электронная
20
печатная A5
303
18+
Завет справедливости

Бесплатный фрагмент - Завет справедливости


Объем:
92 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-0629-5
электронная
от 20
печатная A5
от 303

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Минисправочник

Homo — род «люди».

Эроруми́эры (homo erorumierus) — вид людей, живший на Земле много тысяч лет назад.

Йор — имя Бога на языке эрорумиэров.

Брукха́ш — разрушительная ипостась Бога.

Спасительное царство (Со) — царство эрорумиэров, расположенное на юге ряда холмов.

Хотшура́н — властелин этого царства.

Спасительная твердыня (твердыня Со) — башня, стоящая в центре царства Со.

Нугро́н — воин Спасительного царства.

Ноо́б — селение эрорумиэров, расположенное к юго-западу от башни.

Еэнафо́баар, Хориа́вн и Иафе́ас — наиболее влиятельные эрорумиэры, жившие в Нообе до событий, описанных в этой книге.

Хуаррвэ́ — «разумные существа» на языке эрорумиэров.

Аменаса́мы — «Ангелы» на языке эрорумиэров.

Господства — Аменасамы, устанавливающие порядок в духовном мире, дарующие господство жизни над смертью, учащие господствовать над чувствами и непотребными вожделениями.

Силы — Аменасамы, устанавливающие и упраздняющие законы мироздания.

Власти — Аменасамы, оберегающие мир от происков диавола.

Рулоса́мы — «воины тьмы», «демоны» на языке эрорумиэров.

Преддверие.

1. Когда вы слышали правду, это Йор говорил её.

2. Когда вы чувствовали сострадание, это Йор чувствовал внутри вас, потому что Он, будучи противником страдания, является источником сострадания.

3. Когда вы совершали доброе дело, это Он совершал его вашими руками.

4. Когда вы думали о справедливом, это думал Он.

5. Когда вы любили, это Он пребывал внутри вас.

6. Вот завет для нашей земли, эрорумиэры: если мирской закон противоречит закону Йора, то исполняйте последний, ибо первый в таком случае и законом назвать нельзя.

7. Нельзя назвать законными те действия, которые защищены законом земли, но противоречат закону чести.

8. И нельзя назвать преступлением те действия, которые противоречат законам земли, но которые совершались по совести и чести, так как иногда что-то достойное можно сотворить только лишь приступив определённые законы.

9. Если произошло что-то неблагоприятное, люди зачастую начинают искать крайнего и безответного, совсем забывая, что всё неблагоприятное здесь происходит в основном не по воле каких-то живых существ, а по воле управляющих миром злых духов.

10. Другие же, согрешив, ищут себе оправданий, дабы казаться чистыми. Но среди вас, эрорумиэры, да не будет так: если произошло что-то неблагоприятное, не ищите крайнего и безответного, и если кто согрешил из вас, тот не ищи оправдания, но ищи в себе покаяние и исправляйся.

11. Для многих наших прегрешений и недостатков, естественно, можно найти оправдания. Мы унываем, завидуем, ленимся, имеем плохие привычки, поддаёмся каким-либо страстям, зачастую, от неустройства наших жизней. Но мы должны помнить — с оправданиями или без них прегрешения всё равно останутся вредоносными явлениями, от которых необходимо отделываться.

12. Кто во всём себя оправдывает, тот погружается в самые тяжкие грехи, потому что и для них учится находить оправдания. Кто ни в чём себя не оправдывает, в действительности приобретёт множество оправданий.

13. Кто познаёт законы Йора, тому становятся чужды законы мира, ибо что хорошо для людей, то мерзость для Йора.

14. Кто развивает в себе и окружающих хорошие качества, тот устанавливает законы светлых духов. Кто насаждает зло, тот утверждает законы тёмных.

15. Кто стал служителем правды, тот боится одного лишь Йора, а в ком нет страха Йора, тот живёт в опасениях и лжи.

