электронная
300
печатная A5
373
18+
Жизнь одна

Бесплатный фрагмент - Жизнь одна

Стихи и проза

Объем:
174 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-1087-4
электронная
от 300
печатная A5
от 373

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Следы моей юности

1976 год.

О себе

Среди людей я не был лидером для всех,

Не ощутил головокружительный успех.

Зато последним не был в жизни никогда,

За исключением — в очереди, в продмаге иногда.

Бабье лето

Приди ты в поле бабьим летом,

Когда над ним заря встаёт.

В то время жаворонок где-то

Для всех заливисто поёт.

И над равниною широкой

Взлетает тысячи нитей —

То пауки в свой путь далёкий

Летят, как стая журавлей.

Погибнут многие в скитании,

В дожде потонут ледяном.

Летящие, живые ткани

Застынут мёртвым серебром.

Летят, как будто бы не зная,

Куда их и зачем влечёт,

На всём безвольно повисая,

Что остановит их полёт.

В дождь

Тучка солнышко закрыла,

Из себя слезу пустила,

Оросила все поля,

Облила меня собой

Гладкой, тёплою водой

Умывался тучкой я.

И со мной, самодовольно,

Вся земля вздохнула вольно,

Сухость дня с себя сняла.

Вот и осень

Вот и осень, вот и осень всё одела в жёлтый цвет,

И последний, улетающий на юг, журавль пропел.


Это лето, это лето были вместе мы с тобой…

Почему же наше счастье обошло нас стороной?


Если б лето, если б это лето длилось ровно год,

Я б поверил, что на свете существует Господь-Бог.


Вот и осень, ты уедешь, но прошу: — Не забывай!

На прощанье поцелую и скажу тебе: — Прощай!

Вспоминая о тебе

Приятно тебя вспоминать,

Когда мы в разлуке так часто.

И может ты тоже, как знать,

Грустишь обо мне ежечасно.

Я вижу тебя у окна,

Глядящую сквозь расстоянья.

И вот ты уже не одна…

Ты взором меня осязаешь.

И в это мгновенье твоё

Присутствие чувствую рядом.

Сидим мы с тобою вдвоём,

И больше ничто нам не надо.

Нужна мне одна только ты,

А я же тебе только нужен.

И мир от твоей суеты

И от моей весь разбужен.

И, вот, я сейчас закричу

На мир этот весь громогласно:

— Тебя на всю жизнь я хочу!

А ты мне: — С тобою согласна!

Гимн братьев

ВИА «NikSeSanVi» на ступеньках местного клуба пос. Ерик, Апшеронского района. 1977 год.

У нас, у братьев, святой закон —

В тугую годину придти должен он

К тому из братьев, который впросак

Попал по ошибке иль просто так.

А если какой-то их злейший враг

Неравною силой посмел брата взять,

Посмел издеваться, посмел пригрозить —

Пусть не мечтает, что будет он жить!

Но если в девчонку влюбился брат,

Все братья в сторонке и Бога молят,

Чтоб Бог не шутку над ними сыграл,

А мир и согласие влюблённым послал.

Мы всё делим честно и все вчетвером

Всегда эту песню в дорогу берём,

А если какой-то отсутствует брат,

Любой брат из нас за него спеть был рад.

Наши мечты

Мне детство не даёт твоё покоя…

Оно такое, как у всех и вся.

И пусть мы вместе небыли с тобою,

Поскольку я чуть раньше родился.

И пусть тебя я встретил очень поздно…

Упущенное можно наверстать.

Для нас обоих это, ведь, несложно,

Другим об этом только лишь мечтать.

Ты нежностью и лаской обольщаешь

Всё потому, что очень молода.

Мечтаю я и ты о том мечтаешь,

Чтоб я был твой, а ты была моя.

И только этим счастливы мы оба,

И только этим каждый день живём.

Я верю, что под светлым небосводом,

Мы навсегда останемся вдвоём.

Наставление брату

Почему ты не веришь в будущее?

Ведь оно так прекрасно, как свет!

Наберись настоящего мужества,

Не поверю, что мужества нет!

Погаси свет чуждых обычаев,

Ослепивший презренно глаза.

Пусть всё прошлое будет забытое,

Не жалей, всё себе отказав!

У тебя судьба не сложилась,

Так начни её делать сам.

Сделай так, чтоб хорошее сбылось

И поверь, наконец, чудесам.

Чудеса, хоть не часто встречаются,

Ожидай и настойчиво верь…

Кто впервые серьёзно влюбляется,

Тем к удаче откроется дверь.

Не кляни, не вини, не наказывай

Горделивое сердце её,

Ведь удача твоею названной

Через сердце девчонкой пройдёт.

Повстречаешь девчонку красивую,

Не посмей этот миг пропустить!

Назови ты своею любимою,

И другою покажется жизнь.

Позабудь, зачеркни своё прошлое!

Поднимись и на мир погляди!

Только знай, что дорога нелёгкая!

Выше голову, брат мой! Иди!

Новобрачным

Белая фата и чёрный цвет костюма,

Рядышком сидят ОНА и ОН.

Две судьбы связали два влюблённых сердца.

К ним приходят люди на поклон.

И кричат им «Горько!», чтобы было сладко

В жизни их супружеской всегда.

Радости желают и дороги гладкой,

Осушив бокалы все до дна.

Розовые щёки на лице невесты

И смеётся радостно жених…

Что их ждёт отныне? Точно не известно.

Пусть счастливой будет жизнь у них!

О, миг, приди!

О миг, приди ко мне обратно,

Побудь со мной подольше ты!

Дай вновь увидеть, как когда-то

Свой встретил идеал мечты.


Да! То был вечер самый лучший,

Запоминающийся мне.

Весь зал был музыкой заглушен,

Свет на стене слегка притушен,

Лишь сам оркестр сверкал в огне.


Среди танцующих, весёлых,

В нарядных платьицах девчат,

Ты красотой с ума сводила

Смотрящих на тебя ребят.


Впервые сердце застучало

Так трепетно в моей груди.

И, вот, пришло ко мне НАЧАЛО,

Начало пламенной любви.


Ты в мою сторону взглянула,

Улыбкой одарив меня.

О, Бог! Мне счастье улыбнулось,

В груди всё будто пошатнулось,

И понял — встретил счастье я.


Вот танец объявили новый.

К тебе я первым подхожу.

От счастья, словно опьянённый,

Тебя под руку вывожу.


В глаза твои взглянул несмело…

О, сколько в них алмазных гор!

