электронная
72
печатная A5
330
12+
Жизнь как приключение, или Автобиография Надежды Максимовой

Бесплатный фрагмент - Жизнь как приключение, или Автобиография Надежды Максимовой

Объем:
148 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4490-9764-4
электронная
от 72
печатная A5
от 330

— Как бы вы отнеслись к предложению назвать вашим именем звезду?

— Я бы сказала: «Давно пора».

Введение

Нет, уважаемый читатель. Я не буду предлагать тебе монотонного повествования, уныло бредущего по накатанной колее от «родился» к «учился», «работал», «женился» и так далее.

В жизни моей было немало ярких эпизодов. Сосредоточимся на них. А для жаждущих сухих фактов, упомяну коротко:

Максимова Надежда Семеновна

Родилась в июле 1956 года в городе Горьком.

В 1978 году закончила кафедру теоретической физики (физический факультет) Горьковского Государственного университета.

С 1978 года проживала в Дзержинске. С мая 2009 года — в г. Гороховец Владимирская область.

Работала на стройке, в библиотеке, в райкоме комсомола, неоднократно выезжала в стройотряды в различные республики тогда еще не бывшего СССР.

С 2000 года работала журналистом в еженедельной газете «Дзержинское время».

2005 год — за образцовое исполнение служебных обязанностей и высокое профессиональное мастерство получила Благодарность Начальника ГУ МВД России по Приволжскому федеральному округу

2006 год — лауреат Всероссийского конкурса МЧС: СТЕПЕНЬ РИСКА в номинации «Иду в огонь!»

В 2007 году писала сценарии для документальных фильмов по истории. Параллельно посетила древние памятники Египта, Стамбула и Средней Азии.

Автор ряда художественных и научно-популярных книг.

Глава 1. Конец всему или Путь к свободе

Помню, как я плакала в туалете, услышав разговор двух руководителей группы о том, что в нашем отделе планируют оставить только математиков, а остальных собираются куда-нибудь перевести. А ведь я по образованию физик! Значит, получается, что я — как бы человек второго сорта, который здесь не ко двору… Обидно.

Но, как потом оказалось, мне очень повезло. Я ушла сразу и тем самым избавила себя от многомесячных выматывающих душу разговоров о предстоящих и неминуемых сокращениях, от бесконечного сидения на голодном пайке в ожидании зарплаты, которая будет неизвестно когда (если вообще будет), от ощущения постыдного страха перед начальством, которое проходило мимо с каменным лицом (и, по слухам, получало жирную зарплату за наш счет)…

Все это было, но уже без меня. Потому что я ушла.

Куда в наше время может устроиться женщина «за тридцать», окончившая университет по специальности «теоретическая физика»? Правильно, никуда.

Поэтому я оказалась на улице, под забором. Правда, улица была центральная (в Нижнем Новгороде), а забор в официальных документах именовался «Вернисаж на Большой Покровской». Потому что многочисленные художники (а они, как и прочие смертные, все поголовно есть хотят) вывешивали на этот забор свои картины и пытались их продать прохожим.

Под этим забором, продавая картины, я прожила пять чудесных лет и обрела свободу духа.

Дело в том, что я оказалась там не одинока. Среди множества ярких индивидуальностей, оказавшихся в условиях Перестройки за бортом новой жизни, были поэты, профессиональные актеры (с зарплатой ниже прожиточного минимума), бывшие главные врачи санаториев, спортсмены-международники, вышедшие в тираж… Профессор математики из Еревана торговал на нашем вернисаже бусами. Женщина-геолог, много лет искавшая золото на Колыме, оформляла кулончики из обрезков кожи и полудрагоценных камней. Инженеры из Таджикистана, работавшие там в прежние годы на химическом заводе-гиганте, поставили возле забора столик с сувенирчиками из стекла. Бывшая малолетняя узница концлагеря, оставшаяся на жительство в Литве, объявлена была оккупанткой и захватчицей, и к пенсии, оставив в Вильнюсе квартиру, вернулась на Родину.

Словом, общество сложилось разнообразное и исключительно интеллектуальное. Мы обменивались знаниями, обсуждали книги и фильмы, прикармливали местных котов и много смеялись. Жизнь кипела!

Впрочем, вот некоторые выписки из моего дневника того времени.