16. Если начинаешь бояться смерти, значит, в чём-то ты поступаешь нечестно, значит, в твоей душе теплятся непотребные страсти и заблуждения: душа начинает понимать, что нечего ей будет ответить, когда предстанет на суде. Живущий же перед Богом открыто не судится, и когда его душа перед Ним предстаёт, она говорит: «Господь! мне нечего больше добавить, так как о всех моих слабостях, прегрешениях, помыслах и делах я и так в открытую Тебе всегда рассказывала на протяжении земной жизни».

17. Но не всякое бесстрашие основано на благих началах: оно может быть основано также на распущенности, бессовестности или же дано человеку от природы.

18. И кто хвалится нескованностью своего тела, бесстрашием ума и отсутствием смятения, тот опечалится, когда узнает, что его истинная сущность на самом деле наполнена и страхами и смятением. Кто же поначалу унывает от своего стеснения, телесных страхов и сомнений, тот возрадуется, когда узнает, что подлинно ему не присуще ни одно, ни другое.

19. Людям нельзя ставить в заслугу их богатство, таланты, ум и самоуверенность, потому что всё вышеперечисленное даётся свыше.

20. Также людям нельзя ставить в заслугу силу воли, целеустремлённость и саморазвитие, состоятельность и умение находить себя в жизни; нельзя осуждать за раздражительность и склонность к унынию, обиде и зависти, потому что всё это относится к области бессознательного, и как ты собираешься судить человека по тому, что у него в крови, или по тому, к чему его привела жизнь? И как ты собираешься хвалить себя за то, чего сам не приобретал, а получил свыше?

21. Если ты чего-то достиг, тихо радуйся и не хвастайся, не осмеивай и не осуждай тех, кто ничего не достиг, дабы, когда сам потеряешь все достижения, самому же и не получить своего осуждения.

22. Не выказывай миру свою радость, если есть безрадостные, но будь молчалив и кроток, дабы, когда безрадостные посмотрят на тебя, они не почувствовали себя лишними рядом с тобой,

23. ибо Вседержитель ищет для Своего Царства тех, кто не даёт повода другим почувствовать себя отверженными, обделёнными и униженными, Он ищет для Своего Царства тех, кто не даёт повода в мире появиться страданию.

24. И оттого нам не следует возноситься своими земными, естественными дарами, поскольку в таком случае мы не получим вышеестественных — тех, которые не будут отняты в тот день, когда всему естественному настанет конец.

25. Не поклоняйтесь ничему естественному, отрекитесь от него, и тогда увидите славу Стоя́щего выше естества — славу Хатуахвара — Солнца правды, Которым является Йор.

Глава 1: Нугрон Спасительной твердыни

1. К северо-востоку от Нооба, над полем и небольшими холмами возвышалась великая Спасительная твердыня — мощнейшая башня, сложенная из самых прочных, гладких и красивых камней мира, и самое древнее и вместе с тем грандиозное возведение среди всех тогдашних стран холмистой земли. «Спасительной» её называли потому, что её нугроны со всей полнотой своего бесстрашия оберегали окрестности и обеспечивали защиту населявшим их эрорумиэрам от всевозможных завоевателей и нечистых духов, пытавшихся посеять на своём пути лишь искушения и боль.

2. Каждый новый правитель этого царства перед восхождением на престол клялся, что во время своего правления приложит все усилия, чтобы внести имена жителей этих земель в книгу вечной жизни, и постарается сделать всё возможное, дабы его царство возводилось не из тех камней, которым при землетрясении суждено развалиться, и не из тех досок, которым при наводнении суждено размокнуть и быть унесёнными водами невесть куда, а из тех, которые смогли бы выдержать любые бедствия и служить целую вечность.

