электронная
180
печатная A5
310
18+
Жизнь —
всего лишь игра

Бесплатный фрагмент - Жизнь — всего лишь игра

Объем:
94 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-9609-8
электронная
от 180
печатная A5
от 310

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Благодарности

Хочу поблагодарить тех людей, без которых эта книга не была бы написана, и уж точно вряд ли издана.

Благодарю Анну Баранову, мою подругу, психолога и писательницу, которая вкладывает душу во всех своих учеников. Спасибо тебе огромное за твой курс по писательскому мастерству — без тебя я никогда бы не поверила в себя и не рискнула бы написать книгу. Спасибо лично тебе за то, что поддерживала и всегда вдохновляла меня и до сих пор это делаешь! Огромную благодарность хочу отдать своим подружкам девчонкам: Жене Егоровой и Любе Коноваловой. Вы — эталон женской дружбы, Вы первые увидели мои несмелые заметки, и дали мне обратную связь. Я это помню и очень ценю. Спасибо вам! Я очень благодарна людям, которые растили меня последние 7 лет в мире туризма. Спасибо огромное Качалову Юрию Юрьевичу, Маселу, Сене, Ирочке, Антону, Оле Новиковой, Ане Никовой, Васе Чеченову, Нате Крыгиной, Сашке Ковалеву, Андрею Пожидаеву, Вике Сушенковой, Дену, Мите, Дашке Зайцевой и многим другим из нашего тур. клуба. Вы были моей семьей и смогли вырастить из меня то, кем я являюсь сейчас. Я очень благодарна вам за все те годы приключений, которые вы мне подарили, за эти безумные слеты, путешествия, соревнования, сборы. Это было безумно круто. Именно вы научили меня не сдаваться, а идти до конца. Спасибо вам огромное за это! Я всегда это буду помнить!

Хочу сказать огромное спасибо моему мужу Илье Перфилову, который взял на себя ответственность за нас двоих и позволил мне почувствовать себя настоящей женщиной рядом с ним. Благодаря тебе, я научилась отдавать, любить и ценить то, что имею. И спасибо тебе, что ты постоянно меня пинаешь, провоцируешь и подстегиваешь, не даешь спуску, заставляешь постоянно развиваться, но при этом заботишься обо мне и знаешь, как успокоить. Спасибо тебе!

Хочу сказать огромное спасибо и твоей семье, которая сейчас стала и моей: Твоей бабушке Вале и Деду Алексею, твоей маме Екатерине, Гришке. Я благодарна, что теперь я в вашей стае.

Хочу сказать спасибо Наташке Акимовой, с которой мы знакомы с пеленок. Пусть наши дороги и разошлись, но спасибо тебе, что я всегда могу к тебе обратиться за помощью и советом и поделиться самыми сокровенными мыслями и переживаниями, которые потом могу перенести на бумагу.

Спасибо моим друзьям из разных городов: Аленке Поповой, Ленке Лазаренко, Ане Пономаревой, и всем тем, кто был со мной в важные минуты моей жизни. Дружба с вами играет не последнюю роль в моей жизни. Спасибо, что вы есть в моей жизни.

И, наверное, самую большую благодарность, я хочу отдать своим родителям: маме, Буровой Татьяне, и папе, Бурову Сергею. Ребят, я очень вас люблю. Спасибо, вам, что вы обо мне беспокоитесь и стараетесь предостеречь от ошибок. Я очень благодарна вам за то воспитание, которое вы мне дали, и за то, что вы всегда готовы поддержать и принять меня такой, какая я есть. Я люблю вас! И Эту книгу я посвящаю именно вам! Потому что она — воплощение результата вашей любви и вашей жизни. Спасибо вам за все!

Предисловие

Говорят, дважды в одну реку не войдешь. Можно сказать, что мы лишь единожды можем испытать одни определенные чувства, а потом искать их всю оставшуюся жизнь, подхватывая на лету едва похожие на них ощущения. Это действительно пугает, и жестко тормозит наши предстоящие возможные действия. Мы не хотим влюбляться, потому что понимаем — снова будет больно. Мы ожидаем предательства от друзей — страшно снова оказаться в клетке одиночества и бессилия. Мы обижаем близких — просто уже готовы их потерять и не хотим опять же, чтобы было больно. И это наша жизнь, которая очень похожа на затянувшуюся игру.

