электронная
100
18+
Жалюзи

Бесплатный фрагмент - Жалюзи


5
Объем:
208 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-2980-6

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

В 4 утра, даже учитывая, что на дворе лето, достаточно прохладно для посиделок. Гулять на трезвую голову совсем не хочется, но поезд, к сожалению, отправляется именно в это время.

Весь вечер был посвящен сбору необходимых вещей, документов и любимых книг, без которых длительная поездка казалась бы грустно-невыносимой. Предвкушая путешествие в любимый город, Надежда прокручивала в голове различные сцены и сюжеты развития событий в мегаполисе, столь далеком и загадочном. Ей было крайне интересно, что же там ждет, какой он — этот новый город, новый не изученный мир, со своими правилами и порядками.

Никогда ранее Надя не посещала Питер, поэтому сейчас, собирая сумку, она испытывала радость и страх одновременно. Город большой, она много о нем читала и видела его на картинках, но и мечтать боялась о том, что когда-нибудь из глубинки переедет в культурную столицу России, где жизнь кипит, где суета и куча людей, спешащих по своим делам. Надежда, конечно, не надеялась стать звездой, но жить в многомиллионном населенном пункте, где море различных возможностей, намного перспективнее, чем в провинции. От таких мыслей в глазах загорался огонек.

Перемены, особенно столь значительные, всегда вызывают в людях неподдельный страх. Возникает куча вопросов: как там, что там, а вдруг не получится, не срастется? Наденька отгоняла от себя плохие мысли, в этот город ее звала душа, и она была уверена, что все обязательно будет хорошо.

Поудобнее усевшись в кресло она стала размышлять, как поступить по приезду и чем заняться.

«Приеду и устроюсь сразу на работу — думала она — хотя нет… а где же я буду жить? Надо жилье найти, а потом уже на работу бежать!».

Прокручивая в голове варианты, Надя уставилась в потолок и долго молчала с глупой улыбкой на лице. Время шло беспощадно быстро и незаметно пролетел час. Сквозь свои раздумья девушка услышала голос матери:

— Все собрала?

Мать стояла в проеме двери, как всегда уже принявшая на грудь 100грамм. Круги под глазами говорили о том, что она мало спит и часто выпивает. Цвет лица потерял свой блеск, но красные щеки выделялись на фоне остальной бледной кожи. Сейчас эта женщина в свои 45 с копейками лет была больше похожа на старуху, глаза потускнели, кожа сухая и с морщинами. Когда-то довольно крупная фигура ее тела, сейчас напоминала высохший папоротник. В волосах появилась проседь, что совсем не красило.

— Я спрашиваю, все ты собрала?

— Все — ответила Надя не поднимая глаз.

Она уже знала, что тут без стакана не обошлось и скоро придет отец в таком же состоянии.

С ранних лет девушка привыкла, что родители порой позволяют себе расслабиться, посидеть за столом с бутылкой водки или другого ядерного напитка. После таких посиделок обычно начиналось выяснение отношений, которое часто заканчивалось криками и дракой. Конечно, страшно было наблюдать за подобными скандалами родителей, поэтому совсем маленькой Надя всегда пыталась защитить мать от побоев отца, но приводило это к еще большему взрыву ярости. В какой-то момент будучи постарше девочка поняла — ее участие в данных конфликтах не принесёт плодов, поэтому стала просто свидетелем складывавшихся обстоятельств.

Когда на свет появилась Оля- второй ребенок — предки успокоились на время. Перестали пить, мать занялась домашним хозяйством, отец поменял место работы и все вроде бы пошло в гору, но счастье длилось недолго. Когда Ольге исполнилось 6 лет, а Наде было в то время 12, все заботы по дому и о младшей сестре легли на ее хрупкие детские плечи. Отца в какой-то момент уволили с работы и он снова начал злоупотреблять спиртным и трепать нервы всему семейству. Скандалы в доме не прекращались, несколько раз мать выгоняла его из дома, но вскоре сама сорвалась и взялась за стакан.

Родители пропадали по несколько дней. Уходили гулять и оставались пожить у подобных себе, забывая про детей. Дома порой совсем не было еды, даже черствой корки хлеба, денег не хватало на упаковку макарон, беспорядок, который периодически устраивали родители, убирала их старшая дочь. В столь юном возрасте ей пришлось столкнуться с грязью и безобразием взрослого мира, она прочувствовала на себе муки бедной и мучительной жизни, в которой не было мягких игрушек и кукол «Барби», не было нежности и любви, не было ярких картинок. Часто плача по ночам, Надя вспоминала хорошие времена, веселую и заботливую мать, трезвого отца, «как быстро летит время» — думала она.

Справится в одиночку с малолетним ребенком Наде было очень тяжело, и в какой-то момент, ближе к 15 годам девушка поняла, что в таких условиях жить невозможно, собрала скромные пожитки свои и сестры, и уехала с ней к бабушке в область.

Бабуля приняла детей с распростертыми объятиями. На дворе стояло солнечное и жаркое лето, Оленька, в шортиках, радостно бегала по огороду и гоняла кур. Глядя на счастливые детские глаза ребенка казалось все плохое осталось позади, все наладится и будет хорошо. Светлые кудряшки падали на лоб, она неуклюже их убирала и ворчала, сидя на скамеечке около деревянного дома. Летом девочка собирала ягоды и помогала заниматься домашним скотом, за что бабушка все время ее хвалила. Девочка росла умная и трудолюбивая.

Не смотря на все невзгоды и печали на жизненном пути, Надя старалась чаще улыбаться, успокаивая себя фразой «бывало и хуже».

«Руки ноги есть, на жизнь заработать смогу — думала она — пойду на какую-нибудь работенку, деньги лишними не бывают», -и пошла.

Закончилось лето и Наде все-таки пришлось вернуться в город. Здесь ее ждала школа и пьяный рожи родителей, которые то и дело, пытались воздействовать на девушку, давая ей различные указания и нравоучения, из-за чего та часто уходила из дома.

Ольгу бабушка взяла под свою опеку, и это значительно облегчало жизнь, так как в учебное время тяжело заниматься уроками и ребенком одновременно, а иногда хочется и погулять сходить.

Сидя в кресле Надежда не переставала размышлять о будущем. В этот город она мечтала поехать с раннего детства, когда впервые увидела фотографию Казанского собора на какой-то праздничной открытке. Потом в интернете нашла кучу видеозаписей с разводными мостами, и они просто свели ее с ума. Представляла, как гуляет по людным улицам, как сидит вечером в уютном кафе, от таких мыслей у нее на душе становилось теплее.

— Я спать хочу, — сказала она матери, которая в это время из дверного проема успела переместиться поближе к телевизору.

— Иди.

Глава 2

Надя долгое время не могла уснуть, мечтала о новой жизни и задремала. Во сне она видела разводные мосты и пустые ярко- освещенные улицы городских проспектов. Свет фонарей отражался от мокрого асфальта. Именно таким в ее воображение представлялся большой и незнакомый город, с кучей людей различных национальностей и мемориалов.

Встав за полтора часа до поезда, она выпила чашку кофе, никого будить не стала, толку от домашних все-равно нет. На кухне, как всегда пустые бутылки и полная пепельница окурков, Дуся — толстый кот трется об ноги — просит жрать. Уж кого-кого, а кота кормили лучше чем детей- мамин любимчик. Сейчас животине года три, живет припеваючи — ни проблем, ни забот и постоянно полная миска еды. Но он, кстати, единственный кто встал проводить.

Вызвав такси, Надя оделась и посмотрела в зеркало. Прямые волосы она аккуратно уложила, подкрасила губы. Глядя в зеркало она улыбалась, то ли сама себе и своему обличью, то ли от дум о путешествии. Некоторое время она стояла погруженная в мысли и вдруг, нахмурившись, пробормотала: « Ну слава Богу, отсюда я уезжаю, не вернусь сюда… нееет» — покачала головой.

Звонок на телефон — прибыло такси. Схватив чёрный чемоданчик-сумку, Надежда выбежала из квартиры и быстро понеслась по ступенькам. Мрачный, серый подъезд с привкусом похмелья, нищеты и старых котов, остался позади — она вышла на свежий воздух.

«Конечно, это родной дом, здесь я родилась — думала она — но пришло время покинуть неуютное место, родной двор».

Она огляделась и ни что не вызывало в ней желания остаться здесь, наоборот, захотелось поскорее оставить все, и не вспоминать — не вспоминать никогда.

Закинув вещи в багажник, девушка уселась на заднее сиденье иностранного автомобиля. Начинался дождь, капли стучали по крыше и окнам машины. Таксист попался разговорчивый:

— Уезжаете?

— Да.

— А куда если не секрет?

— В Санкт-Петербург- улыбнулась девушка.

— Значит решили покорить Северную столицу? — спросил он.

— Не то что покорить… — замялась Надя — просто там должно быть веселее, чем у нас в городе.

— Конечно! Это шикарный город, там куча всего, — и помолчав несколько секунд добавил, — я там был в том году.

— Понравилось?

— Да, только народу много. Зато мемориалы, памятники, архитектура- просто великолепные! Множество музеев, которые я не посетил- улыбнулся.

— Почему?

— Времени не было, по работе ездил. Да, вы знаете, Питер сам как огромный музей. Даже метро уникально! Такой красоты у нас не увидишь- вздохнул водитель.

Всю оставшуюся дорогу в салоне царила тишина. За окном шумел дождь, от этого по телу бегали мурашки и становилось приятно. Надя всегда любила дождь, но в Самаре он капает крайне редко, только осенью, и сегодня исключительный день.

Жара сводит с ума, невозможно находится на улице, хочется лежать дома на диване под вентилятором или кондиционером. Пляжи и развлечения около водоема никогда не спасают на долгое время, кожа после таких прогулок обгорает и все болит. Людям с нежной белой кожей, как у Нади, вообще не рекомендуется загорать. Жаркая солнечная погода — самая большая проблема родного города, и сейчас уезжая в Питер, девушка очень надеется, на частые дожди и мрачную погоду, которой так знаменит город на Неве.

