электронная
100
печатная A5
581
16+
Жизнь и Смерть. Хранители

Бесплатный фрагмент - Жизнь и Смерть. Хранители

Объем:
294 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-6674-9
электронная
от 100
печатная A5
от 581

Часть первая

Другой мир

Раньше я не задумывалась, как один случай может изменить целую жизнь. Или задумывалась, но к себе точно не примеряла! Мне казалось, такое может случиться с кем угодно, но не со мной. Наверное, все так думают.

Тот поворотный день мы с родителями выбрали для поездки в старинную усадьбу, вернее, в музей, который располагался там уже много лет.

Дождевые капли мелкой моросью покрывали оконные стёкла, собирались в плачущие дорожки. Облетевшие деревья наводили тоску. В такую погоду забраться бы под толстый плед с книжкой в руках, но родители от поездки не отказались. Новая экспозиция! По всем новостям только об этом и говорили. Даже в нашем институте объявление повесили.

Сидя в машине, я угрюмо смотрела, как серые тучи опускаются на дорогу. Наверное, пойдёт снег! Настроение стало совсем тоскливым: зима не моё любимое время года, но и дождь тоже порядком надоел.

Сквозь деревья замелькали приусадебные постройки. Остался один поворот, потом мост через речку, и мы на месте. Но вдруг что-то произошло. Будто вспышка на дороге. Визг тормозов и крик мамы слились в один страшный звук. Всё завертелось, перемешалось: лес, небо. Потом удар…


Открыв глаза, я с удивлением посмотрела на деревянный потолок, обвела взглядом комнату. Обшитые деревом стены, дощатый пол, на крохотном окне кружевные занавески. Это вообще никак не походило на больничную палату, скорее на баню или комнату в каком-нибудь церковном приюте. Прислушалась к своему состоянию. Странно, боли не ощущалось, хотя могла поклясться, когда машина перевернулась, сильно ударилась головой.

Так и не понимая, что происходит, села, посмотрела на тонкую сорочку, отороченную кружевами, явно ручной работы. Диковинка в наше время! Кто теперь в таких спит? За дверью послышались шаги. В комнату вошла женщина. Стройная, высокая, одетая в широкую тёмную юбку и соломенного цвета рубашку всё с теми же кружевами. На плечах накидка из странной ткани. Седые волосы аккуратно уложены в шишку. Женщина улыбнулась и заговорила.

Слушая непонятный язык, я таращилась на неё, пытаясь понять, что же всё-таки происходит. Женщина вдруг замолчала, улыбнулась и вопросительно вскинула брови. Что ей от меня было нужно?

— Вы кто? И где я нахожусь?

Она заулыбалась ещё шире и, приложив руку к груди, изрекла:

— Сер Фим.

— Серафима? — вспомнилось мне библейское имя.

— Сер Фим, Сер Фим! — обрадовалась она и снова вопросительно вскинула брови.

— А, наверное, мне надо сказать имя? Хорошо. Елена.

Она кивнула и быстро вышла из комнаты. Ничего не понимая, я ринулась за ней следом.

— Постойте, где я? Что это за место? И родители…

Женщина вернулась, мы едва не столкнулись в проёме, сунула мне в руки какую-то одежду. Не мою точно!

— А где мои вещи?

Ничего не говоря, она начала дёргать сорочку, намекая, что должна её снять.

— Да что происходит-то? Вы можете объяснить?

Ничего она не собиралась объяснять! Выдернув из моей руки юбку, примерила к моим бёдрам и протянула обратно.

Разложив на кровати юбку и блузку, я осмотрелась по сторонам, ещё надеясь найти свои джинсы.

— Ну хоть что-то моё должно было остаться? — взмолилась я, но Серафима только улыбнулась и снова указала на принесённую одежду. — Замечательно!

Пришлось облачаться в то, что есть.

— Прикид, конечно, супер! — угрюмо буркнула я, растягивая в разные стороны широкую юбку.

Серафима подала башмаки. Удивила в очередной раз. Они были из плотной кожи, на деревянной подошве. Оказались, на удивление, удобными!

