печатная A5
435
18+
Женщина в окне

Бесплатный фрагмент - Женщина в окне

Роман

Объем:
196 стр.
Текстовый блок:
бумага офсетная 80 г/м2, печать черно-белая
Возрастное ограничение:
18+
Формат:
145×205 мм
Обложка:
мягкая
Крепление:
клей
ISBN:
978-5-4490-4180-7

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

«Господи… Что я делаю?..»

Этот вопрос Валентина задавала сегодня себе весь вечер, с того самого момента, как только начала готовиться к предстоящему свиданию. Придя с работы домой, она нервно проходила из угла в угол, то и дело поглядывая на часы. Разогретый ужин так и остался нетронутым на плите, домашние дела не лезли в голову. Мысль о том, что должно произойти сегодня вечером, не давала покоя, она волновала и мучила одновременно.

Душ, макияж, причёска… «Господи… Что я делаю?..» — флакон с любимыми духами выскользнул из рук. Как во сне, посмотрела на себя в зеркало: худенькая, стройная… Морщины ещё не тронули моложавое лицо, недавно появившиеся седые волосы закрашены, модная стрижка… Серьги с крохотными бриллиантами — подарок мужа на двадцатилетие супружеской жизни…

Валентине показалось, что отражение в зеркале — не её, и что какая-то другая женщина поправляет сейчас причёску, одёргивает платье, собирается покинуть квартиру…

Глава 1

«Кто бы мог подумать? Сорок лет, а влюбилась как девчонка. Артур… Артурчик… Откуда же ты свалился на мою голову?» — не раз повторяла себе Валентина после того, как к ним в отдел пришёл новый сотрудник. Тридцатидвухлетний высокий шатен с серыми серьёзными глазами сразу же заинтересовал женскую часть коллектива. Наблюдать за ухищрениями молоденьких коллег было забавно, и Валя незлобно посмеивалась над девчонками, явно перебарщивающими с длиной юбок и цветом волос.

Склонностью к служебному флирту Артур, отнюдь, не отличался, и женский необузданный пыл постепенно угас. Сама же Валя, напротив, всё чаще и чаще ловила себя на мысли, что этот молодой сероглазый мужчина не выходит у неё из головы. Теперь уже она сама более тщательно подбирала косметику, следила за фигурой, покупала модные вещи…

Супруг Вали, Алексей, был вечно занят своим бизнесом, и перемен этих не замечал.

Каждый вечер, ложась в постель и закрывая глаза, Валя с трепетом думала об Артуре. Она в малейших подробностях вспоминала всё, что было связано с ним: как они случайно столкнулись в дверях кабинета, как соприкоснулись их пальцы, когда он передавал ей папку с документами… Она без конца воспроизводила в мыслях его взгляд, его голос… Это было настоящее наваждение.

Какое-то время она честно пыталась бороться с собой: отгоняла беззастенчивые мысли, старалась уделять больше внимания мужу и дочери. Летняя поездка к морю, казалось, утихомирила все чувства — Валя не видела его целых два месяца. Но, когда он, в свою очередь, вернулся из отпуска и появился в отделе — загоревший, накачанный солнцем и морем, она поняла, как сильно соскучилась.

…Чувство захлестнуло с новой силой. Валентина еле сдерживала себя, чтобы по каждому поводу не обращаться к Артуру. Ревнуя его к более молодым женщинам отдела, она ужасно мучилась — этому не мешали даже угрызения совести. Сам же Артур, казалось, не замечал ни её долгих взглядов, ни нарочито заливистого смеха. Он относился к Валентине ровно уважительно, как и к остальным женщинам коллектива. Понимая, какие разговоры может вызвать её переходящая все границы симпатия к этому красивому мужчине, Валя, как могла, вуалировала свои чувства, стыдилась их и, в то же время, боялась потерять…

…Однажды, сентябрьским утром, за окнами их отдела произошла небольшая авария: паркуясь, сотрудник фирмы задел своим автомобилем стоявшее рядом чужое авто. Шум на улице привлёк внимание сотрудников, и все, как по команде, столпились у окна. С интересом наблюдая за происходящим с высоты своего роста, оказавшийся сзади Валентины Артур случайно положил руку ей на плечо. От прикосновения его ладони внутри всё замерло… Валя затылком ощущала его дыхание, спиной — тепло его тела… Не в силах справиться с собой, она незаметно подалась назад. Никто из окружающих не заметил её движения, и это этого сердце заколотилось ещё сильнее…

Стоя почти в объятиях Артура, Валентина вдруг поняла, что сдерживать себя больше не в силах… Сегодня она скажет ему всё.

