?

— РЕАЛИЗАТОР.

«Это надо же, как привалило!» — где-то, в глубине души, Денис всегда верил в чудо, знал: рано или поздно, его надрывные усилия на пути к обогащению окупятся, завершатся чем-то невероятным. — «И вот — дождался!».

Из экстаза предвосхищения его вывел частый стук каблучков на лестнице.

Голос жены, высокий, мелодичный… раздражённый:

— Ну и где ты шлялся? Почему так поздно?

«Она ж дома. Совсем забыл», — он сделал глубокий выдох. — «Спокойно, Дэн. Скандалы нам ни к чему».

Невысокая платиновая блондинка (крашеная, разумеется) не отрывала от него взгляда холодных глаз, в которых застыла сталь:

— Че завис? Язык проглотил?

Молчать, терпеть? Как обычно?

«С чего это вдруг?» — только сейчас он понял, что ситуация изменилась, в корне. Он уже не жалкий родственник, о которого можно вытирать ноги. Нет. Судьба наградила мужчину могучим козырем, благодаря которому, он, наконец-то, может послать, куда подальше всю эту семейку.

Вот он, момент истины.

Он спокойно улыбнулся, как матёрый траппер перед разъярённым бизоном, и выдохнул:

— Тебе прекрасно известно, что я работаю, обеспечиваю наше будущее. Возвращаюсь, когда могу. А вот чем занималась ты весь день? Опять кувыркалась со своим кобелём?

Не ожидавшая подобного отпора, молодая супруга задохнулась от ярости:

— Это мой выбор. С кем хочу, с тем и… он — настоящий мужчина, знает, что надо женщине. Не то, что ты… импотент.

— Заткнись, шалава!

Блондинка уверенно шагнула вперёд:

— А то что? Папочке пожалуешься? Давай… Что ты лыбишься?

«Она по-прежнему уверена, что я у них в руках», — Воронцов открыто наслаждался ситуацией, нежданно обретённым могуществом. — «Тля. Пусть побалакает напоследок, а потом… вот сюрпризец их ждёт… Наступит время, они мне ноги целовать будут».

Наблюдая странную реакцию супруга, неожиданный бунт того, кто ради положения, почти год терпел от неё унижения, издевательства, Лариса недоумевала, более того, она была в растерянности. Женское чутье подсказывало: «Что-то изменилось. У него появился джокер, некая сила. Только вот что?».

Он хищно ощерился:

— Ну что, выговорилась, потаскушка? Все, прошло ваше время, вали, — обернувшись, он обратился к внепланетному гостю. — Слышь, дружок, отправь-ка эту сучку куда подальше.

— КУДА КОНКРЕТНО?

— А хоть к бате её. Одна змеиная семейка. Найдут общий язык.

— Ты с кем разгова… — попыталась вставить девушка и тут же исчезла, будто и не было.

— Благодать! — Денис расслабленно развалился на широком кожаном кресле, наслаждаясь тишиной и одиночеством. Он не мог поверить, что наконец-то свободен, во всех смыслах. Все! Больше не придётся лизать задницу «любимому» тестю, пресмыкаться перед его партнёрами, терпеть презрительные взгляды, ехидный шёпот за спиной: «лизоблюд, рогоносец». Кончено! Теперь он — король. Скоро все узнают об этом.

Он не торопился. Тянул, длил минуты, наслаждаясь предвкушением того, что предстоит сейчас сделать.

Тик-так, тик-так…

Пора!

— Реализатор, — делец плотоядно улыбнулся, — а дай-ка мне миллион баксов.

— ЧЕГО?

— Ну, долларов, американских.

На колени зелёным дождём посыпалась перевязанные ленточкой банковские упаковки стодолларовых купюр.

— Вау! — он хватал их, как голодающий — кусок мяса.

Слегка успокоившись, аккуратно сложил плотные бумажные брусочки на стол. Пересчитал, все верно, 100 пачек. Вроде бы — немалая сумма, но, как-то мало. Даже всю столешницу не заняли.

Ещё!

— Ладно, банкомат инопланетный, накинь-ка ещё миллиардик, в той же валюте.

И посыпалось…

Ошалев от жадности, вытаращив глаза, он все грёб и грёб.

Вот уже гора фисташковых плиток. Но неуёмный аппетит только разгорался.

— Давай ещё! Столько же.

Безумие продолжалось около получаса.

Вдруг, будто что-то шепнуло изнутри: «остановись, опомнись».

Сердце прыгнуло в экстрасистоле, и он, схватившись за грудь, словно проснулся.

Вся комната была усыпана зеленью.

Но что-то не так.

Осознав, что может получить столько, сколько захочет, ограничения в желаниях нет, Денис мгновенно исцелился от «золотой лихорадки». Более того: чувствовалось лёгкое разочарование. В душе не было удовлетворения. Эти деньги казались какими-то мнимыми, неправильными (хотя он и проверил их подлинность). Эрзац.

И вдруг он понял: слишком легко. Разве получит рыбак удовольствие, если рыба, без малейших усилий с его стороны, сама будет прыгать в корзину из реки? Конечно, нет.