Окинув меня пристальным взглядом, женщина удовлетворённо кивнула и, взяв за руку, потянула за собой. Домик, по всей видимости, состоял из двух небольших комнат, разделённых между собой коридорчиком. Дверь хлипкая, стены тонкие, а за порогом… Мгновенно забыв о доме, да и о дыхании, я уставилась на зелёные шапки деревьев. За порогом стояло лето! Солнце ласкало кожу теплом, листва шелестела, на синем небе пухлые белые облачка! В нос ударил медовый запах цветов.

— Я что, год в коме провалялась?!

Вопрос не был риторическим, но женщина даже не обернулась. Выйдя из дома, она сразу зашагала по узкой тропинке, что строчкой тянулась через цветущую полянку. Дверь осталась распахнутой настежь! Но кого это беспокоило? Вокруг дома никаких построек. Кругом деревья. От кого закрываться?

Серафима уже успела пересечь полянку, когда, продолжая оглядываться, я побежала её догонять. До меня не сразу дошло: что тут не так! Все деревья, кустарники, трава — они были слишком зелёными и пышно разросшимися. Это точно не мог быть мой родной город!

— Где мы, и какое сегодня число?

Взглянув на меня, женщина даже рта не раскрыла. Ничего не понимая, я развела руки в стороны. Серафима продолжала шагать, и мне больше ничего не оставалось, как следовать за ней.

Пройдя сквозь деревья, мы вышли на довольно широкую дорогу. Ну как широкую? Шире лесной тропинки раза в два! Откуда и куда она вела? Женщина упорно молчала!

Дорога начала подниматься на холм, и Серафима как-то странно заторопилась. Чтобы не отставать, я тоже прибавила шаг и, догоняя её, взобралась на горку. Моему взору открылась довольно странная панорама. В обе стороны, насколько хватало взгляда, тянулась высокая каменная стена. Несколько дорог, в том числе и наша, прямиком подходили к массивным воротам со сторожевыми башнями. Продолжая рассматривать сооружение и, одновременно пытаясь вытряхнуть из башмака угодивший туда камешек, я привалилась к громадному придорожному валуну. Серафима оглянулась. Сначала мельком, а потом вдруг с криком побежала ко мне. Я в этот момент вздрогнула. Камень рядом со мной зашевелился! Раскручиваясь, словно папоротник, невидаль буквально выросла из земли и превратилась в самого настоящего дракона. Огромный, с горящими глазами, он обнажил острые, белые клыки. Шок сковал меня, не позволяя сдвинуться с места. Поражённая и ошеломлённая, я смотрела на него снизу вверх. Не сказка, не миф или магия! Живой, настоящий… Серафима что-то кричала, подбегая ко мне, а я во все глаза таращилась на исполина. Чудо! — не иначе. Женщина вдруг сдёрнула с плеч платок и накрыла им обеих с головой. Дракон в этот момент чихнул. Жаркая волна отбросила нас, словно две щепки. Находясь в полуобморочном состоянии, я повернула голову к Серафиме. В ушах стоял шум, сквозь который тревожный голос женщины едва пробивался.

«Может, я умерла?» — пронеслось в голове.

Но моё сердце говорило — жива, да ещё как говорило! Мы лежали, ждали неизвестно чего. Дракон ворочался где-то рядом, его горячее дыхание пробиралось под накидку, каким-то непостижимым образом защищающую нас от огня.

Тишина наступила внезапно. Серафима выглянула из-под платка, потом откинула его и села. Дракона не было. Он исчез точно так же, как появился. Вместо него возле дороги остался тот самый валун, но теперь уже можно было видеть, как он едва заметно дышит. Резко вскочив на ноги, я отбежала подальше. Серафима сделала то же самое.

— Кто это? — Я с ужасом посмотрела на зелёный островок посреди дымящейся чёрной травы. Голова шла кругом. Как мы уцелели?!

— Стар. — Голос женщины прозвучал вполне спокойно.

— Страж? — переспросила я.

На моё удивление, Серафима одобрительно кивнула! Поправив волосы, она накинула платок обратно на плечи. Только сейчас я разглядела — он был сделан вовсе не из ткани, а рисунок — ­это мелкие складки кожи!

— Значит, Стаарж — охранник, — протянула я, продолжая рассматривать платок. — И что он охраняет?

