электронная
72
печатная A5
296
12+
Знаменосец

Бесплатный фрагмент - Знаменосец

Сборник стихов

Объем:
96 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4483-1217-5
электронная
от 72
печатная A5
от 296

Знаменосец

Рассвет. Прохладою ночною

Ещё был воздух напоён,

А в небе утренней звездою

Восхода миг не озарён,

Как вдруг раздался бой набата

Вмиг тишину прогнав и сон

В крестьянских избах и палатах

Колоколов тревожный звон.

С заставы дальней весть пришла

Вчера к границам государства

Явилась вражеская тьма,

Мечем, пройдя в соседних царствах.

С той вести мрачен и суров,

Сидел наш князь в своих палатах

Внимал советам мудрецов —

Бояр и ветеранов знатных.

Он был и молод, и горяч.

С дружиной славной государства

Границы защищал не раз.

В тот день недолго собирался.

Гонцов по весям разослав,

Собрав обозы и дружину,

Жену и сына князь обняв,

Простившись, отчий дом покинул.

***

Восходом вспыхнул край земли.

Лучами сумрак разгоняя,

Вставало солнце, новый день

Всему живому обещая.

Мы, исполняя княжью волю,

В былых сраженьях зная толк,

Для боя выстроились в поле

В лесу укрыв засадный полк

И вот вдруг ожил горизонт

Закрылся пылью миг рассвета.

Как смерч, гонимый сильным ветром,

Поднятый бегом тысяч ног.

Когда ж слегла густая пыль

А солнце с неба просияло

Пред нами, в тысяче шагах,

На поле вражья рать предстала.

Десятки варварских племён,

Гонимых жаждою наживы.

В щетине копий и знамен

В доспехах все из шкур звериных.


***

Плечом к плечу, (сплошной стеной)

На солнце латами сверкая,

Стояли воины в строю

От жажды боя изнывая.

Пред строем нашим, налегке,

Гарцуя на коне кудлатом,

Промчался свет наш государь

Одет в сверкающие латы.

Окинул взором он полки

Из ножен вынув меч булатный.

Его приветствовали мы

Подобно громовым раскатам.

Вдали раздался страшный вой

Поднялась, ожила щетина

И хлынула на нас волной

Врагов несметная  лавина.

И завязался смертный бой

Стрел тучи солнце закрывали.

И крик, и стон, и лязг, и вой

Как будто воздух пропитали.

Но вот вдруг дрогнул правый фланг

Князь бьётся, он ещё не знает,

Что командир его погиб,

Что силы фланга угасают.

Смотри же князь, уже кругом,

Обходят войско псов орава,

Пора поднять засадный полк

И стягом указать на право.

Но что же это, видят все

Казалось в вражеской пучине

Поднялся, вырос прежний стяг

Полка теснённого к лощине.


***

Не каждому дано понять,

Что может воин испытать

Когда пред ним зловещей тучей

Ступает вражеская рать.

И дрогнет воин вдруг бывалый

Бог весть как можно то понять

Примером доблести, отваги

Юнец безусый может стать.


***

Он был силён не по годам

Любимец в княжеской дружине.

С лицом, не знавшим бороды,

Вчерашний отрок, воин ныне.

И дерзость юности зажгла

В груди бушующее пламя

Он средь бесчисленных врагов

Поднял истерзанное знамя.

В бою он меч свой обломил,

А щит свой уронил на камень,

Но знамя из последних сил

Держал кровавыми руками.

Уж жало стрел, пробив доспех,

У жизни силы отбирало,

Но сердцем верил он в успех

Коль ветром знамя развевало.

И духом вспрянули полки,

Увидев в гуще боя знамя,

Оно как будто снова в них

Зажгло угаснувшее пламя.

Стальной волной пошли вперёд,

Врагов порядки сокрушая.

Как смерч прошёл засадный полк

Всё на пути своём сметая.

Закончен бой, повержен враг

Живые в страхе разбежались,

Но только к вечеру полки

На поле брани возвращались.

На солнце смрадом мертвых тел

Земля и воздух пропитались

И смерти вестники на пир

Со всех сторон уже слетались.

В победе радость и печаль.

В ней смерть — жестокая расплата.

И погребальные костры

Как символ вечности утрата.

По полю шли богатыри

И в поисках своих собратов,

Его увидели они

В лучах кровавого заката.

На том же месте, где подняв

Свой стяг, позвал вперёд дружину,

Средь трупов варваров стоял

Он, возвышаясь исполином.

В бою растерзанный врагом,

Главу на грудь свою склонив,

Он знамя так же обнимал

К нему колени преклонив.

Склонясь над ним богатыри,

Могучими обняв руками,

На щит героя уложили,

Средь трупов мелкими шагами

Ступая, к князю понесли,

Подняв тот щит над головами.


