электронная
60
печатная A5
473
18+
ЗЕМЛЯ — ЭТО ОТСТОЙ!

Бесплатный фрагмент - ЗЕМЛЯ — ЭТО ОТСТОЙ!

Ложь. Должна быть гигантской


Объем:
308 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-6073-0
электронная
от 60
печатная A5
от 473

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Победа на Олимпиаде

«Все на освоение миров!»

«Триста пятьдесят не возраст!»

«Ты записался в космический флот?»

Со страниц журнала звучали рекламные лозунги. Их изображения то и дело выскакивали, пытаясь продемонстрировать себя во всей красе. Но я не давал им этого сделать, быстро перелистывая страницы.

— Марк! Включи новости, — крикнула из кухни мама. Она стряпала пельмени. Этому забытому умению научила ее бабушка, которую, в свою очередь, научила ее бабушка. Она всегда кормила ими отца, когда тот возвращался домой из очередной, длительной командировки. В этот раз она хотела угостить ими бабушку и дедушку, которые на днях обещали прийти к нам.

— Опять новости! — фыркнул я и закрыл журнал. — Включить новости, — приказал я.

В ту же секунду посередине комнаты возникла стройная девушка.

— Что будете смотреть? — поинтересовалась она.

— Новости.

Она грациозно прошла в центр комнаты и остановилась напротив меня.

— Какие новости вас интересуют?

— Школа. Кто выиграл Олимпиаду?

— В ежегодной Всекосмической олимпиаде, проводимой…

— Короче! Какой класс победил? — оборвал ее я.

— Ваш! Поздравляю с победой! — Девушка захлопала в ладоши и запрыгала.

— Кто бы мог подумать! — Отшвырнув журнал, я поднялся с дивана, потянулся до хруста костей и подошел к дикторше. Мне всегда было интересно, были ли у них реальные прототипы или это плод больного воображения голограммамастера.

Она продолжала рассказывать о нашем классе. Я быстро поглядел, не идет ли мать. И убедившись, что все тихо, обнял девушку. Мои руки естественно легко прошли через ее стройное тело.

— Сынок, кто победил?

Я живо отскочил от дикторши и плюхнулся на диван.

— Наш класс.

— Поздравляю, сынок! — Мама вышла из кухни и, сев рядом на диван, обняла меня и поцеловала. — Как вам повезло! Правительство обещало межгалактическое путешествие. Ты же знаешь, я всегда мечтала облететь нашу галактику. А тебе повезло! Я очень рада за тебя сынок, — у нее на глаза навернулись слезы. Ее руки были испачканы в муке. Она достала из маленького карманчика на фартуке салфетку и вытерла слезы.

— Не надо, мам! Хочешь, лети вместо меня? По правде сказать, я не очень-то хочу лететь в это путешествие.

— Что ты! — всплеснула руками мать. — И не думай даже! Это такой шанс. Тебя увидит вся галактика. Возможно, и отец. Он будет очень рад! Тебе это нужно для карьеры. Это войдет в твою карьерную историю! Ты же знаешь, как тяжело найти работу в наше время.

— Опять работа! Мне еще учиться и учиться.

— Время пролетит быстро.

— А как же отец? — вдруг вспомнил я.

— Что отец?

— Я же обещал ему на каникулах прилететь на станцию.

— Ты и прилетишь. Наверняка вас повезут на нее. Он там встретит тебя. Покажет вашему классу станцию, на которой работает… — Мама не успела закончить свою мысль. Появились голограммы бабушки и дедушки.

— Продолжить сообщения? — вежливо напомнила о себе ведущая новостей.

— Нет, — ответил я.

— Приятного дня, — сказала диктор и, разлетевшись на миллионы разноцветных точек, исчезла.

— Привет, внучек. Поздравляем тебя с победой.

— Привет, ба, привет, дед, — вяло ответил я.

— Ты что такой унылый? Как старый скафандр. Сделай пару-тройку упражнений. Лучше с отягощениями. Разгони молодую кровь, — посоветовал дед.

— Ты не заболел, внучек?

— Нет, — ответил я, а про себя подумал: «Опять приперлись со своими советами».

— У мальчика переходный период, — дернув деда за рукав, шепнула ему бабушка.

