электронная
40
печатная A5
284
16+
Женские имена в моей жизни

Бесплатный фрагмент - Женские имена в моей жизни

Объем:
56 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0053-3020-8
электронная
от 40
печатная A5
от 284

Женские имена в моей жизни. Словарик

Александра — защитница людей — Александра Александровна — моя первая тёща, мама Любовь Анатольевны и Людмилы Анатольевны, бабушка Володи и Светланы, крестила меня в Архангельске, активно помогала восстанавливать Соловецкий монастырь — от неё у семьи квартира на Соловках

Александра Георгиевна — подруга моей бабушки, жила в Большом доме, всё детство регулярно дарила нам с Серёжей леденцы и шоколадные конфетки.

Алёна — солнечная — Так звали меня в утробе мамы, ожидая рождения девочки. По существу моё первое и основное имя. Алёна — лучшая подружка моей дочери Светланы по Ураю

Алла — себялюбивая наша пионервожатая во второй школе Под занавес жизни Юра Мещеряков с ней сошёлся и жил до своей гибели.

Алла Зельманова — жила у нас на Маркса 8, сошлась с моим товарищем и другом Виктором, они погибли на мотоцикле когда я был в армии

Альбина — «белая» — Альбина Вениаминовна — куратор эксперимента по модульной технологии в школе №4 в Урае, в дальнейшем директор этой школы.

Анастасия — воскресшая — Анастасия Кайшева, студентка попавшая под тяжелую длань А.Е.Черноморца в Тюменском госуниверситете, именно её мама помогла мне однажды вырваться из Урая в Киев.

Ангелина — ангелица — мама Сергея Зоря. С её визита 8-го Марта началась опупея «Истец всему»

Анжела — ангельская — вторая жена Андрея Фефёлкина, автор статьи обо мне в городской газете Братска, участница ряда игр в Братске, Дмитрове, Череповце.

Анна — «благодать» — моя младшая внучка от Светланки

Валентина — здоровая — Валя Балтрушевич — соседка по дому на Карла Маркса 8, добрая душа, замечательно пела в молодости

Валерия — сильная — Валерия Константиновна — активный организатор конференции педагогической общественности Москвы и Московской области с участием приглашенных из других регионов СССР 1987 года, проходившей на ВДНХ около Парка культуры им. Горького в Москве. Одно время я был в неё влюблён. Именно на этой конференции я с Днепровым Э. Д. и Куркиным Е. Б. вошел в Редколлегию, подготовившую проект самой успешной Резолюции конференции о разгоне Госкобры, организации Пленума ЦК по педагогике и экспериментальных площадок.

Вера — «вера» — Вера Яковлевна Комарова — моя Учительница истории античной философии в Ленгосуниверситете, познакомила меня с темой Феофраста и определила моё философское образование. Потрясающий человек.

Вероника — библейское имя — моя тётя Рона.

Галина — спокойная — Галка Качурина, геофизик, подруга мамы, в доме которой написан поэтический вариант пьесы «Мастер & Маргарита» по М.А.Булгакову

Глафира — утонченная — Глафира Яковлевна, мой самый главный главный бухгалтер в жизни — она была главным бухгалтером Архангельского облспорткомитета, когда я создавал Архангельский шахматно-шашечный клуб. Она учила меня ведению бухгалтерского учёта и под её руководством я создал первый свой годовой баланс.

Дарья — победительница — моя младшая дочь -Дашенька

Евгения — благородная — моего ученика Павла в Киеве. Незадолго до смерти кормила меня в его автомобиле (он вёл) сыром. Умерла ночью во время внезапного и необъяснимого сердечного приступа. Иногда смертью нас учат больше, чем жизнью.

Евдокия — хорошо прославленная — моя вторая ддевушка очь

Екатерина — непорочная — первая жена дяди Миши, родила ему дочку Ольгу. Потом Нэлли Александровна разрушила этот брак, чего не одобряла Рона. Основная (по итогам брака) жена Саши Шорина — катя — от которой у него дочь в Нижнем Тагиле. Долго жила у Шорина на Краснолесье. Одна из редких женщин, от которой я многое узнал практически не общаясь, а только невольно наблюдая за… Умнейшая женщина!