3. Всемогущий видел, насколько велика и неприступна Спасительная твердыня, и радовался этому, но также видел, как близлежащее поселение Нооб опустело и оказалось беззащитным перед лицом врага, и тогда Он сокрушался. И сказал Всемогущий Спасительной твердыне: «Дщерь Моя! всегда внемли слову Моему, ибо произносил Я тебе когда-нибудь зло? Раскрой своё сердце свету Моему, ибо осиял ли Мой свет когда-нибудь тьмой? Яви народам чужестранным и городам далёким Моё спасение, ибо разве мог Я назвать тебя Спасительной напрасно?

4. Оповести жителей земли о грядущей правде и скажи, что тучи растворились и небеса отныне не могут затвориться, скажи, что свет небес не может скрыться от тебя, человек, но ты затворяешь от него свои окна и двери и скрываешься во тьме, в то время как он озаряет весь открытый перед небом мир».

5. После того как Хотшуран задумался над этими словами, Йор сказал ему ещё: «Но прежде ты должен позаботиться о своём царстве, чтобы оно стало больше, сильнее, мудрее, чтобы в нём не было никаких несовершенств, изъянов, слабых мест и несправедливостей, ибо не может проповедовать о свете сам наполненный тьмой».

6. Услышав голос Вседержителя, владыка поднебесной твердыни, Хотшуран, удивился и воскликнул: «Мой Владыка! И что же я должен для этого сделать?»

7. И сказал всемогущий Йор: «Ты видишь, как Нооб стал беззащитен, как враг желает подкрасться к нему, дабы выесть плешь на его челе. Когда к тебе придёт житель этого опустевшего села, не откажи в помощи, прислушайся к нему и пошли вместе с ним сильного и надёжного нугрона, обученного воинскому искусству в стенах твердыни».

8. Хотшуран задумался над словами, сказанными свыше, и спросил: «Как мне узнать, когда должен придти ко мне этот житель Нооба, и какого именно воина мне следует послать с ним? И в чём ещё заключается моё задание?»

9. Увидев непонимание царя, Небесный Царь сказал ему: «Разве ты не разумеешь Моих речей? Разве ты не знаешь, что прежде основания Нооба и твоего рождения Я уже знал, кого из жителей этого села пошлю к тебе и кто должен будет пойти вместе с ним в Нооб? Тебе же незачем знать всё наперёд. Твоя задача заключается лишь в одном: прислушивайся к своей совести и поступай в согласии с ней, потому что она — это Мой голос».


* * *

10. После ухода Иафеаса, покинувшего этот мир в возрасте трёхсот девяноста трёх лет, жизнь в Нообе ухудшилась и стала намного опасней. В этом селении было совершено́ несколько нераскрытых злодеяний, и что самое странное, практически перед каждым из них со стороны ближнего леса по ночам доносился какой-то сумбурный ор — не то человеческие (homo), не то звериные крики, оставляющие на душе отвратительный осадок. Некоторые жители, прислушивавшиеся к ним, ещё долгое время не могли придти в себя и поговаривали между собой, что это пробудились демоны преисподней. Наблюдая за всей этой бесовщиной, один пожилой эрорумиэр по имени Гора́ф однажды сказал своим землякам: «Время Еэнафобаара, Хориавна и Иафеаса прошло, и теперь Нообу необходим новый защитник, имеющий власть сражаться с тёмными силами, дабы избавлять от их гнёта наше селение».

11. Громко произнеся это, Гораф отправился в Спасительную башню. Он пошёл пешком, не дожидаясь транспорта, дабы развеяться и в пути ещё раз обдумать свою просьбу к повелителю Хотшурану. По дороге возле небольшого взгорка он встретил высокую воительницу, одетую в ламеллярные доспехи. Ей оказалась Нуура́ра — жена Хеша́га — нугрона из личного боевого отряда властелина. Поскольку воины твердыни зачастую имели тесное общение с правительством, Гораф решил обратиться к ней и сказал: «Доброго тебе дня! Я пришёл из Нооба, чтобы найти для своего селения верного защитника, который не боится тьмы и имеет власть избавить нас от недобрых сил. Могу ли я обсудить это с тобой?»