— Приехали, мадам — сказал водитель, остановив машину практически у входа в зеркальный вокзал.

Таксист достал скромную, не большую сумку из багажника, пожелал хорошего пути и отправился дальше по своим делам.

Посмотрев на время, Надя поняла, в запасе у нее полчаса и решила выпить чашечку кофе. В кафетерии рядом с вокзалом двое мужчин страстно обсуждали какой-то боевик недавно вышедший на экраны, третий, что был с ними о чем-то думал и иногда поглядывал на часы, как-будто боялся опоздать на важную встречу. Друзья его активно говорили о фильме и, похоже, было они спорили.

Молодой человек оглянулся и посмотрел на Надежду, от чего у той резко пропало дыхание. Над губой с левой стороны у него была обворожительная родинка, которую Надя сразу приметила. Его прозрачные голубые глаза показались ей такими знакомыми, близкими, но через секунду она смущенно отвела взгляд в сторону.

Подошла очередь в кассу, девушка заказала черный кофе со сливками и сахаром. Забрав чашку, повернулась, чтобы выйти и увидела этого задумчивого парня, он все так же наблюдал за происходящим вокруг, но на нее не посмотрел, будто за минуту потерял интерес ко всему вокруг, словно задумался о чем-то важном.

Проходя мимо она улавливала кусочки фраз незнакомых людей. Рядом с кафе стояли девушка с парнем. Они считали свои скромные накопления. Пытались понять хватит им на дорогу или нет. Куда они собрались ехать, конечно было неизвестно. Юноша был похож на уличного музыканта, с бородкой и в джинсовой куртке, а она с ярко-рыжими волосами и ослепительной улыбкой, больше напоминала звезду Голливуда. Проходя дальше от кафе можно было заметить кучу пустых лавочек, в 4 утра на них никто не отдыхал.

Вокзал внутри напоминал отдельное государство. Красивые и красочные табло со списком маршрутов, женский приятный голос объявлял о приходящих и уходящих поездах, полицейские на входе устало следили за работой металлодетектора.

Надя потихоньку пьет кофе и смотрит по сторонам, курить вредно, но ей нравится. Время тянется незаметно и скоро пора забраться в поезд и найти свое место. Так как денег не много, пришлось купить билет на сидячее место, но Надежду это не пугает, наоборот она в предвкушении поездки.

В вагоне народу совсем не много, в основном молодежь до 30-ти лет. Все сонные и тихие, по салону передвигаются, как мышки, чтобы не разбудить тех кто едет уже всю ночь. Заметно, что вагон отремонтирован сравнительно недавно. Новые сидения синего цвета, у каждого рядом с креслом есть розетка для зарядки гаджетов. Красивые большие окна, и спертый воздух, но дышать можно. В поездах всегда пахнет дальней дорогой и сонным настроением, становится уютно и тепло на душе.

Протискиваясь по вагону, аккуратно, чтобы никого не задеть, Надежда обратила внимание на двух девушек одна чуть старше 20-ти, вторая малышка лет 6-ти. Они шепотом обсуждали какой-то город, в котором видимо недавно побывали. Малышка водила пальцем по стеклу окна и визуально можно было представить, что ее пальчик вырисовывает мост. Она смешно причмокивала, как будто жевала конфетку, и рассказывала про куклу, которую видела там в магазине и очень хотела иметь такую.

Услышав шаги, девочки умолкли и с интересом посмотрели на новых пассажиров. Кто-то проходя мимо улыбался глядя на них, кто-то наоборот стеснялся поднять глаза на юную особу, которая, не смотря на раннее утро, свежо выглядела. Брюнетка с зелеными глазами страстно разглядывала мужчин ползущих по вагону, а младшая, видимо сестричка, дергала ее за рукав призывая к беседе. Без тени стеснения старшая пристально наблюдала за каждым проходившим, как будто искала знакомое лицо. Она напоминала тигрицу, складывалось впечатление, что эта особа слишком в себе уверена. Возможно, она в тайне мечтала о пылкой любви, которая могла пробудиться в молодых людях с соседних сидений.

«Познакомиться в поезде — в этом есть своя романтика», — приметила Надя оценив поведение девушки.

Надя добралась до места, когда поезд тронулся. Она с трудом запихнула сумку на верхнюю полку и уселась к окну. Рядом сиденье пустовало, видимо пассажир отошел или же она едет одна.

Усевшись в кресло поудобнее обратила внимание на потолок. Там был установлен вентилятор и кнопка включения радио, в общем ничего интересного. Спинку кресла можно было слегка опустить, что она и сделала. На спинке каждого сидения был приделан раскладной столик для удобства приема пищи. В вагоне царила тишина, только слышно, как рельсы стучат еле-еле.

Посмотрев в окно, Надя увидела как проезжает знакомые места и улицы, поезд тихонько, почти бесшумно, двигался по пути. Внутри девушки все содрогалось, будто мурашки бегали прямо по душе, такое странное чувство она испытывала впервые. Конечно, покидая родные края Надежда ощущала прилив радости, но в тоже время боялась и тосковала, от чего не знала сама. Узенькие улочки в это время суток совсем загрустили и опустели, на них мало людей, даже птицы еще спят. Погода опять хмурилась и вот-вот мог начаться дождь, серые тучи тяжело передвигались по небу, не пропускали ни одного солнечного луча. Старые деревья под тяжестью своих ветвей склонялись к земле, а те что помоложе наклонял напористый ветер, который в свою очередь уносил неведомые печали далеко на юг, там им будет теплее.

Светало, но мрак по прежнему наполнял все вокруг. Улицы казались темнее и уже чем обычно, грязные дороги с дырами в асфальте выглядели, как низкобюджетный городской проект, сделанный на совесть, если бы в нем были именно дырявые дорожные покрытия. Жутковатая картина реальности наводила на смешанные чувства и грустные размышления. Глядя в окно и стараясь думать о чем-то прекрасном, Надя погрузилась в сон.

Глава 3

Сквозь сон Надежда почувствовала, как кто-то брякнулся на соседнее сидение. Именно брякнулся, так как вибрации прошли по всему телу и кресло недовольно скрипнуло от напора, оно явно было неготово к резким движениям.

С закрытыми глазами, в состоянии не оконченного сна, Надя представляла, каким может быть этот человек, сотрясший все вокруг своим появлением рядом. «Наверное, он под 100кг и ему тяжело передвигаться — она представила огромного толстого мужчину, лет под сорок — и в руках у него здоровенный бутерброд — не унималось ее воображение — он еле-еле запыхавшись протискивался по центру между сидениями и извинялся за то что его пузо задевало спящих. Рубашка натянулась на животе и, кажется, вот-вот пуговицы не выдержат и оторвутся. Блин, а мне с ним рядом ехать, ужас».

Наденька решила открыть глаза и взглянуть на этого громадного человека, но к своему удивлению увидела девчушку лет восьми, с двумя хвостами на голове, которая весело вертела головой и рассматривала все вокруг.

— О привет! — радостно сказала она Наде.

Девочка довольно улыбалась и будто дивилась всему, что есть на свете.

— Привет.

— А я еду в Питер, а ты? — на зубах у задорного ребенка были брекеты.

— И я. А ты что совсем одна едешь? А где мы едем? — Надежда приподнялась и посмотрела в окно, но там было только поле, поезд набрал скорость и уже мчался на всех парах. Слышался стук железных колёс.

— Я с бабушкой, вон она спит — девочка показала на сидение за ними. Там похрапывала совсем молодая бабушка. Белокурые волосы, завивка аля-60е, накрашена не ярко, но видно синие тени. Она так сладко спала, что казалось ничего не имеет сейчас для нее значение кроме собственного сна.

— я Катя — серьезно сказала новая знакомая и протянула руку Наде.

Они познакомились. Катя, совсем юная особа, которая уверена, что мосты в Петербурге разводят, чтобы люди спали а не «шлялись» туда-сюда по городу. Надя искренне улыбалась и хохотала от заявлений этого ангела с брекетами. Та в свою очередь вертела головой, иногда загадочно останавливалась и смотрела в окно раскрыв рот, а иногда поправляла свой красивый джинсовый комбинезон ярко синего цвета, с вышивкой цветов на груди. Из одного кармана выглядывали фантики от конфет, которыми Катюша поделилась с новой взрослой знакомой. Теперь они вдвоем жевали конфетки и обсуждали школьную программу. Не смотря на свою непоседливость, по словам ребенка, она училась хорошо и уже умела читать и писать:

— Я даже рисую хорошо, мне Наталья Степановна сказала — с набитым ртом рассказывала девочка, — а еще пою. Хочешь спою?

— Хочу, а что петь будешь?

— Ну не знаю — пожала плечами — могу Катюшу.

— Ну давай.

Девочка сделала вид, что вспоминает слова, а потом, видимо передумав, добавила:

— Я сегодня не в голосе, в следующий раз давай.

Надя хихикнула и кивнула.

Слушая ее рассказы, женщины приходили в умиление, мужчины улыбались, всем она явно нравилась — заводная маленькая артистка. Поездка обещала быть веселой.

Побеседовав некоторое время, Надя вылезла с места и пошла в сторону комнаты проводниц. Очень ей захотелось черного, сладкого кофе с молоком и сигарету, но так как курить в тамбуре запрещают блюстители закона и порядка, нужно было договориться с работницами вагона.

Комната проводниц всегда устроена по особому. На входе раковинка и тумбочка, на которой стоит поднос со всякими вкусностями, по цене в 2 раза дороже магазинной. Сувениры русских железных дорог вообще на вес золота: ручки с логотипом, магниты с гордым изображением поезда, зажигалки, тапочки, набор для личной гигиены. У окна столик, за которым проводницы все-время что-то пишут по очереди, типа журнал для ведения вагонных дел. Все они, как правило, аккуратно одеты в выглаженную и чистую форму, в туфельки. И у всех хорошие прически по утрам. Складывалось впечатление, что такая работа — сутки на пролет- совершенно не оставляет отпечатков на их милых лицах.

