электронная
200
печатная A5
601
16+
Зелёная Планета

Бесплатный фрагмент - Зелёная Планета

Объем:
380 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4498-9504-2
электронная
от 200
печатная A5
от 601

Дневник путешественников. Начало

Зелёная планета. Высоченные горы, как ожившие небоскрёбы, покрытые полностью только хвойными деревьями. С трудом можно было определить их высоту. Да и зачем? Они смотрелись прекрасно. Обрывающиеся скалы с островками травы тут и там. А напротив находились другие горы — с лиственными деревьями. И куда ни кинь взгляд, кругом виднелись где-то заснеженные полностью, где-то совершенно голые, без ледников, верхушки горных хребтов. Мягкий свет просачивается на землю сквозь хвою деревьев и листву крон. Дикие ягоды и грибы выглядывают из-под опавших листьев. Водопады шумно сбрасывали холодную воду сверху вниз, и маленькие радуги образовывались, поблёскивая при лёгком соприкосновении солнечного света. Прекрасные реки и озёра с прозрачной водой были видны, куда ни брось взгляд, до самого горизонта. Слышен был щебет разных птиц. Одни пели, другие, судя по звуку, похоже, метались от дерева к дереву в поисках чего-то. Третьи стаей просто шумно галдели без умолку где-то в кустах. Солнце не спеша показывалось из-за горизонта. Это был живой пример полной идиллии и Вселенской гармонии.

Облака, низко плывущие над лесом, на какое-то мгновение замерли в своём движении. На каждом небольшом плотном облаке сидели дети в медитации. Разных возрастов: от четырёх до двенадцати лет. Лёгкая дымка окутывала их. Дети были одеты в яркие одежды: свободные штаны и рубахи с длинными рукавами, подпоясанные верёвочной косичкой. У каждого на спинке верхней одежды вышит рисунок, ни один из них не похож на другой. Очень схожи с гербами древности. У каждого в центре вышивки было изображено животное или птица. На голове повязка с написанными знаками или значками, обозначавшими скорее всего их имена. Или нет? Можно только гадать.

Зазвучали колокола. Воздух наполнился звоном. Облака плавно тронулись, образуя между собой цепочку. Процессия двинулась на доносившийся звук. Дети продолжали сидеть, не особо реагируя на окружающую их обстановку. Сквозь туман можно было разглядеть тени кого-то ещё, двигающегося в воздухе, но на уровень выше их. Расстояние между горами казалось непреодолимым, а ветер с силой теребил волосы детей. Это было прохладно и приятно одновременно. Дети один за другим начали открывать глаза и с любопытством озираться по сторонам.

Трудно сказать, сколько длилась их поездка. Может, час или два, а может, и несколько минут. Уже все сидели встрепенувшиеся. На их лицах стало появляться удивление и недоумение от всего происходящего. Звон постепенно усиливался. Всё чаще стали мелькать тени между облаками и виднеться силуэты, но было трудно определить, кто или что это могло быть. Солнце двигалось в унисон с путешественниками, и создавалось впечатление, что оно их сопровождало.

Вдалеке стала проявляться гора. Но вместо пика там было плоское пространство, застроенное, как им тогда показалось, высокими зданиями с узкими окнами по два-три метра в высоту, находящимися близко друг к другу. Основная группа зданий находилась по центру. Была видна белоснежная круглая площадь, окруженная цветочной изгородью, состоящей из нежно-розовых цветов, явно контрастируя с цветом камней. Это было похоже на посадочную площадку очень больших размеров. Они сделали почти полный круг над горой, и стало понятно, что это одно большое строение.

За ним виднелись деревья: скорее всего это был сад. С латеральных сторон находились идентичные на первый взгляд квадратные площади. Но по мере приближения можно было рассмотреть, что мозаичный рисунок на них менялся с завидной скоростью. Глаз еле улавливал момент перестановки. Это были изображения птиц. В следующий момент — животных. А иногда — непонятные для несведущих знаки.

Звон издавали четыре колокола, каждый высотой со слона, находившиеся ровно по четырём точкам света. Не было никого, ни одного звонаря. Они двигались в одном и том же ритме. Бой был неспешен и удар силён. Эхо расходилось во все стороны, окружая гору защитным звуком. Колокола были разного цвета и из разного материала. Они поднимались высоко над стеной и парили в воздухе.

Когда дети находились на довольно-таки близком расстоянии, они смогли услышать разницу звука между колоколами. Громкость боя шла на убывание при приближении к зданию. На одном колоколе, сделанном из цельного куска хрусталя, вместо одного языка, который бьёт по нижней части музыкального кольца, был ещё один язык. Он был подвешен практически под кольцом крепления, проходя насквозь основной язык. Частота его удара была выше. При этом сам удар приходился на верхнее кольцо. Надписи, сделанные золотом, проявлялись вверху и внизу колокола при каждом ударе. Это могло бы быть песней, если считывать слова как в караоке — по мере проявления.

Другой был сделан из черного камня со звёздными прожилками. При каждом его движении солнечные лучи меняли свой угол падения, и точно так же изменялись блики и звёздные полосы на камне. Даже при свете дня это казалось куском ночного неба. Звук, исходящий из него, был глухим и низким. Он задерживался на ободе колокола и отдавал вибрацией в теле. На самой верхушке короны был посажен гриф, вылитый из серебра. Впечатление создавалось, что именно он раскачивал этот колокол.

Был ещё один. Сделан из рубина. Он приковывал внимание. Основной корпус — из красного камня, нижняя кайма — из розового прозрачного рубина с необыкновенно тонкими полупрозрачными прожилками.

Четвёртый колокол был прозрачный (практически незаметен с первого взгляда). Он был сделан из алмаза — громадного алмаза. Огранка бриллианта была сделана так, что он становился невидимым при определённом падении света на него. Это также зависело от места, с которого ты на него смотрел, и от движения Солнца. Уходило оно, исчезал и колокол. Но вибрации, исходящие от него после каждого удара, были самыми ощутимыми и далеко разносящимися. С высоты птичьего полёта постройки напоминали одну гигантскую мандалу. Самая высокая часть большого здания находилась в центре. Огромный круглый купол из полупрозрачного голубого стекла обозначал контуры. Пик от этого строения возвышался на много метров над крышей и скорей всего мог быть виден даже с самых дальних гор, окружающих это необычное место.

Вокруг этого центрального купола расположились в правильном геометрическом расположении ещё восемь куполов. Они были в разы меньше, но крыша каждого из них отличалась собственным характером и высотой. А также были различия в цвете и форме купола. На некоторых можно было увидеть рисунки, выложенные различного цвета стеклами и самоцветными камнями. Но была одна неизменимая деталь: на каждой крыше красовался высоченный пик.

Медленно подплыв к белой площадке, облака стали снижаться ближе к краю, как бы приглашая своих наездников спешиться. А вскоре и вовсе растаяли в воздухе. Лёгкий бриз донёс до них запах с ближайшей цветочной изгороди: нежная смесь розы с примесью жасмина.

Ребята оказались босыми на площади и промычали от удовольствия. Камни были тёплыми, что безусловно согрело их после свежего горного воздуха. Отойдя немного от первого шока, они начали осматривать друг друга. Первым заговорил самый заметный из всех крепыш.

— Ну вот мы здесь. Вы вообще кто такие? И что мы тут делаем? — сказал он это на одном языке, который всем показался незнакомым, но вопрос был понятен. Он стоял, широко расставив ноги, скрестив руки на груди. Нельзя было назвать его высоким, но мальчик внушал доверие своим весом и уверенным выражением лица. У него был тёмно-шоколадный цвет кожи, волосы образовывали выстриженную лужайку с плотными завитушкам и практически налысо выбритыми висками. Его чёрные глаза поблёскивали от любопытства. Слон с поднятыми передними конечностями и хоботом, вышитый на спине его синей рубахи, вполне ему соответствовал.

— На каком языке ты разговариваешь? И почему я поняла тебя? — спросила удивлённо одна из девочек. Она была высокого роста, хрупкого телосложения. Блондинка с прямыми волосами до лопаток и немного вьющимися локонами, обрамляющими её лицо. Одета она была в жёлтые одежды. На спине был большой Зелёный Дракон. Её слова по произношению сильно отличались от предыдущей фразы, но опять же все всё поняли.

И тут их как прорвало, все начали что-то говорить одновременно, постоянно перебивая друг друга, чтобы услышать самому, кто на какой манер разговаривает. Буквально через минуту стало понятно, что все разговаривают на разных языках. Произошла небольшая заминка, напоминающая затишье перед штормом. Дети вновь загалдели, как птицы, без умолку, показывая друг на друга пальцем и смеясь над произношением простых слов.

Знакомство

Успокоившись немного и подустав задавать вопросы друг другу, ребята начали оглядываться вокруг. Для начала осмотрели рисунки, вышитые у каждого из них на одежде, и не понятные никому знаки на головных повязках.

Самый младший из них, утомившись стоять с задранной головой, чтобы следить за разговором старших детей, сел прямо на тёплые камни. На нём были фиолетовые одежды, и он был единственным, у кого не было вышивки в виде животного. Только крылья белоснежные, взмывающие ввысь.

Солнце припекало. Ребята оглядывались с непониманием по сторонам. И тут они увидели мчавшегося к ним молодого человека в красных одеждах. Он не был высокого роста, но казался таким из-за своего телосложения. После этой хорошей пробежки его волосы соломенного цвета слегка увлажнились на лбу. Запыхавшись, парень схватился за бок. Сделав пару глубоких выдохов, начал что-то им объяснять на мелодичном языке и с большой улыбкой. Его светло-зелёные глаза светились доброжелательностью.

Дети смотрели на него широко раскрытыми глазами, но так ничего и не поняли. Юноша заметил их замешательство и тут же стукнул себя ладонью по лбу. Затем сделал едва уловимое движение рукой.

— Приветствую вас, дорогие гости! Добро пожаловать на Аль-Махарá, знаменитый Форт Зелёной Планеты, — неожиданно услышали только что прибывшие ребята. — Меня зовут Зфронан. Я помогу вам разместиться и покажу, куда вам следовать, а также прослежу за вашим дальнейшим расписанием. В нескольких словах, буду помогать вам во всём. Буду вашим Гидом. Правда, вы прибыли на два часа раньше, чем я предполагал, — продолжил парень, с трудом приходя в себя, — давно я так не бегал. Надобности не было раньше, — улыбнулся он вновь. — Давайте сделаем так: вы можете осмотреться здесь, снаружи. Это будет, наверное, самый быстрый и безопасный вариант. Наши Сады знамениты своими деревьями. Да и вы здесь не потеряетесь. А затем я провожу вас вовнутрь и там проведу всю экскурсию, после чего отведу на встречу, как и было запланировано заранее. Вы пока повязки не снимайте. Мне так легче будет вас локализовать. Ничего не бойтесь, очень скоро вам всё расскажут и подробно объяснят.

Ребята слушали быструю речь и пытались ассимилировать всю информацию.

— No he entendido nada, — сказал мальчик, одетый в одежды шоколадного цвета. Было видно, что он старался уловить смысл, но безуспешно.

— Mirame a los ojos un momento, — сказал Зфронан — теперь ты меня понимаешь.

Мальчик широко улыбнулся ему, и сомнения исчезли с его лица. Ребята переглянулись.

— Хорошо, позже я вам всё объясню, но сейчас мне нужно бежать, чтобы приготовить ваши комнаты. Через два часа я приду за вами. Встретимся у Западных ворот, когда солнце будет над пиком самой главной башни. Это Арка с противоположной стороны, там наш Сад, — он замялся на секунду. — Хотя там мне вас будет сложнее собрать. Давайте сделаем так, видите, вон с той стороны, — он указал куда-то вправо, — там находится Северный Вход. Обычно там не так многолюдно, и мы встретимся без проблем. Буду ждать вас там через два часа, — и указал на Солнце, — запомните, пожалуйста, Солнце над пиком главной башни.

И так же быстро, как появился, Зфронан побежал обратно к большому зданию.

* * *

Ребята только успели переглянуться, как огромная тень накрыла площадку и заставила прийти их в смятение. А дальше всё было как во сне. Все, кто был вокруг, обернулись, чтобы посмотреть. Она была высокого роста и изящного телосложения. Это было сродни буйству реки в сезон половодья. Один её вид притягивал взгляды всех. Она выплеснулась на площадку. Назвать её женщиной? Было недостаточно одного этого слова, чтобы описать её. Она двигалась незаметно, заполняя собой всё пространство. Казалось, что слышны тамборы и какие-то струнные инструменты каждый раз, когда она ступала своей ножкой, обутой в маленькую кожаную туфельку, которая скорее напоминала перчатку. Её струящиеся полупрозрачные бирюзовые одежды развивались по ветру. Золотые тончайшей работы украшения обвивали её шею и украшали плечи и грудь. На тонкой талии пояс из множества золотых мелких монет издавал тихое позвякивание при каждом её грациозном движении бёдрами. От незнакомки исходил тончайший запах нежных цветов. Всё застыло при её появлении. Не просто замерло. Само время остановилось. Белоснежная, светящаяся изнутри фарфоровая кожа контрастировала с чёрными как смоль волосами и глазами. Она одарила детей прелестной улыбкой, показав жемчужные зубки меж коралловых пухлых губ, то ли проходя, то ли проплывая мимо них. Когда она зашла в тень арки здания, всё вернулось в движение. Это было схоже с пробуждением от сна.

Дети поняли, что находятся в самом транзитном месте посадочной площадки. В то время, пока они приходили в себя и болтали, на тридцатиметровую белокаменную площадку, не переставая, прибывали или отбывали в небо облака. В какой-то момент даже проявилась тень громадного корабля. Движение было постоянным. Оглянувшись по сторонам, самый старший из них по виду, одетый в серые одежды с впечатляющим орлом на спине, предложил:

— Раз нам предложили погулять, давайте осмотримся, где мы. Других идей у нас всё равно нет, — сказал он, пожав плечами.

— Мне любопытно, есть ли ещё входы в это странное здание, — сказал мальчик с азиатским типом внешности. На нём были изумрудного цвета одежда, очки в тёмной оправе и блестящая чёрная черепаха, вышитая на спинке рубахи. Произнёс он это, поглядывая на арку, что поглотила только что прибывшую девушку. — Да, кстати, не совсем уверен, но мне кажется, что меня зовут Акихиро. Даже если это не так, то мне нравится, — добавил он и направился по направлению к Большому Зданию, — увидимся!

Это сработало детонатором: начали представляться и удивляться, пытаясь вспомнить что-то ещё. Единственный спокойным из всех остался малыш, но это скорее из-за возраста случилось: на вид ему было года четыре. К нему подошла одна из девочек и, присев на корточки, обратилась к нему:

— Малыш, а у тебя есть имя? Ты помнишь, как тебя зовут?

Мальчик поднял свои светлые глаза на неё, немного не понимая, чего от него хотят.

— Хорошо, — сказала она, положив руку на грудь, — меня зовут Наташа, — девочка поманила рукой кого-то, — а его зовут Эмиль. Во-он того большого мальчика зовут Майк, — она указала на мальчика со Слоном на спине. — А этих двух мальчиков, Том этот, в чёрной одежде, а с медведем на спине зовут Брандон. И не совсем уверена, но мальчика в красной одежде и с красивым Тигром на спине зовут Габриэль. А с остальными, думаю, ты успеешь познакомиться.

Только она закончила фразу, как к ним подошёл высокий мальчик лет одиннадцати-двенадцати, тот, что предложил исследовать новое место. Он сел рядом с ним и сказал:

— Здравствуй, ты уже всех знаешь по имени? — Он указал на уходящего парнишку. — Ты же слышал, как его зовут? — Мальчуган кивнул, но не очень уверенно. — Нам не важно, помнишь ты своё имя или тебе просто кажется оно знакомым. Скажи первое, что тебе приходит в голову. Так мы сможем позвать тебя на случай, если потеряемся из виду.

— Даник, — еле слышно произнёс малыш.

— Вот и хорошо, Даник, — улыбнулась девочка, поблагодарив кивком Эмиля.

Акихиро бодро прошёл несколько метров, когда его нагнала одна из его спутниц. Рыжеволосая девочка в светло-голубом одеянии зашагала рядом с ним:

— Меня зовут Бетха. Можно я пойду с тобой? Мне тоже любопытно, но в одиночку не решаюсь.

— Э-эй! Подождите меня! — Оба остановились и обернулись, за ними бежал смуглый паренёк с чёрными глазами, в одежде шоколадного цвета и алым фениксом на спине. Дети остановились. — Я Лео, с вами пойду, хорошо? Может, вас надо будет спасти от чего-нибудь? — сказал он, с улыбочкой поглядывая на девочку.

