электронная
270
печатная A5
289
18+
Злость

Бесплатный фрагмент - Злость

Детективный роман

Объем:
40 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-6036-7
электронная
от 270
печатная A5
от 289

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава первая

Это был обычный день. В обеденный перерыв Маруся забежала в новый торговый центр, недавно открывшийся около её работы, на пару минут, как ей казалось, и провалилась на час под впечатлением от увиденного. Конечно, многие магазины ещё были закрыты, но размах строения поражал. Ее взгляду открылись огромные площади пустого места.

«Здесь бы вальс танцевать!» — пронеслось в голове у девушки.

Проболтавшись по этажам без дела, она, рискнув все успеть, быстро направилась к лифту, что бы спуститься в новый продуктовый магазин и купить что-нибудь на обеденный перекус. Время обеда в офисе подходило к концу.

Маруся забежала в лифт на последних секундах, так что дверь чуть не придавала её, защемив только образовавшийся «хвост» распахнутого пальто, она нарвалась на усмешки стайки малолетних спиногрызов лет десяти — одиннадцати, которые также как и она изучали пространство нового торгового центра, катаясь по эскалаторам и в лифте после школы.

— Нууу, — затянулась свою речь белобрысая девчонка, тыча пальцем в полноватую Марусю, — теперь мы точно с такой «толстухой» застрянем.

Мальчишки захихикали. Двери лифта раскрылись, выпуская на свободу «хвост» пальто, раскрасневшаяся от «комплиментов» Маруся задернула его и отвернулась от этой пузатой мелочи, пытавшейся показать свою браваду окружающим её мальчишками. Пусть говорят, если им от этого легче. Она не заметила, как в лифт вошёл ещё и бородатый мужчина.

Девчонка успокоилась, видя, что на неё не реагируют, а один из мальчишек продолжил этот наглый спич:

— И застрянем, и можем ещё блохами заразиться, — продолжал нести чушь, под хихиканье своих друзей, пацан и, показывая пальцем на мужчину, добавил, — Мало ли их в бороде прячется!

Дети заржали. Мужчина покосился на Марусю, которой были неприятны эти разговоры и резко заблокировал лифт, нажав на какие-то кнопки. Кабина дернулась и встала между этажами.

— Вас что, сосунки, — достаточно злобно обратился мужчина к ватаге детей, — не учили, как с взрослыми разговаривать нужно?

Дети вжались в угол и прижались друг к другу.

— Вы не имеете права! — заголосила белобрысая девочка, несколько минут назад оскорблявшая Марусю.

— Почему? — удивился мужчина.

— Вас посадят! — залепетал тот самый пацан.

— Меня?! — рассвирепел мужчина.- Вас, выродков, не научили ваши родители, как общаться с людьми, а меня посадят!!!

И с этими словами он повернулся и схватил девчонку за шкирку так, что она повисла в воздухе, обмякнув от страха и не в силах что либо сказать.

Маруся испугалась. И, осторожно дотронувшись до локтя мужчины, тихо в пол голоса попросила:

— Пожалуйста… Отпустите их… Они же дети…

— Дети?! — грубо прервал её бородатый мужчина.

— Дети, — промямлила, заикаясь от страха Маруся, — глупые маленькие дети.

— Не такие уж они и маленькие, — мрачно заявил мужчина, — раз одни по магазинам шатаются, и рот свой гнилой невпопад открывают.

И, резко отбросил девчонку, висевшую у него на руке в сторону других, вжавшихся в лифт ребят. Девочка упала на колени и заплакала. Маруся инстинктивно бросилась к ней и обняла глупышку, успокаивая и приговаривая по-тихонечку, что все будет хорошо, так чтобы мужчина не услышал.

Мужчина схватил своей мощной рукой за горло того самого мальчишку и приподнял его на несколько сантиметров над полом лифта:

— Теперь, ты! — заголосил он, — твоя очередь настала! Девку так и быть не трону, а ты сосунок, мне за все ответишь!

Около лифта появился охранник, бренно бродивший из угла в угол, и постучал по стеклу:

— Отпустите ребенка немедленно! Я вызвал охрану!

