электронная
196
печатная A5
381
18+
Землянка для звездного принца

Бесплатный фрагмент - Землянка для звездного принца

Объем:
208 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4498-5960-0
электронная
от 196
печатная A5
от 381

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

Все нормальные попаданки отправляются в прошлое. Только мне «повезло» загреметь в далекое будущее. Видно, я много грешила. Но обо всем по порядку.

Итак, вечер был тих и прохладен, ничто не предвещало беды…

— Ну, здравствуй, одиночество, — хмыкнула я, чокаясь с зеркалом, а потом зажмурилась и одним махом опрокинула в себя рюмку водки.

Хмельной напиток обжигающей дорожкой скользнул по пищеводу, заставив навернуться слезы на глаза. Я коротко выдохнула и посмотрела на свое отражение.

Роскошная брюнетка тридцати пяти лет. Рост, вес — в пределах нормы. С лицом тоже все в порядке. Умница, спортсменка и практически комсомолка — хозяйка собственной парикмахерской, гордо именуемой салоном красоты. На фоне многих сверстниц выгляжу, как конфетка — и чего этим мужикам нужно?

Мой скромный бизнес приносит небольшой, но стабильный доход. Плюс собственная жилплощадь в новостройке. Как по мне, я вполне завидная невеста, несмотря на возраст.

Но два дня назад к молоденькой секретарше ушел мой последний шанс на счастье в личной жизни. А ведь я, как дура, каждый день вставала в шесть утра и вареники лепила с сыром, его любимые, ломая дорогущий маникюр! Борщ варила по рецепту его мамочки и стрелки ему на брюках наглаживала. Даже галстуки завязывать научилась пятью способами ради этого козла! И все ждала, когда он меня в ЗАГС позовет.

А биологические часики незаметно тикали, намекая, что давно уже пора…

И вот позавчера он ушел… А сегодня мой день рождения, и мне — ни много, ни мало — целых тридцать пять лет!

Я плеснула в рюмку окаянной, проглотила, немного поморщившись, и закусила малосольным огурцом. Огурцы эти, кстати, тоже солились по рецепту будущей свекрови. Я ведь так хотела ей понравиться!

Ходики на стене отбивали минуты. Я сидела в кухне за столом, а рядом на холодильнике стоял маленький телевизор. Сквозь шипение и помехи на экране можно было уловить, что идет очередной выпуск какой-то мистической телепередачи. Последнее время эти гадалки, ведуньи и экстрасенсы буквально заполонили СМИ. И все, как одна, обещают долгую дорогу, червового короля и казенный дом.

Мне дороги и казенного дома не надо. А вот от червового короля я бы не отказалась, пусть даже самого захудалого королишки, лишь бы мой был и навсегда. И чтобы никакая мочалка в мини-юбке не смогла его увести!

От избытка эмоций я грохнула кулаком по столу так, что подпрыгнули тарелки с закуской и почти пустая бутылка. Потом достала из пачки сигарету и закурила, глубоко затягиваясь дымом. Вообще-то, я не курящая, но тут захотелось. Даже в магазин идти не пришлось: в кухне на подоконнике осталась валяться забытая Олегом пачка «Прилук». А что еще остается одинокой женщине бальзаковского возраста? Только выпить и закурить.

— Но каждый человек имеет возможность осуществить свое желание, если будет искренне верить, что оно сбудется, — прорвался сквозь помехи женский голос, усиленный спецэффектами. Экран посветлел и на нем возникла картинка. — Надо всего лишь сконцентрироваться на том, чего вы хотите. Будь это деньги, карьера или счастье в личной жизни — для Мироздания ничего невозможного нет.

Да уж. Счастья в личной жизни мне как раз не хватало.

— Для того чтобы привлечь удачу, за несколько минут до полуночи возьмите чистый лист бумаги и напишите на нем свою самую заветную мечту, — вещала потусторонним голосом пышногрудая блондинка на экране. Ее волосы лежали на плечах живописной волной, заботливо уложенной стилистом проекта, а глаза были так густо подведены черным карандашом, что, казалось, занимали половину лица.

