электронная
72
печатная A5
340
18+
Жизнь Грейс

Бесплатный фрагмент - Жизнь Грейс

Объем:
186 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-1678-2
электронная
от 72
печатная A5
от 340

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Предисловие

Однажды я [Кейт Гроулл] нашла чью-то записную книжку на берегу моря, когда путешествовала по миру в поиске интересных открытий. Как оказалось, это личный дневник одной удивительной молодой девушки. Обычно в таких дневниках пишут про свои мечты, описывают счастливые дни, первую влюбленность или первый поцелуй, взлеты и падения, записывают любимые стихи или строчки песен. Но в этой маленькой потрепанной голубой книжечке было кое-что другое. Там были особые воспоминания, которые изменили жизнь главной героини совсем в другую сторону. Обладательница этого дневника называет его «коробочкой воспоминаний». Прочитав его полностью, мне захотелось найти эту девушку, чтобы узнать, что же случилось потом в ее жизни, так как строчки резко оборвались. И у меня появилась цель — найти хозяйку дневника.

Спустя тринадцать лет поиска я так и не смогла отыскать ее. Но однажды судьба столкнула меня с одним парнем — Лео. Мы сидели с ним в кафе и пили кофе, разговаривая на всякие темы. И я рассказала ему историю этой девушки, дневник которой я когда-то нашла. На мое удивление, Лео знал ее. Он рассказал мне все, что знал о ней и ее жизни.

Обладательницу дневника зовут Грейс Браунс. Ее убили 25 апреля, ей было17 лет. Лео был не просто знаком с Грейс, а был влюблен в нее.

Грейс — невысокая девушка с короткими светлыми волосами, худым телосложением, красивой улыбкой и голубыми, как море, глазами, которые невозможно забыть.

Новый друг

3 июля, Штат Флорида, США, недалеко от городка — Гейнсвилл.

Я открыла глаза и всмотрелась в голубой потолок, пытаясь вспомнить о вчерашних событиях. Оглядевшись вокруг, я заметила, что в комнате практически все голубого цвета: постельное белье на кроватях, шторы, стены. Меня немного начало тошнить от этого приторного цвета. Он въедается в глаза, что голова начинает кружиться.

Просторная комната, на стенах висят фотографии незнакомых мне девушек. Я насчитала девять кроватей, на которых написаны женские имена.

Дверь со скрипом открылась, и в комнату вошла пожилая женщина в голубом платье, поверх которого был надет белый фартук.

— Доброе утро, Грейс! Я Анабель, — сказала женщина. — Твоя одежда висит в шкафу. Одевайся и выходи, накормлю тебя тем, что осталось от завтрака.

Я задумчиво смотрела на свои руки, вспоминая в каком месте, я нахожусь и что все-таки произошло за последнюю неделю. Помню, что не спала около трех дней. Тревожные мысли не покидают мою голову ни на минуту. Мне кажется, я схожу с ума.

— По началу, будет не просто, но ты быстро привыкнешь. Все через это проходят, попадая сюда — тихо сказала Анабель, посмотрев мне в глаза.

Я не знаю, что нужно было ответить, поэтому я просто промолчала.

В шкафу я нашла свой рюкзак с вещами. Сев на кровать, я посмотрела в окно. На улице ярко светит солнце, чистое голубое небо.

В комнату вошла женщина, лет сорока, в черном платье. Волосы послушно лежали на ее плечах, придавая некую строгость лицу.

— Здравствуй, Грейс. Я Лорен — директор этого детского дома.

— Детского дома? Что? — перебила ее я.

От этой новости у меня закружилась голова и, наконец, стали всплывать воспоминания того, что же все-таки произошло.

Детдом — это мой самый глубокий страх. В нем нет никакой свободы и никакого уважения. Тюрьма для детей. Лучше умереть от холода и голода, чем оказаться здесь.

— Тебя привезли вчера ночью, — она выдержала паузу, внимательно смотря на меня. — Если у тебя возникнут какие-то вопросы или проблемы, обращайся ко мне или к Анабель. Ты знакома с Анабель?

— Да — прошептала я.

— Хорошо. Есть вопросы?

Я отрицательно помотала головой. Руки лихорадочно затряслись, ком встал в горле.