Женщина не ответила. Закончив приводить себя в порядок, она подтолкнула меня вперёд. Вздохнув, я направилась в сторону стены. Но, сделав несколько шагов, оглянулась и посмотрела на валун. Что же всё-таки происходит?


Шаг за шагом мы приближались к стене, а в моей голове всё больше сгущался туман. То ли от событий, то ли от солнца, что светило ослепительно ярко.

— Жарко ужасно! Серафима… воды бы…

Чувствуя, как земля уплывает из-под ног, я попыталась сесть, но в результате просто повалилась на дорогу.


— Елна, Елна…

Крик женщины не давал покоя.

— Ну что такое? — Поморщившись, я открыла глаза.

Она неожиданно заплакала.

— Этого только не хватало! — Протянув руку, я попыталась успокоить её. — Со мной всё в порядке. Если, конечно, это можно назвать порядком.

Женщина выпрямилась и, вытирая слёзы, забормотала:

— Маи думна, Елна мерто.

Ага, значит, говорить понятно она может! Прикрывшись ладонью от солнца, я пристально посмотрела на неё. Она сразу переменилась в лице, засуетилась, размазывая слёзы по щекам, поднялась, отряхнулась и подала руку мне.

К моему огорчению, ничего вокруг не изменилось! Стена не исчезла, солнце продолжало жарить, как ненормальное. Неужели всё реально? Неужели не снится и не бред?

Серафима уже торопилась идти. Подталкивая меня, она шлепком отряхивала юбку и что-то ворчала. Странная женщина всё-таки!


Подходя к воротам, я ждала, что сейчас появятся стражи с какими-нибудь секирами или копьями, лязгнет железо, массивные створки со скрипом откроются, пропуская нас неизвестно куда…

Никакого шевеления не произошло. Вообще никакого! Вот уже ворота перед нами. Огромные, высокие. И? Что мы будем делать? Подойдём и постучим? Смешно! Но, оказалось, слева от ворот есть маленькая дверца.

Женщина буквально потащила меня за собой по узкому длинному проходу.

— Какие толстые стены! Для чего?

Мой вопрос снова остался без ответа. Проход закончился. Мы вышли на площадь. Вымощенная булыжником, она напоминала двор старинного замка. Вокруг громоздились многоэтажные каменные строения с узкими окнами и проходами-арками. В центре возвышалась конструкция, что-то вроде сцены. Со всех сторон медленно и молча к ней подтягивался народ. Я хотела спросить, что это такое, но Серафима поднесла палец к губам. Видимо, сейчас не время для разговоров.

Окружающие нас люди были самыми обычными. Одеты, как и мы, в простую одежду. Некоторые с любопытством озирались по сторонам, остальные смиренно чего-то ждали.

Трубные звуки всколыхнули тишину совершенно внезапно. Народ на площади сразу зашевелился, а я вздрогнула от неожиданности и завертела головой. Серафима улыбнулась, взглянув на меня. В это время на сцену, размахивая огромными тёмно-зелёными, словно замшелыми, крыльями, опустился дракон. Величественный, гладкий, гибкий — он был великолепен! Я рассматривала его с нескрываемым восхищением и любопытством. Он немного отличался от того представления, какое привили нам киношные персонажи. На теле — не чешуя, а кожа! Никаких страшных выростов или шипов. По крайней мере, мне со своего места их видно не было. Как и человека в красном плаще, который, оказывается, сидел у него на спине.

Сложив крылья, дракон наклонил голову, облегчая наезднику спуск. Тот спрыгнул на площадку, энергично прошёл к центру и, сняв с головы капюшон, вытянул правую руку вперёд. Он был молод и невероятно красив. У меня мелькнула мысль: может, в какое-то реалити-шоу подписалась, а потом напрочь забыла?

Пока размышляла, наездник указал пальцем на маленькую девочку в толпе. Его массивный перстень блеснул. Коротко, но очень ярко. Вокруг избранницы сразу засуетились люди, начали подталкивать к площадке. Она немного упиралась, пыталась уцепиться за одного из мужчин, даже заплакала, но люди упорно толкали её, а потом выпихнули к наезднику. От плохого предчувствия у меня в груди всё сжалось. Подчиняясь естественному порыву, я подалась вперёд. Наездник в этот момент поставил девочку перед драконом и сделал шаг назад. Исполин быстро наклонил голову, и я закричала:

— Не-е-ет!