— Внучек, мы с бабушкой решили сделать тебе сюрприз. Ведь победа в Олимпиаде не каждый день бывает. И выслали тебе подарок.

— Надеюсь, не сушеную лягушку? — у деда был «бзик» на земноводных и огромная коллекция этих тварей. Как-то раз я видел ее во всей красе. Меня стошнило прямо на гордость коллекции. Правда, я тогда был еще совсем маленький. Но дед все правильно понял и с тех пор больше мне ее не показывал. Его сын, мой отец, может часами рассматривать эту коллекцию, рассматривать эти сушенки в микроскоп, восхищаться их окраской. А мне они нужна, как дураку астрономия.

— Что ты сказал, внучек? — переспросил дед. Мама, стоявшая рядом, больно толкнула меня локтем.

— Спрашиваю, что это? — потирая ушибленное ребро, сказал я.

— Скоро узнаешь.

В это же мгновение почтовый ящик выплюнул на металлический столик, стоявший у стены, небольшую коробку. Она была ярко-желтой, с большим красным бантом посередине.

— Как тебе коробочка? Это я выбирала, — похвасталась бабуля.

— И что там? — чтобы не нахамить, я сделал вид, что не расслышал вопроса.

— А ты открой и увидишь, — сказал дед.

Мне ничего не оставалось сделать, как подойти к столу и взять коробку. Она оказалась на удивления легкой. Я встряхнул ее. Звука не было. Дернул за бант, красная лента упала на пол. Я перешагнул через нее и подошел к маме. Ей тоже было интересно. Она поторопила меня.

— Открывай быстрей! — Она стояла чуть сзади и заглядывала мне через плечо.

— Сейчас, тут заклеено. — Найдя начало обертки, я подцепил ее ногтем и, оторвав край, сдернул ее с подарка. Быстро открыв коробку, я нашел там еще одну маленькую коробочку темно-синего цвета. Она была обложена со всех сторон мягким материалом.

— Это прикол? — засмеялся я, пристально вглядываясь в лица стариков.

— Нет. Открой ее.

Я открыл. И обалдел! Там был ГЛ-5000. Мечта любого журналиста, путешественника и просто любителя собирать интересный материал. Этот небольшой прибор мог делать все! Снимать, записывать, переводить, собирать материал, давать советы, подсказывать, отсылать и принимать сообщения, а самое прикольное было то, что он мог менять облик человека. Маскировать его, надев сверху голограмму, причем практически любую. Одним словом, это был отличный помощник, который ничего не забывал и мог выполнить за тебя рутинную работу. Такого шикарного подарка я не ожидал.

— Спасибо, дед, спасибо, ба. Но он же очень дорогой!

— Мы надеемся, что он тебе пригодится. И ждем от тебя сообщений. Чем больше, тем лучше, — ответил дед.

— Про земноводных?

— Необязательно. Я же знаю, что они тебе неинтересны. Снимай все, что видишь. Комментируй и присылай нам. Это наверняка будет интересно. Если ты захочешь отблагодарить старика и привезешь мне редкий экспонат для коллекции, я буду очень рад. Хотя это необязательно. Главное, не забывай о нас и присылай сообщения. Мы с бабушкой будем ждать их с нетерпением. Целуем и желаем удачи, — с этими словами они исчезли.

— Дай мне, я хорошенько его рассмотрю, — попросила мама.

Я протянул ей прибор.

— Элегантная вещь. А какая легкая! Он меняет форму? — приложив прибор к шее, спросила мама. Он явно ей понравился.

— Наверняка. Это же биотехнологии.

— Как им управлять?

— Он управляется голосом. Проще не бывает. — Я взял прибор из ее рук, поднес к шее и сказал: — Настройка.

Прибор тонко пискнул и, выпустив два тонких щупальца, обвил мою шею. Я отпустил его. Прибор остался висеть. Чтобы проверить, прочно ли он держится на моей шее, я слегка дернул его вниз. Прибор еще раз пискнул, и возле меня возникла голограмма строгой пожилой женщины.

— Я ГЛ-5000. Хотите продолжить настройку? — строго произнесла она.

— Да.

— С чего начнем?

— С вас. Меня устроит стройная, симпатичная блондинка, моего возраста.

