электронная
180
печатная A5
432
16+
Женская доля

Бесплатный фрагмент - Женская доля

Объем:
230 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-4920-9
электронная
от 180
печатная A5
от 432

Глава первая. Юлька

Юлька уже несколько дней не находила себе места. Тревожные мысли никак не отпускали ее, беспокойно мечась в воспаленном сознании.

— Что делать? Как предотвратить беду? — мысленно спрашивала себя женщина. — Ведь чувствую, что что-то должно произойти…

В таких вещах Юля не ошибалась. Возможно, она обладала даром ясновидения, а может быть, просто умела привлекать к себе неприятности своими мыслями.

Но, так или иначе, у нее было нехорошее предчувствие, и она уже неделю, а то и больше, ходила грустная. Удивительно, но муж ничего не замечал. Или не хотел замечать?

С мужем они были знакомы уже больше 15 лет и совсем скоро должны были отметить пятнадцатую годовщину свадьбы, своеобразный юбилей, круглую дату. Но интуиция подсказывала Юле, что что-то пойдет не так. А своей интуиции Юлька привыкла доверять, она еще ни разу ее не подводила. Вернее, бывало так, что женщина не слушала свой внутренний голос и, вопреки всему, делала наоборот, и это приводило к печальным последствиям.

Юля жила в небольшом провинциальном городке уже без малого семнадцать лет, приехав сюда учиться из большого города, да так и осталась здесь насовсем, выйдя замуж.

Город ей нравился. Она с самого начала его полюбила, с тех пор, как с компанией девчонок после окончания школы приехала сюда поступать в институт. После учебы собиралась вернуться обратно в Екатеринбург, да так тут и осталась, абсолютно этого заранее не планируя. Она не любила серый промышленный уральский город, а вот этот провинциальный городок, утопающий в зелени, полюбила сразу.

Наверное, не случайно встретила она здесь свою любовь и осталась здесь жить навсегда. Навсегда ли? Жизнь — такая штука, что никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Несколько раз были у них с мужем мысли переехать в большие города, гораздо больше их маленького, но Юля и Сережа так и не решились оставить свой городок и родителей мужа, живущих здесь.

Ни для кого не секрет, что в первый год после свадьбы многие семьи распадаются из-за разницы представлений молодоженов о домашнем хозяйстве. Причина этого проста — муж и жена росли в разных семьях и различных условиях. Каждый из них несет в только что родившуюся семью те правила, которые были заведены в родительской семье. И эти правила могут не совпадать с принципами любимого человека, с которым в молодости есть большое желание прожить всю жизнь — и в горе, и в радости, до самой смерти.

Постепенно свадебная эйфория заканчивается, начинается скучный быт. И вот тут-то надо искать компромисс, и если он не найден, то семья обязательно распадется. К счастью, в семье наших молодожёнов такого не произошло, хотя и были все предпосылки к этому.

Наверное, все дело было в большой любви Сережи к Юле. Он ее просто боготворил и готов был на руках носить. И носил! Не так часто, как хотелось бы девушке, но все же довольно часто. А особенно много он носил ее на руках в день свадьбы.

Свадьба была не столько шикарная, сколько веселая, потому что было много молодежи, друзей Юли и Сережи. Сергей тогда работал на заводе после армии и позвал на свадьбу практически весь цех. У Юли было много хороших знакомых и приятельниц в институте, кроме того, приехали и подруги из родного города, Наташа и Света.

Были и девчонки из общежития, с которыми девушка прожила в одной комнате пару лет, пока не вышла замуж. Все в комнате, кроме Юли, были деревенскими, часто привозили картошку, целыми мешками, и мясо, так что проблем с питанием у них никогда не было. Наоборот, иногда даже подкармливали мальчишек из соседней комнаты.

Иногда Юля гуляла в одиночестве по улицам городка, ей нравилось любоваться природой, будь то осенние сумерки или теплый летний вечер, зимнее утро или весенний дождь.

«У природы нет плохой погоды —

Каждая погода благодать.

