электронная
108
печатная A5
628
16+
Затаившееся во времени

Бесплатный фрагмент - Затаившееся во времени

В двух временах. Том 2

Объем:
524 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-3757-2
электронная
от 108
печатная A5
от 628


Глава 1
Тоннели

Ниар Ве́лери внимательно разглядывал большую часовую стрелку, которая, по словам Юджина, могла переносить людей во времени. День был в самом разгаре, солнце грело просторную комнату второго этажа даже через зашторенные окна. Иногда королю из прошлого хотелось выкрасть стрелку и самостоятельно вернуться домой, но, к сожалению, кроме подходящих часов нужна была еще и магия, а у Ниара силы не было. К тому же только Юджин знал, как правильно открыть портал.

Ученый в тот момент был рядом с Велери. Они как раз решали, как действовать дальше.

— Я прогуляюсь по городу и попробую найти подходящие для эксперимента часы, — предложил Ниар, а следом добавил: — Вам не стоит покидать пределы дома, да еще со стрелкой.

— Прогуляетесь по городу будущего? — уточнил Юджин. — Это не древность. Здесь магия делится не только на черную и белую, но и на другие виды, как вы уже поняли. А еще ходят поезда и самодвижущиеся экипажи, летают воздушные суда.

Ниара тон ученого ничуть не задел. Он понимал опасения Юджина, но и отсиживаться в доме, стены которого уже вызывали у него тошноту, не собирался. Чего ждать? Нападения банды?

— Вы сказали, что не вернете меня назад, что я должен смириться и привыкнуть к этому времени. Как же я привыкну, сидя в доме? Хочу осмотреть город.

— Не самое лучшее время. Что вы скажете сыщикам, если вас вдруг арестуют? Ну мало ли, покажетесь им подозрительным. Сейчас они ко всем приглядываются, а у вас даже документов нет.

— Я разберусь, Юджин, — заверил его Ниар.

— Разберетесь, — тоскливо и с недоверием повторил изобретатель. Но спорить дальше не стал.

Велери приподнял стрелку. Она была заметно крупнее и тяжелее, чем макет, который привел короля в будущее. К счастью, она складывалась, становилась более компактной и удобной для использования.

— Из чего она сделана? — спросил Ниар.

— Это металл, облегченный магией, — ответил ученый.

— Брать я ее не буду, поэтому мне нужны размеры. Хорошо бы обвести ее контуры на бумаге и записать…

Юджин встал и довольно быстро вернулся с бумагой, на которой были указаны все необходимые параметры. Он протянул ее королю и предостерег:

— Не теряйте, не попадайтесь на глаза сыщикам и не ходите по проезжей части. Это важно.

— Я понимаю, — со всей ответственностью сказал Ниар и взял бумагу.

— Подождите. Я дам вам сумку и немного денег. Куда вы собрались с пустыми руками? Город большой. Если потеряетесь, остановите экипаж или карету. Свистом или взмахом руки. Скажите, что вам нужна улица Ласердия, дом под номером двадцать пять. Адрес я сейчас вам тоже запишу на листе и положу в сумку.

— Спасибо, — поблагодарил Ниар.

Пока ученый Фа́велли готовил его к путешествию, Велери спустился на первый этаж, не забыв про низкую балку на лестнице, и некоторое время разглядывал карту города, что висела в гостиной. Он и раньше немало ее изучал, но решил освежить картину непосредственно перед прогулкой.

— Карту я вам тоже положил, — протягивая сумку, сообщил подошедший Юджин, — и отметил на ней этот дом.

— В таком случае я уж точно не потеряюсь, — оценил Велери.

Больше он времени не терял: распахнул парадную дверь и вышел на улицу. В лицо сразу же ударил приятный ветерок, но Ниар огляделся с некоторым напряжением. Из-за поворота вывернул механический экипаж и довольно медленно проехал мимо. Аэрийский король невольно вздрогнул и сглотнул, отступив подальше от дороги. Лишь затем он аккуратно двинулся в путь.