Как часто мы бежим наперегонки со временем и другими людьми. Мимо проносятся года, пролетают мгновенья, словно в каком-то фильме. Декорации сменяют друг друга временами года, погода: будь то грозовой ливень, завывающая вьюга или невыносимая жара — нам все не нравится. Времени не остается, чтобы оглянуться и прочувствовать происходящие перемены. Чужие дети быстро растут. Да и свои уже начинают вести взрослую жизнь. И когда это произошло — никто не понимает. И лишь, когда нас что-то ломает, когда все валится из рук, и дыхание заканчивается в легких, мы лишь слегка переводим дух. Говорим, что все в порядке, «я не устал», «мне надо бежать дальше», и лишь в этот момент мы можем выбирать. Дорога, по которой ты шел закончилась. То ли обрыв, означающий тупик, то ли непреодолимая вершина, обойти которую невозможно, то ли бурная река, сил на которую уже не осталось. И лишь здесь мы оглядываемся и понимаем, что не видим, куда бежать дальше. Лишь здесь миг становится нашим настоящим, и мы озираемся в поисках выхода, чтобы снова вернуться на дистанцию. Лишь в этот короткий момент нашей жизни программа разума дает сбой, и на смену ему приходят ощущения.

Чего хочется на самом деле.

Тело дает понять, что не туда, ну совсем не то направление ты выбрал, и пытается настойчиво дать тебе подсказку. Но, заглушая боль таблетками и возвращая голос привычного внутреннего надзирателя, мы возвращаемся в привычное русло этой безумной гонки, договорившись с организмом: «вот подожди, еще чуть-чуть, а потом на пенсии отдохнем, после смерти отоспимся». Организм лишь обреченно вздыхает и с тяжелой скорбью повинуется. Хотя иногда продолжает протестовать, и тогда мы болеем. Тяжело, долго, мучительно. Всякая болезнь имеет под собой причину нашей неудовлетворенности. А мы просто этого не понимаем и не хотим видеть. Кто-то скажет, что иногда хорошо поболеть, отдыхаешь в изоляции, и ничто тебя не тревожит, но неужели нужно настолько себя загонять, чтобы получить эти часы уединения с собой?

Жизнь — это не просто тропинка, которая попалась на глаза, это выбор в бесконечных поисках себя. Можно поддаться влиянию социума, а можно выбрать свой путь. Ломать сложившиеся устои тяжело, но еще тяжелее поддаваться их влиянию, когда сердце выступает в оппозиции сложившихся обстоятельств. Мы не можем предугадать ход событий, но мы можем выбирать.

Нести ответственность за принятые решения, иногда, бывает не столь приятно, но все последствия будут отражать лишь то, что ТЫ хотел на самом деле.

Автостоп

Я боюсь поднять руку. Что-то держит и предостерегает от совершения глупостей. Инстинкт самосохранения в обнимку со здравым смыслом и привычным ощущением комфорта. Но это больше, чем просто попутка — это попытка вернуться на дорогу жизни, с которой меня беспощадно вышвырнуло, словно в лобовое стекло в неожиданной аварии. Попытка вернуть огонь в своей душе, попытка найти силы, чтобы что-то изменить и не стоять на месте, это попытка подобраться к мечте, а не бояться, оставаясь в одной точке.

***

Уже больше месяца прошло, как нас массово уволили из банка: кризис, санкции, скачки курса евро — всеми этими факторами нам объяснили, что в стране форс-мажор, и нам не могут предложить оставаться на работе. Эти факторы позволили нашему работодателю сохранить огромное количество зарплат, аккуратно обходя сомнительные пункты трудового договора. Огромное количество сотрудников просто заводили в маленький кабинет группами по пятнадцать-двадцать человек и увольняли.

