электронная
72
печатная A5
309
16+
Змеиная свадьба

Бесплатный фрагмент - Змеиная свадьба

Объем:
116 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-3419-9
электронная
от 72
печатная A5
от 309

Часть 1

Ай, то не пыль по лесной дороге стелется.

Ай, не ходи да беды не трогай, девица.

Колдовства не буди,

Отвернись, не гляди —

Змей со змеицей женятся.

Пролог

Варя сидела на скамейке и грустно смотрела на бабушку.

— Ты не рада моему приезду? — в вопросе явно сквозило недоумение.

— Что ты, внученька, — Прасковья Анисимовна вздохнула. — Просто дни сейчас такие, и мне не спокойно, лучше бы ты просидела эти выходные в городе.

Варвара подскочила, и импульсивно размахивая руками, произнесла:

— Да как я могу там сидеть, бабуля, мы с Ромкой поссорились, он при всех обозвал меня дурой. И как я могу сидеть в городе. А дома мне одиноко, ты же знаешь, что мама занята своим Аркадием Леонидовичем, ей не до меня.

Бабушка вздохнула и улыбнулась:

— Ну, раз приехала, будешь мне по хозяйству помогать, заведём тесто, пирогов напечём, прибраться не помешает.

Варя просияла, она была готова на всё, что бы только бабушка была рада её присутствию.

В коридоре послышалось громкое «мяу».

— Лапка, — радостно вскрикнула Варя и побежала открывать дверь.

В образовавшийся проём чинно прошествовал белоснежный кот, единственное тёмное пятно на нём это была левая задняя лапа, коричневого цвета. Когда бабушка только принесла котёнка, лет пять назад, Варя смеялась и говорила: " — Он наступил в миску с шоколадом, задней лапой, а остальные окунуть забыл.» Она же назвала его Лапкой.

Кот ходил вокруг девушки и урчал от удовольствия. Варя взяла его на руки и прижав к себе расцеловала.

Глава 1. Бабушкина помощница

Весь день Варя помогала бабушке по дому, полы мыла, тесто месила. Девушке очень нравилось, как бабушка готовит, всё у неё спорилось и как-то легко и естественно получалось. Дома мама вымучивала каждый рецепт, пыхтела, и как ни старалась, получалось так себе, пресно, безвкусно. А бабушка это другое дело.

— Бабуль, а почему ты маму готовить не научила? — поинтересовалась Варя.

Бабушка грустно усмехнулась, ответив:

— Научить можно только того, кто этого хочет, а у твоей мамы основная проблема в том, что она просто не любит готовить, ну не лежит душа к этому делу, хоть ты тресни.

Варя почесала макушку и, нахмурившись, сказала:

— Ну вот она же старается, всё пытается своего Аркадия Леонидовича удивить, рецепты пробует разные, а они у неё как-то все одинаковые на вкус получаются, безвкусные. Он конечно ничего маме не говорит, ест и хвалит, но со стороны то видно, что врёт.

— Ну, раз врёт, значит, твою маму обидеть не хочет, — прокомментировала бабушка. — А раз обидеть не хочет, значит, может и не зря твоя мама старается.

— Так в чём секрет, что бы вкусно получалось? — задала вопрос Варя.

— Ну вот у тебя же получается готовить? — вопросом на вопрос ответила бабушка.

Варя кивнула.

— Ну и какие чувства у тебя при готовке? — задала второй вопрос бабушка.

Варя подумала немного и ответила:

— Мне нравится, интересно, что получится. Ну и как-то само получаться начинается. Мне легко.

— Самое главное тут, что тебе нравится, ты свои чувства в готовку вкладываешь, вот и получается вкусно. Думаю любой твой эксперимент, выльется во вкусное блюдо. Маме этого не дано.

Варя надолго задумалась над бабушкиными словами, машинально накладывая в пироги повидло. Не то, что бы ей прям очень нравилось готовить, но если уж она бралась за что-то, то старалась делать это с удовольствием.

Когда пироги были вылеплены и только ждали закладки в печку, Варя обнаружила, что дома закончилась питьевая вода. Она прихватила ведро и метнулась в сторону двери, сообщив:

— Я за водой.

Прасковья Анисимовна и слова вымолвить не успела, внучка уже выскочила из дома. Она вздохнула и вышла на крыльцо, глядя вслед своей любимой девочке.