— Потом идите на пустынный перекресток и подожгите эту записку. На вашей ладони должна остаться лишь горстка пепла. Этот пепел развейте по ветру, произнося заговóр, который я продиктую в конце. С последними словами заговора закройте глаза, три раза повернитесь вокруг себя, а потом идите прямо, никуда не сворачивая. Это будет дорога, ведущая вас к удаче. Но главное, ни за что не оборачивайтесь, иначе рискуете навлечь на себя различные беды. Дорога, ведущая к удаче, может привести вас к несчастью!

Я скептично хмыкнула и затушила окурок прямо в тарелке с огурцами.

«Интересно, и как она это себе представляет? — мелькнула в пьяном мозгу трезвая мысль. — Как сжечь записку так, чтобы пепел остался в руках, но при этом не обжечься? Понятное дело, нарочно усложняют задание, нагоняют таинственности. А с другой стороны, — я вздохнула и подперла щеку рукой. Навалилась тоска. — Разве дорога к счастью не стоит нескольких волдырей? Может быть, небольшая боль — это всего лишь плата за возможность поймать удачу? Только вряд ли все это правда, просто очередной развод для лохов».

Я не верила в гадания и спиритизм, не верила в духов, привидений и домовых, да и вообще привыкла во всем полагаться только на себя, а не на помощь Свыше. Но сейчас…

Сейчас я невольно прислушалась, когда диктор начала зачитывать сам заговóр. Он оказался маленьким четверостишьем, которое моментально врезалось в память.

Я посмотрела на часы. Стрелки показывали без четверти полночь. Ну а что, чем черт не шутит? Хуже ведь уже быть не может, если я докатилась до того, что собственный день рождения отмечаю с зеркалом!

Кряхтя, слезла со стула и нетвердой походкой отправилась искать листок и ручку. Нашла, села за стол и задумалась. Оказалось, что сформулировать заветное желание не так уж и просто, ведь хотелось многого, а загадать можно было только что-то одно.

Время истекало. Несколько секунд я грызла ручку, лихорадочно пытаясь придумать правильный запрос Мирозданию, а потом быстренько нацарапала на бумаге: «Хочу встретить свою половинку! Мужчину, который будет любить только меня несмотря ни на что, пусть даже вокруг будут виться другие, в тысячу раз моложе и красивее!!!»

Поставила в конце три жирных восклицательных знака и ринулась к выходу из квартиры.

До полуночи оставалось меньше десяти минут.

Двор многоэтажки встретил меня ночной прохладой и тусклым светом электрических фонарей. Ближайший перекресток ждал за углом. Подбежав к пересечению двух асфальтированных дорог, я мельком глянула на часы на запястье. Их стрелки неотвратимо приближались к двенадцати. Потом достала из кармана джинсов дешевую одноразовую зажигалку, которая тоже осталась от бывшего кавалера, и подожгла записку.

Она вспыхнула оранжевым пламенем. Несколько секунд я перекидывала ее из руки в руку, пока в моих ладонях не осталась лежать требуемая кучка пепла. Кожа на пальцах слегка пострадала, но я уже не обращала внимания. Я готовилась произнести заговор.

Из груди вырвался глупый смешок. «Представляю, как я выгляжу со стороны». Но слова заговора уже сами лились с моего языка неудержимым потоком:

Как ветер веет и пепел несет,

Как луна светит на перекрестке дорог,

Так я обращаюсь к тебе, Мирозданье:

Услышь и исполни заветное желанье!

Зажмурившись, три раза обернулась вокруг себя, а потом шагнула наудачу.

Визг тормозов и яркий свет, озаривший ночную улицу, вынудили испуганно распахнуть глаза. Я стояла посреди перекрестка, не в силах двинуть ни рукой, ни ногой, а ко мне на всех парах приближалась огромная фура. Водитель отчаянно сигналил, но я застыла, как статуя, ослепленная светом фар.

Время замерло, секунды растянулись в бесконечность. Я словно смотрела тупой малобюджетный триллер по кабельному ТВ.

«Вот и все, — мелькнуло в голове, когда восьмиколесный монстр надвинулся на меня, заслоняя весь мир. — Кому поверила? Экстрасенсам!»