Так и тут. Не хватало будоражащего чувства охотника, коим является истинный финансист. Когда ты, после долгой подготовки, потратив массу моральных усилий, идя на серьёзный риск, урвал-таки огромный куш — вот это настоящее наслаждение дельца.

А тут… Нет, такой лёгкий способ приобретения капитала, не требующий ни малейших усилий, его не прельщает. Нужен драйв.

Конечно, он любил деньги, да что уж — боготворил их. Но, сколько помнил себя, ловил особый кайф не от самого «презренного металла», а от процесса его получения, от нерва этого действа. Несомненно, молодой человек жаждал грандиозного обогащения, но только так, чтобы именно он был главным действующим лицом, дирижёром этого процесса.

Он взглянул на груды долларов, как на мусор.

Что делать.

Идея!

— Ладно, — хохотнул Денис, — ты хочешь охоты? Будет тебе охота. Эй, партнёр, слышишь меня?

— РАЗУМЕЕТСЯ.

Он похлопал по карманам пиджака: все нужные документы при нем, как и всегда. Бросив в кейс с Реализатором ещё пару пачек валюты (стартовый капитал, так сказать), улыбнулся и выкрикнул, как мальчишка:

— Перенеси-ка нас в Лас-Вегас, Хоттабыч, в самое крупное казино.

Голова пошла кругом, и он рефлекторно прищурился, защищая глаза от слепящей иллюминации.

— Обалдеть!

«Царь горы» стоял в центральном зале CityCenter Las Vegas — самого дорогого казино в мире.

Кругом роскошный антураж: шёлк, бархат, золото, бриллианты. Трудно сказать, что выглядит презентабельнее: шикарный интерьер помещения, или масса разодетых светских львиц.

Вот он, мировой центр рискового счастья и сокрушённых надежд.

Резко выдохнув, пьяный от перспективы неизбежного успеха, он решительно направился к кабинкам обмена. Проблема в общении исключена — он прекрасно владел английским.

— Мне на все, — славянский гость сунул в окошко весь свой запас, — двадцать тысяч.

Получив фишки, он двинул в отделение покера, техасского холдема. Выбрав стол побогаче, с горами фишек у игроков, он поприветствовал будущих соперников кивком и скромно присел на свободное место. Очередная партия началась.

Денис знал, что в покер можно играть бесконечно долго, не выиграв (и не проиграв) при этом большой суммы. Игроки осторожничают, ставят небольшие блайнды, не рискуют, вот и результат. Но иногда, довольно редко, случается так, что сразу двум соперникам, по воле случая, выпадает очень сильный расклад. Каждый из них уверен, его рука — лучшая, и повышает ставки до небес. В такой ситуации сумма банка на столе может оказаться просто фантастической. И кто-то один завладеет всем этим. Одна такая партия стоит больше, чем долгие часы пустой игры.

Обладатель чудесного артефакта не желал ждать, и поэтому мысленно обратился к партнёру:

— Вот тебе задание, дружище. Сделай так, чтобы при первой же раздаче, вот этому толстому рыжему старику, перед которым самая большая груда жетонов, выпало что-то очень крутое, но мне — ещё круче, ха! Разумеешь?

— ПОНЯЛ.

Шестеро участников сделали стартовые ставки, после чего раздающий с непроницаемым лицом выдал каждому по две карты.

Молодому банкиру выпали валет червей и десятка червей. Что ж, не самый плохой расклад.

Тощий юнец справа удвоил ставку. Все последовали его примеру.

— Флоп, — дилер мягко метнул на сукно три общих карты: туз пик, король червей и четвёрку треф.

Что ж, у него три карты одной масти, не исключён флэш. Не самая сильная комбинация, но лучше, чем ничего.

Кому-то не повезло. Сразу трое участников спасовали. В игре остались только Денис, рыжий старик и смуглый брюнет, лет сорока.

Толстяк поднимает до двух тысяч, русский приезжий поддерживает, третий — тоже.

— Терн — шепчет ведущий и швыряет на стол следующую карту: туз червей.

Так. Ему нужна одна карта, только одна.

Брюнет чертыхается и покидает игру.

Единственный оставшийся оппонент поднимает ставку до семи тысяч. Денис поддерживает.

Кульминация.

— Ривер, — возвышает голос дилер, открывая завершающую общую карту — даму червей. — Раздача закончена. Делайте ставки, господа.

На мгновение у него помутилось в голове от восторга. А вдруг почудилось? Нет, точно. Роял-флэш, высшая комбинация!

Есть! Он смотрит на свой расклад, не веря глазам: туз, король, дама, валет и десятка червей. Немыслимо! Бывало, он поигрывал в покер, но ни разу ему не проходило королевского флэша.

Толстяк долго буравит его серыми выцветшими глазками и, наконец, выдвигает все своё богатство на центр стола:

— Ва-банк.

Да, похоже, у него тоже есть, что показать.

— Отвечаю, — он выдвигает все свои фишки.

— Вскрываемся.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 410