Варя шла по тропинке к роднику, тут мимо что-то прошуршало, девушка глянула под ноги и увидела двух змей. Она не вздрогнула и не испугалась, так как ещё в детстве бабушка объяснила, что змеи людей трогают, только если им грозит опасность. Видишь змею — лучше отойди, пропусти, тебя она не тронет. А с детства прошло много времени, поэтому привычка уступать змеям дорогу была с ней всегда. Варя отошла с тропинки и посмотрела вслед двум ползущим животным. Что-то в них было странное и необычное, и сначала она не могла понять что. Тут из кустов послышалось шипение, и девушка отошла обратно на тропинку, пропуская ещё пару змей, которые вылезли из травы и отправились вслед за первой парой. Глядя на вторую пару Варя поняла, что тут не так. Змеи ползли не просто рядом, они постоянно перекручивались и как будто были одним переплетённым целым.

Немного впереди тропинка раздваивалась, направо к роднику, налево в лес. Варя, было, собралась свернуть направо, но тут на левую тропинку выползли ещё три пары змей, так же переплетающиеся между собой. Невольно залюбовавшись на это зрелище, девушка пошла за змеями.

Пройдя по тропинке буквально несколько шагов, Варя почувствовала, что воздух стал плотнее и гуще, как кисель. Правда, такое ощущение было всего секунду-две, потом стало как обычно. Девушка заозиралась вокруг, что-то изменилось, хотя на первый взгляд всё было знакомо и узнаваемо.

Впереди показался просвет, вскоре девушка вышла к полянке, тут ещё раз она испытала плотность воздуха, и поляна преобразилась. Было ощущение, как будто попала в сказочный и волшебный мир. При этом если бы спросили, что изменилось, навряд ли бы Варя смогла внятно описать, сам воздух был насыщен чем-то волшебным и сказочным. Бабочки и шмели порхали в ореоле серебристого сияния, листва деревьев приобрела более яркий зелёный цвет, солнце заливало поляну светом, как будто было рядом, везде вокруг.

Варя как зачарованная смотрела вперёд. Услышав позади себя шипение, девушка обернулась. Зрелище, представшее перед глазами, завораживало. Змеи, приближавшиеся к поляне, светились переливчатым золотым сиянием, а пройдя барьер плотного воздуха, становились людьми, наполовину. Верх был человеческий, низ оставался змеиный.

Эти змеи-люди стремились к центру поляны, как будто не замечая стоящей на их пути девушки.

Вскоре на поляне собралась уже толпа. Что бы разглядеть Варя шагнула на поляну и пошла к центру. Впереди в самом центре стояла пара, держась за руки.

Девушка всё также зачарованно смотрела на происходящее, даже мысли, что отсюда надо бежать у неё не возникло. Мимо пролетела птица, какая-то небольшая пичужка. Она закружилась вокруг Вариной головы, что-то громко щебеча. Сморгнув видение, она уставилась на птицу, ей почудилось, что та говорит: «Уходи, уходи, уходи».

Варя оглянулась и увидела, что стоит в гуще змей, пока они на неё внимания не обращали, были устремлены куда-то в центр поляны. Девушка остолбенела, пот прошиб с головы до ног, а волосы на голове зашевелились от ужаса. Пролетевшая птичка опять пропела: «Уходи, уходи, уходи». Варвара очнулась и стала медленно, стараясь не наступить на змей, выбираться с полянки. Тропинка была пустынна, и девушка опрометью бросилась бежать в сторону дома, забыв обо всём на свете. Сердце сжимал страх.

Прасковья Анисимовна поджидала внучку на крыльце. Та влетела в бабушкины объятия и уткнулась в родное, тёплое плечо. Варю колотила мелкая дрожь, страх стал отпускать и она почувствовала, что ноги становятся ватными.

— Пойдём моя хорошая, — тихо приговаривала бабушка, уводя внучку в дом.

С трудом дойдя до спальни, Варя повалилась на кровать. Бабушка накрыла её одеялом и тихо убаюкивая, нашёптывала ласковые слова. Девушку периодически потряхивало, она ни слова не могла вымолвить, что бы объяснить бабуле, что с ней случилось. Лапка прыгнул на кровать и примостился около Вариной головы, через некоторое время девушка притихла и забылась тревожным сном.