Девочка исчезла в пасти кровожадного монстра, а все, кто стояли вокруг и тот, что в красном плаще, разом обернулись на меня. Образовалась мёртвая тишина, которую прервала Серафима. Проворчав что-то, она закрыла меня собой, будто спрятала от глаз наездника. На площадке зашевелился дракон, коротко рыкнул. Оцепенение людей сразу прошло, они начали расходиться кто куда. Все, кроме того, который скормил девочку своему питомцу. Он спрыгнул с площадки и направился в нашу сторону. Увидев это, Серафима с укором глянула на меня, сказала что-то вроде — смотреть молча — и отошла в сторону, оставив одну.

Ещё не узнав, кто это, я уже ненавидела наездника, но, когда посмотрела на него, больше не смогла отвести взгляда. Он шёл уверенно и в то же время плавно. Чёрные волосы развевались на ветру, плащ распахнулся, открыв стройную, гибкую фигуру. На нём была светлая рубашка, перетянутая широким чёрным поясом, тёмно-кровавого цвета узкие брюки, заправленные в высокие лёгкие сапоги со шнуровкой, всё того же оттенка крови. Он выглядел просто замечательно! А вот моё одеяние оставляло желать лучшего. Но почему вдруг меня стало волновать это? Ведь он и его дракон — монстры!

— Привет! — Его голос привёл меня в чувство. Наездник улыбнулся, явно ожидая ответа.

— Привет. — Не узнавая своего голоса, я пристально смотрела в голубые глаза и никак не могла понять, что со мной происходит. Я должна была его ненавидеть, а мне хотелось нравиться.

— Ты здесь недавно?

Когда до меня дошло, что понимаю его речь, я на мгновение обрадовалась, но очень быстро пришла в себя и ответила довольно грубо:

— Ну да!

— Серафима, отведи её в замок Рууз, — сказал он, продолжая смотреть на меня и улыбаться, будто увидел нечто особенное. Женщина что-то недовольно ответила, а до меня вдруг дошёл смысл его слов. Замок! Ещё этого не хватало!

— Зачем я вам нужна?

Ничего не ответив, он коротко взглянул на Серафиму, словно подтверждая приказ, и направился к площадке. Дракон, мирно сидевший до этой минуты, сразу зашевелился. Наездник легко влез к нему на спину. Гигант поднялся в воздух, огласил округу трубным звуком и улетел, оставляя за собой голубоватый шлейф.

Что это было за представление? Кто этот человек в красном плаще? И зачем ему я? Вопросов становилось всё больше, ответов как не было, так и нет!

Проводив крылатую тварь взглядом, я опустила голову и тут же заметила отделившуюся от стены тень. Это был мужчина, он явно намеревался подойти ко мне. Серафима тоже его заметила и повела себя очень странно. Схватила меня за шиворот и поволокла к воротам. Ну и силища у этой женщины! Я ноги едва успевала переставлять, а она тащила, ещё и ворчала что-то довольно злобно. А на все мои короткие выкрики и попытки освободиться, разражалась новой порцией брани и толкала вперёд ещё сильнее. Лишь запихнув меня в проход, она немного успокоилась, но поторапливать не перестала.

— Да что за ерунда здесь происходит? — кричала я, пытаясь увернуться от её тычков. — Кто это был на драконе? Чего ему от меня нужно?

Мы вышли за пределы стены.

— Цхенрарий, — ответила женщина, обходя меня.

— Цхен… — Оставив попытку повторить, я закричала: — Какая разница как его зовут, зачем он девочку дракону скормил?

— Цхенрарий — должность! — чётко проговорила она, не поворачиваясь ко мне.

— Должность?! Что за ерунда? Ты можешь, наконец, сказать: где я нахожусь?

— Мир-переправа, — изрекла она и потопала к дороге, по которой мы сюда пришли.

Что это за мир такой? Ещё один вопрос в мою копилку «безответные»! Серафима снова замолчала, да ещё и старалась держаться впереди. Только проходя мимо валуна-дракона, чуть притормозила, по всей видимости, убедиться, что иду за ней следом.

— Зачем я понадобилась… этому, как его… цхенрарию? — пользуясь возможностью, заговорила я.