Я никогда не понимала дословное значение понятия «кризис», но в тот момент, осознание резко дошло до всех. И то, что следующий год, возможно, будет еще более тяжелым и жестоким, а, главное, неизвестным, неожиданным и скудным — этого можно ожидать на сто процентов.

***

Сначала я решила отдохнуть. Перед новогодними праздниками искать работу можно, но, на мой взгляд, это было бы бессмысленно. Или может я решила, что мне надо остановиться и понять, где я нахожусь и куда двигаюсь. Если слишком долго бежать, можно попросту сбиться с пути, особенно, если постоянно меняешь дорогу, сворачиваешь на неизведанные тропинки, находишь не отмеченные на карте просеки.

Всю жизнь я бегу. От чего или кого сама не понимаю. Это уже просто инстинкт — двигаться дальше, не оглядываться назад, знакомиться с различными людьми, но не привыкать к ним. Слишком больно их терять. Я бегу от какой-то боли, которую мне кто-то причинил, но уже, и сама не помню кто, когда и при каких обстоятельствах. А может помню, но все пытаюсь забыть, поэтому, захлебываясь в новых впечатлениях и безудержном желании двигаться куда-то дальше, я ухожу от своей реальности, боясь взглянуть ей в глаза.

***

Я стою на автобусной остановке в каком-то поселке, мимо которого в день проходят всего три автобуса в нужную мне сторону, и сейчас я явно не угадала с расписанием. Пристально изучая номера телефонов такси на расклеенных объявлениях на холодной зеленой поверхности пристанища случайных пассажиров, я сомневаюсь. Что-то внутри меня, еще какие-то оставшиеся угольки задора из воспоминаний прошлых лет, когда безумство и решительность давали силы на свершение удивительных поступков, тлеют и слабо дарят едва ощутимое тепло внутри.

Это было так давно! Четыре, пять, шесть лет назад? Неужели за это время можно так сломаться? И причем, не было же какого-то серьезного переломного момента, просто небольшие события, словно маленькие тоненькие ниточки, которые сложились в большой клубок жизненного опыта, который как камень повис на шее. Стабильность, спокойствие, ленивое циничное равнодушие заменило искреннюю тягу к приключениям и радость жизни. Может это и нормально, все мы взрослеем, и ценности наши меняются. Но ведь мы молоды! Нам нет еще и двадцати пяти, а наш мир уже сузился до узкого коридора «дом — работа — дом — семья». Хотя в современном мире немного по-другому: «дом — работа — брак — ипотека — ремонт — семья». Это так опрометчиво — осознанно тушить свою искру задора и любопытства к жизни, которую мы так берегли в детстве.

Прерывистое дыхание и застилающие глаза слезы заставляют меня вернуться к реальности и вновь сфокусировать взгляд на маленьком клочке бумаги с цифрами телефонных номеров такси. Нет! Я должна попробовать! Я должна вернуть свою тягу к жизни. Я не знаю, как еще, но мне нужно выйти из свой берлоги безработицы, безделья и бездны страхов. Сделать шаг, оставить телефон и остальные технологии, а просто вспомнить свою человечность. Ведь люди — это наши зеркала. Мы встречаемся с теми, кто нам необходим в определенный жизненный момент. И я знаю, что у меня получится, неуверенно, но знаю.

Я подхожу к краю остановки, ближе к бордюру. Мне страшно поднять руку. Не то, чтобы я никогда не ездила стопом. Конечно нет! Много раз меня подвозили, даже когда, я не голосовала. И даже довозили до нужного мне места. Но я никогда не заморачивалась и просто ловила машину, потому что надо было куда-то доехать и все. А сейчас, я знаю, почему боюсь — этот страх отражает мою боязнь выйти из своих проблем в реальность. Поднять руку и поймать машину, сесть в нее, куда-то доехать, о чем-то говорить, это тоже самое, что начать что-то делать в жизни. Здесь я знаю цель — доехать до родителей, это меньше пятидесяти километров, но это шаг в себя, шаг к преодолению себя. Я твердо решила достичь своей цели, здесь все понятно, но как найти цель в жизни? Вот он камень преткновения всех проблем. Я грустно ухмыляюсь.