Глава 2. Знакомство с Бормалеем

Варя проспала до утра и проснулась с первыми лучами солнышка. Лапка на своём месте пролежал до самого пробуждения девушки и увидав, что она проснулась, заурчал довольно и умиротворённо.

— Лапочка, ты со мной спал, — ласково и сонно забормотала Варвара. — То-то мне так хорошо спалось.

Тут потихоньку стало вспоминаться вчерашнее происшествие, и девушка, укутавшись в одеяло с головой, погрузилась в воспоминания.

Бабушка уже возилась на кухне, было слышно, что она гремит посудой. Но вставать внучка не спешила, ей было как-то стыдно, что она вчера прибежала впопыхах, вся в растрёпанных чувствах и ничего бабушке не объяснила. После некоторого лежания, её осенило, а ведь бабушка вопросов никаких и не задавала. Потом появился вопрос: «А почему бабушка вопросов не задавала?». Дальше идти на поводу у своей фантазии Варвара не стала, и подскочив, направилась прямиком на кухню.

— Бабуль? — Варя выглянула за печку.

Стояла тишина, и бабушки не было. Варвара задумалась, только же слышала шум, тут какая-то кастрюля громыхнула, девушка подошла к печке, заглянула вниз и увидела какое-то шевеление за шторкой. Отодвинула шторку и обомлела. Там сидел старичок роста меньше годовалого карапуза, бородатый, лохматый, в льняной рубахе и штанах. Варя уставилась на него, он затих, глядя на неё.

— Ты кто? — настороженно выдавила из себя девушка.

— Бабка твоя Бормалеем кличет, — пробормотал старичок.

Варя сообразила и уже веселее спросила:

— Домовой, что ли?

— Ага, — кивнул тот.

— А почему я тебя раньше не видела? — уже любопытно поинтересовалась Варя.

— Ты вообще мало чего видела, кроме себя, — хмуро буркнул домовой.

Девушка нахмурилась и задумалась. Тут раздался скрип открываемой двери, вошла бабушка с вёдром с водой, которое вчера так и не принесла Варя.

— А-а, уже с Бормалеем познакомилась, — заметила она.

— Бабуля, он у тебя давно? — тут же задала Варя вопрос, забирая у бабушки ведро.

— Так почитай всю жизнь, — ответила бабушка, простым и обыденным тоном, как само собой разумеющееся.

— А кроме тебя его тут ещё кто видел? — спросила внучка.

— Мама твоя в детстве его видела, а потом как выросла, забыла и перестала его видеть, — пояснила Прасковья Анисимовна.

— Как так? — опешила Варвара.

— Ну вот, как-то так, — пожав плечами, сказала бабушка. — Вот, что внученька, давай завтракать.

Девушка согласилась и вскоре они уже сидели за столом, бабушка поставила на стол самовар, правда электрический, пироги, испечённые с вечера и тарелки с ароматной молочной кашей.

Опустошив тарелку, Варя поняла, что ужасно проголодалась, бабушка это поняла, по глазам, что ли.

— Добавки?

— Угу, — промычала внучка.

Вторая порция каши провалилась более основательно, Варя решила, что чай с пирогами довершат утреннее насыщение. Тут же она вспомнила, что хотела спросить бабушку, про вчерашнее приключение, на сытый желудок ей уже не казалась произошедшее таким страшным.

Бабушка прям мысли читала:

— Ну, что? Хочешь узнать, что вчера случилось?

Варя утвердительно закивала, удивляясь как бабушка её читает, прям как открытую книгу.

Бабушка вздохнула, наливая чай из самовара и начала рассказывать:

— Попала ты внученька на свадьбу змеиную. Прошла через два кольца силы, чувствовала тягучий воздух?

Варя кивнула, глядя на бабушку удивлённо и восхищённо.

— Можно сказать, что попала ты в сказочный мир, как у вас говорят сейчас параллельный, там чудеса, там леший бродит, — говорила бабушка голосом, как сказку в детстве читала, только теперь Варя не боялась.

— Ага, — улыбнулась она. — Знаем, знаем, русалка на ветвях сидит.

— Ну русалку на ветви затащить сложно, хотя если очень постараться, — начала рассуждать Прасковья Анисимовна.