Стихи французского Верлена

Не смогут описать твой взор!


Вдвоём остались мы с тобою,

По узкой улочке идя.

И, наслаждаясь тишиною,

В ночи светящею луною,

Я приласкал слегка рукою,

И, вдруг, поцеловал тебя.


О, миг, приди ко мне обратно!

Побудь со мной подольше ты!

Дай вновь увидеть, как когда-то

Свой встретил идеал мечты.

Осенний бал

Осенний бал приходит вновь

И дарит людям всем любовь.

Последний жёлтый лист упал

И танцевать с собой позвал.

Лишь я стою, чего-то жду,

Тебе в глаза с тоской смотрю.

— Прости меня! Прошу тебя…

И будет снова счастье между нами.

Прости приход мой и уход,

Часы незваной нашей ссоры,

И те бессмысленные споры,

Прости, и снова всё начнём.

Когда скажу: — Тебя люблю!

Ты скажешь мне: — Люблю вдвойне!

Огромный мир подарит вновь

Добро и ласку, и любовь.

Люблю, люблю, люблю тебя!

Печаль и грусть

В глухом краю жил я один

И о судьбе своей грустил.

Мечтал о том, что встретится

Девчонка та, что мне доверится.

Печаль и грусть одолевают

И убивают всё во мне.

И дождь, и снег не охлаждают,

А обжигают сердце мне.


Чего ходить, чего искать?

Девчонки той мне не видать.

Девчонка та уже с другим…

Она любима, он любим.

Печаль и грусть одолевают

И убивают всё во мне.

И дождь, и снег не охлаждают,

А обжигают сердце мне.


А мне становится грустней,

Завидя стаю журавлей.

А мне бы так бы полететь,

Тебе свою бы песню спеть.

Печаль и грусть одолевают

И убивают всё во мне.

И дождь, и снег не охлаждают,

А обжигают сердце мне.


Но я напрасно счастье жду,

Оно сказало: — Не приду!

Не смог меня ты удержать,

Теперь не надо вспоминать!

Печаль и грусть одолевают

И убивают всё во мне.

И дождь, и снег не охлаждают,

А обжигают сердце мне.

Повороты

Гони машину быстро, другого обгоняй,

И ты увидишь финиш, газ только нажимай!

На то оно и ралли — спорт быстрых скоростей.

Гони, чтоб не догнали, дави на газ сильней!


Ну что нам повороты, дорога — не беда.

Мы сделать сможем что-то победное всегда.

Налево и направо мы крутим колесо,

Обгоняя ветер славы, который бьёт в лицо.


Бегут перед глазами дороги и мосты,

Удача рядом с нами, спеши к победе ты!

Где надо — больше газу, где надо — тормози!

Она придёт не сразу, спеши, ничто не жди!


Ну что нам повороты, дорога — не беда.

Мы сделать сможем что-то победное всегда.

Налево и направо мы крутим колесо,

Обгоняя ветер славы, который бьёт в лицо.

Поезда

Улетают куда-то поезда, и не скоро вернутся вновь,

Только ты, только ты, только ты одна

Понимаешь значение слов.

Коль с тобою случится беда, и уйдёт от тебя любовь,

Только жди, только жди, только жди всегда

И она вернётся вновь.

Ну а если любовь не придёт, и уходит юность твоя,

Только ждёт, только ждёт, только ждёт другой,

Ну а ты унываешь зря.

Улыбнётся любовь тебе, счастье, вдруг, вернётся вновь,

 И не надо грустить и скучать теперь,

Ведь вернулась к тебе любовь.

Улетают куда-то поезда, и не скоро вернутся вновь,

Только ты, только ты, только ты одна

Понимаешь значение слов.

Раздумья за письмом

Крым. пос. Кача 1980 — 1982 г.г.

Свеча стоит перед лицом

И тёплым огоньком мерцает.

Пишу письмо, а за окном

Снег белый ветер подметает.

Пишу об этом и о сём,

А он, злодей, не унимает,

И из-под снега чернозём

С зловещей силой вырывает.

Ему б пора создать покой,

Угомониться, отдышаться,

Но нет, денёк сороковой

Уже не может нагуляться.

Развеял мысли в голове.

Ум не могу сосредоточить.

Одна, лишь, свечка светит мне —

Она одна помочь мне хочет.

Наводит мысль на колею

И поднимает настроение,

Хоть непогоду не терплю,

Но надо сохранить терпение.

Разговорился со свечой,

Чтоб скучно не было мне боле…

Открылся всей своей душой,

Ну как тебе открылся, что ли?

Пусть ветер за окном свистит,

Меж проводами злобно воет.

К тебе скорее долетит

Письмо, написанное мною.

Отправлю завтра письмецо,

А в нём вот это стихотворье…

И станет радостным лицо

От строк, пришедших с Черноморья.

Почему, отчего?

Ну зачем мы так встречались,

Что забыть нельзя друг друга, отчего?

Отчего потом расстались,

Как два поезда в тумане, отчего?

   Был тот день прекрасней ночи,

   Была ночь прекрасней дня…

   Отчего же ты не хочешь полюбить меня?

Я так ждал, я очень верил,

Что любовь близка как берег, отчего?

Я твержу всё то же слово,

Что мне счастья никакого не видать.

   Был тот день прекрасней ночи,

   Была ночь прекрасней дня,

   Отчего же ты не хочешь полюбить меня

Почему же, отчего же

Я твержу одно и то же: — Ну поверь!

Ведь не зря носил цветы,

Для меня нужна одна только ты.

   Был тот день прекрасней ночи,

   Была ночь прекрасней дня.

   Отчего же ты не хочешь полюбить меня?

Признание

Моя любовь — Валюшка.

Обнимаю и целую лунной ночью

Тёплой, звёздной, беспредельно дорогую.

Отчего же льются слёзы по щекам твоим горячим,

Иль не можешь ты иначе отогнать тоску слепую?

Я и сам такой несчастный и счастливей всех на свете.

И, как будто, потерявший и, как будто бы, нашедший.

— Милая моя Валюша! Ты в одном меня послушай,

Не угаснут мои чувства, и в любви не изменю я!

Не поверишь? Больше жизни лишь тебя одну люблю я!

Сказка

Если мне придётся забрести в тайгу,

Если повстречаю там бабушку-Ягу,

Никакой мне леший, ни Горыныч-змей

Не страшны мне будут, ведь я то их сильней.