Акихиро, пожав плечами, сказал:

— Да я вовсе не против. Пойдёмте, значит, вдоль этой стены. Так мы обойдём всё здание. Начнём с противоположной стороны. Оно вроде не большое, много времени это у нас не займёт, и мы успеем подойти к Северным Воротам в назначенный час.

Трио направилось уверенными шагами на исследование территории. Эмиль посмотрел им вслед и, повернувшись к оставшейся группе, предложил:

— Давайте пойдём вместе и найдём этот Сад, что так прекрасен. Так мы не растеряем друг друга.

Послышались одобрительные слова. Наташа взяла шефство над Даником, так как тот был совсем малышом и ей не хотелось оставлять его без присмотра. Вся территория Форта была окружена стеной не очень большой высоты. Наличие крутых скал и обрывов, по-видимому, обеспечивало неприступность. А присутствие маленьких детей, видимо, здесь не предусматривалось, отсутствовали какие-либо меры безопасности. Девочка взяла за руку маленького мальчика, и они отправились на поиски сада.

— Если справа — это Северные Ворота, то нам надо туда, — показала она куда-то в неопределённость.

Сперва все держались вместе, но чем дальше, тем больше рассеивалось их внимание на окружающую их новую обстановку. В итоге все разбрелись кто куда.

* * *

Сад был необыкновенным. Было несколько высоченных деревьев с фруктами, свисающими гроздьями, на первый взгляд очень смахивающими на черешню. Запах, источаемый разнообразными плодами, одурманивал и манил углубиться в сад. Ярко-оранжевые и черные. Казалось, здесь были фрукты всех цветов и запахов.

Майк потянулся, чтобы взять, как ему показалось, что-то похожее на яблоко, но его руку одёрнул мимо проходящий молодой человек.

— Нельзя, если его съесть слишком рано, то есть неспелым, то можно проваляться в кровати несколько дней. Нужно дождаться, когда его запах изменится. Вот, держи этот, — парень протянул руку и сорвал плод с одной из верхних веток. — Называется …….

Майк был уже не уверен в своём желание надкусить его после такого предостережения. Но запах был просто неповторим и совершенно отличался от плода, висящего на дереве, хотя тот и был такого же мятного цвета. Набрав воздуха в лёгкие, откусил от ……. маленький кусочек и, не прожевав его толком, с жадностью за три секунды умял его целиком. Некоторым гостям, что находились неподалёку, послышалось, что он даже хрюкнул после от удовольствия.

Ребята разбрелись в разные стороны, разглядывая и принюхиваясь ко всему. Правда, от такого веера запахов и разнообразия цветов некоторые из них вскоре начали чихать, а другие почувствовали внезапное сильное недомогание.

Цветочная аллея разделяла фруктовый сад на одинаковые части. Она впечатляла всех, не оставляла никого безучастным. Были деревья с огромными листьями и белыми мелкими цветочками, собранными вместе, напоминая букет. С каждого малюсенького цветочка свешивалась капелька нектара, поблёскивая в лучах уходящего солнца. Дальше были высоченные кусты, усеянные фиолетовыми и розовыми цветами. Они пахли так вкусно и сладко, что хотелось съесть их, как конфеты. Впрочем, кто-то из детей не удержался и засунул один из них в рот. Резкий крик ужаса призвал к нему много желающих помочь. Но вскоре все стояли, окружив Даника, и улыбались. Цветок сам по себе был безопасен, просто ужасно острым на вкус. Слёзы катились из глаз малыша. Кто-то поспешил принести ему сладкий лимонад, чтобы компенсировать испуг, чем вызвали лёгкую зависть у его новых друзей, наблюдающих за происходящим.

* * *

Брандон прогуливался по северной части Форта и дошёл до ближайшего колокола. Вблизи он вызывал ещё большее восхищение своим размером и красотой. Стена, окружавшая Форт, была толщиной около двух метров, так что не было возможности свеситься и посмотреть сверху вниз. Облокотившись на тёплые камни, Брандон лениво разглядывал Чудо-Колокол.

Большой Чёрный Ворон важно вышагивал по стене по направлению к мальчику. Брандон стоял, задрав голову, и не замечал ничего вокруг. Ворон медленно приближался, вертя головой во все стороны, контролируя, кто и где находится. Неожиданно он поднырнул под руку Брандона, и тут что-то произошло. Как будто замыкание. Брандон весь замигал, как изображение старого телевизора, и пропал. На доли секунды или на несколько секунд? Никто не обратил внимания не то, что произошло.

А вот что почувствовал сам герой происшествия. Он грелся на солнышке. Ничто не предвещало ничего необычного. Перед глазами Брандона неожиданно всё завертелось, и он оказался посреди одной деревни. Деревянные срубы горели. Женщины кричали, а дети плакали. Воины, облаченные в чёрные одежды и хиджабы, крушили всё в округе. Они носились на своих вороных скакунах между мирными жителями, застигнутыми врасплох. Нападающие убивали любого, кто пытался хоть как-то им сопротивляться.

Брандон не мог сообразить, как он там оказался и что происходит. Он чувствовал себя парализованным на месте. В абсолютно незащищённой позиции. Один из чёрных воинов направил на него своего коня и с тонким копьём, увенчанным обоюдоострым клинком, пошёл в галопе прямо на него.

Мальчик не мог пошевелиться. Он вдруг осознал, что его тело изменилось. Он не был больше десятилетним ребёнком. Он был высоким, статным молодым мужчиной со светлой бородой и с длинными до плеч русыми волосами. Одет он был в белую рубаху с красным вышитым узором и распахнутым на шее воротом.

Всё произошло стремительно. Всадник приблизился и вонзил ему в сердце копье. Брандон ухватился за палку правой рукой и вытащил её из груди. Прикоснулся к месту удара другой рукой — было очень больно, кровь текла ручьём. И тут опять всё закрутилось перед глазами, и вот он опять стоит рядом с колоколом. Парень инстинктивно ухватился за грудь и стал оглядываться по сторонам, чтобы понять, где он находится в настоящий момент.

Ворон выскользнул из-под рукава и, поблёскивая чёрным глазом, продолжил вышагивать по стене.

* * *

Выйдя из сада, Том приблизился к Южному Колоколу. Тот был усеян гравюрами, вылитыми на нём. Было трудно разобраться, что к чему, но это только раззадорило любопытство мальчика. Он чуть ли не залез на него, пытаясь посмотреть продолжение одной из историй. И тут его застали врасплох.

Большой Чёрный Ворон с синим пером в крыле внимательно наблюдал всё это время за его движениями. И когда Том приподнялся на цыпочках, чтобы рассмотреть следующую фигуру, ворон взлетел и практически столкнул парня на землю. В тот же самый момент Том, как изображение старого телевизора, заморгал и пропал.

Он почувствовал, как в его глазах всё потемнело и вдруг осознал, что находится в совсем другом месте, в какой-то долине. С деревянными постройками. Всё вокруг было полуразрушено, горели дома и сараи. Всадники в чёрных одеждах гнались за людьми, убивая их на месте.

Телом почувствовал сильного, молодого жеребца под ним. Он не был больше мальчишкой. На нём была чёрная одежда и длинное копье в руке со стальным длинным наконечником. Всё было как во сне. С диким криком поднял вверх это оружие, и его взгляд упал на НЕГО.

Посередине всего хаоса стоял молодой мужчина в длинной рубахе с бородой и русыми волосами. Он смотрел прямо на Тому в глаза. Направив коня на него, за считаные секунды чёрный всадник оказался прямо бородатым мужчиной и всадил клинок ему прямо в сердце. Кровь брызнула на лошадь, и конь резко поднялся на задние конечности, повернув при этом всем туловищем вправо. В глазах Тома потемнело.

— Да что это? — хватаясь за голову, проговорил мальчик, появившись опять перед колоколом. С громким карканьем ворон улетал вдаль. Мальчик стоял один на том же месте, что находился перед этим, только сейчас добавилось сильное головокружение и лёгкое чувство тошноты. К этому можно было добавить глубокие непонимание пережитого события.

Здание

Зфронан наконец-таки собрал их вместе, ему очень помогли повязки на голове. Они выделялись на фоне остальных прогуливающихся. Все вместе они направились к Западному входу. Вход был в виде арки с заострённым верхом, с каменной каймой, как из восточных сказок. Потолок состоял их четырёх сводов. Получалась форма креста с каменным полураскрытым цветком лотоса как завершение, что придавало эффект 3D. Своды были выложены чёрным камнем с мерцающими точками, очень напоминающими звезды в небе. Здесь использовался тот же камень, из чего был сделан колокол, стоявший напротив входа. У ребят вырвалось восхищённое: «О-о-о-о!» — при входе под арку. Она была высотой метров пяти-шести, не меньше. Дети шли, задрав головы. К тому же некоторым из них показалось пролетающая комета, но полной уверенности в этом не было. Всё так, это был всего лишь потолок. А может? Да? Нет? Им было над чем задуматься.

Неожиданно впереди идущие остановились, образовав затор для нагнавших их товарищей, заставляя тех натолкнуться на них. Причина для этого была уважительная. Представшая перед ними картина выходила за рамки обычного представления пространства и расстояния. На улице они увидели одно здание, довольно любопытное, как сказали бы путешественники из группы Акихиро. Ожидания были — увидеть лишь внутреннею отделку большого здания. То, что предстало перед ними, не имело ничего общего с их тусклой фантазией. Форт Аль-Махара′ не был простой каменной постройкой. Первое впечатление — что они попали в город, пусть небольшой, но всё же. Они находились на галереи идущей по окружности всего, так сказать, замка-форта, подобрать точное определение они не смогут ещё долгое время. Сама галерея была шириной около пятнадцати метров. Можно было сразу назвать её улицей. Были и ещё ярусы над этой галереей, всего четыре, учитывая нижний этаж, но верхний уже гораздо меньшего размера и без ведущей к нему лестницы. Свет беспрепятственно проникал во все уголки, но не напрягал глаз. Было светло и шумно. С главной галереи открывалась хорошая возможность осмотреть весь комплекс, хоть и поверхностно.

С места, где они столпились, можно было увидеть остальные три большие арки с входом по сторонам света. Между ними было по паре громадных дверей высотой от трёх до четырёх метров, каждая имела свой узор, характер, даже размер. Между дверьми находились полукруглые платформы, движущиеся вниз-вверх, соединяя рынок с верхними галереями.

Относительно небольшая лестница слева направо поднималась на верхние этажи, расположенная ближе к стороне поручней, она огибала внутренний круг. Посетители спокойно прогуливались, мирно ведя беседы между собой. Тут и там знакомые встречали знакомых, представляли новых друзей и контакты. Жизнь бурлила повсюду, куда доходил взгляд.

Когда дети с любопытством кинулись на перила, внизу перед ними открылся взгляду рынок с разнообразными товарами в причудливых ларьках, каждый из которых имел своеобразной формы крышу и арку над входом, вторя наружному разнообразию в оформлении.

Было большое количество народа, снующего из одного ларька в другой. На некоторых были замысловатые яркие тюрбаны, богато украшенные. На Аль-Махара′ можно было увидеть практически все виды живой жизни этой Вселенной. Дети заметили даже личностей с животными головами, но их было меньшинство. Райские птички спокойно пели, раскачиваясь на небольших золотых качелях в нескольких лавках.

Видимо, прозвучал какой-то беззвучный сигнал. Буквально в считаные секунды мальчишки бросились врассыпную, осматривая всё. Том и Брандон, как сговорившись, направились по галерее, заглядывая в полуоткрытые двери всех залов. Те, что были закрыты, подвергались попыткам отодвинуть тяжёлые деревянные двери, украшенные узорами. Но после всех этих усилий, взмокнув даже при этом, они находили эти залы пустыми и тёмными. Точнее, ничто не намекало на присутствие чего-то или кого-то в этих частях здания. Ребята не смогли понять ни название, ни предназначение этих дверей и построек, за ними всё было пусто.

Кухня

Их Гид, по-видимому, имел ангельское терпение или имел уже опыт в подобных ситуациях, потому как не сдвинулся ни на йоту со своего места до тех пор, пока дети не вернулись к нему после полного осмотра галереи. Они были взмыленными и взбудораженными, с большим количеством впечатлений. Он убедился, что никто не был потерян, и предложил:

— Давайте спустимся на нижний этаж, думаю, это будет последним вашим экскурсионным местом, вы уже выдохлись и вам нужна передышка. Так вот, внизу находится кухня, после короткого знакомства с одним их ваших будущих менторов все сможете отдохнуть!

Он подвёл их к полукруглой платформе, к одной из тех самых, что находились между входами в башни. Всего таких полукруглых элеваторов было четыре по всей окружности галереи. Одни опускались, другие поднимались, чередуясь по какому-то чётко установленному правилу. Безостановочно всё время кто-то подходил или выходил, задерживаясь лишь на несколько секунд. Стало ясно, что тут все привыкли так передвигаться. Но некоторые из детей с опаской подошли к предложению о прогулке на этом лифте. Они посматривали на лестницу, она вроде вызывала у них больше доверия. Недолго думая, Зфронан взял на руки Даника, давая понять тем самым, что особо выбора у них не было.

Не обращая внимания на замешательство нескольких детей, Зфронан бодро завёл их на платформу, немного подталкивая замешкавшихся. К ним присоединилось ещё несколько человек. Проблем не возникло, места хватило всем. На первый взгляд, создавалось обманное впечатление, что элеватор не вместит всех, но это оказалось не так. Ребятам в голову начала закрадываться идея, что всё совсем не так просто. Видишь одно, а в результате другое, совсем отличное. В подъемнике не было ни дверей, ни поручней. Стены, что окружали при спуске, были выложены красивой бирюзовой мозаикой, в местах были включены какие-то знаки. Платформа мягко двинулась вниз, создав ощущение полёта. На уровне рынка лифт задержался, позволив остальным пассажирам спешиться. Затем он спустился ещё ниже и мягко остановился, это был последний этаж.

На этом этаже пол был выложен ровными серыми камнями. Кладка внутренних стен отличалась от той, что была наверху, но камень был всё тот же. Потолки были высокими, и там висели в воздухе сферы или шары, излучающие солнечный свет. Совсем не чувствовалось отсутствие окон и натурального света. Они находились практически под рынком. Пока они шли, увидели такую же лестницу, идущую вверх, как и на галерее. Некоторые выдохнули при её виде, был путь к отступлению в случае чего, но какой это мог быть случай, сложно было определить. Всё было непонятным и одновременно разным, отличным, скажем, от какого-либо логического вывода. Их вели по широкому коридору, по ширине он был сравним с верхней галерей. От внутренней стены до них доносился гул рынка.

— Хочу вас предупредить, — заговорил Гид, — точнее, попросить в будущем не гулять здесь без дела. Конечно, на Аль-Махара′ безопасно, но когда есть много пустого пространства, всегда есть риск, что что-нибудь неприятное может образоваться. И, к сожалению, не всегда пустые пространства притягивают положительную энергию. В принципе, вам не о чем беспокоиться, просто будьте начеку.

Они остановились перед большими двухстворчатыми дверьми, самими обычными, казалось бы, но Зфронан расправил спину, как павлин, от гордости, прежде чем открывать их.

— А вот это — наша столовая-кухня и научная лаборатория, — сделав широкий жест, толкая обе двери, с гордостью проговорил он. Кромешная темнота встретила их. Страшно было даже подумать о том, чтобы туда войти. Дети посмотрели на него практически одновременно в недоумении, но на его довольной физиономии можно было увидеть только широчайшую улыбку. Не замечая их реакции, он пригласил всех пройти.

Послышалось, как дети набрали побольше воздуха в лёгкие и сделали первый шаг почти одновременно, некоторые с закрытыми глазами, благо ширина проёма позволяло им это сделать. И тут внезапно всё озарилось светом. Это была абсолютно белоснежная комната, при резком свете дети зажмурились — теперь уже от неожиданности. Через какое-то время, привыкнув — или, может, свет смягчился немного, они смогли спокойно открыть глаза. Всё пространство было облицовано белым неровным камнем с вкраплением из серебристой слюды. Это вовсе не давало ощущения холодной лаборатории. Лампы-шары находились высоко под потолком, светили ослепительно ярко. В первой части этой столовой находились три белых широких стола, стоящих параллельно друг другу. Каждому столу полагалась пара широких скамеек из дерева с красными и чёрными узкими продольными полосками. При всей кажущейся твёрдости в детях проснулось желание сразу же лечь на них, как только дошли до них, что они и сделали, как только подошли к месту.