…День прошёл в волнениях и терзаниях. Никогда ещё Валя не чувствовала себя такой растерянной и решительной одновременно. Она найдёт любой повод, чтобы остаться наедине с Артуром после работы. Её поведение начинает переходить границы, справляться с собой всё труднее и труднее, скоро пойдут разговоры и домыслы… Нужно что-то делать.

Выйдя когда-то замуж по любви, Валя спокойно прожила с мужем двадцать лет. Она ни разу не бросила тень на репутацию верной жены и испытывала искреннее чувство гордости за соблюдение «кодекса семейной чести». И вот теперь внутренний мир перевернулся… вот-вот перевернётся и внешний. Она решила первой сделать шаг, а дальше будь что будет. Вот сейчас закончится рабочий день, и…

Мелодия мобильного телефона Артура вернула чувство реальности. В том, что ему позвонила его жена, не было ничего необычного, но — удивительное дело — кажется, только сегодня Валя отчётливо осознала, что у молодого мужчины есть и другая жизнь, за пределами рабочего кабинета. Она совсем не думала об этом прежде, просто спешила каждое утро на работу, зная, что увидит любимый взгляд, услышит ставший дорогим голос… Рушить свою семейную жизнь она влвсе не собиралась, и какое-то время подсознательно выстраивала стену — между собой и Артуром. О его семейной жизни Валя как-то не думала, хотя знала, что он женат, и у него есть сын. Сегодняшний звонок не просто больно отозвался в сознании — он буквально отрезвил.

Ей показалось, что Артур рад звонку жены — разговаривая, он улыбался, а потом и вовсе вышел с телефоном из кабинета.

…Охвативший озноб мешал взять себя в руки… почему-то перестало хватать воздуха, и Валя машинально оттянула ворот блузки. Руки дрожали, пальцы с трудом попадали на нужные кнопки клавиатуры… Испугавшись, что её состояние заметят окружающие, она сняла со стены ключ от архива и торопливо вышла из кабинета.

Артур стоял в коридоре, и всё ещё разговаривал по телефону с женой. Задыхаясь, Валентина пулей пролетела мимо него в конец коридора, где за последней дверью находился архив фирмы. Открыв её ключом, она практически ввалилась в тихую, полутёмную, заставленную стеллажами комнату. Схватив по дороге стул, Валя прошмыгнула за один из стеллажей и, уткнувшись головой в какую-то пыльную подшивку с надписью «2006 год», разрыдалась. Отпущенные на волю слёзы ручьём стекали по щекам, оставляя за собой тёмные линии от туши; они были такими крупными, что падали на пол с громким стуком.

«Господи… Какая дура!.. Собралась признаться в любви… А дальше? Он моложе, у него семья… Ну, почему это случилось именно со мной?!»

Мысли роем вились в голове, но Валя не могла сосредоточиться ни на одной из них. Где-то, в глубине души, возникало и росло ощущение безвозвратной потери… Казалось, что разбился некий сосуд, который она, как нектаром, наполняла своей такой внезапной, но такой сладко-щемящей любовью…

За рыданиями она не услышала, как открылась дверь.

— Валентина Сергеевна… — перед ней стоял Артур. — Что с вами? У вас что-то случилось?

— Нет… То есть… да… Нет… всё хорошо, — отвернувшись, Валя вытерла лицо рукавом блузки.

— Почему вы плачете?

Боясь повернуть заплаканное лицо, она только отрицательно качнула головой. Тщательно наложенный именно для него макияж остался на рукаве блузки и в тёмных каплях слёз на полу…

Сбылась мечта идиотки… Он — рядом… Больше никого, и вряд ли кто-то войдёт… А она в таком виде.

