электронная
200
печатная A5
495
18+
Жатва — VI

Бесплатный фрагмент - Жатва — VI

Моя мирная революция

Объем:
170 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0051-0002-3
электронная
от 200
печатная A5
от 495

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ФУТУРОПЕРФЕКТНЫЙ ОТЧЁТ О МОЕЙ ЖИЗНИ В ПРОШЛОМ И БУДУЩЕМ С КАРТИНКАМИ И ПОДРОБНОСТЯМИ


В годы горбачёвской перестройки автор, Борис Гуанов, не скрывал своей оппозиции советской власти и принимал участие в демонстрациях Ленинградского Народного Фронта. Но совершенно неожиданно для него самого в 1990 г. он был избран народным депутатом Фрунзенского районного Совета и Ленинградского городского Совета XXI созыва. Тем самым, произошёл крутой поворот в его жизни: от занятий наукой и военной техникой он перешёл к политической борьбе. О первых свободных выборах в СССР и начале депутатской деятельности автора — в шестой книге из серии «Жатва».

КНИГА VI. МОЯ МИРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Запись 10

10.1. Liberte, Egalite, Fraternite

Снежана возникла из гальки, склонившись в церемонном поклоне и улыбаясь во весь рот:

— Ваше Величество, я должна освежить Вашу память о современном состоянии мировых дел. Как Вы знаете, сейчас мир разделён между четырьмя державами. Это Соединённые Штаты Запада, Коммунистический Союз Востока, Великий Исламский Халифат Юга и наша благословенная Священная Православная Империя Севера. Между ними идёт непрерывная война, принявшая за последние 240 лет затяжной характер. Везде, в океанах, в воздухе, на суше и под поверхностью земли, а также в ближнем космосе воюют, в основном, роботы, но, к несчастью, бывают и человеческие жертвы, иногда массовые. Положение на фронтах давно стабилизировалось, и изменения происходят, только когда какая-либо из сторон пускает в ход технические новинки. Так что в мире идёт непрерывная гонка вооружений.

Сейчас СШЗ занимают территории обеих Америк, Западной и Центральной Европы, Австралии и Океании, ВИХЮ — Африку, часть Южной и Западной Азии и острова Зондского архипелага, КСВ — большую часть Южной Азии и Дальний Восток, а наша СПИС — территории Восточной Европы, Северную и часть Западной и Центральной Азии. Структура власти в этих державах совершенно различна. В СШЗ давно установилась так называемая демократия, проводятся выборы в Конгресс и выборы Президента СШЗ, где друг друга сменяют представители двух партий, отличающихся только названиями. Несмотря на формальное всеобщее равенство, это чисто женское общество чётко разделено на супербогатую элиту и массу рядовых работниц. КСВ — это жёсткая диктатура, прикрытая коммунистической идеологией. Общество кастовое — кроме узкой правящей касты гермафродитов, есть бесполые касты воинов и работников, отличающихся уровнем квалификации. Председатель КСВ Ху Суньчан на посту уже более 600 лет. Там нет денег — всё по распределению. Средневековые установки шариата царят в ВИХЮ, чисто мужском обществе типа военной казармы. Халиф Насри правит последние десять лет. У них там постоянные дворцовые перевороты.

Только в нашей благословенной империи власть от Бога. Ваше Императорское Величество, Мать Севера Екатерина Третья на престоле 382 года. Ваша власть освящена святой православной церковью на Вселенском Соборе. Ваши верные прислужницы — княгини, графини, баронессы и прочее дворянство — помогают Вам хранить внутренний мир и порядок в империи, оборонять её пределы и святую веру от гнилого Запада, фанатиков Юга и лжецов Востока. Вы подарили нашему православному народу счастье жить по заповедям Божиим. Только в Вашей империи сохранилась семья — освящённый церковью союз женщины и мужчины. Конечно, времена меняются и нравы тоже, всё уже совсем не так, как было 700 лет назад. Например, диктату мужчин давно пришёл конец, что справедливо, ведь женщины и физически, и умственно куда совершеннее этих грубых и тупых скотов. Вот Вы, Ваше Величество — само совершенство, — Снежана вновь склонилась в поклоне, но наглая улыбка на её лице ясно показывала, какой театр она здесь разыграла.