На её лице моментально появилось недовольство. Фыркнув, она «побежала» вперёд.

— Чего ты злишься? А кого мне ещё спрашивать? Здесь ведь только ты! И ты точно понимаешь меня! Я же вижу!

Все слова — впустую! Больше она ни звука не произнесла.

В дом мы вернулись, когда уже сгустились сумерки. Как только вошли, Серафима сразу зажгла масляные светильники, после принесла мне кувшин и сунула в руки.

— Что это? — Я покачала его, разглядывая тёмную жидкость.

— Амброзия. — Серафима кивнула, намекая, что должна выпить.

Про напиток богов Амброзию мне было известно. Но ведь это только легенды! А запах из кувшина шёл приятный. Стоило попробовать! Кто знает, вдруг такого шанса больше не выпадет? Я поднесла сосуд к губам, сделала маленький глоток. Непередаваемый вкус! Действительно, божественный!

Жадно глотая медовый напиток, я никак не могла остановиться. Выпила всё, до последней капли! Серафима усмехнулась, забирая кувшин, и сказала:

— Спать!

День закончился. Хорошо это или плохо, трудно сказать. Закрывая глаза, я мечтала проснуться утром в своей комнате. Вернее, что меня разбудит мама, накормит завтраком, отправит в университет. Но ведь тогда не смогу узнать, что это за мир такой! И, тем более, больше не увижу драконов. В соседней комнате тихо напевала песенку Серафима. Что-то неуловимо-знакомое проскальзывало в её голосе. Знакомое и успокаивающее. Уже проваливаясь в сон, я услышала музыку, бабушкин голос… а потом передо мной появился дракон. Он долго смотрел на меня большими умными глазами, словно изучал или что-то хотел сказать, потом его образ поплыл и перевоплотился в наездника. Цхенрарий улыбнулся, протянул ко мне руку, но стоило податься к нему, как она тут же превратилась в когтистую лапу. Вздрогнув, я проснулась. Всё тот же потолок, всё та же комната. Светильник едва горел. За окном темно.

Полежав немного без сна, я вдруг подумала: если увижу ночное небо и смогу отыскать знакомые созвездия, то пойму, где нахожусь. Серафима не запирала дверь, значит, не боялась, и я не стала. Тихонечко прокравшись в коридорчик, вышла из домика. Небо было полностью усыпано звёздами. Яркими, не очень, но абсолютно мне незнакомыми! То есть, ни единого созвездия. Над деревьями промелькнула большая чёрная тень. Наверное, ещё один дракон. Кто знает, сколько их здесь?

В комнату я вернулась, когда забрезжил рассвет. Серафима спала, тихо посапывая. Задержавшись в дверях, я окинула взглядом её комнату. Кроме кровати, там стоял большой деревянный сундук и маленький столик. Никаких шкафов, кресел, а про технику так и вовсе молчу. Кто же вы такие? Размышляя, я смотрела на женщину.

Она вдруг открыла глаза.

— С добрым утром! — поспешила улыбнуться я.

— Да. — Серафима взглянула на меня, на окно, потом быстро поднялась и начала собираться, попутно подгоняя меня. Через несколько минут она уже стояла в дверях. Торопливо натянув на себя юбку и блузку, я выскочила из дома следом за ней.

Похоже, мы снова спешили на площадь. Только в этот раз Серафима вообще молчала всю дорогу, а когда мы прошли за стену, протащила меня почти к самой площадке. Пробираясь сквозь толпу, я отметила, что людей в этот раз намного больше. Но самое интересное, это не помешало мне увидеть вчерашнего мужчину. Он тоже поймал мой взгляд и двинулся в нашу сторону. До нас было ещё далеко, но он начал кричать:

— Не верь ничему! Уходи отсюда, иначе умрёшь!

Трубные звуки, предвестники появления всадника в красном, прервали его, не дав договорить. Дракон спикировал на площадку. Цхенрарий проворно слез с него и вытянул руку в сторону толпы. Почему-то я не удивилась, когда его палец указал на того самого мужчину. Толпа моментально организовала коридор до самой площадки, и множество рук потащили бедолагу к цхенрарию. Мужчина открыл рот, хотел ещё что-то сказать, но дракон издал рык, и его голос потонул в общем шуме. Избранника выпихнули наверх. Я опять завопила, пытаясь прорваться к площадке. Серафима схватила меня за руку, а дракон в это время сделал своё дело. Как только мужчина исчез, цхенрарий повернулся в нашу сторону и громко крикнул:

— Серафима! Я же сказал, отведи её в Рууз. И не смей мне перечить! — Сегодня в его голосе был сплошной металл. И мне стало страшно.

