электронная
89
печатная A5
346
18+
Завтра я начну жить

Бесплатный фрагмент - Завтра я начну жить

Объем:
100 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-1195-4
электронная
от 89
печатная A5
от 346

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Очередное лето стремительно ворвалось в мою жизнь. Теплый ветерок носился по улицам, словно маленький проказник, вырывая газеты из рук напыщенных дядек, оголяя коленки девчонок в воздушных платьях, нося бумажки и швыряя их под ноги прохожим. Сама матушка-природа встрепенулась, проснулась и улыбнулась первым лучикам солнышка.

Город, в котором я обитала — был одним из самых пасмурных городов мира. Здесь всегда весна начиналась поздно, осень — рано, а зима длилась пять месяцев из положенных трех. Каждому приходу лета радовались по-особенному. Горожане стремились покинуть улицы, пропитанные смогом, улетая на край света, туда, где море нежно шепчет и манит в свои водные сети. На смену им прибывали туристы, важно вышагивающие по переулкам, улицам и проспектам, делая памятные снимки у каждого забора и обращались на ломанном русском языке, с корявым акцентом, к прохожим, спрашивая, как пройти в то или иное место.

Я бежала по переулку, бодро цокая каблучками. На сегодня у меня запланированы различные мероприятия, которые поднимают настроение всем женщинам, без исключения: маникюр, педикюр, массаж, стрижка, укладка и на десерт — шоппинг. А потом можно побаловать себя кружкой горячего капучино и малюсеньким пирожным с огромным количеством крема. Такие шалости, в виде сладостей, я себе очень редко позволяю, ведь в наше время нужно тщательно относится к своему здоровью, и очень хочется иметь стройную фигуру и привлекательную внешность.

На самом деле, я бы могла позволить себе и больше, тем более, я очень люблю сладости, но так уж получилось, что я вышла замуж за свою мечту… А теперь давайте по порядку, не то я вас совсем запутаю!

Когда-то давным-давно, аж целых двадцать два года назад, на свет появилось маленькое счастье — малышка, которую назвали Лиза. Родители холили и лелеяли свое чадо, искренне любуясь облачком белобрысых волос, растрепанных, словно после сна и огромными, цвета неба, глазищами, обрамлёнными пушистыми длинными ресницами, наивно и доверчиво взирающих на этот прекрасный мир.

Малышка росла, постепенно формировалась её личность, её характер и принципы. Она училась различать добро и зло, правду и ложь, но по-прежнему оставалась светлым ребенком, верящим в чудо.

И чудо случилось! В день рождения она загадала сказку… Лизочке очень хотелось повстречать принца, который увезет её к себе в королевство.

Этим вечером закатили самый настоящий бал. Отец девочки постарался на славу, приложил максимальные усилия к воплощению мечты в реальность. Назовем его добрым феем, ведь его роль была ключевой.

Лизочка стояла в роскошном платье посреди зала, когда дверь распахнулась и вошел Он… Тот самый принц из сказки, о котором она мечтала всю свою сознательную жизнь. Высокий шатен с карими глазами был широк в плечах. Костюм не мог скрыть отлично развитой мускулатуры. Она, затаив дыхание, смотрела на него… Время застыло, когда глаза их встретились. Воздух между ними был настолько наэлектризован, что все вокруг понимали — эти двое жить друг без друга не смогут…

Через месяц сыграли пышную свадьбу, и принц увез нашу Лизочку в свою страну, чтобы сделать её королевой…

Вы все поняли? Если нет, то отбросим пафос в сторону! Меня зовут Лизочка. Эта история, которая описана чуть выше — моя жизнь. А принца моего, который мужем стал, зовут Вадим. В день нашего знакомства, я поверила, что любовь с первого взгляда существует…

Ради Вадюши я готова на все! И это не пустые слова, брошенные на ветер. Он самый лучший муж, который держит меня в своих ладошках и бережно сдувает пылинки. Я, для него, самая-самая…

Вот и сегодня днем, вместо того, чтобы сидеть дома, я решила немного поразвлечься. Погода наконец-то радовала нас теплом, поэтому я, без какой-либо задней мысли, отказалась от машины и решила прогуляться пешком. Салон красоты, в котором я привожу себя в порядок, находится в нескольких остановках от нашей квартиры. И пусть мне все подружки кричат в голос, что этот салон не достоин моего внимания, я ни за что не променяю милых, приветливых девочек, работающих там на расфуфыренных, распиаренных крокодилов, называющих себя двигателями моды и стиля.