12. Воительница слегка улыбнулась и ответила: «Боюсь разочаровать, но не моего уровня решать такие вопросы. Обратись к предводителям или царским нугронам, а ещё лучше пусть сам повелитель Хотшуран распорядится — кого к вам послать. Его мнение всегда самое разумное и мудрое».

13. Гораф прислушался к совету и после сего прямою дорогой отправился в башню. Стражники практически сразу узнали в нём эрорумиэра-нообийца и поэтому спокойно пропустили его через врата, приставив к нему одного из своих, дабы тот помог ему отыскать Хотшурана. Когда же Гораф наконец встретился с повелителем и рассказал ему обо всех бедах и нужде в новом верховном воине и хранителе, тот обещал быстро уладить этот вопрос и, через некоторое время выйдя вместе с ним на улицу, созвал часть своих нугронов у входа в твердыню. Затем он обратился к окружающим и произнёс: «Сей эрорумиэр пришёл из Нооба, чтобы найти здесь поддержку для своего дома. Есть ли среди вас те, кто желает отправиться туда и кто готов служить этому селению как управитель, воин и защитник?»

14. Поначалу все молчали, но затем с правой стороны раздался голос: «Я там родился; теперь же могу возвратиться». Царь внимательно посмотрел в сторону темноволосого эрорумиэра, сказавшего это, и, ничего не ответив, одобрил его предложение кивком головы. Этот означало, что с наступлением второй половины дня воин, именуемый Алуа́зом, должен был отправиться вместе с Горафом в село, в котором родился.

15. Хотшуран принял столь быстрое решение, поскольку хорошо знал многих жителей твердыни и, в частности, знал Алуаза, который характеризовался собранностью, не раз отличался в битвах воинской отвагой, многое понимал в науке и служении Йору. Нообийцы также слышали об этом воине и не стали возражать решению верховного правителя.

16. Многие эрорумиэры, жившие в Нообе, были готовы служить ему вплоть до самой смерти, однако для полноценного управления селением ни одному из них не хватало того опыта и мудрости, которыми был наделён Алуаз. Прежде чем занять место вождя, новоприбывший посчитал своим долгом передать нообийцам своеобразную частичку мудрости — познания нажитых лет, которые открывались ему Духом в молитве и служении Йору. Как было принято по традиции, перед правлением, созвав всеобщее собрание, он обратился к народу и сказал:

17. «Приветствую вас, братья-нообийцы! Вы призвали меня и поставили, дабы я служил и оберегал ваш дом вместе с духами-хранителями, чтобы я совершенствовал здешний небольшой мирок вместе с вами. Но не стоит забывать одну важную вещь: существуют некоторые правила совершенствования и улучшения, несоблюдение которых приводит к хаосу.

18. Мы несчастны не до тех пор, пока вокруг нас что-то не изменится, а пока внутри нас всё не обретает порядок.

19. Когда мы сталкиваемся с трудностями, проблемами, враждой, мы говорим, что это дескать мир вокруг нас плох. В этом мы, конечно, правы, но в таком случае разве нам не следует озадачиться его улучшением?»

20. Кто-то из стоявших поблизости эрорумиэров поинтересовался: «Озадачиться можно, но вряд ли это поможет, ибо как несовершенные люди могут совершенствовать мир?»

21. Алуаз ответил: «Чтобы совершенствовать мир вокруг себя, нам следует совершенствовать в первую очередь себя, ибо вселенная изменяет сама себя посредством нас, а чтобы совершенствовать себя, нужно иметь сожаление о своих грехах и несовершенствах, дабы искреннее раскаяние в Боге принесло плод совершенства. Ибо многие хотят исправить всё, кроме себя, однако начало исправлению всего можно положить лишь через исправление себя.