Тут у Варвары появилось ощущение, что нить разговора ускользает куда-то в сторону и совсем не по её инициативе.

— Бабуль, ты про свадьбу-то рассказывай, а то в сказки куда-то подалась, — внучка решила вернуть бабушку в прежнее русло.

Прасковья Анисимовна усмехнулась, и продолжила:

— Сейчас июнь, период змеиных свадеб, по лесу ходить опасно, если бы не пичуга, искала бы я тебя по всему лесу пару дней, как пить дать.

— Я что, могла так долго по лесу блудить? — испуганно удивилась Варвара.

— Морок он такой, он и сведущих людей по лесу водит подолгу, а тебя молодку, и водить-то много не надо, сама пойдёшь — рот открыв.

Варя посмотрела на бабушку, ей стало обидно, маленькой дурочкой себя почувствовала.

— Да ты, Варюш не обижайся, — ласково сказала бабушка, — ты думаешь, я лучше тебя в эти годы была? Тоже ушла за змеями, бабушка у меня тоже была, поэтому вернула она меня.

— Да? — Варя удивлённо уставилась на бабушку, допивая остатки чая.

— Пирожки-то ешь, — бабушка смотрела на свою такую взрослую и такую ещё несмышлёную внучку, узнавая в ней себя.

— А что бы было, если бы за змеями ушла? — полюбопытствовала Варвара.

— Есть только поверья и предположения, мне бабка рассказывала, а ей её бабка, вот когда-то лет сто или двести назад, можно было неделю в лесу бродить, по змеиным свадьбам. Девушку могли считать уже сгинувшей, а она возвращалась, вся немощная и потерянная. В стародавние времена девчонки в одиночестве в лес редко ходили, больше парами или группками.

Тут пришёл Бормалей, потрогал самовар, пробурчал, что-то про то как можно пить холодный чай и включил кнопку подогрева.

Варя открыла рот:

— Он техникой пользоваться умеет?

Бормалей услышал и ответил сам:

— Чай не один год на свете живём, что ж не уметь-то. Теперь с вашей электричествой всё просто, а вот раньше…

Бабушка не дала ему договорить, зная привычку за ним долго рассказывать, о том, что было раньше.

— Бормалеюшка, пойди посуду помой, — ласково попросила она.

Домовой понуро пошёл выполнять просьбу хозяйки дома, что-то бурча себе под нос.

— А чего он бурчит? — спросила Варя.

Бабушка махнула рукой и ответил:

— Ай, он всегда бурчит, характер у него такой.

— Бабуля, — внучка решила вернуться к теме змеиных свадеб, — так на змеиные свадьбы только девушки попадают?

— Ну, как-то бабок и мальчиков они не привечают, — нехотя ответила Прасковья, было заметно, что тема уже ей порядком надоела.

Даже Варя это заметила, и решила больше к бабушке не приставать, по крайней мере пока.

Глава 3. Сон

Варя полдня помогала бабушке по дому.

Та рассказала, кого ещё внучка может встретить в округе, про дворового и банника Варе очень понравилось, но ни тот ни другой не захотели ей показаться. Бормалей ворчал, что распугала всех помощников.

— Так внученька угомонись, — миролюбиво сказала Прасковья Анисимовна, с усмешкой поглядывая на ворчливого домового, по пятам за которым носилась Варвара, стоило ей закончить делать какое-то дело.

— Ну, бабуль, он такой прикольный, — девушка смотрела на бабушку наивным детским взглядом.

— Ох, совсем ещё ребёнок, куда тебе замуж, — вздохнув, брякнула бабушка и тут же поняла, что сказала лишнее.

Варя насторожилась:

— Какой ещё замуж? Бабушка, я никуда не собираюсь. Мама меня хочет сплавить? — вопрошала она.

— Да, это я так, — начала отговариваться бабушка. — Просто подумала, что девица ты по возрасту вроде на выданье, в моё время уже старой бы девой назвали, а ты же ещё дитё дитём.

Варя фыркнула:

— Ну, уж ничего и не дитё, но замуж я пока ещё сама и не хочу. Мне же учиться надо.

Прасковья Анисимовна ласково посмотрела на внучку и ушла по воду, оставив ту донимать Бормалея. Правда Варя успокоилась и задумалась, решив вести себя повзрослее. Но когда домовой попадался ей на глаза, ей так и хотелось его то — потрогать, ну на худой конец, что-то спросить.