Колокольчик приветственно звякнул над моей головой. Людочка, рыжая полненькая девушка, тут же поспешила ко мне. Знали мы друг друга не очень давно, но успели наладить крепкие приятельские отношения.

Вот и сейчас, пока она вела меня к мастеру, мы болтали без умолку, взахлеб, пытаясь успеть поделиться всеми новостями… В конце концов, мы договорились позже посидеть в торговом центре и обсудить все, но помедленнее и за кружкой ароматного кофе.

— Людочка! — из маникюрной выплыла Инга, ногтевой гений современного мира. — Я неважно себя чувствую что-то… Отравилась чем-то! Вызови Люсю на замену. Лизочка, радость моя, увы, я не смогу сегодня добраться до твоих ноготков! Прости!

Я взглянула на пальцы и махнула рукой. Один день я точно смогу потерпеть! Тем более, что коррекция была назначена на послезавтра, а я имею привычку делать все раньше срока.

— Нет проблем! — улыбнулась я. — Люд, перенесешь все на завтра?

— Да, конечно!

— Ну, раз я так стихийно освободилась, может пойдем и накачаемся кофе?

— Лизок, сейчас никак! Часа через два, не раньше!

Я немного подумала. Было желание подождать Люду, но представив себе два часа бездумного шатания по салону, решение изменила. Наверно, сегодня я пойду домой, а завтра мы уже встретимся.

Озвучив Люде свои мысли, я выпорхнула из салона через черный ход. Вот вы у меня сейчас спросите, а почему я все процедуры перенесла на завтра? Да потому что я люблю их проводить в один день! Также, я счастливая домохозяйка! Могу позволить себе прийти сюда еще раз, хоть каждый час ходить могу.

Я часто покидала салон через заднюю дверь. Во-первых, так ближе. Во-вторых, нет надоедливых водителей мужа, постоянно пялящихся в зеркало заднего вида и оценивающих глубину декольте и длину ножек. Да, увы, ко мне относились как к красивой кукле.

Добравшись до родного дома, я вошла в подъезд. Квартирка у нас непростая, занимает два последних этажа, да еще и с выходом на крышу. Боюсь представить себе, какую сумму за неё отвалил Вадюша.

Открыв дверь, я вошла в холл. Сбросив ужасно надоевшие туфли, наклонилась, чтобы убрать их в шкафчик. Открыла дверцу и… мороз пробежал по коже. Там стояли ТАКИЕ же туфли, только сорок первого размера. У меня тридцать шестой…

Затаив дыхание, я на цыпочках поднялась на второй этаж. Интуиция истерично кричала, умоляла не входить, но я, особа, не обделенная любопытством, открыла дверь супружеской спальни и обомлела окончательно.

Мой Вадюша… Мой муж… Мой принц, о котором я мечтала с детства… Он просто трахал незнакомую мне блондинку на нашей кровати. Я прислонилась к дверному проему и закусив губу, мучая себя, вслушивалась в её истошные стоны и его хриплое дыхание. Слезы катились по щекам, а мир рушился на глазах, забирая кислород и выбивая почву из-под ног.

Они меня не замечали, но и я не могла уйти — ноги напрочь отказались слушаться, словно к полу приросли. Статуя… Холодная ледяная статуя… У меня забрали смысл жизни, а сердце разбили на мелкие осколки… Жизнь закончилась…

Судорожный писк, тяжелый вздох и барахтанье в кровати дали мне понять, что я замечена. Шпион провалился, его рассекретили. Я не могла видеть ничего вокруг, кроме пелены слез, стекающих градом.

— Малыш… — тихо прошептал Вадим, прижимая меня к себе.

— Это не то, о чем я подумала? — также шепотом спросила я.

Боль пронзила грудь, разливаясь по всему телу и возвращая меня к реальности. К жестокой, грубой и невыносимой реальности.

— Презерватив хотя бы сними, а потом обниматься лезь… — вновь прошептала я, разворачиваясь и выходя из комнаты.

Я брела по коридору, как чумная. Глаза болели, ноги не держали. Меня пошатывало… и подташнивало… и жить не хотелось!