— Друзья мои, — обратился к ним Гид, — позвольте познакомить с личностью, которую вы запомните навсегда и захотите быть его лучшим другом. Гийом, выйдите к нам, пожалуйста.

Тут только группа обратила внимание на матовое стекло, которое практически сливалось со стенами, от пола до потолка, отделяя столы от чего-то скорее всего очень интересного, так они решили про себя. Стеклянная стена разделилась на две створки и открылась, как двери. Все только и успели ахнуть от удивления. Оказалось, что дальше вдоль стен стояли прозрачные холодильники, одни — заставленные разноцветными баночками, другие — полные фруктов и загадочных продуктов. А в некоторых что-то шевелилось, хотя не исключался и оптический обман. Квадратный большой белый стол, стоявший прямо посередине нового открывшего зала, был усеян пробирками и ещё какими-то непонятными аппаратами, мало чем похожими на кухонные принадлежности.

Посмотрев на всё это богатство, Майк грустно опустил голову и сел на скамейку, сделав вывод, что и здесь продолжает голодать. Его желудок с кишечником на пару что-то печально пискнули, даже на урчание сил не хватило.

— Гийом! Ну, где же вы? У нас гости! Выходите же познакомиться с вновь прибывшими путешественниками. — Зфронан продолжал звать кого-то.

Стена сзади сдвинулась на несколько сантиметров, оказавшись очередной дверью, закрывшись практически сразу же. Оттуда выбежал небольшого роста человек с приятным круглым лицом, коротко стриженными седыми волосами, серыми глазами и небольшим животиком. Он сходу схватил маленькую скамеечку, что стояла рядом со столом, и, встав на неё рядом с Гидом, почти сравнялся с ним ростом. На нём был белый халат, поверх которого был надет фартук алого цвета. Кашлянул немного для важности или чтобы на него обратили внимание все дети, глаза которых блуждали с любопытством по всем шкафам-холодильникам.

— Добро пожаловать в нашу столовую-кухню! Как вы уже поняли, меня зовут Гийом, и я тут считаюсь шеф-повар, лаборант и профессор по совместительству. Могу назвать себя учёным, мне нравится экспериментировать, а тут для этого море возможностей. Сюда вы можете приходить, когда проголодаетесь. Также, думаю, что у вас будут уроки со мной, но это ещё надо будет обговорить на Совете. Забегая вперёд, отвечу на вопрос, почему лаборатория на кухне или кухня из лаборатории. — Он говорил так быстро, как будто боялся, что его остановят и не дадут закончить его презентацию.

— По установленной временем программе знакомства с фортом Аль-Махара′, вы скорее всего уже видели рынок, и, возможно, Зфронан рассказал вам, что каждый магазинчик — это ещё и вход в другие измерения. — Гид покачал отрицательно головой на эти слова Профессора, но тот, не замечая ничего, воодушевлённо продолжал тараторить. — Здесь насчитывается шестьдесят и четыре измерения. В чём-то жизнь там схожа с той, к которой мы привыкли здесь или на ближних планетах, но есть и свои особенности. Самые примечательные различия заметны в кулинарии. Всё вам сейчас объяснять не имеет смысла, слишком много информации для первой встречи. — Тут его горло уже не выдержало, заставив говорящего закашляться. — Для начала могу сказать, что живущие личности на Аль-Махара′ не нуждаются в еде как таковой. Нам достаточно выпить один специальный напиток, и это даёт нам достаточно сил на несколько дней.

Майкл начал всхлипывать, поняв, что здесь его точно никто не накормит. Все обернулись, чтобы посмотреть на него. А он уже был готов разразиться громким плачем, в таком плачевном состоянии он находился, но тут его окликнули. Перед ним стоял Гийом с непонятно откуда появившимся большим круглым подносом, заваленным различными пирожными. Майкл даже побледнел от такого неожиданного изобилия. Глаза впечатлённого мальчика широко раскрылись, как и его зрачки. Дети обступили их, Даник, недолго думая, протянул руку и схватил первое пирожное с большой белой шапкой из белого крема.

— Э-э-э-эй, и мне оставьте! — провозгласил Майкл и это прозвучало, как призыв к действию. Сладкое разобрали вмиг.

Уже с пустым подносом, Гийом улыбнулся, вернулся на свою мини-скамейку и продолжил:

— То, что здесь мы не нуждаемся в еде как таковой, не значит, что мы не можем получить удовольствие от сладостей. Видели, посередине рынка находятся оранжевые палатки? Так вот, это самые лучшие кондитерские из всех измерений. Детям там не принято находится, но я иногда буду приносить вам что-нибудь сладкое оттуда. И, конечно же, понимая, что вы здесь совсем недавно и у вас, возможно, всё ещё сохранились привязанности и вкусы от вашего прошлого опыта, мы вам будем готовить завтраки, обеды и ужины по привычным для вас рецептам. Во всяком случае, очень постараюсь воспроизвести те, которые дошли до меня из других мест, — смущенно добавил учёный. — Для меня это возможность использовать продукты из всех знакомых мне миров и измерений, а также провести эксперименты над их взаимодействием и сочетанием. Я только недавно начал свои опыты в этой теме, и бывают промахи, как мне кажется.

А сейчас я вам покажу святая святых, мою кухню-лабораторию. — Он с гордостью повернулся к ним спиной, не хватало барабанной дроби, чтобы добавить ещё торжественности этому моменту. Прошёл мимо стола с пробирками. Подошёл к стене и раздвинул две панели, едва прикоснувшись к ним.

— О-о-о-о-о! Как красиво! А это что такое? — услышал он перешёптывания за спиной.

Перед детьми предстала картина прекрасной кухни. Хотя было в ней что-то неуловимое, что казалось неуместным. Там была и глиняная печь для пиццы, и газовая плита, красиво оформленная керамикой. С потолка свисали половники, сковороды разных размеров, небольшие кастрюльки, начищенные до блеска. Какие-то непонятные аппараты с кнопочками. Всё это было красиво и вымыто начисто. Большой квадратный стол с множеством встроенных в него деревянных шкафчиков. И вообще там была смесь всех возможных стилей. В некоторых случаях трудно было определить, для чего могли служить некоторые инструменты. И было ещё что-то непонятное и загадочное, абсолютно необъяснимое. Оно находилось на кухонном столе, притягивая к себе все взгляды.

Ребята заволновались. Это было большим, с коротким мехом чёрного цвета, сложно было определить форму или понять вообще, о чём речь. Чувствовалась исходящая опасность от объекта. Оно было ровно посередине стола, рядом с разделочной доской и большими острыми ножами. Выглядело это всё довольно-таки устрашающе. Следующее, что произошло, — меховая гора начала немного ритмично двигаться. Было очень похоже на дыхание. Габриэль отступил было назад, он подошёл первым к столу, но было поздно. ЭТО неожиданно вытащило лапу с когтями и схватило его за ворот на рубахе.

Кричал он громко. Всем пришлось резко заткнуть уши руками, до таких высоких нот дошёл испуганный мальчик. Гийом спокойно подошёл к парочке и высвободил мальчишку из лап зверя.

— Вы, вы его готовить будете? — дрожащими губами произнёс практически белый Габриэль.

— Нет, ну что ты, забыл предупредить вас и познакомить. Это Вильгельм, мой помощник.

— Извините, — кашлянув, сказал Эмиль, — вы работаете со зверем? И как же он вам помогает?

На этих словах чёрная мохнатая лапа высвободилась из рук повара-лаборанта и животное стало подниматься на столе. Ребята сделали дружный шаг назад. Это оказался громадный кот, из-за цвета сложно было сказать точный рост, свет поглощался на его шкуре, увеличивая его в размере. Желания подойти и погладить его мягкую шерсть ни у кого не появилось. То, что он был размером с крупную собаку, было неоспоримо. Большие зелёные глаза внимательно посмотрели на Эмиля, оказавшегося по случайности на уровне его взгляда.

— Простите, он и правда ваш помощник? — неуверенно прозвучал вопрос сзади. Кот незамедлительно стрельнул глазами, чтобы найти того, кто осмелился высказать своё сомнение.

— В общем, ребята, — начал было говорить учёный, — это действительно так. Вильгельм оказывает мне посильную помощь в дегустациях. — Он тут же был бесцеремонно прерван.

— Это что ты подразумеваешь под словом дегустация? Ты думаешь, что я не в состоянии понять, где вкусно, а где ужасно? — неожиданно для всех высказал своё мнение Вильгельм. — В основном, всё, что мне здесь предлагают, мало похоже на качественную еду, должен отметить, — сказал недовольно Кот, искоса взглянув на краснеющего повара. — Мне вы можете поверить, — добавил он, лизнув свою лапу.

У Габриэля подкосило ноги, дети отступили ещё на шаг. Атмосфера накаливалась. Зфронан решил вмешаться.

— Вильгельм, приношу свои извинения, что не представил тебя сразу. Мне так хотелось показать им как можно больше и скорее, что абсолютно забыл о приличиях. Прошу у тебя прощения. Ребята, прошу любить и жаловать нашего очень хорошего друга Вильгельма. Должен отметить, что характер у него немного вспыльчивый, но он всегда готов прийти на помощь своим друзьям.

Вильгельм фыркнул в сторону их Гида и гордо спрыгнул со стола.

— Раз мы все уже представились, давайте вы тоже представитесь, ребята. Проходите сюда, осмотрите всё. Здесь нечасто бывают гости, — пригласил их Профессор.

Первым подошёл Эмиль, представился и протянул руку. Гийом улыбнулся, и кот тоже, он устроился рядом с ним, чтобы приветствовать каждого. Когда очередь дошла до Даника, Наташа взяла его за руку, и они подошли к парочке. Мальчик смущенно посмотрел на кота и робко протянул свои пальчики, чтобы потрогать его. Сверкнули зелёные глаза, и вот малыш уже вовсю бесстрашно гладит загривок чёрного кота.

— Очарование малышей всесильно, — сквозь улыбку произнёс Акихиро, тут же зелёные глаза сверкнули в его стороны. — Понятно, со слухом у него всё в порядке. — И стал смотреть в другую сторону, чтобы не привлекать к себе пристального кошачьего внимания.

* * *

— Давайте, занимайте места за столами. Я принесу вам ещё чего-нибудь вкусного, хоть Вильгельм и не одобряет моих стараний. И затем продолжу рассказывать вам подробности, которые важно знать о Зелёной Планете. — Он посмотрел на своего помощника, но тот сделал вид, что ничего не услышал. Гийом скрылся за дверьми холодильников, но через минуту вынес поднос, полный каких-то ярких стаканчиков, и поставил его на стол перед детьми.

— На нашем рынке можно найти всё, что существует во Вселенной, — продолжил он говорить, одновременно раздавая всем детям стаканчики, — включая все существующие измерения. Так что вы можете понять, что здесь мы можем получить для экспериментов любой материал.

— А как это происходит? Ведь мы же не знаем, что там существует в других измерениях? Как можно узнать, что это и как это попросить?

— М-да-а, с одной стороны, это просто и прекрасно, но с другой стороны, это сложный процесс. Грань между нашими мирами очень тонка. Можно обернуться, и ты уже в другом месте. Реальность происходящего может встать под вопрос, — последнюю фразу Гийом пробурчал себе под нос.

Дети пытались понять, но было видно, что предмет разговора был настолько запутан для них, что потерялись в предположениях.

— Для того чтобы избежать опасности, — кажется, он пришёл в себя, — вы должны помнить, что заходить в палатки вам нельзя. Категорически нельзя! Ни под каким предлогом! Мы вас просто не найдём, а вы не сможете найти выход самостоятельно, так как не всегда одна и та же дверь служит для входа и выхода. Лишь немногие могут посещать разные измерения и оставаться прежними. Не подвергайте свою жизнь излишней опасности, здесь вам ничего не грозит.

— А вот вопрос, как же можно получить что-то на рынке? Взамен на что? — спросил Лео. — Что, например, я или мы можем предложить? И где это можно взять?

— Ты имеешь в виду, можно ли покупать на рынке? Конечно, это возможно. Только здесь обмен происходит энергиями, и говорю именно о здесь, подразумевая Зелёную Планету. Потому как в каждом мире и измерении свои законы. Я вам сейчас покажу. О! Думаю, это вас приведёт в восторг. — Он подошёл к небольшому незаметному шкафчику и достал оттуда что-то похожее на стеклянную мензурку, небольшую колбочку с запаянной крышкой. От неё исходило еле заметное свечение.

— Вот посмотрите. Это немного моей энергии, которую я использую для обмена.

Гийом принёс бутылочку на квадратный стол и вставил в специальную подставку. Все дети тут же подтянулись к нему, с любопытством рассматривая содержимое. Он поднёс поближе к лампам, свисающим над столом, чтобы все смогли увидеть получше содержимое. Бутылочка была заполнена наполовину жидкостью, которая была золотистого цвета и излучала небольшое свечение.

— Познакомьтесь, ребята, это моя энергия счастья и благополучия. У каждого из нас она есть. У кого-то больше, у кого-то поменьше. Думаю, что во время вашего здесь пребывания вас научат генерировать её и извлекать. Всё впереди, мои друзья!

Дети не могли оторвать глаз от бутылочки, энергия внутри двигалась, переливалась и даже улыбалась. Они казались зачарованными процессом, хотя их лица начали выглядеть усталыми и глаза начали слипаться.

Зфронан, увидев их состояние, решил выйти из пассивного наблюдения. Всё это время он находился в сторонке, облокотившись о стену. Гид подошёл к столу, привлёк к себе внимание Профессора и хлопнул в ладоши пару раз.

— Думаю, что на сегодня было достаточно. Я отведу вас в ваши апартаменты, и там вы сможете отдохнуть перед встречей с Мастером.

Ребята оживились и начали наперебой задавать ему вопросы.

— Так, все вопросы вы сможете задать Мастеру при встрече, он здесь ответственен за всё, и он же сможет объяснить всё в подробностях. А сейчас мы прощаемся с вашими новыми друзьями, один из них должен приготовит для вас ужин, который я доставлю вам в комнаты. Нам надо подняться на верхние этажи.

Дети нехотя последовали за своим Гидом, день получился очень длинным, и конца ему не было видно.

* * *

До платформы было рукой подать, но дети уже были выдохшиеся. Очень много впечатлений и информации для одного дня. Они устало добрели до элеватора, поднялись на главную галерею. Народа там уже практически не было. Только неспешно прогуливалось несколько человек. Зфронан шёл впереди и привёл группу молодых путешественников к большим дверям. Никто уже особо и не следил, куда их ведут, всем уже было всё равно. Он сделал малозаметное круговое движение рукой перед одним цветком, двери медленно начали открываться.

— Вы можете открывать только одну створку, когда будете приходить, так быстрее. Завтра утром я научу вас, как это делать, на сегодня, думаю, сил у вас не хватит. Сейчас вас много, и может затянуться. Вам бы надо добраться до ваших кроватей как можно быстрее, чтобы восстановить силы, потому и открываю их полностью.

Они зашли в просторный холл. Несколько деревянных вертикальных кручёных лестниц находилось по всей окружности стены. На полу лежал красиво сплетённый круглый красный ковёр, ноги так и утопали в мягких нитках. Стены были в цвет тёмного дерева, как и лестницы. Выглядело богато, насыщенно, и скорее всего благодаря тёплому свету, проходившему сквозь стекло купола, хотелось остаться стоять там неподвижно, как в музее стоит скульптура. Дети стояли, задрав головы, вскоре такое положение тела им будет казаться более чем привычной. Они смотрели на купол с открытым ртом, на стены и на лестницы. Последние были нескончаемыми, по крайней мере не было видно, куда они ведут. Послышались тихие жалобы, что они уже не в состоянии подняться эти всё ступени и неизвестно куда.

— Здание Форта было построено по этнонской технологии, — невозмутимо начал свой рассказ Зфронан. — А это крыло было сделано известным архитектором Витцсокура. Так вот, лестницы здесь не простые. Как только вы встанете на первую ступень, к вам под ногу подъедет следующая. Всё просто и легко. Есть пара простых правил или, можно сказать, знаний, которые вы должны помнить. Первое: стучите в дверь, прежде чем зайти, не всегда она открывается туда, куда вы задумали попасть. И второе: это здание имеет собственный характер и не всегда будет согласовывать ваши желания со своими решениями. Кстати, оно так познакомило одну парочку, они до сих пор счастливы. Это можете не запоминать, — спохватился он, — постучав в дверь, вы огласите ваше желание выйти или войти. И на случай, если дверь откроется не туда, куда вы планировали попасть, избегайте попасть в неловкое положение, ворвавшись без стука. Но я очень надеюсь, что накладок не произойдёт, — последнюю фразу он проговорил намного громче, подняв голову вверх, кажется, он разговаривал с кем-то. — Подходите к лестнице, и вас отправят к вашим комнатам. Здесь достаточно места, так что комнаты индивидуальные.