Сначала он реагировал подобным образом на каждое новшество и опасался, что его поведение могло привлечь лишнее внимание, но потом сосредоточился на деле.

Ниара интересовали не только часы, но и таинственные преступники с нечеловеческими силами. Было кое-что на карте, что сразу же привлекло внимание короля, но Юджину он об этом не сказал. Ученому не стоило подвергать себя еще большей опасности. Да и не стал бы Фавелли провоцировать банду, лишь хотел дожить до того дня, когда запустит стрелку времени. Ниар же мыслил иначе. Его интересовало не только как дожить до дня, когда временной портал откроется, но и как выжить после этого. Ведь если банда убивает мгновенно, то порталом не успеешь и воспользоваться. Поэтому Ниар решил лично разобраться в ситуации и подготовиться к встрече с преступниками.

На улицах было полно народу. Есть у людей и эльфов такое свойство — они быстро начинают паниковать, но так же быстро успокаиваются до новой угрозы. Уже вновь бегали дети. Причем не за всеми следили родители, словно преступников и вовсе не было. Ниару это показалось несколько диким. Он все поглядывал на странные аппараты, что были повсюду. Самодвижущиеся экипажи, конечно, производили впечатление, но они были довольно шумными. И потом, по правилам на улицах города все экипажи двигались довольно медленно. Ниар не видел их полную скорость и часто повторял себе, что лошади намного практичнее и приятнее.

После двухчасовой прогулки по паркам и различным улицам Велери немного привык к будущему. При этом он запомнил обратную дорогу, знал адрес Рендела наизусть и мог в любой момент повернуть назад.

Когда стало темнеть, Ниар остановился в небольшом парке на окраине города. Там было всего четыре скамьи. Они расположились на холме, а в самой высокой точке стояли огромные часы. Были еще одни массивные часы в центре Фортона, чуть меньше известных столичных, но гораздо больше этих, однако Велери проверил их еще днем. Для них стрелка была маловата, а вот эти, в этом пустынном парке на окраине, были в самый раз. Во всяком случае, на глаз. Ниар даже устало улыбнулся. И место удачное, в стороне от лишнего внимания. Часы были ржавые, хоть стрелка еще тикала. Ниар смотрел, как она скользнула на цифру двенадцать, — это минутная стрелка, разумеется. Заиграла мелодия, но звук был дребезжащий и неприятный. К тому же механизмы внутри так заржавели, что хрустели при каждом повороте. Этот звук частично забивал мелодию. Ниар скрестил руки на груди. Он был одет в брюки, рубашку и жилетку, что одолжил ему ученый, но плаща не было. Днем было жарко, но к вечеру, особенно на холме, стало ветрено. Велери молча глядел на часы, пока они не перестали отбивать свой ритм. Хруста стало меньше, так как главные механизмы стихли. Оставался лишь еле слышный скрип шестеренок, благодаря которым стрелка пошла на следующий круг. Десятый час. Ниар мысленно отметил, что исследование города затянулось. Он оглянулся. В парке было двое мужчин. Один из них выгуливал собаку. На скамье сидела женщина. Она глядела в книгу, страницы которой то и дело перелистывал ветер. Всякий раз она ловила лист за край и пыталась его удержать.

Ниар вздохнул. Циферблат находился высоко. Нужно было добраться до него, но Велери предпочел бы, чтобы этого никто не видел.

«Почему вам не спится? — думал он. — Тут весь город проклятый. Часы уничтожают как тараканов, а эти дамы сидят на скамейках на окраине — под ветром, под фонарями, что взрываются так же часто, как воздушные шары, и читают книгу!»

Король все это время смотрел на женщину, которая упорно пыталась что-то там прочесть. В итоге Ниар медленно подошел к пустующей скамье возле часов и опустился на нее, предварительно стряхнув с ее поверхности грязь, налетевшую из-за ветра.

Судя по часам, прошло минут тридцать. Книга наконец-то вылетела из рук дамы. До этого Ниар удивлялся, как она вообще видела ее. Свет фонарей был тусклым, а на улице уже было совсем темно. К счастью, циферблат был подсвечен.