Обувшись, я вышла в подъезд. В голове пьяная обезьянка играла на барабанах, в висках пульсировала боль, а в спине торчал нож… Невидимый нож предательства…

***

Пять часов спустя, набродившись по подворотням и дворам до ломоты в суставах, я сидела в кафе и тупо смотрела на улыбающуюся морду, корицей нарисованную на кофейной пенке. Передо мной стояла тарелка с горкой различных пирожных, но мне не хотелось их. Нервная икота, после длительных рыданий заставляла содрогаться все тело. Или может это нервы?

Люда сидела напротив, держа меня за руку и шепотом рассуждала о том, что все мужики козлы. Я молча кивала, но продолжала упиваться собственным горем. Я не могла себе объяснить, почему не пошла к кому-то из друзей. Я не понимала, почему не позвонила родителям и не рассказала правду. Я лишь молча сбрасывала постоянные звонки от Вадима, желая побыть с кем-то посторонним.

Чужому человеку легче душу открыть. Неизвестно, как дальше сложится жизнь. Если друзьям рассказать — потом постоянно будут шептаться за спиной, рассуждая, что «да я бы…», ну и дальше все по списку. В своем воображении мы все «да я бы…», а как доходит дело до реальности — сопли, вопли, стенания и угрызения. И «да я бы…» забываются в ту же секунду.

— Поживешь пока у меня! — заявила Люда, швыряя на стол ключи.

Я очнулась и подняла на неё зареванные глаза. Она, тем временем, быстро писала что-то на салфетке.

— Люд… Но у тебя же личная жизнь… — тихо заикнулась я, прекрасно понимая, что этот бронепоезд по имени Люда мне не остановить, как бы я не старалась.

— У меня трешка! Конечно, после твоего пентхауса она тебе конурой собачьей покажется, но там ты сможешь прийти в себя, подлатать нервы, и никто тебя не посмеет обидеть! Вот адрес! Денис сегодня дома, я позвоню — он встретит! — скороговоркой выпалила она, после чего припечатала. — Это не обсуждается!

Я тяжело вздохнула и взяла ключи. Клочок салфетки с подробной картой спрятала в карман и медленно побрела к выходу. В любом случае, мне предстоят недели тяжкого труда. Нужно выкорчевать этот сорняк из своего разбитого сердца и попытаться собрать обломки корабля моей жизни, столкнувшегося с рифом предательства.

На улице немного похолодало. С неба срывался мелкий дождик, а теплый ветер-шалунишка превратился в грозный ветер-буян, вырывающий зонтики у прохожих, распахивающий полы дождевиков и гнущий гибкие деревья до самой земли. Небо быстро затянуло черными тучами. На смену моросящего дождичка пришел ливень. Где-то вдалеке угадывались белые вспышки молнии, через несколько секунд доносящиеся в виде грома.

Погода была под стать настроению, словно на заказ. Молния — это мое счастье… Мелькнуло, вспыхнуло, исчезло. А гром… а гром — это подтверждение, что Вадим прибежит ко мне, как миленький! Будет в ногах валяться и умолять о прощении. И я прощу! Поломаюсь немного и прощу! Я ведь люблю его! И ничего с этим не могу поделать…

Промокшие ноги так и норовили выскользнуть из неудобных туфель. Сняв обувь, я взяла её в руки и продолжила свой путь босиком. Чокнутая! Он же меня лицом в грязь опустил… Унизил… Растоптал… а я прощать собираюсь? Нет, не будет этого никогда! Пусть теперь свою блондинку-переростка обхаживает. Не подходит ему Золушка? Пусть целует носорога!

Платье противно прилипло к телу. Нижнее белье тоже было насквозь мокрым. Я истерично хохотнула… Подумать только! Да тысячи мужиков изменяют своим женам! И что? Многие прощают и живут спокойно себе дальше! Вадим у меня красавчик! Теперь я точно уверена, что он не при чем! Его просто соблазнили! Это же мужик, что с него взять? Точно, поломаюсь немного и прощу!

Кивнув своему отражению в витрине, я достала размокший клочок бумаги из кармана. Адрес читался с трудом, отсутствовали некоторые буквы, но я помнила приблизительное расположение дома и номер квартиры.