Дождь ли снег — любое время года

Надо благодарно принимать».

Юлька всегда шла и напевала под нос эти строчки, ее любимую песню, исполняемую Алисой Фрейндлих в кинофильме «Служебный роман».

Именно так, гуляя однажды вечером по городу, она и познакомилась со своим будущим мужем. Это была любовь с первого взгляда. Да, она бывает, просто настолько редко, что далеко не каждому так везет, чтобы почувствовать, что ты и пока еще незнакомый тебе человек напротив — одно целое, ты это чувствуешь, но не можешь объяснить, почему вдруг все померкло вокруг, и есть в целом мире только двое — ты и он. Именно это и произошло с Юлей, когда она встретила Серёжу.

Их глаза все сказали друг другу сразу же, стоило им встретиться взглядами. Поздний осенний вечер. Остановка общественного транспорта на окраине города. Что может быть прозаичнее? Тем не менее, бывает и такое, что в обычных местах рождаются необыкновенной силы чувства.

Все оказалось серьезно. Вскоре ребята поняли, что друг без друга жить не могут. Но все же решили проверить свои чувства — до весны. А весной сыграть свадьбу.

Выходя замуж по любви, Юлька даже не подозревала, что люди думают, будто бы она вышла замуж по расчету, из-за машины и жилплощади — старенькой «восьмерки» белого цвета и двухкомнатной квартиры на окраине городка, в не самом престижном районе. Удивительно, что пока девушке об этом не сказали, она даже не думала, что со стороны это выглядит, как брак по расчету. Она настолько любила своего избранника, что даже не пыталась извлечь из замужества какую-то материальную выгоду. Тем не менее, люди считали иначе. Сколько людей, столько и мнений. А для Юли семья и тогда, пятнадцать лет назад, и сейчас, когда ей уже тридцать шесть, имела и имеет большое значение.

Юля подошла к зеркалу и взглянула на себя.

— А что, я еще вполне ничего, — с удовлетворением заметила она. — Все при мне.

Действительно, молодая женщина была хороша собой. Она была уже не юна, слегка полновата, но такой полнотой, которая скорее придает женщине неповторимое очарование, чем портит ее. С лишним весом Юля боролась всегда с переменным успехом — то он ее побеждал, то она его. Выпуклости на ее теле были как раз в тех нужных местах, которые так нравятся мужчинам. Худенькой Юля никогда не была, разве что в детстве, даже есть фотографии, подтверждающие сей неоспоримый факт. Всю свою сознательную жизнь она была полненькой, привыкла к этому и даже находила в своей фигуре массу достоинств. Женщина любила себя, но так было далеко не всегда.

«Любовь к себе — это такая вещь, которую, к счастью, можно приобрести, даже если ее изначально нет. Даже если ругаешь себя последними словами из-за своего веса, например, или из-за слишком тонких волос, носа с горбинкой или кривых передних зубов. Все это можно пережить, если полюбить себя. Такой, какая есть. Ведь ты у себя — одна, единственная. И это чувство — любовь к себе — можно развить и воспитать», — так думала Юлька, разглядывая себя.

Слегка вьющиеся каштановые волосы, светло-серые глаза, высокий лоб — она была удивительно хороша. Тридцать шесть лет дать ей было сложно, максимум двадцать семь. Незнакомые люди именно так и определяли ее возраст. Ей это льстило, все же мать двоих детей, а как хорошо сохранилась! И фигурка замечательная, и ни одного седого волоса. Да, есть, конечно, морщинки под глазами, но они, скорее, мимические, от веселого нрава Юльки, чем от старости. У кого же их нет в таком возрасте?

Взяв косметику, с любовью подобранную ее личным косметологом Варей, Юлька занялась ежедневными процедурами по уходу за лицом.

Если честно, косметикой она начала пользоваться только год назад, а до этого вообще никак не ухаживала за кожей лица, лишь умывалась холодной водой. Варвара, честь ей и хвала, смогла убедить Юльку в том, что после 35 лет ухаживать за кожей женщине уже обязательно.

