электронная
200
печатная A5
457
18+
Жатва I

Бесплатный фрагмент - Жатва I

Предки

Объем:
120 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4498-9455-7
электронная
от 200
печатная A5
от 457

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ФУТУРОПЕРФЕКТНЫЙ ОТЧЁТ О МОЕЙ ЖИЗНИ В ПРОШЛОМ И БУДУЩЕМ С КАРТИНКАМИ И ПОДРОБНОСТЯМИ

Борис Гуанов, потомственный петербуржец, родился через 9 месяцев после снятия блокады Ленинграда. Учился всю жизнь и всегда был отличником. Не раз круто менял профессию — от физика-лазерщика, доцента Военмеха, к депутату легендарного Ленсовета XXI созыва, члену Малого совета горсовета и зам. председателя Фрунзенского райсовета, члену Совета петербургской организации партии ДВР, неоднократно баллотировавшегося в Госдуму России и петербургское Заксобрание, до одного из учредителей и юриста антикварной фирмы, преподавателя Академии культуры, художника-реставратора живописи и, наконец, до помощника зам. председателя Законодательного Собрания Санкт-Петербурга. Об этих метаморфозах, о мыслях и фантазиях автора — в мемуарах ироничного пенсионера, предлагаемых читателю.


«О милых спутниках, которые наш свет

Своим сопутствием для нас животворили,

Не говори с тоской: их нет,

Но с благодарностию: были».

В. Жуковский

Вот книжица — последнее творенье.

Моё ли — или кто-то нашептал

Мне этих странных слов столпотворенье?

Здесь вымысел и жизни капитал.

    Реальней что — фантазия иль факты?

    Не знаю, может, всё приснилось мне.

    Зачем же этот бред переписал ты?

    Учить людей не возомнил себе?

Нет, просто захотелось разобраться

В своих делах и мыслях, прежде чем

Я от маразма не смогу добраться

До туалета иль помру совсем.

Топтыжке — спутнице всей моей взрослой жизни — посвящаю

От автора

Ветер истории — он то совсем затухает, то стоячая духота вдруг прорывается свежим порывом перемен, то сметает всё вокруг разыгравшаяся буря революции или ураган войны. «Не дай вам Бог жить во время перемен» — да, неуютно, зато интересно. Вспомним Тютчева:

«Счастлив, кто посетил сей мир

В его минуты роковые.

Его призвали всеблагие

Как собеседника на пир», —

или, как эхо, Волошина:

«И ты, и я — мы все имели честь

«Мир посетить в минуты роковые»

И стать грустней и зорче, чем мы есть».

Вот и меня угораздило, есть, что вспомнить. Так появилась эта книга. А зачем я её писал? Для кого? Куда её девать? И какой она должна быть? Попробую ответить на эти вопросы.

Зачем писал? — Да просто потому, что мне уже за 70, и впереди маячит косая и манит меня своим костлявым пальцем. Остались считанные годы, а там — либо постепенно нарастающий маразм, либо сразу в ящик, и на этом свете от меня мало что останется. А хочется, чтобы хотя бы кто-то вспомнил, что жил-был такой чудак, Боря Гуанов. И нужно это не моей грешной душе, которую ожидает Суд Божий, а именно тем, кто меня вспомнит.

Кто же меня вспомнит? — Ну, жена, сын, внук, сотрудники, коллеги-депутаты, однопартийцы, просто знакомые женщины и мужчины… Хотелось бы, конечно, чтобы обо мне узнали и те, с кем я не имел чести быть знакомым. Но я же не поп-звезда. Кому интересны воспоминания и рассуждения какого-то не известного широкой публике старика? Наверняка это будет обычное занудство: родился, учился, женился, родил, работал, вышел на пенсию, оформил инвалидность и т. д. Поэтому у меня возник замысел как-то разбавить эту скуку: я добавил модную ныне фэнтези и поддал откровенности в изложении личной жизни.