Елена — избранная — одно из самых частых женских имён в моей жизни.

Елизавета — почитающая Бога

Жанна — «дар Бога» — лучшая подруга моей первой жены — Любовь Анатольевны в Урае.

Зинаида — рожденная Зевсом

Зоя — «жизнь» — Зоя Кулешова — искусствовед в Архангельском музее, мы дружим с Ленинграда, где оба учились в ЛГУ но на разных факультетах. Очень помогла мне в 1994-ом году.

Инна — бурный поток — соседка Саши Шорина в Краснолесье (соседний дом), в дальнейшем жена его ученика — Сэнди. Одна из моих «внешних» учениц — человек, чья жизнь протекала рядом с моей. Можно сказать, что мы немного дружили.

Ирина — «мир» — Ирина Дмитриевна — моя любимая ученица в ТюмГУ в период с 1996 по 2000-й год. Мы расстались в Севастополе.

Ия — от греч. иа — фиалка — Ия Афанасьевна, геофизик, подруга мамы, жилда в Москве и Г.А.Супрунюк помог ей отстоять московскую квартиру после смерти мужа. У неё я иногда останавливался в Москве, пока её район решительно и стремительно не перестроили и связь оборвалась.

Карина — участница эксперимента в Урае, психолог, впоследствии работала в Минобразования России.

Каролина — смелая — главный администратор Центра «Авангард» в Киеве, где я создал свой Пятый шахматный клуб. Хореограф, балетмейстер.

Кира — «госпожа» Кира — подруга бабушки, жила на Посадской. У неё была огненно-рыжая дочь. Однажды она сказала (при дочери): «Что мы, рыжие что-ли?» и тут же испуганно прикрыла рот ладонью. Дочь сделала вид, что не слышит. Этот эпизод оказал большое влияние на моё понимание игротехники.

Клавдия — хромая или из рода Клавдиев — подружка Роны, с которой они вместе любили петь вечерами украинские песни.

Лада — милая — Лада Алексеева. Дочь психолога Алексеева, товарища Щедровицкого Г. П. Игротехник, психолог, участница игры Карнозовой в Урае. Очень интересная собеседница: глубокая, тонкая, умная.

Лариса — «чайка» — моя мама — Лариса Порфирьевна («Порфи») но когда я рождался, она сидела под другим именем.

Ленина — от Ленина — мама Юры Мещерякова, учительница начальных классов моей второй школы — Ленина Александровна!

Лидия — первая — моя вторая официальная тёща — Лидия Андреевна Романова (Белозубенко) в Киеве. Врач — гельминтолог.

Лилия — «цветок» — Лиля карташова. Большая подруга моей мамы. Она познакомила меня с балладами о Робин Гуде Иванова. Много лет мы ходили с мамой к ней в гости.

Лина — самостоятельное имя или уменьшительное от Элина

Лора — … одно из имён моей мамы. Так её звала её мама — моя бабушка. Так её звали Миша и Рона.

Любовь — «любовь» — моя первая супруга — Любовь Анатольевна Леонтьева

Людмила — милая людям — сестра моей первой супруги, мама Димы и Лены, жена Димы Огаркова.

Маргарита — «жемчужина» — одна из учениц и сотрудниц в семейной школе В.В.Николина, с которой мы в «период Избы» в Избе на Чайковского 66 на пару под запись прочли на два голоса диалог из «Мастер & Маргарита». Маргарита Балтрушевич — старшая сестра Вали Балтрушевич на Карла Маркса 8.

Мариана / Марьяна — двоюродная сестра Марины Владимировны дочь Мили и Вологжанина

Марина — морская — моя вторая жена, Марина Владимировна Белозубенко, родилась в Краснодаре, поклонница «Нау»

Мария / Марья — горькая — моя третья дочь — старшая во втором браке — Машенька. Так звали в лагерях мою маму, о чём я очень долго ничего не знал.