И тут же сильный удар в бок заставил буквально вылететь из-под колес за секунду до столкновения.

Последнее, что я помню — это резкую боль в районе затылка и ослепительный синий свет, ударивший по глазам. А потом все погрузилось во тьму.

Глава 1

Сознание возвращалось постепенно, но вместе с ним возвращалась и боль. В голове гудел тревожный набат, в висках стучали маленькие молоточки. Горло пересохло, губы потрескались и саднили, а язык распух и казался чужим. Открыв глаза, я попыталась встать, но сразу же упала назад. Меня накрыл приступ головокружения и тошноты. Перед глазами замелькали разноцветные точки, сливаясь в сплошные полосы и спирали.

— Лирра, не двигайтесь, — раздался над головой хрипловатый мужской голос, — вы сильно пострадали в катастрофе, вас чудом спасли.

Из всех языков мира я досконально знала только один — русский, но могла на слух различить французский, немецкий и английский. Тот, что сейчас прозвучал надо мной, оказался абсолютно не похожим ни на один из вышеперечисленных, а между тем я прекрасно поняла то, что услышала. Меня назвали лирра — незамужняя.

Чьи-то руки укрыли меня одеялом по самый подбородок, и я поняла, что лежу на кровати. Смутно припомнилась дурацкая попытка сделать заговóр на желание.

— Так меня все-таки сбила машина? — выдала я, с трудом ворочая языком, и осеклась: собственный голос показался мне чужим, как и произнесенные слова. — Сколько я уже в больнице?

— Не знаю, что такое машина, — сухая ладонь легла на мой лоб, будто проверяя температуру. Потом пальцы незнакомца оттянули правое веко, и мне в глаз ударил яркий луч света. — Вас доставили на филлере спасательной бригады две недели назад. Все это время мы собирали вас буквально по частям. Пришлось даже подключить нанобокс. То, что вы остались живы — настоящее чудо!

Я пыталась сообразить, что означают эти слова. Какие-то филлеры, нанобоксы… и — о, Господи! — я здесь уже две недели!

Оттолкнув державшую меня руку, резко села в постели. Рефлекторно сглотнула, сдерживая рвотный позыв, и вытаращилась на того, кто стоял рядом со мной. Потом зажмурилась, сосчитала до десяти и осторожно приоткрыла один глаз.

Но нет, это чудо никуда не исчезло: передо мной стоял и укоризненно смотрел на меня высокий, не меньше двух метров, худощавый мужчина в серебристо-сером комбинезоне с зелеными нашивками на предплечьях. И все бы хорошо, только раскосые глаза пересекал узкий продольный зрачок, похожий на тонкую щель, перечеркнувшую желтую радужку. Темно-синие волосы на макушке торчали ежиком, виски были тщательно выбриты, а заостренные уши украшали несколько десятков тоненьких золотых колечек. По щекам незнакомца, там, где у нормальных мужчин темнели бакенбарды, спускались вниз две дорожки серебристых чешуек. А кожа у него была странного пепельно-голубого оттенка.

— Так вот ты какая… моя белка, — сглотнув, прошептала я.

«Водка была паленой…» — мелькнула в голове нервная мысль.

— Вообще-то я ваш лечащий врач, лирра, — чешуйчатый мужчина скептично хмыкнул. — Лежите, вам нельзя вставать. Можете называть меня лейр Нурран. Что вы помните?

«Лейр — так обращаются к мужчинам», — машинально отметила про себя.

Я легла, не переставая сверлить это чудо ошарашенным взглядом. Захотелось немедленно себя ущипнуть, что я и сделала, не вытаскивая рук из-под одеяла. Боль оказалась вполне реальной. Кажется, я не сплю.

— Ничего из того, о чем вы рассказали, — глупо хихикнула, а потом высказала робкое предположение: — Я сошла с ума?

— Не думаю, — покачал головой плод моего воображения, — скорее, у вас временная дезориентация. Как вы себя чувствуете? Тут кое-кто хочет с вами побеседовать.

— Кто?