Пусть то будет сказка, пусть то будет быль,

Тебя, голубоглазка, навеки полюбил.

И никто не сможет потом нас разлучить.

Пусть все в мире знают, что можем мы любить.

Я искал тебя…

Я действительно искал тебя,

Может ты не поверишь в это?

Я искал на планете Земля,

А нашёл на другой планете.

Ты была такая же, как и все,

Только чем-то отличалась, всё же.

Ты, как первый цветок по весне,

Ты, как редкость природы, быть может.

Пусть ты будешь и той и другой…

Для меня, ведь, дело не в этом.

Пусть родилась холодной зимой,

Пусть родилась ты жарким летом.

Для меня есть главное — ты,

Ты — это всё на свете,

И родник, и в поле цветы…

И скажу, что доволен всем этим.

Сон на яву

Кто во сны не верит, тот пускай проверит,

Раннею весною испытав судьбу.

Что во сне приснится — наяву свершится…

Это вам, ребята, я точно говорю.

Этот сон, ах, как прекрасен он,

И как заманчив он, ну просто нету слов!

Я верю — по весне всё будет, как во сне,

Скажу я наяву: — Тебя люблю!

Только снег растает, сон нас не обманет —

На опушку леса весна нас приведёт.

И потом, как в сказке, тебе, голубоглазке

Голубой подснежник молча подарю.

Чуть глаза закрою, я уже с тобою,

Заливаясь смехом, по лесу бегу.

Обо всём забыли, на облаке проплыли

Точно наяву всё, никак я не пойму.

Я напишу стихи

Я напишу стихи для песни,

Запахнет слово в них весной.

И солнца луч — простой кудесник

Собой согреет шар земной.

Потом в стихи ворвётся лето

С пахучим запахом хлебов,

А вечерами в поле где-то

Споёт задумчиво гармонь.

За летом осень подкрадётся,

И в песне дождиком пройдёт.

Под мокрый ветер лист качнётся,

И с ветки наземь упадёт.

Зима снежком листок накроет,

Морозом закуёт пруды,

И бахромою ледяною

Обложит скверы и сады.

Я напишу стихи для песни…

В стиле Владимира Высоцного

Приехал я к друзьям с далёких мест

Весёлый и желаний полных выпить…

Смотрю — на стол подали водку, кекс,

Вино и пиво — надо это выпить.

Мы выпили сначала по одной

За здравие, за хорошее настроение.

Потом провозгласил я тост другой

За мой приезд, за наше отношение.

Включили музыку и стали танцевать

Да так, что в комнате всё прыгало, скакало…

В аквариуме все рыбки стали умирать —

Им под водой казалось десять баллов.

А мы, натанцевавшись, все в поту,

Попадали на пол и все заснули.

Всю ночь провёл в мучительном бреду

И, наконец, под утро встрепенулись.

В запасе оставалось водки литра три,

Я литру выпил и лёг спать на матрацы,

Но у меня в глазах уже пошли

Скакать и прыгать маленькие зайцы.

Не помню, сколько времени прошло,

Но помню, что пропали где-то зайцы…

Друзья все спали, а я уже в метро

Бежал от водки самым быстрым «зайцем».

Послушай…

Послушай, подруга,

Ведь ты же не знаешь,

Что нужно мужчине,

Когда холост он…

Сначала сигары,

Спокойствие, затишь,

Потом в одиночестве

Выглотать ром.

Кому и сигары,

Кому и затишье,

Кому тело женщины

В лунную ночь.

Забыть навсегда я смогу

Ночи длинные

И те поцелуи,

И робкую дрожь.

Поэтом не буду,

Как Пушкин, Есенин,

Но в рифму я высказал

Всё, что хотел.

Я выпью на лёгкую

Душу портвейна…

И песни… Эх, песни!

Давно ли их пел?!

Когда я от водки балдел.

Стих

Ещё на свете мало знают все,

Что есть любовь, что значит слово это…

В шестнадцатилетней молодой тебе

Любовь родилась, как у той Джульетты.

Я знаю, что серьёзно любишь ты,

И не покинешь в трудную минуту,

И не посмотришь грозно с высоты,

И сбоку не посмотришь люто.

Ты ненавидишь пошлости и лжи,

И это всё я так же ненавижу.

Коль я ошибся, прямо мне скажи,

Мне замечание, даже, не в обиду.

К тебе я привязался всей душой…

Ты — часть меня, а я — твоя частица.

В шестнадцатилетней жизни молодой

Пусть знают все — нет для любви границы!

Я не хочу спать

ВИА «NikSeSanVi» 1976 — 1980 г.г.

Мы с тобой до утра сидим

И на звёзды всю ночь глядим.

Как прекрасно сидеть вдвоём,

Мир прекрасен и звёзды в нём!

Ну а если, вдруг, внезапно

Мама крикнет: — Спать пора!

То, как прежде, ей ты скажешь,

Непременно, те слова:

— Я не хочу спать, я не буду спать!

Мама всё-таки нас поймёт,

И сама тихо спать уйдёт.

Ну а я обниму тебя,

И так встретим начало дня.

Ну а если, вдруг, внезапно

Мама крикнет: — Спать пора!

То, как прежде, ей ты скажешь,

Непременно, те слова:

— Я не хочу спать, я не буду спать!

Ну а днём, непременно, мы,

Хоть немножко, поспать должны.

Вечер сядет и мы опять

Будем звёзды с тобой считать.

Ну а если, вдруг, внезапно

Мама крикнет: — Спать пора!

То, как прежде, ей ты скажешь,

Непременно, те слова:

— Я не хочу спать, я не буду спать!

Уходя в армию

Я прощаюсь с тобой, дорогая,

Запоздалою этой весной,

В тот момент, когда всё начинает

Покрываться зелёной листвой.

И ни ты и ни я не хотели,

Чтоб внезапным отъезд был бы мой…

Помнишь, в снег, и в дожди, и в метели

Мы всегда были рядом с тобой?

Не успели с тобой насладиться

Пением птиц и сиянием луны.

Суждено нам сегодня проститься,

Чтоб в разлуке прожить две весны.

Милых глаз, алых губ очертанье

Не забуду вовеки веков.

Дорогая моя, до свиданья!

Ухожу, чтоб вернуться потом.

Эх, когда же?

Эх, когда же наяву обнимемся друг с другом,

По-братски выпьем крепкого вина?

Чтоб голова, вдруг, завертелась кругом

И песню спеть, чтоб дрогнула стена.