— Главное, ничего не бойся. Все будет хорошо — обеспокоенно сказала Лорен, посмотрев на меня. — Сейчас можно выходить на улицу, играть, читать делать все, что захочется. Познакомься с ребятами, не наделай глупостей — сказала Лорен, слегка улыбнувшись и похлопав меня по плечу.

Я вышла из комнаты и направилась к выходу. Так хотелось поскорее вдохнуть свежего воздуха. Найдя глазами свободное место — могущественный дуб, рядом с которым стояла лавочка, я направилась к нему. Я внимательно осмотрела все, что окружало меня, и заметила одну особенность — все были разгруппированы. Не было такого, чтобы хоть кто-то сидел в паре или в одиночестве, как я.

Я поймала на себе взгляд светловолосой девушки, она о чем-то говорила со своими подругами и показывала на меня пальцем. Затем она громко рассмеялась, а остальные подхватили ее смех. Я ждала такой реакции. Закрыв глаза, я глубоко вдохнула, чтобы не расплакаться от подкатившего к горлу кома.

«Господи, скажи мне, почему людям бутылка водки дороже, чем их собственный ребенок?»

Знакомство

Прошло две недели моего пребывания в этом адском месте. В месте, где тебе обрывают крылья, когда ты пытаешься взлететь, где твои мечты разбиваются, как хрусталь об каменный пол, где дни тянутся также медленно, как очередь в поликлинике. Единственное что я поняла это то, что здесь люди думают только о себе. Им плевать на твои чувства, на твою жизнь и твои желания. Каждый ставит себя выше другого. Лицемерные и эгоистичные. Мне их безумно жаль. Жизнь жестоко с ними обошлась, отобрав у них все, без чего невозможно жить.

За эти две недели я пыталась покончить с собой два раза, но каждый раз был неудачным. Жизнь здесь — это ад. Каждый день надо мной издеваются, презирают, иногда избивают просто за то, что я существую или просто от скуки.

Лорен видела все мои синяки и ссадины, допытывала меня, чтобы я ей рассказала, кто это делает со мной. Но думаю, она итак догадывается. Я не хочу ни на кого жаловаться, так понимаю, что от этого станет еще хуже.

После того случая, когда три девушки в компании той светловолосой (Джулией) закидали меня камнями, в тот день Лорен уехала в город по делам, я перестала сопротивляться, защищать себя или ждать какой-то поддержки, потому что от этого становилось только хуже и их ненависть только росла ко мне. Я одна и никто мне не поможет, кроме меня самой.

Я пытаюсь избегать встреч с Джулией — самой главной задирой, которую боятся все, потому что если ты скажешь лишнее слово в ее сторону, то тебе не жить. Поэтому практически весь день я сижу в своем тихом местечке у дуба и очень много читаю, чтобы отвлечь себя от плохих мыслей. Сюда практически никто не ходит, кроме Анабель. Она проверяет, чтобы я ничего с собой не сделала. А иногда эта добрая женщина приносит мне сюда еду, так как я часто пропускаю приемы пищи вместе со всеми. Не знаю, почему Анабель помогает мне, но я очень благодарна ей за это.

В общем, желание жить я давно потеряла, вместо которого появилось желание поскорее убраться из этого места, неважно куда: в гроб или в другую страну.

Обед. Быстро поев, чтобы ускользнуть от Джулии, которая была занята разговором с каким-то рыжеволосым парнем, я тихо ушла на свое место, прихватив с собой книгу.

Углубившись в чтение, я не заметила, как рядом со мной кто-то сел. Меня прервал мужской голос:

— Привет.

От неожиданности я вздрогнула. Рядом со мной сидел парень. Я уже начала думать, что пока читала, уснула и все это мне снится. Но нет… Он действительно сидел рядом со мной и разглядывал мои синяки на лице. Не знаю, показалось мне или нет, но в его глазах я видела печаль.

Я уже видела его, он из компании Джулии. Меня это насторожило. Наверное, пришел передать какое-то послание от нее.

— Тебе что-то нужно? — спросила я, отводя взгляд в сторону.

Руки задрожали. Мне стало страшно. В голове крутились варианты наказаний Джулии.

— Не бойся — сказал он и взял меня за руку.

Что нужно этому парню от меня?

— Я — Нейл — сказал он, улыбнувшись.