Я представила целую толпу таких желтоглазых, синекожих и синеволосых гигантов, и мне стало страшно. Один глюк еще куда ни шло, жить можно, но если они начнут размножаться — это прямое доказательство того, что я в дурдоме. Возможно, удар по голове повредил мне мозги или вызвал приступ шизофрении? А может, я вообще лежу в коме, и все это мне только снится?

— Следователь из спецотдела. Уже третий день в коридоре ночует, боится проворонить, когда вы в себя придете. Вы готовы встретиться с ним? Если нет, я скажу чтобы он пришел завтра.

Врач отошел, открывая мне обзор, и я наконец-то смогла осмотреться.

Какое странное сумасшествие. Неужели мой мозг оказался способен выдать настолько реалистичную картинку? Просто уму непостижимо!

Перед моим изумленным взором открывался невиданный интерьер, похожий на декорации к фантастическому фильму. Хотя, надо сказать, поклонницей фантастики я не являюсь.

Итак, мы находились в полностью закрытом помещении. Никаких намеков на окна, только большой овальный люк, похожий на те, что используются для выхода в самолетах. Стены поблескивают сталью и хромом, а шкафчики и этажерки будто собраны из металлического конструктора.

Потолок помещения выложен квадратами из непонятного материала, похожего на матовое стекло, и несколько таких квадратов испускают ненавязчивый зеленоватый свет. У самой кровати гудит и мигает разноцветными огоньками странная аппаратура на телескопических ножках. От этой аппаратуры идут тонкие провода и прозрачные трубки.

Только сейчас я заметила, что часть из них прикреплена ко мне эластичными присосками, похожими на застывший гель.

— Что это? — я тупо уставилась на пару трубок, уходивших куда-то под одеяло. Прислушалась к себе, но никакого дискомфорта не обнаружила.

— Часть ваших костей пришлось восстанавливать с нуля, лирра. Вам полностью раздробило ноги, а по эти трубкам подается питательный раствор, который стимулирует рост новых клеток.

— Раздробило ноги? — я прикрыла глаза, пытаясь вникнуть в смысл сказанного. — Я калека? А почему не чувствую боль?

— Что значит «калека»? — нахмурился лейр Нурран. — Это слово мне не знакомо. А боль вы не чувствуете потому что лекарства блокируют ноцицепторы, передающие болевые ощущения. Зачем страдать напрасно?

Кажется, мы с ним общались на совершенно незнакомом мне языке, но при этом я все понимала и спокойно отвечала, как будто мой мозг сам переводил в слова те мысли, что возникали у меня в голове. Я только удивилась своей фантазии.

— Ладно, где там ваш следователь? — хмуро пробормотала, разглядывая одеяло из странной металлизированной ткани и такую же рубаху, прикрывающую мое тело.

Лейр Нурран подошел к противоположной стене и нажал на небольшой белый квадрат, размером с ладонь взрослого человека. В тот же миг часть стены бесшумно отъехала в сторону, открывая овальный проход — точь-в-точь как в фантастических фильмах про космические корабли! За проходом начинался бесконечный коридор, стерильно-белый, залитый ярким светом, шедшим, казалось, отовсюду.

Возникла мысль, что я все-таки реально головой приложилась, но это были еще цветочки.


***


Так называемый следователь оказался таким же высоким, как и лечащий врач, только кожа у него была красно-кирпичная, точно он обгорел на солнце.

Черный комбинезон, серебристые нашивки, высокие ботинки с толстой рифленой подошвой и странного вида заклепками. На поясе широкая портупея и кобура, из которой торчит что-то черное, подозрительно смахивающее на пистолетную рукоять.

Лицо следователя с прямым носом и мужественной челюстью могло бы сделать честь любому терминатору, особенно ледяной взгляд киборга-убийцы, которым он уставился на меня. Вдоль линии бровей и чуть выше крыльев носа шли две едва заметные тонкие полосы, убегавшие куда-то за линию роста волос. А волосы у него оказались абсолютно белыми, будто первый снег, и такими же короткими, как у врача.

Я так пристально разглядывала его, что он невольно и сам скосил взгляд, проверяя, все ли в порядке с его комбинезоном.