Мира (слав.) — мирная — одна из подруг мамы, регулярно занимавшая нам деньги и выручавшая нас в самые тяжёлые минуты.

Муза — богиня искусства / вдохновительница — наша соседка по Карла Маркса 8. У неё первой появился телевизор и мы — дети — ходили к ней вечерами смотреть мультики и вечернюю сказку для малышей. Муза Михайловна.

Надежда (стар., слав.) — «надежда» Надя Самарина. Моя самая непослушная ученица, сыгравшая большую роль в судьбе многих моих начинаний. При ней прошла запись на ЦТ гадания на судьбу России. Она долго жила у Геннадия Александровича Супрунюка и очень ему помогала, называя его не иначе, как «хозяин». Была фотомоделью. Обо всём имела своё мнение. Увидев меня впервые сразу дала мне своё внутреннее определение: «апельсиновый…» ну эти три буквы вы знаете. Ездила на последнюю игру Щедровицкого в Челябинске. Когда родилась Дашутка — работала на Химмаше (рядом с роддомом!) редактором заводской многотиражки. Её мужу фотографу принадлежат лучшие фото моей мамы. Надя Карнаухова. Моя ученица в «Ермаке» и лучшая подруга Натальи Юрьевны. Одна из тех учениц, с кем я много лет общался после обучения. Её мама — известная Урайская поэтесса.

Наталья / Наталия — родная — мама Евдокии Алексеевны. Моя гражданская жена. И самая большая боль моей жизни. Училась у меня в Ермаке.

Нелли — молодая — вторая жена дяди Миши, мать Жорика и Сонечки. Нелли Александровна Ратушная.

Нина — правительница — моя первая влюблённость в Анапе в пансионате «Эжени Коттон» в 1971 году. Ей посвящен мой первый роман «Нина», частично выложен в Интернете и опубликован книгой.

Нонна — Нонна Георгиевна — мама Алёши Кремлёва, телеграфист 59-го отделения связи в Архангельске, где я первый год после армии носил телеграммы. Мудрая женщина — мама Славы Кремлёва, жена замечательного шахматиста Геннадия Кремлёва.

Оксана — гостеприимная — моя ученица в Ермаке. Замечательный ребёнок.

Ольга — святая — одно из самых распространенных имён в моей жизни. Ему посвящена отдельная глава.

Раиса — покорная — Раиса Недзельская — сменила меня на посту директора АШШК.

Римма — римлянка — первая жена Геннадия Александровича Супрунюка. Педагог. Мама Тотоши и Матоши (так он их — детей — именовал)

Роза — «цветок» Роза Давлетова — моя одноклассница, сидели за одной партой, делили её, проводя черту. Мы встретились через много лет в Свердловске. Преподаёт английский. Два сына. Всё такая же спокойная и рассудительная.

Руфина / Руфь — красная, рыжая — Руфа! Руфа Быкова. Замечательная пара из Архангельска — Руфа и Володя. Мы много лет дружили семьями. Весной 1994-го они приютили меня в мае на несколько дней. У них мальчик — Пётр и две девочки-близнеца. В доме Руфы я растил Володю когда он только родился и Люба угодила в больницу с осложнением после родов. Надёжные, стабильные, спокойные!

Светлана — светлая — моя старшая дочь.

Снежанна — холодная — она вошла в нашу группу в Свердловском строительном техникуме с небывало пышной прической (как шар!) и сразу сообщила, что она Снежанна из Магадана.

Софья / София — «мудрость» — вторая дочь дяди Миши. Исчезла из поля зрения в 1993-ем году в Инете числится как Софья Михайловна Ратушная, занимается в Москве недвижимостью. На связь решительно не выходит. Когда Жорика (её брата) и Мишу убили, они с Нелей — их мамой — не появились на похороны, что травмировало меня очень сильно.