— Валентина… Сергеевна… Может, воды? — рука молодого мужчины коснулась её плеча… Но не так, как утром… То прикосновение было случайным. Сейчас же его пальцы лишь скользнули по ткани, но Валя вдруг почувствовала прилив тепла от его руки, в душе что-то сладко замерло, захотелось щекой прижаться к его запястью… Она медленно повернула голову. Его серые глаза смотрели пронзительно, что было невозможно отвести собственный взгляд… Её уже не заботило опухшее от слёз лицо, в голове билась одна мысль — он здесь, он — рядом…

— Не нужно… — Валя слабо качнула головой. — Спасибо, Артур Владимирович… Ничего не нужно…

Мужчина кивнул и, повернувшись, направился к выходу. Валентине вдруг показалось, что, если он сейчас уйдёт, она никогда больше его не увидит. Захотелось броситься следом, обнять, прижаться всем телом.

Его рука дотронулась до дверной ручки.

— Артур! — Он мгновенно обернулся. — Артур… Я соврала вам… У меня, действительно, случилось…

Он медленно подошёл к ней, будто зная, о чём она сейчас скажет. Валентина поднялась со стула, еле сдерживая себя, чтобы не броситься к нему на шею. Артур молча стоял перед ней, внимательно глядя в её заплаканные глаза.

Валя тоже молчала. Душа кричала слова любви и признаний, но какая-то неведомая сила удерживала их внутри, не давала вырваться наружу. Артур прервал затянувшуюся паузу:

— Валентина Сергеевна… — сглотнув, он начал странно низким голосом. — Мне кажется, вам трудно говорить… Давайте, сделаем так. Вы ещё немного тут побудьте. Успокойтесь… А потом вернётесь в кабинет. Если что, я вас прикрою, скажу, что отлучились ненадолго. Я уверен, что всё у вас уладится. Знаете, у меня тоже бывают разные периоды в жизни. То на работе, то дома проблемы… — Он снова замолчал на какое-то время. Потом, как бы тщательно подбирая слова, тяжело произнёс: — Может, мне просто повезло… У меня хорошая жена… Мы любим друг друга…

Закрыв глаза, Валя едва пошевелила пересохшими в миг губами:

— Да, конечно, Артур Владимирович… Вы идите. Я скоро вернусь.

Услышав щелчок двери, совершенно обессиленная, рухнула на стул. Слёз уже не было, было опустошение. Она долго сидела, глядя в одну точку.

«Он всё давно знал. А сегодня дал понять, что «идите вы, Валентина Сергеевна, на все четыре стороны… Я жену люблю».

Вернувшись в кабинет, Валентина юркнула за свой стол и уткнулась в монитор. Остаток дня прошёл как в тумане. Кто-то звонил, она машинально отвечала. После работы долго не могла заставить себя идти домой — бродила по улице, пока не позвонила дочь. Дома сказала, что заболела и, завернувшись в плед, пролежала весь вечер возле телевизора.

Обессиленная после сегодняшних событий, она почти уже дремала, когда зазвонил телефон. Судя по высветившемуся номеру, звонила подруга Татьяна, и Валя нехотя сняла трубку. Она не ошиблась в своих предположениях — на том конце послышались громкие всхлипывания. Захлёбываясь слезами, подруга сообщила, что застукала мужа с любовницей, и не где-нибудь, а у себя дома, неожиданно вернувшись с работы.

С Татьяной они дружили с детства, и мужа Таниного Валя знала очень хорошо. Любитель гульнуть на стороне, Костик время от времени доставлял жене страдания. Татьяна не один раз подавала на развод, уходила к родителям, выгоняла Костика, но при любом сценарии, в конце концов, всегда его прощала. Валя жалела подругу, ведь её собственная семейная жизнь была ровной: муж достался хоть и немного занудный, но непьющий и предприимчивый. Он всегда много работал, Валю не обижал и любил. Женщины всегда делились своими проблемами и знали друг о друге почти всё. Пожалуй, впервые в жизни Валя скрыла от подруги свою тайну…

С трудом выслушав Татьяну, Валя сказала пару дежурных фраз и пообещала завтра нанести ей визит, благо была суббота — выходной. Приняв успокоительное, снова легла и наконец-то забылась сном. Муж и дочь, стараясь не шуметь, ушли на кухню пить чай вдвоём.