К вечеру, утомившись от суматохи, которую сама же и создавала, Варя угомонилась больно рано. И в десять вечера Бормалей вздохнул облегчённо, не преминув сказать Прасковье Анисимовне:

— Ну и беспокойная у тебя внученька.

— Какая уж есть, других не держим, — ответила бабушка.

Домовой ещё что-то побормотал недовольно и залез под печку.

Прасковья Анисимовна убрала высохшую посуду со стола и ушла к себе спать.

***

Варя сидела на той самой поляне, где на свадьбу змеиную попала. Только сейчас тут было спокойно и солнечно, ни одного гада не видно. Кругом желтели одуванчики, и от этого казалось ещё более солнечно.

Напевая песенку, девушка плела венок.

Тут в лесу, неподалёку, послышался звук сломавшейся ветки, Варя встрепенулась. Оглянулась и увидела за деревьями очертания человека.

— Ты кто? — громко спросила она, стараясь придать голосу уверенности и не показывать незнакомцу, что она испугалась.

Человек вышел на поляну, это оказался молодой мужчина, одетый в камуфляжные брюки и с голым торсом. От него веяло теплом и ещё чем-то неуловимым, но таким не спокойным, что девушка подумала: «А не пора ли мне домой»

Мужчина улыбнулся, в его глазах заискрилось лукавство:

— Я тебя не обижу.

— Да, я и не боюсь, — Варя вскинула голову и горделиво приосанилась. Вспомнила про венок в своих руках, который уже был готов и водрузила его себе на голову.

Подняв глаза на незнакомца, стала его разглядывать. Тёмно-русые волосы до плеч, двух-трёх дневная щетина, которая очень шла ему. Глаза…, девушке очень захотелось заглянуть в них и увидеть какого они цвета. Но незнакомец приближаться не спешил.

Девушка повторила свой вопрос:

— Ты кто?

— Меня зовут Ольгерд, — ответил мужчина, немного приблизившись.

— А ты откуда? Из деревни? — решила разузнать всё девушка.

— Ну, не совсем, вернее совсем с другой стороны, — ответил Ольгерд.

Варя повернула голову в противоположную сторону от деревни и задумалась, в ту сторону был лес, километров на двадцать, дальше там конечно же есть какая-нибудь деревня, но не пришёл же он пешком.

Пока девушка размышляла, Ольгерд уже подошёл и присел рядом на траву. Варя очнулась от своих мыслей и повернув голову, встретилась с ним взглядом. Глаза цвета тёплого янтаря. Именно такая ассоциация пришла девушке на ум, и в этот момент она совсем не думала о том, что собственно не знает как выглядит этот самый цвет. Ей показалось, что она сейчас утонет в этом янтаре.

— Тебе здесь нравится? — почти над ухом тихо пробормотал Ольгерд.

Варя в ответ муркнула, что-то нечленораздельное, но явно утвердительное.

…и тут, что-то прыгнуло на девушку и она оказалась в темноте, не сразу сообразив, что случилось. А то, что на неё прыгнуло, продолжало прохаживаться и мурчать.

— Лапка — сонно пробормотала Варвара, — ты мне такой сон смахнул.

Кот муркнул и девушке почудилось, что он сказал: «угуммм».

Варя села на кровати и замотала головой.

«Ну и мысли в голову лезут, уже мерещится, что кот разговаривает».

И тут она поняла, что забыла, что ей снилось, осталось только приятное тепло в груди, и чувство сожаления.

За окном только начинало светать, бабушка спала, значит ещё рано. Варя улеглась, укутавшись в одеяло как в кокон. В надежде увидеть продолжение забытого сна, закрыла глаза. Но мечтам не суждено было сбыться, Лапка улёгся в голове девушки и она спокойно уснула, под его убаюкивающее мурчание. В эту ночь сны её больше не тревожили.

Следующую ночь кот, как страж, с самого вечера крутился около Варвары и к ночи устроился в её изголовье, на подушке. Сны её не тревожили и не радовали, она проспала сном младенца, без сновидений, но абсолютно отдохнув.

В город она уезжала тихая и спокойная, даже подумывала над планом мести Ромке, своему, теперь уже бывшему парню.