Я огляделась по сторонам в поисках указателей или табличек с наименованием улиц. Впрочем, спустя секунду я осознала, что стою напротив своего дома. Ноги сами привели меня сюда. Подсознание сыграло жестокую шутку.

Может стоит подняться? Устроить скандал с битьем посуды, выпустить пар и обиду, сидящие внутри? Наверно так и сделаю, а заодно заберу документы. Не знаю, сколько времени понадобится Вадиму, чтобы осознать все. А документы нужны, без них даже опознать не смогут, если что-то вдруг…

Собираясь с мыслями, я продолжала стоять под дождем, наблюдая за своим подъездом. Двери распахнулись и наружу выбежал мой муж, раскрывая зонтик. Я усмехнулась, наверное, меня собирается искать… Из темноты выплыла та самая блондинка…

Я смотрела сквозь слезы на любимого человека, который улыбался и обнимал её. Я ненавидела себя за то, что раньше не замечала ничего вокруг. Я ненавидела более удачливую соперницу за то, что она благосклонно принимала его поцелуи и прикосновения. Перед глазами вновь возникли обнаженные потные тела, страстные стоны и вздохи… И боль… Опять тупая боль…

Обойдя квартал дважды, я все же поднялась наверх, в квартиру. Темный холл встретил меня тишиной и прохладой. Едва сдерживая тошноту, я преодолела расстояние до спальни. Мятые простыни, запах моего любимого геля для душа… Ей было мало моего мужа, моей кровати… ей нужна моя жизнь. Хорошо, я согласна! Забирай и подавись!

Вытащив свою спортивную сумку, я быстро пошвыряла вещи первой необходимости. Открыв шкафчик, я достала паспорт и сунула его в карман сумки. Вроде всё… Хотя… А что мешает нам немного развлечься?

Швырнув сумку у порога комнаты, я вернулась к шкафу. Вывалив рубашки, костюмы, белье мужа на кровать, я отправилась в ванную. Если мне не изменяет память, у нас там есть средство для мытья унитазов, отвратительно воняющее хлоркой. Оглядевшись, я быстро достала зубную щетку Вадима и от души поелозила об ершик унитаза. Вернувшись в комнату, я вылила жидкость на ворох его одежды и тщательно перемешала.

Казалось, на этом можно остановиться, но моя уязвленная гордость требовала полного уничтожения врага. Достав паспорт и права Вадима, я без зазрения совести вырезала из них снежинки и швырнула на воняющую хлоркой кучку одежды. Вот теперь можно идти!

Оставив дверь в квартиру открытой, я сбежала вниз по лестнице. Запахнув поплотнее плащ, быстрым шагом направилась в сторону моего временного убежища. Люда уже должна была вернуться домой, а значит мне не придется отвлекать её хахаля и просить встретить меня.

Глава 2

Люда открыла дверь моментально. Несмотря на то, что девушка дала мне ключи, я постеснялась входить без спроса. Протянув подруге связку ключей, я оглядела маленькую прихожую. Старенький потертый коврик расположился на деревянном, крашенном в красный цвет, полу. Дешевые обои бежевого цвета были приклеены неровно и местами пузырились.

Пошарпанный допотопный шкаф гордо возвышался надо мной. Одной створки не было вообще, а вторая держалась на честном слове. Я перевела удивленный взгляд на Люду.

— Я же говорила тебе, что после твоих покоев королевских, моя квартира покажется тебе конурой собачьей. — пожала та плечами, протягивая мне поношенные тапки.

— Прости, я просто не ожидала…

— Что простые люди могут так жить? — вмешался мужчина, вышедший из кухни.

Черные, как смоль волосы были небрежно растрепаны. Синие глаза холодно смотрели, казалось, прямо в сердце.

Я вопросительно уставилась на подругу. Я знала, что она живет не одна, но была немного ошарашена встрече с неприязнью, читающейся в глазах сожителя.

— Я точно не помешаю? — тихо спросила я у Люды.

— Денис! — она выразительно посмотрела на мужчину и повернулась ко мне. — Не обращай внимания, у него был тяжелый день!