* * *

Любую работу можно выполнить двумя способам: либо как одноразовый стаканчик — попользовался и выбросил; либо — подумать создать нечто такое, о чем и тебе, и людям долгое время будет приятно вспоминать. (Второе, кстати, значительно выше оплачивается).

Итак, я решила написать «Книгу радости». По образцу Сей-Сёнагон. (На случай, если вы по какой-то причине о ней не слышали, поясню: Сей примерно тысячу лет назад была младшим советником японского императора (Титул по-японски именуется Сёнагон) и написала знаменитые «Записки у изголовья»). Деятельность уличного торговца несколько отличается от обязанностей советника императора, но любую работу… (см. выше).

Четверг, 4 Июня 1998

День был насыщенный. С утра в кинотеатре «Орленок» искали бомбу, но не нашли, Было много машин: милиция, скорая, МЧС… Оцепления не было. Бомбы тоже. Каждый развлекается по-своему.

Ближе к концу дня смотрели как на тесной улице, заставленной рекламами и столиками, разворачивался трейлер «Вольво» с испанскими номерами. Красиво работал шофер. Хотя выглядел непрезентабельно: трусы, советская майка, со спадающей с плеча лямкой… Маленький, но жилистый. Оказывается, у трейлера кабина может разворачиваться под углом 90 градусов к кузову. Кто бы знал…

Суббота, 6 Июня

Француженка, проходившая улице вдоль нашего забора, была поражена видом одной женщины-художницы в норковой шубе. На улице жара под 40 градусов. Женщина просто думала: «Не купить ли эту шубу?» и примеряла ее. Француженка потом, разобравшись в ситуации, очень смеялась, сказала: «А я уж думала, что это новые модели летнего сезона в России». Вот так и рождаются легенды о русских медведях.

Понедельник, 8 Июня 1998

Вчера приходил на забор Владислав Макин. Он поэт. Много разговаривала с ним. Это всегда событие. Читала Костанеду. Интересная корреляция между ними.

Новых стихов Влад не принес. Жаль. Но я люблю цитировать и старые.

Трудно только первые полчаса.

Суета на паперти, суета,

Двери храма заперты, красота.

Смотрит голь довольная, ну и ну,

Нынче с колокольни я сигану.

Я же крылья белые сделал сам,

Трудно было первые полчаса.

Утомил я ноженьки, говорю,

Нынче я до боженьки воспарю.

У толпы шевелятся волоса,

Все никак не верится в чудеса,

Вот сидит юродивый, крестит рот.

Матерится вроде бы, ну народ.

Лишь кустов орешника полоса

Провожает грешника в небеса.

Этот час я выстрадал, видит бог,

Сколько реек выстругал, сколько сжег.

Эй, вы люди пешие, я кричу,

Разбегайтесь к лешему, я лечу,

Направляю тело я в небеса.

Хочешь крылья белые — сделай сам.

Пятница, 12 Июня 1998

День независимости. Не совсем понятно чьей и от кого, но все равно праздник. Парад духовых оркестров по Покровке. Идея хорошая. Если повезет, такие парады станут традицией.

Зной. Народу мало. Леша, как профессиональный актер, очень смешно передразнивал плохую строевую подготовку оркестров. Хотя играли они лихо, бодро.

Суббота 11 Июль 1998

Сегодня был очень веселый день. Леша, как всегда профессионально, весь день изображал «новых русских». Я смеялась до упаду.

Ходила в книжный магазин на Покровке. Привезли (завоз был вчера) много новых книг на английском языке. Но в основном — русских классиков. Это противоестественно. Русских классиков надо читать на русском, а английских на английском. Опять не привезли Шекспира и Гарднера.

Дочитала «Историю Флоренции», написанную Макиавелли.

Да, повесила, наконец, дома занавески, теперь есть спасение от солнца, слепящего глаза, когда работаешь на компьютере.

На Большой Покровке сажали цветы.

Вчера купила и прочитала новую книгу Дика Френсиса, сегодня читаю другую. Тоже Дика Френсиса, но на английском. Это гораздо медленнее. Считаю, что, наверное, мне сейчас специально судьбой отпущено время для чтения и размышлений. Слава Богу, сейчас много чего есть, что почитать. Купила Платона, Плутарха, «Историю искусств» Гнедича, биографию Борджа, кое-что по психологии и еще что-то. В компьютер все скрупулезно записано, а наизусть перечислять долго.