Быстро поднявшись со скамьи, Ниар успел поймать катившуюся по земле книгу. Дама напряженно подбежала к нему.

— Спасибо, — как-то отстраненно, но не грубо сказала она.

— В парке небезопасно, — заметил он и протянул ей книгу. Она взяла ее и прижала к себе.

— Знаю.

Сказав это, она впервые подняла на него взгляд. Даже при тусклом свете на ее глазах были видны слезы. Велери сразу же изменился в лице:

— Может, я могу вам чем-нибудь помочь?

— Нет. — Она стала искать у себя платок. Ниар осмотрел свою жилетку и протянул даме платок. Она приняла и неохотно признала: — Мой муж погиб во время взрыва в поезде. Мне теперь все равно. Прихожу сюда и сижу. Знаете, как бывает: когда теряешь семью, ничего уже не волнует.

Ниар понимал ее. Стоило ему вспомнить о сыне и жене, вновь представить, что их уже давно не было в живых, им овладевала дикая боль. Ему показалось, что эта женщина хочет, чтобы банда убила ее. Вот и сидит в парке ночью. Она была еще такой молодой. Ниару стало как-то уж совсем не по себе.

— Я потерял сына и жену, — поделился он. — Понимаю, каково это. Но не надо испытывать судьбу. Идите домой.

Она, всхлипнув, кивнула и медленно направилась по темной дорожке к выходу из парка. Ниар проводил ее взглядом и почувствовал себя негодяем. Как можно было отпустить ее одну? Дорога была едва видна, фонари светили тускло, да еще и на окраине. И все же то был шанс подобраться к часам, посмотреть на циферблат вблизи и примерить стрелку. Днем все было сложнее.

— Попробуем, — решился Велери и быстрыми шагами направился к часам, затем разбежался и запрыгнул на выступ, на котором стояли часы. Его руки крепко обхватили ржавое основание, которое тут же начало осыпаться.

«Чудо, что их еще не снесли. Сколько им лет?»

Он бегло осмотрелся и стал осторожно взбираться по часам. К счастью, они были сделаны просто, прямо как ступени. Сначала самое массивное прямоугольное основание, затем из него вырастал более узкий прямоугольник, далее — еще тоньше, и так до самой вершины с циферблатом. Чем выше Ниар взбирался, тем ветренее становилось. К тому же руки короля быстро покрылись слоем облупившейся ржавчины. Ниар был уже немолод. Без магии подобные приключения давались ему непросто.

Подтянувшись в последний раз, он взобрался на финальный выступ и прижался животом к нижнему полукругу циферблата. Какое-то время Ниар стоял неподвижно, чтобы успокоить дыхание, и увидел вспышку от молнии в темном небе. Поскольку часы находились на холме, да и сами были довольно высокие, с их вершины открывался неплохой вид. Только не на город. Ниар напряженно свел брови. Он находился на окраине Фортона, а дальше, судя по карте, протекала широкая река. И было нечто интересное на ее противоположном берегу — заштрихованное поле на карте. Именно эти территории и увидел Ниар в свете молнии.

Там были и дома и улицы. Даже какой-то пирс. Или что-то, что уходило в воду. Это все, что удалось разглядеть. Ниар был бы рад увидеть больше, но без молнии было темно и нужно было закончить дело до начала грозы. Поэтому Велери медленно потянулся к сумке, где лежал сантиметр, и, покачнувшись, на ощупь достал его. Удержав равновесие на выступе, он отпустил обе руки и измерил нужное расстояние.

«В самый раз», — пронеслось в его голове.

Стрелка времени соответствовала часам по длине. Точнее можно было сказать, только подставив ее на место первой.

Закончив с делом, Ниар аккуратно спустился и поспешил обратно на улицу Ласердия.


В дом Рендела он вернулся ближе к одиннадцати. Весь обратный путь он думал только о том, что увидел на той стороне реки. А сколько версий он перебрал в голове, обдумывая, как попасть туда и могла ли там укрываться банда.

