электронная
200
печатная A5
507
18+
Жатва — XI

Бесплатный фрагмент - Жатва — XI

Сутяга и дед

Объем:
186 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0051-0665-0
электронная
от 200
печатная A5
от 507

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ФУТУРОПЕРФЕКТНЫЙ ОТЧЁТ О МОЕЙ ЖИЗНИ В ПРОШЛОМ И БУДУЩЕМ С КАРТИНКАМИ И ПОДРОБНОСТЯМИ


Юридическое образование, полученное автором в период его депутатства, помогло ему выигрывать все дела против налоговой инспекции, но преодолеть телефонное право в процессе о доплатах к пенсии, положенных депутатам Ленсовета XXI созыва, он не смог, как и все его бывшие коллеги. В жизни автора произошло важнейшее событие — его сын, наконец, женился и подарил ему внука, а вместе с ним массу разных эмоций и хлопот. Ещё один перелом в его жизни — покуда ещё успешная борьба со страшной болезнью.

КНИГА XI. СУТЯГА И ДЕД

Запись 19

19.1. Закон, что дышло

Испокон веков поколения уходили волнами. В 1941 и 1942 годах умерли оба моих деда, не дождавшись моего появления на свет. В 1969 и 1977 — ушли мои бабушки. В 1983 году — отец, который был на 17 лет старше мамы, а она умерла как раз через 20 лет. В те же двухтысячные годы — Тамарины родители, которым Бог дал долгую жизнь: тестю 92 года, а тёще — 89 лет. Елагин, который был моложе моей мамы на 6 лет, и умер через 8 лет после мамы. Так что если тебе уже 70, не стоит рассчитывать на вечность: впереди остался от силы десяток лет, а если ты ещё относительно здоров, то жди болезнь в любой момент. Это естественно, и к этому каждый человек должен быть готов. Страшно умереть в полном одиночестве. Ещё страшнее — внезапная болезнь и смерть до этой роковой цифры 70.

Вообще человек — одно из самых долгоживущих существ на Земле. Из млекопитающих, пожалуй, самое долгоиграющее. Даже огромные киты и слоны живут меньше, а сколько же им надо съесть еды, чтобы вырасти до таких размеров? Недаром само славянское название — «чело» и «век» — говорит о том, что его отличительными признаками являются разум, заключённый в «челе», т.е. во лбу, и долгая жизнь длиною в век. Интересно, зачем нам дано так долго коптить небо? Ведь с точки зрения эволюции — нарожал достаточное для продолжения рода количество детей, и пора в ящик. К тридцати годам любой человек может родить десяток продолжателей рода, а то и больше. Зачем же роду кормить и защищать бесполезных стариков, тащить такую обузу ещё два поколения?

Думаю, что здесь теория естественного отбора не работает. Определённо, такая относительно длинная жизнь дана нам для передачи культурных навыков. Пока папы охотились на мамонтов, а мамы рожали, кормили и поддерживали огонь в пещере, бабки и дедки учили подрастающее поколение, передавали ему веками накопленный опыт жизни. Без них мы так бы и остались первобытными дикарями. Вот в чём смысл нашего долгожительства, и в этом — призвание дедушек и бабушек! Растём и взрослеем мы тоже необычайно долго. Почему? Да потому же — надо очень многое перенять у предков, чтобы стать полноценным человеком. К 18 годам мы только начинаем взрослую жизнь, а редкий лев — царь зверей — доживает до такого возраста.

И мне что-то трудно поверить, что эволюция могла за относительно короткий срок существования человека разумного, способного передавать свой культурный опыт, так изменить его биологическую природу, что он стал способен жить в три раза больше, чем нужно для продолжения рода. Без Творца тут не обошлось. Очевидно, Творцом нам дано именно такое количество лет жизни на этой Земле, чтобы успеть родить сына, построить дом и посадить дерево, а на излёте, как подарок судьбы, успеть поняньчить внучат.

А теперь наши не так уж и далёкие потомки детей не рожают, домов не строят, а живут, как наши пращуры, в пещерах, правда, в виртуальной реальности. И деревья не сажают — им просто негде расти. В чём же тогда смысл жизни? Вечный вопрос, и в моё время на него отвечали по-разному: в удовольствиях, в творчестве, во власти, — и только самые уж простые люди говорили — в детях.

