электронная
441
печатная A5
589
12+
Жизнь неистова (Калейдоскоп жизни)

Бесплатный фрагмент - Жизнь неистова (Калейдоскоп жизни)

Объем:
110 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4493-7605-3
электронная
от 441
печатная A5
от 589

А. М. Шехтер
ЖИЗНЬ
НЕИСТОВА
(Калейдоскоп жизни). Стихи. 2018 год

Задумал я интрижку,

И написал вам книжку.

(автор)

Жизнь — мелодия и грусть,

Сложна очень, ну и пусть.

По ухабам и болотам,

Мы идём назло заботам.

Ведь в борении и трудах,

Меньше чувствуем мы страх.

К лучшей жизни, в глубь и дали

Смело люди чтоб шагали.

А. М. ШЕХТЕР

А, как годы пронесутся…

Девочки смеялись,

Гурьбой собирались.

Всё о девичьем болтали,

Да мальчишек вспоминали:

Я за смелого пойду,

А вторая, я весёлого люблю.

Третья: мне героя — богача,

Говорила с горяча.

А четвёртая смущаясь:

Пусть он будет не герой:

Парень с доброю душой.

Чтоб любил меня, детишек,

Да растил моих малышек.

Дом от бурь оберегал —

Вот мой парень — идеал.

Что — то ты проста совсем

И не верь мальчишкам всем.

Они могут обольстить

И тумана напустить.

А как ты растаешь только

Жизнь ударит тебя больно.

Но назад уж нет пути,

Нужно будет всё снести.

И рожать, растить, кормить,

С детьми в ясельки ходить.

То промолвила Лолита:

Я по горло судьбой сыта.

Буду жить собой любуясь,

Перед парнями красуясь.

Будет всё, что захочу:

Девки, я же не шучу.

Ну и что ж достигнешь ты?

Где же грёзы и мечты?

Где любовь и где желания?

Будут только ожидания.

А как годы пронесутся,

Да морщины, вдруг, коснутся.

Кто согреет, приголубит???

Кто же рядом с тобой будет?

Ухажеров следа нет —

Одиночество ответ.

Значит нужно жить, мечтать,

Добрых молодцев искать.

Через радость и мучения,

В том и есть предназначение.

Продолжать нам род людской,

Женский потеряв покой.

Баба Яга

Баба Яга — скупа,

Носит её ступа.

По лесам, болотам,

Полон рот заботам.

Хочет, что — то натворить,

Да Кощею насолить.

Лешему «леща» пустить,

Иль Кикимору позлить.

Водяного побесить,

Небылицу сотворить.

И плывёт за ней молва,

Негативная волна.

— Яга очень, очень злая —

Вот, молва летит какая.

Раз Яга для всех злодей,

Поубавилось гостей.

Уж к её избе тропа

Вся бурьяном заросла.

И изба вся покосилась,

Пока в ступе та носилась.

А вокруг дремучий лес

Посетил завистник Бес.

Паутина, мох и сырость

Вкруг Яги вдруг поселились.

А когда — то по тропинке

К ней Иван трепал ботинки.

Он из сказки приходил,

Её помощи просил.

Помогла ему советом,

Уж не помни, каким летом.

Но Ванюша победил

И Кощея приструнил.

Получил красу девицу,

И увёз её в столицу.

Ей тогда почёт воздали,

И добром все вспоминали.

Но теперь Яга грустит,

Её подвиг позабыт.

Добрым словом не помянут,

Глазом ясным и не взглянут.

Добро в дебрях заблудилось,

Потому Яга взбесилась.

Яга вспомнила теперь,

Что пугается и зверь

Её шуток и наказов,

Все устали от проказов.

Сторонятся встречи с ней,

Значит надо быть добрей.

Но характер менять трудно,

Дни бегут тогда так нудно.

Ей уже не молодеть,

Не с кем песенки попеть.