19 июля. Воскресенье

Познакомилась с настоящим шерифом из Оклахомы. Сначала мы обратили внимание на форму американских полицейских. Но прежде видели ее только в кино, поэтому стали думать и гадать — настоящая она или нет. А когда полицейских в форме стало уже несколько, я подошла к тому, у которого была звезда шерифа и стала спрашивать: «Вы настоящий полицейский?». Он сказал, что да. «А как же там, в Оклахоме, власть теперь взяли преступники?», Он засмеялся и сказал, что там еще много полицейских осталось. Пожал мне руку. У них должность шерифа выборная, так что политик в нем чувствуется. Солидный дядька и в возрасте.

Помимо этого события рассказывали много анекдотов. Все неприличные.

Понедельник, 27 Июля, 1998 год

Вчера имела схватку со стаффордширским терьером. Я ходила в магазин, а когда возвращалась, смотрю два парня выходят из-за поворота, и с ними две собаки. Без намордников и даже без поводков. Одного пса я определила как бульдога, а другого как питбультерьера. Я-то была далеко (метров 10), но наш кот (которого мы прикормили на заборе, лечили, и который постоянно спит на моей сумке) попал под прямую атаку. Как я завизжала! Говорят у Ниндзя три основных оружия: атака, удар, крик. Вот мой крик был как раз из этого боевого арсенала. Деревья в радиусе 150 метров вырвало с корнем!

Парни сначала ушли, а потом вернулись, но разговаривали мы спокойно и даже посмеялись, тем более, что кот уцелел, а собаки были настроены благодушно.

Молодые воробьи оперились и летают с родителями. Но клевать самостоятельно еще не научились. Поэтому трясут крылышками и раскрывают клювы перед взрослыми, чтобы им в клюв положили вкусненького.

Понедельник, 3 Августа, 1998 год

Вчера было две больших радости: Дастик (его полное имя Дастам, но так его может называть лишь отец, так как Дастам значит — «Моя рука») принес маленького щеночка пуделя. Все страшно умилялись. Очень забавный малыш. Ходит он еще нетвердо, но бесконечно доверчив к людям и ластится абсолютно ко всем. Вторая радость — мне принесли книжку Дейва Барри. Читала и хохотала. Жаль, что она короткая, мне хватило едва на час. Но не беда. Как говорил наш земляк Алексей Максимович Горький: «В жизни всегда есть место радости». Не закрывайте для нее свое сердце.

Нина (ей слегка за 45… если точно, то 57) фантастически владеет юбкой. Коротеньким попердончком, который сейчас носят молоденькие девушки, такого не сделаешь. А Нина владеет юбкой, как тореадор мулетой. И дразнит и манит, и завлекает, и обманывает…

Вчера впервые увидела, как мужик пал к ногам дамы. Интересный высокий, слегка пьяненький мужчина разговаривал с Ниной, и она ему понравилась.

— Я вас поцелую, — сказал он.

— Ой, нет, я не разрешаю, — сказала она.

Он подался вперед, чтобы обхватить ее за плечи, но Нина в последний момент привычно уклонилась, и мужик во весь рост так и грянулся на асфальт. Потрясающая сцена.

Среда, 29 июля

Валентина Григорьевна много лет проработала поваром на Форосе. На той самой правительственной даче в Крыму, где в 1991 году попал в осаду первый и единственный президент СССР Михаил Горбачев. Поскольку повар она хороший, то лично была знакома со множеством первых лиц государства. Доводилось ей кормить и Фурцеву, и Андропова, и главного врача страны Чазова… А из иностранных деятелей ей запомнился Цеденбал и Луис Корвалан.

Конечно же, я пыталась расспрашивать как и что. Валентина Григорьевна отвечать отказалась. «Ты запишешь, — сказала она строго. — В вдруг коммунисты снова к власти придут?»

В качестве замены рассказам, она иногда приносила нам собственноручно изготовленные яства. Из того меню, которым потчевали отдыхающих на Форосе. Сегодня принесла сосиски по-министерски. Что сказать… сосиску эти изделия напоминают только цилиндрической формой. В остальном… затрудняюсь описать вкусовые впечатления.