— Добрый день, лирра, — произнес он приятным баритоном, присаживаясь на стул рядом с кроватью. — Позвольте представиться: старший следователь ВСБ по особо важным делам Дэмиан Левицкий. Могу я задать вам пару вопросов?

— Какой-какой следователь? — я снова хихикнула. Внутри уже начинала зарождаться истерика.

Лейры обменялись понимающими взглядами.

— Вы знаете, где находитесь? — заговорил следователь мягко и участливо, как с ребенком.

— В коме, — бодро ответила я. — Или в сумасшедшем доме, тоже вариант.

Ослепительно-белые брови лейра Левицкого взлетели вверх, а я уставилась в его потрясающие глаза, переливающиеся всеми оттенками зеленого.

— Вы находитесь в медблоке космической станции «Гермес». Ботмобиль вашего отца потерял управление и сорвался с воздушной трассы. Ваши родители погибли на месте, а вам неимоверно повезло. Спасатели чудом сумели извлечь вас из того куска металла, в который превратился ботмобиль после падения с высоты в сто метров.

Ничего себе у меня фантазия разгулялась! Не пойму только, что откуда взялось? Я же кроме гламурных журналов больше ничего не читаю, а по телевизору одни реалити-шоу смотрю, да передачи типа «Среды обитания».

Но этот странный субъект неизвестного происхождения так уверенно рассказывал мне о том, что я на какой-то космической станции, да еще и родителей сюда приплел, что я невольно засомневалась. Хотя отец мой канул в неизвестность, когда мне было всего пять лет, а мать — нынче бодрая старушка — не так давно скооперировалась с подругами и в начале месяца махнула на черноморский курорт.

— Мы смогли частично восстановить искин ботмобиля. Он зафиксировал искусственные повреждения в системе автоуправления. Кто-то нарочно повредил личный транспорт вашего отца. Вы понимаете, что это значит?

— Нет, а что? — этот субъект начинал меня пугать.

— Это значит, что на вашу семью было совершено покушение. Скажите, у вашего отца были враги?

Я задумалась.

— А кто мой отец? — спросила ради интереса.

Мужчины снова переглянулись.

— Скажите, вы помните, как вас зовут? — произнес врач, нахмурив синие брови. — Сколько вам лет?

— Эм-м? — я уставилась на него во все глаза. Сказать, что меня зовут Татьяна Рыбкина? А вдруг у местных дам в ходу зубодробительные эльфийские имена, и мое простое русское выбьется из общего колорита? А про возраст у женщин вообще спрашивать неприлично. — Не помню…

— Вас зовут Эмитьянна Дизраелли, и вам двадцать пять лет, — просветил меня Нурран.

— А ваш отец был заместителем чрезвычайного посла с планеты Гораукан, — добил Левицкий.

Я закрыла глаза и попросила боженьку вернуть меня туда, откуда взял — на пустынный перекресток, под колеса фуры. Потому что лучше остаться без ног, но при своем уме, чем со здоровыми конечностями, но при этом повредить мозги.

То, что видели глаза и слышали уши, не укладывалось в сознании.

«Так, Татьяна, ты дама прагматичная, в чем-то даже меркантильная, особым романтизмом и фантазиями не страдаешь, по крайней мере, никогда такого не замечала за собой», — я старалась рассуждать логично, но меня уже начинало потряхивать от всей этой ситуации. Я не могла, я отказывалась верить в то, что все это правда. Мозг лихорадочно щелкал своими шестеренками, перебирая возможные варианты ответов: первое — я сошла с ума; второе — мне это снится; третье — это чей-то гнусный розыгрыш.

Как утопающий за спасательный круг, я ухватилась за последнюю мысль:

— Это какое-то шоу, да? Типа «Вас заказали»? Где камеры? Куда улыбаться? — губы сами растянулись так, что заныли щеки.

— Да, лирра Дизраелли, похоже, что вас заказали, — следователь одарил меня тяжелым взглядом без тени усмешки, и этот взгляд оказался последней каплей.

Он не шутил, он просто смотрел на меня, буравя зелеными глазами, и я почувствовала, как под этим взглядом у меня внутри все сжимается от страха. Паника подступила к горлу, перехватила дыхание плотной, удушающей волной. По спине пробежал холодок, поднял дыбом волосы на затылке.