Поднявшись по ступеням, Ниар трижды постучал в дверь. Из дома раздались поспешные шаги. Открыл Юджин. Он был в халате, да и вид у него был сонный.

— Слава богам, — с явным облегчением сказал ученый, после чего огляделся по сторонам и изучил всех, кто проходил по темной улице. Затем он позволил Ниару войти, закрыл за ним дверь и громко объявил: — Король вернулся.

Ниар нахмурил брови и посмотрел в гостиную. Там у огня сидел хозяин дома. Выглядел он усталым и мрачным, но то, что Ниар вернулся, его явно приободрило. Поднявшись с кресла, Рендел поприветствовал Велери:

— Я рад, что вы целы.

— А я рад, что вы вернулись, — заметил Ниар, проходя в гостиную и остановившись недалеко от карты.

— Вас долго не было, — сказал Юджин. Он замер на пороге, недалеко от лестницы на второй этаж. — Вы нашли подходящие часы?

Ниар глянул на Рендела и понял, что тот уже все знал о большой стрелке и о планах ученого. Так что можно было говорить прямо.

— Да. Думаю, что нашел, — после этих слов Ниар посмотрел на карту.

Юджин прошел вглубь гостиной и встал возле Рендела. Теперь они глядели туда, куда так внимательно смотрел король. Ниар же пальцем указал на точку на карте:

— Здесь. Это место называется Крайний парк, там есть…

— …старые ржавые часы, — закончил за него Рендел. — Им лет сто, если не больше. Неужели они подходят для вашего изобретения?

Юджина все еще клонило в сон, но в его глазах заиграли нотки интереса. Бывает у людей такой взгляд, когда понимаешь, что, с одной стороны, они ликуют, а с другой — мысленно роют себе могилу.

«Проведи эксперимент и умри в ту же секунду» — вот что читалось в глазах Фавелли.

Рендел и Ниар все понимали, поэтому какое-то время молчали. Юджин сам нарушил тишину:

— Стрелка точно подойдет к тем старым часам? По размерам?

— По размерам должна, — ответил Велери. — Но будет ли работать?

— Нужно провести эксперимент, но еще рано. Я не закончил подготовительные работы со стрелкой. Жаль, у меня не осталось маленького макета, той стрелочки, что была уничтожена или пропала с врачом. Я даже фрагмента ее не нашел.

Рендел слегка отвел взгляд и вполголоса поинтересовался у ученого:

— Она была так важна для вас, эта стрелка?

— Да. То был небольшой, но полноценный механизм, способный перемещать во времени. А вот большая стрелка куда опаснее в использовании. Она может не просто портал открыть, а создать целые врата.

— И последствий вы не знаете, да, Юджин? — прямо спросил Ниар.

— Могу лишь предполагать.

— Значит, маленькая стрелка была более надежным вариантом? — продолжал уточнять Рендел.

Юджин сначала кивнул, но поспешил объяснить:

— Маленькая стрелка — всего лишь макет. Да, она может открыть проход для одного или двух, но не ради этого я тратил столько сил.

— Ради временного разрыва? — не выдержал Ниар. — Как к этому отнесутся боги? — Он был явно не в восторге и уже опасался участвовать в манипуляциях с большой стрелкой. Ранее речь шла лишь о портале, а не о дыре в ткани времени.

— Боги? — Юджин удивленно посмотрел на Ниара. — Ничего в этом мире не может совершиться, если боги того не захотят. Я не отступлю.

Он ожидал от них возражений, но Рендел с Ниаром не знали, что сказать. Они понимали, в какую сложную ситуацию попали. Знали, чем платит мир за подобный риск и куда после смерти попадают подобные Юджину изобретатели.

Так и не дождавшись возражений, Фавелли поднялся на второй этаж. Ниар вздохнул и вернулся к карте.

— Вы хорошо знаете историю города? — спросил он у Рендела.

Эльф оторвал взгляд от лестницы и посмотрел на короля:

— Я родился в Фортоне, но не все знаю.

— Что это? — Ниар указал на заштрихованную часть карты.