Леша пришел озабоченный и приставал ко всем с вопросом: берут ли с Нобелевки алименты?

* * *

Зимой, конечно же, было труднее. Нижний Новгород — это не юг Франции, морозы бывают солидные.

Но взаимопомощь и взаимовыручка позволяют преодолеть любые трудности. И приобрести новые знания.

Именно там, на Вернисаже, где шел большой поток иностранных туристов, я научилась бегло говорить по-английски. На деньги, заработанные там, купила свой первый компьютер. Тогда это было редкостью.

На Вернисаже мне впервые принесли книгу А.Т.Фоменко по Новой хронологии. Это определило мою дальнейшую судьбу.

В общем, жизнь удалась!

Глава 2. Я и киноиндустрия Голливуда

Начало Перестройки ознаменовалось тем, что в страну хлынул поток информации. Появилось множество книг, о которых мы прежде могли только мечтать.

В книжных магазинах, где прежде тесными рядами стояли только материалы бесчисленных съездов партии и труды классиков марксизма-ленинизма, появились яркие обложки с именами Дика Френсиса, Айзека Азимова, Рэя Бредбери, Эрла Стенли Гарднера…

Да и русских классиков начали издавать. Стало возможно купить книги братьев Стругацких, Кира Булычова.

И все это покупалось! На Покровке было четыре больших книжных магазина, а между ними, прямо на улице устанавливались многочисленные лотки, где можно было найти Плутарха, Фукидида, Прокопия Кесарийского… Пиршество! Пиршество!

Какое наслаждение было, роясь в книгах, отыскивать очередной томик любимого автора. Чувство, которое при этом испытывалось, сродни было восторгу от находки потаенного клада, который ты уже отчаялся отыскать.

Но это еще не все. Помимо книг появились фильмы. На кассетах для видеомагнитофона.

Сейчас, оглядываясь назад, удивляешься насколько громоздкими и неудобными были те устройства. Но не это главное. Нам открылся мир блистающего искусства, которое Ленин когда-то определил, как наиважнейшее.

Естественно, обозначились приоритеты. Например, фильмы Акиро Куросавы. Или Кевина Кестнера, прославившегося после своего «Танцующего с волками».

Да. Конечно, российскому зрителю было понятно, что американский фильм, получивший в марте 1991 года 7 (семь) Оскаров, содержит целый ряд цитат из Куросавовских «Семи самураев». Но фильм все равно получился отличный. А то, что режиссер и исполнитель главной роли Кевин Кестнер несет в себе частицу индейской крови, придавало ему особое обаяние. Нас же приучили к мысли, что индейцы — благородные и смелые люди. И им нужно помогать.

Вот из-за этой помощи всё и завертелось.

Итак, после грандиозного успеха, Кевин Кестнер вошел в элиту голливудских киноактеров. Но дальше у него не заладилось.

Фильм «Водный мир» вызвал сдержанную критику, а после «Жестяного кубка» заговорили о провале.

Мир бизнеса (а киноиндустрия — это мощный бизнес) жесток. Если ты на гребне волны, все стелются у твоих ног. Но стоит оступиться, как прежние подлизы набросятся со всех сторон и будут рвать в клочья с ожесточением голодной волчьей стаи.

Название фильма «Жестяной кубок» (Tin cup) можно перевести и как «жестяная кружка», в которую нищие собирают медяки. И вот заговорили о том, что если Кевин со своим «Tin cup» -ом провалится, то у него только и останется, что жестяная кружка.

Ну, этого допускать было уже нельзя. Нас же учили, что нужно помогать нашим братьям-индейцам!

И я решила написать письмо. В Голливуд.

На английском языке, естественно.

Проблемы возникли с первых же букв. Как обратиться?

В русской традиции мы начинаем письмо со слова «Здравствуйте!». И что? Писать по-английски «How do you do»? Глупо. Если использовать обыденное «Hi!» (Привет!), получится как-то несолидно. И я написала: «Dear sir!». Может выглядит чересчур официально, но уж как умею.

Далее с использованием сложной глагольной конструкции (вы знаете, что в английском языке у глаголов девять времен?) я сообщила, что давно собираю и продолжаю собирать фильмы с участием Кевина Кестнера. Радуюсь его успехам и переживаю за неудачи.