…На следующий день, как и обещала, Валя отправилась к Татьяне домой. Выслушав все подробности семейного конфликта, она впервые не знала, что сказать подруге. Ещё пару дней назад она сама была готова рассказать об Артуре — Танька была единственным человеком, которому Валя могла доверить свою тайну. И вот теперь, благодаря Костику, она была вынуждена промолчать. Рассказать о роли несостоявшейся любовницы чужого мужа обманутой подруге — ничего более глупого придумать было нельзя…

Бутылка вина была почти выпита, и захмелевшая Танька ещё пуще жаловалась на Костика. Его новую «даму сердца» она застукала в прихожей. Вразумительного объяснения визиту незнакомки добиться не удалось, поэтому сомнений в совершённом адюльтере не оставалось. Напрасно Костик размахивал руками и доказывал невинность ситуации. В качестве аргумента он даже предъявил Татьяне идеально заправленную супружескую постель без признаков совершённой на ней измены. Но, зная Костика, та отказывалась верить даже очевидному.

«Ну, какой страховой агент в наше время?! Они уже давно не ходят по квартирам, этот гад всё придумал. Просто его очередная шлюха!» — ревела в голос Татьяна.

«А я даже поплакаться никому не могу», — согласно кивая, думала про себя Валентина. Она вдруг поймала себя на мысли, что завидует Татьяне. Неважно, каким был Костик — у них всё прозрачно. Вот Таня — верная жена, вот он — гулящий муж. Что бы ни случилось, у неё есть возможность вот так — просто — выреветься, выкричаться, выгнать Костика, обругать, а потом простить и помириться. Всё понятно и известно заранее.

Валина ситуация казалась намного сложнее. Положительный муж, чувства к которому незаслуженно остыли, и чужой женатый мужчина, которого она безответно любит. Жаловаться на одного — нет причин. Жаловаться на другого — нет прав. И собственная, рвущаяся на кусочки, душа… Никто не пожалеет. Никто не поймёт.

Нытьё подруги начинало раздражать, и Валя, в несвойственной ей манере, резко оборвала монолог:

— Да брось ты этого козла, и всё.

Слёзы мгновенно высохли. Замолчав, Татьяна подняла изумлённый взгляд: так Валентина с ней ещё никогда не разговаривала.

— Как это — брось?..

— Да очень просто. Выгнала, и подала заявление на развод.

Предложение явно застало врасплох. Танька растерянно хлопала глазами:

— Валь… Ты же знаешь, я пробовала… Всё равно тянет… Понимаешь, ну люблю я его…

— А ты возьми, и сама влюбись в кого-нибудь. В сорок лет жизнь только начинается, слыхала такую истину?

Голос Валентины неожиданно стал холодным и резким. Татьяна хлопала глазами и не узнавала свою верную подругу.

— Ну, ты даёшь… как это — влюбиться? В кого?

— Мало, что ли, мужиков? — сердито произнесла Валентина.

— Мужиков-то много. Да к сорока годам они все как-то женатыми оказываются.

— Захочешь — отобьёшь… Ладно, подруга… засиделась я. Пойду. Прости, Тань. Ничего утешительного тебе сказать не могу. Пока…

Ничего не понимающая Татьяна удивлённо проводила её глазами:

— Пока…

Придя в понедельник на работу, Валя с головой погрузилась в накопившиеся проблемы. Она старалась не смотреть в сторону Артура, вела себя вполне непринуждённо. В конце концов, она будет видеть его каждый день, разговаривать, встречаться на корпоративных вечеринках. В душе она была даже благодарна ему за то, что он помог ей деликатно выйти из сложившейся ситуации. Признания не были озвучены, ей не пришлось выслушивать утешительные слова о том, что «всё будет хорошо». Вины перед мужем и дочерью тоже не было… Татьяну она, в конце концов, поддержит…

«Что ж… не самый худший вариант развития событий».

Глава 2

Так прошло несколько недель. В октябре стало известно, что двоих сотрудников отдела посылают на учёбу в Германию — одним из них оказался Артур. Узнав об этом, Валя загрустила… Как ни боролась она со своим чувством, а оно не отпускало. Смирившись с неразделённой любовью, она была рада ежедневным встречам с дорогим ей человеком. Мысль о том, что она увидит Артура целых два месяца, удручала, и Валентине стоило больших трудов не показывать своего поникшего настроения.