Но в результате мой сборный роман-солянка расползся до невероятных размеров, значительно больше размеров моего кошелька. Я понял, что без больших денег тысяч новых по-читателей мне не приобрести. Поэтому сначала я решил выложить свой опус в Интернет — дёшево и сердито. Мне ведь не нужны подарочные экземпляры в роскошном переплёте — дарить некому. А так, может быть, мой жизненный опыт и размышления кому-нибудь и пригодятся. Это даже интересно узнать — многим ли? Так жизнь поставила всё на своё место.

Несмотря на моё стремление к лаконичному изложению фактов моей биографии на основе документов, общий объём текста превысил 900 страниц. Учитывая неспособность современного читателя осилить длинные тексты, я разбил текст в Интернете на 103 отрывка, благо, сама структура книги диктует такой способ подачи материала. Многочисленные иллюстрации к каждому отрывку я скомпоновал в коллажи. Картинки нарисовал я сам, уж, извините, простыми цветными карандашами в больничных условиях. Прошу простить за невысокое качество изображений, т.к. из-за ограничения по времени загрузки иллюстраций в Интернете пришлось пожертвовать пикселями.

Но мне, конечно, хотелось увидеть своё творение в печатном виде. Инструментарий издательства Ridero позволил напечатать книгу частями в виде серии из дюжины книжек приемлемого размера. Это полностью совпало с моим первоначальным замыслом. Так что приглашаю читателя к растворению в длинном сериале. Это ведь тоже в духе времени.

Жанр предлагаемой читателю книги трудно определить однозначно. С одной стороны, это факты из моей жизни, большей частью уже прожитой, а с другой — фантастика, вымысел, образующая как бы раму, в причудливой резьбе которой можно прочитать мои мысли и представления о жизни и дальнейшей судьбе человечества.

Но не ждите от этой книги нравоучений. И к мемуарам, и к фантазии я отношусь не слишком серьёзно, с долей иронии, смешанной с ноткой грусти. Сами по себе эти жизненные факты могут быть интересны не столько своей уникальностью, хотя я жил и активно действовал во времена, которые уже сейчас стали историей, сколько своей обнажённой откровенностью.

Я не претендую на полноту и объективность в изложении исторических событий того времени — ведь это лишь отзвук и отсвет прежней жизни через четыре маленьких отверстия в моём черепе, поэтому я сознательно практически не пользовался опубликованными воспоминаниями моих коллег. Это лишь мои ощущения, картины, врезавшиеся в мою память. Тем самым, может быть, они и занятны как реалии жизни и представления о ней не то, чтобы типичного, но прошедшего свой путь в главной струе своего времени русского человека. Как писал Константин Батюшков:

«О память сердца! Ты сильней

Рассудка памяти печальной».

В отличие от многих мемуаров, которые я пролистал в Интернете, я пишу не о других людях, с кем меня сводила судьба, а преимущественно о себе, о своих действиях и мыслях. Так что эта книга, несмотря на присутствующую в ней линию фэнтези, — это не субъективная фантазия об окружавшем меня мире, не расстановка безапелляционных оценок другим, а всего лишь слепок моей личности, и только в этом смысле — документ эпохи.

Что касается фантастики, она переносит меня и со мной, конечно, читателя в такое будущее, которое, несмотря на свою парадоксальность, как мне представляется, является прямым следствием тех тенденций, которые существуют уже в современном мире. Образы вымышленных героев имеют гиперболизированные черты некоторых современных типов. Поэтому диалоги с ними на разные темы — от политики, науки, искусства и религии до секса — позволяют выпукло обозначить мою позицию по широкому кругу проблем, к которой я пришёл в результате своих размышлений и жизненного опыта. И здесь я не боюсь затрагивать самые острые темы, которые редко так откровенно обсуждаются в мемуарной литературе. В конце я добавил раздел, возвращающий читателя в наш «счастливый» XXI век.

В книге немало документальных материалов — фото, мои газетные публикации, тексты моих выступлений и разработанных мною документов, личные письма, автографы известных деятелей культуры, различные документы официальных инстанций, например, приговор суда 1939 года по политическому делу моего деда, и, что особенно интересно, полностью цитируются воспоминания моей матери, а также публикуемые впервые отрывки из дневника за 1903 год 19-летней петербурженки из хорошей дворянской семьи.