Татьяна — учредительница — первая учительница в Машенькином классе в девятой школе. Татьяна Ивановна. Ей посвящена песня «Начнём! Одиножды один!» Она умерла от рака горла через год. В пятом классе классу дали нового классного руководителя — Татьяну Ивановну…

Фаина — сияющая — родная сестра Любы Ратушной — жены моего брата Сергея.

Эльза — мужественная — преподаватель математики в Урайском колледже Грибова В. Н. Напарница Володи — моего сына. Однажды она опоздала на приёмные экзамены. Мы с В.Н. стояли на крылечке. Абитуриенты сидят в аудитории и волнуются. Появилась Эльза: «Доброе утро, Владимир Николаевич!» «В том-то и дело, что недоброе» — ответил ей Грибов.

Юлия — лучшая подружка моей дочери Светланы в Урае.

Яна — девушка ведущая программы ЦЕНТР на ЦТ бравшая у меняинтервью во время гадания на Судьбу России (при Наде Самариной в Москве) — она указывала поля матрицы от имени России — России тогда выпал изумрудный крест на числе 3, кровавая рубиновая дорога по окраинам и число перемен для России на 11-ти. А потом были чечсенская война первая, вторая, перемены на числе 11 и еще много раз это гадание подтвердится… Яна! Тогда каналу Центр переживавшему кризис и находившемуся под угрозой закрытия я предсказал процветание что впоследствии и случилось… А то гадание на судьбу России хранится в анналах ЦТ в Останкино.

Анастасия как Чудо

конференции Анестезиологов Ханты-Мансийского автономного округа

и Анастасии Артуровне лично! 2 ноября 2016 года

Забавный случай в Ханты-Мансийске поджидал меня второго ноября.

Я приехал на осмотр в кабинете диабетической стопы в окружной больнице.

Кабинет этот явился новацией этого года и летом еще только формировался.

Потому я понятия не имел ни о дислокации этого кабинета, ни о специалистах в нём работающих. Мне было назначено явиться к 10.45 утра в регистратуру с направлением для оформления. Как, где и что именно будет дальше я не догадывался. Прибыли мы маршруткой около шести утра и поначалу я ютился в вестибюле гостинницы, в которой не было мест, а затем перебрался в Югорскую шахматную академию. И вот здесь я обнаружил активную подготовку к окружной конференции анестезиологов, посвященной проблемам этой самой анестезиологии. И пока не подтянулись уже чисто шахматные силы, я фотографировал роскошное здание Дворца шахмат и подготовку анестезиологических выставочных ресурсов.

Увидев группу грустящих анестезиологов-пропагандистов я решил их немного развлечь и для затравки задал совершенно невинный вопрос:

— А Анастасия среди вас есть?

Прикол состоял в самом существе имени — Анастасия — это и есть анестезия по очень древне и очень гречески. То есть конференция по теме Анастасия подразумевала наличие самой Анастасии как таковой.

С надеждой я ожидал веселых и остроумных ответов.

Но юмор не пробился сквозь каменные лица несчастных организаторов выставки. Он сами словно пребывали в глубоком анестезиологическом сне.

И в конце концов я покинул их грустные ряды ни с чем.

После чего побрёл на встречу с кабинетом моей стопы.

По талону я должен был войти в кабинет в 11.00

Каково же было моё изумление, когда сам кабинет, как оказалось, имеет странный номер «1100», что очень смахивало на предписанное мне регистратором время.

Как бы там ни было, я ровно в одиннадцать, упершись носом в табличку на дверях кабинета, наконец сам очнулся от одолевавшего меня после бессонной ночи сна и прочёл имя доктора. Сомнений оно не оставляло:

«Анастасия Артуровна».

Я так и присел!

Вот вам и доказательство Бытия Божьего!

Два часа назад я потребовал от элиты местной анестезиологии явить мне Анастасию.

И вот она мне явлена!!!

Анастасия!

Лично!

Уникально!

В единственном числе!

Анастасия, от которой во многом теперь зависела моя грешная жизнь!

Анастасия, как Чудо!!!