— Идет настройка. Можете выбирать.

Строгая тетка исчезла, и вместо нее с интервалом в десять секунд стали проявляться смазливые девчонки. Их было очень много, но я так и не смог выбрать ничего подходящего.

— Предложить вам брюнеток? — сказала голограмма.

— Нет. Будем моделировать.

— Рост?

— Метр семьдесят, — я был ростом метр семьдесят пять, и мне бы не хотелось, чтобы секретарша была выше меня ростом.

— Фигура?

— Стройная.

— Формы?

— Умеренные.

— Я, пожалуй, пойду, не буду тебе мешать, — заметив, что я после каждого вопроса смотрю в ее сторону, сказала мама и вернулась на кухню.

Как только она вышла, я шмыгнул к себе в комнату и взял из ящика стола фотографию Марины. Это была моя подружка.

— Это образец.

— Симпатичная, — сказала строгая женщина и исчезла. Напротив меня стояла Марина.

— Ух ты! — невольно вырвалось у меня. Я, конечно, ожидал примерно такого эффекта. Но эта голограмма была просто великолепна. Я мог ее сравнить с оригиналом.

— Остановимся на этом варианте?

— Да. Сейчас подберем голос. — Я дотронулся до фотографии и поднес ее к голограмме: «Здравствуй, Марк. Поздравляю тебя с днем рождения».

— Идентификация произведена.

— Отлично. Теперь запомни некоторые правила. Снимать с обычными ограничениями. Снятый материал отсылать бабушке и дедушке. Прибор сделать невидимым. Остальные инструкции стандартные. — Я убрал фото в ящик.

— Принято.

Я вернулся в большую комнату, на одной из стен которой был восхитительный вид морского берега с наклонившимися к воде стволами огромных пальм. На ослепительно белый песок то и дело с шумом набегала лазурная волна. Теплый, слабый ветерок трепал волосы, пахло морем.

— Зеркало, — приказал я.

Идиллическая картинка тотчас исчезла, на ее месте появилась моя фигура. Я внимательно осмотрел себя. Прибора не было видно. Невольно я потянулся к шее, пальцы тотчас наткнулись на него.

— Можешь изменить мой внешний вид?

— Программой это предусмотрено, — вежливо сообщила машина.

— Я огромный робот, — сказал я первое, что пришло в голову.

В ту же секунду мое отражение в зеркале исчезло, и на его месте появился большой, уродливый робот, таких обычно используют на тяжелых работах в космосе или на строительстве.

— Неплохо. Теперь огромный, уродливый монстр.

В зеркале возникло мерзкое, лязгающее зубами чудовище, при виде которого я невольно попятился назад и едва не упал на пол. Чудовище тоже попятилось и немного присело. Я развернулся, и оно повторило за мной это движение. Я выкинул вперед руки и громко зарычал. Монстр сделал то же самое. Только рык его был грозен и ужасен.

— Марк! Убавь звук, — крикнула из кухни мама.

— Здорово! Очень даже здорово! Убрать монстра, — приказал я. Монстр исчез, а на его месте возникла моя фигура.

— Убрать зеркало.

Вновь возник экзотический пейзаж.

— Здравствуй, сын.

Обернувшись, я увидел отца. Он сидел на диване. Вернее, это было только его изображение. Лицо его было задумчивым и немного усталым. Отец поднялся и подошел ко мне.

— Здравствуй, папа.

— Слышал о вашей победе, вот и решил поздравить на тебя.

— Из-за этой победы я не смогу прилететь к тебе каникулы.

— Это пустяки. У тебя еще будет много каникул.

— Но я так долго мечтал об этом. Побывать на базе, посмотреть станцию, твою работу.

— Я не знаю точного маршрута вашего путешествия, но мне кажется, что у нас вы должны обязательно побывать. Я тебя встречу, покажу базу.

— А если нет?

— Значит, в другой раз. Наверняка в этом путешествии будет много интересного, так что впечатлений тебе хватит с избытком. А станция никуда не денется, прилетишь в следующие каникулы.

— Так же и мама говорит. Никуда не денется.

— Вот и прекрасно. Взрослых надо слушать. Особенно родителей. Извини, сейчас я не могу больше говорить с тобой, сам понимаешь, дела. Свяжусь завтра. Маме привет. Жди подарка. Надеюсь, он тебе понравится.