Сейчас, в этом жутковатом застывшем будущем я точно узнал — да, именно в рождении детей смысл всего живого, в том числе и человека. Недаром Бог сопроводил процесс зачатия детей такими приятными ощущениями, чтобы даже самые гнусные эгоисты невольно, поддаваясь соблазну, плодили детей. Рождение ребёнка — это же чудо, впрочем, такое же, как и запрограммированная в нас смерть. Скажете: бессмертие — тоже чудо. Но ведь и камни бессмертны: существуют в неизменном виде миллиарды лет, но именно существуют, а не живут. Жить — это значит творить чудо рождения новой жизни, подражая самому Творцу.

В таких размышлениях подошло время обеда, и я с нетерпением ждал появления пресловутой графини Дурново. На моё удивление передо мной предстала хрупкая, нежная блондинка.

— Министр юстиции, графиня Дурново, Ваше Величество, — проговорила она тихим голосом, и мы сели за стол. Памятуя, что о делах за обеденным столом говорить не подобает, я спросил:

— Ну, как там Ваши паучки?

— Ах, Вы всё уже знаете, Ваше Величество, — смутилась она. — Паучки — хорошо, плетут свои сети, выводят паучат. Они такие милые!

— Я слышала, что они вырастают у Вас до больших размеров, — продолжил я.

— Да, например, у меня есть паук-птицеед с телом, как у откормленного кота, а с ногами — больше метра, — похвасталась она.

— А чем же Вы его кормите? — удивился я.

— Да этими самыми котами, — опустив глаза, сообщила графиня. Я ужаснулся:

— Откуда же коты?

— Многие мужики сдают старых котов на усыпление — неохота возиться в тесноте с больными животными. А я их и беру живыми для моего паучка. Недавно вот казнённая — как Вы её называли? — да, Снежана, приносила кошку, у неё от мужа сбежавшего осталась. Так что мой паук, так сказать, санитар трущоб, — проговорила графиня с гордостью.

«Бедная Пузя!», — подумал я. Аппетит у меня пропал, я встал и предложил пройти в кабинет.

— Расскажите, графиня, о системе права в нашей империи, — скучным голосом предложил я. — Ведь у нас нет Конституции?

— Упаси Боже, Ваше Величество! — она перекрестилась. — Мать Севера правит единолично. Любой её указ — закон для подданных. Сборник этих указов — это и есть Свод Законов нашей Священной империи. Задача нашего министерства, наших юристов — классифицировать и систематизировать указы императрицы, чтобы их было удобно применять судам в аналогичных случаях, и чтобы они не противоречили друг другу. Последнее особенно трудно.

Но на этот счёт у нас есть так называемое правило запятой, утверждённое, конечно, указом императрицы. Оно гласит, что в Своде законов все указы печатаются без знаков препинания, и суд может на основании рассмотрения существа дела самостоятельно расставлять эти знаки. Например, в Своде указано: «Казнить нельзя помиловать». Это можно трактовать и как «Казнить, нельзя помиловать», и как «Казнить нельзя, помиловать». Это очень мудро, поверьте, тем более, что грамотность наших юристов до сих пор хромает.

Приговоры в судах также зачитываются, конечно, в цифровом виде для восприятия чипами специальным автоматом монотонным голосом, чтобы нельзя было определить, где какие знаки препинания должны стоять. А что делать с осуждёнными — это дело системы исполнения наказаний, находящейся лично под моим управлением, а я всегда выполняю волю Вашего Величества, тем более что императрица соблаговолила всегда в особо важных делах спрашивать указаний Вашего Величества, — ласково промолвила графиня.

— Понятно, это что-то мне напоминает, — задумчиво процедил я. — Закон, что дышло, куда повернёшь, туда и вышло! И какие же преступления в нашей империи самые распространённые?

— Воруют, Ваше Величество, все воруют. Что охраняют, то и имеют, — посетовала графиня. — Мы для острастки, конечно, некоторых вылавливаем и судим, но со всеми не справиться. Суды и так перегружены, хоть ликвидируй всех поголовно!

— А политические у нас есть? — я взял графиню за руку и посмотрел в глаза.

— Нет, никого, Ваше Величество. У нас никакой политики нет. Есть навечно установленный порядок, и с этим единодушно согласен весь народ. Бывает, появляются смутьяны, в основном, мужики, мутят воду, так мы их судим за шпионаж в пользу Запада или Востока — и в расход. А чтобы какая дворянка пошла на это — такого не было, — испуганно проговорила графиня. Я спросил:

— И какие же наказания предусмотрены, кроме ликвидации?

— Исправительные работы на разные сроки — от 10 до 300 лет или пожизненного, связанные с повышенным риском для жизни. Например, для дворянок — в младший командный состав пограничных войск. Это очень гуманно — ведь в командиры! — заулыбалась она. — С другой стороны, в армии не пофилонишь и никуда не сбежишь. За дезертирство — ликвидация. И с врагами приходится бороться изо всех сил: ты не убьёшь — так убьют тебя. Так что у нас тюрем нет, на то есть армия, — графиня важно подняла пальчик.