Забрав у меня сумку, она всучила её в руки Дениса и подтолкнула меня в спину. Мужчина выразительно посмотрел на меня и двинулся вглубь квартиры. Я семенила за ним, боясь издать звук. Сказать, что он мне не понравился — значит ничего не сказать. Я многих хамов встречала на своем пути, но что бы так…

— Спать будешь здесь! — он открыл дверь и швырнул мою сумку через пол комнаты на старенький диван.

— Спасибо! — воскликнула я, аккуратно протискиваясь мимо него.

— И еще! — мужская рука преградила мне дорогу. — Я сплю очень чутко, постарайся ночью не шуметь!

— А если я храпеть начну? — делано испугалась я, заискивающе заглядывая ему в глаза.

— Я приду тебя душить! — тихо ответил он и убрал руку.

— А здесь есть замок? — невинно спросила я, оглядывая дверь.

Шпингалета не обнаружилось. Я проводила хозяина взглядом и тяжело вздохнув закрыла дверь. Ну что, вот она, моя новая жизнь!

Старый продавленный диван жалобно скрипнул и прогнулся, когда я опустилась на него. Может позвонить родителям и пожить у них? Я не привыкла к такой обстановке. А тут еще и хахаль подруги явно не в восторге от моего присутствия. Я его понимаю, никому не понравится, когда в их уютное семейное гнездышко вломится кто-то еще.

Наверно я погорячилась, расправляясь с документами и одеждой мужа. Так бы он приполз через несколько дней, и я могла бы вернуться домой, а теперь придется ждать, пока он остынет.

Поджав под себя ноги, я прилегла. Слеза медленно ползла по щеке. Он придет, я уверена! Он любит меня, он жить без меня не может! Да, допустил ошибку, оступился… Но мы все не без греха! С каждым может произойти, это не должно разрушить наше счастье!

Закрыв глаза, я принялась мечтать, как Вадюша мой протискивается в узенькую прихожую с огромным букетом роз и падает на колени предо мной. А потом берет меня за руку и увозит домой. Домой… Туда, где мне знакомо все, каждый сантиметр, каждая половичка, каждая комнатка.

Улыбнувшись, я устроилась поудобнее и мгновенно провалилась в сон.

Бабах!

Я открыла глаза и села, толком не понимая, где я. К горлу подкатила тошнота, а губы затряслись от страха.

— Твою мать! Денис! Сколько можно просить прикрутить эту чертову дверцу? — истошный женский вопль не придал мне успокоения.

— Вызови плотника! Он тебе все прикрутит! — рявкнул мужчина.

Картинка в голове начала складываться. Я дома у подруги, которая великодушно предложила пожить у неё, пока я разберусь с мужем… Вадим…

Тошнота вновь подкатила к горлу, и я ринулась в туалет. Заскочив, я захлопнула дверь перед носом удивленного Дениса.

— Люда! Нам нужно срочно поговорить! — рявкнул он, удаляясь.

Я присела на край ванны и опустила голову. С самого детства мучаюсь тошнотой. Стоит немного понервничать — всё, тащите тазик!

Умывшись холодной водой, я выползла в коридор. Денис злобно сопел, глядя в другую сторону. Я едва не рассмеялась, но вовремя опомнилась и ужом проскользнула в комнату. Дверь в санузел хлопнула об косяк.

Да уж, повезло, ничего не скажешь! Я посмотрела на телефон — шесть утра… Шесть, мать его, утра! Я в это время обычно спала и видела десятый сон!

Бабах! Дзынь!

Я подскочила и ринулась на кухню. Что происходит в местном дурдоме? Хочу быть в курсе всех новостей!

— Стой!!! — завопила Люда, заметив меня в коридоре.

Я резко затормозила, но не учла, что потертые тапки отлично скользят по крашенному дереву. Запнувшись об порог, я с размаху грохнулась на пол. Руки от кистей до локтей пронзила острая боль.

— Денис! Денис! Бегом сюда!!! — заорала Люда, подскакивая ко мне и помогая подняться. — Денис! Матом прошу, помоги!

Я глядела во все глаза на красные пятна, оставшиеся на битых осколках. Кухня напоминала место битвы двух гладиаторов. Шкафчик, который ранее висел на стене — лежал на полу среди крошева посуды. И красные пятна…

Я перевела взгляд на свои руки… Кровавые раны, порезы… Кое-где торчат осколки… Всхлипнула, подняла глаза на Люду и… разревелась.