— Может, ее позвать?

— Не надо, я все равно не смогу с ней говорить. Сегодня, как назло, много дел. А это что у тебя? Опять «Земные пейзажи»! Убери сейчас же. Смотри, доиграешься. — Изображение отца исчезло.

Я развернулся и подошел к стене. Опять пахнуло морем, легкий ветерок растрепал волосы.

— Сменить. Поставить «Великий рывок».

Море, пляж и пальмы исчезли. Вместо них возникло изображение бескрайнего космоса с миллиардами мерцающих звезд и огромного корабля-разведчика, бесстрашно несущегося к одной из них. Мощный рев двигателей резал уши, от запаха раскаленного железа драло в носу. Я поспешно отошел от этого шедевра.

Вернувшись в зал, я плюхнулся на диван, снова взял в руки брошеный журнал, пролистал несколько страниц и, дойдя до «Земля — это отстой!», захлопнул его. Меня всегда раздражали подобные утверждения. Я никогда не видел ее. Она была закрыта от любопытных взглядов огромными рекламными щитами. Смотреть на нее было запрещено всем, кроме правительства.

— Посылка. — На металлический столик упала посылка от папы.

Я подошел к столику и взял ее. Быстро открыл. В ней лежал походный лазер с огромным выбором режимов, так что он мог резать практически все. Кроме сверхпрочных, специально разработанных для военных нужд материалов.

— Мама, пришла папина посылка.

— Что там?

— Походный лазер.

— Тебе нравится?

— Конечно! Вы давно обещали его мне купить.

— Будь с ним осторожен, сынок!

— Успокойся мама, он не режет пальцев, — рассмеялся я.

— Спасибо, успокоил.

— Пойду немного прогуляюсь.

— Не задерживайся. Скоро будем ужинать.

— Я быстро.

Сунув лазер в карман брюк, я вышел из жилого бокса.

— Изменить внешний вид.

— Какую форму принять?

— Боевого космоофицера.

— Выполнено.

Из кабины лифта вышла соседка. Стройная, симпатичная девушка. Она была на три года старше меня. Была высокомерна и недоступна, как далекая звезда.

Увидев меня, она быстро изобразила на своем лице загадочную улыбку и неожиданно произнесла:

— Извините, мы раньше с вами не встречались?

— Может быть, — первое, что пришло в голову, ответил я и поспешно добавил: — Я давно здесь не был. Долгая экспедиция….

— Если вы вечером свободны, то мы можем с вами погулять в парке.

— Нет. Сегодня не смогу. Нужно навестить родственников. Лучше завтра.

— Вот мой номер. Звоните. Буду ждать! — и, быстро сунув мне в ладонь электронную карту, она еще раз изобразила на своем лице загадочную улыбку и не спеша удалилась.

«Прикольно. Надо испробовать на Марине», — подумал я.

Спустившись на два этажа. Я оказался на спортивной площадке. Пересек беговую дорожку, футбольное поле, на котором вяло гоняли мяч несколько юных футболистов. Вокруг футбольного поля росли высоченные кедры и стройные ели. Земля под ними была усыпана сухими иглами и раскрывшимися шишками.

Место и время было оговорено заранее. Марина ждала меня, глядя в огромное смотровое окно, через которое можно было видеть только яркую рекламу.

— Ждете кого-то? — сходу спросил я.

— Да, — машинально ответила девушка и перевела взгляд на меня. — Простите, мы что, знакомы? — улыбнувшись, спросила она.

— Конечно и очень давно.

— Странно. Но я вас не помню.

— А так? Вернуть первоначальный вид, — приказал я. В ту же секунду костюм и лицо боевого офицера исчезли, и появился я во всей красе.

— Ну и дурак же ты!

— Шутка.

— Плохая шутка. Ты же знаешь, что на станции такие шутки запрещены. Надо будет сказать твоей матери, что ты пристаешь к девушкам в офицерской форме и с большими усиками, — рассмеялась она.

— Ты что, дура?

— Не будешь разыгрывать. Давай колись, кого еще разыграл?

— Никого!

— А если честно?