В общем, отражение в зеркале немного успокоило Юлю, ведь не секрет, что в трудные моменты жизни женщины всегда стремятся заняться собой, это отвлекает их от грустных мыслей.

— Мам, ты дома? — раздался звук открывающейся двери и в квартиру, судя по стремительным шагам, вбежал Мишка, старший сын.

— Дома, — ответила Юля. — Сейчас выйду.

Закончив процедуры по уходу за лицом, женщина вышла из ванной. Настроение ее значительно улучшилось. И она даже подумала, что все ее плохие предчувствия выеденного яйца не стоят.

Глава вторая. Миша и Маша

Мишка, весельчак и балагур, вернулся с прогулки с друзьями, которых у него было великое множество. Старший сын Юли и Сережи был очень общительным.

«Драмкружок, кружок по фото, мне еще и петь охота» — это стихотворение Агнии Барто как нельзя лучше характеризовало старшего сына семьи Михайловых. Он был вездесущим, он успевал все, что может успевать подросток в четырнадцать лет. Он занимался всем, чем только можно заниматься. Михаил перепробовал все кружки, какие были в школе и дворце пионеров. Он занимался спортом — лыжами, волейболом, легкой атлетикой. Позже он увлекся плаванием, и этот вид спорта понравился ему больше остальных. Постепенно менялась и Мишкина фигура — из нескладного худенького подростка он превращался в довольно спортивного юношу, уже проступали мышцы под футболкой в обтяжку.

Кроме того, Миша действительно занимался в драмкружке при дворце пионеров, как в стихотворении Агнии Барто, и даже собирался поступать в театральный институт. И пел, и танцевал он тоже там же — в кружке были занятия и по вокалу, и по хореографии. Способности у него были, это подтверждала и руководитель кружка — Елена Герасимовна. Правда, родители были не в восторге от перспективы, что их сын станет актёром. Юля и Сережа считали, что уж если быть артистом, то выдающимся, посредственностей и так хватает.

А чтобы молодого актёра заметили, нужно либо быть чьим-нибудь протеже, либо иметь очень большой талант, либо очень много и упорно трудиться, и то не факт, что пробьешься на вершину театрального Олимпа.

***

С раннего детства Юлька знала, что выйдет замуж и родит двоих детей, обязательно разнополых — девочку и мальчика. Так и случилось.

Миша был желанным ребенком, точно так же, как и его сестра Мария.

Пока Юля и Сережа думали и гадали, стоит ли рожать первенца или немного повременить, подождать, когда молодая жена закончит институт, все уже случилось, Юля забеременела. Никаких сомнений не было в том, что надо рожать.

Молодая семья, только-только родившись, сразу же стала уже не из двух человек, а из трех, несмотря на то, что третий член семьи пока не появился на свет. Его ожидание было радостным, разумеется.

А пока будущий сын (а Юля и Сережа почему-то нисколько не сомневались, что это будет мальчик) жил и развивался в животе матери, его родители строили свою счастливую семью, вернее, налаживали быт.

Сережа очень был рад, когда Юля сообщила ему о своей беременности. Они даже решили, что будут вместе рожать своего первенца. В том, что у них будут еще дети, но позже, они нисколько не сомневались.

Жизнь оказалась интереснее, чем они думали, и внесла свои коррективы в этот процесс.

Когда Юля пошла делать УЗИ примерно в середине беременности, доктор, делавший эту диагностику, вдруг замер от изумления:

— У Вас в роду были двойни?

— Нет, насколько я знаю, — испуганно ответила Юля.

— Может быть, двойняшки рождались со стороны мужа?

— Тоже нет…

— Тогда поздравляю! Вы будете родоначальницей новой традиции — рожать по два ребенка за один раз! — пошутил врач-диагност и показал будущей маме ее детей на экране монитора. Снимков тогда еще, на стыке XX и XXI века, не делали, не то, что в наши дни, сейчас уже фотографию будущего младенца можно получить еще до его рождения.