В середине октября Артур уехал. Потекли серые, однообразные дни; Вале казалось, что их рабочий кабинет осиротел. Она часто думала об Артуре — где он сейчас? Как проводит дни, а, главное, вечера? Неужели и там хранит верность жене?

Жену Артура Валя никогда не видела. Интересно, какая она? Блондинка?.. Брюнетка?.. А сын — на кого похож?.. Счастливые… Они могут звонить ему каждый день, слышать его голос, говорить дорогие слова. У Вали ничего такого не было. Единственное утешение — собственная дочь, но у восемнадцатилетней девушки недавно появился любимый парень, и она вечера напролёт проводила вместе с ним. Валя понимающе улыбалась, когда, придя за полночь, Ксюшка виновато висла у неё на плече. Отношения у них были доверительные, Валя очень любила Ксюшу и многое ей прощала. Отец снисходительно посматривал на их женские заговоры и полностью доверял обеим.

…В начале декабря ожидали комиссию из вышестоящей организации, и по этому поводу на работе был аврал. Готовились документы, подчищались отчёты, сотрудники по делу и без дела тревожили партнёров и, как всегда, теряли нужные бумаги. Один такой документ, утерянный в спешке, был составлен Артуром. Восстановить данные без его помощи никто не смог, и Валентину вызвали на ковёр. Вне себя от гнева, начальник отдела кричал и топал ногами, и ей пришлось торжественно пообещать, что нужная бумага будет найдена, во что бы то ни стало.

Связь с Артуром у начальника была, но Вале даже в голову не пришло попросить у того номер телефона. Узнав домашний Артура, она позвонила его жене и, объяснив ситуацию, попросила срочно связаться с супругом. Голос молодой женщины показался резким и неприятным… Оставив свои данные для связи, Валя взволнованно положила трубку. Она снова постеснялась попросить номер мобильного Артура там, в Германии, хотя таким образом решить все проблемы было бы гораздо проще.

…Звонок раздался ночью, и Валя каким-то десятым чувством, сквозь сон, поняла, кто звонит. Моментально проснувшись, она взяла телефон — это, действительно, был Артур. Их разговор длился не более пяти минут, и они показались ей сущим мгновением… Окончив разговор, она ещё какое-то время стояла с телефоном в руке, как будто надеялась снова услышать звонок, но вопрос был утрясён, и телефон молчал. Неожиданно охватившее радостное волнение не покидало весь следующий день; голос Артура стоял в ушах, и Валя снова и снова прокручивала их короткий разговор, пытаясь в кусочках его интонаций найти какие-то особые, лишь для неё предназначенные нотки… Увы… Ничего личного уловить не удалось.

…Но волнение не проходило. Валя смотрела на пустой рабочий стол Артура и думала только об одном: он скоро приедет! Очень скоро…

…Он вернулся незадолго до Нового Года. Отдел радостно гудел, встречая командированных. В числе прочих, Валентина шутила и смеялась, не боясь осуждения: она была на седьмом небе от счастья! В общей массе положительных эмоций её особую радость никто просто не заметил.

…В обеденный перерыв вернувшиеся проставлялись. Запершись в кабинете изнутри, накрыли стол, разлили по чайным чашкам дорогое сухое вино. Раскрасневшаяся Валентина с юмором рассказывала, как ей удалось с помощью Артура восстановить утерянный документ. Артур, в свою очередь, дополнял её рассказ шутливыми репликами и гримасами, изображая рассвирепевшего начальника. Все смеялись над их рассказом, и на какое-то время Валя и Артур стали центром всеобщего внимания. Они перебивали друг друга, дёргали за руки, и в какой-то момент Артур машинально приобнял Валентину, назвал её по имени и на «ты»…

К сожалению, обеденный перерыв быстро пролетел. Нехотя погрузившись в работу, Валя не поднимала глаз от компьютера. Внезапно она почувствовала на себе чей-то взгляд… Повернув голову, невольно вздрогнула: Артур пристально смотрел на неё своими серыми глазами…

***

Приближался Новый Год. На традиционный корпоратив, который было решено провести после рабочего дня, Валентина опоздала: ей пришлось срочно съездить в банк, поэтому, когда она пришла, все уже сидели за накрытыми в кабинете столами.