— Кого-кого… Соседку. Кажется, мы знакомы? Что вы делаете сегодня вечером? И давай прижиматься, целоваться. Мне понравилось!

— Опять врешь!

— А ты приходи сегодня вечером сюда, в восемь ноль-ноль. Все сама и увидишь.

— Точно все твоей матери расскажу.

— Ладно, не злись. Куда сегодня пойдем или здесь будем целоваться?

— А тебе не надоело целоваться? Только этим сегодня и занимаешься. Пойдем просто прогуляемся, заодно расскажешь, что тебе еще подарили.

Глава 2

Великий дракон

Космическую станцию, на которой жила моя семья и все остальное прогрессивное человечество, начали строить очень давно. Вначале это была крошечная лаборатория на Луне, построенная в чисто научных и военных целях. Затем ее немного расширили для приема гостей и вездесущих туристов. Потом построили несколько производственных модулей. Так постепенно, год за годом, столетие за столетием, и был построен этот огромный стальной монстр, который, как гигантский спрут, опоясал Луну, а затем и землю. Постепенно станция заселялась жильцами. Сначала это были ученые с семьями, затем военные с ракетами. Звезды шоу-бизнеса и просто крупные бизнесмены с глобальными идеями экспансии космоса. Маниакальные политики со своими бредовыми теориями о создании «Межгалактических собраний и парламентов».

Когда экология на старушке Земле совсем рухнула, сюда потянулись и остальные состоятельные граждане всех рас, вероисповеданий и политических взглядов, так называемые сливки общества. Те же, у кого не было достаточно средств для бегства с загубленной планеты, остались там тихо умирать. Тихо, потому что за сотни тысяч километров, разделявших Землю и толстые стальные стены космической станции, их совсем не было слышно. Тогда-то и произошел окончательный раскол общества, который нельзя было завуалировать красивыми словами о демократии, равенстве всех перед законом и богом. Теперь избранные сами походили на богов из древних преданий и эпосов.

Когда-то очень давно живущие на Земле смотрели в небо с любовью и упованием, теперь уцелевшие, если такие остались, смотрели вверх со злобой и ненавистью. Постепенно об оставшихся забыли. Официально было заявлено, что жизнь на Земле стала невозможной. Вся информация на эту тему была закрыта. И скоро это стало мало кого интересовать. Новая, искусственно созданная раса зажила новой искусственной жизнью. Ее интересовал только космос и далекие галактики. Невиданные расы и удивительные технологии. Земной быт был в прошлом. Этим вопросам занимались только военные, которые внимательно отслеживали и контролировали все, что происходит на Земле. Регулярно делались сообщения об ужасающей экологической катастрофе, случившейся на поверхности планеты. Известные ученые и уважаемые журналисты вели прямые репортажи с поверхности планеты, из которых было понятно, что жить на Земле нельзя. Люди, ставшие богами, и люди, жившие на Земле, теперь были далеки друг от друга как никогда. Одни, с брезгливостью смотревшие вниз, другие — с ненавистью вверх.

Глава 3

Путешествие

— Марк! Ты слышишь меня? Я тебе уже в сотый раз повторяю, собирайся быстрей! — сказала мама из кабины энерголета.

— Я уже давно собрался, — ответил я.

— Тогда будь любезен, быстрее иди сюда! Сколько можно тебя ждать?

— Да иду, я иду! — Подойдя к почтовому модулю, я затолкнул в него свой походный контейнер.

— Куда отправить ваш багаж? — спросил механический голос.

— Космодром. Лайнер «Цивилизация».

— Принято.

Я еще раз окинул взглядом комнату. Только сейчас я понял, что расстаюсь в первый раз в своей жизни со своим домом. Домом, в котором я родился и вырос. Мне стало не по себе. Грудь сдавило, к горлу подкатил ком. На глаза навернулись слезы. Чтобы не расплакаться, я спешно стал думать о путешествии — как, наверно, хорошо будет провести неделю без родителей. Погулять с Мариной… Чтобы окончательно взбодриться, я подпрыгнул и нанес несколько ударов по воздуху перед собой. Затем потряс всем телом, сделал пару глубоких вдохов и выдохов. Стало немного легче. Даже изображение на стене, «Покорение космоса», сейчас казалось мне не таким уродством. Я медленно побрел в сторону гаражного бокса, вытирая на ходу повлажневшие глаза.