Юля даже не знала, радоваться ей или печалиться. С одной стороны, здорово, конечно — сразу, одним махом, будут у них и мальчик, и девочка (в том, что дети родятся разнополыми, девушка почему-то нисколько не сомневалась, хотя пол будущих детей врач ей так и не сказал). А с другой стороны — кризис, порой им с мужем самим-то есть нечего. У мужа зарплату на заводе задерживают, она студентка, родители её живут в другом городе, в общем, помогать им некому, стоит рассчитывать только на себя.

К тому же, свекровь, Серафима Петровна, строгая женщина, всю жизнь проработавшая на заводе заместителем начальника цеха и привыкшая командовать, узнав о Юлиной беременности, сказала, что помогать им не намерена.

— Сами решили, сами родите, сами и будете воспитывать, — безапелляционно заявила она.

Что тут ответишь?

Это было еще до того, как Юля сходила на УЗИ. Что же будет теперь, когда мама мужа узнает, что у них будет двойня?

В раздумьях возвращалась будущая мать домой из поликлиники. «Сказать мужу или не сказать? Как он воспримет такую новость?» — вертелись мысли у нее в голове.

В конце концов, Юля решила, что надо рассказать про двойняшек. Пусть знает, что их семья скоро будет состоять не из трех человек, как они думали, ожидая первенца, а из четырех. Ровно в два раза больше, чем сейчас.

Кроме того, Юля, еще не читая в то время умных книг про женственность и прочую ерунду, которые стали так распространены в XXI веке, интуитивно чувствовала, что начинать семейную жизнь с обмана — не самый лучший путь. И была права. Это уже потом, гораздо позже, она начнет обманывать мужа и забудет о своих принципах, а сейчас она, молодая, красивая, любимая, идет домой, чтобы рассказать своему любимому мужчине о том, что скоро он станет папой двойняшек.

Кстати, раньше Юлька думала, что близнецы и двойняшки — это одно и то же. Как оказалось, совсем нет. Это разные вещи. Об этом ей рассказал доктор в поликлинике, который делал УЗИ. Бывают однояйцевые близнецы, как две капли воды похожие друг на друга. Это происходит в том случае, когда оплодотворенная яйцеклетка делится на две части, каждая из которых имеет одинаковый генный набор. Близнецы всегда одного пола — два мальчика или две девочки. Это как раз тот случай, когда даже родители не могут отличить своих детей друг от друга, как в Юлькином любимом детском фильме: Сережа Сыроежкин и его брат-близнец Электроник всех окружающих путали и выдавали себя один за другого.

А бывают двойняшки, это происходит, когда параллельно созревают две яйцеклетки или же одна яйцеклетка оплодотворяется одновременно двумя разными сперматозоидами. И тогда дети чаще всего рождаются разнополыми и похожи будут друг на друга, как обычные брат с сестрой, не более того. Юля почему-то была уверена, что у нее именно так и будет, хотя доктор и не сказал ей пол будущих детей.

Но как же сказать об этом мужу? «А ладно, подумаю об этом потом», — перефразировала Юлька слова Скарлетт из фильма «Унесенные ветром», тоже одного из ее любимых. Кстати говоря, ей нравилась в книге Маргарет Митчелл и одноименном фильме отнюдь не Скарлетт, а Мелани, жена Эшли Уилкса, в которого была влюблена главная героиня. Юлю привлекала в этой «дурнушке» ее внутренняя красота. Не всегда красавицы так светятся изнутри, как светилась Мелани. А вот фраза от Скарлетт запала в душу, хотя сама О`Хара не нравилась ей своей высокомерностью.

Вечером состоялся разговор с мужем.

— Сережа, мне надо с тобой поговорить, — начала Юля.

Видно было, что муж внутренне напрягся. Он не любил таких заявлений. С детства не любил. Хорошо еще, что супруга не сказала: «Мне надо с тобой серьезно поговорить», как это делала Сережина мама. Он тогда сразу впадал в панику, и у него опускались руки, хотя разговор порой был далеко не столь серьезен, как было заявлено, а порой вообще выеденного яйца не стоил.