***

К нему колено приклонив

Князь, локон на челе поправил.

О чём-то тихо говорил.

Затем поднявшись, стан расправил

Дружину взглядом одарив,

Пред ними князь героя славил.

«Мой друг, Господь уж так решил.

Для всех — то тяжкая утрата.

Коль на заре столь юных лет

Уже пришла пора заката.

Ты сам судьбу свою вершил.

Смерть в битве воину отрада.

Отчизне верно ты служил

И Слава — лучшая награда.

За землю русскую стоял,

Завета предков не нарушил-

Любить, хранить и защищать!

Господь спаси благую душу».


***

Был подвиг тот, быть может, нет.

В истории он не отмечен.

На протяженье сотен лет

Забыт, иль просто не замечен.

И что история. Её

Порой Мы видим в разном свете.

Кто над былиною корпел

Не часто был тому свидетель.

Но есть предание одно

Оно в забвении не сгинет —

Кто к нам на Русь с мечем, придёт,

Тот от меча же и погибнет.

Властелин мира

Осколки рухнувшего мира

Он попирал своей ногой

Высокомерно и глумливо

Взирая на поступок свой.


Под песни льстивые сатиров

Под вопль беснующей толпы

Создавшей в нём себе кумира

Про все пророчества забыв.


Лик под угодливою маской

Он прятал от своих богов

И жертву им подобострастно

Бросал под тенью сладких слов.


Кто неугодными речами

Внимать пытался для слепых

И кто кровавыми делами

На вечный трон его воздвиг.


Он тайно, жаждая всевластья,

Беспечно властью торговал

Царей порочащие страсти

За блага мелкие скупал.


«Эй вы, услужливые твари»

Кричал он на рабов своих:

«Внимайте богу, я пред вами

Ваш мир не стоит дел моих.


И те — вчерашние герои,

И тот, кто взора не поднял,

И тот, кто мог, но не поспорил,

Пред ним безропотно стоял.

Плот

В природе нет стихиям равных

Но знать таков уж человек

Наш пыл поступков жаждет славных

Безумцев сокращая век.

***************************


Я свой давно покинул остров

Оставил райский уголок

Под шум волны, под крики чаек

Вдали растаял мой острог.


Мешок с едой весло и парус

На плот из связанных досок

Я рай сменял, что мне осталось

И вот теперь я одинок.


Когда грести пришла усталость,

Лишив меня последних сил,

Я выбор ветру предоставил

Чтоб он судьбу мою решил.


Я дни считал лишь по закатам

Не знал смогу ли ночь прожить.

На звёзд взирая мириады

Мне в тишине хотелось выть.


Когда же океан проклятый

Мой плот на прочность проверял.

Волною до небес поднявшись,

Он словно зев свой открывал.


Ломал, крутил и рвал на части,

Топил, иль к небу поднимал,

Я к брёвнам грудью прижимаясь,

То славил миг, то проклинал.


Я в дождь живительную влагу

В черпак разбитый собирал

И пил до боли упиваясь

Потом глотки на дни считал.


В часы унынья и досады

Далёкий остров вспоминал.

Тень пальм, лагуну, водопады,

Всё от чего тогда сбежал.


Но остров клеткой мне казался.

Хоть там я был не одинок

Блаженства тихую усладу

Я больше выносить не мог.


Кто так свободой дорожит

И к одиночеству стремится.

Он радость в том не ощутит,

Ей не с кем будет поделиться.


Шли дни подобно воска свечи

Надежда таяла. Одна

Тяжелым грузом мне на плечи

Давила давняя мечта.


Мир в одиночестве велик

Оно рождает наважденье.

И на меня смотрел старик

Когда своё я видел отраженье.


И в отражении усталом

Мне откровение пришло —

Я жил в раю, что мне осталось

Плот рваный парус и весло.

Вечный ученик

Скажи мне, вечный ученик,

Зачем познания ты множил,

Зачем свой седовласый лик

Браздами мудрости тревожил.


Быть может на какой вопрос

Никак не мог найти ответа.

Средь древних рукописных книг

Искал ты мудрого совета.


Иль столь томительный удел

Однажды навязало время

Жестоким спором обязав,

Нести столь тягостное бремя.


Во тьме, под тяжестью теней,

Застыв над книгою согбенно,

На свет расплавленных свечей

Ты солнце променял надменно.


Ты жизни плод не возростил,

Любовью сердце не тревожил,

Борьбою дух свой не крепил,

Свершеньем жизнь не преумножил.


Корпел, над книгами склонясь,

Червям покоя не давал.

И мудрость книг, стремясь познать,

Ты жизни так и не познал.

Камень

Вот камень, гладкий и большой,

Его полировало время.

Морщин причудливый узор

Его разрисовали темя.

Ему не страшен дождь и снег,

Ни стужа и ни зной палящий.