Дракон взмыл в небо, унося своего седока, а Серафима с видом фурии бросилась к стене. Всю дорогу до дома она повторяла какую-то фразу, и, судя по тону, вряд ли это были благопристойные слова.

Влетев в комнату, она сразу сунула мне в руки кувшин с Амброзией, потом открыла сундук. Одежда, которую она достала, напомнила мне драконьего наездника.

Красный дорожный кафтан в талию и расклешённый книзу был невероятно красивым. К нему прилагалась кремовая длинная сорочка из тонкой ткани. Ещё Серафима достала узкие тёмно-кирпичного цвета брюки и рыже-коричневые сапоги на шнуровке. И всё это оказалось мне впору! Сидело, как влитое.

Дорога, по-видимому, предстояла долгая, потому как женщина прицепила себе и мне на пояс фляжки с Амброзией. Это было и необычно, и забавно, а ещё сильно походило на то, как облачаются герои в каких-нибудь фантастических фильмах или играх. Для полноты образа только оружия не хватало. Но, оказывается, кое-что к наряду прилагалось. Серафима принесла изящный посох из белого дерева с причудливым рисунком в верхней части. Прицепив к нему ремешок, она отдала его мне. Безукоризненно гладкое дерево приятно легло в ладонь. Налюбовавшись, я повесила посох за спину.

Мы снова шли в сторону площади. Странно, но одежда придала мне уверенности в себе, и теперь я готова была высказать цхенрарию всё, что о нём думаю. А ещё потребовать ответы на вопросы. Их у меня накопилось о-о-очень много! Конечно, дракон сильно уменьшал шансы на успех, но о нём я старалась пока не думать!

Увы, площадь оказалась пустой. И не она вовсе была нашей целью. Миновав ворота, Серафима сразу направилась к проходу между домами, что располагались справа. Достигнув построек, она остановилась и с загадочным видом посмотрела на арку. Для меня это выглядело несколько странно, потому как ничего особенного там не было.

Немного постояв, Серафима глубоко вдохнула, перекрестилась, затем шагнула в проём.

Мы двигались почти бегом. Женщина уверенно шла впереди, задавая темп. Первое время мне удавалось не отставать, но вскоре я начала сдавать.

— Серафима, стой, мне надо отдохнуть. Куда мы так торопимся?

— Надо бистер, бистер! — бросила она, не останавливаясь.

Меня привлёк шум позади. Я обернулась. Оказалось, стены за нами, в буквальном смысле этого слова, срастались. Ноги сами двинулись вперёд.

Мы бежали очень быстро и фактически вылетели на небольшую круглую площадку, окружённую белыми каменными стенами. Не раздумывая: чисто или нет, я повалилась на вымощенный булыжником пол. Лёгкие горели нещадно!

— Серафима, что это было?

— Переход, — спокойно ответила она, даже без отдышки.

Железная, что ли? Старше меня лет на сто, а выносливая, будто девочка!

Переход куда — Серафима так и не пояснила. Она тоже села на пол, и мы стали ждать неизвестно чего. Через какое-то время внутри стены, рядом со мной, послышался грохот. Моя проводница сразу поднялась, и когда образовалась арка, приветливо улыбнулась выходящему из неё высокому седому мужчине. Он кивнул, с любопытством посмотрел на меня.

— Это и есть та, из-за кого А́нри решил нарушить правила?

— Какие правила? — Я тоже встала.

Серафима будто знала, что в стене откроется ещё один проход. Как только я с вопросом двинулась к ней, она тут же впихнула меня в него. Помня, что произошло с первой аркой, тормозить я не стала. Но, складывая очередную головоломку, думала о словах мужчины. Похоже, А́нри — цхенрарий, а вот какие правила он решил нарушить? Очередная загадка!