— Слушаю тебя, родная. Я весь во внимании.

— Я сегодня была на УЗИ.

— И что там тебе такого сказали, что ты так расстроена? Или мне показалось?

— Тебе не показалось. Я действительно не знаю, как тебе об этом сказать, и как ты воспримешь эту новость.

— Говори уж лучше сразу, ты же знаешь, что я не люблю недомолвок, — попросил Сергей и ласково обнял жену.

— У нас будет двойня. Мальчик и девочка. Правда, об этом доктор мне не сказал, я сама придумала. Я очень хочу мальчика и девочку!

— Глупенькая! Почему ты боялась мне об этом сказать?! Я тоже очень хочу дочку! И сына хочу! — Сергей подхватил Юльку на руки и закружил по комнате. — Как я счастлив!

— Я тоже счастлива. Просто я подумала, что нам тяжело будет в финансовом плане с двумя детьми.

— Не волнуйся, милая. Я что-нибудь придумаю. Все будет хорошо.

Юлька успокоилась. Она верила Сергею. Он обязательно что-нибудь придумает, в этом она не сомневалась.

Глава третья. Серафима Петровна

Сима (так звали Серафиму Петровну в детстве) родилась через пару лет после Великой Отечественной войны. Ее мама и папа были большими тружениками. Мама, Клавдия Сергеевна, работала в колхозе, секретарем сельсовета, ее все уважали. Папа, Петр Фёдорович, был комбайнером. Когда родители поняли, что дочерям надо учиться и получать образование, они решили переехать из села в город. Старшая сестра Симы, Людмила, выучилась на врача, а сама Серафима, закончив техникум, пошла работать на завод. Постепенно трудолюбивую девушку (а она умела работать) заметили и повысили до мастера, а потом и до заместителя начальника цеха. Там же, на заводе, встретила Серафима и свою любовь.

Александр Ильич работал кузнецом. Когда впервые увидел Серафиму, статную, темноволосую, с карими глазами и пронзительным взглядом, сразу решил: «Будет моей». И стал ковать свое счастье, ухаживать за девушкой. Она ухаживаниям не препятствовала, но и надежды парню особо не давала. И все-таки Саша добился своего — Серафима стала его женой. Сыграли свадьбу, через год родился сын Володя. Мать и отец души в нем не чаяли, больше рожать Серафима не планировала, да не тут-то было. Через пару лет Сима снова забеременела, родился сын Сережа. Мальчик был чудесный, родители очень любили его и даже представить себе не могли, что его могло бы не быть. А ведь Серафима, грешным делом, хотела сделать аборт, да что-то ее остановило. Наверное, силы небесные и воля божья.

Сережа рос, взрослел, занимался спортом, в школе был активистом. В то время еще была пионерская организация, он был сначала председателем совета отряда, а потом — членом совета дружины. Даже съездил во Всесоюзный пионерский лагерь «Орленок» на Чёрном море.

Одно только беспокоило Серафиму — не было у Сережи девушки. У старшего сына Володи тоже ее не было, но Сима переживала почему-то из-за младшенького, очень уж она его любила.

Не сказать, чтобы Сережка был не очень общительным и замкнутым, скорее, наоборот, друзей у него было очень много. С девочками он тоже хорошо общался, просто, видимо, не встретил на тот момент свою одну-единственную. А потом в жизни Сережи появилась Юля.

Серафиме Петровне Юля не понравилась сразу же. Бывает любовь с первого взгляда, а бывает неприязнь. Будущая Юлина свекровь подозревала девушку во всех смертных грехах, думая, что Юлька связалась с ее сыном исключительно из-за машины и квартиры. На самом деле все было не так.

«К сожалению, свекровь не выбирают, — думала про себя Юля. — Значит, надо как-то мириться с этим и научиться жить мирно». Юля настолько любила Сережу, что готова была преодолеть любые трудности, чтобы быть рядом с ним.