— Руины города, — ответил Рендел, глянув на изображение. — Когда-то эти территории принадлежали Фортону, но теперь это только разрушенные дома, заваленные улицы и сплошные легенды.

— Только легенды?

— Вас интересует, что там случилось? — прямо спросил Миротелло. Ему не нравилось, что Ниар затронул эту тему. И все же он сказал правду. То, что действительно слышал:

— Самая известная версия, что там жили сильные черные маги. Это было очень давно — возможно, даже ваших времен. Удивительно, что дома сохранились. Грязный и опасный был квартал. Настолько опасный, что не раз рушили мост, чтобы отделить Фортон от его «грязной» части. Это все, что я знаю из книг. Кто из нас из прошлого? Вам должно быть виднее.

— Если я вернусь домой, когда-нибудь отправляюсь на поиски Фортона в прошлом, чтобы узнать, что случилось, — задумчиво проговорил Ниар. — Хотя, наверное, я слишком стар для таких авантюр. И что говорят книги? Была война?

— Один из императоров тех времен приказал сжечь магов. Как угрозу его городу. Мне точно известно, что раньше Фортон-Эда был столицей. Если хотите узнать больше, поговорите с учеными в университете. Но в книгах написано, что район сожгли белые маги. Мост они уничтожили на обратном пути, когда все дома уже полыхали, а черные маги лежали мертвыми. Сами понимаете, какая репутация у руин.

— Где находится университет?

Рендел показал на карте нужное место, но предупредил:

— Он может быть закрыт. Зачем вам руины? Что вы задумали?

Ниар серьезно посмотрел в глаза Рендела и дал ответ:

— Узнать тайну банды и остановить ее.

Какое-то время они смотрели друг на друга, а потом король спокойно сказал:

— Доброй ночи, лэн Миротелло.

— Доброй, — протянул Рендел.

***

Для кого-то эта ночь тянулась бесконечно. Тэас расположился в кресле и иногда поглядывал на небольшие часы на цепочке. В особняке было тихо: не было слышно ни шагов, ни разговоров. Какое-то время Мойро еще следил за стрелкой, а потом наконец закрыл глаза. Так он просидел минуты две, после чего резко поднялся. Внизу хлопнула дверь, и кто-то стал быстро подниматься.

Кьюлак этого и ждал, хотел услышать последние новости из города.

Несколько раз постучали.

— Входи! — громко сказал Тэас.

Дверь открылась, вернулся Кристо́ф. Он был не в духе, что Тэас определил сразу, едва взглянул на него.

— Новости плохие, — с ходу предупредил Лантеги. — Прости, что меня не было целый день. Я старался разузнать как можно больше. Первый взрыв, уничтоживший целую улицу и затронувший прилегающие к ней территории, устроил, увы, Дафнис.

— Конечно, — тихо произнес Мойро. Он сдерживал себя, хоть это было и непросто. — А второй взрыв?

— Дафнис, должно быть, сбежал в тоннели, и враг последовал за ним, — предположил Кристоф. — Второй взрыв был мощнее, и устроила его высшая магия.

— Точно?

— Да, аура была такая сильная, что не уходила с улиц до утра вчерашнего дня. И еще полдня воздух был странный: тяжело было дышать. Взрыв был такой силы, что магия вырывалась из люков, сметая все на своем пути. Потухнув, она не пропала. И если за день на поверхности аура улетучилась, то в подземельях стены буквально ходуном ходят. До сих пор.

— Вы спускались туда?

— Нет, туда нельзя спускаться, — уверенно сказал Лантеги. — Мы не решились. Это все равно что отправиться в аданей. Сразу же задохнемся. Слишком много высшей магии.

— Как думаешь, есть шанс, что аура вскоре уйдет из подземных тоннелей?

Кристоф на миг растерялся, затем пожал плечами:

— Не знаю. Если бы я знал хоть что-нибудь о природе этой магии, я бы лучше понимал врага. Это непросто, когда враг — разумная высшая магия.

Фредрик медленно кивнул его словам, затем поинтересовался:

— Дафнис все же погиб или выжил?

— Должно быть… не знаю. Думаю, погиб.