— Извините, а что это значит? — спросил робко Габриэль.

— Всё просто, у вас у каждого собственная комната. Всё в порядке, Габриэль?

Мальчик опустил голову, и его смущение даже начало пахнуть, таким красным он стал, что Зфронан в итоге понял, в чём проблема.

— Ребята, если хотите, а может, вам так будет интереснее, вы можете поселиться с кем-нибудь вместе. Есть большие комнаты, в которых могут жить по несколько человек. Если вам нравится эта идея, то вам остаётся только принять решение, с кем бы вам хотелось провести больше времени. И, конечно же, если кто-то из вас предпочитает одиночество, то индивидуальные комнаты ждут вас.

Габриэль с надеждой посмотрел на мальчиков. Девочки сразу же решили разделить одну комнату. Так веселее, решили они единогласно.

— Даника я заберу с собой, присмотрю за ним, как за самым младшим. Ну? Все определились?

— А насколько большие комнаты? — задал вопрос Акихиро, задумчиво смотря на юношу и опять на их группу.

— Я, конечно, не предполагал такого варианта, — Гид почесал свой затылок, — но почему нет? Вы вместе, мальчики, можете остаться в одном красивом месте, давно никто там не останавливался. Думаю, так даже лучше для всех. Я сегодня проветрил всё заодно с другими покоями. Подъём для вас, ребята, по утрам будет веселее. Лестница вас отвезёт. Место там найдётся для всех. Это немного выше, чем комнаты, которые я для вас приготовил, но вид из окна там прекрасен, хотя, как и везде, — успокаивающе посмотрел на девочек, заметив их волнение насчёт расположения их жилья. — Ваша комната приведёт вас в восторг, уверяю вас.

Ребята направились к лестнице, поднимаясь по движущимся ступенькам один за другим на небольшой дистанции, для большей уверенности держась крепко за перила, пока делали неуверенные шаги вверх.

— Могу вас всех заверить, — сказал Зфронан, — что скоро вы будете бегать по этим лестницам.

Когда все мальчики поднялись на ступеньки, лестница ускорила вращательные движения, и после нескольких поворотов Эмиль оказался перед тяжелой дверью. Так как он был первый, ему пришлось первому ступить в неизвестность. Массивная дверь с вырезанным на ней силуэтом дерева с толстыми ветками и корнями скрипнула, когда начала открываться. Она даже немного пугала, усиливая тем самым интригу того, что ожидало их по ту сторону. Комната была залита светом от знакомых уже парящих светильников-шаров, огромное витражное окно пропускало свет садящегося солнца. Темнело.

Дети заходили по мере того, как лестница доставляла их до этажа. Глаза загорались от восхищения, как только они вступали в свои новые владения. Это было очень большое пространство. Дверь впускала их в большой круг. По всей окружности комнаты они увидели ниши с большими кроватями и балдахинами над ними. В центре находился мягкий круглый диван, как и в центре рынка в кафетерии, такого же оранжевого цвета. Том и Брандон, как сговорившись, пошли исследовать новую территорию. Они стали понимать друг друга без слов. Через мгновение ребята услышали из-за одной из занавесок: «Алла! Вот это да! И как блестит!»

Все гурьбой побежали на звук и отдёрнули тяжелый ковёр, который с лёгкостью отошёл в сторону. Их глазам открылась потрясающая ванная комната невероятных размеров, даже с маленьким бассейном, в котором, как мог констатировать Том, вода была ледяная. Были отдельные душевые кабинки и отдельные туалеты. Всё было ярко-белым. Хромовые краны блестели, как будто их начистили только что.

— Уж не знаю, как там у девочек, но нам можно точно позавидовать, — сказал довольный Майк, жующий яблоко, непонятно, где он его взял.

— И где ты нашёл это? — спросил его удивлённо Эмиль.

— На столе большая корзинка стоит, вы все прошли мимо неё, — довольный самим собой, добавил Майк. — Там и булочки рядом стояли, вы совсем не внимательны к еде, — сокрушённо отметил он. — Их, наверное, Зфронан оставил этим утром.


Девочки же довольно быстро поднялись до своего этажа. А затем, как открылась их дверь, раздался такой громкий визг, что Зфронан бросился было к лестнице, готовый подняться, заподозрив неладное, но в проём двери выглянуло довольное лицо Наташи, и она, показав большой палец вверх в знак полного одобрения, захлопнула её немедленно. Юноша остановился в задумчивости, он не совсем понял значение большого пальца вверх, с таким он ещё не встречался, но дверь была закрыта, значит, всё в порядке. Он повернулся к Данику:

— Ну что, мой друг?! Приглашаю тебя ко мне в гости. Надеюсь, что тебе понравится, — и протянул ему руку.

Они направились к одной из лестниц. Даник был в восторге от движущихся ступенек, но прибыли они быстро. Просторная комната Зфронана приветливо их приняла. Стены были выкрашены в светло-зелёных тонах. Две большие кровати стояли напротив друг друга.

— Это королевство — всё для тебя, малыш, смотри не потеряйся, — сказал он мальчику, но тот его уже не слушал. Забравшись на кровать и едва дотронувшись головой до мягких покрывал, Даник заснул в одежде.


Девочки же, накричавшись от восторга вволю, начали рассматривать свои новые владения. Два больших окна с мягкими диванами под ними манили к себе и приглашали на поздние посиделки. Всё было в розовых нежных пастельных тонах. Две большие кровати с такими же богатыми балдахинами, отделанными золотой тесьмой, как и у мальчиков, обещали невероятный сон и отдых. На кроватях было множество мелких подушек: розовых, жемчужных, атласных жёлтых — всё это было подобрано со вкусом. Вся эта роскошь и красота вдохновили девочек сделать несколько танцевальных па по центру комнаты. Добравшись до ванной комнаты, они замерли в восторге.

Казалось, что всё складывается удачно для всех. Но были и обеспокоенные люди в Форте в этот день. Некоторые не могли сомкнуть глаз, несмотря на удобства, окружающие их. Из сада был виден свет и силуэты постояльцев из нескольких окон жилой башни, меряющие комнаты шагами.

Ночь поглощала Аль-Махара′, наступили сумерки. Дети, выжатые как лимон, практически теряли сознание от усталости, едва дойдя до своей кровати. Шары света уменьшали интенсивность свечения по мере понижения активности в комнате. Остался гореть только маленький фитиль в самом сердце сферы, когда все заснули.

Знакомство с Мастером

Рано утром зазвенели колокольчики, маленькие серебряные колокольчики. Один из видов местных будильников, как стало всем ясно позже. Они носились по комнате один за другим и звенели, соревнуясь друг с другом. У детей не было другого выбора, кроме как проснуться. В комнате девочек Наташа в белой длинной пижаме гонялась за ними, пытаясь поймать хоть один из колокольчиков. От этого они ещё больше заводились и увеличивали скорость своего движения по всему периметру комнаты. Бетха заливалась смехом и слезами, наблюдая эту картину со своей кровати. В какой-то момент девочке надоело бегать по комнате, и она присела на пол, покрытый мягким ковром, в изнеможении. Колокольчики обступили её, зазвенели что было сил все разом и растворились. Наташа раскинулась на полу, но не тут-то было, послышался громкий рёв, похожий на пароходный гудок. И бодрый голос Зфронана отчётливо зазвучал к каждой комнате:

— Доброе утро, ребята! Пожалуйста, у вас есть некоторое время на сборы и умывание. Колокольчик прозвенит три раза. Очень вас прошу, будьте внимательны. После третьего вызова спуститесь в холл. Здесь у вас будет встреча со Старшим Мастером, который сможет ввести вас в курс дела. А потом я провожу всех вас на завтрак. Не забудьте постучать в дверь, перед тем как открыть её. Чтобы избежать суматохи, могу уверить вас всех, что времени у вас предостаточно. Те, кто испытывает сильный голод, могут попробовать нектар, который вы найдёте в кувшине на столе. До скорой встречи и не опаздывайте.

Как бы их ни убеждали, суматоха началась в комнате мальчиков, как только голос Зфронана умолк. Кто-то перепутал свою одежду, натянув в спешке штанину не того размера, другой не находил свою обувь. Но постепенно ребята полностью скинули оковы сна и начали направляться к выходу. Колокольчик прозвенел уже два раза, можно было спускаться. Не имело смысла торчать в комнате без дела.

По всему зданию зазвучала красивая мелодия. Звуки доносились сначала приглушённо, постепенно набирая силу. Кто-то играл на фортепиано, причём с большим чувством. Мелодия то была нежной, как лепесток розы, то разрывалась на части, как молния пронзает тучу во время бури. Это была сама жизнь с подъёмами и падениями. Отставшие засобирались побыстрее, из любопытства, что за музыка и откуда. Вот они уже начали стучать в дверь, и лестница начала подниматься и затем опускаться со своим грузом. Звук внизу усиливался, набирая чувства. Первыми внизу оказались и Том с Брандоном, которые бросились искать источник этой музыкальной жизни.

Они зашли за какую-то ширму. Никто не обращал внимания на её существование до этого. Музыка резко оборвалась. Послышались возня и возгласы удивления, а затем протеста. Все стояли и ждали, никто не решался последовать за любопытными мальчишками. Уже почти вся группа собралась с Зфронаном во главе. Через пару минут ребята вытащили протестующего Лео, красного от смущения. Его окружили плотным кольцом.

— Ты так хорошо играешь на музыкальном инструменте? — Глаза Бетхи округлились, как два блюдца.

— Да отпустите вы меня, — высвободившись с трудом от двух друзей, Лео покраснел ещё больше. — Не знаю я, что умею, а что нет. Просто эта мелодия крутилась у меня в голове с момента, как мы здесь оказались. У меня голова разрывалась, и спать я не смог этой ночью. Хотелось вытащить её из моей головы. Я вышел из комнаты раньше, не хотел будить никого. Вот и набрёл на это место.

— Там такое, там столько всего, — начал было взахлёб рассказывать Брандон, но был прерван Зфронаном.

— Хорошо, ребята, давайте вы это обсудите это в столовой за завтраком, а сейчас разберите пуфы и рассаживайтесь. Они сложены вон в том месте, — он указал на гору аккуратно сложенных подушек разных размеров. — Старший Мастер должен прийти с визитом с минуты на минуту.

Дети быстро сориентировались и вскоре сидели полукругом.

Двери мягко раскрылись. На пороге появился тот, кого они ожидали. Старший Мастер был сухощавого телосложения и неопределённого возраста. Седые волосы, собранные в пучок, выдавали долгий жизненный путь, отсутствие глубоких морщин на лице придавало образу ясность и умиротворение. Среднего роста, чувствовалась пружинистость в его движениях, он был облачён в белые свободные одежды с длинными рукавами без каких-либо знаков отличия. Зфронан направился к Мастеру сразу же и согнулся перед ним в лёгком поклоне, сложив ладони вместе в знак почтения. После этого он повернулся к сидящим на подушках детям. Сделал им знак, чтобы те встали.

— Мастер, мы как раз вас ждали. Дети, поприветствуйте нашего Старшего Мастера. Он ответственен за вашу и остальных личностей безопасность на Аль-Махара′, а также он Президент Совета Зелёной Планеты.

Дети не поняли знаки своего Гида. Кто-то хлопнул по какой-то инерции пару раз в ладоши, кто-то встал, чтобы поприветствовать, но быстро сел, не видя поддержки. Но в основном прозвучали приветственные слова на разных языках. Старший Мастер, заметив, что Зфронан всё ещё пытается поднять детей, дотронулся до его руки и дал понять, что тот может не волноваться по этому поводу.

— Приветствую вас на Зелёной Планете! Надеюсь, все выспались прошлой ночью? Вы можете называть меня Мастер. Имя для меня в последнее время утратило то значение, которое было изначально в него вложено. А Мастер, думаю, легко и понятно для всех.

Дети смотрели на говорящего, не отрывая взгляда, ожидая продолжения. Мастер посмотрел на них:

— Вас что-то волнует?

— Как мы здесь оказались? Почему мы? И зачем? Что мы будем здесь делать? — посыпались вопросы со всех сторон.

— Тише, тише, — постарался он всех успокоить. — Отвечу на все вопросы, поэтому я здесь. Вы прибыли сюда по своему собственному выбору и желанию. Это было вашим решением в какой-то момент вашей жизни. Сейчас вы даже не помните ничего об этом, — с улыбкой продолжил мудрец.

— Но почему? Мы что? Потеряли память? — Спросил кто-то.

— Это так? На самом деле? — Мастер обвёл вопросительным взглядом всю группу. — Это не совсем так. Ответ очень прост. Сюда нет дороги обусловленному, затуманенному сознанию. Иными словами, если ваша память полна, то некоторых из вновь прибывших нахождение здесь может лишить рассудка. Прошлый опыт очень часто не позволяет увидеть новые неожиданные вещи, вы можете просто не поверить своим глазам. В таком состоянии эта реальность может показаться ненастоящей. Воспоминания к вам могут вернуться полностью или частично во время вашего обучения здесь. Ваш внешний вид, то, как вы выглядите именно сейчас, также по вашему желанию и выбору. В один из значимых периодов вашего прошлого опыта вы были счастливы или, наоборот, пережили какое-то потрясение. Вы могли быть очень привязаны к кому-то, любить сильно или ненавидеть. Те чувства повлияли на то, как вы выглядите здесь и сейчас. Это оставило сильный отпечаток в вашей душе. Поэтому вы не похожи друг на друга, и сейчас одним из вас четыре, семь, девять или двенадцать лет. Также часто случается, что кто-то не может выучить свой жизненный урок. В таких обстоятельствах судьба направляет ученика по той дороге, на которой будет легче всего пройти данное ему испытание.

Лица детей выглядели совсем растерянными. Кажется, они потеряли ниточку объяснений. Некоторые, судя по всему, вообще ничего не поняли из сказанного. Мастер заметил даже пару стеснительных зевков.

— Вижу, я вас совсем запутал. — Старец задумался. Тут же оживился и начал говорить: — Хорошо, расскажу по-другому. Вам предназначена премия или один большой подарок, но вы его никак не могли получить в прошлом. Сейчас вы здесь, чтобы найти свой личный подарок, — он улыбался, удовлетворённый, что смог найти подходящие слова и продолжил. — До этого момента вы не справились самостоятельно. Когда вы прибыли сюда, у вас появилась своя команда поддержки в лице ваших товарищей по учёбе.

— Это как? — вопрос был задан одним из детей, Старший Мастер собирался было ответить, но был прерван. Встрял в разговор один очень эмоциональный мальчик:

— Ух ты-ы-ы! Подарки! И большой, вы сказали? Интересно, и как это я смог раньше упустить один и большой, — с энтузиазмом почти прокричал Майк, последние слова Мастера привели его в чувства, он готов был уже заснуть, сидя на мягкой подушке.

— Так ведь ты даже не помнишь ничего о себе? — насмешливо сказала Наташа. — Почему ты решил, что захочешь его получить? Ты помнишь, что ты мог хотеть? — Она махнула рукой, показывая назад, имея ввиду прошлое.

— Понятия не имею. Вряд ли мне предложат что-то плохое. Мы здесь уже на облаках летали. Думаю, такое бы я не смог забыть. Круто. Я уже здесь к тому же, — пожав плечами, сказал Майкл, — готов забрать свой подарок.

— Совсем скоро вы осознаете, что к чему. Привыкнете, — продолжил Мастер, — что всё не так, как может показаться на первый, неискушённый взгляд.

— Что такое «неискушённый»? — громко прошептал Брандон Тому на ухо.

— Понятия не имею, — ответил тот почти так же громко.

Мастер сделал вид, что не услышал диалога. Ему с трудом удавалось сохранить серьёзное выражение лица.

— Здесь вы научитесь видеть и смотреть на мир по-новому. Вы пробудете некоторое время на обучении наших Учителей. Пройдёте несколько уроков в основных Башнях этого Форта. Зфронан вас ознакомит с программой. Сюда, на Аль-Махара, прибывают личности для перехода из одного мира в другой, также для отдыха и получения знаний. Мы обладаем лучшей из трёх миров книгой с именами великих учителей, которые открывают доступ к потоку Знаний. Это бесценно. Здесь также находятся артефакты, обладающие выдающейся силой. Думаю, скучно вам здесь не будет.