— Валентина Сергеевна, идите сюда, здесь свободно! — махнул рукой Артур. Валя быстро прошла к свободному месту и уселась рядом с ним. Все уже успели выпить и «по первой», и «по второй», поэтому за столом было довольно шумно. Приглашённые Дед Мороз и Снегурочка забавляли сотрудников, и Валентина, чокаясь штрафным бокалом, едва успевала отвечать на поздравления коллег.

— Я боялся, что ты не придёшь…

Голос Артура тонул в общем шуме, и Валя едва расслышала его слова.

— Что? — удивлённо обернувшись, переспросила она.

— Я боялся, что ты не придёшь.

От неожиданности лицо покрылось пунцовым румянцем. Сердце заколотилось, готовое вот-вот выпрыгнуть из грудной клетки… Не зная что ответить, Валя смолчала в ответ. Артур тоже больше ничего не говорил. Он весь вечер шутил, участвовал в играх, приглашал на танец других сотрудниц. Казалось, он совершенно не замечал Валентину. В разгар банкета она неожиданно выскользнула из-за стола и вышла в коридор. Окно в конце коридора было приоткрыто — время от времени народ выходил к нему покурить, и Валя направилась туда, чтобы глотнуть морозного воздуха. Голова слегка кружилась, и она подставила лицо под холодный поток. Кто-то тихо подошёл сзади… Тёплые, ласковые руки легли ей на плечи, скользнули вниз…

…Обернувшись, она подняла глаза… Артур стоял так близко, что ей показалось, что она слышит стук его сердца. Его ладонь нежно скользнула по её щеке… Совершенно не заботясь о том, что кто-то может выйти из кабинета, Валя перехватила его руку, прижала её ещё крепче… Она даже не заметила, как другой рукой он неожиданно вынул из кармана ключи…

Открыв дверь архивной комнаты, он за руку увлёк Валентину в темноту… Теперь она чувствовала только его руки и губы — казалось, что всё ей тело теперь в их власти. В какой-то момент Вале показалось, что она теряет сознание… Они долго целовались в темноте, не говоря ни слова. Мужские крепкие руки скользили по женскому телу всё откровеннее, и в какой-то момент Валя поняла, что ещё чуть-чуть, и они перейдут все границы. Шепнув «нет», она усилием воли высвободилась из объятий Артура и стремительно выбежала из кабинета. Она и сама не понимала своего поступка. Сладкое, щемящее чувство не покидало её, пока она быстро шла по коридору, на ходу поправляя блузку.

Остановившись возле кабинета, Валя вдруг отчётливо поняла, что не сможет сейчас туда вернуться, как ни в чём не бывало. Оглянувшись, застыла в ожидании: закрыв архив, Артур шёл следом.

— Почему ты убежала? Я ждал, что ты вернёшься… — его голос звучал как-то глухо, было заметно, что он с трудом справляется с охватившим его чувственным волнением.

— Не знаю…

— Ты чего-то испугалась? — В полутёмном коридоре он пристально вглядывался в её глаза…

— Да, наверное…

— Чего же?

— Не знаю… Возможно, себя… — Невольно сглотнув, Валя заговорила как-то нервно. — Артур, мне сейчас нужно уйти… Только ты ни о чём не спрашивай, ладно?.. Возвращайся к ребятам.

— Валя, подожди! — он попытался удержать её за руку, но Валентина, покачав головой, высвободилась. Глядя ему в глаза, она неуверенно отступила назад, но потом резко развернулась и быстро пошла прочь.