Я тоже заулыбался:

— Неужели в моей империи всё так уж благостно? А как же Свобода, Равенство, Братство? Где же социальная справедливость? Куда девались века борьбы за эти идеалы? А вера? Какая же вера в обществе, где никто не верит в существование человеческой души? Всего лишь набор обрядов?

— Не распаляйтесь, Ваше Величество! Начнём с такой химеры как равенство. Люди ведь все разные с момента появления на свет. Женщины и мужчины, большие и маленькие, толстые и тощие, умные и глупые, красивые и уроды — какое равенство? Просто каждый должен быть на своём месте. Это же в интересах общества, иначе оно не конкурентоспособно. В этом и высшая социальная справедливость. Теперь равенства на Земле нет нигде, да, я думаю, никогда и не было. Свобода, говорите? Где и когда Вы её видели? Разве что на сходняках хиппарей, которые выпендривались друг перед другом. Да и их хватало от силы на месяц взаимного общения, а потом они расползались и возвращались в грешный несвободный мир. Ведь надо же есть, пить, спать и как-то зарабатывать на всё это и на очередные вылазки в общество своих свободных братьев. Человек такое существо, которое, только дай, быстро превращает свободу в волю-вольницу и садится на шею тому, кто ему дал эту самую свободу. А попробуй его с этой шеи скинуть — начнёт вопить, что отняли свободу. Видимостью свободы кичатся сейчас только на Западе, мол, у нас власть, сменяемая по Конституции голосованием народа, но посмотрите внимательно, ведь фактически это выборы без выбора, просто ритуал по замене шила на мыло. Ни на Востоке, ни на Юге, понятно, ни о какой свободе нет и речи. Там всё по команде.

А вот в Вашей империи действует Указ о вольности дворянской, так что все женщины пользуются у нас максимально дозволенной свободой. Для титулованных особ она ещё шире. Они могут даже давать советы Государыне на Совете Избранниц. Но все, конечно, являются верноподданными Вашего Величества. Ну, что там ещё? Братство? Ха-ха! Ещё древние римляне говорили «Homo hominy lupus est», да-да, волк. Нравится это кому-нибудь или не нравится, но это факт, и тому подтверждение — вся история человечества. Так что в Вашей богохранимой империи всё устроено мудро и справедливо, следуя естественным законам человеческого общества, а не дурацким утопиям. Желаю Вашему Величеству терпения в Ваших трудах по возвращению к управлению империей. Совет Избранниц ждёт Вашего скорейшего восстановления, — с этими словами она застыла в поклоне, подмигнула мне, пальцами показала ОК и ушла в гальку.

Наедине я стал примерять на себя роль Матери Севера. Вдруг план Снежаны сработает? Ослепительная перспектива грела душу. Конечно, Снежана — это та ещё штучка. Но со временем, может быть, удастся от неё избавиться? Ладно, посмотрим, что ещё случилось на Земле, спустя полвека:


— Запуск мощного генератора тёмной энергии по проекту «Пандора» в Северной Америке;

— Гринвичская обсерватория фиксирует быстрый дрейф оси вращения Земли.

Ещё через 50 лет:

— Дрейф прекратился. Северный полюс мира переместился в беззвёздную область созвездия Дракона и совпал с полюсом эклиптики. На полюсах половина Солнца ходит вдоль горизонта и никогда не заходит. На экваторе Солнце, Луна, планеты и зодиакальные созвездия всегда проходят через зенит. Треть звёзд практически исчезла с северного и с южного небосклона;

— На всех широтах день стал равен ночи;

— Стёрлись грани между временами года: в городе-музее Петербурге вечная слякоть, белые ночи — прощай!;

— Кардинальное изменение атмосферной циркуляции;

— Гольфстрим иссяк;

— Наступление полярных шапок на умеренные широты и пустынь — на тропики и экватор.


Вот это да! В истории человечества были катастрофические землетрясения, наводнения, падения метеоритов, эпидемии, но такого, пожалуй, не бывало. Медленный дрейф полюсов вследствие прецессии оси вращения Земли наблюдался с периодичностью 26 тысяч лет. Где-то около пяти тысяч лет назад северный полюс мира тоже находился в созвездии Дракона и полярной звездой была слабенькая звёздочка Тубан.