— Есть ли в такой системе справедливость, то есть гарантия того, что виновные будут наказаны, а невинные защищены? — спросил я.

— Справедливость — не юридическое понятие, Ваше Величество. Она всегда относительна, для одних справедливо одно, для других — иное. Для нас всегда справедливо то, что в интересах империи, то есть в интересах Вашего Величества. Вот по таким высоким критериям мы и определяем, что справедливо, а что нет, без всякого юридического крючкотворства. Если кто-то проворовался, но в целом верен Вашему Величеству, то ему можно многое простить, и это справедливо. А вот изменники, даже если они только задумали изменить, но ничего ещё не предприняли, достойны высшей кары уже за свои мыслишки, — гневно заключила она.

— А Снежану не жалко? — внезапно спросил я, глядя ей в глаза. Она вспыхнула:

— Нет, эту дрянь не жалко!

Я продолжал её пытать:

— И Ника не жалко?

Она цинично оскалилась:

— И этого недоноска не жалко!

— Ты же, небось, попробовала его крови?

Миловидная блондинка-графиня хищно, по-волчьи облизнулась:

— А как же? Я предпочитаю кровь настоящих мужчин, а не клонов. У клонов она уж очень солёная, а у Ника была сладенькая.

— Ты, оказывается не просто вамп, а настоящий вампир-гурман! Да… А может быть, в интересах империи надо было его сохранить? — спросил я ехидно.

— Он сам себя казнил, Ваше Величество. Умер при попытке к бегству. Разрешите откланяться? — она сделала глубокий книксен и вся в красных пятнах удалилась. Я понял, что приобрёл тайного врага. Зачем я её прижал? Не знаю, из вредности. Или из чувства справедливости?

В задумчивости я листал следующие новости:


— Ядерный взрыв в подземном Нью-Йорке. Ответственность взяла на себя ранее неизвестная организация «Меч Аллаха»;

— Нью-Йорк полностью разрушен, погибло не менее 20 миллионов человек;

— Расследование показало, что членами организации «Меч Аллаха» были гражданки Запада, военнослужащие на границе Запада и Юга, имевшие тайные брачные связи с мужчинами, проникшими в пустыни Австралии с Зондских островов во время великого землетрясения. Численность организации — около 200 женщин;

— Каждая из членов организации «Меч Аллаха», имевшая доступ к ядерному оружию, под видом отбраковки похитила с военных складов в Австралии какой-либо, согласованный с другими членами элемент ядерного заряда и привезла его в Нью-Йорк. Там все они собрали ядерную бомбу из элементов и подорвали её.


Ну, как это? Эти западные женщины, наверное, сильно любили своих южных мужиков, раз пошли ради них на самоубийство и на убийство миллионов людей. Любовь породила зверство? Ох, не та это любовь, о которой говорил Иисус!

И воскликнул он сильно,

звонким голосом говоря:

Пал, пал Вавилон, великая блудница,

сделался жилищем бесов

и пристанищем всякому нечистому духу,

пристанищем всякой нечистой

и отвратительной птице;

ибо яростным вином блудодеяния своего

она напоила все народы.

И цари земные блудодействовали с нею,

и купцы земные разбогатели

от великой роскоши её…

За то в один день придут на неё казни,

смерть, и плач, и голод,

и будет сожжена огнём.

(Апокалипсис. Гл.18 п.п. 2, 3, 8)


Но разве любовь земная когда-нибудь была гармоничной? Нет, это самообман, вот тебе доказательство даже из моего любимого дневника:

4. РАЗОБЛАЧЕНИЕ. ТЕРИОКИ

«20 Iюля. Я ела за семерыхъ. Купанье было — одинъ восторгъ.

Воспользовавшись двухъминутной остановкой, Н. Я. и Коля усадили меня на извощика, и я поехала домой. Хоть не очень соскучилась, а все-таки домой ужасно хотелось, и утомилась въ дороге. Да и интересно было, что у насъ новаго за эти 1,5 недели. Подъезжаю къ парку Бруни и встречаю всехъ нашихъ съ прiехавшей А. Е.. Тетя Феня села со мной, и мы поехали домой, разсказывая наперерывъ другъ дружке выдающiеся новости. …къ ужину все были въ сборе. У насъ, по обыкновенiю, полный столъ закуски, и все это мне такъ показалось вкусно, что я ела за семерыхъ.