Глубокий выдох, и поднимаю руку с поднятым наверх большим пальцем. Мимо проезжает пара машин, одна из них заворачивает на заправку, находящуюся напротив остановки. Провожая ее взглядом, я в глубине души надеюсь, что после дозаправки он поедет прямо и захватит меня с собой. На время опускаю руку, так как машин в моем направлении пока нет в поле зрения. Поеживаясь от январского холода, я задумываюсь о том, что кожаная куртка, пусть даже с пуховой жилеткой, не самые теплые спутники автостопщика зимой. Тридцатилитровый рюкзак немного греет спину, но из-за сетки, которая предназначена как раз для того, чтоб спина не потела, ледяные порывы ветра заставляют тело содрогаться от холода. Неприятно мерзнут руки, охлаждаясь от холодной кожи куртки, но я решительно включаю силу убеждения, что «мне тепло» и стараюсь не дрожать, максимально расслабив организм, чтобы кровоснабжение было максимально продуктивным.

Начинаю убеждать себя, что у меня все получится, пытаясь вспомнить то ощущение наглости и уверенности, как во время экзаменов на первых курсах университета. Во время семестра я в основном работала, а появлялась в ВУЗе исключительно во время сессии. И, как это ни странно, закрывала сессию, сохраняя стипендию. Я шла на экзамены, не имея ни малейшего представления ни о преподавателе, ни, тем более, о его предмете. Но какая-то решительная наглость появлялась во мне, когда я шла от общаги к метро. И я говорила не столько себе, сколько спорила со вселенной, что «я сдам на 4!» Изворачиваясь мыслями и играя философскими понятиями, я всегда выходила сухой из воды, и действительно сдавала «хорошо», даже иногда на «отлично».

Снова поднимаю руку, осознанно, пытаясь выбрать машину, в которой мне хотелось бы поехать. Пара машин свернули на повороте, не доезжая до моей остановки, еще одна, которую я себе присмотрела, на полном ходу завернула на ту же заправку напротив. Поведя удивленно и неодобрительно бровью, я передумала на счет этой машины. Садиться к лихачам себе дороже.

Заметив новые огни на дороге, я резко подняла руку, и, ухмыляясь, поняла, что смогу. Студенческие воспоминания подали мне зацепку, и теперь я спорила сама с собой, и этот интерес вызывал во мне бурю смешанных чувств, взъерошенных задором и явной наглости. Страх отступил, он лишь напоминал слегка, чтоб думала, в какую машину сажусь.

Наблюдая за поворотником выезжающей с заправки машины, я прищурилась и начала втайне делать ставки: остановится или не остановится. Он видел меня, когда еще заезжал туда, что сейчас будет?

Остановился. Скинув рюкзак с одного плеча, я уверенно подошла к форд фокусу и открыла дверь. Ухоженный салон сразу успокоил внимание, а водитель приятной наружности внес равновесие в расшатанные чувства. Я поняла, что он хочет помочь, ему несложно. Просто помочь, подбросить до нашей развилки дорог. Я улыбнулась и спросила, куда он едет. Узнав, что в Александров, попросила подвезти до Двориков, он сказал «хорошо». Усевшись, и, неловко пристроив на коленях рюкзак, я пристегнулась. Наверное, сейчас нужно говорить. У меня никогда не было проблем, чтобы завести разговор с незнакомцем, учитывая мою прошлую деятельность различных путешествий и бесчисленных знакомств. Интересно было бы посчитать со сколькими людьми я в жизни вообще познакомилась и на минимальном уровне пообщалась. Огромное количество, наверное, просто невероятно-огромное. Но сейчас я чувствую неловкость, и почему-то не знаю, как начать разговор. Просто не знаю, с чего начать. Опять страшно. Что-то тормозит меня постоянно и не дает двигаться дальше. Страх перемен внушает бесполезность и ненужность изменений, заставляя оставаться в устаревшем мире прошлого. Но так нельзя! Движенье — это жизнь, как бы мы не хотели оставить все как есть. Перемены, происходящие с нами, необходимы так же, как и пища. Только они заставляют двигаться вперед и развиваться. Они заставляют человеческое мясо становиться уникальной личностью, а не быть единицей в переписи населения.