Я написала, что не стоит стремиться снимать боевики, круче, чем Сильвестр Сталлоне. Рэмбо в кинематографе уже есть, одного более чем достаточно.

Другое дело, если снимать фильмы, которые зрителя не только тупо развлекут, но и чему-то научат. Поддержат в трудную минуту, подскажут что-то важное…

«Актер, — писала я, — отчасти учитель. Я бы не обращалась к вам с такими идеями, если бы не ваш фильм „Танцующий с волками“. Где вы показали свой несомненный талант».

И дополнительно я приложила к письму листок, на котором в меру сил изобразила стихотворение Владислава Макина «Размышления колодца». На английском языке, естественно.

Размышления колодца

(сон путника)

Я очень старался быть честным.

Но если быть честным, то я не очень старался.

Не разумел я себя,

Как сытый не разумеет голодного.

И в этом достиг совершенства.

Нельзя вычерпать колодец,

Но можно отравить его падалью.

Вода все равно очистится, но будет упущено время.

И ветер сотрет следы тех, кто хотел напиться.

Я очень старался быть чистым,

Но если быть честным, я вовсе об этом не думал.

Не разумел я того, что рожден быть колодцем,

А мнил себя путником.

И очень страдал от своей неподвижности.

Пока не пришло время,

И некто напившись, и утолив жажду,

Сказал мне: «спасибо».

И теперь я себя разумею.

И моя темнота не смущает меня.

И моя пустота не гнетет меня,

Потому что так свойственно тем,

Кто рожден быть колодцем.

Но если быть честным,

Я завидую путникам.

Запечатав конверт, я недрогнувшей рукой начертала на нем адрес: Кевину Кестнеру, Голливуд, Лос-Анджелес, Калифорния, США.

Моя фотография, которую я вложила в конверт

И отправила.

(Перестройка же, свобода общения, гласность!)

Через пару недель письмо вернулось назад. Конверт был проштампован фиолетовыми знаками почтовой службы США, а сделанная дополнительно надпись гласила: «Адресат неизвестен».

Ничего себе! Я здесь, в России знаю адресата, а они там в Калифорнии не знают своего знаменитого актера. Бардак!

Но русскую женщину, решившую сделать доброе дело, не так-то легко остановить.

Я купила еще один международный конверт, вложила в него тот, что вернулся из США, и написала еще одно письмо. На этот раз начальнику почтовой службы Лос-Анджелеса.

Начиналось это послание словами «Sir! I need your cooperation».

Далее я поведала о тяжкой судьбе таланта в США. О том, что ему нужна поддержка, рука помощи. Что нужно вдохнуть в человека веру в себя. И помочь в этом могут только доблестные почтальоны Калифорнии.

Это письмо не вернулось.

Были ли последствия? О да!

Честно говоря, я ожидала, что получив мое послание Кевин в качестве жеста доброй воли, пришлет мне свое фото с автографом. (Домашний адрес я указала, я же не так знаменита, как он).

Но обладатель семи Оскаров поступил иначе.

Он снял по моему письму фильм.

Да-да, вы угадали. Он назывался «Почтальон».

Коротко перескажу содержание.

В мире после ядерной войны, где уцелели только отдельные поселения, живет бродячий актер. Он работает за миску похлебки и возможность ночлега, но пьесы читает самые возвышенные. Шекспира! Помните, как там: «Угасло солнце Рима, день наш кончен!»

Но в результате столкновения с бандитами, наш герой лишается единственного друга, бежит из плена и темной ночью бредет один под дождем в неизвестность.

Надежды на спасение нет, но внезапно на пути ему попадается брошенный автомобиль.

Спасаясь от холода и дождя, беглец забирается в машину… И обнаруживает внутри сумку с письмами, которые погибший почтальон не успел доставить по назначению.

Чтобы согреться, герой начинает жечь письма. И язычок пламени от горящего листа бумаги становится единственным лучиком света в окружающей его беспроглядной тьме. (В этом месте я прослезилась).

Но в процессе сжигания, беглец невольно начинает разбирать давно написанные строки. И понимает важность простых слов, с которыми люди когда-то обращались к родным и близким.

Наутро он решает стать добровольным почтальоном и доставить послания по адресам.