— Да, хоть самого господа Бога, — заверещал, разозлившись, мужик, ещё сильнее сжимая руку у горла мальчишки.

— Прекратите! — взмолилась Маруся, — Он же ребёнок!

Но мужчина не слышал её. Тогда женщина, отпустив из объятий девочку, кинулась на него, пытаясь хоть как-то вырвать у невменяемого мужика уже синеющего мальчишку.

— Что он вам сделал? — кричала она, — Неудачно пошутил?

— Но он — РЕБЁНОК, поймите Вы это, — вновь и вновь цепляясь за руки отбивающегося от нее ногами и руками мужчины, пытаясь хоть как-то вырвать мальца из цапких рук, кричала навзрыд Маруся.

Неожиданно лифт поехал вверх, и двери открылись. Мужчина яростно сдавил глотку мальчишке так, что раздался треск, пацан сразу обмяк и уже не шевелился, а «бородач» резко швырнул тельце ребёнка Марусе и, выкрикнув, какие-то ругательства, сломя голову, побежал прочь, вырываясь из рук охранников центра.

Около лифта собралась толпа зевак. Белобрысая девчонка билась в истерике, задыхаясь от крика и слез, в левом углу кабины лифта, в окружении ребят, а справа от нее, склонившись над бездыханным тельцем мальчишки, на коленях, вся в слезах сидела Маруся…

Ей не давал покоя только один вопрос: «За что?» Она гладила мальчишку по волосам и рыдала.

У неё в сумке надрывался телефон. Маруся достала его, через несколько пропущенных вызовов, дрожащими руками и сквозь рыдания, принялась объяснять звонившему, что только что произошло.

Рядом суетились люди. Бегали охранники. Появлялись и исчезали люди в форме. Кто-то что-то ей говорил, она пыталась подняться, но ноги не слушались её и, она как подкошенная падала рядом с ещё недавно говорливым мальчишкой. Появилась «скорая». Забрали девочку, вколов ей на месте какие-то лекарства, видимо успокоительные, и двух мальчишек, свидетелей всей этой драматичной ситуации. Маруся не в силах подняться так и лежала рядом, и плакала над телом ребёнка. Приехала ещё одна «скорая» и забрала Марусю, давая возможность непонятно когда появившимся полицейским поработать над ещё не остывшим телом.


Глава вторая.


Очень долго Маруся бродила по темному лабиринту, в котором стеклянные стены появлялись и исчезали, заглушая крик о помощи, слёзы душили ее, но она никак не могла найти выход, и ей было очень страшно. Маруся спала несколько суток подряд, то и дело, вздрагивая и бормоча что-то непонятное. Медсестра заходила к ней в палату и, поправляя ей волосы, говорила что-нибудь доброе. В это время в лабиринт пробивались лучи света…

Через какое-то время Маруся начала просыпаться и когда она открыла глаза, то увидела белую комнату, заставленную какими-то приборами. Оглядевшись по сторонам, она услышала чьи-то голоса, и тот знакомый, добрый голос, который пробивался сквозь темноту, как лучик света, озаряя ей путь. Девушка попыталась встать, но ноги не послушались её, голова закружилась и она рухнула всей своей массой на голый кафельный пол, свалив на себя сверху постельное бельё с кровати, на которой недавно лежала.

В палату вбежала медсестра. Ойкнув от увиденного, она тут же убежала за подмогой. Маруся попыталась встать, но ноги не слушались её и она, опрокинув на себя ещё и палку на трёх ножках, стоявшую рядом, снова упала на кафельный холодный пол. Снова в палату вбежала медсестра и ещё две какие-то женщины в белых халатах. Они быстро вернули все на свои места, в том числе и Марусю, которая даже не пыталась сопротивляться, потому что была очень слаба. Девушка-медсестричка заговорила с ней:

— Вам не надо было вставать! Сейчас придёт доктор и посмотрит вас, а потом примет решение.

— Девушка! — позвала Маруся медсестричку.

— Да? — отозвалась та.

— Спасибо Вам! — сказала Маруся.

— Не за что! — за скромничала медсестра и вышла. Она даже не поняла за что ее, собственно, благодарили, ведь она делала эту свою работу день за днём.