Я сомнительно посмотрела на него. Не похоже, что он собирается надо мной как-нибудь шутить. Или может он часть коварного плана Джулии? Меня терзали сомнения по поводу этого парня. Он слишком мил со мной.

— Прости — тихо сказал он.

— За что?

— За Джулию. У нее сложный характер. Она любит издеваться над людьми, потому что требует очень много внимания от других людей. А ее подружки бегают за ней не потому, что хотят быть ее подругами, а только из страха. Если ты предал Джулию, то будешь жить в страхе всю жизнь. Такой закон она установила.

— Что ты хочешь мне этим сказать?

— Хочу, чтобы ты знала, что я не обижу тебя. Обещаю. Знаю, тебе сложно поверить в это. Но у меня сердце разрывается от того, что я узнал сегодня. Один парень показал мне видео, как Джулия и ее подруги закидывают тебя камнями. Знаешь, мне очень обидно, что ей за это ничего не сделали, это неправильно. Смотря это видео, я почувствовал эту боль, которую ты испытываешь, не только физическую. Я даже не догадывался, что Джулия способна на такое. До такого она еще никогда не доходила. Да ни один человек этого не заслуживает, уж тем более ты… Ты ведь совсем ничего не сделала. А твои синяки… — он начал нервно ломать ногти на руках. — Как я раньше всего этого не замечал? Наверное, потому что не видел тебя совсем. Ведь ты как мышка, тихая и незаметная. Прости меня за это. Я не могу видеть, как кто-то страдает, тем более из-за Джулии. Это неправильно. Тебе нужна хоть какая-то поддержка и защита.

Наступило долгое молчание. С моих глаз начали падать слезы. Мне не верилось, что кто-то говорит такие слова в мой адрес. Это точно сон. Не может быть такого, чтобы красивый парень вот так пришел и начал говорить о том, что хочет защитить тебя.

— В чем подвох? Ты ненастоящий? Я сплю? — сказала я.

Он улыбнулся.

— Знаешь, такое уже было с одной девушкой.…Это было где-то около года назад. Она была новенькой, как и ты. Джулия издевалась над ней. Эта девушка была очень доброй, она терпела все ее издевательства, всегда помогала Анабель. Она улыбалась сквозь слезы и боль. Однажды я увидел страшную картину, Джулия избивала эту девушку палкой. Кто-то снимал на телефон, кто-то смеялся, а кто-то даже помогал. Я видел, как ей было больно, как она это все терпела. И я заступился за нее. Так сильно швырнул Джулию, что она упала на землю, расплакалась и убежала. Все разошлись. После этого случая, Джулия стала бояться меня. А я влюбился в ту девушку. И знаешь, все было взаимно.…У нас все было прекрасно, что казалось, будто это сказка. Я защищал ее от Джулии, был ее щитом. Со всеми переругался, не раз дрался до потери сознания. А через месяц ее нашли с перерезанными венами. Ее можно понять, она жила в постоянном страхе и винила себя за то, что я постоянно получаю от дружков Джулии. И она не выдержала этого, сдалась, — он замолчал на пару минут. — И я не хочу, чтобы кто-то еще стал ее жертвой.

Я взяла его руку в свою. Она сильно тряслась. Не знаю почему, но верила ему. Я видела, как искренне он говорил. Я посмотрела в его глаза и улыбнулась. У него такие голубые глаза, в которых я сразу же утонула.

Порой, незнакомым людям доверяешь больше, чем тем, с которыми ты знаком полжизни.

Откровения двоих

Прошла неделя. Еще семь дней в этом аду. Но это были спокойные дни. Нейл был рядом. Куда бы я ни пошла, он следил за мной, за каждым моим движением. Он — мой ангел-хранитель. Мы вместе читали книги, просто сидели под дубом и молча читали книги, каждый свою. Я как-то даже заснула на его плече во время таких чтений. Как ни странно, но ему нравилось расчесывать мои волосы. А мне нравилось, когда их расчесывает именно он. Хотя, мне никто и не расчесывал волосы. Он — мое спасение.

Джулия иногда задирала меня, обзывая всякими обидными словами, но я старалась не обращать внимания. Главное не выводить ее из себя. Я привыкла уже к жизни в этом месте. К такой жизни, и правда, привыкаешь со временем.