— Вы из Александрова? — начинаю я неожиданно для себя разговор.

— Да, — отвечает мне мужчина.

Наблюдая за тем, как он держит руки на руле, и рассматривая логотип «Форда», я расспрашиваю, чем он занимается. Оказалось, бывший кинолог. Рассказал про трудности этой работы, сетуя, что в реальности собака проявляет интерес к новым запахам и может полноценно работать только около часа. А после этого приходится уже людям напрягать свои обонятельные рецепторы и включать внимательность на полную, чтобы прочесать, к примеру, аэропорт. Посочувствовав ему и завершив с ним диалог, что «в жизни нужно заниматься тем, что нравится», я попрощалась с ним и вышла из машины на своем повороте.

Меня охватило ощущение безудержного счастья, которым хочется делиться со всеми, которое хочется дарить близким и улыбаться прохожим. Я смогла! Я сделала это! И пускай я проехала только половину пути, и предполагаю, что на Ярославке, где будет моя следующая предполагаемая остановка, мне несколько километров придется пройти пешком, но я поймала его! Я почувствовала в сердце яркую искру, как разгорается огонь, облизывая сухие деревяшки. Точно! Ведь для процесса горения необходимы три элемента: продукт горения, огонь и кислород. Как это можно перевести на человека? Огонь — это желание, продукт горения — поступки, а кислород — это возможности. Все так просто! Если соединить все эти три элемента, то можно достичь цели и даже сделать больше! Вот только если цель есть в жизни…

Выхожу на трассу. Между остановкой и дорогой около десяти метров, решаюсь встать поближе, чтобы быть более заметной для водителей. Почему-то практически нет ни одной машины в мою сторону. Подмерзаю, начинаю думать, что ведь, в принципе, у меня получилось начать, дальше можно все-таки вызвать такси. Ведь идти по холоду в кожанке не очень хорошо, тем более, что и болела я недавно. И тем более весь этот экстрим в сумрачное время может неприятно кончиться. Зачем мне это надо? Но, перебив свои ленивые мысли, я говорю себе, что я ПСРщица, и я могу все. И я добьюсь того, что решила. Прокручивая в голове различные варианты развития событий, я раскладываю их по полочкам, и к каждой ситуации мысленно готова.

Съезжая на обочину и освещая меня фарами, передо мной тормозит мини-фургончик «Тойота». Водитель открывает дверь и спрашивает, куда мне надо. Я прошу его подвезти меня до ресторана «Лесной сказки», который находится на границе Владимирской и Ярославской области. Водитель отвечает, что едет до «Красного Пламени», куда мне, собственно, практически и надо. Оттуда всего километр до дома. Я радостно вскарабкиваюсь на высокое сиденье и знакомлюсь с водителем.

— Николай Константинович, — сразу протягивает мне руку пожилой полный мужчина.

— Аня, — отвечаю я ему, снимая перчатку и пожимая протянутую мне руку.