22. Но не всякое раскаяние принимает от нас Господь. Если ты с честным видом признаешься в своей вине для того, чтобы заполучить уважение окружающих и таким образом приобрести некое лидерство среди них или же чтобы выглядеть на фоне других, менее смелых и решительных, не способных честно в чём-то признаться, лучше, то такое раскаяние никакой пользы тебе не принесёт, а то и вовсе зачтётся в грех.

23. Помните: сила преисподней способна правду превратить в ложь и из доброго сделать своё оружие, и поэтому больше опасайтесь не тех ужасных голосов, которые доносятся из леса и пугают вас по ночам, а тех, что раздаются в темноте ваших сердец.

24. Больше избегайте не того зла, которое совершается вокруг вас, а того, которое совершается вами, и больше остерегайтесь не искушений со стороны, а того, как бы вам самим кого не искусить. Ибо сатана, сидящий на са́мом дне преисподней, потому там и сидит, что его никто не искушал на зло, но он сам добровольно искусил и себя и весь остальной мир на зло.

25. Помните: Творец один, но мы, хуаррвэ и Аменасамы, являемся для Него сотворцами, ибо имеем свободную волю и разум, приводящие нас как к светлым делам, так и ко греху.

26. Грех же наш заключается в том, что мы как тетиву напрягаем языки для лжи и пустословия и как меч куём своё зло, и благо, если тетива плавно отпустилась и меч сломался, не успев изуродовать наши души тяжкими грехами».

27. Когда Алуаз произнёс это, кто-то из собрания сельчан спросил его: «Иногда бывает, что ты грешишь сильно, но при этом не специально и как бы неосознанно. Неужели такие грехи тоже можно причислить к тяжким? И как они могут причинить твоей душе вред, если они безотчетны?»

28. На это Алуаз ответил: «Некоторые грехи объясняются нашими слабостями. Тяжкие грехи — это те, которые слабостями не объясняются, но которые человек совершает в своей силе.

29. Убийство является тяжким грехом. Убийство врага на войне является долгом воина. Убийство в целях самообороны от страха является сомнительным грехом. Убийство по неосторожности является грехом, но не таким тяжким, как если бы ты совершил это сознательно и никоим образом не оправдано. И посему говорю вам: любое преступление закона должно рассматриваться тщательно и индивидуально.

30. Наименее тяжкими грехами являются те, которые мы совершаем либо непреднамеренно, либо утратив волю, например, из-за сильных потрясений, безумия, переживания, из-за глубокого отчаяния, боли и прочих тягот.

31. В своих грехах люди могут быть частично оправданы, но как бы там ни было, любые грехи являются проявлением злой воли духов бездны — создателей страдания.

32. Когда же люди не слушают и не поддаются искушениям этих духов, то последние, теряя свою власть, находясь в невидимом для нас состоянии, больше не видят смысла скрываться и начинают являться в своём истинном обличии. И именно потому, что по милости Вседержителя они не могут проникнуть в Нооб, бесы заселяют окружающие нас леса и пытаются мстить. Откинув страхи, нам придётся вести с ними войну и очищать мир от их происков.

33. Стоит заметить, что некоторые бесы любят являться людям под видом Аменасамов, однако отличить их всё равно можно. Когда являются бесы — пусть даже в образе светлых и благородных существ, вместе с ними приходит беспокойство, страх, сомнение, смятение, скованность, удушье, недобрые чувства и помышления, но когда нам является настоящий Ангел, посланный Йором, никакое зло и сомнение с ним не приходит.

34. Только с непредвзятыми суждениями, ничто не отвергая безосновательно, но и не всему доверяя, можно отличить светлые силы от тёмных».

Глава 2: Болотные черти

1. После нескольких дней пребывания в Нообе новый управитель, пришедший из твердыни, столкнулся с неожиданным испытанием. Он соприкоснулся с деятельностью тех существ, на сражение с которыми готовил себя всю жизнь.

2. Однажды ночью звуки непонятного происхождения, напоминавшие чей-то сумбурный ор, снова доносились из леса и не давали всем покоя. Лёжа на кровати и тщетно пытаясь заснуть, в какой-то момент Алуаз почуял едкий серный запах, от которого даже закружилась голова.