Валя в моей жизни. Словарик

Валя Нечаева. У нас в доме жил герой гражданской войны. На родине в Чувашии ему был установлен памятник. Он женился на двоюродной сестре. Две старшие дочери и первый сын родились совершенно нормальными полноценными людьми. Младший сын был полным инвалидом. А вот Валя… Валю я запомнил в её юности, как всегда улыбающуюся, певучую — а она пела в каком-то хоре — полненькую толстушку. Была она уже инвалидом. С детства. Что она закончила, я не знаю. Похоже, что ничего. Для инвалидов было создано предприятие, организовывавшее им надомную работу. Валя (не знаю, жива ли она сейчас) была великой труженицей. Ей привозили коробочки на дом картонные, и она их собирала, складывала. За каждую сотню коробочек платили какие-то копейки. Коробочки были то ли для лекарств, то ли для обуви. Но складывала она их непрерывно. Когда семья героя распалась на несколько семей, а наш коммунальный дом немного расселили, Вале досталась комната Федоровых. Это была та самая комната, которую отняли у нас перед войной. Узкая, длинная, с одним окном, выходившим на реку. Вот в этой комнате Валя и прожила до самого расселения дома. Инвалидка, она постепенно перестала петь песни и смеяться, видимо когда уже окончательно поняла, что никого не встретит в своей женской судьбе, и замкнулась. Последние годы нашего коммунального проживания она часто выходила в общую кухню и плакала. Полнота не прибавляла ей здоровья, и видеть её — одинокую, полную истинно детских разочарований, жизнь — было невыносимо. В какой-то момент ей наконец подарили телевизор. Это было уже в конце девяностых, перед самым Миллениумом. Телевизор был старый, ламповый, изношенный. Я был против расселения дома, потому что понимал: для пожилых людей, проживших в нем практически всю жизнь, это было настоящей катастрофой. Ничего к личному счастью не добавляли ни забота аккуратного риэлтора, выполнявшего задачу расселения, ни подбор подходящей квартиры. Смотреть на Валю становилось всё больнее. Страшно было осознавать собственное бессилие — я и своих-то проблем решить был не в состоянии. А её слёзы — когда-то улыбчивой, полной каких-то своих детских девичьих мечтаний — рвали мне душу.

Валя была для меня каким-то своеобразным маячком в обществе. И её трагедия жизни была и моей личной трагедией. Только сейчас я понимаю, как порой мне не хватает просто знать, что у неё всё хорошо. И ничего уже не поправить…

Валентина Витальевна Дуракова. Директор Фоминской средней школы. Хозяйственная. Властная. Строгая. Долгое время терпела мои несоответствия идеалу но в конце-концов коллектив под её руководством не выдержал и я был единогласно уволен. С тех пор мы больше не встречались. Насколько я знаю у неё всё прекрасно и она воспитывает внука. Бесспорно руководить школой в Фоминском — это очень сложная задача. Несмотря на увольнение я считаю, что мне повезло с моим первым руководителем в сельской школе. Работая со многими директорами и завучами в дальнейшем я убедился, что она достойно держала очень высокую планку руководителя. Честно говоря будь я на её месте, я бы себя уволил еще в первые полгода, но у неё был дефицит кадров и видимо она надеялась, что я исправлюсь. Рецепт исправления нашел Иван Васильевич Звягин, но это уже совсем другая история.

Валентина Александровна Лопатина. Руководитель детского сада в котором мы совместными усилиями создаем Шахматную шкатулку. Опытнейший педагог. Многие годы разрабатывает целый ряд серьезных тем в дошкольном воспитании: это и группы «Кроха» адаптирующие деток к детскому садику на дальних подступах и развитие практик коррекции, и комплексы занятий в бассейнах, и руководство двумя садиками как одним комплексом и многое другое. А главное — обстоятельность, неспешность, тщательное продумывание каждого шага и тщательный подбор кадров. В общем мне опять повезло!

Вера в моей жизни. Словарик

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 40
печатная A5
от 284