Понимаю, что он из тех людей, которым скучно ехать одному и хочется поболтать. Рассказывая о себе, он говорит, что он художник, но необычный. Интересуюсь и с легкостью поддерживаю с ним беседу, он говорит, что делает надписи и фотографии на надгробных памятниках. Мне становится жутковато, однако, я стараюсь все воспринимать нормально, насколько это возможно. Ведь есть множество профессий, о которых мы и не задумываемся, но все же они есть в нашей жизни. И ведь кто-то там работает. Пообщавшись с ним еще немного, и пытаясь отказаться от работы, которую он мне решил тоже предложить, я краем глаза рассматриваю дверь машины, просчитывая насколько удобно можно было бы на ходу выпрыгнуть и остаться с рюкзаком. Понимаю, это звучит странно и безумно, даже, наверное, более безрассудно, но люди бывают разные, и чего от них ожидать тоже не всегда понятно. Наши близкие и родные люди, которых, кажется мы знаем вдоль и поперек, могут иногда откинуть такие номера, что в голове не укладывается, как они могли так поступить. Что уж говорить о случайных незнакомцах, попадающихся нам на пути? Хотя, по правде говоря, иногда абсолютно чужой человек может оказаться гораздо ближе к тебе по духу, чем самые близкие друзья, которые не воспринимают твои идеи и мечтания всерьез. Всегда легче выговориться незнакомому собеседнику, будь то попутчик, или бармен, или стоящий рядом в огромной очереди сосед. Чужие, как правило, не осуждают, и перед ними можно рассказать все в нужном для тебя цвете. Мы соприкасаемся и разбегаемся, разлив в чужую душу свое горе. Мы боремся с отчаянием. Убегая все дальше, мы все более становимся несчастными. Меньше слов, лишь попытка сбежать. От родных, от друзей, от себя. Мы уходим оттуда, где нас не хотят принимать и ищем места, где такие же одинокие, но беспечные с улыбкой сердца встречают вместе невзгоды. Чертова философия жизни!…

Все еще уговаривая меня пойти к нему работать, Николай Константинович, довозит меня до указателя на деревню, где находится дача родителей. Предлагает свой телефон, я с улыбкой благодарю его за все, но отказываюсь от навязываемых им предложений. Хороший мужик! Добрый.

Он разворачивается, пока я перехожу дорогу, я машу ему рукой и начинаю идти по своей улице. Ощущение, что «я смогла!» дарит радость и удовлетворение. Путаясь под ногами, меня обнюхивает местная черная собака, изредка пытаясь неуверенно облаять.

Что-то изменилось. Как будто, что-то щелкнуло внутри. Я знаю, что все страхи только в голове. Но почему с годами их становится все больше, и они так цепко в нас сидят, что сбросить невозможно. Быть может мы просто разучились в себя верить? И просто проще жить, идти уже по протоптанной тропе. Зачем брать азимут через бурелом, когда можно сделать крюк по асфальту? Мы идем вместе с толпой, даже не пытаясь вырваться, потому что это проще, потому что так спокойней, потому что меньше вероятности, что может что-то случиться. Но ведь в бурях и в преодолении себя и формируется характер, сила воли, и в преодолении невозможного мы учимся находить в себе силы, когда кажется, что мы их совсем исчерпали. Желание — вот что мы потеряли, «свое желание». Мы просто потеряли свой огонь.

***

Жизнь похожа на автостоп. Мы проносимся по дороге времени, проживая мгновенья счастья, радости, удивления, неловкости, надежды, находясь во власти разных учреждений. Нам сначала помогают сесть в нужную машину, но потом, взрослея, приходится выбирать самим. Детский сад и школа остаются в прошлом, и, чем дальше тянется дорога жизни, тем сложнее становится выбор. Слишком далеко зашел технический прогресс, слишком много машин стало ездить по свету, а люди… Люди уже не те, что были раньше. И не каждый водитель готов тебя взять с собой.

Есть сложившиеся стереотипы, что к незнакомцу садиться опасно, «вдруг маньяком окажется». Понятно, что это суждение тех, кто явно не путешествовал таким способом. На самом деле все наоборот: ведь только небольшая часть людей, в которых еще осталась искренняя человечность способны остановиться и помочь другому.