И вот настал этот день, когда нас повезли на озеро. У меня очень сильная фобия озер, морей или океанов. Мне было страшно зайти в воду, даже по колено. Казалось, что море заберет мою жизнь, оставив на поверхности мертвое тело. Я не боялась умереть, мне было страшно от того, как вода могла поглотить человека в свое царство, за секунду лишить жизни.

Я зашла в автобус последняя. Оставалось одно свободное место, рядом с рыжеволосой девушкой, поэтому мне пришлось сесть рядом с ней. Она выглядела запуганной. Посмотрев сначала на меня, потом переведя взгляд на Джулию, она громко рассмеялась мне в лицо. Я уже настолько привыкла к такому отношению, что мне было все равно.

Так и бывает в жизни, ты ничего плохого не сделал человеку, а он ненавидит тебя просто из страха. Глупо.

За окном мелькали разные пейзажи. Как будто мимо меня проносится жизнь. Проносится так быстро, что невозможно даже полюбоваться ее красотой. Наша жизнь пролетает также быстро, что не замечаешь всех ее красот и не успеваешь посмотреть в ее глаза — не успеваешь по-настоящему пожить. Только и можешь наблюдать за ее быстрым ходом. Но однажды автобус остановится, и закончится твое путешествие.

Мы подъехали к пляжу. Лорен и водитель автобуса организовали небольшой лагерь. На траве разложили большое покрывало. Все расселись полукругом, разговаривая на разные темы. Я отошла подальше от них, чтобы никому не мешать и не привлекать внимание Джулии. Сегодня был хороший день, чтобы портить его издевательствами Джулии.

Нас построили в ряд, чтобы посчитать. Я стояла последняя, рядом с Нейлом, крепко сжимая его руку. Я посмотрела на него, и мы улыбнулись друг другу. Его улыбка отогнала все мои страхи, и я была готова хоть на край света убежать.

— Все будет хорошо — прошептал Нейл.

Внутри меня было странное чувство, которого я еще никогда не чувствовала. Оно согревало меня и придавало сил. Неужели, я влюбилась в него? Конечно, попробуй тут не влюбиться… Он такой добрый и храбрый. Мечта всех девушек.

Я медленно входила в воду. Плохое предчувствие не покидало меня. Все ныряли, веселились, играли в мяч, а я молча наблюдала за ними.

Зайдя по грудь, меня кто-то резко схватил за ногу. Я не удержалась и упала. Все тело погрузилось под воду. Что-то тянуло меня ко дну. Я начала задыхаться и глотать воду, из груди вырвался приглушенный крик. Силы покидали меня с каждым глотком соленой воды. Что-то перевернулось во мне. Я перестала сопротивляться, закрыла глаза и находилась в каком-то умиротворенном состоянии, голова начала сильно кружиться.

Как-то мне рассказывали, что когда умираешь, нельзя закрывать глаза. Нужно бороться. Смерть забирает самых трусливых — тех, кто сдается и, в конце концов, закрывает глаза. Сознание с каждой секундой все больше покидает меня.

«Я умру 15-летним подростком, который даже еще не успел познать ни счастья, ни жизни. Неужели, это мои последние мысли?»

Белое платье, волосы покорно лежат на плечах. Я иду, держа кого-то за руку. Это мама. В голове жужжала песня, которую она мне пела, когда я была совсем маленькой. У нее такие теплые руки, что этим теплом я вся согрелась внутри. Она улыбается мне, а с моих глаз падают слезы.

— Не ходи за мной! Уходи! Тебе нельзя сдаваться. Еще слишком рано — закричала мама.

Она выдернула руку и побежала прочь от меня.

— Мама! Стой, куда ты? Мама! Мама! Я хочу к тебе.

Я падаю… точнее лечу. Непонятно куда, в пустоту. Глаза резко открылись. Мама исчезла. Изо рта выходила вода, тело сотрясала сильнейшая дрожь.

Когда я окончательно пришла в себя и встала на ноги, первым кого я увидела, была Джулия. Она как всегда смеялась, шушукаясь о чем-то со своими подружками. Мне показалось, что ее сейчас стошнит от смеха. Нейл стоял рядом, держа меня за руку, и тревожно смотрел на меня. Я могла умереть, но меня спасли.

— Заткнитесь все! Пошли отсюда — крикнул Нейл.

Все притихли и начали расходиться.