Тэас отвел взгляд и прошелся по помещению.

— Проклятье, — сдержанно сказал он. — Дафнис вновь это сделал. Всегда и во всем ему мало, он не знает меры. Но так далеко он еще не заходил. Он взорвал улицу! Мы — иллюзия, а не настоящие убийцы. А теперь мы ничем не лучше врага. Погибли наши, погибли сыщики, зато враг не пострадал, лишь набрал мощь. И Дафнис мертв. — Тэас втянул в себя воздух и добавил заметно тише: — Рано или поздно он бы все испортил. Мне не стоило отпускать его на дело. Раньше я точно знал, как держать все под контролем.

Кристоф старался быть спокойным. Он понимал, что не стоило позволять ярости Кьюлака вырваться вместе с искрой. Да и была ли то ярость? Будь то злоба, а не горечь, искра не заставила бы себя долго ждать.

Так что Лантеги рискнул и осторожно произнес:

— Фредрик.

Тэас удивленно посмотрел на него и тихо напомнил:

— Мы же договорились, что мое настоящее имя в этом времени не будет звучать. То, что ты был в прошлом и знаешь обо мне правду, не означает, что…

— Только между нами, — поспешил сказать Лантеги и пояснил: — Думаю, это Фредрик, тот, которого похоронили много лет назад, умел держать все под контролем. Но он был королевских кровей, как ты мне объяснил, и то была его обязанность — отвечать за своих подданных и всегда знать ответы. Здесь, в этом времени, все иначе, Тэас. Здесь ты никому ничего не должен. Для нас ты лишь лидер. Мы сами отвечаем за свои действия. Дафнис совершил роковую ошибку. Он постоянно спорил с тобой, порой соглашался на словах, но все равно делал все по-своему. Он сам виноват, что так вышло.

— Нужно было заставить его следовать плану, — не отступал Тэас. — Но ты прав. Здесь все иначе. И у меня искра. Это опасная игра — быть жестким, когда в тебе затаилась аданейщина. Но с таким врагом в таких обстоятельствах иначе нельзя. — Кьюлак мрачно глянул на свои сжатые в кулак пальцы и медленно расслабил их. — Мой учитель выбирал жестокие методы обучения, — вспомнил он. — Иногда мог и ударить. Не ногой или рукой — магией. Если мне не удавалось сделать какой-нибудь прием — магический шар или поток, он создавал это сам и отправлял в меня. Приходилось уворачиваться, и не всегда удавалось. Поэтому были серьезные травмы во время обучения. Также он учил меня включать защитные поля от разных видов магии. Учил и заставлял их делать, осыпая меня ударами. Мне ничего не оставалось, как целыми днями зубрить и совершенствовать щиты, чтобы не приходилось ходить в синяках.

— В синяках? — поразился Кристоф. — После магических шаров? Сколько тебе было лет?

— Это было на протяжении всего моего детства, но кидать в меня шары он стал только после десяти, раньше ему бы не позволили. — Фредрик даже усмехнулся.

— Он был твоим отцом?

— Нет, что ты. Отец был моим защитником.

— Если ты королевских кровей, то твой отец был…

— Нет, он не был королем. Он был младшим братом короля.

— И он позволял учителю бить принца магическими шарами с десяти лет? — Ученый был ошеломлен, и в его лице Фредрик прочел такое же презрение к Элестеру, какое часто испытывал сам в детстве.

— Отец не позволял. Он просто не знал об этом.

— Он что, не видел тебя? Синяки — это еще ничего. После магических шаров можно получить серьезную рану, если не смертельную.

— Нет. — Тэас отрицательно покачал головой. — Элестер знал, когда остановиться. Он точно знал, что делал. Но ты прав, синяки оставались, а более серьезные раны и переломы он лечил. Он был эльфом-лекарем с рождения. В те времена я его ненавидел, а потом вырос и понял, почему он все это делал. И он был прав.

— Прав, что бил ребенка?

— В моем случае да. Ты должен понять, Кристоф. Я бы не дожил даже до совершеннолетия, если бы не он. Мягким учителем быть нельзя, когда идет война.