Мы выпьем за прошедшую разлуку,

Чтоб больше не вернулася назад,

И за подруг, что ждали в долгих муках,

За их глаза, промокшие в слезах.


К плечу прижмётся милая подруга,

К другому прикоснётся верный брат…

Эх, когда же наяву обнимемся друг с другом,

Когда же наяву мы встретимся вот так?

Я знаю, что ты любишь

Я знаю, что ты любишь по ночам

Смотреть задумчиво, не отрываясь, в небо.

Ты Землю представляешь, как причал,

А океаном служит то же небо.

И кажется, что в небе корабли

Плывут в ночи к галактикам безбрежным,

Встречая на безжизненном пути

Себе подобных с именем «Надежда».

И ты, как будто, хочешь их спасти,

Указывая верную дорогу.

И отправляешь в небо корабли

От своего небесного порога.

— Плывите, милые, в далёкие края,

Благословляю вас в нелёгкую дорогу!

Пока все звёзды живы, жива я,

И вас не раз я провожу с тревогой.

Я знаю, что ты любишь по ночам

Смотреть задумчиво, не отрываясь, в небо.

Ты Землю представляешь, как причал,

А океаном служит то же небо.

Я покажу тебе звёзды

— Ты видела когда-нибудь, как ночью падают звёзды? Как в последний раз они дают о себе знать, оставляя на небосклоне узкую полоску света, как бы говоря: — Смотрите, люди, любуйтесь мною! — И, вдруг, исчезают куда-то…

— Пойдём, я покажу тебе это.


Солнце сядет за горизонтом и утихнет щебетание птиц,

Разбросает на небе звёзды Бог Любви для влюблённых лиц.

Я возьму тебя нежно за руку и к спокойной реке уведу

В те места, где густые заросли упираются прямо в звезду.

Видишь? Звёздочка одинокая, что чуть — еле мерцала вдали,

Вдруг упала в реку широкую и растаяла в водной мели.

Так с людьми в жизни часто случается, если кто одиноким живёт,

Погорит, как звезда, попечалится, и таким одиноким умрёт.

Жизнь одна

Моё начало

Может вам покажется и странным,

Хоть для многих это и удел,

Сочинять стихи я начал рано,

И во многом в жизни преуспел.

Мальчиком трёхлетним, было дело,

Девочке — соседке прочитал

Я четверостишие несмело,

И, казалось, я поэтом стал.

Я давно не помню строки эти,

Помню, только, палец у виска

Покрутила дважды и, при этом,

С юмором присвистнула слегка.

Но, воодушевлённый своей речью,

Я не понял критику её.

Только обнял худенькие плечи,

Сказанное приняв за враньё.

Много лет ещё дружил я с нею,

Посвящал другие ей стихи,

И читал ей, от любви чуть млея,

А она в ответ: — Ха-ха, хи-хи!

Девушка с зелёными глазами

Через годы стала мне женой.

И сейчас согласье между нами,

Хоть покрылись оба сединой.

А я гитару обниму…

А я гитару обниму, как женщину любимую,

И тихо, нежно напою мелодию старинную.

Она аккордами в ответ мне подпоёт задумчиво,

Твердя о том, что много лет петь песни не наскучило.

Моей несломленной души ты отголосок струнный.

Споём с тобой в ночной тиши, на обруч глядя лунный.

Нам позавидуют в ответ другие музыканты,

Что лучшего дуэта нет — с тобой мы два таланта.

Мой голос, будто бы ладья, а звук твой, будто волны.

Плывём в далёкие края с тобой, любовью полные.

Гитара, милая моя, подруга неизменная,

Вся прожитая жизнь твоя — мелодия нетленная.

Опять гитару обниму, как женщину любимую,

И тихо, нежно напою мелодию старинную.

Без тебя

Без тебя и солнце не встаёт,

Без тебя луна за облаками.

Соловей мне песню не поёт,

И тебя не чувствую руками.

Без тебя мне целый мир не мил,

Как слепой иду я по дороге.

И себя я чувствую без сил,

Будто бы медведь зимой в берлоге.

Без тебя я рыба на мели

Или, словно, зверь в железной клетке.

Без тебя цветы не зацвели

В летней клумбе около беседки.

Без тебя мне птицей не летать,

В небе, чтоб полётом насладиться.

Не смогу о высоте мечтать,

Будто бы подстреленная птица.

Я с тобой хочу детей растить,

Воздухом дышать с тобою вместе.

Радоваться вместе и любить

Быть счастливым, как в хорошей песне.

Берегу, что имею…

Берегу, что имею… Мне есть, что беречь!

Часы расставаний и радости встреч,

Раскаты веселий, каскады невзгод,

Я в сердце храню каждый прожитый год.

Твой запах родной, несравнимый ни с чем,

Умение наше в решении проблем.

Терпение твоё, когда сил нет терпеть,

Душевный полёт, когда хочется петь.

Дыхание рядом в ночной тишине,

И наши мечты очень дороги мне.

Мне дорог покой уходящего дня…

А главное то, что ты есть у меня.

Блондинка с чёрными глазами

Блондинка с чёрными глазами

Шла по дороге не спеша,

И красотой меня сразила,

Запела, вдруг, моя душа.


И сердце ёкнуло внезапно,

И из-под ног ушла земля.

Красавица с фигурой статной

Заворожила, вдруг, меня.


Прошла, как сказочная Фея,

Проплыла, будто бы ладья…

Догнал её, от счастья млея.

И предложил знакомство я.


Блондинка с чёрными глазами,

Над нами неба абажур.

Я рядом шёл, а между нами

Стрелу натягивал Амур.

В глубине раскидистого сада

В глубине раскидистого сада, одиноко сидя на скамье,

Ты кусала губы от досады, потому что «нет» сказала мне.

Мягкими, дрожащими руками вытираешь слёзы на щеке,

Вспоминая пропасть между нами, руку не подав моей руке.

На тебя я не таю обиду. Знаю, что немного поспешил…

Если позовёшь, к тебе я выйду. Это однозначно я решил.

Подожду, пока сама созреешь, я не буду время обгонять.

Лишь, когда сама понять сумеешь, и позволишь мне тебя обнять.

Говорят — насильно мил не будешь! Точно так же и у нас с тобой.

Прошлое забыл и ты забудешь. Наконец, мне скажешь: — Милый мой!

В глубине раскидистого сада на скамейке вместе мы сидим…

Много ли для счастья людям надо? Ты любима, я тобой любим.