— Успокойся, все уже хорошо. Повезло, что я был рядом. Ты что, плавать не умеешь?

Я отрицательно помотала головой.

— Что-то потянуло меня вниз. Я не знаю, что это было.

И я начала смеяться, но в тоже время с глаз бежали слезы. Истерика… Я помню это чувство, когда хочется смеяться от безысходности и плакать от душевной боли.

— Как ты себя чувствуешь? Выпей таблетку, срочно. Господи, что с твоим телом? Откуда все эти синяки и раны? — тревожно залепетала Анабель, накрывая меня полотенцем.

— Все хорошо. Я просто упала.

— Просто упала? Откуда? С 30-ти этажного здания? Я этого так не оставлю, потом поговорим об этом.

— Анабель, я думаю, Вы прекрасно понимаете, что произошло. Это было не просто так.

Она посмотрела на Джулию и кивнула.

— Разберемся с этим позже. В автобусе на заднем сидении лежит одеяло. Побудешь с ней, хорошо? Ей нужно согреться и отдохнуть.

— Конечно.

Мы зашли в автобус. Найдя одеяло, Нейл укутал меня в него. Мы сели на заднее сидение. Он взял мою руку в свою и с нежностью посмотрел на меня. Его присутствие в этот тяжелый миг жизни, действительно, помогает жить дальше.

Ах, как вкусно от него пахнет. Будто все цветы запели песни, очаровывая меня своим запахом.

— Знаешь, я почти умерла. Стоило мне только остановить ее и уйти с ней…

— О чем ты? — спросил Нейл.

— Я видела маму, когда была без сознания. Она держала меня за руку, но потом… Она сказала, что мне еще рано уходить. И ушла.

Он крепче сжал мою руку.

— Я думаю, это проделки Джулии. Для нее это развлечение. Я больше не допущу этого. Почему она возомнила себя самой главной? Она никто.

— Она чувствует себя сильнее, когда чувствует власть над слабыми. Думаю, это придает ей сил. Так она справляется со своими слабостями. У каждого свое спасение.

— Это не означает, что ты должна терпеть все издевательства.

— Я справлюсь. Буду избегать встреч с ней. Как и всегда.

Нейл был рядом, когда мне было так невыносимо больно, сидел и держал меня за руку, согревая своими словами.

Правда, у каждого человека свое спасение. Мое спасение было в книгах и в Нейле. Он нежно гладил меня по голове и напевал какую-то песню. Я заснула.

Мне снова снилась мама. Она лежит на дороге и протягивает руки в небо. Я кричу со всей силы: «Мамочка, милая, забери меня», но она не слышит меня, как будто меня и нет тут. Какие-то люди в черных костюмах стояли рядом и кричали на меня. В глазах начало темнеть. Мама пропала, люди пропали. Я осталась одна. Только я и холодный дождь. Во мне поселилось странное чувство — чувство одиночества.

«Я осталась одна. Совсем. Никому ненужная» — пронеслось у меня в голове.

И после этих слов я проснулась. Мы ехали обратно. Нейл сидел рядом и задумчиво смотрел в окно.

«Нет, я не одна»

Я крепче сжала его руку. Он улыбнулся.

— Как ты?

— Хорошо. Ты все это время сидел со мной?

— Да, — протянул он. — Я больше не оставлю тебя одну. Пока ты спала, я думал о том, что мне было бы очень больно, если бы ты сегодня умерла. Представлял, как сижу один под дубом и читаю. Без тебя. И я понял, что успел привязаться к тебе.

— Но все обошлось, я сижу рядом с тобой, видишь? — сказала я, ущипнув его за руку.

Мы мило улыбнулись друг другу.

— Ты напоминаешь мне мою сестру — Сару…. Она была такой же сильной, как ты, изумительно красивой и доброй из всех, кого я знал. Ее светлые волосы всегда завивались. А глаза… голубые, как море. Смотришь в них и утопаешь — он выдержал паузу, а я невольно улыбнулась. — Знаешь, хоть моя мать и была наркоманкой, но у нее родилась красивая дочь, противоположность ее самой. На меня мама особо не обращала на меня внимания, только и умела меня избивать за то, что я не смог добыть ей новую дозу. А ее она любила, всем сердцем. Хоть и не всегда показывала это. Сара всегда заступалась за меня. А однажды мама выгнала нас из дома, когда нам было 10 лет. Мы жили в заброшенном доме около года. Я работал у нашего соседа за еду, а Сара ходила на помойки и искала чем обустроить наше жилище. Она искала теплые вещи, еду… — он замолчал. — А в одну из зим она умерла, замерзла. И я сорвался, разрушил все, что мы называли «домом». За нами уже давно следили. А тут еще и труп. В общем, меня забрали копы и закрыли на 15 суток. Вскоре, мне сообщили, что мама умерла. Мной занялась служба опеки. Они нашли каких-то дальних родственников, но им я оказался не нужен. Я даже не успел попрощаться с Сарой…