Использование этих документальных свидетельств позволяет мне без грубых искажений передать дух эпохи, а широкий временной охват — практически, за весь ХХ и начало ХХI века — даёт возможность проследить, как незаметно, но быстро и кардинально, меняются нравы, отношения между людьми, условия жизни, и уловить тенденции будущего развития, вернее, будущей деградации человечества.

В некоторых разделах книги я использую свои поэтические опыты, рисунки и даже приёмы научно-популярной литературы, собственные иллюстрации, а также выдержки из Откровения Иоанна Богослова, привязанные к фантастическому сюжету.

Книга написана простым и ясным языком отчёта, со стремлением донести максимум информации и без желания поиграть словами. Поэтому её можно отнести к литературе как к искусству словесной эквилибристики лишь с большой натяжкой.

Она состоит из 21 записи, в каждой из которых присутствуют и мемуары, и фантастика, и подробности, и коллажи из фотографий и рисунков. Число 21 я всегда считал счастливым. Может быть, и сейчас я попал в «очко»? Правда, слово «очко» в русском языке многозначно…

Фантастику, выделенную курсивом и отмеченную в каждой записи парой моих картинок, иллюстрирующих сюжет, можно читать отдельно от всего остального, как и мемуары, напечатанные обычным шрифтом. Заголовки новостей из будущего и цитаты из Апокалипсиса напечатаны жирным курсивом. Подробности, напечатанные мелким шрифтом, можно совсем не читать без ущерба для связности изложения. Их можно было бы вообще не публиковать, но для читателей, заинтересовавшихся этим текстом, в них заключён непередаваемый аромат времени и выявляется подлинная сложность тех дел, которыми я занимался. Простым жирным шрифтом выделены мои опусы, жирным курсивом — цитаты из документов и текстов других авторов. Шрифтом с i и ерами напечатаны цитаты из документов дореволюционного времени, правда, яти пришлось заменить на «e».

Для начала публикую свою пробу пера под псевдонимом, для чего я слегка переделал свою фамилию. Мне кажется, что так она звучит как-то благозвучнее и благороднее, даже с каким-то иностранным душком (фу!), и напоминает о Доне Гуане (то бишь, Жуане или Хуане), тайном или открытом кумире многих мужчин и ищущих приключений женщин. А тем, кто меня знает, не составит труда меня вычислить. Для этого предлагаю немного модифицированную детскую загадку: «А да Б сидели на трубе, А (под ударением) упало (но не сгинуло совсем), Б пропало (неужели, окончательно?)…»

Так как вся дюжина книг уже готова к печати, в первой книге для ознакомления читателя с тем, что его ещё ожидает, публикую оглавление всей серии:

Оглавление

КНИГА I. ПРЕДКИ

Титульный лист.

От автора.

Оглавление.

Запись 1.

1.1. Новая жизнь.

1.2. Корни.

1.2.1. Мы — дети твои, дорогая Земля!

1.2.2. Рыжая мамуля.

1.2.3. Тишайший Сиг.

Подробности о предках:

1. Сергеевы.

2. Гуановы.


КНИГА II. ЗЁРНА ЗНАНИЙ

Запись 2.

2.1. Бессмертие.

2.2. Я рос, как вся дворовая шпана.

2.2.1. Мелочь гороховая.

2.2.2. Гознак.

2.2.3. Пионер — всем ребятам пример.

2.2.4. Первые фиалки в чернильнице.

Школьные подробности:

1. Школа №286

2. Школа №278

3. Школа №280


Запись 3.

3.1. Чипы.

3.2. В хлебе науки — камушки любви.

3.2.1. Телефонно-телеграфный Бонч.

3.2.2. Лазерный Политех.

Студенческие подробности:

Из моего дневника.


КНИГА III. ОПЫТ ВОЗМУЖАНИЯ

Запись 4.

4.1. Бабье царство.

Любовные подробности:

Любовь зла.

4.2. Венок на холмике любви.


Запись 5.

5.1. Север, Юг, Запад, Восток.