Может времечко придёт,

Ей как в сказке повезёт.

Вдруг придёт другой Иван,

Позабудут про обман,

И Яга спасёт от сглаза.

Ведь она не та зараза,

Что всех портит из нутрии.

Только что не говори:

Поубавилось Иванов,

И не пишут уж романов

О Яге, что всех целила, выручала,

Всех Иванов примечала.

Изменились времена,

И теперь лишь Сатана,

Или Бес проказник правят,

Ягу старую чуть хвалят.

Сложен мир и сказок тьма,

Да везде лишь кутерьма.

Но растут Богатыри,

В городах, что на Руси.

Как разгонят тучи злые,

Придут сказки уж другие.

Станет и Яга добрей,

Коли вспомнят и о ней.

Башня

Башня Останкино, словно игла,

Пронзила небо, облака.

Но земь, взметнутся не даёт.

Ей не дана команда — взлёт.

Стальные тросы и фундамент

Её свободу охлаждают.

Надёжно избран, сёй крепёж.

Сейчас уж точно не поймёшь,

Как та идея родилась —

Бетон и сталь навек слилась.

Легко витает в облаках,

Неведом стройной башне страх.

В грозу и бури, ураганы,

Парит играючи над нами.

На прочность грозы проверяют,

Секрет её не понимают.

Она шедевр и мысли взлёт

Теперь на радость всем живёт.

Березовскому везло ли?

Березовскому везло,

В штормовые, всем назло.

Он к вершинам пробирался,

Ветрам буйным не сдавался.

Повязал он пол страны,

Подминая все чины.

На Кавказе даже был,

Проявляя рвенье, пыл.

Он при Ельцине в фаворе,

Денег в банке было море.

Все эфиры покупал,

экономику вязал,

Да Кавказом всех пугал.

Но история бежит,

И Кавказ уж не шалит.

Президенты поменялись,

А друзья все разбежались.

Да в России нелегко,

До вершины далеко.

Тут Британский Альбион

Шлёт Березовскому поклон.

Там в тумане за морями,

В бойком месте, да в дурмане,

Угасал бойцовский пыл,

Ведь героем всегда слыл.

А теперь промчалось время,

Наступило вдруг забвенье.

Заиграла бурно кровь,

О Руси мечтает вновь.

Но Английская элита

Поняла, что карта бита.

Притворялась — «крепко любит»,

И, удавкою погубит.

Мораль горька:

И за морями,

Хоть и с заморскими дарами,

Не заменить Российской доли,

Ведь всё счастье,

в нашей воле.

Весёлый перезвон

Пальцы бодро танцевали

Вновь по струнам на гитаре.

Их веселый перезвон,

С голосами в унисон,

Взмыли бойко в небеса,

А шальные голоса

Подхватили звонкий пляс,

И не сдержишь больше нас,

Хором звонким вознеслись,

Ввысь душевно понеслись.

Так легко, лишь бард рукой

Режиссируя толпой,

Нас легко объединил.

Ожил вдруг молчавший мир.

А душа в весёлой пляске

Отдыхает без опаски.

Пальцы вновь ласкают струны,

Пролетают мимо луны,

Но в народе вера есть,

Коль бытует рядом песнь,

Жизнь нам кажется милей,

Собирая в круг друзей.

В поезд вошёл…

В поезд вошёл,

Где присесть, не видать?!

Грозна на лавке сердитая мать.

Детский комочек

под боком лежит,

Носик ребёнка за мамой торчит.

Душно в вагоне, жара —

не стерпеть,

Нервы людские нам

нужно беречь.

Детское личико, нежная роза.

Давка в вагоне, житейская проза.

Злость, недовольство

затихли в вагоне.

Радость проснулась,

спокойствие в зоне.

Детская нежность

красой покоряет,

Волны людские порой усмиряет.

Давка пройдёт и усталость,

и злость,

Главное, чтобы деткам

спокойно жилось.