Зеркальные души

Люди. Такие неизвестные и знакомые. Близкие по духу и далекие для понимания. Часто их поступки кажутся необъяснимыми и глупыми, лишенными всякого смысла и логики. Понятно, что в душе человека могут, словно активно действующий вулкан, бушевать различные чувства, которые мы, к сожалению, не можем понять. Так легко дать совет, и так трудно ему следовать. Пережить разрыв, перетерпеть боль, смириться с ощущением вырванного куска сердца и жить дальше. Многие через это проходили, но ведь каждый по-своему. Мы никогда не сможем испытать того, что чувствует другой. Ненависть, безумная любовь, отчаяние, радость, зависть, сочувствие, обида, недовольство, восхищение, непонимание, страсть, смех, истерика, бессилие. Мы чувствуем это, лишь тогда, когда это касается нас настоящих. Именно тех, какими мы пытаемся себя узнать. И именно таких, какими мы хотим, чтобы нас принимали.

Всю жизнь мы мечемся из стороны в сторону, пытаясь найти свое предназначение. Где-то в глубине души мы верим в судьбу, но, при этом, оставляем за собой последнее действие, дабы не оставлять все на произвол. И все равно не можем достигнуть душевного равновесия из-за отсутствия понимания «кто я».

Это как целенаправленно искать дерево в лесу с вырезанным на нем своим именем. Практически нереально. Удается лишь немногим. Нужны подсказки: карта, компас, координаты в конце концов. На худой конец хотя бы квадрат поиска. Только тогда у нас появится возможность найти себя.

В нашей жизни такими подсказками являются наши чувства. Нас цепляет лишь необходимая для нас наживка. То, чего нам не хватает, что преобладает или раздражает, то, что нравится, то, что мы любим и так далее. Одним словом, только благодаря ощущениям нашей реакции на какие-либо события, можно осознанно понять, почему это происходит именно с тобой.

Зависть проявляется, когда мы ощущаем нехватку чего-то, когда мы обладаем достаточным потенциалом и ресурсами, чтобы добиться чего-либо, но по каким-то причинам еще этого не достигли. Часто вместе с ней проявляется и восхищение, хотя нам неприятно в этом признаваться. В совокупности эти чувства вдохновляют нас и заставляют добиваться своих целей.

Представьте себе четырехлетнего мальчика, которого родители привели в спортивную секцию легкой атлетики: он смотрит на старший состав, уже неоднократно награжденный медалями, и хочет того же. Обуреваемый чувством зависти и ярым стремлением достичь желаемого, он начинает стремиться к этому и даже достигает еще больше, добивается лучших результатов и бьет их рекорды.

Понятно, что не стоит воспринимать все так буквально и с упорством ломовой лошади, не щадя себя, стремиться добиться результатов. Нужно просто вовремя почувствовать и понять для себя, что именно говорит тебе организм. Если зависть просыпается в твоем сердце, неважно какая — черная или белая, то просто помни, что ты можешь этого достигнуть.

Зависть — это козырь, благодаря которому мы можем понять, чего реально можем добиться и какие желания осуществить.

***

Раздражать нас может абсолютно все, в зависимости от обстоятельств. Ведь бывают дни, когда все идет как по маслу и, кажется, что удача Вам не просто подмигивает, а сидит на шее, никоим образом не отягощая нашу сущность. А бывают и такие дни, когда все валится из рук, и с каждым новым эпизодом проходящего дня хочется быстрее вернуться домой, залезть под одеяло и заснуть, чтобы этот день побыстрее закончился. Практически все сталкивались с черно-белой полосой. Но что в реальности с нами происходит в эти дни?

Кроме электромагнитных бурь и предсказаний гороскопа, можно с точностью сказать, что было что-то, что нарушило цикл удачи. Какая-то маленькая деталь или событие: это может быть все, что угодно. Мизинчик, врезавшийся в ножку дивана, негативная фраза, брошенная любимым человеком, плохие новости с экрана телевизора, кошка, сделавшая лужу в коридоре, да даже собственные мысли из-под одеяла о том, что снова нужно вставать на работу, когда хочется поспать еще «пять минуточек». Все это моментально настраивает тебя на определенную волну настроения и четко стабилизирует твое состояние, не позволяя ничему лишнему, в данном случае хорошему, произойти с тобой за этот день. Так начинается твой день, и в таком же ритме он продолжается. И разорвать это уже практически невозможно. Есть, конечно, рекомендации, типа «улыбайтесь, будьте в хорошем настроении, шутите» и так далее. Но как можно выйти на волну позитива, когда все валится из рук, и события, происходящие в этот день, бесперебойно накатывают, увеличивая свою мощь?