Но и тогда ось вращения Земли сохраняла свой наклон в 66 с половиной градуса по отношению к плоскости орбиты вокруг Солнца, что обеспечивало смену времён года. А теперь эта ось встала торчком, времена года исчезли. Во многих местах жизнь стала очень неуютной. Какая же неведомая сила смогла развернуть Землю? Кстати, для астрономов в новом северном полюсе мира всё-таки есть ориентир — довольно яркая планетарная туманность, а в её центре — маленькая сверхгорячая звёздочка, в десять раз горячее Солнца, но она видна только в телескоп.

Четвёртый ангел вострубил,

и поражена была третья часть солнца,

и третья часть луны,

и третья часть звёзд,

так как закатилась третья часть их…

(Апокалипсис. Гл.8 п.12)

10.2. Ленинградский Народный Фронт

10.2.1. Свобода от страха


Ветер перемен в наших транспарантах и флагах:

— ноябрьская демонстрация 1989 года;

— Илья с российским триколором на этой демонстрации.

У меня были основания не любить большевиков. Рассказы мамы и Кыки о деде, очевидное наглое враньё в газетах, по радио и телевидению, голоса из-за бугра, принимаемые нашим «Телефункеном» сквозь шум глушилок, ареопаг вождей из Политбюро — всё вызывало устойчивое неприятие советских реалий.

Я не скрывал своих настроений даже и на работе. Только поступив в «Гранит» весной 1969 г., когда нас с Дрёминым сразу отправили на стройку в Поляны, я, узнав о введении советских танков в Прагу и о разгроме «пражской весны», прямо сказал Сашке, что это преступление. Правда, это был разговор с глазу на глаз. Но и потом я высказывал удовлетворение, когда одного за другим хоронили партийных бонз на Красной площади, сравнивая их с перезревшими грушами, падающими с дерева.

Первый мой антисоветский шаг я сделал во время выборов в Верховный Совет ещё в семидесятых годах. У нас в Купчино баллотировался какой-то не слишком известный кандидат в депутаты, а у Нарвских ворот в ДК им. Горького был избирательный участок, где голосовали за Суслова, главного идеолога Политбюро ЦК КПСС, и ещё за какого-то рабочего. Как раз в день выборов мы с Тамарой собрались в гости к Сохранскому на проспект Стачек. Поэтому мы заранее взяли открепительные талоны и решили несколько испортить показатели Суслова на выборах.

Ещё за часок до намеченного визита в гости, но уже к самому концу голосования, мы явились в совершенно пустой избирательный участок, где томились от безделья только члены избирательной комиссии. Ширмочки для тайного голосования стояли где-то в самом дальнем углу огромного зала. Первой бюллетени получила Тамара, но у неё не хватило духу подняться и пойти к ширмам. Она прямо на столе у председателя избирательной комиссии тупым карандашом вычеркнула имя Суслова. «Вас не устраивают наши кандидаты?» — всполошился председатель. «Нет, один устраивает», — ответила Тамара, проголосовала и на деревянных ногах пошла к выходу. Я взял свои бюллетени и пошёл к ширмам через весь зал. Мне казалось, что мои шаги гулко раздаются на весь ДК. За ширмой я вычеркнул Суслова, опустил бюллетени в урну и так же торжественно прошествовал к выходу. Мы чувствовали себя настоящими героями.

Наступили времена горбачёвской перестройки, и страх, сковывавший всё общество, стал постепенно ослабевать. Уже 19 октября 1986 г. состоялся митинг у предназначенного властями к сносу дома Дельвига, организованный Группой спасения историко-культурных памятников Ленинграда будущего депутата Ленсовета 21-го созыва и всех последующих Законодательных Собраний Санкт-Петербурга Алексея Ковалёва при поддержке академика Д. С. Лихачёва. Удивительно, но власти испугались, и памятник нашей истории и культуры удалось отстоять.

В марте 1987 г. ещё более шумная история произошла с бывшей гостиницей «Англетер» Несмотря на трёхдневное круглосуточное пикетирование защитниками этого здания, в котором то ли был убит чекистами, то ли сам покончил жизнь самоубийством Есенин, властям с помощью обмана общественности всё-таки удалось его разрушить. Но это была пиррова победа властей, вызвавшая ещё большее возмущение горожан, нашедшее отражение в прессе, уже сделавшей первые глотки хмельного напитка под названием «гласность».