3. «Теперь-то я понимаю, из-за чего многим жителям нездоровиться», — в неистовстве проговорил он, после чего встал, второпях оделся и вышел из дома. Недолго постояв в раздумье, он возмутился духом и произнёс так громко, что его голос был слышен на всю округу: «Этот серный запах — предвестие появления чертей! Молитесь, эрорумиэры, дабы мне удалось изгнать их из этих земель и силою благодати Йора и святых духов возвратить во ад!»

4. Управитель собрался уходить, однако слышавшие его соседи поспешили остановить его и пытались уговорить остаться. Многие просто боялись связываться с нечистой силой и при этом не разумели, что если не дать ей отпор, она продолжит творить свои злодеяния. Алуаз же это прекрасно понимал и поэтому, никого не слушая, молча взял с собой бронзовое оружие (меч), помолился и отправился за пределы села.

5. Быстро миновав поляну, простиравшуюся перед Нообом, он вошёл в лес, где царила беспросветная тьма.

6. Стояло полное безветрие. Ни один листок не колыхался, что даже складывалось впечатление, будто всё вокруг мистическим образом застыло в одном вечном мгновении. Над землёй распространялся лёгкий туман. Откуда-то доносилось чавканье и словно чьи-то приближающиеся шаги. Вскоре подул пронзающий ветер и резко похолодало.

7. Повернув голову вправо, Алуаз заметил проявляющийся образ какого-то человекообразного существа с квадратными плечами. Его лоб очень сильно выступал — намного сильнее, нежели нос, а под ним зияли чёрные, пустые, до глубины бессмысленные и очень страшные глаза. На голове существа находилась довольно странная шапка с козырьком, совсем не характерным для жителей этой эпохи — словно она была из далёкого будущего или из другого мира.

8. Пристально наблюдая за приближающимся мубхарну, Алуаз вздрогнул и в нахлынувшем на него волнении прошептал: «До жути лобовыпяченный. Какое же зло там умещается, что так сильно распирает лоб?»

9. Недалеко от «лобовыпяченного» неожиданно возникло ещё одно существо. Оно выглядело женоподобным, ходило на четырёх лапах словно кошка, имело гладкую светлую кожу, такие же чёрные пустые глаза и длинные человеческие волосы, в которых скрывалось его лицо.

10. Медленно подкравшись к Алуазу и окружив его с двух сторон, явившиеся ему послы бездны силой своего демонического взгляда насылали на него страх, неуверенность и сильное чувство тревоги, и единственное, что помогало в этот час одинокому воину, так это непрерывная молитва и свет веры, охраняющий всё его бытие от окружающей тьмы. Но не всё так просто, как хотелось бы. Ещё одно мгновение, и бесы с молниеносной скоростью накинулись на него и острыми когтями пытались задрать. Женоподобная тварь быстро мотала головой из стороны в сторону, а затем поднимала своё отвратительное лицо кверху, высоко подпрыгивала и норовила ухватить длинными острыми зубами за горло. Лобовыпяченный чёрт в этот момент, сжав кулаки, пытался наносить удары, хотел уронить и задушить Алуаза, который в полной растерянности в темноте обронил свой меч, и тогда ему ничего не оставалось, кроме как сражаться безоружным, уклоняясь от нападений.

11. Черти ни на миг не собирались отступать, и если бы не благоприятный ход событий, скорее всего Нообу пришлось бы искать нового управителя.

12. Близился рассвет. В лесу запели птицы. Испугавшись утренней зари, черти прекратили набрасываться и отошли. Алуаз облегчённо проводил их тяжёлым взглядом, наблюдая, как они скрываются в заболоченных дебрях, а затем отыскал утерянное оружие и вернулся в селение.