5.2. Эх, рано он завёл семью.

5.2.1. А это свадьба, свадьба, свадьба…

5.2.2. Распределение человеков.

5.2.3. Первое дело мужчины.

Семейные подробности:

1. Из мемуаров моего тестя-подводника.

2. Письма для беременной.

3. Переписка о наречении именем.

4. Крик души.

5. Не дал Господь.

5.2.4. Илья, да не Муромец.

5.2.5. Мои бои.


КНИГА IV. УЧЁНЫЙ ТРУДОГОЛИК

Запись 6.

6.1. Чужая душа — потёмки.

6.2. Гранит науки.

6.2.1. Гранит плюс.

6.2.2. Какая чудная земля.

6.2.3. Трудовые будни — праздники для нас.

6.2.4. Я — алхимик, и моя проблема.

Командировочные подробности:

Песни для хора командированных в Крым.


Запись 7.

7.1. Пигмалион.

7.2. Товарищи учёные, доценты с кандидатами.

7.2.1. Наука имеет много гитик.

7.2.2. Диссертация с пролонгацией.

7.2.3. В карьеру — и ни с места.

7.2.4. Военмех.

7.2.5. Ещё один кандидат.

Научно-популярные подробности:

1. Лазерный курятник.

2. Битва Персея со Змеем.


КНИГА V. ДОСУГ ЗЕМНОЙ И ВЕЧНЫЙ

Запись 8.

8.1. Снежана.

8.2. Досужие дела.

8.2.1. Новомихайловка и Кубань.

8.2.2. Крымские каникулы.

8.2.3. Корпоративы.

8.2.4. Регулярные сборища.

8.2.5. Отдых на колёсах.

8.2.6. Ой вы, гости-господа!

8.2.7. Культпросветы.


Запись 9.

9.1. Предложение, от которого нельзя отказаться.

9.2. Смерть.


КНИГА VI. МОЯ МИРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Запись 10.

10.1. Liberte, Egalite, Fraternite.

10.2. Ленинградский Народный Фронт.

10.2.1. Свобода от страха.

10.2.2. Veni, vidi, vici.

Революционные подробности:

1. Дээсовцы — дон-кихоты революции.

2. «Памятники».

3. За Народный Фронт Ленинграда.

4. Первые выборы с выбором.

5. «Выборы-90».


Запись 11.

11.1. Свободная стихия.

11.2. Райсовет.

11.2.1. А ты не зам? — Зам!

11.2.2. Русский с поляком (немцем) — братья навек.

11.2.3. Dura lex, sed lex.

11.2.4. Информационная война районного масштаба.

11.2.5. Долгое эхо тихого распада СССР.

11.2.6. Эколоджист.

11.2.7. Путь к храму.

Подробности райсовета:

1. Роман с Полонией.

2. А ля гер, ком а ля гер.

3. Хватит травить Купчино!

4. Сим победиша!


КНИГА VII. МАРИИНСКИЙ — НАШ ОПЛОТ

Запись 12.

12.1. Честь имею!

12.2. Ленсовет ХХI.

12.2.1. Свобода расправляет крылья и другие перья.

12.2.2. Если путчит — кесарево сечение.

12.2.3. Малый Совет.

12.2.4. Круиз по технопаркам или прерванный полёт.

Подробности горсовета:

1.Мой звёздный час.

2. «Антиквар» карр-карр!

3. Кто-кто в технопарке живёт?


Запись 13.

13.1. Изгнание!?

13.2. Юрфак.

Юридические подробности:

Диплом о защите чести.


КНИГА VIII. НЕТ ТАКОЙ ПАРТИИ

Запись 14.

14.1. Крах.

14.2. Партиец.

14.2.1. Дума о Думе.

14.2.2. Демократическое единство Петербурга.

14.2.3. Где ты, Демократическая Россия?

14.2.4. Демократический выбор России — под вопросом.

14.2.5. Согласие? Какое ещё согласие?!

14.2.6. Наше дело правое, но мы не победим.

14.2.7. Но гражданином быть обязан.

Партийные подробности:

1. Кого выбирают в Думу.