Дверь оказалась закрыта, Надя постучала на что услышала: «Войдите» и дверь пикнула.

Надя открыла дверь. Перед ней сидела женщина по возрасту чуть больше 30-ти, со светлыми волосами чуть ниже плеч, которые были собраны в хвост. Дама среднего телосложения и невысокого роста, строго посмотрела на вошедшую, потом улыбнулась, поправила волосы и спросила, чем может помочь. Ее тонкий голосок прямо скрипел по нервам.

«Такая приятная женщина и такой противный голос» — подумала Надя и улыбнулась.

Договор о курении в тамбуре стоил ей два лотерейных билета по 50 рублей, в принципе недорого для эксклюзивного «все включено».

Глава4

В тамбуре прохладнее, чем в вагоне, поэтому прежде, чем выйти на перекур, Надежда накинула синюю джинсовую куртку и сделала себе горячий кофе. Дождь во всю хлестал по стеклам и смотреть на него до ужаса приятно. Чёрные тучи заволокли небо, и на улице стало совсем темно. Снаружи так прохладно и мысль о переменах температур прямо-таки отзывалась в душе уютными нотками. Тем кто не любит дождь не понять столь глубокого волнения и таких прекрасных моментов.

«В Питере часто идут дожди — рассуждала она про себя — Бррр… это так великолепно, постоянно серые тучи над городом, гром гремит раз в неделю, и дождь. Он то совсем мелкий, то крупный и сильный с порывами ветра… эх… поскорее бы жить во всем этом.» — она закурила сигарету и еще больше погрузилась в собственные мысли, от которых у нее порой прерывалось дыхание.

Надя жила мечтой о новых и потрясающих событиях, она грезила увидеть своими глазами этот новый мир, прожить в нем жизнь не жалея ни о чем. И самое главное она любила пасмурную погоду и дожди.

Облокотившись на окно входной двери, Надя не заметила, как в тамбур вышли два парня и тоже закурили. Ими оказались молодые люди, которые активно обсуждали что-то в кафе на вокзале. Теперь они спорили о качестве японских и корейских автомобилей. Высокий светловолосый с карими глазами, настаивал на Японии, каждый раз подкрепляя свои высказывания фразой «Япония самая высокоразвитая страна!», второй качал головой и загадочно отводил глаза, давая понять, что не согласен.

— Серега, Вот давай девушку спросим — сказал высокий — Девушка! — обратился он к Наде, это было так неожиданно, что та дернулась напугавшись.

— Да, что? — резко ответила она.

Не обратив внимание на ее резкий тон, парень продолжил:

— Вот как вы считаете, какие машины лучше корейские или японские?

Надя подняла одну бровь в удивлении, задумалась, и немного помолчав ответила:

— Я думаю японские.

— Почему? — огорченно спросил второй.

— Нуу… у них высокие технологии, постоянно что-то новое придумывают, мне кажется автомобили у них получаются лучше. — утвердительно кивала головой она.

— Вот видишь! — воскликнул первый, руками подперев торс и кивнул своему другу. — Япония- самая высокоразвитая страна!

— Это не меняет моего мнения — ответил молодой человек и махнул рукой. Он был невысокого роста, прилично одетый, в брючках и голубой рубашке. Казалось, будто этот незнакомец собрался на свидание. Волосы русые, аккуратно уложенные, глаза зеленые и раскрасневшиеся щеки от происходящего спора. Он явно был недоволен, тем что дама поддержала не его. Одну руку он держал в кармане, второй сигарету и загадочно смотрел в окно, наблюдать за ним весело.

— А вы куда едете девушка? — спросил тот, что повыше.

— В Питер, а вы?

— Мы тоже, с нами еще друг — он показал на вагон — он там спит еще. Меня, кстати Алексей зовут, можно просто Леша, а этот загадошный джентльмен — Сергей.

Надя представилась и сразу подумала, что в компании людей примерно своего возраста будет ехать гораздо веселее.

Леша выглядел более по молодежному. Рваные на коленках джинсы, белая футболка и взъерошенные слегка волосы, блондин. Он был высокий и статный молодой человек, конечно, внешность у него эффектная и притягательная, но Надежда отметила про себя, что «Он скорее всего лавелас» и на таких как она никогда не посмотрит. Надя от природы была скромной девочкой и всегда сомневалась в своей красоте. У нее не было модельной фигуры, хотя она стройная и худенькая, зато длинные ресницы и пухлые губы очень даже привлекали внимание мужчин. Волосы длинные, шелковистые, красивого каштанового цвета, всегда чистые и ухоженные.

Алексей стоял совсем рядом и чувствовалось, как приятно от него веет туалетной водой.

«Наверняка, духи у него импортные и дорогие» — подумала.

Они разговорились. Болтали обо всем, в том числе о Петербурге. Каждый из них мечтал туда поскорее попасть. Разговор проходил совсем легко и непринужденно, Сергей перестал дуться и присоединился к ним.

— Я в Питере был года два назад — сказал Сергей — и все два года думал о том, что надо вернуться.

— Что же не вернулся раньше? — спросила Надя.

— Да как-то все навалилось, проблемы решал с учебой, с родителями, потом на работу устроился, денег не было, а чего в Питер без денег ехать, ну согласись? — он посмотрел на своего друга.

— Согласен -тот утвердительно кивнул головой.

— Ну вот накопил немного, да еще Макс позвал в гости — решил почему бы и нет? Купили билет и рванули!

В этот момент в тамбур зашел молодой человек.

— Вот и Макс. Выспалась наша принцесса? — блондин дружески похлопал парня по плечу.

Это был тот самый молодой человек, с которым Надя зацепилась взглядами в кафе. Сейчас он пристально смотрел на нее без тени смущения, и она тоже не могла оторвать глаз. Между ними явно промелькнула искра.

— Ну чего молчишь -то? — подергал за рукав Макса друг.

— Выспалась принцесса, выспалась- он улыбнулся во все свои 32 белоснежных зуба.

Голливудская улыбка поражала наповал, но Надежда смогла устоять на ногах. Про себя, конечно, отметила, что внешность этого юноши напоминала принца из какой-нибудь сказки. Жгучий брюнет, волосы как в любовных романах, блестящие и красивые. Голубые глаза, как сканер, ощущение, будто он смотрит насквозь. Немного холодный отблеск, но нашу героиню это совсем не напугало. Одет новый знакомый был стильно и со вкусом. Синие потертые джинсы, красные кеды и рубашка.

Их познакомили, они пожали друг другу руки, и Надя почувствовала, как ее сердце забилось так сильно, казалось, сейчас оно выпрыгнет из груди и по скачет по своим важным делам. Щеки покраснели от смущения, все это заметили, но никто ничего не сказал. Леша продолжал болтать веселый и нелепый бред, от чего ребята хохотали и настроение у всех поднималось выше небес. Сергей по сравнению со своими друзьями крайне спокойный и тихий. Он молчал и внимательно рассматривал беседовавших, Надя выглядела смущенно — он это заметил. Максим смотрел на новую знакомую с интересом и нагло, ему нравилось вгонять людей в краску. Уверенности таким людям не занимать.

Поняв, что с глупой улыбкой смотрит на Макса, Надя резко отвела взгляд в окно и, как будто, о чем то задумалась. Ее тянуло к молодому человеку и она сама не понимала почему. Столь пронзительный у него взгляд и так, без смятения, он смотрел на Надежду, что та в свою очередь убедилась — люди влюбляются в глаза. Этот юноша не похож на своих спутников, он слегка заумчив, но всегда готов поддержать разговор и поучаствовть в дискуссии.

Поезд двигался со скоростью беременной черепахи, видимо какая-то особая зона на железной дороге, а может быть скоро станция. Дождь прекратил стучать по стеклу и еле заметно прокрадывались лучи сквозь серые тучи.

Из разговора Надя поняла — Максим коренной петербуржец.

— А ты тоже из Самары едешь? — спросила Надя посмотрев на нового знакомого.

— Да, в гости ездил. Вон Серегу решил притащить в Питер, а то он сам боится.

— Ничего я не боюсь- ответил друг, которого явно задела шутка- Просто раз выдался случай, почему бы вместе не поехать, тем более Лёха тоже собрался.

— Я к матери приезжал, сам из Самары, а с Максом в северной столице познакомились.- добавил Леша.

Ещё некоторое время поболтав, Надя почувствовала себя сонно и вяло, ей хотелось отдохнуть и побыть одной.

— Пошлите на место, сейчас народ попрет — сказал Сережа с улыбкой на лице — нас затоптать могут.

— Смеёшься? Мы вообще в какой-то деревне — ответил Алексей, выглянув в окно.

— Я правда пойду, еще увидимся — сказала Надя и отправилась на свое место, парни неторопливо пошли за ней, оказывается, их места были совсем недалеко.

Глава 5

Время пролетело незаметно, только недавно был обед, а уже приближался вечер. В животе урчало и Надежда решила перекусить. С собой в поездку она упаковала пару пирожков с мясом, салат и лапшу быстрого приготовления. Сделалав зеленый чай, девушка приступила к трапезе. Пирожки были невозможно вкусные, такое ощущение, что их приготовил ангел и добавил в рецепт какую-то волшебную пыльцу, которая придавала им вкусный аромат. На самом деле, как потом поняла Надя, она просто зверски хотела есть, именно поэтому все что попадало в рот, казалось таким невообразимо вкусным.

— Вкусно? — вдруг нежданно-негаданно появилась Катя.

Она с интересом разглядывала, как ее соседка набила полный рот, что не может проживать.

— Угу — кивнула Надя.

— Ты такая голодная что-ли?

— Угу — полный рот не позволял произнести ни слова.

— Ну-ка не приставай к тёте -вступилась бабушка и одернула девочку.

— Ну ладно, жуй — угомонился ребенок и отвернулась к соседнему креслу.