Он задумчиво посмотрел на меня.

— У каждого человека есть то, что преследует его всю жизнь. Но ты не должен сдаваться, с этими преградами ты приобретаешь опыт — сказал Нейл, гладя мои волосы.

— Моя мама не лучше твоей. Она — пьяница. Тоже зависимая. Вечно таскала меня по всяких баракам и помойкам. Однажды она просто оставила меня на лавочке и приказала ждать ее, пообещав, что скоро вернется. И знаешь, я прождала ее три дня, но она так и не пришла. И я пошла, куда глаза глядят. Встретив ее на следующий день с каким-то мужчиной, она рассмеялась мне в лицо. Я подбежала к ней и крикнула ей: «Мама, мамочка! Я нашла тебя!» Знаешь, что она мне ответила? Что у нее нет детей, и она не знает меня, — я замолчала, собирая все свои силы, чтобы продолжить. — Она ушла, смеясь с этим мужчиной.…Ушла куда-то в неизвестность. Я жила на улице долгое время, в чьём-то заброшенном гараже, пока одна женщина не приютила меня. Мы прожили с ней шесть лет вместе. Она относилась ко мне лучше, чем моя собственная мать. Детей у нее не было, а муж давно умер от рака. Но счастливая жизнь быстро закончилась, ее сбила машина. И служба опеки отправила меня сюда.

Мы просидели в тишине несколько минут.

— Есть одно правило… Правило бумеранга. Им все это вернется. Когда ей станет совсем плохо и ее все бросят, она вспомнит про ту милую девочку, которая так нуждалась в своей маме. Но будет уже поздно — сказал Нейл.

В счастье я давно не верила, потеряв всякую надежду на лучшую жизнь.

Выходя из автобуса, Джулия подставила мне подножку, и я упала, сильно ударившись носом об асфальт. Кровь полила ручьем, слезы рефлекторно полились с глаз от боли. Я беспомощно упала на асфальт, закрывая нос и пытаясь остановить кровь.

— Ой, извини! — ехидно сказала Джулия.

Я встала на ноги. Злость и боль бушевали во мне. Я не могла больше сдерживать свою злость, она переполняла меня. И я плюнула в ее довольное, которое сразу же исказилось от ярости.

— Грейс и Джулия, прекратите сейчас же! Джулия, быстро к директору! — строго крикнула Анабель.

Все разошлись, Нейл дал мне носовой платок, и мы медленно пошли до лавочки. Я беспомощно упала на землю и, закрыв глаза, глубоко вздохнула. Кровь перестала бежать, но внутри носа раздирала боль.

Было тихо, приятно щебечут птицы, воздух такой свежий, что невозможно надышаться. Кажется, будто легкие сейчас разорвутся от большого количества воздуха.

Как-то мне рассказывали, что людям, больным раком, просто всего-навсего не хватает свежего воздуха. Ведь они так много пьют таблеток и практически не выходят из больницы, лежат себе в кровати целыми днями, смотря на голубое небо за окном. Хотя, возможно, я это выдумала. Но я бы хотела, чтобы свежий воздух мог лечить рак. Ведь воздух — это жизнь. Не будет его, все умрет: растения, животные, люди. Поэтому стоит больше бывать на улице и просто дышать, дышать и дышать…

Рядом лежал Нейл и держал меня за руку. Казалось, что за семь дней невозможно так сильно привязаться к нему, но, оказывается, возможно. Очень важно найти того, кто смотрит на этот мир так же, как и ты.

Одиночество

Легкие начало жечь от нехватки воздуха. И я почувствовала, что к лицу кто-то сильно прижал подушку. Меня душат.