2. Лебедь, рак и щука.

3. Демократы из всех партий — объединяйтесь!

4. Мои партийные инициативы.


КНИГА IX. АНТИКВАР И ЖИВОПИСЕЦ

Запись15.

15.1. Пропал или пан?

15.2. Коммерсант.

15.2.1. Ларьки и челноки.

15.2.2. Фирма Пантелеймоновская.

15.2.3. Антиквар в Кульке.

Антикварные подробности:

1. Борьба за выживание.

2. Антикварно-юридический курс.


Запись 16.

16.1. Ваше Величество.

16.2. Немного ХУДОжник.

16.2.1. Рисовальные классы.

16.2.2. Реставратор.

Живописные подробности:

Паспорт реставрации картины.


КНИГА X. КВАРТИРЫ, ДОМА И СНОВА ДВОРЕЦ

Запись 17.

17.1. Продолжение банкета.

17.2. Домострой.

17.2.1. Покой нам только снится.

17.2.2. У меня была собака.

17.2.3. Второе дело мужчины.

Строительные подробности:

Китайская грамота.

17.2.4. Стройку можно только прекратить.

17.2.5. Автобайки.

17.2.6. Воры.

17.2.7. Хвала Лисьему Носу.


Запись 18.

18.1. Ощетинились.

18.2. Печаль.

18.2.1. Последняя служба.

Чиновничьи подробности:

Меню.

18.2.2. Memento mori.


КНИГА XI. СУТЯГА И ДЕД

Запись 19.

19.1. Закон, что дышло.

19.2. А судьи кто?

19.2.1. Вычеты.

19.2.2. Телефонное право.

Судебные подробности:

1. Победы над мытарями.

2. Бодался телёнок с дубами.


Запись 20.

20.1. Здесь Бога нет.

20.2. Детки и предки.

20.2.1. Сбылась мечта идиота.

20.2.2. Дедские хлопоты.

20.2.3. Шале.

20.2.4. До золотой свадьбы заживёт?

20.2.5. И после золотой жизнь бьёт ключом.

Стариковские подробности:

1. Сказка русская, довольно грустная.

2. Лисий Нос до Исаакия дорос.

3. День Учителя.


КНИГА XII.  БЕДНЫЙ, ГЛУПЫЙ HOMO SAPIENS

Запись 21.

21.1. Покаяние.

21.2. Страна Таракания.

21.2.1. Тараканище.

21.2.2. Тараканы, тараканы кругом!

21.2.3. Беда, коль тараканы в голове.

Тараканьи подробности:

«Эй, быки и носороги!»

21.2.4. В Лисьем Носу — Гадик, а выше…

Муниципальные подробности:

Лисиносовский ночальник.

21.3. Прощай, Земля!


А в XXI веке…

1. Прогулка с внуком.

2. Пост любителя фантастики.

3. Письмо Ника из будущего самому себе.

КНИГА I. ПРЕДКИ

Запись 1

1.1. Новая жизнь

Начиная эти записи, хочу прежде всего выразить моё восхищение фантастическим прогрессом человечества всего за несколько сотен лет после моей смерти, а также глубокую благодарность всем людям, подарившим мне в самом прямом смысле новую жизнь. Из них я знаю пока только одного, буду называть его Ник, который стал мне одновременно и отцом, и братом. Именно он попросил меня рассказать о моей прошлой жизни и поделиться впечатлениями о новой окружающей меня реальности. Ник любезно предоставил мне также возможность узнать о главных событиях, произошедших на Земле во время моего отсутствия, для того, чтобы я смог быстрее адаптироваться к новому обществу. Масштаб изменений на Земле настолько велик, что и мне, и Нику необходимо время, чтобы понять друг друга. Итак, по порядку.

Когда я открыл глаза, я увидел небо с перламутровыми облаками и восходящее солнце. Я лежал на мелкой чёрной гальке, очень гладкой и приятной на ощупь. Лёгкий ветерок донёс запах кипарисов, слышался ласковый шелест волн. Первая мысль была о том, что я, наконец-то, в раю.