Прасковья Анисимовна проводила внучку до остановки автобуса, ни о чём не расспрашивая и не напоминая о случившемся. Лапка тоже шествовал позади, с гордым видом главного.

— Бабуля, я к тебе приеду в начале июля, — пообещала Варя. — Сессию сдам и приеду. Пусть там мама своего Аркадия Леонидовича обхаживает, а то он на мою стряпню охотнее бежит, чем на её.

— Буду ждать, — ответила бабушка, устало улыбнувшись.

Варвара села в подошедший автобус и помахав рукой через окно, уехала.

— Ну, что Лапка? У нас есть небольшая передышка? Или пусть всё идёт как идёт? — спросила она кота.

Тот потёрся о её ноги и засеменил в сторону дома, ничего не ответив.

Глава 4. Сессия

Дни побежали суматошные, экзаменационные. Варя целыми днями готовилась к экзаменам, подходил к окончанию первый курс, и в этом момент это казалось самым ответственным.

В целом она была довольна собой, так как сдавалось всё достаточно легко и пересдач пока не намечалось.

Ромка объявился к концу недели, по приезду от бабушки. Дождался Варю после экзамена и как ни в чём не бывало, весело приобняв, полез целоваться. Девушка сначала даже опешила, она-то уже себе решила, что расстались так, да и хорошо.

— Чего тебе? — грубо спросила Варя, хмуро посмотрев на парня.

— Да ладно, Варюх, не дуйся, — миролюбиво проворковал Роман.

— Да была ещё печаль, на тебя дуться, — Варвара брезгливо вздёрнула плечом. — Ты вообще кто такой.

Рома понял, что это не шутка и посерьёзнел:

— Ну извини, дурак я был, каюсь.

Варя посмотрела на парня и подумав, прикинув, ответила:

— Ну вот соберёшь всех при ком меня дурой назвал и при людно, на коленях прощения попросишь, тогда и прощу.

Роман недоверчиво посмотрел на девушку, и увидев в её глазах решительность, понял, что она не шутит.

— Варь, ты это чего, серьёзно? — решил удостовериться он.

Та в ответ высокомерно кивнула и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, ушла.

Парень в задумчивости смотрел ей в след. Такой он её не знал, она всегда была мягкая и пушистая, а тут стала колючая и надменная.

Варвара тем временем, шла и думала, о том, что это на неё нашло. Про месть бывшему парню, она и думать забыла, не до того сейчас. Да и никогда за собой не замечала желания унизить, кого бы то ни было. Ну и собственно, что такого сделал Ромка, ну назвал её дурой, так она себя в тот момент так и вела, если уж быть до конца с собой честной. Увидела, как парня уводит за угол Лерка Рогозина, тот даже не сопротивлялся. Ромка и не отрицал, что та с ним поговорить хотела, правда несла какую-то чушь и вилась вокруг него со сладким выражением лица. С этим выражением на лице и увидела её Варвара, а Лерка ещё и многозначительно посмотрела, всем видом показывая, что там, что то есть. Ну, вот и вспылила, приревновала, а Ромка не стал оправдываться, покрутил пальцем у виска и назвал её дурой.

Спустя прошедшее время Варя понимала, что их ссора и выеденного яйца не стоит. И с чего это ей вздумалось такое от него требовать, прилюдно перед ней на коленях стоять.

Но сказанного не воротишь. Девушка думала, что парень просто отступится и не будет перед ней унижаться. Да не тут-то было.

Оставалось два последних экзамена, один перед выходными, а последний после. Варе повезло — она активно работала на семинаре, и последний предмет преподаватель поставил ей автоматом «отлично». Поэтому к бабушке можно было вырваться уже в субботу. Но Роман умолял её придти на вечеринку, которую он устраивал у себя дома, в связи с отъездом родителей. Девушка сначала долго отказывалась, но парень не отставал и пригрозил, что с утра будет караулить все автобусы и не даст ей уехать. И в итоге она согласилась. Предполагая, что будет там море форса со стоянием на коленях и кучей замысловатых извинений. Варя вдруг задумалась, чем же так понравился ей этот парень, он ведь обычный оболтус, правда весёлый и душа компании, с ним и хорошо-то было только когда они в компании. Варя вместе с Ромкой всегда прибывала в центре внимания и ей это раньше нравилось. А сейчас она оглядывалась назад и понимала, что это всё пустое, пройдёт и вспоминать-то будет не о чем. Да собственно уже сейчас вспоминать не хочется. Откуда-то появилось чувство пустоты и от этого стало грустно.