Приближлась ночь, за окном в деревушке, мимо которой они ехали горелись фонари. Поселение большое, даже улицы есть и коровы пасутся недалеко от железной дороги. На улице хоть и нет дождя, но все равно как-то мрачно и пасмурно.

Надя вдруг вспомнила, как ездила последний раз к бабушке.

Сестре Ольге уже 14 лет, она ходит в местную школу, а после уроков помогает бабуле ухаживать за огородом. Выросла девочка, теперь она очень самостоятельная и ответственная. Иногда навещает родителей, но ездить к ним не любит. Про будущую профессию говорит, когда вырастет станет ветеринаром и будет лечить домашних животных. А все потому что в том году у них в сарае умерла корова, которой во время не смогли оказать помощь. Оля расплакалась и заявила бабушке, что вырастет и станет врачом для животных.

— Они такие беззащитные! Я вырасту и буду их лечить- сказала она, со слезами на глазах.

Оля очень добрый ребёнок. В свои 14 лет она не гуляет допоздна, всегда в нужную минут рядом, не курит за гаражами, в общем воспитание бабушка ей дала хорошее, советское. Девочка скромная, как и ее старшая сестра.

А коровы они смешные. Смотрят задумчиво в даль и постоянно жуют траву, жизнь их протекает без эксцессов.

Вспомнив младшую сестренку Надежда загрустила. Хотела взять ее собой, но для этого Оленьке нужно подрасти, а ей устроиться в новом незнакомом городе. Надя понимала, легко не будет, проблемы навалятся на нее, нужно будет искать жилье и чем быстрее, тем лучше, работа сама не упадёт на голову и деньги не накопаешь в огороде.

«А главное что? Главное душу не потерять в этой суматохе и не стать продажной тварью… Я знаю, большие города часто портят людей, но я не стану другой, я буду собой, всегда. Мегаполис- большой, богатый и от того так страшно жить в нем.» — дала себе обещание наша героиня.

В эту минуту она выглядела расстроенной, в наушниках играла песня про «мой город» — тихая и спокойная, она придавала определенные краски окружающему миру.

«Да, я знаю, что будет тяжко, но я справлюсь ведь так? — спрашивала она себя. — Люди помогут, если что вдруг случится, хотя надеяться мне не на кого».

В ее сердце вдруг закрался страх, непозволительное чувство в данной ситуации. Печально рассуждая о дальнейшей жизни, она смотрела на заброшенные полуразрушенные дома за окном и боялась остаться такой же одинокой и ненужной, как они.

Их так много в этой деревне, холодком в сердце отзывается безнадежная картина брошенных и гниющих жилищ. Некоторые заколочены, то есть и окна и двери, как будто там держат опасного, жестокого зверя. Покрытые мхом и мраком эти постройки походили на кладбище старых, никому не нужных объектов. Люди, уехавшие отсюда, вместе с домами похоронили своё прошлое.

Настроение Нади менялось слишком часто для того, чтобы понять, где правда, а где ложные чувства. В какой-то момент ей казалось, что она так счастлива, что наконец-то уезжает, что там ждет новая, совершенно другая жизнь, но потом нотками тоски перед глазами искрили воспоминания, ей становилось грустно от мысли, что сестренку она увидит не скоро, что родители все глубже проваливаются на социальное дно, и что никто не может им помочь. Эти думы скребли по душе своими острыми когтями и не давали покоя ни на минуту. Страх перед мегаполисом посещал реже.

«Бояться рано!» — твердо решила она.

За окном стемнело. Время летело с беспощадной скоростью. Надя наслаждалась поездкой, глядя в окном. Малышка на соседнем сидении уже дремала, она похожа на маленького ангела, такая нежная маленькая девочка, и ничего еще не тревожит ее розовый воздушный мир. Было видно, что бабушка оберегает ребенка от житейских проблем и взрослых забот, она прилагает все силы, чтобы дать ей подольше побыть ребенком, пытаясь продлить детство.

Глава 6

Надежда прибывала в тягостных размышлениях и смотрела на мелькающие фонари за окном, как вдруг ее кто-то взял за руку. Она обернулась и увидела Макса, он смотрел на нее своими прозрачными глазами:

— Пошли — шепотом произнес.

Надя аккуратно вылезла с кресла, взяла кружку под кофе, сигареты, и тихонько поплелась за Максимом, который все так же держал ее за руку и шел впереди. Его рука была такая теплая и мягкая, не хотелось отпускать ее. Надя вдруг подумала, что хотела бы больше всего на свете, что бы его нежные руки всегда обнимали и вели ее, вот так как сейчас.

По пути в тамбур они сделали себе по кружечке дешевого рассыпчатого кофе, в этот момент девушка боялась поднять на своего попутчика взгляд, и смотрела в стакан с серой жидкостью. Ощущение складывалось, что она чего-то боится или стесняется, такое с ней происходило впервые.

Выйдя в тамбур, некоторое время они молчали. Макс завороженно рассматривал новую знакомую, не стеснялся и обжигал взглядом. Несмотря на него, Надя чувствовала, как он изучает ее внешность. Максим явно был старше, это ощущалось по его поведению. Уверен в себе, своих действиях — это сводило с ума. Подняв взгляд, она испугалась искр в его глазах, этот нездоровый блеск, как яркий огонек, который появляется у человека в минуты сильных эмоций.

— Ты меня боишься? — удивленно спросил Максим.

— Нет, просто ты меня так рассматриваешь…

— Как так?

— Странно, мне становится неловко.

Макс пожал плечами и отвернулся к окну. Его лицо озаряла улыбка, кажется он собой доволен.

— Ты такая скромная -добавил он глядя на поле за окном.

Надя молчала не зная, что ответить.

— Давай поговорим? — он повернулся, и опять его взгляд пронизывал насквозь.

— Давай.

Сигарета в ее руках тлела, и она совсем забыла про нее, пока уголь не дошел до фильтра и не стал жечь пальцы. Затушив окурок, глотнула кофе. Надя тихо ждала начала разговора. Сама не знала, что сказать, но готова была поддержать любую тему. Тишина длилась несколько секунд, напряжение становилось невыносимым.

Тихим голосом, словно по секрету, Макс рассказывал о своей жизни.

В детстве он был любимчиком в большой семье, у него есть старшие сестры, которые на 7—8 лет старше, и все в нем души не чаяли:

— Смешно дергали меня за щеки и все время спрашивали, кем я хочу стать когда вырасту — улыбаясь, рассказывал он.

Когда вырос поступил в медицинский институт, кое-как его закончил, но на работу устроиться по специальности может, так как сфера эта ему близка.

— Чем близка? — не поняла Надя.

— Потом расскажу как-нибудь за чашкой кофе.

— тогда пойду сделаю еще кофе?

— Хех, хитрая какая, не сегодня.

Сам он с Петербурга и всю жизнь в нем прожил. Он описывал город, как великий художник, казалось, все улочки ему знакомы, разводные мосты — красота, которую стоит увидеть. С восхищением Макс говорил об Эрмитаже, о военных музеях, памятниках, мемориалах. Любит город, но «вся эта мишура» ему надоела. Под «мишурой», как выяснилось, он подразумевал раскрашенных гламурных девиц на высоченных каблуках, и парней не похожих на парней.

— Ходят разукрашенные как индейцы эти дамы, а мужики кремами измазанные, смотреть противно. Согласись?

— У нас в городе тоже такие есть, и даже очень много. Наверное, косят под крутых.

Макс махнул рукой:

— Не так много, как у нас вот увидишь.

Его жизнь значительно отличалась от жизни Надежды. Он рос в достатке, родители не пили и не били его. Старшие сестры всегда во всем помогали, отец имел свой бизнес и спокойно мог отправить всю семью в Турцию на каникулы. Сейчас родители проживали в Германии, а сестры разъехались по разные стороны. Мать мечтала, что сын пойдет по стопам отца и станет коммерсантом, но Макс выбрал другую дорогу. Учиться на врача-хирурга — его личное решение и никто не смог отговорить его.

На совершеннолетие ему подарили машину, хотя у него не было прав.

— Это смешная история — и он рассказал, как после дня рождения без прав и под градусом решил всех отвезти домой. — В итоге меня подрезал столб, да-да я им так и сказал. — он рассказывал это хихикая — Гаишники долго сопротивлялись, но мой папаня все разрулил. Ох, как мне тогда влетело! Пришлось идти учиться на права. Сейчас, — он достал из внутреннего кармана джинсовой куртки пластиковую карточку — вот они родненькие!

— Фото смешное, как на паспорт.

— Нормальное- улыбнулся Макс.

После недолгой беседы он вдруг замолчал и уставился на свою собеседницу, через секунду он уже стоял рядом, совсем близко, так что Надя чувствовала его прерывистое дыхание. Их тела оказались прижатыми друг к другу и можно было ощутить, как бьются в унисон их сердца. Парень сжимал ее руки в своих и молчал, она не могла набраться сил чтобы отвернуться.

Надя вся раскраснелась, чувство неловкости ютилось где-то внутри. Макс прижался губами к ее лбу и простоял так несколько секунд, после чего отпустил ее и рванул внутрь вагона. По ее телу бежали мурашки, некоторое время она стояла не в силах двинуться с места, сам этот необъяснимый порыв ввел в ступор, нужно справиться со своими нервами прежде чем вернуться на место.

Закурила и задумалась глядя перед собой. Надя не понимала, что это было и как на это реагировать, но все внутри нее сжималось, тело дрожало, а мысли были заняты только его глазами -прозрачными и такими острыми, казалось будто он все про нее знает, как будто он знает ее всю жизнь, может и дольше, а она его нет. Да, он, несомненно вызывает в ее сердце бурю эмоций, но как определить хорошо это или плохо, она не знает.

Стоя у окна и вдыхая дым, девушка вспомнила, как при входе в поезд подумала: «Любовь в поезде — это своеобразная романтика».

Она улыбнулась себе и успокоилась.

Глава 7

Вернувшись на свое место, Надя отгоняла от себя мысли. Скоро ей предстояла тяжелая встреча с новым, огромным городом, и морочить голову всякими романтическими отношениями — она не хотела.