Но ситуация, когда Серафима Петровна отказалась помогать им с внуком, тогда еще не зная, что их будет не один, а двое, выбила из колеи и Юльку. Она даже не знала, как теперь рассказать маме мужа об этом, поэтому предпочла, чтобы это сделал Сережа и желательно без Юлиного присутствия при разговоре. Как и предполагала молодая женщина, свекровь была не в восторге от того, что она скоро станет бабушкой двойняшек.

Глава четвертая. Родители

Юля выросла в прекрасной семье и была единственным ребенком. Мать и отец души в ней не чаяли.

Несмотря на это, эгоисткой Юля все же не выросла, хотя кое-какие негативные черты характера она приобрела, благодаря тому, что росла одна, без братьев и сестер. Она привыкла, что все внимание всегда уделяется только ей одной, и этим умело пользовалась.

Ее родители познакомились еще в медучилище, подружились и после окончания учебы сыграли свадьбу. Свадьбой это было сложно назвать, конечно, просто взяли двух друзей — папиного друга и мамину подругу, сходили в ЗАГС, расписались — вот и вся свадьба.

Юля была долгожданным ребенком.

Отец Юли, Владимир Иванович, закончил после окончания училища медицинский институт и работал спортивным врачом. Мама, Надежда Анатольевна, работала педиатром в детской поликлинике.

Каждый день осматривая чужих детей, она мечтала о том времени, когда сможет обнимать и целовать свою дочурку, а в том, что у ней будет дочка, Надя нисколько не сомневалась. Володя тоже мечтал о дочке. Бывая в командировках за границей с командой футболистов, он привозил миниатюрные детские вещи, но, увы, носить их пока было некому.

И все же чудо случилось.

По нынешним меркам рожать в 30 лет — абсолютно нормально. А тогда, в семидесятые-восьмидесятые годы прошлого века, тридцатилетние считались уже старородящими. И поэтому к Юлиной маме отношение было особое, тем более, что в тот день как раз дежурил главный врач роддома, Петр Алексеевич. Юлька родилась ночью и не сразу закричала, что испугало весь медперсонал.

Папа Юли в тот день был в очередной командировке, ему отправили на следующее утро телеграмму, что у него родилась дочь. Интернета тогда не было, социальных сетей — тем более, никто о них и не слыхал, и даже не предполагал, что такое возможно — взять и сразу же отправить фотографию новорожденного ребенка его отцу.

И начались счастливые времена детства. Родители в Юле души не чаяли, баловали ее, как только могли. Вероятно, поэтому выросла она довольно капризной девушкой. В кавалерах недостатка не было, но ей никто не нравился.

Папа как спортивный врач привил Юле любовь к спорту. Она за время своего детства успела позаниматься легкой атлетикой и плаванием, волейболом, гандболом и лыжами, поучиться в музыкальной и художественной школах. Только вот биологию и химию Юля не любила, а без этих предметов в медицинском институте никуда, поэтому от своей мечты увидеть свою дочь в белом халате врача Надежда Анатольевна отказалась, предоставив дочери самой выбирать, куда пойти учиться.

С родителями Юле повезло, так считала и она сама, и все ее друзья и подруги. Несмотря на то, что она была единственным ребенком, они не старались воспитать из дочери «маменькину» или «папенькину» дочку, и Юлька выросла вполне самостоятельной девушкой. И даже учиться в другой город мама и папа ее отпустили, хотя и переживали за нее.

А потом в ее жизни появился муж Сережа.

Глава пятая. Муж

С самого начала семейной жизни отношения Юли и Сережи складывались странно. Не так романтично, как хотелось бы молодой женщине. Несомненно, молодой муж очень любил свою жену. Но это была не та любовь, которая возникает у семейных пар спустя годы. Такой любви у них и не могло еще быть, их стаж семейной жизни был слишком мал для этого.