Открыв дверь, я оказался в гараже. Он был большим, с высокой прозрачной крышей. Здесь находилось два энерголета, папин и мамин, а также старые, ненужные вещи, которые мы все время собирались выбросить, но так и не сделали это, инструменты отца и мой космоцикл.

Космоцикл был старый. Мы с отцом купили его на недавней распродаже. Он был сломан, и потому обошелся нам в сущую ерунду. Отец стимулировал у меня инженерную мысль и всегда старался приучить меня к конструированию или хотя бы к ремонту всевозможной техники. Прав на управления им у меня, конечно, еще не было. Но отца эта мелочь не смущала — пока разберешься, что к чему, время и подойдет. А также будешь знать, на чем сидит твоя задница.

— Марк! Пожалуйста, быстрей!

— Да успеем мы. Что ты так волнуешься?

— Посмотри, все давно собрались на космодроме. Одних нас нет, — мама кивнула на трехмерное изображение, находившееся перед ней. Картинка и звук были очень качественные, можно было легко различить лица всех присутствующих.

— Ты проверь их по списку.

— Это все отговорки. Нужно равняться на лучших, а не плестись с отстающими.

Мама рванула с места. В ту же секунду крыша отошла в сторону, и мы оказались в открытом космосе.

Конечно, можно было лететь на общественном транспорте, который был очень развит, и на нем добраться до космодрома. Но это было намного дольше и не так комфортно. А в данный момент мы торопились.

Космический лайнер, на котором мы должны были совершить путешествие, назывался «Цивилизация». Это был новый, гигантских размеров корабль. Он был красив и элегантен, как и его название. Конструкторы и дизайнеры на славу потрудились над его строгими формами. Это был шикарный трансформер, который без труда мог менять свою форму и назначение в любую секунду. В данный момент он походил на сверкающий золотом остроконечный пик. Сверху он был просто потрясающ! Особенно в лучах многочисленных прожекторов.

Мама сделала круг над космодромом. Посадочная платформа, заметив нас, замигала лампочками и поднялась над стоянкой, приглашая нас опуститься.

— 5724. Мы ждем вас, — раздался механический голос. Это было приглашение к посадке.

Подлетев к платформе, мама уверенно посадила машину. Площадка опустилась и заехала внутрь космодрома.

Оказавшись под куполом, она остановилась. Мы вышли из машины, после чего платформа продолжила свое движение дальше, увозя наш энерголет в гаражный бокс.

Мы подошли к группе одноклассников и их родителей. Все с восхищением рассматривали космический корабль. Отсюда, снизу, он был потрясающ! При его производстве были применены новые материалы и конструкторские решения. Установлено новое мощное оружие. Судя по опубликованным материалам, он был очень быстр и маневрен. Однако злые языки поговаривали, что он обошелся человечеству очень дорого. Строительная фирма не отрицала этого, но уверяла всех, что разработка и строительство этого корабля подняли инженерную мысль на новую ступень, не говоря уже об открытии новых, сверхпрочных и сверхлегких материалов. Что потраченные деньги скоро и с лихвой окупятся, и корабль поднимет имидж землян в глазах межгалактического сообщества.

В огромном фойе космовокзала не было свободного места. Все пространство было заполнено пассажирами нового лайнера, журналистами, комментирующими происходящее, и многочисленными гостями. Эти представители дружественных нам цивилизаций были весьма разнообразны по форме и размеру. Среди них были огромные монстры с позолоченными клыками, с которых то и дело капала на пол ядовитая кислота. Другие были малюсенькие. Этим приходилось передвигаться на биорах в рост человека. Хотя, если внимательно присмотреться, сразу становилось ясно, что они всегда при беседе становились чуть-чуть выше своего собеседника. Были и такие, что ползали на влажных щупальцах у ног собравшихся. Другие важно планировали у всех на головами, сверкая замысловатой инкрустаций на стальном оперении.

— Уважаемые пассажиры и гости, просим вас подняться на борт нашего лайнера.