«Это же не серьезно -думала — что за любовь в поезде? Приедем в Питер и разойдемся по своим делам, только душу мне травит таким поведением. Да, он мне симпатичен, но у человека своя жизнь — отговаривала она себя от своих же чувств — он про меня и не вспомнит, когда доберемся до места назначения».

Надежда уснула так крепко, что совсем не слышала, что происходит в вагоне. Через какое- то время поезд остановился. Спать сидя было неудобно, и в какой-то момент у девушки затекла шея, она проснулась. Вокруг темно и только ночные тусклые лампочки горели по салону вагона. Спросонья, Надя, шурша по полу ногами, пыталась найти обувь, чтобы встать и пойти умыться. Обернувшись и посмотрев в окно, она поняла, что снаружи черная ночь, такая глухая и великолепная, совсем ничего не разглядеть. Зато слышно стук колес движущегося поезда, но этот звук казался совсем глухим, словно специально подстраиваясь под спящих пассажиров, боясь их разбудить.

Найдя наконец-то обувь Наденька встала. На соседнем сидении Катя открыла глаза, но будто боялась произнести и слово, малышка смотрела по сторонам и крутила локон своих светлых, теперь уже распущенных, волосиков. Перед ней на столике стоял сок, который иногда она хватала и потягивала через трубочку. Девушка проползла мимо ребенка и улыбнулась, на что та тоже ответила улыбкой. Осторожно выбравшись в узкий коридор, она медлено напрвилась в сторону уборной. По пути вдруг услышала громкий храп, который чуть не сбил ее с ног, она мигом проснулась. Невероятно, храпела молодая девушка на верхней полке.

Умывшись, посмотрела на себя в зеркало. Сонные, уставшие глаза ничего не отражали: ни радости, ни печали — никаких эмоций. Надя на время забыла о своем столкновении (по другому она не могла это назвать) с Максимом в тамбуре. Сейчас она думала, что безумно хочет спать, ехать еще часов 10 и эта дорога бесконечно длинная.

«Ненавижу поезда, этот гул колес, укачивает — подумала она, все так же глядя в зеркало, настроение в данную минуту было паршивое — скорей бы уже приехать».

Выйдя из уборной, она собрала мысли в кучу, и решила попить кофе и съесть какую-нибудь вкуснятину. На часах 12 вночи и в принципе поезду еще предстоит долгий путь, так как в Петербург он прибывает уже после рассвета. В сумке у Нади всегда были ириски, они отлично подходили под любое настроение. Катя не спала, а все так же задумчиво смотрела по сторонам, зато бабушка ее с удовольствием погрузилась в просмотр фильмов от Морфея и тихонько посапывала. Достав из сумки конфетки, Надежда угостила маленькую соседку и поплелась в другой конец вагона, заранее надев кофту.

В тамбуре тихо. Стук колес пробирал до костей, оставляя на коже мурашки. Да, девушка явно испытывала наслаждение от происходящего, не смотря на то что сама поездка утомила. В проходе прохладно и пахнет табаком, будто совсем недавно тут кто-то курил.

Надежда встала напротив рычага торможения и задумалась. Думала о доме и родителях, о сестре и бабушке, почему-то вспомнила кота, который последним провожал ее.

«Я ведь там никому не нужна, у меня даже друзей не было — неожиданно подумала она — тогда о чем мне переживать?»

В школьные годы Наде было сложно. Учеба не поддавалась, учителя ее не любили, да и у одноклассников она популярностью не пользовалась, зато с параллельного класса ребята с ней общались. На уроках часто сидела одна на последней парте, рисовала и задумчиво глядела на школьный двор. В детстве она вела дневник, куда записывала мысли и все события, происходящие в жизни. Ей посоветовал это детский психолог, который по каким-то причинам изучал ее личность. В близкий контакт ни с кем не входила до старших классов, и из-за этого ее считали изгоем, не дружили с ней. На самом деле это не пугало, а даже наоборот успокаивало. Надя прекрасно понимала — она не такая как все, не стадо, и образ ее мышления совершенно не такой, как у сверстников.

С юных лет Надя читала книги и любила рисовать, мечтала поступить в художественное училище. Знания, нравоучения и указания по воспитанию, которые давали в школе порой были ей чужды. Складывалось ощущение, будто преподаватели считали, что все дети должны одинаково думать, любая инициатива пресекалась на корню.

В размышлениях о школе, Надя не заметила, как в тамбур кто-то зашел. Он встал рядом и закурил, молча и спокойно вглядывался в ночь сквозь грязное стекло. Несколько мгновений спустя он глубоко вздохнул:

— Погода шепчет — не громко произнес томный мужской голос, который вывел Надю из задумчивости.

Она резко обернулась и увидела Макса.

«Опять он» — подумала.

В тусклом свете его фигура напоминала загадочного героя любовного романа. В одной руке сигарета, вторая в кармане.

«Только шляпы не хватает».

Он стоял облокотившись на стенку, и пристально смотрел в окно. Девушка вдруг покрылась мурашками и почувствовала себя неловко, Максим был спокоен как всегда, курил и молчал. Тишина сводила с ума и Надежда решила, что пора пойти на место.

— Постой — он резко схватил ее за руку и притянул к себе.

Надя опешила и остановилась напротив него. В глазах парня сверкнул огонек, его руки обхватили талию. Надя замерла, и боясь пошевелиться, спросила:

— Зачем это все?

— Что это?

— Зачем ты прикасаешься ко мне, зачем заставляешь так… чувствовать себя..- внутри у нее все сжалось и дыхание стало прерывистым.

— Как так? Тебе плохо?

— Не плохо, — она отвела взгляд в сторону — просто… мне становится не по себе, и я не понимаю, что происходит.

Он резко отпустил ее и, почти шепотом, произнес:

— Не знаю. Меня к тебе тянет, я не хочу чтобы ты уходила — и помолчав добавил — от меня…

Надя вспыхнула, щеки покраснели, но она не могла в это поверить, да и не хотела. Они знакомы всего несколько часов, откуда столько эмоций внутри нее? Она отошла от Максима и, постояв немного в стороне, сказала:

— Максим, мы слишком мало знакомы. Такого не может быть, ты просто морочишь мне голову и я не понимаю зачем. Тебе, что-то нужно от меня?

— Я же сказал….

На этом их разговор закончился. Надя, пожав плечами, пошла на свое место, где ее ждала любимая книга и целая ночь полная печали. Конечно, после такой сцены, она чувствовала смущение и не знала, как дальше сможет общаться с Максимом, да и нужно ли ей это общение? Этот вопрос встал поперёк горла, и глядя перед собой она потирала руки.

Все это кажется сном, ей уже не 15 лет, она не так наивна и во всем ищет подвоха.

Глава 8

Ночью Надя не сомкнула глаз. Она пыталась отвлечься, читая книгу, но это не помогало, все мысли возвращались к новому знакомому. Да, она действительно испытывала к нему новые чувства, ранее ей не знакомые, но поверить в это было слишком сложно. Она перебирала в голове его слова и старалась понять, как такое возможно. Все казалось бредом и не правдой.

Наступило утро. Солннечные лучи стучались в окно, поезд прибывал на станцию Московский вокзал город Санкт-Петербург.

Выйдя из вагона, Надя вдохнула городской, новый воздух. Он казался свежим и в то же время пропитанным дорожной пыльюзапахом горячей выпечки. На перроне много народу и сквозь толпу она увидела рыжую девушку с парнем, которые стояли у кафе в день отправления. Парочка приближалась к ней, оба улыбались будто знакомы с Надей и махали ей руками. Надежда остановилась, глазами искала его, того кто стоял с ней в тамбуре ночью, надеясь увидеть в последний раз. В это время рыжая девчонка потрясла ее за плечо:

— Привееет -протянула она — ты же с Самары? Мы тебя видели.

— Да — ответила Надя.

— Может познакомимся? Я Аня, это мой парень Дэн — она кивнула в сторону молодого человека, который в это время присев на корточки завязывал шнурки на кедах.

— Надя.

Они пошли к выходу с вокзала и разговорились о всякой ерунде. Аня держалась очень уверено, будто они старые подруги, которые просто давно не виделись. Она улыбалась и эмоционально рассказывала истории из жизни. Дэн в основном молчал, шел рядом и смотрел по сторонам. Он был человеком спокойным, тихим, молчаливым, осматривался вокруг и лишь изредка вставлял своё слово.

— О, кафе — сказал он — зайдем, перекусим?

Парень пристально смотрел на Надю, будто именно она принимает решение.

— Хотелось бы сначала определится с жильем- тихо проговорила она.

— Да перестань — махнула рукой Аня — пойдем покушаем, потом все решим.

— Ну, хорошо — согласилась Надежда.

Они направились в сторону кафе, по дороге рыжая болтала обо всем на свете. Рассказывала, что они уличные музыканты (хотя это и без слов было понятно), приехали покорять большой город, надеются стать знаменитыми и найти новых друзей. В принципе, на такой поворот событий рассчитывали все кто приезжают в мегаполис. Надя в свою очередь молчала и думала, что потеряла Максима возможно навсегда. Ей не давали покоя последние слова в тамбуре. Она прокручивала их разговор у себя в голове уже сотню раз, но так и не могла ничего понять.

«Ладно, — решила она — если он тот человек, которого мне послал Бог, то я обязательно еще встречу его, хоть это практически невозможно в таком огромном городе».

В кафе уютно и светло, в окошко смотрит солнце и синее небо, обстановка приятная. Погода на улице слишком тёплая для хмурого Петербурга. Люди бегут по своим делам, кто-то копается в мобильном телефоне, некоторые разговаривают, стоя сбоку тротуара. Жизнь кипит.