— Ничего не понимаю, — прошептала я еле слышно. — Вообще ничего! Объясните, что происходит? Где я? Чья это шутка?

«Я сплю… я сплю… я сплю…» — равномерно тикало в голове в такт ударам сердца. Но это был не сон.

«Может, меня похитили какие-нибудь извращенцы? Накачали наркотой, а сейчас начнут домогаться и требовать выкуп?»

Невольно вспомнился заветный счет в банке и пара депозитов, на которых я самозабвенно копила деньги на сытую старость.

Глаза заволокло слезами. Отдавать свои «кровные» не хотелось, хотя на них еще никто не претендовал.

Я подняла руку, желая смахнуть слезы, и остолбенела. Моя рука, моя любимая холеная ручка с пухлыми пальчиками, украшенными дорогущим маникюром, исчезла! Теперь у меня была узкая вытянутая ладонь, длинные пальцы пианистки и острые миндалевидные ногти, словно выкрашенные перламутром.

Все это можно было еще пережить, если бы не одно «но». Точнее два.

Вытянув из-под одеяла вторую конечность, я сложила их вместе. Полюбовалась. Потом повернула внутренней стороной вверх и издала истерический смешок. Тыльная сторона обеих рук, начиная от основания ногтей, была покрыта тонкими серебристыми прожилками, напоминавшими рисунок на теле змеи. А кожа на внутренней стороне и ладонях оказалась тонкой, нежной и при этом абсолютно нереального голубого оттенка! Ну прямо как у индийских богов из «Махабхараты»!

— Зеркало! — выдала я, отмерев.

Мне тут же протянули небольшую коробочку размером с ладонь. Услужливо щелкнула крышка. На плоской платформе, напоминавшей графит, заискрились, сливаясь, тонкие лазерные лучи.

Через секунду образовалось нечто вроде серебристо-матового экрана, в котором отражался кто угодно, только не я.

Глава 2

На меня смотрело довольно милое лицо сердечком, с острым подбородком и высокими скулами. У него были тонкие рыжие брови, темные длинные ресницы и выразительные глаза, вытянутые к вискам. Ровный нос и пухлые губы, из-под которых выглядывал неправильный прикус.

Я приоткрыла рот и чуть не заорала от неожиданности. Потому что из него показалась пара симпатичных клычков и темно-синий, как у чау-чау, язык.

А вдоль лица и шеи, от самых висков, змеились две дорожки из гладкой серебристой чешуи, точно такой же, как на руках.

Волос я не видела. Они были тщательно убраны под шапочку из эластичного материала, подозрительно напоминавшую те, что одевают пловцы в бассейнах.

Уши тоже заставили понервничать. Маленькие, аккуратные, плотно прилегающие к голове, они отличались от человеческих полным отсутствием мочки и длинными, по-эльфийски вытянутыми кончиками. «Как же я буду носить сережки?» — мелькнула в голове дурацкая мысль, пока я, открыв рот, разглядывала себя. Не к месту вспомнились изысканные каффы, которыми можно украсить всю ушную раковину.

Боже, о чем я думаю! О цацках! Я все-таки не выдержала и разразилась визгливым истерическим смехом, вырывавшимся из меня вперемешку со стонами и слезами.

— У вас истерика, лирра, позвольте, я введу вам лекарство, — в руках врача мелькнул прибор, похожий на серебристую капсулу с короткой инсулиновой иглой.

— Не смейте ко мне прикасаться! — заорала я, собираясь вскочить с кровати. — Хватит колоть меня всякой дрянью! Ничего я вам не отдам!

Дернулась так сильно, что пара трубок отпала.

Тут же заверещала сирена, и в палату вломилось несколько громил со зверским выражением на рожах. Меня прижали к койке, удерживая вчетвером, пока я бесновалась, выкрикивая ругательства, а доктор пытался поймать мою руку и сделать инъекцию. Следователь благоразумно отступил в сторону, позволяя остальным делать свое грязное дело.

Я почувствовала укол, а через мгновение тело сделалось ватным, желание сопротивляться начало медленно угасать. В голове появился туман, в котором вяло плавали мысли.