Денис, в одном полотенце, влетел на кухню. Осмотрев помещение, он взглянул на меня, бьющуюся в истерике. Не говоря ни слова, он подхватил меня на руки и поволок в санузел. Усадив в ванну, Денис включил воду и принялся осторожно промывать раны.

— Терпи, коза! Терпи! — тихо говорил он, выуживая откуда-то пинцет. — Сейчас немного щипать будет, но после все пройдет! Ты, главное, терпи!

Я отвернулась и зажмурилась. Не хочу видеть, что он со мной будет делать.

— Люда! Неси перекись и пластырь! И бинт! — рявкнул он.

— Ой-ой-ой! Как больно, мамочки! — завопила я, почувствовав, как он вытащил первый осколок.

— Терпи, кому сказал! Хорошо, что лбом не приложилась! Глупо было бы портить смазливую мордашку шрамами!

— К-какими шрамами? — похолодела я.

— Вот заживет — сама увидишь!

— Вот, держи! — в поле зрения возникла Люда. — Ты как? Потерпи немного! Денис — хирург от Бога! Быстро приведет тебя в порядок!

Я кивнула и вновь зажмурилась. Боюсь, что от боли глаза могут повылазить.

— Люд, принеси анестетик… Спрей, не ампулы! — сказал Денис притихшей девушке. — Сейчас облегчим твои страдания. Но ты сегодня едешь со мной!

— Куда? — уставилась я на него.

— Ко мне на работу. Нужно еще несколько осколков достать, которые я не могу зацепить пинцетом.

— Ты меня резать будешь?

— Не переживай, потом зашью! Будешь как новенькая!

Я обреченно опустила глаза, представляя себе, что скажут родители, когда увидят меня с перебинтованными руками. Небось подумают, что я себе вены вскрыть пыталась… Ну папка, тот сразу поедет к Вадиму и призовет к ответу, мол, «почто сударыню обидел, бабник?». Мама же будет носиться со мной, как с писанной торбой и причитать о том «какое горе-горькое обрушилось на нашу девочку!».

Странно, ехать к родителям расхотелось сразу… Лучше уж в дурдоме, чем среди кликуш!

Спустя полчаса я стояла у подъезда и ждала Дениса. Руки не болели, слава создателям местной анестезии, которая так пригодилась мне. Первая спокойная минутка за сегодняшнее утро…

Семь часов… Вадим просыпается в это время, минут десять лежит, глубоко вздыхая, после чего встает и идет в душ. Я лежу тихо на кровати, изо всех сил делая вид, что дальше сплю. Я жду! Знаю, что, завершив утренние манипуляции, он вернется в комнату, оденется и подойдет, чтобы поцеловать меня. Ради этого момента, я готова просыпаться каждое утро, ведь так приятно знать, что тебя любят. Потом он тихо шепчет «Не скучай, я скоро вернусь!», укрывает меня одеялом и уходит по своим делам…

И как после этого можно подумать, что он не любит меня? Любит! Сильно любит! Просто ошибся, оступился… Но мы исправим это! Я помогу ему! Ведь он — моя судьба!

— Кончай рыдать! Я понимаю, больно, но потерпи немного! Скоро починим тебя! — скомандовал Денис, подталкивая меня вперед. — Давай, шевели ножками! Я и так уже опоздал по твоей милости!

— Прости меня пожалуйста, за то, что нарушила привычный распорядок твоего дня! — огрызнулась я. — Куда идти-то?

— Вон машина моя стоит! — Денис махнул рукой в сторону.

Я послушно потрусила туда, куда он показал. Застыла посреди двора, когда увидела НА ЧЕМ мне придется добираться до больницы.

— Ты хочешь сказать, что этот раритет умеет ездить? Я ни за какие коврижки не сяду в ЭТО! — ошарашено сказала я, окидывая взглядом синий, местами ржавый рыдван, которому лет пятьдесят, не меньше. Я даже не знаю, что это за зверь! Какой он марки!

— Чем тебя не устраивает «Москвич»? — насупился он. — Прости, «Мерседес» забыл дома, на полке! Садись!

— Я не сяду сюда! Я жить хочу! — возмутилась я.

— Значит пойдешь пешком! — рявкнул Денис, с силой захлопывая дверцу.