В день свадьбы

Белоснежное платье у дочери

И красивый костюм жениха,

Это ваша настала очередь —

Создавать семью на века.


Под магический марш Мендельсона

Объявили вам: — Муж и Жена!

Через время о вас, окольцованных,

Люди скажут: — Одна Сатана!


Предстоит вам немало открытий

В этой жизни вдвоём совершить.

И одно из главных событий —

Человечка на свет народить.


Перед тем, как в красочном зале,

Поцелует невесту жених,

Я хочу, чтоб все гости сказали:

— Пусть всегда будет счастье у них!

Высокопарные слова

Высокопарные слова, для женщин сказаны не мной,

Глаза застелют пеленой и слух обманут, невзначай.

Высокопарные слова слагают рифмою поэты,

В великолепные сонеты их превращая на века.

В них буйство чувств, в любви признания,

Ночей бессонных череда, два сердца сблизят навсегда,

Послав на страстные страдания.

Пастелью лягут краски дня в твою обласканную душу.

Я в ней покой твой не нарушу, не затушу в ней свет огня.

Твоё физическое тело достойно магии любви,

Меня ты только позови, пускай стеснительно, несмело.

За плечи крепко обниму, открою тайную завесу —

Ты для меня одна принцесса, и не отдам я никому.

Для женщин радостный момент — услышать нежные слова.

Чтоб закружилась голова, тебе скажу свой комплимент.

Ты, оценив мою попытку — к тебе приблизиться чуть-чуть,

Не сможешь руку оттолкнуть и спрятать милую улыбку.

Высокопарные слова для женщин сказаны не мной,

Но знай — дожить хочу с тобой свой век под вечною луной.

Две противоположности

У тебя завьюжила зима в сердце,

Я хочу твою зиму превратить в лето,

Угощу тебя сладким, а ты в ответ перцем…

Господи! Дай мне сил — пережить всё это!


Извергаешь искры, разжигая пламя,

Лес непонимания вырос между нами.

Изо льда осколки слаживаешь в стену,

Сделать для меня хочешь подобие плена.


Без меня не можешь, но и со мной тоже.

В опустевшей спальне стелешь себе ложе.

Может быть посмотрим мы в глаза друг другу

Станешь мне женою, а я тебе супругом?

Женское одиночество

Открыла дверь, зашла, сняла ботфорты…

Вот так, в который раз, я прихожу с работы.

На кухонном столе один комплект посуды,

На этот счёт мне по-фигу подружек пересуды.

На личном фронте тихо, без движения,

И пусто на душе за неимением…

Я не имею, даже, смысл — в кого бы верить,

В того, который смог бы открыть передо мною

двери.

Упала полка на стене — прошу соседа,

Сосед поправил… сел со мною пообедал.

И, чувство долга пред женой превозмогая,

Ушёл к себе, а я в халатике нагая.

Я в ситуации подобной комплексую.

И страшно мне… от одиночества беснУю.

В «Давай поженимся» с Гузеевой писала,

Но женихи не те, хороших было мало.

А дни идут и годы проплывают

И дверь не мне мужчины открывают.

Приходит мысль, что жизнь пройдёт напрасно,

Что, ну хоть с кем-то, чувствовала бы классно.

Но одиночество — подруга лясы точит

И на свободу отпускать меня не хочет.

В который раз я за собой закрою двери,

И в одиночестве я буду в сказку верить.

В твоей душе обида

Тебя обидел кто-то и когда-то…

В твоей душе обида затаилась.

Но стойкость оловянного солдата

В дальнейшем на проблему отразилась.

Ты не теряй себя, не упускай из виду,

И не сливайся с серою толпой!

Не принимай на личный счёт обиду,

Иди вперёд с поднятой головой!

Ты не одна такая в этом мире

С одним вопросом: — Быть или не быть?

Хоть, находясь одна в своей квартире,

Ты, все равно, по-волчьи хочешь выть.

Ты посмотри в безоблачную даль,

Где в зарослях щебечут соловьи,

Пусть радость длится дольше, чем печаль,

Пусть захлестнёт тебя пора любви!

Ищи себя с надеждою в душе,

Случайно ты найдёшь себя, вдруг, где-то

Быть может, будешь с милым в шалаше,

Или в стихах поэтами воспета.

Встань и иди!

Людям с ограниченными возможностями посвящается…

Встань и иди, всю боль превозмогая,

Бог в помощь — силу воли разбудить!

Когда, от страха в мыслях убегая,

Ты заново научишься ходить.

Ты в прошлом был здоровым от природы,

Но, на твою беду, злой рок явился, вдруг,

И сделал из тебя подобие урода,

Оставив без ноги и без обеих рук.

Тебя из ада Ангел твой хранитель

На Божий свет вернул, не зная сил.

И за тебя, твой преданный спаситель,

У Господа здоровья попросил.

Ты рано стал прощаться с этой жизнью…

Тебе все люди стали помогать

Встать на ноги и, в самом полном смысле,

Жить заново и по земле шагать.

Бывают неприятности на свете,

Но, всё ж, наступят радостные дни,

Когда события, что были в чёрном цвете,

Вдруг превратятся в радужные сны.

Ты, зубы сжав, и боль не замечая,

Других таких же за собой ведёшь.

И пусть пройдёшь походкою, качаясь,

Вдруг, упадёшь, но встанешь и пойдёшь.

Жизнь — спектакль

Вся наша жизнь — спектакль и автор в нём

Всевышний,

А мы играем роли, розданные нам.

Играем на земле, на этой сцене жизни,

Порой, не обращая взоры к небесам.

Я так и не сыграл роль под чужой личиной,

Не глядя, что прошло моих немало лет.

Сойти со «сцены» мне — не вижу я причины,

Стремлений никаких уйти со «сцены» нет.

Сыграю я себя до старости забвенно,

Мечтаю много дел на «сцене» совершить.

Родив детей на свет, с годами, непременно,

Дождаться внуков мне и всех их поженить.

Мой зритель — это все, но всем я не по нраву…

Один доволен мной, другой взгляд отведёт.

Но каждого из нас оценит Бог по праву

Лишь после действия, когда вся жизнь пройдёт.

Жизнь одна

Жизнь одна. И для нас она смыслом полна-

И оклад, и квартира, и последней модели машина.

И, порою, за этой проклятой рутиной

Мы не видим простой рядом с нами картины:

У соседей, что справа — собачонка паршивая,

А соседка слева — довольно-таки милая.

Может быть поэтому, когда сдают нервы,

Я не вижу, что справа, а смотрю налево.