— А на каком языке вы разговариваете? Мы вас все понимаем, как такое возможно? — обратился к нему с вопросами мальчик с азиатской внешностью, Акихиро, кажется, было его имя.

— Язык, на котором мы здесь общаемся, — это основа всех Вселенских говоров, диалектов и наречий, в нём заложены корни всех широко известных и малоисследованных форм коммуникаций. Потому нам легко понять вас, после какого-то времени пребывания здесь гости тоже смогут им воспользоваться.

— Но сейчас? Я уже вас понимаю.

— Хм-м, этим мы обязаны энергии этого места. На этой Планете всё стремится к гармонии. Ваш ум быстро адаптировался. Думаю, что учёба не принесёт вам никаких затруднений, — последней фразой он явно попытался подбодрить ребят.

Дети приуныли, никто из них не ожидал, что им придётся учиться. Никто и толком не помнил, в чём заключается учёба. По их расстроенным лицам можно было легко понять, что они не испытывали большого энтузиазма после этих вводных слов. Даже Майк изменил своё отношение к «подарку».

— Я не особо помню, в чём смысл учёбы, — начал он, — но как-то настроение уже не то после этих слов, — схитрил мальчик.

— Уверяю вас, что вам понравятся уроки. Они совершенно не похожи на что-либо, что вы можете вспомнить из своей прошлой жизни. По крайней мере, так происходит каждый раз со всеми вновь прибывшими.

Тут ребята совсем растерялись, выпучив глаза на Мастера.

— Значит, есть ещё такие же, как мы? — раздалось из группы, но Мастер пропустил этот вопрос или сделал вид, что не услышал.

— Зфронан раздаст вам расписание на ближайшие дни. Какие-то предметы вы будете изучать более подробно, по некоторым будут только вводные уроки. Очень важна история! Помните, что понимание ошибок других личностей может спасти вашу собственную жизнь в какой-то момент.

Дети заволновались, а Мастер рассмеялся:

— Я вас не хотел напугать. Хочу только передать вам значимость всей информации, которую вы получите здесь. И помните: то, что вы видите или чувствуете, — не всегда так оно и есть. Вы устанете слышать эту фразу. Очень надеюсь, что благодаря обучению здесь вы сможете подняться на ступень выше. Выше ваших желаний, выше вашего понимания.

Сказав последнюю загадочную фразу, Мастер задумался на секунду и продолжил:

— Как бы трудно вам ни пришлось, вы выбрали путь обучения и смогли сюда попасть. Это нелёгкий процесс. А вы уже приложили много усилий, чтобы оказаться здесь. Существующая здесь система мироздания завораживает. Она отлична от тех мест, где вы находились в последнее время. Я желаю вам получить удовольствие от процесса. И забрать полученные знания с собой, когда придёт время покинуть нас. Есть вопросы?

— Да, — Акихиро встал, — мы когда приближались вчера, я видел ещё облака, и, как мне показалось, там тоже кто-то был. Просто я не видел больше здесь никого нашего возраста. Прибудут ещё гости?

— Ты очень внимателен, Акихиро. Это правда, детей здесь больше нет на данный момент. Сюда попадают по желанию и всегда могут прибыть ещё больше желающих, когда колокола дадут знать наше местонахождение. Их звон для тех, кто хочет сюда попасть, и звук — это мощный ориентир в пространстве. Очень даже возможно, что прибудут ещё дети-гости, но нет гарантий, — его лицо на мгновение стало серьёзным, но тут же продолжил:

— Так что вам придётся побыть с нами, со стариками, и поучиться в так называемом одиночестве вашей группы до поры до времени. Уверен, что скучать вам будет некогда. Зфронан расскажет вам подробное расписание на следующие несколько дней. Ваши занятия и предметы будут зависеть от вашего прогресса. Сегодня вы можете быть свободны. Я, к сожалению, должен отлучиться, вверяю вас в руки вашего Гида. Уверен, что время вы проведёте с пользой.

Он сделал лёгкий поклон головой и направился к дверям, позвав за собой помощника:

— Сделай объявление о сборе совета и присмотри за детьми, если нужна помощь, задействуй Вильгельма, думаю, он будет рад помочь, — и добавил с улыбкой, — угости его чем-нибудь вкусным перед этим, точно не откажет.

Мастер вышел из башни и направился к лестнице, ведущей вверх. У него было задумчивое выражение лица. Видимо, его занимали какие-то мысли, но он не замечал ничего вокруг. Несколько прохожих поздоровались с ним, но в ответ получили лишь рассеянный поклон головой, взгляд Мастера оставался отрешённым. Так он поднялся этажом выше.

Верхняя галерея ничем не напоминала о нижнем этаже. Дерево на полу было уложено в затейливые рисунки и щедро покрыто чем-то, что создавался эффект зеркала. На расстоянии можно было решить, что ты идёшь по воде. Старший Мастер продолжил свой путь до дверей, находящихся в метрах десяти от лестничного проёма, всё так же погружённый в свои мысли.

Как-то и дверьми их сложно было назвать. Это был лес. Деревья стояли так плотно, что образовалась стена. Взмахнув рукой, Мастер показал мудру из пяти сложенных пальцев, и деревья расступились. Оглянувшись по сторонам, он сделал шаг вперёд со словами:

— Меня радует, что ты здесь. Совет соберётся через полчаса, и нам понадобится твоя помощь и мудрые советы.

В ответ раздался раскатистый смех и послышался ответ, пока двери закрывались:

— М-да, не поймаю я тебя никак врасплох. Скукота.

* * *

Детей нельзя было назвать озорниками, но и оставаться сидя без дела дольше, чем им позволяло их любопытство, они не смогли. Как только их Гид отвернулся к Мастеру, Габриэль, Том, Брандон и Акихиро тут же взяли в оборот Лео, расспрашивая о его новообретённом таланте. Как он вообще узнал, что инструменты находились там? И как он смог начать играть? И так до бесконечности. Остальные с Майком во главе направились в эту самую комнату, дабы увидеть всё воочию. Они стремглав внеслись в помещение из любопытства, а также из-за опасения, что их не пустят осмотреть загадочное место.

И, видимо, Форт не перестанет удивлять их никогда. Совершенно неожиданно для всех они оказались на сцене театра. Было много разных музыкальных инструментов, аккуратно расставленных вдоль стены. Длинные тяжёлые занавеси тёмно-синего цвета, практически сравнимого с ночью, обрамляли небольшую сцену. Перед ребятами открылся весь зал. Большие вертикальные окна были плотно завешены такими же тяжёлыми занавесами, как и на сцене. Некоторые лучи солнца настойчиво пробивались внутрь сквозь прорехи, заставляя пылинки танцевать. Мягкие удобные кресла красного цвета с высокими спинками и украшенные золотистой тесьмой в несколько рядов заполняли весь зал.

— А это наш театр, — послышалось со всех сторон, отдавая эхом в полупустом помещении.

Все стоявшие на помостах вздрогнули от неожиданности и медленно повернулись на голос. Это оказался Зфронан, он зашёл через широко распахнутую дверь с остальными ребятами.

— Да ладно вам, пугаетесь при каждом шорохе, — расхохотался он. — Вы через заднюю дверь вошли, а мы через главную из того же холла, — объяснил он своё появление.

Он пошёл к окнам и отодвинул тяжёлый занавес, который ему легко поддался. Прекрасные витражные окна со стёклами еле заметного оттенка показывали танцующих людей и животных. Оттуда открывался необыкновенный вид на чудесный сад Аль-Махара.

— Но как же так? — раздался голос Акихиро. — Мы вчера обошли вокруг всё здание, и этих окон не было? — попросил он подтверждения от своих спутников. Те с готовностью поддержали его.

— Вы такое услышите здесь ещё не один раз. Если не видишь, не значит, что не существует.

Послышалась громкая музыка.

— Ребята, вы не должны пропустить это зрелище. Все на Галерею! Быстро! Уже начинается!

Все гурьбой поспешили выйти из театра и направились к выходу. Там было такое количество народу, что они с трудом проделали себе дорогу до перил, а так как они были единственные дети, в конце концов их пропустили. И началось, видимо, то, ради чего собралась такая толпа. Все смотрели вниз на рынок. Но было странным осознавать, что не было надобности особенно наклоняться. И есть, и нет, и тут, и там — они всё видели, и создавалось обманное ощущение близости, какой-то странные оптические явление.

«Началось! Началось! Началось!» — пронеслось волной по галерее. Выбежали девушки из каждого рыночного ларька, одетые в одежды, соответствующие цвету постройки, находящейся позади. В большом круге, внешнем, были самые роскошные украшения и ткани на танцовщицах. Их стопы были покрыты яркой красной краской, и на тонких щиколотках были украшения с несчётным количеством маленьких бубенцов, тонко звеня и очищая воздух своими вибрациями. Во втором круге рынка девушки выглядели скромнее, не такие яркие, но от этого не менее эффектные. Это выглядело как морские волны, накатывающие на берег. Первый круг, второй круг, и в третьем круге появились музыканты, это было шестеро мужчин, облачённых в одежды насыщенного жёлтого цвета с широкими шароварами, которые развевались при каждом их движении, и высокими остроконечной формы головными уборами. В руках у них были различные музыкальные инструменты. У одного было множество маленьких барабанов, соединённых между собой, он невероятно быстро переносил свои руки с одного барабана на другой. А может, рук просто было несколько? Трудно было это определить. Второй мужчина нёс большой овальный инструмент, с одной стороной меньше, чем с другой, его пальцы неугомонного стучали по обе стороны керамического корпуса, соперничая по ритму с маленькими инструментами первого музыканта. Третий играл на флейте, она звучала то нежно, то настойчиво, зазывала на танцы и вселяла желание, раскинув руки, кружиться, кружиться и кружиться. У четвёртого была невероятная длинная блестящая труба, она пищала и гудела, тело вздрагивало от удовольствия и восторга при каждом звуке. Пятый играл на инструменте, напоминающем классическую земную гитару с одной струной. Она взвывала и плакала, его рука были практически не видна, так быстро он передвигал пальцы по этой струне. Шестой держал в руках непонятный инструмент, очень похожий на ситар, но у него было два грифа, и он использовал свои четыре руки, извлекая невероятной красоты и различной тональности звуки.

Это было красочно и волнующе, зрители взволнованно охали и ахали на галереях при каждом движении, это представление полностью захватило их внимание. Большой круг начал движение по часовой стрелке, второй закружился в танце в противоположную сторону. Музыканты то двигались по кругу, следуя друг за другом вокруг центрального места, то останавливались, рассыпаясь по всему кругу и останавливаясь на одинаковом расстоянии один от другого.

Во время представления трубач издавал доходил до какой-то невероятной ноты, что действовало как сигнал, девушки меняли направление своих танцевальных пируэтов в противоположную сторону. В какой-то момент ритм начал ускоряться и ускоряться, увеличивая одновременно и скорость, и громкость. Это могло показаться невозможным вначале, настолько интенсивное было вступление. И в одну секунду это стало просто праздником цвета и звука, сложно было различить танцовщиц и музыкантов. От них начали исходить блестящие частицы, которые с движением поднимались вверх. Пространство над рынком наполнилось светящимися разноцветными частицами, вихрем понимающимися выше и выше.

Музыка начала доходить до своего сверхъестественного апогея, тел не было видно, один вихрь из цвета и света, и неожиданно всё замолкло и замерло, как будто сделали фотографию или стоп-кадр. Это было чрезвычайно красиво, точная копия звездного неба на расстоянии вытянутой руки вплоть до купола. Некоторые гости робко протянули руки, чтобы потрогать эту красоту, а дальше за ними повторили все, кто находился на галерее в этот момент. Скорее всего не прошло и полной минуты, как мощный луч свет начал исходить из центра купола круговыми движениями по часовой стрелке с внешнего круга во внутренний, идя по спирали, стирал все воспоминания о буйстве красок. Дети не успели прийти в себя от впечатления, а жизнь на площади уже кипела как ни в чём не бывало.

Акихиро последние несколько минут смотрел в одну точку, не отводя глаз. Уже всё прошло, а он продолжал стоять, как каменный. Наташа подошла к нему и легонько потрепала по плечу:

— Эй, Акихиро? Ты в порядке? Что случилось?

— Ничего, — встрепенулся мальчик, — всё в порядке. Я, видимо, замечтался. — Он встряхнул головой и поправил очки. Он продолжал хлопать глазами, девочка осталась стоять рядом, наблюдая за ним, и тут он, зажмурившись, снял очки. Начал тереть глаза. Наташа начала обеспокоенно оглядываться по сторонам в поисках Зфронана, как услышала за спиной:

— О-о-о-о! Так они мне больше не нужны? — Акихиро с красными и слегка опухшими глазами озадаченно смотрел на очки в своих руках. Наташа непонимающе смотрела на его реакцию. — Я могу видеть всё чётко и не нуждаюсь в этом аппарате! — Под аппаратом он имел в виду очки и говорил он всё это, пританцовывая, неуклюжая пародия танца дождя.

Толпа быстро рассредоточилась, и дети остались практически в одиночестве на галерее. Майк поднял руку:

— Друзья, — торжественно начал он. — Я хочу есть, — продолжил он с таким же серьёзным выражением лица. — Умоляю вас всех, — сделал церемонный поклон. — Пойдёмте завтракать!

Оглушительный заразительный детский смех быстро разнёсся по всему зданию. И все дружно направились к элеватору, делая вид, что поддавались мольбам Майка.

Отстав немного от группы, прогуливаясь по Галерее, Акихиро рассуждал сам с собой и пытался понять все эти необыкновенные события, происходящие с ним, насколько они реальны вообще.

Что-то изменилось. Он вдруг оказался на какой-то улице. В самой гуще толпы народа его бесцеремонно толкали спешащие люди, шум, гам, проходили брички с ослами, прогоняли верблюдов мимо. Пахло чем-то непонятным, но нельзя было сказать, что неприятным. Его начали толкать сильнее, и в его сердце стал закрадываться ужас от непонимания, что происходит и где он находится. Тут он почувствовал сильный рывок, вскрикнул от боли и зажмурил глаза.

— Ты в порядке? — услышал он голос Бетхи.

— Я да, всё в порядке, — немного заторможенно среагировал он, пытаясь понять, что же произошло.

— Ты идёшь вниз? Мы тут новенькие, и нам ничего не стоит потеряться здесь.

— Д-да, — ответил Акихиро, — пошли, а то нам ничего не достанется после Майка. — Он постарался изобразить приветливую улыбку, но получилось немного натянуто. Бетха же, не обращая внимания на его реакцию, взяла его бодро под руку и повела на элеватор, хотя Акихиро вовсе и не думал сопротивлялся. Даже был благодарен за внимание: его ноги подкашивались, из желудка к горлу поднималась тошнота, в голове до сих пор был слышен шум той незнакомой улицы.

* * *

Двери закрылись полностью за Старшим Мастером.

— Как ты понял, что я здесь? Я же старался быть незаметным, — продолжил гость свой диалог с Мастером.

— Там птица зависла, когда дверь открылась. Некоторые свои качества Дэвы не в состоянии контролировать. Как происходит со временем, оно течёт по-другому. Вы живёте в совершенно другом ритме, отличном от большинства живых существ в этой Вселенной. — Мастер повернулся к гостю, который расположился в высоком тёмно-синем кресле в самом конце большого зала. — Конечно же, Богу Богов это известно.

— Да уж, что есть, то есть, играть в шпионские игры нам бывает сложно. — Дэв одарил улыбкой Мастера. Он сидел в большом, если не сказать огромном, кресле. Из снисхождения к простым живым существам Бог Богов принял обычный для этих случаев внешний вид. Его рост не превышал трёх метров, и украшения на его теле слегка померкли, дабы не ослеплять других. Лоснящаяся великолепная кожа золотистого цвета также отличала его от простых смертных. Чёрные кудри непослушно выбивались из-под прекрасной короны. Длинный прямой нос и чётко очерченные губы выдавали в нём непреклонного лидера. Он расслабленно сидел на своём импровизированном троне, перекинув ногу на ногу, лениво перебирая меж пальцами жемчужные бусы, которые были на его идеальном обнаженном торсе. Через плечо у него была накинута вышитая золотом накидка. Дхоти цвета морской волны с широкими складками было подпоясано золотым поясом, усыпанным драгоценными камнями.