Громилы отошли, оставляя меня лежать, распластавшись, точно выброшенную на солнце медузу. Мои веки стали тяжелыми, налились свинцом. Захотелось закрыть глаза.

— Что с ней? — Левицкий нетерпеливо щелкнул пальцами, привлекая мое внимание. Они у него были вполне человеческие, с коротко стрижеными ногтями.

— Это реакция на смерть родных, — сообщил врач со знанием дела. — В данном случае ее разум избрал лучший вариант защиты — полное отрицание очевидного.

— Понятно. И долго она пробудет в таком состоянии? — он бегло осмотрел меня.

У меня появилось непреодолимое желание улыбнуться во весь рот, демонстрируя приобретенные клыки, но я не могла даже моргнуть. Не было сил.

— Я ввел успокоительное, к утру она придет в себя. Но вы же понимаете, девочке нужна психологическая помощь. Вам придется немного подождать с допросом.

— У меня не так много времени. Она должна дать показания до того, как за дело возьмутся горауканцы.

— Это невозможно. По крайней мере, сейчас.

Левицкий еще раз прошелся по мне пристальным взглядом. И судя по выражению его лица, он не очень-то верил в мою неспособность давать показания.

— Тогда позвольте откланяться. Но, на всякий случай, вот мой сетевой номер.

Он взял мою руку, которая сейчас была абсолютно безвольной, немного засучил рукав своего комбинезона и приложил свое запястье к моему.

Что-то щелкнуло, у меня в мыслях вспыхнул и погас длинный ряд непонятных значков.

Услужливая фантазия тут же идентифицировала их как местные цифры. Я бы эти каракули в жизни не разобрала, но почему-то была уверена, что они непременно всплывут в памяти, когда понадобятся.

— Когда будете готовы к конструктивному диалогу — сообщите. Следствие по вашему делу полностью в моей компетенции.

С этими словами он развернулся на каблуках и вышел в бесшумно отъехавший люк. Я прикрыла глаза, потому что окружающий мир расплывался с ужасающей быстротой.

— Лирра, — голос доктора отвлек меня от невеселых мыслей, — пришел ваш жених. Ему сообщили, что вы очнулись, и он очень хочет увидеть вас.

«Жених, — вяло подумала я, — уж не тот ли единственный, которого я заказала?»

— Я скажу, что вы утомлены, пусть приходит завтра.

«Господи, когда от меня все отстанут? Дайте мне спокойно умереть…»

Я с удовольствием бы отвернулась и закрыла уши руками, но ни того, ни другого сделать, к сожалению, не могла.

Последнее, что я услышала, это шаги Нуррана и звук отъезжающего люка. А потом все — сознание отключилось.


***


Проснувшись во второй раз, я прислушалась, прежде чем открыть глаза. В окружающем мире что-то было не так. Чуть слышное монотонное гудение никак не могло быть гудением моего холодильника или стиральной машинки, а еще мой нос улавливал странные незнакомые запахи. Так не пахнет в моей квартире…

Открыв глаза, я уставилась в потолок, потом перевела взгляд на стены. Нет, мой кошмар никуда не делся, я по-прежнему оставалась в том странном месте, в которое меня неизвестно как занесло.

Посмотрела на руки. Моя кожа была все такого же голубого цвета, с узором из серебристых чешуек. Не удержавшись, я откинула одеяло, решительно задрала рубашку до пояса и тяжело задышала, пытаясь справиться с охватившим меня приступом паники.

Ноги оказались зафиксированы эластичными держателями, а под колени уходило штук пять разноцветных трубок. Как я ни старалась, мне не удалось пошевелить нижними конечностями. Успокаивало только одно: их было две, ровные, бледно-голубые и безволосые. «Ноги как ноги», — облегченно подумала я. Хотя, на лодыжках и коленях была видна чешуя. Между ног тоже ничего нового не обнаружилось, разве что вместо привычной растительности на лобке блестели все те же серебристые чешуйки. Интересно, а под мышками они тоже есть?

Я извернулась, заглядывая себе в рукав. Нет, там только гладкая голубоватая кожа.