Жизнь одна. Мы пьём рюмку до дна

За здоровье ближних и удачу дальних,

Чтоб не было в их жизни случаев печальных.

Жизнь одна. Кто-то производит ценности,

А кто-то бесценности от своей лености,

Хотя солнце всем одинаково светит

И у каждого рождаются свои дети.

Жизнь одна. Но суть её многогранна…

До кого-то эта суть дошла поздно,

А кто-то её постиг рано.

Жизнь одна. Такая короткая, стерва,

Что, если думать только об этом,

То у меня не выдержат когда-то нервы.

Вдруг, встречу тупик и попаду в безысходность,

Вот к чему привести может моя нервозность.

Жизнь одна. И прожить её нужно красиво…

А красиво прожить, чаще всего, не каждому под силу.

Жизнь одна. И она скоротечна…

Кому-то кажется, что между рождением

И смертью — целая вечность.

И кому-то сюрприз подарила — встретить своё столетие,

А кому-то жизнь несколько лет наметила.

Жизнь одна. Но не мы её выбираем,

А она с нами часто в игры играет.

Бывает, с кем-то такое замутит,

Что, порою, кажется — Всевышний грубо шутит.

Жизнь одна. И для всех она смыслом полна…

Чтобы, встав на рассвете,

Навести порядок на нашей планете.

Чтобы каждый на Земле живущий

Знал, что среди всех он самый лучший.

Чтобы кто-то в роскошном кабриолете

Не забывал, что живут на свете бедные дети,

Которым нужно помочь, обязательно,

Хотя этот «кто-то» и не родился спасателем.

Чтобы счастливым детским смехом

Над всей планетой звучало эхо.

И только тогда для многих, быть может,

Жизнь, хоть она и одна, но станет дороже.

Жизнь цыгана

Там, где шатёр поставили цыгане

Вечерней зорькой на поляне у реки,

Гитарных струн аккорды зазвучали

Наполненные звуками тоски.

Текла река и песня с нею плыла,

И был мотив на крик души похож…

О том, как парня девушка любила

А ей соперница вонзила в сердце нож.

Огонь костра сиял среди деревьев,

Взлетали искры в небо высоко,

Надрывно песню все цыгане пели

Слезу сдержать им было нелегко.

Какой мотив — такая жизнь цыгана…

От этого не деться никуда.

Растает ночь и завтра утром рано

Покинет табор это место навсегда.

Деревня

Деревня в семь дворов, часовня посредине…

Здесь не найти коров — о них давно забыли.

Глубинка в глубине разбросанной России…

Как жить народу здесь — его и не спросили.

Большие города становятся всё больше,

Деревню навсегда собою поглотив…

И русскую красу — берёзовую рощу,

Которую воспел Есенинский мотив.

Технический прогресс сейчас на первом месте,

Строительный процесс нельзя остановить.

Деревню задушить без совести, без чести,

Для этого каким сатрапом нужно быть!?

Без участи людской ничто на этом свете

Не превратится в прах и не родится вновь…

Деревню лишь в кино увидят чьи-то дети,

Не встретят в ней свою заветную любовь.

Деревня на Руси была одной из главной

Кормилицей больших и тесных городов.

Так, почему ж сейчас так холодно, бесславно

Проститься с ней навек любой из нас готов?

Деревня в семь дворов, часовня наклонилась…

За годом год идёт, ничто не изменилось.

Все говорят, а «воз и ныне в том кювете»…

Не уж-то отживёт деревня в этом свете?

За Великую Русь

Где пылает закат уходящего солнца,

Не увидишь конца старой русской земли,

И на всходе, на Тихом, под носом японца,

Не заметишь начала из водной мели.


Всюду русский акцент, всюду русские песни

О себе говорят в чужеземном краю.

Где «Калинка» звучит, забывают о Пресли,

А «Берёзка» танцует, то будто в раю.


Там везде русский дух, там везде Русью пахнет,

Где вином наполняется хрупкий бокал.

Иноземцы от первой чекушечки чахнут,

Ну а русские с пятой начинают вокал.


Воспевали поэты родные просторы,

Ширину горизонта и рек глубину.

Лучше гор у Высоцкого были только горы,

А Есенин с девчонкой любил тишину.


Я люблю свою землю не только за это,

А за то, что всех лучше и краше она.

«За Великую Русь!», что воспета поэтом —

Лучший тост для того, чтобы выпить до дна.

Исповедь

Я напевал, пою, и буду напевать

Красивых песен тексты,

Что душу теребят.

Я целовал, целую, и буду целовать

Красивых женщин губы —

Они того хотят.

Не Розенбаум я, но близок мне певец.

Его учила мать, его учил отец:

— Коли любить, так всех,

Но в жёны взять одну,

Коли стрелять, так первым,

Прежде чем пальнут.

Меня никто не может в жизни изменить…

Ну, уродился я таким,

Жена меня простит!

Как прежде, с горя и от счастья

Песню я пою,

И женщину красивую в который раз люблю.

Люблю я жизнь простой, широкою душой

И этот мир за то, что он такой большой.

Я благодарен Господу за все его дела,

Я память чту о матери,

Что в муках родила.

Мной дерево посажено,

Построен новый дом,

Пусть дети собираются порадоваться в нём.

Боюсь представить я себе, когда-то, этот Мир

Без моего участия продолжит славный пир.

Запоздалое признание

Рассуждения дочери после безвременной кончины отца

Упустила, опоздала, не воспользовалась

Жизнью данным драгоценным временем.

И лежит теперь без срока давности

На душе вина тяжёлым бременем.

Не пришла, не позвонила, не приехала

К человеку близкому до боли мне.

Пренебречь я не смогла помехами,

В этом виновата я, не более.

Он меня, родившийся комочек,

С нежностью в объятиях качал.

Песню пел среди бессонной ночи…

Засыпала я, он счастливо молчал.

А потом по жизни вёл за руку,

Свой характер сильный прививал,

Выжить, чтоб — нелёгкую науку,

Как наследство, мне он передал.

Жизнь для человека — злая штука!

Вот он жил, любил, считался гением,

Но пришла с косой старуха, вдруг, без стука

И накинула свой плед забвения.

Запоздалые мои признания…

Мне за них всю жизнь пред Богом каяться.

Обреклась на вечные страдания,

От которых буду долго маяться.

Где шагала война

Далеко на Земле, в незнакомой стране, где б меня ни спросили,

На вопрос: — Где мой дом? — Рассказал бы о том,

Что родился в России.