Зайдя в соседний кабинет, где была сложена верхняя одежда, Валентина быстро накинула шубку и, ни с кем не попрощавшись, торопливо вышла на улицу. Где-то в глубине души она ожидала, что Артур пойдёт за ней следом, но этого не произошло. Оказавшись дома, она была искренне рада тому, что муж ещё не вернулся со своего банкета. После того, что произошло сегодня на вечеринке, Валя не знала, как посмотрит Алексею в глаза. Лёжа в постели, она долго не могла уснуть… Вспоминая сегодняшний вечер, она не могла отделаться от мысли, что зря сбежала от Артура…

…Алексей, который тоже отмечал со своими сотрудниками наступающий Новый Год, вернулся за полночь, довольно пьяный и весёлый. Едва раздевшись, он прошёл в спальню и рухнул рядом с ней на кровать. Такое состояние для малопьющего супруга было несвойственным, но Валя была рада, что он быстро уснул, по крайней мере, ей не пришлось ничего врать. Она продолжала мысленно перебирать события сегодняшнего вечера, и внутри что-то сладко замирало, волной подкатывало вверх — совсем как в юности… Ей казалось, что она до сих пор чувствует руки Артура на своём теле, его губы, его дыхание… Было немного странным, что за весь вечер они так и не сказали друг другу ничего важного, обменявшись лишь парой реплик.

«Его руки и губы сказали за него всё…» — с этой мыслью она провалилась в глубокий сон.

Проснулась Валентина в прекрасном настроении. Артур любит её, в этом нет никаких сомнений!..

«Я боялся, что ты не придёшь», — эту фразу она снова и снова прокручивала в голове, упиваясь каждой ноткой голоса, которым произнёс её Артур… В кухне муж виновато пил кофе. Валентине вдруг стало легко. «Господи… Ну, целовались… Больше ничего ведь не было. Значит, ничего страшного и не произошло».

Завтра она снова увидит Артура, и они обязательно поговорят, им есть, что сказать друг другу! О том, что будет дальше, Валя не задумывалась, ведь самое главное — их чувства взаимны…. Удивительно, но мыслей о физической близости не было вовсе. Валя боялась даже думать о ней, восемь лет разницы в возрасте — дело серьёзное. Скромная от природы, Валентина никогда не старалась покорять мужчин, ей это было совсем не нужно. Даже сейчас, когда их чувства с Артуром оказались взаимными, она совершенно не знала, что делать с ними дальше.

Возраст… Валя была довольно привлекательной женщиной: синеглазой, с тёмно-каштановыми вьющимися волосами, стройной фигурой. Мужчинам она, несомненно, нравилась, но строгость в общении отпугивала, и никто из потенциальных ухажёров так и не решался на первый шаг. Впрочем, саму Валентину это не волновало. Однажды выйдя замуж, она считала, что пройден определённый рубеж, за которым существует только тихая семейная жизнь, которой она и жила все двадцать лет. Свалившаяся на голову любовь к другому мужчине была абсолютно нежданной. Её нельзя было назвать платонической, но, в то же самое время, мысль о постели вовсе не преследовала.

…Приготовив обед, Валя решила съездить к Татьяне. Они почти не виделись с тех пор, как в семье подруги произошёл конфликт и Валя испытывала чувство неловкости. Как ни крути, она бросила Таньку один на один с проблемой.

Купив торт, она взяла такси и отправилась в гости. Судя по тому, что Костик открыл ей дверь в фартуке, надетом поверх трусов, примирение супругов в очередной раз состоялось. Заботливо налив женщинам кофе, Костик вместе с младшим сыном отправились в магазин покупать новогоднюю ёлку. Озвучив последний наказ, Татьяна закрыла за ними дверь и вернулась на кухню.

— Старается? — улыбнулась Валентина, имея в виду Костика. — Грехи замаливает?

— Шуршит как электровеник. Теперь полгода можно спать спокойно, залётов не будет.

— А потом? — Валя медленно помешивала ложечкой кофе.

— Потом?.. — Татьяна опустила голову, — «потом» будет потом… Знаешь, Валь, не хочу я сейчас думать про «потом». Ты же знаешь, сколько крови он из меня выпил… Ни одной юбки не пропустил, и это я ещё не всё знаю. А приползает ко мне, прощения просит, на коленях стоит… Сколько раз я на развод подавала, к родителям уезжала… Так он же меня потом везде находил, умолял вернуться! И ведь так убедительно кается, что не поверить невозможно. Прощала… А через какое-то время — опять… То на работе задержался, то друга в больницу увозил, то вдруг улицу ночью внезапно оцепили — не мог домой пройти… В общем, репертуар не меняется.