На следующiй день я купалась, хотя было не жарко. Потомъ ходили на полотно. … Вечеромъ я съ А. Е. ходила опускать письма, т.к. за свое отсутствiе получила порядочно корреспонденцiи: и отъ жителей погибельнаго Кавказа, и отъ Эни, и отъ Владимира Михайловича. Всемъ имъ написала ответы, кроме последняго, который покатилъ въ Кiевъ, а потомъ въ Курскъ. На следующiй день были у обедни…

16-го, въ мои именины погода была дивная, на мое счастье. Была среда, и мы были у обедни. … Часу во второмъ прiехала Нюша съ Лелей. После завтрака мы занялись съ ней чтенiемъ полученныхъ мною летнихъ писемъ. … уселись въ тетку, а потомъ гиганскiе. Уставши, отправились въ зало и слушали игру Л. Д. и Капочки въ 4 руки. Въ довершенiе, Нюша спела кой-что изъ своего репертуара, такъ и прошло время до ужина. После чая все… прошлись по морю. Ужъ было почти темно, т.ч. брали фонари. Вернулись домой около 1 часу, но уснули нескоро, устраивая другъ другу разныя каверзы.

17-го погода опять была отличная, и мы купались. И ужъ купанье было — одинъ восторгъ, вода просто кипяченая, ни за что бы не вышелъ. После же обеда ходили въ городъ, показывая наши достопримечательности прiехавшимъ. …Въ пятницу… мы отправились въ церковь въ надежде, что по случаю открытiя мощей св. Серафима Саровскаго будетъ всенощная, но ошиблись и, дойдя до церкви, пошли домой другой дорогой».

Не могу остановиться, прочту ещё одну запись:

«23 Iюля. Что за прелесть — лунная ночь!

Какая ночь! Какая ночь! Природа спитъ, тихо-тихо, воздухъ чистъ и свежъ… Я сейчасъ долго стояла на балконе, наслаждаясь этимъ дивнымъ безмолвiемъ. Луна во всей своей красе величественно, но какъ-то приветливо смотритъ на землю, окутывая своимъ серебряннымъ светомъ всю притихшую природу. Просто замечательно, какая тишина. Только иногда почувствуешь легкое теченiе воздуха, какъ бы кто подуетъ въ лицо и сейчасъ же перестанетъ, да потомъ где-то въ траве затрещитъ безсонный кузнечикъ.

Кругомъ почти совершенно темно. Да, жаль, что такъ скоро прошли милыя, белыя ночи. Дачные обитатели ужъ также улеглись, все огоньки загасли и надъ всей этой воцарившейся тишиною медленно плывутъ озаренныя луною белоснежныя воздушныя облака. Это не те, которыя походятъ на горы или поражаютъ своимъ мощнымъ видомъ. Здесь — точно кружево. Редко, небольшими кусочками плывутъ они, одно за другимъ, то соединяясь, то походя на морскую зыбь. А тамъ, выше, черезъ это кружево мелькаетъ темное голубое небо, и точно глазки искрятся звездочки. Луна - то всплываетъ вся, то затягивается точно дымкой, и хочется на нее смотреть безъ конца! Часто въ такiя ночи приходится жалеть, что здесь не видно моря, а идти туда не всегда возможно. А что за прелесть лунная ночь на море: целая полоса серебрянаго света переливается играетъ въ воде, а море тихо плещется и шепчетъ. Нетъ, лучше не вспоминать…»

Страницы просто летят:

«24 Iюля. Каверзы. И больно такъ становится — одно сплошное невежество, темнота. Люди серые слепо верятъ этимъ самозванцамъ, именующимъ себя священствомъ.

28 Iюля. Именинный многочисленный обедъ въ саду. Все у нихъ идетъ въ разрезъ всякимъ человеческимъ привычкамъ и понятiямъ. Озеро Халки-ярви.

2 Августа. Море учинило много непрiятностей дачникамъ. Къ Лоховымъ я еду всегда съ большой охотой.

4 Августа. Въ Кiеве страшные безпорядки — убили 200 человекъ. И это люди и, можетъ быть, христiане?

9 Августа. Занялись чисткой съестного по части фруктъ: малину, крыжовникъ и красную смородину, изъ которыхъ двухъ первыхъ было ни больше ни меньше какъ по пуду, а смородины два — ничего работа! Куда не взглянешь, везде грибы.

15 Августа. Новости, которые я случайно узнала, и въ душе страшно бесилась. Теперь постараюсь заплатить за все его искусство.