Мной одолел сильный страх, я начала дрыгаться и бить руками в пустоту. Рукой я нащупала стакан, который стоял на тумбочке, и ударила куда-то в неизвестность. Душить меня перестали. Я быстро вскочила с кровати, держа стакан в руке, на случай если придется защищаться.

То, что я увидела, даже не удивило меня. Я этого ожидала. Как думаете, кто это мог быть? Да, правильно. Около кровати стояла Джулия. Из ее носа било сильное кровотечение. Она с яростью посмотрела на меня:

— Ты, мерзавка, ударила меня! Как ты посмела? Ты за это поплатишься! Да такие, как ты, не заслуживают ходить со мной по одной земле и дышать одним воздухом. Видишь, что ты натворила? Влюбилась в Нейла? Я вижу, как ты на него смотришь. Наивная! Забудь! Ты ему не нужна, да и никому не нужна. А он лишь часть моего плана… Ты лишь жалкая ошибка! Запомни это. И только попробуй что-то плохое рассказать про меня Лорен, Анабель или вообще хоть кому-нибудь. Тогда тебе не жить, тварь. Ты меня поняла? — с яростью сказала Джулия.

Ком подкатил к горлу. Слезы катились с глаз и разбивались об холодный пол. Однажды мне говорили такие слова. И это была мама. Она ненавидела меня за то, что я существую, и жалела, что позволила мне родиться.

— Ты поняла меня? — еще раз прошипела Джулия.

Я медленно кивнула и беспомощно упала на пол. И тут Джулия истерически завизжала. Все сразу проснулись и раздраженно смотрели на нас. Джулия ехидно смеялась со своими подружками, пока не прибежала Анабель:

— Что тут опять происходит? Грейс Браунс и Джулия Вайер, быстро к директору! Все остальные по своим местам. Услышу хоть звук, наказания не избежать! — строго сказала Анабель.

Через пять минут мы сидели в кабинете директора. Лорен сидела за столом, напротив нас. Она выглядела заспанной. Конечно, середина ночи!

— Я не знаю, что у вас произошло, поэтому тихо и спокойно расскажите мне, что произошло. Что или кого вы опять не поделили? Грейс? — спокойно сказала Лорен, смотря мне в глаза. Я опустила глаза вниз.

— Я просто пошла в туалет, а когда вернулась, эта бешеная накинулась на меня со стаканом и сильно ударила. Она решила мне отомстить за озеро. Сама не умеет плавать, еще кого-то в этом винит. Под ноги нужно смотреть. Сама бы в себе сначала разобралась, а потом других обвиняла! Почему ты так хочешь сделать меня виноватой? Что я тебе сделала-то?

Я молчала. Мне было страшно что-либо говорить. Иначе в следующую нашу встречу с ней из моей груди будет торчать ее нож. А жизнь только начала немного налаживаться.

— Грейс, может, что-нибудь все-таки скажешь?

Я отрицательно помотала головой.

— Я наказываю вас обеих. Устроили шум на весь детдом, среди ночи подняли всех на ноги. Будете помогать Анабель в течение двух недель. Все, что она скажет, будете выполнять. Понятно или кому-то повторить? — строго сказала Лорен, посмотрев на нас.

— Это несправедливо! — злобно сказала Джулия.

— Тебе было что-то непонятно из того, что я сказала?

— Нет, я все поняла — тихо ответила Джулия.

Придя в комнату, я легла на кровать, но заснуть больше не смогла. Дрожь до сих пор сотрясала тело. Слова Джулии так и крутились в моей голове:

«Ты ему не нужна, никому не нужна. Он лишь часть моего плана… Ты жалкая ошибка! Запомни это»

Я начала понимать, что она права… Я ошибка. Разве кому-то я принесла радость своим существованием? Мама выбросила, как мусор, в детдоме меня все ненавидят. В этом мире больше никого нет, кто бы дорожил мной. Нейл? Не знаю, теперь я сомневалась по поводу него. А вдруг он и, правда, лишь «часть плана» Джулии.

Люди бросаются обидными словами, от которых боль сжирает тебя изнутри. А боль в разы мучительнее смерти, но тебе приходится терпеть ее. Такова жизнь. Чтобы хоть как-то выжить в этом мире, тебе нужно терпеть и не идти словами на слова. Ни к чему хорошему, обычно, это не приводит.