Юлька часто замечала на улицах счастливые семейные пары, в которых мужчина и женщина достаточно почтенного уже возраста держались за руки или оказывали друг другу еще какие-нибудь знаки внимания. И она начинала мечтать…

О том времени, когда они с Серёжей повзрослеют, состарятся бок о бок, воспитают детей и внуков и будут предоставлены целиком самим себе. «Ничего нет лучше такой красивой старости и любви, пронесенной сквозь годы, а значит, испытанной и проверенной», — думала Юля и хотела прожить свою жизнь так же, как те почтенного возраста семейные пары, встречающиеся ей на улицах иногда. Она была очень романтичной барышней. Но, к сожалению, таких пар встречалось ей не так уж и много.

— Почему так? — размышляла Юля. — Может быть, кто-то из супругов умирает, так и не дожив до старости? Или все же дело в другом, в том, что чувства угасают и очень сложно находиться в отношениях много лет?

В любом случае, ей очень хотелось разобраться и понять, почему так много свадеб и молодых парней и девушек, создающих семью, людей среднего возраста, живущих в браке, уже гораздо меньше, а к старости остаются считанные единицы семейных пар, сохранивших и любовь друг к другу, и романтику в отношениях.

Ей было интересно в этом разобраться, и она считала, что уж у них-то с Сережей все будет совсем по-другому. И в горе, и в радости — всегда вместе, и умереть в один день. Жизнь, как в сказках, которые она очень любила.

Молодой муж, выросший в семье со строгим воспитанием Серафимы Петровны и Александра Ильича, людей, проработавших всю жизнь на заводе, любивших порядок во всем, отнюдь не разделял романтичных представлений Юли о семейной жизни. Напротив, он был очень практичным человеком и считал, что жена нужна для того, чтобы заниматься хозяйством. Он любил свою избранницу, но при этом у него не было восторженных ожиданий от вступления в брак. Скорее, он хотел заботы от Юли. И детей, конечно, тоже хотел, особенно сына, чтобы было кому продолжать род Михайловых.

Он и говорить красивых слов о любви не умел. А Юля все ждала от него этих слов. В общем, семейная жизнь оказалась не такой уж сказкой, которую она себе придумала. К сожалению, часто так бывает, что наши желания не всегда совпадают с действительностью, увы. Мы рисуем себе красивую жизнь, а все оказывается гораздо прозаичнее.

Да и в материальном плане было молодой семье довольно тяжело. Конец девяностых годов, кризис. Невыплаты зарплаты, отсутствие продуктов в магазинах, высокие цены, рост курса доллара, ваучеры, зарождающийся коммерческий рынок — все это они пережили и видели своими глазами. Порой не на что было купить даже хлеба, не говоря уже о том, что будущей маме нужны были молочные продукты и мясо.

На последние оставшиеся до зарплаты деньги Сережа покупал Юле молоко и творог, не зная, когда будет следующее поступление, зарплату на заводе постоянно задерживали. А стипендия жены была настолько мала, что ее вообще хватало на то, чтобы один раз сходить в магазин за продуктами.

Сережа крутился, как мог. То на строительстве дома или бани денег заработает, то поедет в деревню и мяса привезет подешевле. Он ведь понимал, когда женился, что содержать семью придется ему, как мужчине, и что это большая ответственность. Как-то был случай, что совсем не было денег, а у Юльки упал гемоглобин, ей нужны были продукты, содержащие железо: печень, зеленые яблоки, гречка, творог. Он поехал таксовать на своей «восьмёрке», немного заработал и купил нужные продукты.

Таксовать тогда, в конце XX — начале XXI века было опасно, не то, что сейчас, когда есть диспетчерские службы такси, все под контролем, если клиент не расплачивается, таксист нажимает на кнопку «тревога» и моментально съезжается куча других водителей такси. Незадачливому клиенту остается только отдать деньги, выбора нет.