— Тань, а ты смогла бы изменить Костику? — неожиданно для самой себя спросила Валентина и мысленно приготовилась к возмущённому протесту подруги. Но, к её удивлению, Таня молчала. Обводя ложечкой рисунок на скатерти, она едва заметно улыбалась уголком губ.

— Было дело… — наконец, произнесла она. — Удивляешься? Вот и я себе удивилась… Но… если ему — можно, почему мне-то нельзя?

— Когда?! — Валя не могла поверить своим ушам. Танька, верная, преданная, вечно вылавливающая своего непутёвого Костика из чужих постелей, и вдруг…

— Давно. Очень давно. После того, как он первый раз загулял. Я молодая была, хотела отомстить. Думала, потом легче будет…

— Ну, и?.. Стало легче?

— Нет, конечно. С тех пор с камнем на душе так и живу. И Костика простила тогда из чувства вины… И всю жизнь прощаю…

— Тань… А Костик-то хоть не знает?

— Не знает. Однажды, сдуру, чуть было не покаялась. Не могла больше в себе носить. В последний момент испугалась… Ладно бы по любви произошло, может, проще было бы… А то — просто так, назло…

— А… кто он? Если не секрет…

— Секрет… Валь, не обижайся… Не хочу об этом вспоминать. Об этом вообще никто не знает. Тебе единственной рассказала.

Валентина понимающе кивнула.

— Тань… Ну, может, это и не измена была… Раз без любви…

— Не знаю… Я себя тоже так успокаивала.

Женщины замолчали, думая каждая о своём. Следующие полтора часа прошли в отвлечённых разговорах.

Щёлкнул замок, и в квартиру ввалился счастливый, заснеженный Костик, держа в руках сумки и коробки. Решив, что не стоит мешать семейной идиллии, Валя засобиралась домой. Второй раз она хотела рассказать подруге об Артуре и второй раз не повернулся язык. Откровения Татьяны привели её в замешательство. И ведь молчала столько лет!

«Да… И между близкими подругами бывают секреты, — спускаясь по лестнице, подумала Валя. — Скорее бы наступил понедельник!»

Глава 3

В понедельник Валя летела на работу как на крыльях. Предстоящая встреча с Артуром отодвинула на задний план предновогоднюю радостную суету. Подходя к зданию офиса, она почти столкнулась с ним, выходящим из дверей на улицу.

— Здравствуйте, Валентина Сергеевна, — улыбаясь, произнёс Артур.

— Здравствуйте, Артур Владимирович! — ответная улыбка озарила лицо Валентины. Они остановились у входа. Глядя в его серые, пронзительные глаза, Валя светилась от счастья.

— Я ждал тебя.

— Ты мог позвонить, ведь у тебя есть мой номер…

— Я не хотел ставить тебя в неловкое положение… Вдруг, рядом кто-то из домашних…

— А я ждала…

Он галантным жестом открыл перед ней входную дверь. Оказавшись в небольшом прозрачном тамбуре, успел шепнуть:

— Сегодня я целый день работаю в архиве.

Неожиданно смутившись, Валя почему-то промолчала.

Просидев какое-то время в волнительном ожидании у монитора, она не вытерпела и отчаянно выскользнула из кабинета. Зайдя нарочно в соседний отдел по пустяковому поводу, пробыла там несколько минут и снова вышла. Коридор был пуст… Не оглядываясь, торопливо просеменила к архиву. Возле самой двери дико забилось сердце… Закусив губу, бесшумно толкнула ручку…

…Артур у стола разбирал какие-то папки с документами. Несколько секунд Валя молча любовалась мужчиной, пока он сам не поднял на неё взгляд. Они стояли друг напротив друга, будто стесняясь дневного света. Валентина первой решилась сделать шаг и… тут же оказалась в крепких, но удивительно ласковых объятиях. Они снова долго целовались в душной, заваленной бумагами комнате, пока в коридоре не послышались чьи-то голоса. Испуганно отпрянув, Валя поспешила поправить причёску, одёрнула свитер.

— Мне нужно идти… — виновато улыбаясь, прошептала она.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.