13. Там его встретило несколько эрорумиэров. Они принялись суетиться вокруг него и расспрашивать о событиях, происходивших в лесу, но он им мало что отвечал. Когда же к нему обратился Гораф, он по-прежнему не стал вдаваться в подробности, а вместо этого лишь сурово произнёс:

14. «Мубхарну покинули нас и ушли в бездну, чтобы в будущем вновь выйти из неё на охоту и продолжить своё зло». Почувствовав на себе выжидающий взгляд окружающих, Алуаз перевёл взгляд на эрорумиэров и добавил: «Мы знаем, насколько подлыми и опасными могут оказаться рулосамы, и посему должны крепко держать свои мечи правды и ограждать себя щитами спасения, никогда не лгать и не идти дорогой заблуждения, потому что пока правда обитает среди нас, враг обитает в зловонных болотах, но стоит нам предаться лжи, как его новым обиталищем станут наши души».

Глава 3: Владыка Спасительной твердыни

1. Однажды Царь небес, увидев честность и доброту Своего слуги, царя Хотшурана, решил обратиться к нему и сказал: «Прежде, нежели Я произвёл тебя в утробе твоей матери, Я видел все твои дела и заботы, и знал все твои помыслы и помышления, ве́дение и неведение, переживания и огорчения, и ныне за твоё великодушие Я вложу слово Моё в уста твои и дело Моё отдам в руки твои, и нареку тебя царём-пророком, потому что ты верен Мне и имеешь для этого силу». И с тех пор Йор простёр Свои руки над Спасительной твердыней и её царём и коснулся его уст, и вложил в них Своё слово, заповедуя царю сражаться со мраком преисподней, гнать от себя злые мысли и помышления и учить тому же всех остальных обитателей его царства.

2. Хотшуран полагал, что одна из самых опасных уловок демонов заключается в том, что они хотят поселить в его краях зло через мысли эрорумиэров. Именно поэтому он часто учил свой народ не опускать духовного меча, всегда стараться освобождать себя от горделивых, сумбурных и завистливых мыслей, рожденных в суете дней, и бороться с неправдой мироздания.

3. Помимо обитателей твердыни мэ-эрорумиэр часто помогал и давал необходимые советы и нообийцам. Однажды он отправил к Алуазу, управителю их селения, своего посланника, чтобы тот узнал о его делах, жизни, заботах и нуждах.

4. В разговоре с ним Алуаз был немногословен и ни на что не жаловался. Он лишь выказал желание присоединить Нооб к территории башни, и когда об этом предложении узнал сам Хотшуран, то не раздумывая согласился и в скором времени озаботился этим делом.

5. Так селение Нооб было присоединено к царству Со. После объединения земель большинство намечавшихся врагов передумало покушаться на владения эрорумиэров, поскольку испугалось их новой силы и могущества расширенного царства, на северо-востоке которого, смотря на долины и реки, стоял Хотшуран, а на юго-западе, обратив свой взор на леса и поля, стоял опытнейший воин Алуаз. Однако всё же оставались некоторые, для кого это событие не послужило препятствием для вражды и, более того, открытой атаки.

6. К востоку от Спасительной земли жил довольно агрессивный и завистливый народ, называвшийся нитчийцами. Их же несправедливостью, пороками и страстями поработив их разум и поселив в них своих собратьев-рулосамов, посланник ада, среди эрорумиэров называемый Гуале — тот самый, с которым когда-то в ночной тьме в заболоченном лесу сражался Иафеас, собрал из этого народа своё войско и без предупреждения пошёл против двух правителей: Хотшурана, владычествующего над всей землёй Со, и Алуаза, правящего Нообом, теперь входившего в состав этой земли.

7. Так однажды с наступлением ночи враги неожиданно окружили царство и с дикими криками понеслись в бой. К Нообу в этот час дыхание смерти приблизилось как никогда — это селение оказалось практически беззащитным перед огромной вражеской армией. Однако Хотшуран, будучи довольно опытен и расчётлив в делах стратегии, вовремя послал ему на подмогу группу нугронов, успевших прибыть как раз к тому моменту, когда нитчийцы сломали заслон и ворвались в селение.