В экстремальный момент

В экстремальный лишь момент

Познаётся джентльмен.

Дружбу время проверяет,

И годами закаляет.

Если друг в огонь и в воду,

Не нащупывая броду.

Если злато не манит,

А любовь в душе горит.

Всё отдаст своё за друга,

Не страшит земная вьюга.

Не манит карьера, власть,

Ни злосчастье, друга страсть.

Он всегда в беде поможет,

Путь в грядущее проложит.

С таким другом в бездну жизни,

Он поможет и Отчизне.

В электричке

В электричке едет люд.

Разговоры не дают

Отдохнуть от суеты,

Шума, гама, маяты.

Мчит в далёко электричка.

У народа есть привычка

В город мчатся на работу,

Презирая всяку квоту.

Вся окраина пустеет,

Коль вид на жительство имеет.

Ведь в столице больше льгот,

Понимает то народ.

К ней несёт водоворот.

Испытать в Столице счастье,

Убегая от несчастья.

Война

Война бушевала на нашей земле,

Страна находилась в огне и петле.

Арийские орды ломали границы,

Уже добирались до нашей столицы.

Парады хотели в Москве провести,

Порядки в России свои навести.

Не ведали только гнева народа,

На помощь приходит России природа.

Морозы, сугробы, геройства волна,

Фашистскую нечисть, с боями смела.

Салюты в Берлине о мире вещали,

И мир Россияне с восторгом встречали.

Волна

Волна мигрантов, плач и стон,

Поток людей бегущих вон

Из Ливии, Ирака и Афгана.

Волна огромного обмана

Из Штатов по миру плывёт,

Вот, уже который год.

«Весну» арабам всем пророчат,

Людей в крови давно там мочат.

Игил, как гидра разрастается,

Корн и тот меняется.

Пиарят: козни, рознь, вражду,

Совсем забыв про тишину.

Всё разрастается Игил,

Он ярым мусульманам мил.

Хотят шариатом мир менять,

Чтоб веры разные подмять.

А Штатам это видно надо.

Ведь ими пущено «Торнадо»,

Сметать правительства и власть,

Чтоб насладится потом всласть

На слабость немощных тех стран,

Чтоб трепетали перед ними,

Такими мощными, лихими.

Всё чаще

Всё чаще мысли о Вселенной,

Всё чаще, чаще к Богу взгляд.

Всё чаще страждущее сердце

душевно с Богом говорят.

Какая сила, мощь познания?

Какая воля, страсть, задор?

Какая мысль для созидания?

Каков Всевышний приговор?

И пляшут звёзды в такт планет,

Летят миры, хвосты комет.

Так подчиняясь Божьей воле,

Резвятся в бездне, на просторе.

А человек создание Божье,

Рождённый в муках, скверне, в боли,

Не подчиняясь его воли,

Как муравей, песчинка, прах,

Пытаясь побороть свой страх,

Сразится захотел с природой,

С болезнью, хворью, непогодой.

Понять пытаются законы,

И разрушая все препоны,

Уж в Космос проложил свой путь,

Чтобы с высот он смог взглянуть

На бренность нашего деяния.

Но корысть, скудные желания,

Не могут всё ж понять высот,

Где Бог — всевышний в ней живёт.

Утихнут страсти и тогда,

Взлетим душой, что нам дана.

И с Богом ощутим мы связь,

Как мир он строит, словно бязь.

Рисует нам прекрасный мир,

Чтоб была жизнь, природы пир.

В утробе матери

В утробе матери слилась

Галактик бездна, любви страсть.

И эта тайна бытия,

Судья моя или твоя.

Ведь семя слившись с яйцеклеткой

Залогом стала — яркой меткой.

И зародился плод и жизнь,

Теперь он рвётся к свету, в высь.

И уже там он ловит звуки,

И материнские все муки,

Чтоб человеком воплотиться,

На Божий свет скорей явиться.