Слово — это оружие, которое убивает, и лишь иногда спасает. Слово — защита от обидного слова.

Тишина. Все спят. Такое чувство, будто я осталась одна в мире. Только я и мои мысли. Теперь понимаю, почему многие люди любят быть в одиночестве. Раньше я не ценила этого прекрасного чувства — побыть одному в мире; хоть оно и длится лишь одно малейшее мгновение, которое кажется длиной в вечность. Но в этот момент ты остаешься наедине с собой.

Мысли — как одна большая бабочка, и я лежу на ее крыльях, а она несет меня в удивительную страну фантазий. И чем дальше она улетает, тем больше мне не хочется возвращаться в реальный мир.

Когда я пришла в свое уютное место, чтобы спрятаться от Джулии и остальных, я увидела Нейла. Я хотела было развернуться и незаметно уйти, но он меня окрикнул:

— Грейс! Стой, ты куда? Не уходи.

Я сделала вид, будто не услышала его, и пошла быстрее. Слышу, как ко мне приближается Нейл. Очень быстро. Видимо бежит. Он схватил меня за руку:

— Грейс, что происходит? Почему ты весь день избегаешь меня?

— О, привет. Где ты был? Я не заметила тебя — с фальшивой улыбкой сказала я.

— Грейс?! Я знаю, что ты заметила меня, поэтому хотела незаметно уйти. Объясни мне, что происходит?

— Ничего. Все замечательно — с той же фальшивой улыбкой сказала я.

— Грейс. Я все вижу. Это из-за того, что случилось ночью? Что она тебе наговорила?

— Нет. Джулия меня даже пальцем не тронула. Все хорошо. Правда — опять соврала я.

— Грейс… Посмотри мне в глаза, чтобы я был уверен, что у тебя, правда, все «хорошо».

За весь наш «разговор» я ни разу не посмотрела на него, потому что если я посмотрю ему в глаза, то сразу же вся правда вылезет из меня. Он не должен знать. Но как же посмотреть ему в глаза и солгать? Это невозможно сделать.

— Давай, Грейс. Тебе нужно всего лишь посмотреть в мои глаза и сказать, что у тебя все хорошо.

Правда! Мне всего лишь нужно посмотреть ему в глаза и сказать, что у меня все хорошо. Давай же! Это займет всего минуту. Я медленно отрываю взгляд от земли и смотрю прямо в глаза Нейлу. О, нет! Я пропала. Как можно соврать ему? Его глаза излучают заботу. С моих глаз начали скатываться одна за другой соленые слезы. Почему я не могу контролировать это? Какая же я жалкая! Ненавижу себя! НЕНАВИЖУ!

Он крепко прижал меня к себе и медленно начал гладить рукой по волосам.

— А теперь ты расскажешь мне, что произошло. Правду. Только правду — спокойно сказал Нейл, вытирая большим пальцем слезы с моих щек.

— Мне нельзя.

Он долго смотрел на меня, а я уводила взгляд в сторону.

— Ты хочешь, чтобы я узнал это от Джулии?

— О, нет. Только этого мне не хватало.

— Так в чем проблема? Расскажи мне, это останется между нами и этим местом.

— Понимаешь, она запретила мне говорить.

Он строго посмотрел на меня.

— Если ты не скажешь мне, что она тебе наговорила, то я сам это узнаю.

Я тяжело вздохнула.

— Она сказала, что ты часть какого-то ее «плана». И что на самом деле я тебе не нужна.

— Ты ей поверила? Глупенькая, — смеясь, сказал Нейл. — Была бы не нужна, я бы сейчас не стоял тут рядом с тобой и не поддерживал в этот тяжелый момент. Я никогда тебя не оставлю одну. Слышишь? Никогда. Теперь ты думаешь, что никому не нужна, потому что так сказала девочка, которая хочет уничтожить тебя? Самой не смешно? Так вот знай! Ты нужна мне. Да, прошло всего две недели с нашего знакомства, но я… доверяю тебе. Тебе одной. Ты очень сильно напоминаешь мою Сару.

— Спасибо… — прошептала я.

Нейл взял меня за руку и крепко сжал.

— Мне как-то страшно не видеть тебя — улыбаясь, сказал он.

Я улыбнулась и прижалась головой к его груди, а он запустил пальцы в мои волосы и тяжело вздохнул.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 340