Вежливая официантка принесла меню, и обещала вернуться через несколько минут. Вглядываясь в картины на стенах с изображением цыетов, полей и речушек, Надя чувствовала себя хорошо и спокойно, ничего лишнего в этом заведении не было — обстановка скромная и со вкусом. Мягкие кожаные диванчики синего цвета, тусклые лампочки, которые в это время дня были ни к чему. Посреди большого зала расположились маленькие, деревянные столики на двоих из чёрного дерева. Вежливые и приятные девушки в синей форме приносили заказы и собирали пожелания клиентов.

«Наверное сложно постоянно улыбаться на работе» — полумала Надя.

— Я отойду — сказала Аня, встала и направилась в сторону уборной.

Дэн кропотливо изучал меню и иногда постукивал пальцами по столику, будто напевая какую-то песню. Наде эти люди почему-то внушали доверие и она решила узнать их по лучше.

— Дэн — окликнула она парня, тот вздрогнул от неожиданности и рассмеялся сам над собой.

— Фух, я задумался, извини.

— Бывает — улыбнулась Надежда. — Вы много раз приезжали в Питер раньше?

Он присвистнул:

— Конечно! Это же столица рока! Тут и Шнур живет, и куча групп была создана.- он замолчал и на минуту погрузился в меню.- тут создавалась группа «ДДТ» — Шевчук — гений.

Потом замолчал и наклонился над журналом с блюдами ещё ниже.

— Нам тут очень нравится — продолжал он — тут все по-другому, понимаешь, тут люди другие.

Надя кивнула, хотя пока что и не представляла, что это значит. Ей всегда казалось, что люди везде одинаково злые, что добра в мире мало, что от каждого можно ждать подвоха. Жизнь научила ее быть пессимистом. Она смотрела по сторонам и это заведение ей явно приходилось по вкусу.

— А вот и я — девушка услышала веселый голос новой знакомой и посмотрела на нее — там такая классная уборная, да и место по моему очень не плохое. Мы же тут не были, Дэн?

— Мне кажется нет, не припомню.

— А ты впервые в Спб? — вдруг обратилась Аня к спутнице.

— Да и надеюсь остаться тут.

— Ох, этот город прекрасен, я думаю тебе тут понравится. Когда мы с Дэном приехали впервые, мы думали пробудем тут пару дней, а все затянулось на полгода — она засмеялась и вызвала улыбку у всех собеседников.

Рыжая бестия притягивала взгляды окружающих людей, она весела и полна энергии. Ее глаза блестели от радости, с таким человеком приятно находится рядом, она будто заряжает своим настроением всех остальных. Звонкий смех, легкие движения, лунная походка — она напоминала звезду эстрады, актрису мирового масштаба. Надя любовалась ей и, возможно, немного завидовала.

«Она как солнечный лучик, среди черных туч -подумала вдруг — такая яркая, светлая, великолепная. Глаз не оторвать.»

Сделав заказ, Надя стала смотреть в окно на новый, шумный мир. Аня с Дэном обсуждали дальнейшую жизнь, думали где будут играть песни собственного сочинения, подсчитывали негустые сбережения. Аня предлагала заселиться в хостел.

— Что такое хостел? — вдруг повернулась к ним Надежда.

— Хм… ну это типа гостиница для приезжих, бюджетный вариант. Хочешь с нами? — спросила Аня.

— Наверное да, потому что куда двигаться дальше, я пока не придумала.

Во время их дискуссии про город и разговор о будущем месте жительства, принесли еду. Молодые люди сразу принялись за трапезу, наступила тишина, еле слышно играла музыка. Желудок у Нади зарычал, она поняла что безумно хочет есть. Аппетит, после длинного пути, был зверский и она в миг справилась с яичницей и пончиком. Ароматный, бодрящий кофе сегодня настолько вкусный, что от удовольствия девушка глубоко вздохнула и закрыла глаза. Новые знакомы не обращали на нее внимания, каждый был увлечен процессом поглощения пищи. Иногда они перекидывались парой фраз, но потом сразу возвращались за столь интересное занятие.

Выйдя на улицу, остановились у урны и закурили.

— Ну что? — сказал Денис — поедем в хостел, может на Чернышевскую?

— Отлично.

Надя кивнула головой. Город она не знала, так что решила просто следовать за ребятами. Вокруг море машин, которые сигналили, поворачивали и двигались по кольцу. Время приближалось к обеду, но усталость никто из ребят не чувствовал. Внимание Нади привлекала надпись на гостинице: « ГОРОД ГЕРОЙ ЛЕНИНГРАД».

Глава 9

(Хостел)

Хостел — мини-гостиница, где многие туристы проводят свободное, от прогулок, время. На входе висит невзрачная вывеска « Арина» — так называется это место. Железная дверь, красивый коридор, стены которого покрашены в приятный розовый цвет. На полу дешевый ковер, но зато вокруг чисто и опрятно. Уют, который создают работники отеля, чувствуется как только переступаешь порог. На стенах расположились различные картины с изображением Петербурга: разводные мосты при свете луны, Исаакиевский собор, Храм Спаса на крови и многое другое.

Ближе к концу прохода находилась стойка администратора, это был стол темно-коричневого цвета, за которым сидела дама лет 40. Она задумчиво смотрела в монитор и клацала по кнопкам, но заметив гостей встала и широко улыбнулась. Бордового цвета волосы, аккуратно уложены, белая блузка заправлена в брюки — вид у нее интеллигентный и в то же время простой. Единственное, что бросалось в глаза — это яркий, почти деревенский макияж. Стрелы чуть ли не на весок и зеленые тени вызывали улыбку, возможно, боевой окрас придавал ей уверенности в себе.

— Добрый день! — радостно поприветствовала она молодых людей.

— Дорый! — почти в один голос ответили девушки.

— Извините, — продолжала Аня — нам бы койка-место снять.

— Да-да, конечно — администратор начала перебирать какие-то журналы и вручив один ребятам, добавила — Вот ознакомьтесь с правилами поведения в нашем хостеле и я покажу вам ваши места, этот парень с вами? — она кивнула в сторону Дэна, который в это время жадно рассматривал какую-то картину в холле.

— Да — ответила Надя.

Аня в это время погрузилась в изучение журнала, прочитав его от начала до конца, кивнула головой.

Через 10 минут все трое уже были в комнате. Номер был рассчитан на 4-х людей, но так как туристов в отеле было мало, они уговорили администраторшу поселить их всех в одни апартаменты, шанс, что к ним кого-то подселят был крайне мал.

В комнате две двухэтажных кровати, Надя заняла койку ближе к окну снизу. Сама комнатушка выглядела приятно, светлые стены цвета морской волны, два стола в разных углах помещения, шкаф для одежды и большое красивое окно, сквозь которое внутрь проникало солнце и свежий воздух. Кровати мягкие и аккуратные. На полу линолеум, ковра не было.

Засунув вещи под кровать, Надя пошла в душ. В отеле выдавали полотенца, тапочки и постельное белье, что было весьма удобно. Чтобы попасть в уборную необходимо пройти красивый холл, который украшали растения в горшках и искусственные цветы. За дверью с надписью душ — коридор в обе стороны. Направо три душевые кабинки, напротив них четыре раковины и зеркала, налево — несколько туалетов. Все опрятно и чисто, видимо уборка проводится ежедневно по несколько раз в день.

Надежда включила воду и задумалась. Звук воды успокаивал и вызывал желание расслабиться. Она вдруг осознала, что наконец-то приехала в город мечты, улыбка озарила ее лицо, в глазах заиграл огонек.

«Сегодня -думала она -пойду гулять по Питерским улочкам, посмотрю новые места, храмы… говорят в городе много статуй… ах, Эрмитаж…» — она представила, как бродит по Дворцовой площади, по Невскому проспекту и сердце забилось быстрее.

В своих размышлениях о будущей и прекрасной жизни Надя приняла душ и вернулась в номер. Ребята уже разобрали вещи и пили горячий чай.

— Как вы в такую жару чай можете пить? — улыбнулась Надежда.

— Хех, легко — ответил Дэн и хлебнул из чашки.- Кстати, чай тут бесплатный.

Аня на нижней койке сидела и задумчиво смотрела в окно, наверное, думала о прекрасном. В комнате царило спокойствие.

— Есть планы на вечер? — спросила Аня сонным голосом.

— Не знаю, хотела погулять, город посмотреть.

— Ммм… можно с тобой?

— А Дэн?

— Он собрался к какому-то другу, говорит с Самары вместе ехали, в тамбуре где-то познакомились. Тот тоже гитарист вроде или барабанщик — она зевнула.

— Я не против, тем более ты город знаешь. — Надя улыбнулась и стала сушить волосы.

В номере прохладно, несмотря на жару за окном. После душа девушка чувствовала себя прекрасно и свежо, но немного подмерзала. Высушив волосы она прилегла на кровать и хотела почитать книгу, но сама не заметила как погрузилась в сон. Усталость навалилась на плечи и окутала тело. После такой долгой поездки энергия иссякла и организм требовал отдыха.

Надежде постоянно снились сны. Иногда это было что-то приятное, доброе, а иногда страх и ужас настигал ее и гнал весь сон. В этот раз ей приснилось утро: знакомство с ребятами, кафе, хостел, но погода пасмурная и ветреная. Будто они прячась от дождя и ветра, стоят у парадной старенького пятиэтажного дома. Окна в доме выбиты, и пахнет горелым. В тишине она слышит шаги и замирает, ребята отдаляются, их голоса почти не слышно. Все как в тумане. Резко из окна появляется огромная, черная, словно обугленная, рука и хватает ее за плечо, Надя кричит, пытается вырваться, но безуспешно.

Глава 10

— Надя, Надя -Аня тормошит девушку за плечо. — Надя! Проснись, что с тобой??

Надежда открыла свои черные глаза и сделала глубокий вдох. Такое чувство, что во сне она не могла дышать, будто черная рука действительно душила ее. Зрачки отражали неподдельный страх, несколько секунд она молчала и пыталась отдышаться. Не понимая, что происходит, смотрела по сторонам и старалась вспомнить где она.

Аня испуганно смотрела на новую подругу. Та очнулась — это уже хорошо.