«Переход» мне показался бесконечным! Ноги гудели и уже почти не слушались, когда мы наконец-то выбрались за пределы построек, и оказались в поле. Упав несколько раз подряд, я заскулила:

— Серафима, я так больше не могу, или убей, или дай отдохнуть!

Женщина обернулась, но, указав на дерево, пошла дальше.

— До дерева… значит… — обречённо выдохнула я. — Дотащусь до него, а там лягу и тихонько помру.

Смысла надрываться теперь не было. Спина Серафимы мелькала уже далеко. Я медленно поплелась следом.

Время летело быстро! Когда я подошла к дереву уже начало темнеть. Серафима устраивалась на ночлег: расстелила платок, улеглась на него, подложив под голову фляжку. Мне расстилать было нечего, поэтому улеглась прямо на траве и с невероятным удовольствием вытянула ноги. Если и завтра нам предстоит такой же марафон, то ни до какого замка я не дойду, абсолютно точно. Приподняв голову, хотела спросить у Серафимы, сколько нам ещё идти, но услышала тихое сопение и снова повалилась на траву.

— Супер — женщина!

В небе над полем появилась тень. Сразу подумав о драконе, я быстро села. Не скажу, что сильно испугалась, но заволновалась точно! Тень, действительно, материализовалась в дракона. Часто размахивая крыльями, он плавно опустился недалеко от нас и наклонил голову. Замерев, я наблюдала, как от него отделяется фигура, и думала только об одном: лишь бы не заметил! Но, видимо, цхенрарий наверняка знал, где мы находимся.

Ещё до того, как наездник подошёл к нам, я вскочила на ноги и, полная решимости высказать всё, что накипело, подалась к нему, но он опередил меня.

— Привет, не возражаешь против моей компании? — Его голос прозвучал так мягко, что начисто лишил меня дара речи. — Прости, днём не мог с тобой разговаривать, а ночью ты поздно вышла из дома.

— Значит, всё-таки это был дракон, — скорее себе, чем ему, сказала я. — Постой, ты ждал меня ночью?

Он подошёл ко мне ближе и протянул руку ладонью вверх.

— Дай мне, пожалуйста, руку.

— Зачем? — Я с опаской покосилась неё.

— Хочу кое-что проверить. — Он улыбнулся абсолютно обезоруживающей улыбкой.

Пересилив страх, я выполнила просьбу. Прикосновение его пальцев вызвало тёплую волну. Она прокатилась по телу с головы до ног, захлёстывая и вызывая странные чувства. Но даже не это ошеломило меня, а синее свечение, которое вдруг возникло на коже. Это длилось секунду, может две, но я ещё долго смотрела на свою руку, не веря в происходящее.

— Меня зовут А́нри.

— Что это было? — Я подняла голову. Цхенрарий сжал мои пальцы и его восторженный взгляд вдруг изменился.

— Да ты вся дрожишь! Айгер. — Он обернулся, и дракон сразу зашевелился. Испугавшись, я попятилась. — Не бойся. Он не обидит.

А́нри проворно собрал ветки под деревом, сложил их в кучку и указал на неё дракону. Тот выдул тонкую струйку огня, хворост весело затрещал.

— И всё-таки, что было с моими руками? — спросила я, когда мы сели у костра.

— Я обязательно отвечу, только чуть позже. Хорошо? — Он снова улыбнулся, посмотрев на меня. — А сейчас, может, скажешь, как тебя зовут?

— Елена. — Я перевела взгляд с него на огонь. Костёр жарко горел, окутывая нас теплом.

— У тебя прекрасное имя.

— Обычное. — Я пожала плечами, потом спросила: — Что это за место?

Анри ответил не сразу. Немного помолчав, будто собираясь с мыслями, он вздохнул и сказал:

— Это Субвестина, срединный мир. Знаю, тебе это ни о чём не говорит, но если ты потерпишь немного, то всё поймёшь. Я здесь цхенрарий, хранитель голубого дракона.

Последние его слова вызвали недоумение, дракон был самого, что ни на есть, зеленого цвета. Почему он назвал его голубым? Но не это меня сейчас волновало.

— Ты так и не сказал, зачем я тебе?

— Думаю, ты уже знаешь ответ! — В этот раз он взял меня за руку без разрешения и провёл пальцем по коже. На ней тут же заплясали голубые вспышки.