Повернув голову, я увидел склонившееся надо мной лицо с горящим фанатичным взглядом и выражением глубокого почтения. Молодой человек лет тридцати пяти, сутулый, тощий, с длинными волнистыми волосами и козлиной бородкой как-то льстиво и приторно улыбнулся, низко поклонился и протянул мне обе руки.

Я поднял навстречу ему свою руку, но, увидев её и бросив взгляд на свою грудь, живот и ноги, почувствовал, что волосы стали дыбом. Меня пробила дрожь — это не моё тело! Это женская рука! Я схватил себя за тяжелые, упругие выросты с твердыми сосками — это женская грудь!! Между ног — ничего!!! Я лихорадочно щупал себя — нет, это всё-таки я, но в оболочке молодой женщины.

В панике я вскочил, оглянулся и увидел, что мы на крошечном островке с рощицей кипарисов и пальм, а вокруг — море до горизонта. Инстинктивно, чтобы очухаться, я побежал к берегу. На бегу у меня появилось ощущение, что центр тяжести моего тела опустился вниз, а ноги стали короче, из-за чего мне приходилось быстро семенить ногами, чтобы набрать скорость.

Я сделал несколько прыжков по мелководью, оглянулся и увидел, что берег, как привязанный, следует за мной. Я буквально остолбенел, а Ник подошел ко мне и снова низко поклонился. В отличие от меня, он был одет в какую-то странную полупрозрачную оболочку, непрерывно изменяющую форму и переливающуюся всеми цветами. На его лице застыла приветливая улыбка.

Наконец, прервав затянувшееся молчание, указывая на себя, я почему-то выдавил:

— Боб.

Ник шарахнулся от меня, его лицо разочарованно вытянулось, но он овладел собой, и приятный голос из его нутра на языке, похожем на английский, попросил меня рассказать о себе. При этом Ник не раскрывал рот. Ему пришлось несколько раз повторить, пока я понял, чего он от меня хочет, так как смолоду английский был мне противен.

— Айм раша, — пролепетал я, и тогда он, немного повеселев, на языке, похожем на русский, всё так же, не разжимая губ, повторил свою просьбу. Вспоминая, как я неоднократно заполнял анкеты и писал автобиографии, я стал перечислять основные факты моей жизни:

— Я, Гуанов Борис Сергеевич, русский, беспартийный, из служащих, родственников за границей не имею, под судом, в плену и интернирован не был. Родился в 1944 году в Ленинграде. С 1952 по 1963 год учился в ленинградских школах, с 1963 по 1969 год — в институтах: на первом курсе — в Бонче, далее — в Политехе. В 1967 году женился, через 2 года родился сын.

18 лет работал инженером-исследователем в закрытом «ящике» — ЦНИИ «Гранит» — по лазерной тематике. В 1982 году защитил кандидатскую диссертацию. В 1986 году перешел в Военмех и преподавал физику в учёном звании доцента. Автор более 100 научных трудов и 25 изобретений.

В 1990 году избран депутатом Ленинградского городского и Фрунзенского районного Советов. В райсовете был заместителем председателя, а в Ленсовете — членом Малого Совета. Действительный государственный советник Санкт-Петербурга третьего класса. В 1991 — 1994 году получил второе высшее образование на юрфаке Петербургского государственного университета.

С 1994 года вместе с женой и её подругой — среди учредителей антикварной фирмы «Пантелеймоновская», где работал заместителем Генерального директора, коммерческим директором и юристом до 2003 года. С 1998 по 2010 год преподавал антикварно-юридический курс в Кульке. В 1996 — 2000 годах учился в Рисовальных классах Академии художеств, потом два года осваивал ремесло реставратора живописи.

Одновременно был членом Cовета питерской организации партии «Демократический выбор России», работал председателем Южного отделения и председателем ревизионной комиссии этой организации. Неоднократно баллотировался в депутаты Законодательного собрания Санкт-Петербурга и Государственной Думы. В 2005 — 2007 годах работал помощником заместителя Председателя Законодательного Собрания Петербурга.