Кроме движения по защите памятников культуры, под прицел прессы попали экологические проблемы, связанные со строительством комплекса защиты Ленинграда от наводнений (т. н. дамбы) при отсутствии очистных сооружений и проектом сооружения Диснейленда в Лисьем Носу. В связи с допущением властями празднования тысячелетия крещения Руси в июне 1988 г. началась регистрация новых религиозных общин, и потихонечку пошёл процесс возвращения храмов верующим, в частности, стала обсуждаться возможность эвакуации из Казанского собора Музея истории религии и атеизма.

Первоначально теми дрожжами, на которых поднялись оппозиционное движение, были именно люди искусства и культуры, задыхавшиеся в смрадной атмосфере всеохватной идеологической цензуры. Например, Клуб психической культуры, распространявший идеи своего лидера С. П. Семёнова об «аутентикации» — «восхождении к самому себе в свободном всестороннем личном самоопределении», пришёл к необходимости для каждого человека участвовать в демократическом движении, а пацифистская группа «Вахта мира», первоначально пропагандировавшая творчество и философию Рериха, занялась созданием в Ленинграде Гайд-парка в Михайловском саду, подлинной душой которого был шофёр такси Игорь Сошников. Митинги, в основном не санкционированные властями, регулярно разгонялись милицией.

Уже в 1987 г. я проявлял некую оппозиционную политическую активность. У меня сохранилось короткое приглашение с Ленинградского телевидения: «Приглашаем Вас принять участие в подготовке передачи „Общественное мнение“ 20 марта в 17.30 на телевидении. Адрес: ул. Чапыгина, д.6, комн. 422. С уважением — редактор Максимов», — но я начисто забыл, о чём была эта передача.

В 1988 году стали возникать первые политические организации вне привычных рамок КПСС. Конечно, в официальной прессе о них не писали, но они стали выходить с публичными акциями на улицы, «сарафанное радио» работало, так что я был в курсе этих событий.

7 — 9 мая в Москве прошёл Учредительный съезд партии «Демократический союз» (ДС), успевший до разгона милицией принять Декларацию ДС. В ней, в частности, провозглашались Основные политические принципы ДС (даю в разделе РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ПОДРОБНОСТИ 1. (1), только для любителей политики). Главной ценностью ДС провозглашалась свобода и принцип плюрализма, некогда сформулированный Вольтером: «Ваше мнение мне глубоко враждебно, но за Ваше право его высказать я готов пожертвовать своей жизнью», — а главным врагом — партноменклатура. Для тех, кто уж давно забыл это слово, не могу отказать себе в удовольствии в РЕВ. ПОДРОБНОСТЯХ 1. (2) процитировать статью, распространённую, конечно, нелегально группой «Колпинская платформа» ДС. Всё это полностью совпадало с моими взглядами, а ненависть к номенклатуре была в то время уже почти всеобщей.

«Ах, мечты мои детские!» Несмотря на прошедшие с тех пор бурные события в России, я убедился, что номенклатура в том или другом виде неистребима. Она может возникнуть даже на основе какого-нибудь незаметного до времени кооператива, ну, например, под названием «Озеро».

Активисты ДС прославились своими публичными протестными акциями. В конце концов даже по телевизору показали, как во время митинга у Казанского собора 12 марта 1989 г. агенты КГБ за ноги стаскивали такого героя с российским триколором в руке с памятника Кутузову. Но вот участвовать в прокатившихся по стране выборах ДС принципиально отказывался, не желая марать свою репутацию в организованных и, по их мнению, полностью подконтрольных КПСС спектаклях. Вот характерная позиция «Колпинской платформы», напечатанная в самиздатовской газете ДС «Свободное слово» №7 (смотри РЕВ. ПОДРОБНОСТИ 1. (3)!). Таковы были наши «рыцари революции». Чем-то они напомнили мне декабристов, вышедших, как на заклание, на Сенатскую площадь и без осмысленного сопротивления подставивших себя под николаевскую картечь.