Через какое-то время пришёл врач и осмотрев пациентку, попросил её поговорить с полицейскими о произошедшем, предупредив, что если ей станет плохо, тут же позвать его или медсестру, они будут ожидать за дверью.

Маруся лежала в кровати и вспоминала тот день. В палату вошли двое полицейских. Один из мужчин был в возрасте, невысокого роста с большими седыми усами, а второй — молодой, длинный как столб и с руками, торчащими в разные стороны. За время беседы он никак не мог их никуда деть, все пытался пристроить и все мимо. Маруся засмотрелась на его эти руки и вдруг «усатый» сказал, указывая на своего коллегу:

— Он хоть и молодой, но женат! А я уже нет и в самом соку!

Девушка, сильно удивившись, посмотрела на него так, будто хотела сказать: «Вы о чем? Ему же руки мешают!» Но не стала этого делать, а спросила, переведя в другое русло разговор:

— Этого мужчину нашли?

— Нет! — отрапортавал ей молодой «рукастый» полицейский, — Он как сквозь землю провалился. Ушёл!

— Ищем…, — чуть погодя, бросая на коллегу недоброжелательный взгляд, ответил ей «усатый», — Ищем и обязательно найдём!

Полицейские ушли, оставив на всякий случай свои номера телефонов. А Маруся осталась наедине со своими мыслями и воспоминаниями, по её лицу текли слёзы. Ей было очень больно и обидно за того маленького мальчишку, который так и не успел ничего путного сделать в жизни и порадоваться каждому следующему дню.

В дверь постучали и, не дождавшись ответа, открыли. На пороге палаты стояла молодая женщина в тёмной одежде и чёрном платке.

— Здравствуйте! — сказала, проходя в палату, женщина.

— Здравствуйте! — ответила ей Маруся.

Женщина присела на край её кровати и, вытирая слёзы, сказала:

— Я пришла попросить у вас прощения, я мама Кости, погибшего мальчика…

Маруся приподняла голову и запричитала сквозь рыдания:

— Что вы говорите?! Я не смогла… Я не смогла его вырвать… Не смогла…

— Простите меня, — зарыдала женщина, — Алёнка мне рассказала, как они вас обижали, а вы им даже слова не сказали и как этот мужчина моего сыночка убил, потому что Костенька пошутил…

Женщина забилась в малозвучной истерике, Маруся приподнялась на кровати и приобняла женщину. У неё снова закружилась голова, но она прижала женщину к себе и они обе зарыдали. На плач в палату вбежала медсестра. Она поняла сразу, кто эта посетительница и побежала за успокоительными лекарствами для обеих женщин.

— Господи, за что??? — рыдала почти без слез мама погибшего ребёнка, прислонившись к Марусе и раскачиваясь из стороны в сторону.

Маруся от безысходности, страха и обиды завыла. Медсестра принесла какие-то уколы и женщины провалились в сон. Маруся снова бродила по лабиринту, но теперь она знала, куда ей идти. Ей надо было бежать за «бородой», удаляющейся быстро за поворот, но на пути у неё то и дело возникали то чьи-то руки, то усы, то флегматичные охранники, шатающиеся как неваляшки из стороны в сторону, и она все никак не успевала схватить исчезающую из вида бороду… Она бежала все быстрее и быстрее, но все было тщетно…

Маруся проснулась в холодном поту и, решила, во что бы то ни стало разыскать этого бородатого мужика. Она очень хорошо запомнила его глаза, бегающие, не приветливые и злые, очень злые… голубые глаза. Вспоминая его внешний вид, ей казалось, что в нем что-то не так, что он собран из каких-то частей. Что волосы ему не подходят, они как будто ему велики, что борода не естественно большая, нос казался ей просто огромным, и её не покидало ощущение, что если дернуть за бороду, то вся конструкция, собранная на лице в единую композицию — маску оторвется и перед ней предстанет другой человек.