Колымага, чихнув пару раз, выпустила черное облачко из выхлопной трубы и громко затарахтела, дребезжа всеми частями корпуса.

— Мне долго еще ждать? — спросил Денис, приоткрыв окно.

Стараясь успокоить нарастающую панику, я подошла к этому монстру. Уцепившись за непонятный выступ, отдаленно напоминающий ручку автомобиля, я попыталась открыть дверь. Нужно говорить, что с тем же успехом я могла бы сдвинуть мамонта с места?

— Ну чего ты копаешься? — вновь рявкнул он.

— Я не могу открыть эту чертову дверь! — проговаривая каждое слово, прошипела я.

Перегнувшись через сиденье, он потянул за какой-то рычаг и дверь, неприятно скрипнув, открылась. С размаху плюхнувшись на сиденье, я почувствовала, как мне в попу впилось что-то. Боясь пошевелиться, я повернула голову и посмотрела на Дениса, круглыми, полными ужаса, глазами.

— Виноват! Забыл предупредить! Там пружинка выступает! — усмехнулся он. — Дверь закрой!

Я легонько потянула на себя дверцу. Она тихонько тюкнула о корпус и снова отворилась.

— Сильнее! Со всей дури стукай! — подсказал Денис.

— Не буду! Боюсь! Не хочу, чтобы меня хоронили в этом катафалке! — замотала я головой, ерзая на сиденье.

— Я Людку убью! — прошипел он сквозь зубы и вылез из машины.

Обойдя вокруг, он пнул дверцу, которая, о чудо, тут же закрылась. Вернувшись за руль, он дернул рычаг, и машина плавно покатилась, постепенно набирая скорость.

Следующие десять минут были самыми страшными в моей жизни. Я, атеистка, успела вспомнить все молитвы, которые до этого не знала, выучить их на зубок и прочитать, периодически крестясь.

Рыдван жутко тарахтел. Создавалось впечатление, что сейчас он просто развалится на ходу, а я продолжу увлекательное путешествие прямо на своей пятой точке. Машину трясло, кидало из стороны в сторону. Но самым главным испытанием, для моей хрупкой нервной системы, стал клаксон. Когда Денис нажал на него, раздался оглушительный звук, отдаленно напоминающий вой труб, от которого пали стены Иерихона. Я, с перепугу, сама чуть не выскочила в окно, благо, не знала, как открыть его в этой бешеной коробке. Возможно, это спасло мне жизнь.

***

В приемной отделения, через которую тащил меня Денис, было людно. Медперсонал сновал туда-сюда, бегая из одной палаты в другую. Кто-то кричал кому-то, пытаясь переорать гомонящую толпу. Наше появление не осталось незамеченным. С разных углов помещения к Денису ринулись врачи, медсестры, санитары и больные. Я испытала дикое желание вырвать руку и убежать отсюда без оглядки.

— … Свиридову пришлось делать трахеотомию…

— … бинты и пакеты пора заказывать…

— …Иванов…

— …аппендектомия…

— …областная проверка…

Я в ужасе уставилась на Дениса, который по-прежнему не отпускал мою руку, буксируя меня за собой, как машинку на веревочке. Помимо этого, он успевал отвечать, спорить, соглашаться, отрицать, интересоваться, раздавать указания…

Наконец, он остановился возле кабинета и открыв дверь, буквально втолкнул меня внутрь, отрезая от остальных. Я выдохнула и вытерла пот со лба.

— Как ты можешь тут работать? — удивленно спросила я.

— Я люблю свою работу и на этом закончим, хорошо?

— Но это же сумасшедший дом какой-то! У тебя так каждое утро начинается?

— Сейчас придет Валера, он займется твоими руками. Постарайся не задавать ему глупых вопросов! И еще, следи в оба за своими коленками!

— В смысле? — не поняла я.

— Он у нас тот еще ловелас! Падок на таких, как ты! — Денис небрежно выплюнул последние слова.

— Я мужу не изменяю! — гордо произнесла я.

— Твое право! Я просто предупредил тебя! Ладно, жди здесь, а мне пора!

— Как? Погоди? А ты? Ты же сам хотел меня порезать? И зашить! — взбунтовалась я. Перспектива дожидаться Валеру не вселяла оптимизма.

— У меня много дел! Как закончишь — позвони! — он сунул мне в карман визитку и вышел прочь.