Пассажиры, родители с детьми, журналисты и гости дружно, немного суетясь, двинулись к многочисленным вагончикам лифта. Мы с мамой тоже пошли в сторону ближайшего вагончика. Подойдя к нему, я уже было собрался зайти внутрь, как вдруг за моей спиной раздался чей-то противный, гнусавый голос:

— Иди быстрей! Все места займут.

— Вам надо, вы и идите, — ответил я и оглянулся, чтобы посмотреть, кто это меня подгоняет. И в это время совершенно случайно наступил на лапу впереди идущего представителя дружественной нам цивилизации.

— Смотри под ноги! — прорычала впереди идущая рептилия, кроваво-красного цвета, его толстая шкура была усыпана острыми и наверняка ядовитыми шипами.

— Извините, пожалуйста, он случайно, — сказала мама.

— Смотреть надо, куда ступаешь!

— Ну и молодежь пошла! — Отпихнув меня в сторону, огромная гусеница тошнотворного цвета и запаха, та, что торопила меня, рванулась вперед. И, забежав в вагон, плюхнулась на свободное место.

— Гравитация не та, — буркнула она, обнажив длинные, кривые зубы.

Я отвернулся, чтобы не задохнуться от ее смрадного дыхания.

В кабине закрылись двери, и она пошла вперед по прозрачному тоннелю, отделявшему лайнер от пассажирского модуля.

— Пш-ш-ш-ш, — громко разнеслось по кабине лифта. Это гусеница с явным удовольствием выпустила газы. Они вырывались наружу — и это было видно — из крохотных отверстий на ее маленьких сосках, расположенных в три ряда по большому брюху.

Я даже различил малюсенькие капельки влаги, вылетавшие вместе с газом. И невольно отшатнулся от нее, боясь, что эта дрянь попадет на меня. «Сто лет потом не отмоешься!» — пронеслось у меня в голове.

— Вот дрянь! — выругалась красная рептилия. Она, как и я, стояла рядом с развалившейся на диванчике гусеницей.

— Пища не та, — сморщив жирное тело, сказала гусеница. И еще раз выпустила газы. Если бы не мощная система очистки воздуха, предусмотренная для подобных случаев, мы все бы задохнулись от этой неожиданной «сюрприза».

— Только у вас можно встретить подобное, — прошипела рептилия.

— А у вас нет? — с ехидцей в голосе спросила мама.

— Мы этих тварей к себе не пускаем.

— А межгалактическое соглашение? — спросил кто-то.

— Только идиоты вроде вас заботятся о чужих интересах в ущерб своим, — прорычал монстр.

Кабина лифта подошла к лайнеру, двери корабля распахнулись и мы оказались на его борту. Лифт остановился. Через его большие стекла мы увидели всю красоту убранства корабля. Перед ними открылся вид огромного, празднично украшенного зала, свод которого был очень высок и мягко освещал все помещение. Раздался мягкий звонок, дверь бесшумно отъехала в сторону, все стали выходить. Тут было на что посмотреть! Впереди, сверкая позолотой и инкрустацией, стоял могучий биор, за ним ровными рядами, замерли в воздухе небольшие, похожие на капельки чистой воды маленькие биоры. Это был обслуживающий персонал корабля.

Постепенно зал заполнялся все больше и больше вновь прибывающими гостями. Но даже эта огромная толпа легко умещалась в просторном зале. Казалось, что стены раздвигаются в стороны с прибытием каждой новой партией гостей и пассажиров.

Внезапно могучий биор, менеджер обслуживающего персонала лайнера, издал длинный, протяжный звук, похожий на рев слона, и поднял одну из могучих рук вверх, и сотни маленьких биоров, тонко пискнув, разрушив стройные ряды, разлетелись по залу в поисках закрепленных за ними пассажиром или группы пассажиров.

Прошло совсем немного времени, и огромная толпа раздробилась на пассажиров лайнера и гостей корабля. Пассажиры в сопровождении своих биороботов неспешно расходились по своим каютам. Гостей пригласили в соседний зал для пресс-конференции.

К нам с мамой тоже подлетел юркий биоробот и представился:

— Здравствуйте, меня зовут 386. Я буду помогать вам, Марк, во время этого полета. Ваша каюта имеет схожий номер, 222. Вас устраивает эта цифра?

— Рад знакомству. Мне нравится этот номер, — ответил я. От увиденного я немного растерялся.