— Если ты воспитываешь кого-то с детства…

— С рождения…

— Тем более, Тэас! Любой нормальный человек…

— Эльф, — поправил Фредрик.

— Эльф, не важно. Когда воспитываешь ребенка с рождения, воспринимаешь его своим.

— Ты сам сказал, что я был королевских кровей, и у меня с рождения не было выбора. Как и у Элестера. Он хотел, чтобы я умел держать ситуацию под контролем и не случалось бы, — Тэас указал на окно, где в темноте вдали светились огни Фортона, — вот таких ситуаций. Элестер видел много поколений моей семьи. Долгие годы он возглавлял войско эльфов-магов, а потом ему сообщили, что на свет появился я и меня нужно воспитать, а потом передать мне руководство войском и подчиниться мне. Как ты думаешь, может ли очень старый и сильный маг-эльф позволить слабому человеку встать над ним? И руководить его войском? Думаю, он был зол, когда ему сообщили волю небес. Думаю, он старался сделать все сразу: воспитать из меня мага, достойного руководить войском эльфов, а заодно выместить на мне злобу за то, что я выше его по крови и небесному доверию. И он выместил. Скорее всего, я больше никогда его не увижу, но какими бы ужасными ни были воспоминания о моем обучении, он был прав. Все, что я умею, — его заслуги. Нельзя быть мягким и позволять самодеятельность. Вы пошли за мной. Я взял на себя ответственность. Поэтому гибель Дафниса все же на моей совести. — Фредрик немного выждал и перевел тему: — Вернемся к делу. Стрелка у тебя?

Кристоф изменился в лице, затем опустил руку в карман и достал оттуда маленькую стрелку времени.

— Ты хочешь отослать меня? Сейчас?

— Я хочу, чтобы ты вернулся к тем, кто призывал мою душу в прошлом, и разобрался, что именно там творится. Заодно выясни название королевства, что сгинуло в измерение веласко. Узнай все, что только сможешь.

— А ты?

Тэас подошел к полке, на которой стояли часы, затем поднял их обеими руками, потому что они были довольно тяжелые, и протянул Кристофу.

— Я объясню, когда вернешься. Заводи стрелку и возвратись на двести лет назад.

— Почему сам не переместишься во времени? Ведь ты можешь потом вернуться в этот же самый миг, не потеряв и секунды.

— Мне запрещено, — объяснил Фредрик. — Возьми часы и иди. Только не здесь. Не открывай портал в этой комнате, не хочу его видеть.

— Как скажешь, Кью, — сдался Лантеги, более не желая испытывать терпение и искру командира. Он принял часы и медленно покинул комнату.

Какое-то время Фредрик стоял неподвижно. Он ждал до тех пор, пока не увидел вспышку от перемещения в щели под дверью. Это означало, что Кристоф покинул будущее, а именно этого Тэас и ждал. Он специально отослал Лантеги, чтобы тот не помешал ему спуститься в тоннели под Фортоном. Нельзя было оставлять такое большое количество разумной магии под городом. Это все равно что набить тоннели порохом и ожидать взрыва, опасаясь его предотвратить. Кристоф отчасти был прав, когда сказал о неразумности спуска под землю. Он и другие члены банды, скорее всего, погибли бы, оказавшись в тоннелях. Единственный, кто мог бы попытаться выгнать оттуда врага, а заодно понять, как разумная магия действует при большом скоплении, это Тэас. Ведь у него была особая сила — искра, и он не сомневался, что к жизни его вернули лишь в качестве оружия. Враг боялся искры. Фредрик ее тоже в последнее время опасался. Она сильно развилась, а во время карточного матча овладела его разумом настолько, что он едва не убил Мэй. Впервые его действиями руководил другой разум. И хоть Тэас пока что вернул себе контроль над телом, теперь он был настороже. Искра в нем окрепла и ожидала своего часа. Кьюлак знал, что рано или поздно она вырвется, и решил направить ее мощь на врага. Хотя бы попытаться применить свое проклятье для благого дела.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 628