— Пошел к черту! — прошипела я, когда за ним закрылась дверь.

Мда… Проживание на одной территории с данным типом мне сулит нервный срыв, если не больше!

Глава 3

Валера оказался блондинистым подхалимом, который к своим тридцати пяти годам успел обзавестись пивным брюшком и лысиной. Я с удивлением смотрела на мужчину и пыталась понять, а что Денис имел ввиду, под словом «ловелас»? Подлиза — да! Дамский угодник — согласна! Но не мачо!

Валера повел меня по бесконечным коридорам. Я старалась запомнить дорогу, но на третьем повороте сбилась и плюнула на это. Мужчина тарахтел, не замолкая ни на минуту и порядком успел мне надоесть. Мысли вновь вернулись к Вадиму. Он до сих пор не позвонил, не поинтересовался, где я, что со мной… Неужели ему все это время было наплевать?

Он дарил изумительные подарки, часто приходил домой с цветами, осыпал золотом и драгоценными камнями… Зачем? Неужели я была просто витриной, которой можно было похвастаться перед друзьями-партнерами? Что ему нужно было? Какая роль предназначалась мне?

Нет, я не права! Как я могу так плохо думать о человеке, с которым прожила четыре года? Я, наверное, не в себе! Сказывается стресс от пережитых потрясений.

Я ощутила чью-то ладонь на своей пояснице, которая плавно спускалась на «мадам сижу». Дернувшись, отскочила в сторону. Валера смотрел на меня масляными глазками и противно улыбался. И этому человеку меня доверил Денис? Да он меня ненавидит, раз подверг такой пытке!

Интересно, как Люда терпит такого хама? Судя по их отношениям… по тому, что я успела увидеть, живут далеко не первый год. Она героиня! Однозначно! Не каждая сможет делить кров с такой скотиной безрукой!

Я вспомнила утренние вопли и валяющийся шкафчик. Ведь давно на ладан дышал, а прикрутить — не судьба! Плотника ему вызывай!

— Красавица! Мы пришли! — мерзкий голос проник в сознание, вытесняя образ брюнета с синими глазами. — Сейчас все вытащим, а потом пойдем обедать!

— Я никуда с тобой не пойду! — прошипела я, замечая похотливый взгляд, ощупывающий мою фигуру.

Валера лишь хмыкнул, впуская меня в манипуляционную.

— Укладывайся на кушетку лицом вниз. Руки по бокам! Сейчас сделаю небольшой укольчик и приступим. — улыбнулся он.

Мне очень не понравился его взгляд и ухмылка. Интуитивно я понимала, что здесь что-то не так, но выяснить это невозможно было без проверки, так сказать, на своей шкуре.

Дверь приоткрылась и вошла медсестра. Валера уставился на неё злыми глазами. Настроение у него упало.

— Вышла вон! Твоя помощь не требуется! — рявкнул он.

— Денис Витальевич прислал меня сюда! И просил передать, что это не обсуждается! — фыркнула девушка в ответ и украдкой подмигнула мне.

Внутреннее равновесие восстановилось. На смену тревоги пришло чувство раскаянья — зря я плохо думала о Денисе. Он молодец, знает привычки Валеры и подослал охрану в виде медсестры.

— Что ты делаешь? Зачем укол? Местным анестетиком будет достаточно! — спросила девушка Валеру.

— Я уже шприц набрал! Не пропадать же добру! — ответил он.

Я почувствовала, как он обкалывает руку вдоль порезов. Рука онемела.

— Ну что, приступим? — спросил он, беря в руки пинцет.

Внезапно, я почувствовала першение в горле, а глаза начали слезиться. Язык во рту неумолимо начал разрастаться… Я задыхалась…

— Черт! Придурок конченый! — раздался вопль медсестры, после чего свет потух.

***

Открыла глаза и тут же вновь зажмурилась от яркого света. Ну, Лизок, давай, еще раз! Открываю вновь, но постепенно, чтобы привыкнуть. Знакомый кабинет…

За столом сидит Денис и что-то пишет, не замечает, что я проснулась. Лучи солнца проникают сквозь окно и теряются в его густой шевелюре. Наверно у него жесткие волосы… Посмотри, как красиво переливаются и блестят.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 89
печатная A5
от 346