На вечеринку девушка пришла, там действительно Роман собрал всех, при ком он обозвал её «дурой». Многие поглядывали с ухмылками и поэтому Варя поняла, что всем объяснили, по какому поводу сбор и она даже не удивилась бы, если бы Рома устроил ещё какую-нибудь пакость.

Тут уж взыграло всё её самолюбие и ещё, что-то такое, чего она не осознавала в себе. Что-то новое, непознанное.

Рома действительно прилюдно встал перед ней на колени, с покаянным выражением лица. Какой чёрт дёрнул её, она не знала, но Варя отошла шагов на пять назад и властно сказала:

— Ползи, на коленях и на каждом шаге проси прощения.

Рома содрогнулся от её голоса, там слышались такие стальные нотки, которых он не то, что не ожидал, он вообще не представлял, что в девушке может быть такая жёсткость. Все остальные тоже притихли и посерьёзнели, они уже поняли, что Ромкин фарс не удался и тому придётся действительно просить прощения у девушки искренне и по-настоящему.

Роман сделал первый, нерешительный, шаг и сказал:

— Прости меня, пожалуйста.

— Не верю, — серьёзно и властно сказала Варя и отступила ещё на шаг назад.

У Романа всё внутри похолодело, он вдруг понял, что ему придётся унижаться и умолять, и было подумал уже встать, решив перевести всё в шутку, но понял, что не может подняться, ноги налились свинцом, он мог только ползти. Глянув в глаза девушки, продолжил путь к ней и стал умолять о прощении. Все стоящие вокруг просто оцепенели, не верили своим глазам, им казалось, что всё происходящее какая-то жестокая шутка, а атмосфера витавшая вокруг, казалась тягучей и вселяла страх.

Всё изменилось как только Варя сказала:

— Довольно.

Тут же воздух вокруг стал обычным и все облегчённо вздохнули, Роман поднялся с колен, ощущая струйки пота, стекавшие по спине. «Как хорошо, что я в кофте, и никто не видит как я вспотел» — подумал он. И он упорно избегал смотреть в сторону Вари, ему было страшно.

Варя тем временем облегчённо вздохнула и подошла к Роме.

— Прости меня, я ничего такого не хотела, — тихо, почти шёпотом пробормотала она. — Я вообще не понимаю как такое произошло.

Она сама себя чувствовала не лучше парня. Ей было не понятно, откуда взялась эта сила, раньше у неё такого не бывало.

— Ладно, проехали, — мирно прошептал Роман. — Ты хоть меня простила?

Он задал вопрос, в надежде, что она простив его, не захочет продолжать дальше отношения. Он её боялся.

— Да я на тебя уже и не сердилась, если честно, — она виновато взглянула на него. — Только Ром, я думаю нам не надо встречаться.

Парень вздохнул, постарался придать вздоху трагические и сожалеющие нотки.

— Слушаюсь и повинуюсь, моя госпожа, — почти шутливо произнёс он, стараясь не выдать своего облегчения и радости освобождения.

— Ну вы ребята жгли, — рядом нарисовался закадычный друг Романа. — Вы долго эту сцену репетировали? Такое напряжение, все просто оторопели. Надо было в театральный поступать, такой талантище пропадает. Всем стало действительно страшно. Даже я поверил в происходящее.

— Борщёв, ты как всегда зришь в корень, — весело, пряча напряжение под улыбку, ответил Рома. — Но зато как эффектно.

— Это точно, Варя ты меня сразила наповал, я всегда думал, что ты такая глупенькая дурочка, как все, а у тебя потенциал, — Борщёв восхищённо смотрел на девушку. — Просто форменная ведьма, я восхищён.

— Свят, отстань, — устало отмахнулась Варя.

— Не, ну я серьёзно, — не унимался парень. — Вы помирились?

— Мы решили остаться друзьями, — очень серьёзно и как-то быстро сообщил Роман.

— Так ты теперь девушка свободная, — Борщёв потёр ладони. — А можно я за тобой поухаживаю?