Оттопырила широкий ворот и заглянула под рубашку. Фух, слава богу, грудь на месте. И ничего такая грудь, не очень большая, зато красивой формы и крепкая.

А еще у меня теперь неестественно узкая талия. Такую обычно создают хирургическим путем, удаляя нижние ребра.

С одержимостью маньяка я внимательно осматривала себя во всех местах, где только могла, и даже пощупала. Новое тело казалось чем-то нереальным, способным исчезнуть в любую минуту, и меня посетила надежда: а вдруг мне все это снится? Я вот-вот проснусь у себя в кухне, за столом, с больной от перепоя головой, побреду в душ и буду собираться в офис. Потом, как всегда, позвонит маман и устроит мне взбучку. А еще предложит на выбор с пяток великовозрастных сыночков своих подруг, которые, как и я, прозябают в одиночестве…

Осознание действительности не пришло ко мне как гром среди ясного неба. Я могла бы сколько угодно доказывать себе, что окружающая реальность — плод моего не в меру разыгравшегося воображения, но в конце концов мне пришлось бы посмотреть правде в глаза. Слишком уж четко я запомнила яркий свет фар, оглушающий визг тормозов и монстроподобную кабину тяжеловесной фуры, несущейся на меня.

Я напрягла память, пытаясь вспомнить промежуток времени между моей идиотской попыткой привлечь суженого и сегодняшним пробуждением.

Кажется, со мной говорили двое: один длинный, затянутый в серебристый комбинезон, а второй такой красный, будто обгорел на солнце, и комбинезон у него был черный. Первый назвался моим врачом, второй — следователем. И оба уверяли меня, что я нахожусь на космической станции.

Вспомнился старый фантастический сериал, кажется, он назывался «Квантовый скачок». Там герой путешествовал во времени, вселяясь в тела разных людей. Неужели со мной случилось нечто подобное? Но почему именно со мной? Почему именно я? Ответа на эти вопросы не было…

Очень спокойно и даже отстраненно я приняла очевидное: мое тело погибло под колесами грузового транспорта, а душа непонятным образом переселилась в тело другого существа. И теперь мне нужно учиться как-то жить дальше. Как — этого я еще не знала.

Радовало одно: новое тело оказалось молодым, разумным, да еще и женского пола, а ведь могло быть намного хуже! Я с содроганием представила, что могла бы перевоплотиться в какую-нибудь ящерицу или — не дай Бог! — в червяка.


***


— Добрый вечер, лирра. Как вы себя чувствуете? — раздался знакомый мужской голос позади меня.

Я вздрогнула от неожиданности и обернулась.

Черт! С другой стороны кровати, втиснувшись между двумя стеллажами, сидел знакомый синеволосый мужчина и смотрел на меня.

— Э-э-э… — по спине пробежал холодок, — простите, забыла ваше имя.

— Лейр Нурран, ваш лечащий врач.

Он поднялся и подошел ко мне.

— Очень приятно, — машинально ответила я, — а я…

— Лирра Дизраелли, — Нурран мягко улыбнулся. Чешуйки на его скулах сверкнули. — Скажите, вы что-нибудь помните о том, что с вами случилось?

Я настороженно покачала головой. Сам того не зная, врач подсказал мне подходящую тактику. Кажется, безопаснее всего сделать вид, что я ничего не помню. Не стоит так сразу ошарашивать его своей исповедью, сначала разберусь, куда меня занесло.

— А что со мной случилось?

— Вчера приходил следователь, это вы помните? Дамиан Левицкий.

— Вчера? — я напрягла мозги. Так это вчера я сюда попала! В голове мелькнули воспоминания о том, как очнулась здесь в первый раз, и мне сообщили, что я и мои родители разбились на местном транспорте со странным названием. Только это не я, не мои родители, не моя жизнь. Все это принадлежало той самой Дизраелли, в теле которой я теперь была. — Да, следователя помню. Кажется…

— А то, что он вам сказал?

Голос мужчины был заботливым и тихим, словно его хозяин опасался, что я вот-вот закачу истерику.

— Помню про аварию. И что я здесь уже две недели, — медленно произнесла я.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 196
печатная A5
от 381