— Ничего, ничего — бормотала Надя — вся нормально, просто сон страшный приснился. Фух…

— Понятно, ну хорошо. Приходи в себя и поехали кататься на метро!

Аня ушла на кровать и начала рыться в рюкзаке.

— А Дэн уже умотал, вскочил, как бешеный, посмотрел на часы и пулей улетел. — продолжала она — меня даже не поцеловал, вечером скажу ему все, что о нем думаю — улыбнулась.

Надежда села на кровати и пыталась вспомнить сон в деталях.

«Интересно к чему бы? -думала -что это может значить? Давно мне не снились кошмары, может от усталости? А может это знак? Предсказание беды? Да, ну — мысленно отмахнулась — что я придумываю!».

Посидев немного, отдышавшись, Надя достала сумку из под кровати и стала искать сарафан. Такой красивый, цветами расшитый, прекрасно подойдет к солнечному дню.

— И зонт у тебя есть? — услышала она голос подруги.

— Да, а нужен? Вроде дождем не пахнет.

За окном солнце светит уже не так ярко, как днем, но все же освещает розоватыми лучами улицы. Время близилось к вечеру, начинало темнеть.

— Хах, конечно нужен! Это Питер, детка. Пока ты спала дождь прошел два раза. — и помолчав добавила — Так что лучше взять зонт, вечером может хлынуть снова.

— Ох, — вздохнула Надя, ей не хотелось таскать в руках зонт -трость. — значит кофту тоже взять? Или надеть?

— Выгляни в окно, -сказала Анна — это кажется, что там тепло. Мы в Северной столице, тут тепло бывает две недели в году и то в июле. А сейчас август — значит снаружи прохладно.

Наде не хотелось тратить время зря, поэтому она умылась, с трудом причесалась, так как напоминала «домовенка Кузю» из советского мультфильма, подвела глаза, немного реснички и вот она уже готова. Красивая кофта распашонка поверх сарафана смотрелась удивительно изящно. Сумочка маленькая и аккуратная с изображением Лондона прекрасно сочеталась со всем нарядом.

— Надевай удобную обувь, желательно без каблуков — посоветовала Анна.

Надя пожала плечами и согласилась, решив, что путь придется проделать длинный, ноги вероятнее всего устанут. Как только обе девушки были собраны, они покинули отель и направились в самое сердце города — на Невский проспект в Казанский собор.

Аня одета менее скромно: драные джинсы, рубашка красная в клетку, расстегнутая практически до ложбинки на груди — фигура ей вполне позволяла такие открытые наряды; на глазах очки, на ногах серые сандалии. В общем вид очень неформальный, но так одеты многие. Как ни странно, Надя обратила внимание, что здесь неформальный стиль одежды предпочитает каждый второй. Кеды в тренде, молодые парни с длинными волосами встречаются не редко, но есть и такие индивидуумы, которые перекрасили волосы в различные цвета: красный, зеленый, синий. Встретить девушку с ирокезом розово-зеленого цвета не сложно или парня с длинными синими локонами. Столько людей и все такие разные — Надя смотрела по сторонам с некоторым удивлением.

— Ты чего? — потянула ее за рукав Аня — Чего ты всех так разглядываешь?

— Здесь все по-другому, все такие, такие… разные и такие не предсказуемые. Это так классно!! — Надя сжала кулачки от восторга.

— Ты любишь рок?

— Да-а, конечно, а что?

— Пойдем!

Аня взяла за руку свою знакомую и потащила ее в сторону метро Площадь Восстания, туда, где играли уличные музыканты. Музыка звучала громко, качественно и красиво, можно было заслушаться. Чаще всего группы исполняли всем знакомые песни и собирали деньги, но иногда, поддавшись вдохновению и своему настроению от них звучала совершенно новая, ими созданная мелодия. Порой очень приятно слушать творчество талантливых людей.

У места, где играла музыка, собралось много зевак: кто-то подпевал, кто-то пил винишко из тетрапаков, некоторые просто молча курили и смотрели в свои смартфоны. Складывалось ощущение, что Питер — совершенно новый мир, здесь свои законы и порядки, отдельные правила поведения. Никто не прогоняет музыкантов, никто не мешает им и не осуждает их — это вызывало восторг в глазах Нади.

Глава 11

Вокруг сверкали куча фонарей, которые освещали красивые широкие дороги и великолепные архитектурные постройки времен советского союза. Обелиск «Городу-герою Ленинград» ярко подсвечивался и вызывал восхищение горожан. Поистине, вид вокруг был прекрасен и неотразим.

Множество машин неслись по городским проезжим частям, все торопились по делам, а девушки спокойно шли по Невскому проспекту, наслаждаясь прохладным воздухом и разглядывая, пролегающие вдоль улицы, дома. Каждое здание было красиво, некоторые немного угловатые, другие с зеркальными вставками, какие-то ничем не выделялись и грустно провожали туристов.

Надя осознавала, что город дышит, он живет своей жизнью и притягивает, как никто другой своей непохожестью на другие города. Девушка не могла понять, как она столько лет жила в дали от Петербурга, почему не приехала раньше и не упала в объятья огромного, но родного мегаполиса. Здесь она чувствовала себя совсем другой, будто все страхи ушли на второй план, это именно то место, где душа ее спокойна и безвозвратно влюблена в каждый уголок Северной Столицы. Сомнений не было, она останется здесь навсегда.

— Зайдем в бар? — предложила Аня, которая всю дорогу рассказывала о первом посещении Питера. — Я тут знаю отличное место!

— Я не против.

На улице стемнело. В свете ночных светильников проспект выглядел загадочно и, в то же время, очень оживленно.

Вокруг огромное количество людей, которые бесцельно бродят по улицам города и болтают о делах, заглядываясь на памятники и монументы.

Проходя Аничков мост, Надя остановилась. Она жадно рассматривала памятник мужчины с конем. Настолько точно создано эта композиция, что даже обычный человек, без способностей к скульптуре и живописи, мог разглядеть все мелкие детали этого памятника. Такое творчество, времен Петра первого, вызывало в ней неистовый восторг.

— Это прекрасно! — сказала она спутнице.

— Да, я вижу ты знаток!

— Не то чтобы знаток, но любой человек может заметить, как точно сделана эта статуя! Эмоции, которые хотел передать создатель явно выражены. Видишь? — она показала на лицо мужчины. Тот в свою очередь держал за вожжи коня, будто пытался его удержать. Конь встав на задние ноги яро сопротивлялся натиску своего хозяина. — Посмотри, как конь рвется на волю!

— Действительно в этом что-то есть. — согласилась рыжая подруга, и посмотрев на коня, добавила — Лошадь не рада.

Аня не выказывала особой заинтересованности к предметам культуры того времени, ее по большей части интересовало современное искусство, в том числе музыка.

— Знаешь, — начала она после некоторой паузы — Я не особо во всем этом понимаю, да и на самом деле мне не интересно это все. Живу сегодня, в этом времени мне все нравится, меня все устраивает. Современные книги — я их лучше понимаю, современные картины — в них явно что-то есть, что-то более близкое ко мне.

— Я понимаю, интересы у всех разные.- ответила Надя.

— Но больше всего — музыка. Это то направление, в котором дышу. Я могу петь и это определенно доставляет мне удовольствие. Когда я слышу красивый, рок нашего времени, испытываю кайф — она улыбнулась — не обессудь, но каждому свое.

— А ты поешь или играешь на чем-то?

— Я пою, но еще люблю ударные. Вот у восстания помнишь играли музыканты?

— Да.

— Это было круто, мы с Дэном делаем свою музыку. Каждый музыкант старается донести до людей смысл своей песни. Зачастую это не просто набор слов, или крик переходящий в звериный рев, порой это мелодия, которая берет за душу и слова, которые проникают прямо в сердце — ведя свой рассказ, глаза Ани горели и наполнялись каким-то неведомым чувством. Она в восхищении говорила о музыке и как трудно объяснить людям все важное, что есть в этом мире.

Обсуждая, музыкальные предпочтения, подруги дошли до канала Грибоедова. Надя сразу обратила внимание на красивое, большое здание под названием «Зингер». Оно напоминало ей изумрудный дворец, потому что переливалось цветами морской волны, синим и нежно зеленоватым. Завороженная, она стояла неподвижно и изучала световую гамму различных оттенков, которые излучал этот шикарный проект архитектуры. На макушке у него возвышался стеклянный купол, который так и притягивал взгляды туристов.

Напротив находился Казанский собор. Полукруглое сооружение серо-коричневого цвета напоминало святую опочивальню. Словно произведение искусства, этот храм не был похож ни на один обычный дом. Во времена войны в нем пряталось и молилось огромное количество людей, именно Казанский собор немцы не обстреливали и не подрывали, так как он служил единственным ориентиром с воздуха. Это здание имело такой вид, будто его архитектор хотел донести до горожан частичку Европейской части мира.

Вокруг собора толпилось много людей, кто-то гулял по аллейке напротив святилища, другие проникали внутрь для того чтобы оглядеться и возможно помолиться.

— В военное время этот храм был не тронут врагом. — начала Надя — Тут собиралось много людей, они просили всевышнего о прекращении войны, матери о том чтобы сыновья вернулись живыми с фронта, многие нуждались в еде, которой в то время крайне не хватало. В Ленинграде был голод — беспощадный, холодный и злой. — Об этом Надя рассказала своей спутнице.- Только представь сколько людей там молились? — окончила она рассказ.

— Наверное, там сильная энергетика — задумалась Аня, — можно зайти.

— Ты веришь в энергетику?

— Да, конечно, это же естественно.

Они решили посетить храм. Накинув на голову платок, который Надя носила всегда в сумочке, она поднялась по ступенькам и прошла в огромные ворота. Аня смотрела на нее в недоумении, но промолчала. Внутри пахло ладаном и воском. На входе расположилась стойка, где можно купить свечи или заказать молитву для умерших или о здравии. Бабушки пенсионного возраста обслуживали всех кто хотел приобрести икону или другую церковную вещь.