19 Августа. Шквалъ носился по всему берегу. Нюшка ничего не поняла изъ моихъ темныхъ намековъ. У зубного врача.

20 Августа. Въ воскресенье съ утра мела Божья благодать. Бываютъ же на свете подобные субьекты и субьективы!

25 Августа. Серебряный светъ.

27 Августа. Владимиръ Михайловичъ прiехалъ — я была ему рада, какъ другу. Mme Чекилевская живетъ рядомъ съ кладбищемъ. Я предложила себя въ чичероне.

28 Августа. Я неравнодушна къ подобнымъ ночамъ и люблю наслаждаться вдвоемъ. Фу, какую я ерунду болтаю!

31 Августа. «Простой» не прiехалъ.

1 Сентября. Нагадала точно по писанному.

2 Сентября. «Шахматы — не дамская игра». Домино. Сафоновъ показался не скучнымъ малымъ. Живемъ себе понемножку, не скучаемъ, не веселимся.

10 Сентября. У бабушке на могилке выросла большая трава, и такъ стало хорошо. Выселенiе мухъ съ моего балкона. О спиритизме: что я думаю, то карандашъ и пишетъ. Ржевскiй мне надоелъ своимъ любезнымъ обхожденiемъ. Карты обещаютъ письмо и встречу.

11 Сентября. После трехъ писемъ.

13 Сентября. «Дело» въ Александринке — какъ пропустила цензура? Пока хорошо и здесь.

15 Сентября. Напоследокъ мы ужъ помолились, какъ следуетъ.

16 Сентября. Въ Питеръ еду охотно. 4 пуда весу. Ничего персона!»


Я восхищён моей любимой девочкой. Какая здоровая, чистая душенька! Как она была готова полюбить! На её пути попался не то, чтобы мерзавец, а так, мелкий обманщик. И ничего, кроме тихой грусти, никакой злобы, ненависти. Умница!

19.2. А судьи кто?

19.2.1. Вычеты

— Первая страница дневника Вали 1903 года.

Слово «суд» меня всегда настораживало. Судят-то люди, а не Господь Бог. Поэтому я очень сомневаюсь, что где-нибудь на земле есть праведный суд. Ну, а какой суд в нашей стране, я убедился на собственном опыте. О моём первом уголовном суде над хулиганом с ножом, где я выступал в качестве жертвы, я уже вспоминал. Советский суд был безжалостен и рубил сплеча, по формальным признакам, не вникая в семейное положение и прочие мерихлюндии. Если рецидивист, то на — получай по полной.

Остальные мои суды проходили уже в новой России. Суд над жёлтой прессой, которая в условиях свободы возомнила себя абсолютно безнаказанной четвёртой властью, в лице Сочагина я тоже подробно описал. Вывод из той истории для меня был таков: даже если суд и справедлив, то жалок в своей беспомощности реально наказать наглого писаку.

Теперь я вспомню о том, как я судился с нашим государством. Вначале мне пришлось столкнуться с налоговой инспекцией. Во время моей предпринимательской деятельности наш «Пантелеймоновский» магазин расширялся и прирастал новыми площадями. Так мы с Надеждой Кочеровой расселили жуткую коммуналку в том же доме, что и магазин, и приобрели её в общую долевую собственность, а комнаты формально распределили так: по одной комнате расписали Надежде, Тамаре и мне, а ещё одна была в общем пользовании у меня с Тамарой. В том же 2002 г. мы эту квартиру продали, причём каждый продавал свою комнату. Налоговая инспекция не желала предоставлять мне налоговый вычет в полном объёме за продажу комнаты, но судья на основании представленных мной аргументов разобралась в непростой ситуации продажи отдельных комнат в коммунальной квартире. Выдержку из решения суда с целью передачи опыта привожу в разделе СУДЕБНЫЕ ПОДРОБНОСТИ 1. (1).

В следующем судебном споре с той же налоговой инспекцией она не желала зачесть предоставленный мне налоговый вычет полностью на том основании, что я продал квартиру, за покупку которой мне был предоставлен этот вычет, и у меня на неё уже нет свидетельства о собственности. Я изложил существо дела в моей судебной речи (там же — (2)). Суд удовлетворил мои требования. В обоих случаях налоговая инспекция продемонстрировала свою полнейшую юридическую безграмотность и действовала нахрапом: авось, их наглые требования будут исполнены запуганным налогоплательщиком. Но не тут-то было, не на того нарвались! А судьи и по первому, и по второму делу сделали свою работу честно и досконально разобрались в этих непростых делах. Правда, эти мои иски к государству были совершенно лишены политической окраски.

19.2.2. Телефонное право

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 507