Конечно же! В торговом центре полно камер, а он испарился, ушёл, как сказал полицейский. Значит, это была маска… А этот дядька или уже совершал что-то подобное, или он актёр! Решила Маруся и схватив телефон, чтобы рассказать о своих догадках «рукасто-усатому», подумав положила его обратно. Каждая умная мысль должна вылежаться. Стоит подумать ещё и вдруг, она вспомнит, где видела его раньше, без бороды, носа, волос… Маруся закрыла глаза и снова провалилась в сон.

Глава третья

Сколько времени она проспала, она не знала. Но проснувшись в палате, она ощутила резкий запах незнакомого мужского парфюма, от которого защипало глаза, и Маруся чихнула. На соседней кровати лежал весь в трубках какой-то человек. Около него суетились врач и две медсестры.

— Проснулась, красавица?! — миролюбиво обратился к ней врач.

— Да, — слегка позевывая, — ответила ему Маруся, — Доброе утро!

— Скорее вечер, — улыбнулся ей врач, продолжая осматривать другого больного и слегка смущенно добавил, — Мы вам в палату соседа положили, мужчину. Простите, мест в отделении нет, а в коридоре ему лежать не удобно, мало ли ненароком заденут…

— Да-да, конечно, — смущенно краснея, ответила Маруся.

— Он спокойный, вы — тоже! — добавила медсестричка, — Поладите!

— А потом, как места будут, мы его переведем, — засуетился врач.

— Да, все нормально, — сказала сонная девушка и перевернулась на другой бок, притворяясь спящей.

Через какое-то время, врач и медсестры удалились, а пациент, утыканный трубками, прохрипел, пытаясь что-то сказать. Маруся повернулась к нему и спросила:

— Вам плохо?

— Воды, — еле слышно прохрипел сосед.

Девушка дотянулась до кнопки и несколько раз нажала на неё. На вызов прибежала медсестра:

— Что случилось?

— Он, — показывая на мужчину, — Воды просит.

— Ааа, сейчас, — пробормотала медсестричка и быстро убежала. Минуты через три она появилась вновь со стаканом воды, а позади неё шёл врач и два знакомых Марусе полицейских: «усатый» и «рукастый».

Маруся даже подумала: " Неужели на весь город в полиции работают только эти двое?» Так часто за последнее время она их видела.

Мужчины посмотрели на неё, потом на пациента и о чем-то спросили врача. Доктор развел руками и видимо, объяснил им сложившуюся в отделении ситуацию. «Усатый» хмыкнул и, повернувшись к девушке, сказал:

— Вот ещё один жених, выбирай!

Маруся опять с недоумением посмотрела на него. Она и не думала о каких-то там женихах, её мысли занимал тот голубоглазый «бородач», убивший на её глазах ни в чем не повинного ребёнка. Ей так хотелось встретиться с ним вновь и расцарапать ему лицо и бить его ногами, руками, без страха, бросаясь на него и рвать ему эту его большую холеную бороду, на клочки, вырывая с силой все волосинки, причиняя ему боль… или не причиняя, если борода все-таки окажется накладная… Тогда просто царапать, царапать ему его лицо, срывая эту безжалостную маску!

Девушка напряглась. И разозлилась своим мыслям. Доктор, заметив эти изменения, немного приструнил «усатого». И тот, опустив голову, замолчал. «Рукастый» что-то говорил её соседу, низко нагнувшись к его уху, и слушал то, что хрипел ему в ответ пациент. Врач заметно волновался то и дело, пытаясь прервать эту беседу во благо больного. Наконец, полицейские и врач вышли. Медсестра подошла к разволновавшейся Марусе, взяла её за руку и тихо сказала, показывая на другого пациента:

— Он тоже полицейский. Он пострадал от бандитов, среди которых предположительно был тот, который убил мальчика на ваших глазах в лифте. Когда он придёт в себя, поговорите с ним, пожалуйста. Может это поможет найти того человека, если его можно таким словом назвать.

Что же такое происходит? По городу носится какой-то маньяк, от рук которого гибнут дети, оказываются на больничной койке полицейские?! И никто не может остановить преступника? Или ему уже настолько все равно, что он ничего не боится? Он всесильный? Наглый? На что он надеется, что найдётся кто-то кто защитит его или он сможет откупиться? Или он болен? Что это за человек с безумной злостью в глазах?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 270
печатная A5
от 289