8. В какое-то мгновение его управитель Алуаз был взят в кольцо, но благодаря своим навыкам он двигался так, что никто не мог его даже ранить, а ему самому при этом легко удавалось выводить из равновесия, раскидывать и рубить ворогов. Всё это у него получалось благодаря тому, что некогда он изучил древнее боевое искусство эрорумиэров, которое называлось «тхаатшэ».

9. Среди нугронов, посланных владыкой на помощь нообийцам, была и одна очень сильная воительница. Звали её Нуурара. В считанные мгновения она раскидала по меньшей мере четверых нитчийцев — так, что остальные устрашились и не осмеливались вслед за своими павшими соратниками нападать на неё. Увидев такое, Алуаз приблизился к ней и насмешливо сказал: «Теперь я понимаю, почему Хешаг не волнуется отпускать тебя в бой одну».

10. — «Конечно, — невозмутимо ответила женщина, — Потому что там, где сейчас он, ситуация намного хуже. Ему наоборот спокойней, что я сюда пришла».

11. Примерно в это же время Хотшуран, собственнолично охраняя вход в башню, заметил, что вокруг неё столпилось слишком много нитчийцев. Тогда он повелел своим людям отступить назад, в то время как он сам с группой лучших нугронов — Ишобина́зом, Интуреа́ном, Луреа́ном, Кунома́ндром Шако́мом и Мелеси́ном, обогнул поле боя по самому краю и напал с тыла.

12. Завоеватели не ожидали от противника такого решительного шага, и от внезапной двусторонней атаки многие из них пали.

13. Нитчийцы потеряли равновесие, были напуганы, стали пытаться быстро рассредоточиться и, казалось бы, начали проигрывать, но вдруг произошло непредвиденное. Раздался ужасный звук, похожий на какой-то противный звон. Небо тотчас потемнело, и непонятно откуда подул смрадный ветер.

14. Наблюдая за всем этим, повелитель Хотрушан произнёс: «Пока не настал самый последний момент битвы, пока вы не убедитесь, что враг пал, не прячьте своего оружия!»

15. С каждым мгновением дышать становилось всё тяжелее и тяжелее — атмосфера словно рассеялась над бранным полем, и в том месте, где она рассеялась больше всего, уже в следующее мгновение перед воинами-эрорумиэрами явилось мубхарну. Это был высший посол, занимающий девятое место в иерархии зла, и он пришёл сюда сеять лишь смерть и боль.

16. Увидев своего врага из параллельного мира, эрорумиэры ощутили, как по жилам растеклись смятение и беспокойство, как ужас и отчаяние объяли душу. Лишь стоявший среди них Хотшуран не мог позволить этим чувствам взять над собой верх, ибо понимал, что его уверенность была уверенностью его воинов. Собравшись духом, он окинул взором свой напуганный израненный легион и громогласно произнёс: «Враг взялся за нас, он принципиальный и не ослабляет хватки, но мы её ослабим.

17. Воины, вставайте! Не должно вам разлёживаться на поле боя.

18. Один у нас Вождь, мо́гущий и погубить нас и помиловать, и лишь Его мы должны бояться: имя ему — Вождь правды!

19. Поднимись, моё войско! Отряси от праха своё оружие и доспехи и иди, сражайся с врагом без страха!

20. Восстань, меч твердыни, и сокруши силу вражью! Я сражусь с предводителем нитчийцев — послом преисподней, а ты, моя рать, сражайся с ратью его!»

21. После слов, которые оказались способны вернуть нугронам отвагу, Хотшуран сделал первые шаги навстречу демоническому врагу, в то время как вдалеке раздавались голоса стражей: «Сколько понадобится, столько и будем стоять на страже! И какою бы силой вы ни обладали, отступать нам некуда!»

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 20
печатная A5
от 303