А в щель проникший ветерок

Соврёт что камень говорящий.

Он счёт годами не ведёт,

Он сбился счёт вести веками.

И словно саван нацепил,

Укрыв свой стан седыми мхами.

Он тайны всех времён хранит

Истории немой свидетель.

Свой след оставили на нём

И чья то злость и добродетель.

Ему не ведом страх и боль,

А одиночество привычно.

Ему не ведома любовь,

К нему природа безразлична.

Февраль

Уже февраль. На небе хмуром,

Пробившись словно из оков,

Струятся солнечные струны

Сквозь сень свинцовых облаков.

Они пока еще не греют

И краток свет их наяву,

Но боже мой, как сердце млеет

Уже по скорому теплу.

Еще мороз вовсю резвится.

Завьюжит, словно сединой

Покроет голову, ресницы

Хрустальной пылью ледяной.

И днем пока сверкает горка

От игр веселой детворы,

А в ночь коварная поземка

Вновь занесет ее следы.

Еще под снежным покрывалом

Сокрыты нивы и луга.

Морозом скованная льдами

Спит быстроходная река.

Еще укутанный снегами.

Уткнувшись кроной в свод небес,

Скрипя замерзшими ветвями

Грустит безмолвный старый лес.

Но скоро уж весна ворвется

Под трели перелетных птиц.

Капелью все вокруг зальется

В журчанье радостном криниц.

И в рваных белых одеяньях

Промерзшей, грязной и нагой

Земля умоется дождями

И попрощается с зимой.

Ода маю

Безумство ярких красок мая,

Земля умытая грозой

Наряд зелёный надевает

Сверкая утренней росой.


Сиренью сад благоухает

И одуванчиков ковры

Луга с полями укрывают

Как солнца нежные дары.


В тюльпанах город утопает,

Зацвёл каштанами проспект.

Берёзка, в серьги наряжаясь,

Встречает ласковый рассвет.


Щебечут птахи, воспевая

Весну на разные лады,

А в роще ландыш расцветает

От вешней прячась суеты.


Так здравствуй месяц-вестник лета,

Пора безудержной любви.

Восторг художников, поэтов,

Воспевших прелести твои.

Ночь

Ночь безмятежностью лелеет

Дарует сладкий привкус грёз.

Во тьму всё небо облачая,

Рассыпав мириады звёзд.


Луны не дремлющее око

Сквозь тени облаков глядит.

Тьму разгоняя одиноко,

Какой-то тайною манит.


Лес черной тенью нависает

Как стражник мрачный и немой

От чуждых взоров охраняет

Богатства, тайны и покой.


Луг, так на солнце днем сверкая

Душистой сочною травой,

Теперь укрывшийся туманом,

Дремал под белой пеленой.


И тишина. На водной глади

Реки что скрылась в камышах

Блестят серебряные пряди

Купаясь в сумрачных лучах.


Но вот едва на горизонте

Восход прогнал ночную тьму.

Проснулись и запели птахи

Дневному радуясь теплу.

Баллада о горе студенте

То песнь вчерашним школярам.

Тем кто, пройдя благие муки,

 Толь из-под палки или скуки,

Назло ль своим учителям

Решили грызть гранит науки,

Явившись к вузовским дверям.


И ни насмешки, ни укоры,

Ни даже тьма учёных книг,

Деканов тягостные взоры,

Ничто не напугало их.


Одних родитель смог наставить.

И кто ЕГЭ сдать всё же смог

Пришли сюда себя избавить

От страшных кирзовых сапог.


Других с компанией привычной

Ничто не в силах разлучить

Они под пиво день и нощно

Готовы чёрти что учить.


И были те, кто смог заочно,

 Чего там уж греха таить,

Купить путёвку в жизнь досрочно

И средь других ферзём ходить.


Но вот экзамен. В коридоре,

Зажав конспект и аттестат,

 Наш люд о «главном» тихо спорит-

Какой тут к чёрту сопромат.


Что за границей происходит,

Что в мире главный постулат —

Какие нынче шмотки в моде,

Какой от Гуччи аромат,


Кто в геймах сутками резвится,

А кто в футболе чей фанат.

Кто за идею мог напиться.

Какой к «бухлу» кромсать салат.


И среди этой вольной знати,

Галдящей в вузовских стенах,

 Был наш герой пришедший, ради

Чего нельзя писать в стихах.


Ему однажды вдохновенье

Пришло на пике юных лет

И он решил что без мученья

Счастливый вытянет билет.


И вот начало представленья

И даже вытянут билет

Профессор смотрит с нетерпеньем

Когда и кто «родит» ответ.


Увы, но время быстротечно.

Листок исписан и измят.

Миг славы иль позора вечность,

Вот военком то будет рад.


И вот дрожащими руками,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 296