С 2004 года на пенсии. Фирму продали, построили загородный дом. В 2009 году сын женился и в 2010-м подарил мне внука. В 2017 году написал книгу мемуаров…

— Ну, хватит, кончай долдонить, — сказал голос Ника на чистом русском языке. — Надо гораздо подробнее и ничего не скрывать. Это необходимо для науки. Пока тебе не вставили чип, придётся диктовать на вишер.

Под галькой что-то зашуршало, и на поверхности появился небольшой прямоугольник вроде ай-педа.

— Возьми это в руки и скажи «писать», а после говори, что угодно — перед тобой появится текст, и он запишется в памяти. Если захочешь исправить, скажи «исправить» и изложи, как исправить. Вишер всё поймёт и исправит. Кстати, вишер тебе пригодится для выполнения любых твоих желаний. Скажи только «хочу».

Я сказал:

— Хочу одеться.

Перед вишером появилась какая-то дымка и в ней — вереница маленьких манекенщиц. На них были те самые переливающиеся оболочки, как и на Нике, но ещё более замысловатые и вызывающе подчёркивающие их сексапильность.

— Мне бы что-нибудь поскромнее, к чему я привык, — попросил я, и в дымке появились манекенщицы, одетые по моде начала двадцать первого века. Я ткнул пальцем в самую скромную их них, и из-под гальки вылезла вешалка с одеждой, упакованной в пузырь.

— Так же поступай, если захочешь ещё чего-нибудь. Конечно, в пределах разумного. Ну, а мне пора, пиши, — и Ник стал погружаться в гальку, под конец сделав мне ручкой. Несмотря на приклеенную улыбку, его лицо выражало глубокое, почти трагическое разочарование.

Оставшись один, я оделся, сел на бережок и глубоко задумался. Что же произошло со мной? Вернее, не со мной, а с моей душой, я ведь умер. Неужели, я и вправду в раю? Но почему моей душе дана такая оболочка?

Я встал и снова оглядел и ощупал себя. В спокойной воде мелкой лужицы у берега чуть колыхалось мое отражение. Оно улыбнулось мне ангельской улыбкой, и я подумал: «Может, я стал ангелом? Но нет, крылышек за плечами не видно. И весь я из крови и плоти», — проверил я, ущипнув себя за непривычно толстый зад. — «И пожрать чего-то хочется, и за кустик забежать».

За кустом я обнаружил небольшой фруктовый садик, где росла, между прочим, и яблонька. Но змея, как и Адама, слава Богу, не было. «Нет, пожалуй, для рая это всё мелковато», — перекусив яблоками, подумал я.

«Давай вернёмся с небес на землю. А что, если я вернулся на Землю в будущее? Тебе же как физику известно, что в принципе в путешествиях в будущее нет ничего сверхъестественного. Ты вовсе и не умирал. Тебя просто погрузили в анабиоз, засунули в ракету, разогнали до субсветовой скорости, погоняли в космосе по твоим часам десяток лет и вернули на Землю. За это время на Земле прошли века. А весь этот бред о чистилище — это просто сон твоего мозга в анабиозе. Стоп, а почему другое тело? Ну, мало ли что, может, понадобились пересадки членов и органов, главное, мозги-то мои остались», — от этой мысли я несколько успокоился и пошёл устраивать свою новую жизнь.

Конечно, я всласть поупражнялся с вишером, и он исполнял любые мои прихоти, кроме двух: я не мог покинуть свой островок и вызвать к себе хоть какую-нибудь живую душу. По-спартански, но с комфортом оборудовав своё логово в кипарисовой роще, я пристрастился по вечерам смотреть через вишер самые важные русские новости, последовательно, начиная со второй четверти ХХI века. Из заголовков новостей мне бросились в глаза такие:


— Подписание соглашений «Минск-3» о перемирии между правительством Украины в Киеве и самопровозглашёнными республиками Галичина и Новороссия;

— Каирские мирные переговоры под эгидой ООН о прекращении боевых действий между Турцией, Сирией, Ираком и непризнанной Демократической народной республикой Курдистан закончились парафированием совместного документа;

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 457