Не все удается сразу. В городе, куда он приходит, его сначала гонят прочь. Но потом впускают внутрь городских стен, и свершается чудо!

Если до прихода письмоносца обитатели городка думали, что они одиноки, брошены и никому не нужны, то теперь они вдруг осознают, что на свете существуют другие города и страны, где их помнят и любят. Что мир, оказывается, еще не погиб, в нем живет доброта и взаимопомощь. А заполненная письмами сумка почтальона — прямое тому доказательство.

Признаюсь честно, я была тронута. Отправляя свое послание, никаких глобальных целей я не преследовала. А тут вон что…

Но это еще не всё!

В конце фильма сооружают памятник почтальону, который принес послание надежды.

Мне было очень интересно, как именно на постаменте высечено слово «Hope», что по-английски означает «надежда». С большой буквы, как мое имя, или с маленькой, как обычное существительное? И я долго ловила кадр, чтобы как следует разглядеть надпись.

Однако меня ждало разочарование. Оказалось, что весь текст был выполнен одинаковыми по высоте заглавными буквами, так что однозначного прочтения не получилось.

Но все равно. Это был хороший фильм.

Правильно сказал там Президент США:

«Почтальоны!

Я искренне горжусь всеми вами.

В дни смуты,

в мире хаоса

вы отдавали людям сполна,

не просив ничего взамен.

Вы рассеивали безысходность,

а взамен дарили надежду».

Хорошие слова. Даже я не сказала бы лучше.

Но что же дальше?

Дальше все пошло обычным порядком. Я продолжила работу на Вернисаже на Большой Покровке, у Кевина был довольно длительный сложный период.

Но потом все наладилось.

Сейчас он снимается редко, но роли играет достойные. Правильные.

Значит, всё было не напрасно. Я горжусь им.

Глава 3. Я и суд присяжных

— Я тебя посажу, — сказала пожилая прокурорша, глядя на меня с ненавистью. — Вот ещё раз только пикнешь, и я тебя посажу.

Скажу честно, я испугалась.

А дело было так. В 2003 году, когда я уже обрела опыт журналиста, специализирующегося на криминальных историях, в Нижнем Новгороде, впервые в постперестроечной России, возродили суд присяжных.

В первом деле, рассмотренном в залах Нижегородского областного суда (там еще с дореволюционных времен остались специальные места для присяжных заседателей), обвинялся нижегородец. А во втором рассматривались события, где главными действующими лицами стали жители Дзержинска. Наши, увы, земляки. Увы, потому что обвинялись они не много ни мало, в убийстве и разбое.

Естественно, столь значимое событие, о необходимости которого долго говорили правозащитники (я о суде, а не о разбое), оказалось на самом острие общественного интереса.

Адвокаты, расправив грудь, в голос вещали, что теперь полицейскому произволу придет конец. Вердикт будут выносить не юристы, так или иначе связанные общими интересами, а лучшие представители народа, руководствуясь исключительно своей совестью и здравым смыслом.

В этом потоке правильных слов прятался потаенный смысл, практически незаметный посторонней публике. Адвокаты брались доказать, что правоохранительные органы недостаточно компетентны, и толковый защитник способен развалить любое дело.

Работники же прокуратуры, представляющие обвинение, обязаны были показать, что комплекс собранных доказательств безупречен и устоит перед любой атакой.

В общем, в этом противостоянии политика занимала ключевое место. А суть самого дела как-то незаметно отошла на второй план.

Результат первых слушаний оказался сенсационным: присяжные вынесли вердикт, но судья счел его противоречивым и распустил состав жюри.

Теперь предстояло второе разбирательство с другим уже составом присяжных заседателей. Надо ли говорить, что я всеми силами постаралась попасть в зал суда?

Вкратце суть разбираемого дела состояла в следующем.

В мае 2002 года некий бизнесмен, человек уже зрелый, дважды женатый, был арестован и помещен в следственный изолятор Нижнего Новгорода. Его молодая жена Светлана наняла адвоката и старалась принять все меры к тому, чтобы приговор был максимально мягким.

Адвокат посоветовала собрать различные справки, положительно характеризующие обвиняемого. В том числе принести документы о том, что на его попечении находятся двое малолетних детей: сын от первой жены Яны, и грудной ребенок, рожденный во втором браке.