— Очень приятно с вами познакомиться, — ответила мама.

— Я предлагаю пройти в отведенную для вас каюту. Как вы на это смотрите?

— Мы не против.

— В этом случае прошу вас следовать за мной. Я с удовольствием покажу вам дорогу. — И он медленно поплыл в сторону многочисленных лифтов, расположенных вдоль стены. Мы с мамой двинулись следом. Зайдя в одну из кабин лифта, мы поднялись на нужный этаж и вошли в каюту. Чистый воздух, тихая музыка. Мягкая, удобная мебель. Здесь все было по высшему разряду. Немного пахло, свежей краской. Мне здесь сразу понравилось, я был совсем не против пожить здесь какое-то время.

— Вам здесь нравится?

— Да. Совсем неплохо.

— Здесь уютно.

— На лайнере есть великолепная смотровая площадка, стоя на которой, можно видеть, что происходит вокруг корабля. Справа и слева, сверху и снизу, — подлетев к одному из больших смотровых окон, сказал биор. — Подойдите сюда, пожалуйста, — вежливо попросил он.

Мы подошли.

— Нажав на кнопку зеленого цвета, вы попадаете в смотровую камеру. Марк, нажмите, пожалуйста, — указав на кнопку, сказал он.

Я нажал, и через некоторое время мы оказались в прозрачной сфере, окружившей нас со всех сторон.

— Теперь, пожалуйста, нажмите на синюю кнопку со стрелкой, показывающей вперед, — попросил гид.

Я выполнил его просьбу, наша сфера стала медленно выплывать вперед и остановилась только в метре за бортом корабля. Мы висели в открытом космосе, и со всех сторон нас была пустота.

— Здорово! — воскликнул я.

— А это не опасно? — спросила мама, с опаской глядя себе под ноги, где ничего не было, кроме тонкой стенки прозрачного кокона.

— Не бойтесь. Это просто иллюзия. На самом деле мы находимся на борту корабля, и нам ничто не угрожает. Посмотрите, пожалуйста, вправо и влево. Там вы можете увидеть своих одноклассников.

Я посмотрел вправо и увидел Пашку, который энергично махал мне поднятыми над головой руками.

— Нажмите, пожалуйста, желтую кнопку, и вы их услышите, — подсказал гид.

Я нажал и сразу услышал Пашкины вопли и крики других одноклассников, которые тоже, как и мы, первый раз опробовали смотровую кабину. Оказывается, они были везде, слева, справа, вверху и внизу. Я им помахал, мама тоже.

— А как вернуться? — спросила мама.

— Это просто. Нажмите на синею кнопку.

— Я попробую, — сказала мама и первой нажала на нее.

Мы тут же оказались в моей каюте, стоя у смотрового окна.

— Удобная вещь! — сказал я.

— Я рад, что вам понравилось. Лайнер «Цивилизация» и его команда всегда готовы выполнить все ваши просьбы и желания, — протараторил биор.

— Я еще разок тут все осмотрю, — сказала мама.

— Не хочется вас огорчать! Но я только что получил сообщение по внутренней связи, что всем гостям и провожающим нужно покинуть корабль, — грустным голосом доложил гид. Казалось, что он и вправду переживает за маму.

— Жалко, конечно, но ничего, в другой раз я все тут хорошенько осмотрю, — сказала мама.

Обрушив на мою бедную голову уйму советов и правил, мама расцеловала меня.

— Сынок, я прошу, веди себя хорошо и будь осторожен. Мне пора идти, — вытерев в который уже раз выкатившуюся слезу сказала она.

— Я провожу тебя.

— Пойдем.

Она взяла меня под руку. Когда мы спустились вниз, многие родители уже были там.

Родители плакали и махали руками своим чадам, дети улыбались и тоже махали родителям.

— Ты не забыл о просьбе дедушки? — внезапно спросила мама.

— Не волнуйся. Я снимал все с самого начала.

— Это правильно, молодец сынок! Не забывай дедушку, он ждет твоих сообщений.

Помня о пожелании деда, я дал команду на съемку всего, что происходило с нами. Съемка шла автоматически. Никаких особых усилий с моей стороны не требовалось. Нужно было только повернуться в нужное место в нужное время.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 60
печатная A5
от 473