Только эта страна мне с рожденья одна так любима навеки.

Среди белых берёз, под раскатами гроз настоящим я рос человеком.

В этой славной стране помнят все о войне и о павших героях,

Без которых сейчас многих не было б нас

На российских просторах.

Только в те времена, где шагала война,

Там одно лишь все знали-

За Отчизну идя, своих сил не щадя, Мир спасали.

Снова весну в поднебесье кличут зазывно скворцы,

Только не слышат их песню в братских могилах бойцы.

— Люди на этой планете, вспомним в момент тишины

Воинов, схороненных где-то в пепле проклятой войны!

Годы быстро идут, наши дети растут, только у ветеранов

После прошлой войны, в час ночной тишины

До сих пор ноют раны.

Это наши отцы, это наши любимые деды,

Прошлой битвы бойцы, всей планеты — Солдаты Победы.

Снова весну в поднебесье кличут зазывно скворцы,

Только не слышат их песню в братских могилах бойцы.

— Люди на этой планете, вспомним в момент тишины

Воинов, схороненных где-то в пепле проклятой войны!

Историю не повторить

Пылали закаты, горели рассветы

На фоне Великой войны.

Стрельба автоматов и лязг пистолетов

Взрывали застой тишины.

В фашистских подвалах, за лагерной стенкой,

Везде погибали они —

России солдаты, страны генералы,

Отчизны советской сыны.

Молодогвардейцы — сыны Краснодона

На сговор с врагом не пошли…

Им в угольной шахте, в заброшенной штольне

Могилу фашисты нашли.

В белорусской Хатыни народ не сдавался

Назло ненавистным врагам —

Немой обелиск из печных дымоходов

Для отроков памятью стал.

Народ Ленинграда в блокадное время

Свой город врагам не отдал…

И тем доказал, что русское племя

С земли не стереть никогда.

В больших душегубках, в печах крематориев

Прощальные крики слышны

На всех языках со всех территорий,

Куда только каты дошли.

Войну смертоносную в фашистском обличии —

Как можно такое забыть?

Фанаты нацистские к знакам отличия

Хотят интерес разбудить.

Наши в прошлом «друзья» проявляют к истории

Свой личный, «больной» интерес —

Проводятся в мае свои церемонии,

Уже прославляя «ЭС — ЭС».

Через тысячи лет не смогу я смириться

С таким положением вещей.

Я буду народом советским гордиться,

Что вырвал весь мир из клещей.

Миролюбивых людей призываю:

— От нечисти мир охранять…

Не жить по закону «Моя хата с краю»

А, главное, нужно понять —

Весь мир на ладони, он нежный, он хрупкий,

В нём детям и внукам творить.

Нацистам не дать повторить мясорубку!

Историю не повторить!

Пусть!

В пылу взаимных недоверий

Живут народы на Земле,

Всё приближая нас к войне…

В ней будут жуткие потери!

Господь наш разум бережёт,

Но разум наш, уж, на пределе.

Кто этот мир, на самом деле,

Спасти от гибели придёт?

Земля для мирных созиданий,

Для вечной жизни рождена.

Пусть будет проклята война

С извечной полосой страданий!

Пусть новый век начнёт свой ход,

Избавив мир от страшной смуты,

Наполнив радостью минуты,

И счастьем одарив народ.

Пусть много-много поколений

Ещё пребудут в этом мире,

Как за столом на вечном пире,

В кругу друзей, под звук веселья.

Я жил в Украине

Рождение… Садик, потом «Школьный вальс»…

Ведь, всё это было однажды у нас.

Потом разошлись наши с вами пути,

Да так, что друг друга никак не найти.

Я жил в Украине, имел там друзей,

Работал, женился и нажил детей.

Но что-то не так завертелось вокруг,

Теперь далеко от меня бывший друг.

Упал, вдруг, снаряд на востоке страны,

Весь мир содрогнулся — начало войны!

В стране, где любой раньше был тебе рад,

Сейчас там на брата идёт его брат.

В руках автомат, а в глазах пустота.

Семью бы кормить, да работа не та.

Ему деньги платит крутой олигарх

За то, что с лихвой превращает он в прах.

Нам всем не нужна мировая война!

Всех нас превратит в пепелище она!

Пусть в небе безоблачном птицы поют,

И дети с улыбкой пусть утром встают!

Пусть знает противник: — Фашизм не пройдёт,

В «котле ополченцев» конец свой найдёт!

Пока кто-то жив — пусть вернётся домой

И дерево жизни посадит весной!

Детей пусть растит, осчастливит жену,

И сердцем своим проклинает войну!

Рождение… Садик, потом «Школьный вальс»…

Пусть всё это будет не только у нас!

Другим поколениям мир на века!

Пусть счастья течёт бесконечно река!

Бессмысленный бой

Где идёт бой, там людская боль,

Безбрежно течёт кровь рекой,

Её никак не остановить рукой.

Забивается пыль на вдохе

И дела уже настолько плохи,

Что пролетает жизнь за секунды.

И теперь эта жизнь паскудна.

Был человек и вот его нет,

Смерть накрыла в один момент.

Снаряд тело разорвал на части,

Ему без дела — какой оно масти.

Так человеком распорядился рок,

Дав для жизни короткий срок.

А вокруг ещё грохочет бой…

Стоны с этой стороны и с той.

ЭТИ бьются за свою свободу,

За жизнь и счастье своего народа.

ТЕ идут убивать за деньги,

И из-за денег их тают шеренги.

Так и бьются, не зная меры,

Не за жизнь, а ради веры,

Что одни обретут себе свободу,

А другие другому уроду в угоду.

Вновь идёт бой и вновь людская боль…

Казачий хуторок

Кубанская сторонка, казачий хуторок…

Здесь для любого гостя есть на столе пирог.

Умеют здесь трудиться, умеют отдыхать,

И песни о Кубани здесь любят сочинять.


Кубанская сторонка, казачий хуторок…

Свобода и раздолье, лишь выйдешь за порог.

По берегам Кубани сады везде цветут.

Здесь разные народы в согласии живут.


Кубанская сторонка, казачий хуторок.

Нам очень близок сердцу родимый уголок.

Мы славим нашу землю, мы славим край родной,

И на границах наших мы сохраним покой.


Споём мы песню вместе под крепкое вино,

Её отцы и деды напели нам давно.

Мы людям будем радость и любовь дарить,

И крепко будем Родину любить.