Моё тело отреагировало сразу и абсолютно помимо моей воли. Захотелось прижаться к наезднику, ощутить его тепло, нежность объятий. Было полное ощущение, будто знаю его тысячу лет. Не понимая, что со мной происходит, я обхватила свободной рукой колени, опустила голову, и закрыла глаза. Слова Анри заставили меня задуматься. Теперь я уже боялась задать интересующий вопрос. Вернее, боялась услышать ответ!

— Ты устала. Может, ляжешь? — Анри сжал мои пальцы.

— Да.

Мне было страшно смотреть ему в глаза. Я боялась выдать себя. Поэтому быстренько улеглась у костра. Анри тоже растянулся на траве, положил руки под голову, и прошептал:

— Спокойной ночи.


Утром, когда я проснулась, его уже рядом не было. О том, что он приходил, и мы говорили, напоминали лишь угли от костра. Я поднялась, со стоном выпрямилась и огляделась в поисках Серафимы. Она куда-то исчезла, чем испугала меня не на шутку.

— Серафима! Ты где?

Она откликнулась, появилась из-за дерева, на ходу вытирая мокрые руки подолом юбки.

— Где-то рядом есть вода? — обрадовалась я. Она указала на большую каменную чашу, что стояла неподалёку.

Природным этот чудо-родник назвать было сложно. Явно рукотворная чаша из серо-белого камня стояла посреди небольшой полянки. Как и откуда в неё набиралась вода — непонятно! Да ещё чистая и холодная. Я умылась и даже рискнула попить. Жажда мучила жутко. Вчерашний марафон давал о себе знать.

Прохлаждаться, а тем более отдыхать, Серафима мне не позволила. Как только я закончила водные процедуры, заставила выпить Амброзию и сразу потопала в лес. Всё так же быстро и всё так же молча!

Шла я за ней, чуть отставая, абсолютно предоставленная самой себе. Оттого и мысли в моей голове бродили вольготно. Но думала я, в основном, о ночном госте. Да, соглашалась с собой: меня влечёт к нему и не только мысленно! Фантазия быстренько пустилась вскачь, разрисовала в ярких красках чудесные встречи: где он… и где я… и всё так романтично! Но разум настойчиво возвращал в реальность. «Кто сказал, что в замке тебя встретят, как заморскую принцессу? Не окажешься ли там на каком-нибудь алтаре в качестве жертвы для монстра?» И лишь однажды мелькнула вполне земная мысль: родители, наверное, уже потеряли меня, а я даже не пытаюсь найти способ вернуться домой!

— Серафима, сколько нам ещё идти?

Она остановилась, приложила руки к щеке, будто ложится спать, после показала четыре пальца. Значит, ещё четыре ночёвки. Ничего себе поход! Но, с другой стороны, за это время хоть что-то удастся выяснить, если, конечно, Анри не перестанет прилетать.


Серафима вела меня через лес по едва заметным тропинкам. Шла уверенно сквозь заросли, ни на минуту не останавливаясь. Примерно к полудню вывела на большую поляну. Дальше наш путь, по-видимому, лежал к реке. Шум воды слышался всё отчётливей и становился всё ближе.

Черная тень накрыла нас в тот момент, когда мы вышли на большую поляну. С неба спикировал Айгер, но, как только наездник спешился, сразу улетел.

— Доброго дня! — Анри улыбнулся, подойдя ко мне.

— Привет. — Я посмотрела вслед крылатому созданию. — А я думала, что вы с ним всегда вместе.

— Так и есть. Просто ему нужно… как это сказать… наверное, правильнее будет звучать — подкрепиться.

— Он ещё не наелся? — буркнула я, и уже громче добавила: — А меня ты тоже скормишь ему, когда надоем тебе?

Серафима, наблюдавшая за нами, прыснула от смеха, прикрыв рот кончиком платка.

— Считаешь это смешным?! — возмутилась я.

В отличие от провожатой, Анри остался серьёзным.

— Думаешь, дракон ест людей?

— А ты не забыл, что я была на площади и всё видела! — дерзко бросила ему в лицо. Его голубые глаза мгновенно превратились в две ледышки.

— Драконы самые чистые на свете существа, они никогда не причинят вреда людям!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 581