— На правах амфитриона, данных мне вами, благодарю вас за ваш визит. То, что Вашистха Дэв находится здесь, на Аль-Махара, вносит надежду, что получится разобраться в последних происшествиях. — Мастер сделал глубокий поклон со сложенными руками в знак уважения.

Послышался стук веток, лес расступился ещё раз и в зал стали заходить члены созванного Совета.

— Я, конечно, польщён твоими словами и надеюсь оказать посильную помощь. Что? Всё реально так плохо?

К ним стали приближаться люди, в почтенном поклоне склоняли голову в знак приветствия именитого гостя. Посередине зала находился длинный стол, стулья с высокими спинками и резными подлокотниками были отделаны красным бархатом, стояли вокруг него. К нему и направились все приглашённые.

Кухня-столовая

А в это самое время дети оживлённо делились впечатлениями по дороге в столовую и с большим шумом подошли к желаемой двери. И тут они остановились в ступоре, ведь никто из них не знал ещё, как открывается эта дверь. Ручек на ней не было. Стучать не было вариантом, при такой толщине можно и руку сломать, а внутри всё равно будет тихо. Уныние охватило их мгновенно.

— Эй! Ну вы даёте, еле успеваю за вами, — услышали они крик позади. Это был их Гид. У него был немного растрёпанный вид, видно, что пришлось ему опять побегать из-за них.

— Смотрите, — начал говорить, но ему пришлось наклонился, чтобы отдышаться, — простите меня, нужно было срочно выполнить одно поручение. Да и вы, казалось, были вовлечены в представление. Хорошо, я не успел вам объяснить вчера, как открываются здесь двери. Не все двери пространств, предназначенных для обучения, или каких-либо мест для свободного использования открываются мудрами. Мудра — это определённый знак, сделанный рукой с использованием пяти пальцев. Вечно возникают проблемы у тех, у кого меньше пяти или больше, но это не ваш случай. — Зфронан уже пришёл в себя и начал шутить, хотя его слова были правдой.

Ребята начали посматривать на него исподлобья, сказывался голод и всеобщее возбуждение.

— Хорошо, я закругляюсь, объясню после завтрака. Заходите! — И он опять, как в прошлый раз, торжественно распахнул двери.

* * *

— Даже не знаю, что думать. У меня каша в голове. Не могу понять, что мы здесь делаем. Хорошо, что Я здесь делаю. И как выбраться? И стоит ли? И куда? А там как? Уверен ли я, что там будет лучше? У меня столько вопросов, они не дают мне покоя. Мне кажется, что моя голова либо скоро взорвётся, либо там уже всё сварилось от такого напряжения. А теперь это. Очки мне больше не нужны, после того как посмотрел танцы? Как это понять? — Акихиро терял своё самообладание прямо на глазах. Он посмотрел на своего собеседника взъерошенный, полный эмоций, которых он, видимо, и сам от себя не ожидал.

Эмиль слушал его, не перебивая и не собираясь ни в чём его убеждать.

— Если хочешь, мы можем взять это с собой, — он показал на их подносы, — я видел там коробочки, и выйдем наружу. Уверен, свежий воздух нам совсем не помешает. Там можно будет спокойно обо всём поговорить.

Акихиро согласился, тут же почувствовав себя вдохновлённым и полным надежд на получение ответов. Окинув взглядом остальных, все были увлечены чем-то, либо разговором между ними, другие разговаривали с Гийомом. Но лучше всех время проводил Даник в обнимку с невозмутимым Вильгельмом. Так что никто на них даже не обращал внимания.

— У нас есть свободное время сегодня, — заметив его взгляд, сказал Эмиль. — Если кто соскучится по нам, нас найдут, не сомневайся.

— Я, — Акихиро опустил голову, — я…

— Пойдём, прогуляемся и позавтракаем, — подбодрил его Эмиль. — Ты мне покажешь то, что я не видел, а я смогу поделиться с тобой своими открытиями.

Мальчики, не привлекая ничьего внимания, собрали свой завтрак в коробочки и вышли из кухни. Шли молча до элеватора и там продолжали молчать, но не было в этом ничего агрессивного или тревожного, просто ждали более подходящего момента для разговора. Поднявшись на этаж выше, Акихиро предложил Эмилю выйти через Южную арку, тот охотно согласился.

Каждая арка представляла произведение искусства. Здесь на стенах был использован удивительной чистоты белый мрамор. Холодный камень в некоторых местах был тонок, как лист бумаги, колонны были усеянными различными фигурами в движении и множеством историй. Это было сделано до такой степени искусно, что, смотря на одну из мраморных фигурок, при сильных порывах ветра у случайного прохожего могло появиться рефлекторное желание подхватить и спасти её от падения. Игра теней, и они оживали. Ярко-оранжевый свод с зелёными, бирюзовыми и золотыми линиями заставлял идти с задранной головой вверх, в простых линиях было заложено движение. Ещё одна оптическая иллюзия, и она притягивала взгляд, гипнотизируя странников. Ещё несколько шагов, и мальчикам пришлось зажмуриться от яркого солнечного света, казалось, он специально поджидал их на выходе, чтобы играючи ослепить.

Из ворот они вышли прямиком на площадь с меняющимся рисунком. При близком изучении оставалось загадкой, что же заставляло меняться один рисунок на другой. На противоположной стороне находился великолепный колокол. Рисунок же ты мог смотреть не отрываясь, камни сменяли один на другой совершенно незаметно для глаза. Даже рука на них, что ради эксперимента мальчики и сделали незамедлительно, не останавливала этого нескончаемого движения. Валуны были живыми на ощупь. От них исходило тепло, плотно перекатываясь, менялся рисунок. Если ты ложился на камни спиной, то таким способом можно было легко попасть на противоположную сторону площади, но не факт, что двигался ровно. Это предложил сделать Эмиль, Акихиро поддержал, ему это показалось гениальной идеей. В тот же миг мальчики улеглись и через смену нескольких изображений оказались по разные стороны площади из валунов. Покатываясь со смеху, они уселись на землю, опираясь на стену спиной. Колокол был практически над их головой.

Ветер был успокаивающим, из-за стены доносился щебет птиц и запах цветов из сада, они могли расслабить любого, что и произошло с Акихиро. Мальчик сидел с ровной спиной, с закрытыми глазами. Похоже, уже и не нуждается в разговоре, подумал Эмиль.

— Прошу простить меня за моё поведение, у меня была, видимо, паническая атака. Я переполнен вопросами, а с другой стороны, не вижу, чтобы мне на них отвечали. Или я не воспринимаю ответы. И потом, то, что произошло со мной на галерее, добавило ещё больше вопросов.

— Не беспокойся, мы все в одной лодке. Я думаю, что и Мастер тоже с нами. У меня нет ответов для тебя, нет тех, которые тебе хотелось бы получить. Не могу тебя успокоить или пообещать того, чего и сам не понимаю. Посмотри на ситуацию со стороны и вспомни, что сказал Старший Мастер сегодня. Находиться здесь — это наш собственный выбор. Кстати, ты первый из нас, кто назвал своё имя. Можем считать тебя более продвинутым в этой теме.

Акихиро открыл глаза и посмотрел на Эмиля:

— Я вовсе не уверен, что меня так зовут, просто появилось в голове, и мне понравилось.

— Складывается впечатление, что здесь всё работает по этому принципу. Что на сердце, то и правда. Мы ведь даже не можем быть уверены, что нам столько же лет, сколько нам сейчас. Но Мастер сказал, или я захотел так понять, что мы выбрали понравившийся период и на этом успокоились, — Эмиль начал раскрывать свою коробочку с завтраком. — Проблема в том, что, если много думать, то скорее всего можно что-нибудь и придумать. — Он откусил большой кусок от своего сандвича с сыром и закрыл глаза от удовольствия.

— Сколько же мне лет? — задумчиво произнёс его собеседник, в животе у него громко заурчало.

Эмиль рассмеялся:

— Ты готов мучить себя вопросами или может, начнёшь твой завтрак? Сколько бы тебе ни было лет неизвестно где, сейчас тебе на вид лет восемь? Девять? Десять? И ты очень-очень голоден, а этот факт неоспорим.

Они были в прекрасном расположении духа. Акихиро начал подумывать, что его беспокойства вполне могли быть обусловлены нехваткой своевременного завтрака. Наевшись вдоволь, они сидели и лениво наблюдали за сменой картинок на каменной площади.

— Наверняка это всё не просто так, — задумчиво показывая на камни, сказал Эмиль. Акихиро на этот раз уже валялся от хохота.

Эмиль удивлённо посмотрел на него.

— Ну как же? Если будешь много думать, то что-нибудь придумаешь, — скопировал своего друга Акихиро.

— Ты прав. Ты заметил, что этот ворон наблюдает за нами уже некоторое время? — вдруг сменил тему Эмиль, поглядывая куда-то в сторону.

— А про какого ты говоришь? — и указал пальцем вверх на колокол. Там расположился ворон с синим крылом и беззастенчиво на них смотрел, подслушивая весь разговор.

— Да, тут нам предстоит много чего понять. И как твои глаза? Они покраснели.

— Даже не знаю, как это воспринимать, — он потёр опять свои уставшие глаза. — Для всего здесь есть причины, надеюсь узнать причину моих изменений в один прекрасный день.

Послышался лёгкий хрустальный звон. Он доносился со стороны сада.

— Может, ты мне покажешь, что вы смогли раскрыть нового здесь вчера? Я, честно говоря, толком так и не увидел ничего. Был немного в растерянном состоянии. Ходил и старался почувствовать, что хожу и дышу. Не смейся только, это правда.

— Забавно, — ответил Акихиро, — одни и те же желания, но разные реакции. Меня потянуло смотреть и исследовать, потому и пошёл на обход. Не имея памяти об окружающем меня мире, захотелось набраться впечатлений и воспоминаний, — сказав это, он сам был удивлён такому словесному потоку.

— Ты заметил, что мы всё ещё разговариваем на разных языках и продолжаем понимать друг друга? — Эмиль почти растянулся во весь рост на земле и тут его взгляд встретился с чёрным вороном, вышагивающим по другую сторону площади. — Слушай, давай пойдём отсюда, мне как-то не по себе.

Акихиро поддержал его, и они направились в сторону сада со своими коробочками для завтрака. Чёрный Ворон последовал за ними, поддерживая одну и ту же дистанцию.

— Да он следит за нами! — воскликнул Эмиль.

— Думаю, что не совсем так, — хихикнул Акихиро. — Кажется, я догадался. Это наша еда, он увидел коробочки, и ему захотелось вкусного кусочка.

— Уверен? С чего ты это взял? — засомневался парень, бросив подозрительный взгляд в сторону птицы.

— Мы можем проверить. Давай поставим раскрытые коробочки на этой стене и проследим, что произойдёт.

Так они и поступили. Ворон, стараясь быть незамеченным, начал приближаться к ним, симулируя, что у него нет совсем никакого интереса к ним. А может, и услышал их разговор, потому и повёл так себя? Это история умалчивает. Мальчики облокотились на стену неподалёку от своих завтраков, чтобы проверить свои догадки, притворяясь, что оживлённо обсуждают пейзаж. Они лишь изредка бросали беглый взгляд в сторону вороны.

Пока Чёрный Ворон разыгрывал сцену невинного существа, другой оказался проворнее и наглее. Птица с синим крылом спикировала с верхушки колокола и схватила большой кусок пирога практически на лету, едва не задев Эмиля.

— Осторожно! Не прикасайся к нему! — вскрикнул Акихиро. Осталось неясным, кому это было адресовано.

— А что случилось? К кому не прикасаться?

Акихиро удивлённо посмотрел на него:

— Не знаю. Ты о чём?

— Ты только что сказал не прикасаться к нему.

— Не говорил я ничего такого. Почему я должен был так говорить? О-о-о, смотри, уже стащили ещё кусок пирога. Видишь, я был прав, он хотел есть, — и, довольный своей догадкой, потащил возражающего Эмиля в сторону сада.

Тот день больше не принёс им никаких приключений. Дети смогли осмотреться, нагуляться и объесться на кухне сладостями. Гийом их баловал.

* * *

Дверь периодически открывалась, и к ним начали подходить, чтобы отдать дань почтения и поздороваться. За столом могло сидеть около шестидесяти человек, но не было стольких представителей кланов. Дэв не казался быть чем-нибудь обеспокоенным, напротив, Мастер ходил из стороны в стороны, ожидая всех приглашённых. Пришли и Вильгельм с Гийомом, что вызвало несколько перешёптываний за длинным столом. Посмотрев по сторонам, Вильгельм поднялся на стол и улёгся как можно комфортнее для него, полностью игнорируя призывы профессора спуститься немедленно. Такое поведение позабавило Индру Дэва, но не привело в восторг остальных членов совета.

Через минут пятнадцать стол был почти полностью занят представителями параллельных миров.

— Добрый день, члены Совета Аль-Махара! Очень вам всем признателен, что собрались сегодня так быстро по моей просьбе, понимаю, что не для всех это было легко сделать. Для меня большая честь и радость, думаю, как и для всех вас, что сегодня с нами в одном зале находится Бог Богов, Индра Дэв.

Все встали и захлопали в ладоши, когда овации поутихли, все сели на свои места. Даже Вильгельм при кажущемся безразличии присоединился, стуча лапой по столу. Индра Дэв, довольный приветствием, благосклонно склонил голову в знак одобрения их поведения.

— Пожалуйста, утолите вашу жажду свежим нектаром, некоторым из вас пришлось проделать долгий путь до Аль-Махара.

Мастер жестом приказал помощникам наполнить бокалы, стоящие перед каждым членом Совета. Гости были рады проявленному гостеприимству и с радостью опустошили свои хрустальные сосуды с живительной жидкостью.

— Вы все знаете предназначение этой Зелёной Планеты. Она создана для получения знаний, для возможности выбора, который не всегда присутствует в местах появления души. Не буду растягивать своё вступление. Причина такого срочного собрания — это нападение, произошедшее недавно на эту Планету. Точнее, на живые существа, желающих прибыть сюда, чтобы изменить свой путь в этой Вселенной. Хотелось бы узнать, что происходит в ваших измерениях? Заметили ли вы какие-то аномалии?

Мастер находился во главе стола, стараясь донести своё беспокойство до каждого из членов Совета.

— Как вы знаете, я не уполномочен принимать каких-либо действий в одиночку, без вашего согласия, но я также бессилен оказать помощь, если я не проинформирован об опасных деяниях или происшествиях на вашей территории. Яниман, друг мой? Есть чем поделиться с нами?

С места поднялся чёрный гигант. Его кожа лоснилась. На нём были шёлковые алые шаровары, подпоясанные широким поясом с золотой вышивкой, и кафтан лилового цвета, усеянный мелкими блестящими камешками. На голове тонкий золотой обруч.

— Должен сказать, что да. В моём мире происходит что-то необъяснимое. Мы не смогли оповестить тебя, так как не было возможности исследовать феномен до сих пор. Начали появляться порталы. Порталы по всему миру. Один из них даже появился у меня во дворце. По словам свидетелей, никто не выходил и никто не заходил в них. Они появляются буквально на два щелчка пальцами, — он щёлкнул один раз и другой, — потом они исчезают. Изучить это нам никак не удаётся. Мы не можем назвать это явление безопасным. Население начинает волноваться. Сложно защититься от чего-то, что нам неизвестно.

— Спасибо, Яниман, за информацию. Думаю, что надо сделать разведку в один из них. У тебя есть надёжный человек? Пусть он попробует проникнуть в один из них, нам нужно знать больше. Друзья, пожалуйста, поделитесь сомнениями или идеями.

Встал очень пожилой мужчина в цветастой одежде, наслоенной, как на луковице, с большим украшением на шее и зелёным тюрбаном на голове, в руке он держал деревянный посох с замысловатой формы шишкой на наконечнике.

— Советник Дерим! Рад вашему присутствию! — Мастер склонился в неглубоком поклоне. В ответ получил лишь лёгкое движение головы в свою сторону.

— Я не столь рад этому собранию. Когда мы собираемся в срочном порядке, это вовсе не для того, чтобы получить хорошие новости. Вижу, что история повторяется, а мы опять ждём какого-то сигнала для наступления! — И от эмоций стукнул посохом по полу.

— Мы ещё не уверены в происходящем. Надо разобраться и найти возможного врага…

— Так важно знать кто? Мы уже проходили через это однажды, правда, Индра Дэв?

— Благодарен вам, советник, за столь пламенную речь. Но по всем признакам у нас несколько возможных открытых фронтов. И вполне возможно, что с некоторыми мы сможем справиться сами, задавив на корню. С другими, если ваши подозрения правильны, мы сможем справиться только с помощью благородного Индры Дэва, присутствующего сегодня на нашем собрании.