— В наше время прекрасно все — сказала Аня, — отвратительно, что за веру нужно платить.

По выражению ее лица можно легко понять, чем она недовольна. Свечи, иконы и даже бутылочки пластиковые для святой воды продаются за деньги.

Они прошли в дом божий и остолбенели от восхищения. На стенах изображения святых. Стойки под свечи аккуратные и переливаются золотом. Большая очередь стояла к иконе, на которой изображена Матерь Божья, каждый подходил, молился и просил, что-то важное и необходимое. Звон голосов молящихся слышен из каждого угла. Кругом висели иконы: Николаю святому, Михаилу, Богородице. В конце большого зала священник проводил службу, церковный хор тихо пел. Царящая здесь обстановка отзывалась в сердце успокоением и надеждой на светлое и чистое будущее. Хорошенько осмотревшись, Аня практически потеряла интерес к храму, а Надя поставила несколько свечей и помолилась. В голове у нее все вдруг встало на свои места, она находится именно там где должна быть, душа спокойна и покорна, жизнь снова преодолела новый поворот, который впрочем устраивал ее.

Все время в зале цркви подруги молчали. Надя про себя шептала, Аня изучала людей.

— Знаешь — шепнула вдруг она — эти люди, те что пришли помолиться, выглядят намного беднее священника. Он такой, посмотри — кивнула в сторону — в платье расшитым золотыми нитями, с огромным крестом на груди и таким же животом. Странное и не богоподобное зрелище.

Надя не отнеслась серьезно к краткому изречению своей спутницы. Она всегда была верующая и не позволяла себе обсуждать служителей церквей. По ее мнению, все в мире закономерно и только Бог решает судьбу каждого человека, каждого города, страны, да и мира в целом. Она продолжала еле слышно бормотать молитву и перекрестившись направилась в сторону выхода. Аня побрела за ней, молчаливая и задумчивая.

Выйдя из храма спутницы огляделись. На улице стемнело, стало слегка прохладно. Машины не прекращали движение и стремительно летели по широкой, ярко освященной, дороге. Воздух наполнен жизнью, он не такой как в других городах, где раньше была Наденька. Все тут казалось по другому, как будто вдруг она попала в волшебную страну.. Каждый звук несет определенную ноту, каждый вздох наполняет ее легкие и душу неведомым наслаждением и удовлетворением. «Боже! Как я могла так долго сюда собираться?? Почему я не приехала раньше? Почему я не родилась здесь? Это просто не передаваемые чувства внутри меня — она закрыла глаза на мгновение — нет, обратной дороги не будет!»

— Так — услышала она голос — не спим. Пойдем туда — Аня указала в сторону — Там еще есть такие места, ты себе не представляешь.

— Подожди, сколько время?

Аня взглянула на наручные часы.

— Ой почти половина двенадцатого. Наверное, на сегодня прогулка окончена.

Глава 12

По пути в хостел, Аня посетила местный круглосуточный магазин, а Надя сразу направилась в комнату куда их с утра заселили. Состояние было уставшее, ноги еле слушались, но море эмоций и впечатлений ободряли ее. Сегодня она стала смотреть на мир совершенно по иному.

В комнате сидел Дэн и еле слышно играл на гитаре. Песня показалась Надежде знакомой: «Ну, конечно, — подумала она — Виктор Цой — легенда!», это еще больше подняло настроение. Парень не отрываясь от инструмента только кивнул ей головой в знак приветствия. Комната казалась такой теплой и уютной, будто в миг все стало красивее и ярче.

— Ну, что товарищи — Аня открыла дверь и занесла пакет — кто хочет есть?

— Я — ответил Денис и приостановил исполнение музыки.

— Надя перекусишь с нами?

— Можно, конечно, но я же не скидывалась.

Девушка потянулась к сумке, Аня ее остановила.

— Успокойся, все нормально, не надо никаких денег — отрезала она.

Из пакет, который Анна принесла с собой, она извлекла пару коробок недорогого вина, бутылку пива и пельмени.

— Дэн, ты же мастер по пельмешкам — подруга улыбнулась и отдала замороженный пакет своему молодому человеку. Тот без разговоров взял и не торопясь побрел на кухню. — А мы с тобой пока винца пригубим, как насчет красного полусладкого?

Надя кивнула.

Усевшись за небольшой столик, по бокалам разлилось вино. Беседа была ни о чем, обсуждали Питер и его прекрасные постройки в центре города. Надя вдруг вспомнила про Максима и почувствовала, как укололо в груди. Ей стало грустно и тоскливо, он задел струны нежной, женской души, и теперь ни под каким предлогом не хотел уходить из мыслей и сердца. Новая знакомая была тоже под впечатлением и ни капли не обращала внимания на грусть собеседницы, рассказывала то о музыке, то о зданиях различных.

Громко грохнула посуда. Время позднее и звук показался отчетливее, чем обычно. Аня мигом забыла о чем говорила и вскочив, рванула из комнаты. Наденька тоже напугалась, поэтому выскочила следом. На кухне стоял Денис, и держал руку под струей холодной воды, по всему полу расплескался кипяток. На шум из соседней комнаты выглянули соседи, но спрашивать никто ничего не стал, только хозяйка хостела ходила вокруг и вздыхала:

— Как же так, миленький? Ты же все руки обжег!

— Ден ну ты чего? Что с тобой? — говорила Аня, не понимая до конца, что случилось. — Зачем ты схватил ту кастрюлю? Ты как маленький!

В проходе появился уже таз с водой и половая тряпка.

Надя молча наблюдала за всей картиной. Дэн, покраснев от боли, молчал, он явно находился в шоковом состоянии и, казалось, сейчас упадет в обморок. Хозяйка принесла аптечку, села за стол и начала в ней шуршать, еле слышно причитая.

— Мазь от ожогов. — показала она — Ну-ка, дай посмотрю, что с твоей рукой.

Парень медленно подошел к ней.

— Батюшки мои, как же так? — глаза этой дамы округлились, — намажь всю руку. Уже волдыри появились — все таким же жалостливым голосом продолжала она.

Аня в это время мыла полы и убирала всю лишнюю воду с пола. Она расстроилась и была недовольна. Спустя пару мнут подошла к своему молодому человеку взглянуть на рану, после чего ей стало не по себе. Обняв его, стала утешать:

— Ничего, ничего — все будет хорошо, золотко мое.

Надя никогда бы не подумала, что эта резкая, грубоватая девушка может быть такой нежной и чуткой, как в данную минуту. Рыжая бестия, сейчас напоминала маленькую, заплаканную девчонку, которая, склонив голову, жалела своего медвежонка. Именно таким казался Надежде их общий знакомый. Поникнув головой, он чуть ли не плакал от боли, рука покрылась пузырями, кожа немного сморщилась — зрелище не из приятных. Дэн мазал руку мазью, а Аня на нее дула. Хозяйка со слезами на глазах смотрела на них и качала головой.

— Ладно, пойдем в комнату, завяжем руку.

Все трое направились в свои апартаменты. Настроение упало, Дэн был крайне расстроен и за все время не произнес ни слова. Он молча и задумчиво смотрел на больную руку и тихонько шевелил пальцами, стараясь понять насколько они сохранили чувствительность. Крем, которым намазали обожженное место, подействовал как обезболивающее, и теперь кисть не болела так сильно. Расстроенная Аня некоторое время находилась в ступоре. Потом начала успокаивать друга, пророча, что все пройдет, что это не смертельно и заживет, как на собаке.

— Ух, как же ты так? — тонким голоском, совершенно не похожим на свой, промолвила Наденька.

— Я… я не знаю, все так быстро получилось. У меня зазвонил телефон, когда кастрюля была в руках, я дернулся и вот — Денис кивнул на замотанную кисть.

— Все будет хорошо — успокоила рыжеволосая подруга.

Дэну налили вина и уже более спокойно ребята стали обсуждать прошедший день. За окном ночь, тихо светят фонари и накрапывает мелкий дождик.

Сидя у окна, Надя думала обо всем на свете. Ей было интересно, как там Максим. Наденька вспомнила их последний разговор в тамбуре, на губах горел поцелуй, она прикусила нижнюю губу и мурашки побежали по телу. В голове звучал его нежный, прерывистый голос, она будто снова ощущала его теплое дыхание на шее, все это казалось таким немыслимым и таким близким. Безумно хотела снова его увидеть, хоть одним глазком, всего на минуту, это так важно, и так сложно в данный момент объяснить. Чувства внутри образовали конфликт, с одной стороны понимала, что всего этого не может быть, а точнее это не может быть правдой, с другой — так хотелось снова быть с ним рядом, чувствовать его каждой клеточкой, держать за руку или просто смотреть на него и вдыхать его свежий запах. Эмоции нахлынули словно волна и поглотили, она уже не слушала ребят, сидя на подоконнике, вглядывалась в ночную тишину, пытаясь увидеть знакомый образ за стеклом. Вино в бокале переливалось яркими оттенками красного и на вкус было, как дешевый портвейн, но именно сегодня это придавало особую нотку первого дня в Петербурге.

Глава 13

Удивительно, утро началось с солнечных лучей и практически без ветра, но ближе к обеду погода пришла в себя и небо заволокло серыми тучами.

Казалось, что вот-вот прогремит гром и капли дождя громко застучат по крышам парадных. Дождь — это нормальное явление в Питере, он льет 5 дней в неделю с перерывами на кофе с печеньками, солнце же редкий, но очень желанный гость.

Жители мегаполиса привыкли к переменчивой погоде, полюбили мокрый асфальт, приняли прекрасный город со всеми его минусами и плюсами, а плюсов он имел огромное количество.

Проснувшись ближе к 11, Надя не застала в номере своих новых знакомых. Она отправилась на кухню и приготовила себе черный кофе, который в этом отеле предоставлялся бесплатно.

«Интересно, — хмыкнула себе под нос — дорогой, качественный кофе… Очень странно для дешевого хостела, хотя… может тут так принято?».

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.