Затем познать огромный мир,

И этот жизненный пир

Познать в трудах или заботе,

В учёбе или же в работе.

Но, он теперь творец судьбы,

А жизни нет ведь без борьбы.

Не разгадать вселенной тайн,

Но ты на веру принимай:

Природа жизнь коль даровала,

А это значит уж не мало.

Голландцы узаконили
уроки секса

Сексом веет из — за моря,

Знать хлебнём не мало горя.

Урологи, сексологи,

Быть может и проктологи,

Теперь решают в мире.

Их взгляд как будто шире.

Работали в борделях,

Совсем в интимных целях.

Теперь уже и в школе

О сексе и приколе.

Уроки занимательны,

Серьёзны и старательны.

Пусть молодёжь «умнеет»,

В любви своей балдеет.

А время мчит стрелою,

Я стыд теперь не скрою.

О сексе все радеют,

А дети все тупеют.

С пелёночек балуются,

Друг с другом все милуются,

И падает рождение,

Мельчает поколение.

Опомнится Европа, (когда?)

Когда наступит жо…. (Наступит пустота.)

Грядущее время

Грядущее время в тумане,

Не писаном кем-то романе.

По жизни несёт нас потоком

К неведомым далям, чертогам,

Где души людей успокоят,

И райскую дверь приоткроют.

Нам испытать дано судьбу,

Решить загадку не одну:

Любить, страдать, потеть и злиться,

Чтоб в мире что-нибудь добиться.

Куда судьба нас заведёт?

Что и когда произойдёт?

Хотим постигнуть и познать,

Но всё ж по тернам нам шагать.

И ощущать биение века,

Такая доля человека.

Смирись, не буйствуй, чуть дерзай,

И жизнь как дань всю принимай.

Дарен миг

Дарен Богом жизни миг,

Чтоб младенец свет постиг.

Ощутил тепло и хлад.

Жизни мигу всякий рад.

Путь тернист и очень сложен.

След ошибками уложен.

В мире нет простых дорог,

Стережет везде нас рок.

Стоит только оступиться

Иль чуть — чуть нам ошибиться

Свой удар нам рок наносит

И под корень быстро косит.

Лучших чаще выбирает

В бездну страшную бросает.

Ввысь душа, а тело бренно

И землёю упоена.

Тело прах, земля нам метка.

Память будет теперь редка.

Лишь в умах людей родных

О деяниях мирских.

Сорок дней душа витает,

В вечность после улетает.

Нам дарован дальше путь,

Чтоб на это всё взглянуть.

Ритуалы провести,

Долг что дал нам Бог нести.

Так помянем и простим.

Чуть — чуть вместе погрустим.

Лёгкость для души желаем,

С грустью в вечность провожаем.

Нас прости, хоть рядом были,

От беды не оградили.

День священный

День священный есть в году,

В колумбарий я пойду.

Он как крепость средь дубравы,

Здесь священные все нравы.

В тишине стоят там в ряд

Предки, ждущие парад.

Чтобы дети или внуки

Не забыли о разлуке.

Приходили родню чтить

И хвалу им возносить.

Ведь когда-то в жизни бурной

И их жизнь была бравурной.

Радость с песнями жила,

Бурно жизнь у них текла.

Ни война, ни панихида,

Не житейская рутина,

Не могла их победить.

Все хотели очень жить.

Но устроен мир сурово,

Смерть косить людей готова.

Выбивает из рядов.

Путник в жизни будь готов

Поменять свой стиль и быт,

Вечный мир для всех открыт.

Мы не знаем, где сверкнёт,

Кто и как затем уйдёт???

Домовушка — домовой

Домовушка — домовой,

Не игрушка, но герой.

Он хранитель и мудрец,

Неказист, но молодец.

Дом, обитель охраняет,

Всем спокойствие вселяет.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 441
печатная A5
от 589