Было ещё несколько выступлений. Пара из них были тревожными. Надо было изучить все события и отбросить то, что было просто стечением обстоятельств, а не преднамеренным деянием. Собрание длилось несколько часов. По окончании последних докладов Мастер пригласил участников Совета отдохнуть в апартаментах Аль-Махара, перед тем как отбыть.

* * *

Наконец-таки они остались наедине в зале Собраний. Индра смотрел с широко раскрытыми глазами на Мастера.

— Как она сюда попала? Ты уверен? Это она?

— Да, Индра Дэв. Я не понял ещё намерения, с которым она сюда прибыла, и есть ли опасность в её пребывании здесь.

— Думаешь, это из-за неё столько переполоха?

— Сложно сказать. Ситуация не ясна. Да и вы знаете, что за ней вечно следуют по пятам неприятности. Говоря о неприятностях. Она здесь, — Мастер посмотрел на Дэва со сдвинутыми бровями.

— Кто? Та самая? Мда-а, страсти накаляются на этой Планете. И где она сейчас?

— Точно не могу знать. Я видел странные вещи для Аль-Махара, почерк её. Надеюсь локализовать её как можно раньше. Она в состоянии принести много боли и потерь, тем она и знаменита.

— Хо-хо-хо, — ситуация начала веселить Индру Дэва, — столько женщин и такие сильные здесь одновременно. Может, мне пожить здесь немного? А то там, — он показал пальцем наверх, — последнее время совсем разучились веселиться. А тут столько страстей и передряг.

— Индра Дэв, мы всегда рады принять вас на Аль-Махара, ваши апартаменты всегда готовы для вас. — Мастер сделал лёгкий поклон, положив руку на сердце.

— Ладно тебе, не останусь. У тебя и так проблем хватает. Позови меня, когда запахнет жареным. Помогу разобраться, ты мои методы знаешь. А ждать событий я не люблю. Эта планета принадлежит Высшему Миру, и мы не оставим вас в трудную минуту.

Мастер поклонился со сложенными руками.

— Ваша поддержка очень важна для Аль-Махара и кланов.

— Ты же понимаешь, что однажды мы проиграли войну и нас выгнали из нашего Мира. Мы вынуждены были обратиться за помощью, — он поднял глаза вверх. — Думаю, что из предосторожности мне стоит собрать армию. Происходящее здесь может быть предзнаменованием грядущих нападений.

— Согласен с вами. Пока всё не выглядит взаимосвязанным, но происшествий много, и они заставляют задуматься.

В огромном зале шаги Старшего Мастера, ходящего из стороны в сторону, отдавались гулким эхо. Индра Дэв продолжал сидеть в кресле. Выражение его лица сменилось с расслабленной улыбки на глубокие складки на лбу.

— Поэтому я очень рад вашему прибытию сюда, так вы смогли сами оценить ситуацию. Это счастливая случайность.

— Вовсе нет! — воскликнул удивленно Дэв. — Меня сюда пригласили!

— Не понимаю.

— Прибыл курьер с письмом. В нём было приглашение на Совет Конклава. Мне особо нечем было заняться на тот момент, и я решил его принять. Разве это не от тебя?

— Вовсе нет. Решение о созыве пришло ко мне после получения одних тревожных новостей.

— Интересно, всё становится очень интересным. — Индра Дэв сидел нахмуренный, его абсолютно не прельщала идея, что им кто-то манипулирует.

Мастер продолжал делать свои шаги по залу, на этот раз пытаясь понять, что же произошло и кто же так хорошо осведомлён о его намерениях.

— Это была я! — раздался голос по залу, звук шёл отовсюду.

— Майюма Дэви! Простите, что сразу о вас не подумал. — Мастер сделал уважительный поклон.

Сквозь двери проявилась молодая женщина с тонкими чертами лица. Большие зелёные глаза, украшенные чёрной сурьмой, блестели, как два крупных изумруда. Дорогие одежды, расшитые золотом, шуршали при каждом её шаге в тон с позвякиванием ножным браслетов. Всё это складывалось в мелодию со звоном хрустальных колокольчиков в её маленьких ушах.

Индра Дэв встал и медленным шагом направился к ней. Майюма Дэви, как и все полубоги, была высокого роста, но рядом с Богом Богов она казалась маленькой и хрупкой. Эта разница стала более заметна, как только Индра Дэв сделал пару шагов ей навстречу для приветствия.

— Брат, — она поклонилась и продолжила говорить, не поднимая виновато опущенной головы, — прости меня за уловку. Но тебе сложно принять меня всерьёз, и я использовала имя Старшего Мастера, чтобы пригласить тебя.

— Сестра, — он благосклонно склонился к ней, — я рад, что это была именно ты. От другого я не принял бы этой шалости, — его тёмные глаза сверкнули многозначительно.

Позади кресла, где сидел перед этим Бог Богов, находился большой камин, который загорелся небольшим пламенем, как только Богиня появилась в башне. Рядом было несколько диванов, к ним они и направились после приветствия.

Мастер сразу же приступил к допросу.

— Со всем почтением, Майюма Дэви, но вынужден задать несколько вопросов. Начну с этого. Вы были в курсе о пропаже нескольких гостей?

— Я… Да, я была немного рассеяна в последнее время. Мой взор затуманивался очень часто. К моему стыду, гордость не позволила обратиться за помощью, так как не видела никаких проблем, — Богиня явно была удручена положением вещей. — В один день я увидела вереницу облаков. Сразу же поняла, что это были приглашённые, но звук колоколов не доходил до меня. Меня это удивило, но решила, что это из-за моего нестабильного состояния. Неожиданно появились большие чёрные облака, я так решила, потому как не было чёткости у меня во взоре. Вереница продолжала свой путь.

— Сколько их было? Примерно вы видели? — перебил её Мастер.

— Не могу сказать с точностью, но около двадцати облаков было в этом караване. Темнота сопровождала их какое-то время. А потом большая часть вереницы исчезла. Я испугалась, что, может, просто я ослепла сильнее, но нет, продолжала видеть остальных. Они двигались с той же самой скоростью. Моему беспокойству не было предела, я поднялась, чтобы посмотреть, но путешественники-дети находились в полудрёме и ничего не заметили. Остатки темноты, как грязь, остались на окружающих их облаках.

Посему, Мастер, я решила вызвать на помощь брата, но по дороге к моему дворцу я попала в какое-то сонное состояние, которое не отпускало меня. Я послала курьера, упомянув ваше имя, Мастер, так как было потеряно много времени, и мне хотелось ускорить приезд моего брата. Меня пугает немного моё состояние.

— Это ваш дом, прекрасная Дэви, — склонил голову Мастер. — В итоге сложилось всё наилучшим образом, и ваш брат смог присутствовать на действительном срочном Собрании Совета. Я благодарен вам за инициативу. Теперь нам надо больше узнать, кто на нас нападает и сможем ли мы спасти пропавших. Как вы себя чувствуете сейчас?

— Через несколько часов у меня получилось всё-таки перебороть это состояние рассеянности и сонливости. Сейчас меня беспокоят гости. Как они добрались? Сколько их прибыло в итоге? Помнят ли они что-нибудь о случившемся?

Индра Дэв был погружен в раздумья во время этого диалога между Мастером и Богиней Зелёной Планеты.

— Братец, простите меня, что потревожила вас, но во мне было столько беспокойства и испуга, что мне даже в голову не пришло обратиться к кому-то другому.

— Да, всё гораздо сложнее оказалось, чем мы предполагали на Совете. Армию мне нужно будет созвать и отправить шпионов, как только прибуду на Локку. Должен быть отпечаток сего деяния, чтобы указать нам на виновного, — следом пригласил жестом Мастера продолжить отвечать на вопросы Дэви.

— Вчера прибыло десять приглашённых, они сейчас занимаются ознакомлением с Замком, перед тем как начать свои занятия. Есть вопросы, Дэви? — спросил Мастер, заметив её смущение.

— У меня есть протеже среди гостей. Надеюсь, он не причинит неприятностей во время обучения. Я обычно не поступаю так, но ко мне обратились в такой молебной форме, и запрос исходил от очень давнего друга. Я не смогла отказать и пропустила.

— Хм-м, я же просил вас предупреждать о таких решениях, чтобы правильно принять гостя.

— Там как раз и есть проблема в этом. Думаю, что со временем, Мастер, вы всё поймёте, но я придержу его имя, дабы не произошла несправедливость по отношению к юному созданию.

— Решено, — Индра Дэв резко встал, — я направляюсь к своей армии, а вы держите меня в курсе происходящего здесь. Надо быть готовым к любым неожиданностям. Мне не нравится столько совпадений, и ни одно из них нельзя назвать положительным.

Мастер, присмотрите за своими новыми учениками, вокруг них сильно сгущенные тучи, а это может быть совпадением, но сейчас даже в этом не можем быть уверены. Жду от тебя новостей, Учитель, по другим измерениям. Сестра, не сомневайся в моей благосклонности к тебе. Обращайся всегда, когда я тебе понадоблюсь. — Он сделал слегка заметный кивок в сторону своих собеседников и направился к выходу.

* * *

В тот же день, поздно ночью. Столовая напоминала комнату допросов. Полумрак и нахмуренный Гийом.

— Не понимаю, почему ты так себя вёл? И в присутствии всего Собрания?

— Я не сказал ничего нового, — промурговорил Вильгельм, облизывая свою лапу.

— Да что с тобой происходит? Ты пропал, и в течение стольких лет я не получал от тебя новостей. И сейчас это?! Начинаю сомневаться, что с головой у тебя в порядке…

— С чего это? — Вильгельм оторвался от своей, видимо, очень вкусной лапы и посмотрел внимательно на своего друга.

— Ты не был таким раньше. Ведь мы все были друзьями много лет, а сегодня ты постарался их обидеть!

— Мд-а, вижу, ты ничего не понял. — Кот медленно встал на четыре лапы.

— И вообще, почему ты кот? Ты мне так ничего и не рассказал об этом?

— Да там нечего рассказывать, — махнул пушистым хвостом Вильгельм. — Что было, то прошло. А теперь к нашим овцам. Я не оскорблял никого. Старший Мастер попросил меня помочь ему, а я что? Не смог отказать. — Кот, довольный, улыбнулся.

— Но зачем нужно было поносить таких уважаемых членов Конклава? Чего ты этим добился? Я не увидел никакого позитива в этой ситуации, — Гийом охватил руками голову. — Совершенно непонятно, как Мастер мог так рисковать? Ведь ты мог погибнуть сегодня?

— Ничего подобного, — прозвучал голос вошедшего только что Мастера. — В присутствии самого Индры Дэва никто и пальцем не пошевелит. И потом, Вильгельм всегда считался эксцентричным, и ему многое прощалось в прошлом. А сейчас он к тому же просто милый кот. Не беспокойтесь, мой дорогой друг, с ним всё будет хорошо, и он не пострадает, — успокоил он Профессора. — Благодарю тебя, Вильгельм, ты оказал нам всем очень большую услугу, — сделав лёгкий поклон головой в сторону Кота.

— Вы смогли что-то выяснить, Мастер? — проурчал Кот, довольный самим собой.

— Да, и это немало. Ясно, что никто из Конклава не причастен ко всем этим происшествиям. Это хорошая новость, плохая, что нам ещё предстоит выяснить, кто наш противник.

— Надеюсь, у вас нет сомнений на мой счёт? — Гийом добавил язвительным тоном. Выглядел он оскорблённым и обиженным до глубины души в одно и то же время. — Как вы могли проигнорировать меня? Ведь я тоже могу быть полезен. — Он был готов расплакаться, еле сдержал свои эмоции.

— Мой дорогой друг, — Мастер рассмеялся, обнаружив негодование Профессора, — видите ли, для вас у меня есть важная миссия. Но! Она может быть опасной, и я должен обдумать всё хорошо, прежде чем втянуть вас в эту историю. Вы очень дороги для меня и для этой школы, ничего личного, Вильгельм.

— Согласен на всё! — быстро ответил Гийом, его глаза светились как алмазы, полные энтузиазма.

— Нужно будет проследить за одной особой. — Он нахмурил брови. — Характер этой личности очень непредсказуем и коварен. Думаю, вы сможете это сделать, не отрываясь практически от вашей работы в лаборатории. Как только у меня будет больше информации, я вам сообщу. Согласен, вы тоже можете послужить очень хорошо Зелёной Планете.

Уже на выходе он обернулся и сказал:

— Будьте осторожны и внимательны оба!

Вильгельм даже ухом не повёл на его слова, слишком увлечённый игрой со своим хвостом. Дверь за Мастером закрылась. Гийом, оставив в стороне свои колбочки, в два прыжка оказался рядом с Вильгельмом.

— Что он имел в виду? И почему это может быть опасным?

— Думают, что одна не очень приятная личность прокралась тайком на Аль-Махара, — нехотя начал отвечать ему Кот, с сожалением отрываясь от своего занятия.

— Насколько неприятная?

— Если я не ошибаюсь, то очень способная на убийство.

Профессор побледнел, он не ожидал такого ответа.

— Я… Хм-м… Ты думаешь, я справлюсь?

Кот посмотрел на него с прищуренными глазами, примеряясь к чему-то.

— Б-у-у-у! — неожиданно вырвалось из него.

Профессор подскочил от неожиданности. Вильгельм покатывался со смеху, прикрывая лапами морду.

— Не вижу ничего смешного, — обиженно сказал пострадавший.

— Прости, не удержался. Мастер вскоре сообщит тебе о своём решении. Скорее всего ты сможешь поучаствовать в нашей игре.

— Хорошо, уговорил, буду ждать встречи.

Башня Знания

Следующие дни начинались почти одинаково. Будильник опять носился по всей комнате. Трезвонил неумолимо, поднимая всех на ноги. Откуда-то полетела в его сторону подушка, через какое-то время в воздухе появилась вторая, причём эта почти попала в цель. Будильник начал делать зигзгаги, чтобы избежать новых покушений, но тут полетели подушки со всех сторон! Мальчики начали лучше целиться. Объект их нападения начал сдавать и, получив очередной удар пуховой подушкой такой силы, что полетели перья во все стороны, упал на мягкий ковёр, жалобно звякнув в последний раз. Все охотники остались довольны. Только в этот раз появился вопрос.

— А где Эмиль? — спросил Майк, показывая на хорошо заправленную кровать мальчика.

Мальчики пожали плечами и стали собираться на выход, собирая своё постельное бельё, разбросанное по всей траектории полёта будильника, и направляясь в ванную комнату один за другим.

* * *

Очередное знакомство с очередной Башней. Все собрались перед вратами — иначе их и не назовёшь по причине их необыкновенного размера. Эмиль присоединился к ним так же незаметно, как и исчез из своей кровати. Башня Мудрецов встретила их довольно-таки холодно. Неудивительно, что ребятам потом стоило некоторых усилий прибегать к помощи Мудрецов.

Это было очень большое пространство. Его можно было считать пустым, если не принимать во внимание несколько ковров, лежащих тут и там с несколькими маленькими подушками на довольно-таки большом расстоянии друг от друга. Стены были каменными и гладкими, из чёрного гранита, отполированными практически до зеркального отражения. Красочные витражи находились высоко под куполом из полупрозрачного серого самоцветного огранённого камня. В каждом окне была запечатлена фигура человека, снизу трудно было понять, кто это.

Солнечные зайчики, просачиваясь сквозь купол и витражи, танцевали на стенах и полу. Акустика при, казалось, таком большом пустом пространстве не позволяла звукам отражаться. То есть было невозможно услышать или при желании подслушать разговор, происходящий на одном расстоянии метра-двух.

— Ковры взлетают с жаждущим знаний учеником на определённую высоту, — объяснял их неизменный помощник. — Там вы должны настроиться на определённого учителя, конечно же, зависит от группы знаний или предмета вашего любопытства. Как только будет правильно сформулирован вопрос, незамедлительно перед вами предстанет Учитель. Поприветствуйте его лёгким наклоном головы и сложенными вместе на груди ладонями. Так здесь принято. Пожалуйста, не вставайте ни при каких обстоятельствах. Это вопрос вашей безопасности, — ответил Зфронан на немой вопрос, вырисовавшийся на лицах детей. — Ковёр есть ковёр, хоть и летающий, — пояснил с улыбкой, — штука нестабильная в воздухе.

По ночам здесь запускали огненные шары, которые находились в подвешенном состоянии, освещая пространство близ каждого ковра.