В дальнейшем, некоторые члены ДС всё-таки участвовали в выборах и стали депутатами Ленсовета ХХI, например, Юлий Рыбаков, который позже был избран даже в депутаты Государственной Думы. Он и Игорь Сошников были одними из создателей питерского отделения партии Демократический выбор России, но, по существу, оставались всё теми же дээсовцами, бескомпромиссными борцами с большевизмом.

В то же время в Донском монастыре Москвы 31 мая 1988 года состоялся съезд Русского национально-патриотического фронта «Память». Там собралась совсем другая публика. Для того, чтобы можно было прочувствовать убогое уродство их кликушеской идеологии, заточенной на одной фразе: «Бей жидов, спасай Россию!», — в РЕВ. ПОДРОБНОСТЯХ 2. (1) привожу их Обращение к соотечественникам. Степень националистической паранойи можно проиллюстрировать выдержкой из стенограммы митинга «Памяти» в Румянцевском садике в августе 1988 г. (не поленись, прочти (2) там же!).

Первым демократическим митингом в Ленинграде был митинг на стадионе «Локомотив» 7 октября 1988 г. в День советской Конституции. Я пошёл туда вместе с сыном. Стадион представлял собой простое футбольное поле с низенькими трибунами, затерянное в глубине квартала где-то в районе Витебского вокзала.

Вместо трибуны ораторы выступали с кузова грузовика. Они были самыми разными — и демократы из ДС, и члены межпрофессионального клуба «Перестройка», и представители общества «Мемориал», и русские националисты из Гражданского объединения «Россы», которые, в отличие от «Памяти», в подражание демократам пытались оседлать антиноменклатурного конька, и гости из Москвы, Эстонии и Литвы от союза «Саюдис» с национальными флагами и лозунгом «За нашу и вашу свободу!». Впервые над трибуной развевался российский триколор. Раздавались листовки, в том числе политические карикатуры на коммунистов.

Народу набралось несколько тысяч, грело ощущение приближающейся свободы. Самое главное и, как показали последующие события, самое перспективное сказал тогда с трибуны один из организаторов только что созданного 25 сентября нового демократического движения «За Народный фронт Ленинграда», мой хороший знакомый по компании Сохранского Юрий Нестеров (его короткая речь — в РЕВ. ПОДРОБНОСТЯХ 3).

Ни я, ни Тамара не были членами какой-либо организации, Илья, правда, ходил на собрания клуба «Перестройка». Он возник по идее Егора Гайдара как клуб молодых экономистов в поддержку горбачёвской «перестройки». В Ленинграде его организатором стал Пётр Филиппов, один из будущих лидеров демократов в Ленсовете ХХI. В этом клубе впервые показал себя в Питере Анатолий Чубайс. Это уже были другие люди: не идеалисты-гуманитарии, а представители научно-технической интеллигенции, гораздо более прагматичные, которые, в конце концов, и оказались на короткое время у власти в России и которым выпала титаническая и неблагодарная работа — перевернуть Россию. Как уж им удалось это сделать — судить потомкам, но то, что перевернули — это факт.

Ленинградский клуб «Перестройка» издавал самиздатовский журнал «Перекрёсток мнений» — стопки листов папиросной бумаги с машинописными текстами под копирку, которые как горячие пирожки передавались по друзьям-знакомым из рук в руки. Так тогда распространялись идеи и многих других оппозиционных организаций. Это были первые ростки свободной прессы. В том же «Перекрёстке мнений» были опубликованы материалы встречи инициативных групп Народных фронтов и других демократических движений, состоявшейся в пос. Орехово и в Ленинграде 26 -28 августа, в частности, Декларация Народного фронта Ленинграда.

По наводке то ли Ильи, то ли Блюма я с Тамарой и Ильёй принял участие в праздничной демонстрации 7 ноября 1988 года в составе отдельной колонны демонстрантов от общества «Мемориал», ленинградское отделение которого было создано на митинге 14 июня в Юсуповском саду. Мы собрались на Сенной площади (тогда пл. Мира), и через строй милиционеров по одному человеку нас пропускали на построение колонны в переулок, ведущий на набережную Фонтанки. При этом отбирали всякие самодельные транспаранты с лозунгами.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 495