Свидетельство о рождении собственной дочери у Светланы было. А вот Кирилл — сын от первого брака, жил, естественно, со своей матерью, и его документы находились у Яны.

К счастью, первая жена после развода не торопилась уезжать далеко. Сама она зарабатывать не умела, а тут под боком находился постоянный источник дохода — бывший муж деньги на ребенка выдавал регулярно, причем в изрядном количестве.

26 мая Светлана на своей машине поехала к Яне домой и застала ее гуляющей возле дома. Рядом с Яной находился ее новый гражданский муж Краснов. Он и станет в дальнейшем главным героем нашего повествования.

Но не будем забегать вперед.

Итак, женщины переговорили. Яна сказал, что свидетельство о рождении сына находится не у нее дома, а в детском саду, но завтра к полудню она его оттуда возьмет. Светлану, которая собиралась к следователю к 16 часам, это устроило, и договорились, что завтра к обеду она снова приедет за документами.

На следующий день она пропала.

Родители, у которых со времени ареста мужа она жила с дочкой Настенькой, ждали ее домой к пяти часам вечера. Светлана не пришла.

Обеспокоенные родственники начали обзванивать ее подруг, знакомых по институту, где Света училась, адвоката, к которому женщина должна была явиться в 16.00… Все были в полном недоумении. Свету никто не видел, и никто не знал, где она находится.

В милиции, куда принесли заявление о пропаже человека, только пожали плечами. По закону для того, чтобы начались мероприятия по розыску, нужно чтобы пропавший отсутствовал минимум трое суток. А Светлана — взрослая самостоятельная женщина… Мало ли куда она могла пойти… Тем более, при гарантированном отсутствии мужа.

— Да не могла она так поступить! — горячились родители, пробиваясь в кабинеты начальства. — Она очень ответственный человек. К тому же кормит ребенка грудью. Не могла она загулять, бросив дочь. Что-то случилось!

Не добившись толку в милиции, родственники вывели из гаража свой автомобиль и всю ночь методично объезжали всех друзей, знакомых и однокурсников Светланы. Всех расспрашивали, выясняли кто, когда и где видел ее в последний раз…

Без результата.

К Яне с ее новым мужем они тоже заезжали. Но и там ответов не добились.

Яна казалась очень расстроенной исчезновением второй жены своего мужа. Расстроенной настолько, что на следующий день они с Красновым даже нанесли родителям Светы визит вежливости. Выразили сочувствие.

Через три дня безрезультатных поисков в дело, наконец, включилась милиция.

Следователь, которому поручили дело, в первую очередь поехал в СИЗО. И там из коробки с личными вещами арестованного бизнесмена изъял его ключи от квартиры.

Квартиру вскрыли и ахнули.

Все вещи, включая мебель, были вынесены. На голом полу ограбленного помещения сидел и горестно мяукал одинокий голодный кот.

Надо отдать должное, преступников милиция вычислила быстро. Да это и не вызвало больших затруднений. Столь обильная добыча не могла не оставить следов. Соседи видели, как подъезжала машина, как какие-то люди выносили вещи. Дали описание, назвали номер машины…

Негодяев взяли с поличным, когда они пытались сбыть очередную партию награбленного.

И кто же оказался преступниками? Да, это были Краснов, его приятель и сосед Одиноков и… Яна.

Все три дня, пока несчастные родители вели поиски, преступники, завладев ключами от квартиры и машины Светланы, вывозили и распродавали имущество. Автомобиль, на котором она приехала, загнали в гараж и разобрали на запчасти. А саму ее… Да, они убили ее сразу, как только она, по договоренности, пришла к ним за свидетельством о рождении ребенка. Набросили на шею брючный ремень Краснова и держали, не давая вздохнуть.

Когда женщина затихла, приступили к тому, ради чего все и затевалось — к грабежу.

Пока вывозили вещи и судорожно распродавали внезапно обретенное богатство (в квартире бизнесмена было что взять!) преступники казались себе умными и ловкими.

Но на допросе, когда им предъявили улики, раскололись сразу. И показали место, где они закопали задушенную женщину.

В общем, дело было ясное, хорошо задокументированное, подтвержденное многочисленными фактами и показаниями свидетелей. В суде никаких проблем возникнуть не могло. Однако…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 330