Старший Мастер объяснил, что в этом зале можно изучать астрологию, математику, архитектуру, медицину и многочисленные другие предметов: «Каждый из Учителей передаёт вам нужные знания. Чтобы сформулировать правильно запрос, вам нужно знать полное имя вашего Учителя для данного вопроса. Для этого вам обязательно надо консультироваться с Большой Книгой Имён», — и он указал куда-то в темноту.

Большая Книга Имён находилась в тени всё это время на громадной массивной напольной подставке, не привлекая к себе особенного внимания. Дети, войдя в Башню, прошли мимо, не обратив на неё никакого внимания.

— В этой книге записаны все возможные предметы для изучения. И напротив обозначено имя Учителя, обладающего данным Знанием. Нужно понимать, что Знание неограниченно, и вполне возможно, что для некоторых предметов вы можете найти несколько Учителей. На этом наш визит закончен.

* * *

Повторный визит в Башню Мудрецов стал плодотворным для всех.

Ребята столпились перед входом в зал. Мастер их провёл вовнутрь. Было множество летающих ковров тут и там. Те, что находились очень высоко, можно было распознать только по огненному сопровождающему шару. На этот раз рядом с Книгой лежал ковёр, и на нём, полулёжа на подушках находился человек азиатской внешности. Невысокого роста, с округлыми формами, открытым лбом, длинные брови, цепкий взгляд, у него была чёрная родинка рядом с левой бровью, тёмные волосы, заплетённые в плотную тонкую косичку, и он был неопределённого возраста. Одет он был в тёмные одежды и носил шёлковый шарф. Он частенько делал маленькие глотки из какой-то бутылочки, сделанной из тыквы. Мастер не обратил на него внимания при входе, собрал вокруг себя детей и заговорил:

— Сегодня перейдём к практике получения знаний. От вас не будут требовать особых навыков на занятиях. Вы здесь не для получения полного образования. У вас, можно сказать, ознакомительное обучение.

И тут послышался взрыв! Звук шёл откуда-то сверху. Все подняли головы, включая людей на коврах, пытающихся понять причину этого переполоха. Был виден след от взорвавшегося огненного шара и дымящийся ковёр, стремительно пикирующего вниз.

Раздался заразительный смех, выдающий уровень неудержимого веселья. Ребята оглянулись и увидели мужчину, который находился рядом с Книгой. Мастер с укоризной посмотрел в его сторону и произнёс:

— Позвольте вам представить, ребята, Учитель Люй Дунбиня. Что тебя так развеселило, дорогой мой друг?

— Это просто уморительно, он не выдерживает вопросов. — Люй Дунбиня практически плакал от смеха. — Посмотри, как он взорвался в этот раз. — И тут же с лукавством спросил: — Надо ловить ученика? Или пусть падает, негодный? Осмелившийся обратиться к этому Уважаемому Учителю в неподобающей форме, или, может, он умудрился оскорбить столь высокую особь? Или что там мог натворить этот бедолага?

Ковёр пролетел уже большую часть пути до пола, молодой человек, сидевший на нём, был белее белого, вцепившись в ковёр. Мастер вздохнул и вытянул руку вперёд. Ковёр тряхнуло так, что пыль вышла из него небольшим облачком, пассажира откинуло на спину. И началось плавное снижение ученика.

Вытирая слёзы от смеха, Люй Дунбиня не переставал потягивать из бутылочки.

Зал Меча. Оружейный Зал

Очередное занятие. Эмиль вбежал в зал, на этот раз он оказался последним, тяжёлая дверь закрылась, и впечатление, что закрылась она основательно. Лео стало немного не по себе от этого грохота. Мастер рассадил их по кругу на возвышениях, напоминающих чем-то пьедесталы у статуй, но было на удивление очень удобно сидеть, к тому же имелись маленькие подушки. Зал был с приглушённым светом, практически полумрак. На Старшего Мастера падал свет, и создавалось впечатление, что это был натуральный свет с купола, но тут даже стен не было видно, а уж потолка и подавно.

— Доброе утро, дети! Рад, что никто не потерялся и все смогли сюда добраться вовремя. Этот Зал вам не показали раньше, так как здесь без сопровождения новичкам находиться нельзя. На совете было принято решение, что ваша группа проведёт часть занятий в Оружейной Башне. Поверьте мне, не всем выпадает такая честь.

Здесь надо соблюдать строжайшую технику безопасности. Оружием, находящимся здесь на хранении или как экспонат, могли и могут пользоваться только полубоги или личности с сильной энергией жизни, чаще знакомые нам как демоны. Вам будет предоставлена вся информация о том, как и для чего это оружие было создано и какова его разрушительная сила. Это будет сделано для общего ознакомления, дабы, находясь в радиусе действия этих объектов, вы смогли спасти свою жизнь. Хотя мой вам совет — не провоцировать и не находиться поблизости ни с одним оружием в активированном состоянии, не важно, где вы.

Да, я не объяснил вам два вопроса: когда закончится ваше обучение и сможете ли вы применить все полученные знания после. — Мастер не переставал ходить из стороны в сторону, головы учеников следовали за ним так же из стороны в сторону. — Ваше обучение продолжится и за пределами этой Планеты. Далее, возможно, вы последуете на Высшие Планеты для закрепления и претворения в практику всего, чему вы здесь будете обучены, может, и нет. Не всё вам может пригодиться, но знания лишними не бывают. Перед тем, как вы будете готовы покинуть Аль-Махара, вы скорее всего уже будете знать ответы на мучающие вас вопросы. К чему я всё это? Это говорит, насколько важно, чтобы вы были внимательны на уроках. Полученная вами информация может быть просто необходима в вашем дальнейшем путешествии, во Вселенной много всего живого и не всегда дружелюбно настроенного.

Позвольте представить вам вашего наставника по оружию. Люй Дунбиня — он считается один из лучших учителей по этому предмету. И вы с ним уже знакомы. — Мастер сделал пригласительный жест, и из темноты вышел их недавно знакомый весельчак из Зала Мудрецов. — Он один из Восьми Бессмертных.

— Даже и не думайте, что, если у меня хорошее настроение, а оно у меня почти всегда, — бессмертный окинул тяжёлым взглядом своих учеников, — то вам всё сойдёт с рук, и ничего не нужно будет повторять и запоминать. Может, вы и правы, — тут же улыбнулся он, — но вам придётся научиться у меня многим вещам. Уверен, они вам понравятся, хотя спешу вас заверить, на моих занятиях вы будете потеть. И запоминать будете всё, так как многократное повторение приводит к совершенству.

Здесь никто вас не удерживает, ваше нахождение на Зелёной Планете полностью зависит от вас. Ни в коем случае я вас не стараюсь напугать. Но вы молоды, и это нормально — испытывать страх. Я научу вас преодолевать себя, свой ум. За остальными знаниями вы всегда можете обратиться к Мудрецам и Учителям, пройдитесь взглядом по всей Большой Книге Имён, и вы поймёте, сколько всего можно знать. — Он сделал большой глоток из своей бутылочки под неодобрительный взгляд Главного Мастера. Немного скуксился и продолжил: — Эту жидкость вам не буду предлагать, она действует только на меня положительным образом.

Дети смотрели на него и старались не дышать, он двигался как-то странно. Но это не была походка выпившего человека. Его движения притягивали взгляд, наваждение или гипноз, скорее всего и то, и другое. Он то стоял с выпрямленной спиной, то начинал покачиваться из стороны в сторону с абсолютно ровными ногами. В его шаге от одного ученика к другому заметен был абсолютный контроль тела. Без какого-либо напряжения, как у льва. Вальяжность и уверенность. Они были загипнотизированы своим новым Учителем.

— Мы находимся в единственном месте во Вселенной, где вы можете увидеть артефакты в их реальном размере, потрогать, понять, как они работают. Оружие и доспехи славных воинов, воевавших в славных битвах, находятся здесь. Для того чтобы рассмотреть их детально, будем использовать специальные техники и мантры, самые безопасные для вас, конечно же. Не в обиду вам будет сказано. — Он слегка ухмыльнулся и добавил: — Вы просто все невысокого роста для этих волшебных вещей, и нам понадобится помощь, чтобы всё рассмотреть детально. Как Герой натягивает лук или пользуется силой, как происходит активация артефактов — всё это вы узнаете здесь. — Учитель поднял указательный палец вверх для привлечения внимания. — Но также со мной вы изучите забытую на Земле технику боя.

— Извините, — Наташа подняла руку, — мы будем с кем-то драться? Я не могу.

— Славная девочка, как тебя зовут?

— Наташа.

— Учиться сражаться входит в ваш процесс обучения. А вот как вы будете использовать полученные вами знания, это уже личное дело каждого. А теперь, мои новые друзья и ученики, обратите внимание на фрески, украшающие этот вызывающий восторг зал.

Быстро загорелось несчётное количество огненных шаров, освещая стены и экспонаты. Вокруг ребят открылся необыкновенный мир из золота и металлов, из прекрасных картин и фресок. На последних были изображены битвы и славные подвиги Дэвов и людей, получающих благословления. Старший Мастер больше не включался в объяснения, оставив всё в руках Учителя Люй Дунбиня.

— Всё, что находится здесь, — Люй Дунбиня был полон энтузиазма, — имеет довольно-таки непривычный для вас и для нас, — он указал на себя и Старшего Мастера, — размер, хотя и памяти особой у вас нет. — Опомнился он и задумался. — Может, вы уже смогли в этом убедиться, не так ли? Я совсем забыл, что вы ведь видели, когда прилетела к нам апсара в гости? Вы смогли увидеть её виману?

Дети начали перешёптываться, послышались отрицательные ответы.

— Извините, Мастер, а кого вы имеете ввиду? Мы не видели апсары, — сказала Бетха.

Мастер посмотрел внимательно на девочку:

— Вы видели её. Конечно, ты видела её, Бетха, верно? Сложно пропустить такую красоту. Есть несколько пунктов, о которых вы ещё не знаете. И один из них, что, прибывая сюда, в Аль-Махара, полубоги слегка меняют свой внешний вид, чтобы остальные жители Вселенной смогли насладиться их ликом. Насколько я знаю, вы все находились на Белокаменной площади, когда она прибыла сюда.

Послышалось ещё больше шёпота, а Майк произнёс:

— А-а-а, значит, её зовут Апсара? Не, мы не смогли увидеть ничего, просто потемнело, и тут она! — Остальные его поддержали.

— Апсара — это богиня музыки и пения, или просто фея, может, кому-то станет более понятно. Ту, которую вы встретили, зовут Амала. И вот её история. — Люй Дунбиня занял место на одной из кушеток, внезапно проявившихся у него за спиной. — Эта Башня очень любезна. Продолжу то, что начал рассказывать.

История Апсары

«Амала со своим мужем Киралом были очень известны в Высшем Мире. Складывались песни об их искусстве танца. Однажды они танцевали вместе для Индры Дэва на одном из праздников, устроенных в его честь во дворце Бога Богов. Сделаю небольшое отступление. Для тех, кто не в курсе, Индра Дэв считается самым могущественным Дэвом, а посему носит титул Бога Богов. Хотя есть истории, где ему понадобилась помощь от более могущественной силы. Но это на отдельном занятии я с вами поделюсь. А сейчас продолжим», — Учитель опять закрыл глаза и с упоением продолжил историю.

«Во время танца хрустальные отблески от ламп заиграли на теле слегка вспотевшего Кирала. Женщина подумала, как прекрасен её муж и что нет никого равному ему, её глаза задержались на теле восхитительного Кирала. И взгляд Амалы был столь красноречивым, что это задело Бога Богов, Индру Дэва. В наказание за проявление любви прилюдно и тем самым нанеся оскорбление достоинству и гордости всех собравшихся, хотя спорный вопрос, у кого она больше взыграла, Индра сослал её мужа. Место, куда был отправлен Кирал, никому не известно. Индра Дэв известен своими резкими переменами настроения. Теперь она часто прилетает сюда, чтобы продолжить поиски Кирала во всех измерениях, так как она обыскала уже практически всю Вселенную.

У некоторых из полубогов, или Дэвов любовь к собственной личности выходит за пределы разумного понимания. Поэтому это должно послужить вам уроком. Ваше поведение должно соответствовать вашему рангу, и будьте просто осторожны в присутствии полубогов. Это, думаю, можно считать первым вашим уроком со мной. Далее теории будет гораздо меньше», — хихикая и отхлёбывая из бутылочки, закончил свой рассказ Учитель.


— А как мы узнаем, что нужно делать?

— Ничего особенного, уважайте старшего перед вами стоящего, и всех проблем как не бывало. Хорошо, это была вводная история, назовём её так. А теперь перейдём к оружию и передвижным средствам. Вы все в силу своего временного положения и путешествия по Вселенной будете обучены созданию и управлению облаками. Они будут служить вам для межпланетных полётов, надеюсь, — добавил он почти шёпотом. — Это одновременно самый простой и лёгкий способ, чтобы попасть из одного места в другое. Химическим составам вы обучитесь в другом классе, а я вам дам физическую и психологическую подготовку.

— А это обязательно? — неуверенно спросил Том. — Псих… ологическую, звучит сложно что-то.

— На самом деле, чтобы летать на межпланетном уровне, можно и не готовиться так рьяно. Вон, на нижних Планетам клепают летающие тарелки, как блинчики на Земле, и летают себе. Вот только они выше нас никуда долететь не могут. Душевных сил не хватает. А ваше задание будет покруче. — Люй заулыбался, видя широко раскрытые глаза детей. — Вас ожидают очень интересные истории и приключения. Вы уже находитесь на Зелёной Планете, а это уже целая история и большое достижение.

— И как мы будем делать подготовку, если облако мы будем создавать в другом месте? — задал вопрос озадаченный Акихиро.

— О-о-о! Начинаете правильно мыслить. Правильно поставленный вопрос приводит к правильному ответу. Я научу вас медитировать, дышать, ходить и летать одновременно. Конечно же, я не буду держать вас здесь сотни лет. Чтобы овладеть чем-то в совершенстве, нужна многолетняя практика. А это уже будет ваша забота, не моя, — добавил расслабленно их Учитель, — от вас самих будет зависеть ваш успех. А сейчас давайте я покажу вам несколько артефактов, которые находятся здесь. Нам их дали на время либо для экспозиции, некоторые переданы в дар. Большинство здесь находящегося принадлежит Дэвам. Посему и размеры довольно-таки внушительные. И чтобы мы могли рассмотреть всё лучше, будем использовать энергетические снимки и картинки.

В зале загорелись огненные шары, освещая бесконечное пространство, заполненное многочисленными артефактами. Место Старшего Мастера пустовало, он, видимо, решил покинуть Башню до окончания урока.

— Вот смотрите, — Учитель указал на сооружение и подвёл всех ближе, похоже на карету без колёс, но размером в большой дом, искусно украшенное фигурами танцующих апсар и цветочным орнаментом. — Эта колесница была способна летать по воздуху, плавать и погружаться под воду, — начал свой рассказ Люй Дунбиня.

— Эта штука летает? И как? Такая громадина?! — обсуждали ребята между собой.

— Это считается маленькой колесницей, поэтому мы смогли её здесь поместить. Это одна из подаренных вещиц.

— И мы можем зайти внутрь?

Бессмертный осмотрелся по сторонам и сказал:

— Давайте быстро внутрь, пока нас не увидели. И правда, что за смысл смотреть, но не трогать и не воспользоваться возможностью рассмотреть все детали вблизи.

Ребята, недолго думая, быстро прошмыгнули внутрь. И там они застыли, это начинало быть их обычной реакцией на Аль-Махара. Они находились в тронной комнате с колоннами и блестящим полом. С прекрасными лепками и статуями, богато задрапированными окнами и внушительным, как им показалось, троном. Простояв какое-то время с задранной головой, уж очень красиво был расписан потолок, повествуя историю одного сражения, причём казалось, что фигуры на потолке двигались, но это могло быть и оптической иллюзией. А может, вовсе и нет? Устав наблюдать с задранной головой, ребята рассредоточились кто куда. Слышались возгласы удивления и восхищения. Учитель остался стоять на середине тронного зала, наблюдая, как они перебегали от одного места к другому, трогая всё, до чего только могли дотянуться.

Вдруг послышался грохот падающего тяжёлого предмета, потом послышалось, как перевернули что-то тяжёлое, посыпалось откуда-то куда-то. Ребята замерли кто где стоял, пытаясь понять, откуда идёт шум. Вот опять что-то оттащили, перевернули, упало, из-за трона показалось облако белой пыли. И оттуда, кашляя и со слезами на глазах, вышел Даник, покрытый с ног до макушки головы белой пылью.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 601