Это возможно сделать, и это зависит только от тебя: твоего выбора и желания что-либо изменить и исправить этот день.

Но я не об этом. Более важным моментом в этой главе является понимание того, что конкретно нас раздражает. Почему мы так реагируем на какие-то события, почему заводимся с пол оборота и реагируем агрессивно на какую-то ситуацию, когда вроде бы это кажется глупым, даже нам самим. Иногда мы осознаем отсутствие логики в наших поступках, но не понимаем, почему так поступаем.

На самом деле, здесь опять скрывается наша сущность. Она прячется глубоко, но, когда ее что-то цепляет, она выходит наружу. Самый простой пример, когда ты знаешь человека, достаточно сильного и уверенного в себе, он может зарабатывать деньги на престижной работе, быть успешным во всех сферах. Общаясь с ним, ты восхищаешься им и поражаешься, на сколько он развитая и полноценная личность. Но, обронив какую-либо фразу, к примеру, о его семье, ты видишь, что он замыкается, и на твои вопросы отвечает нехотя. А если ты продолжишь его расспрашивать о чем-то личном, то он начинает реагировать агрессивно, в конце концов кидая фразу, что «не стоит совать нос не в свои дела». Может еще, конечно, что-нибудь добавить, но основной смысл будет подразумевать именно это. Оставшись в недоумении, ты не можешь понять, что такого сказал, и почему он на тебя обиделся. В лучшем случае решишь, что он ненормальный, а в худшем прекратишь с ним общение. И лишь немногие задумаются о том, что произошло, и проанализируют ситуацию, прокрутив в голове весь диалог, сознавая, где сказали лишнее и попросив прощения за свою бестактность.

Много раз я наблюдала в общественном транспорте, людей, которые создают напряжение: они как будто хотят поделиться этим, не хотят испытывать в одиночку и всячески пытаются перекинуть огонь на других. И другие ведутся, но уже от своих тараканов в голове. Кому-то кажется, что слишком медленно едет водитель, кому-то наступили на ногу, кому-то сильно пахнет и его раздражает запах, кому-то просто пришлось ехать в общественном на транспорте, когда он привык к личному автомобилю, и он уже злится на весь мир. Кто-то не успел занять место, и теперь недоволен, ведь ему приходится стоять, когда другие занимают более комфортабельное положение, как и в жизни, где его всегда ущемляют в данном праве. И тут начинается: бессмысленные обвинения на весь мир, на водителя, на пассажиров, даже на прохожих, находящихся на улице. Человека, как будто, с цепи сорвало, и он выплескивает все, что накопилось, постепенно образуя воронку негатива и затягивая туда все больше и больше случайных людей. Мы же социальные сущности, нам же нужно как-то прореагировать, когда к нам обращаются, а у каждого свое сложившееся отношение к жизни, да и вообще к событиям, происходящими с нами.

Есть такое предположение, скорей даже доказанная парадигма в психологии, что в других нас раздражают те недостатки, с которыми мы боремся сами. Объясню на примере: ты спешишь на встречу, приходишь за 15 минут ранее назначенного времени и ждешь. Сначала ты радуешься тому, что пришел даже чуть раньше, но потом, когда стрелки часов пересекают точку назначенного времени, ты уже потихоньку начинаешь злиться. Ты злишься на то, что другие не ценят твое время. Но вспомни себя. Неужели ты никогда не опаздывал и потом не извинялся? Неужели ты всегда приходил вовремя, потому что хотел прийти вовремя? Неужели тебя не злил человек, который в свою очередь делал тебе выговор о твоем опоздании? А сейчас ты, по факту, делаешь тоже самое.

Так вот, друзья, как бы нам не хотелось это игнорировать, нельзя считать себя белым и пушистым и швыряться грязью в других, возвышая при этом себя. Руки-то все равно остаются грязными.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 310