Варя посмотрела на него грустно и устало, ей стало как-то противно от всего происходящего, она сама не понимала себя и хотелось с кем-то поделиться, с тем, кто поймёт.

— Свят, я думаю тут найдётся масса девушек, которым твоё внимание будет очень приятно, а мне пора идти, — сказала она парню, продвигаясь к выходу, и решив не прощаться с Романом, который уже куда-то отлучился. Она чувствовала, что тому некомфортно в её присутствии. И видимо он ещё долго будет избегать её впредь. Думалось, что он не скоро сможет глянуть ей прямо в глаза, без воспоминания о своём унижении.

— Варя, — Борщёв не отставал. — Да ты чего. Ты же такой фурор произвела. Я, так, тебя боготворить готов.

Парень немного паясничал, хотя в целом был достаточно искренен, что удивило Варвару.

— Ты мазохист? — поинтересовалась она, подходя к входной двери.

— Нет, — серьёзно и быстро ответил он. — Но мне нравятся такие девушки, аж мурашки пробегают от одного такого взгляда. Меня это заводит.

Варя усмехнулась и ничего не ответив, вышла из квартиры, закрыв дверь перед носом нового воздыхателя.

Спустившись один пролёт она прислонилась спиной к холодной стене и закрыла глаза. Постояв так с минуту, она достала мобильник и посмотрела время.

— Успею на последний автобус к бабушке, — тихо пробормотала она, и бегом спустилась на улицу, проигнорировав лифт. Движение её успокаивало, казалось на минуту остановишься и весь кошмар случившегося встанет перед глазами. Она боялась самой себя, той себя, какой была в момент унижения Ромки.

Часть 2

Лиха не ведала, глаз от беды не прятала.

Быть тебе, девица, нашей — сама виноватая!

Над поляною хмарь —

Там змеиный ждет царь,

За него ты просватана.

Глава 1. Странный разговор

Варя приехала в деревню на последнем автобусе. Дом бабушки был самым последним, и находился не у дороги, а около леса, поэтому казалось, что даже немного в стороне от всей деревни.

Она брела по лесу, успокаиваясь после происшедшего. Свернула с тропинки и дошла до ручья, посидела на траве, прислушиваясь к шорохам, вечереющего леса. Тут краем глаза она уловила какое-то шевеление справа, повернулась, вроде всё как обычно. Она мотнула головой и опять заметила что-то неуловимое, выбивающееся из привычной картины. Девушка встала и пошла туда.

— Ох, ох, ох, — раздалось из густой листвы деревьев. — Какая приметливая девица.

Варвара опешила, не понимая кто говорит:

— Кто тут?

— Кто, кто, — ответил скрипучий голос, — я тут.

Гора листвы стала и приняла очертания какого-то снежного человека, только состоящего из листьев и веток.

— Здрав-ст-ву-йте, — медленно произнесла девушка, глядя на это чудо, от которого мурашки ползли по всюду и холодело в груди.

— Ну, вот, сразу надо, здороваться, — нравоучительно проскрипело это существо. — Поклониться бы ещё не помешало, а то вы нынче шустрые, уважение к лесу потеряли.

Тут Варвару осенило и она улыбнулась:

— Леший? Вы — Леший?

— Ну так, а кому тут ещё-то быть, что не признала, али с кем спутала? — Леший посмотрел на девушку. Люди его уже давно не замечали, а кто видел, всегда знал, кто он.

— Да я же раньше вас и не видела, вообще никого, — радостно сообщила ему Варя. — Ни домовых, ни дворовых. Вот только теперь.

— Хм, — ухмыльнулся Леший, — и значит радуешься, ну ладно, краса-девица. Иди домой, да бабке привет передавай.

— А вы и бабушку мою знаете? — всё так же восхищённо радостно спросила она.

— Да кто же её тут не знает, — проскрипел Леший, удаляясь в чащу.

Варе полегчало, жизнь показалась светлой, а свои страхи далёкими и пустыми. Она потихоньку побрела в сторону дома. Вышла к задней стороне избы и услышала разговор бабушки с каким-то мужчиной, судя по голосу.

— Ну почему ты хочешь помешать? — спросил мужской голос.

— Потому, что я знаю каково это — остаться одной с ребёнком на всю жизнь, — надрывно сказала бабушка.

— Но ты же была счастлива, — недоумевал мужчина.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 309