Как у Шекспира

— Тебя прекрасней нет на свете! — Ромео говорил Джульетте…

То было в средние века… Им стихотворная строка была посвящена.

Трагический, любовный стих Шекспир писал о них двоих.

Любовь грядущим поколениям была примером, без сомнения…

И в нашем случае она — в глазах, как-будто, пелена

Затмила мир собой вокруг… Друг к другу стали ближе, вдруг.

Любовь пришла в шестнадцать лет… Для нас с тобой вопроса нет

Роман Шекспира пережить — быть вместе нам или не быть!

Лишь время даст один ответ — мы будем вместе или нет.

Жизнь на диване

Я лежу на мягком диване, уткнувшись в подушку бесцельно

Моё тело и мысли в Нирване, краской нарисованной акварельной.

А за толстой стеной моего дома едут машины, едут троллейбусы,

В окнах лица мне не знакомые, они читают книги, решают ребусы.

Людская жизнь проходит в поездках — утром туда, вечером обратно…

По выходным отдыхают в беседках, пьют и едят, что им приятно.

Кто-то с горем живёт, кто-то с радостью, не исключая и то, и другое.

От себя я гоню за ненадобностью всё плохое, оставив благое.

Подчиняю себе позитивное и настраиваюсь на лучшее,

Прогоню от себя всё противное, чтобы больше меня не мучило.

Отгуляла осень на улице, и сейчас вьюга воет за окнами…

В остановке девушка хмурится, поправляя упавшие локоны.

Хоть за дверью плохая погода, выйду я из немого подъезда,

И в большом скоплении народа отыщу то заветное место.

Эту девушку я не случайно повстречал и в свой дом приглашаю,

Напою изумительным чаем, обогрею её, приласкаю.

Как бы ни было это банально — все когда-нибудь пару находят,

И теперь с моим счастьем реальным сны приятные ночью приходят.

Мы лежим на мягком диване, в нашей комнате, в нашей вселенной.

Наши души и мысли в Нирване, краской нарисованной акварельной.

Кто есть Я?

Кто есть Я? Я — молекула

В этой Галактике

Со своим интеллектом,

Со своей тактикой.

Нас таких миллиарды

И, даже, больше.

Кто живёт до шестидесяти,

А кто-то дольше.

Все молекулы вплетены в цепочку

Под названием «Сын»,

Под названием «Дочка».

Угасает чья-то жизнь,

Чья-то вновь рождается,

Лишь планета Земля

Не изменяется.

Кто есть Я? Я есть — атом

В этой Вселенной,

До конца не изведанной,

До сих пор неизменной.

Я тот атом, который строит.

Без которого чья-то жизнь

Ничего не стоит.

А ещё все мы атомы

И все молекулы

Называем себя просто «человеками».

То идём по планете

Мы стройным парадом,

То срываемся в бездну

Смертельным зарядом.

А ещё без меня бы не стало другого,

А этот другой повторил бы всё снова…

И такая вот круговерть на практике

В бесконечной Вселенной,

В нашей старой Галактике.


Кто есть Я за пределами Разума?

Курортный флирт

Многие женщины едут на южное побережье больными, а оттуда возвращаются уже беременными.

На песчаном пляже бархатного Сочи

Целовал девчонку под покровом ночи.

Этот милый город, город всех влюблённых

Нас с тобою сблизил, солнцем утомлённых.

Я из Магадана, ты из Таганрога…

Ты до нашей встречи была недотрогой.

Аромат магнолий сносит нашу крышу,

Я в любви признания под собою слышу.

Этот воздух Сочи опьяняет разум

И несёт в Нирвану двух влюблённых сразу.

Трудно удержаться от любовной страсти,

Вместе наслаждаясь налетевшим счастьем.

Сочи, пляж, Ривьера — райское блаженство!

Уголок в России — Неги совершенство!

Кто бывал, тот знает, кто не был, тот будет.

Островок желаний в жизни не забудет.

Черноморским флиртом вдоволь насладились

И в курортный город оба мы влюбились.

Улетим из Сочи мы своей дорогой

Я до Магадана, ты до Таганрога.

Прозрачный пеньюар

На сколько женщину мы любим, на столько счастлива она.

Прозрачный пеньюар чуть прикрывает плечи,

Смущённая слегка, ты подойдёшь ко мне…

И снова я мужской взаимностью отвечу,

Так нежно и игриво прислонив тебя к себе.

Спины изгиб и стоны, дрожание в коленях

Я снова возбуждаюсь… Чертовка, всё же, ты!

За что же мне, скажи, такие вот мучения?

Сгораю я в огне от царства красоты!

Чарующая слух мелодия «Энигмы»

Наш будоражит пыл и вводит нас в экстаз.

Натянутый шифон над нами в форме призмы

Движеньям нашим вторит каждый раз.

Взлетаем к небесам в объятиях блаженства,

Вкушая сладкий страх невинного конца.

Почувствуем прилив мы моря совершенства,

И вновь я вижу взгляд счастливого лица.

Дарил мне Бог тебя, ему я благодарен

Безмерной и бескрайней влюблённою душой.

За каждый миг с тобой, который им подарен,

За то, что нам с тобой так было хорошо.

Мелодия любви по комнате проплыла,

Свеча на канделябре воск проливала свой.

С истомою в глазах ты улыбнулась мило

И к моему плечу прижалась головой.

За эти вот минуты, за эти вот мгновенья

Я многое отдам, лишь только быть с тобой.

За нежное твоё ко мне прикосновение

За радость наших встреч доволен я судьбой.

Прозрачный пеньюар чуть прикрывает плечи,

В который раз опять ты подойдёшь ко мне…

И снова я мужской взаимностью отвечу,

Так нежно и игриво прислонив тебя к себе.

Любимой жене

Я счастлив, что ты мне принадлежишь,

Конечно не как вещь, а как супруга.

Спасибо Господу, что так сложилась жизнь,

Что до сих пор мы преданы друг другу.


Спасибо случаю, что свёл меня с тобой,

Хотя я мог пойти другой дорогой.

Представить трудно мне, что было бы со мной,

Не приведи судьба к знакомому порогу.


Я без тебя не верил в чудеса,

И в добрые не верил я приметы.

И сколько чёрная бы длилась полоса

Не знал бы я, пока тебя не встретил.


Ты каждым утром солнышком встаёшь

В моих глазах и целый день сияешь.

И в светлый мир ты за собой зовёшь,

И ярким пламенем вокруг меня играешь.


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 300
печатная A5
от 373