В конце лихих девяностых могли и нож к горлу приставить, и даже машины вмиг можно было лишиться. Преступность процветала. Поэтому Юля очень боялась за Сережу, когда он выезжал по вечерам поработать таксистом. Она предпочитала, чтобы он находился дома, рядом с ней, тогда ей было спокойно.

Поглаживая свой животик, в котором росли малыши, она успокаивала сама себя:

— Все будет хорошо, вот увидите, ребята.

Но все равно было неспокойно.

Радуясь тому, что скоро она будет уже не одна, а с детьми, устав ждать мужа, Юлька ложилась спать, но сна не было. Ее воображение рисовало ей страшные картины, одна ужаснее другой. Юля гнала от себя эти мысли, но они не спешили уходить, а, наоборот, приводили с собой вереницу подруг. Мобильных телефонов в те времена не было, позвонить Серёже было нельзя.

Когда муж возвращался домой, Юля обычно уже спала, понервничав и решив, что это самое лучшее, что она может сделать в данной ситуации. Посмотрев на спящую жену, Сережа заботливо укрывал ее одеялом, нежно целовал, пил чай и тоже ложился спать.

Такими были будни молодой семьи Михайловых. А по выходным они часто собирались с Юлиными друзьями-студентами, одногруппниками. Будущая молодая мать училась на инженера, в группе было большинство молодых людей, а девушек, наоборот, было мало.

Сережа был не ревнив, спокойно относился к встречам студентов, иногда даже такие встречи проходили у них дома, но чаще всего они собирались у Саши, талантливого, подающего большие надежды студента. Девушки за ним толпой бегали, а ему никто не был интересен. И только когда почти вся группа уже переженилась, он выбрал одну из Юлиных подруг, Ольгу, и женился на ней. К сожалению, карьеру инженера Александр так и не сделал. В то время модно было заниматься бизнесом, вот и он занялся. Жили Оля и Саша с родителями жены. Это и привело впоследствии к распаду их семьи.

Глава шестая. Лучшая подруга

— Эх, а позвоню-ка я Ольке, давно не виделись, — подумала Юлька и набрала номер лучшей подруги.

Ольга была худощавой шатенкой с грустным красивым лицом и огромными темными глазами, придававшими ей некоторую загадочность. Оля постоянно трудилась на нескольких работах, чтобы прокормить двоих детей, родившихся от разных мужей. Первым мужем был тот самый Сашка, подающий большие надежды студент-бизнесмен. В этом случае как раз «семейная лодка разбилась о быт», потому что, вероятнее всего, если бы молодая семья жила отдельно от родителей и хозяйство было бы свое, отдельное, все было бы по-другому. Но случилось так, как случилось.

В тот день, когда Юлька узнала о том, что Оля и Саша разводятся, она как раз пришла к подруге в гости. Увидев ее грустные глаза, Юля смекнула, что что-то произошло.

— Оль, что случилось? Ты выглядишь не самым лучшим образом. (Подруги были честны друг с другом и могли сразу, без прикрас, сказать все, что думают).

— Мы с Сашкой разводимся…

— Эх… Вино есть? Давай-ка сюда! Помнишь, как мы это делали с тобой в молодости? — подмигнув Оле, Юлька взяла лежащую недалеко шариковую ручку и стала проталкивать пробку на дно бутылки.

— Стой-стой, не так! Сломаешь, — подруга немного оживилась, вспомнив студенческие времена и то, как они ночевали у Оли дома и тайком, чтобы не разбудить родителей походом в кухню за штопором, открывали вино тем, что попадалось под руку — ручкой, кисточкой, еще чем-то достаточно длинным и тонким, чтобы пролезло в горлышко бутылки.

За бокалом вина разговор пошел легче, и Олька поведала Юльке о своей несостоявшейся семейной жизни.

— Юль, все-таки две хозяйки на одной кухне — это смертельно для молодой семьи, даже если одна из них — твоя мама, а не свекровь. Повезло тебе, что вы с Сережкой живете отдельно от родителей.

— Оль, да не переживай ты так! Будет и на твоей улице праздник! Вон у тебя какая Маринка красавица!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 432