электронная
50
печатная A5
276
18+
Заполярная Воркута и любовь

Бесплатный фрагмент - Заполярная Воркута и любовь

Объем:
80 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-6429-5
электронная
от 50
печатная A5
от 276

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Песня о любовной истории

В сентябре то осень уж была,

Я с тобою встретился впервые,

Это чудо карие глаза,

Вороные волосы густые.

Я дышал тобою и горел,

Радовался я твоим улыбкам,

Только объясниться не сумел,

Для меня такое счастье пытка.

Через год судьба нас развела,

Я тебя совсем уже не вижу,

Счастье ты судьба мене дала,

А любовь свою я не обижу.

Как бы мне вернуться с год назад,

Услыхать родной любимый голос,

Сердцем согревать твои уста,

Гладить шелковистый чёрный волос.

И опять тебя я буду ждать,

На углу, на нашем перекрёстке,

Лишь бы отпустила тебя мать,

Лишь бы свет горел в твоём окошке.

В сентябре то осень уж была,

Я с тобою встретился впервые,

Это чудо карие глаза,

Вороные волосы густые.

Строительство Воркуты

Была  невыполнимая  задача —

Построить город  в  вечной  мерзлоте,

Пробить  стволы  и  шахты  дать  в  придачу,

Чтоб  дали  уголь  всей  родной  стране!

На  тысячи  вёрст  тут  ледяная  тундра,

Олени, мох иль  пробежит  косой,

Да  куропатка улетит — полундра,

Да  как  тут  жить  с  той  мёрзлою  землёй?

Пройти  разведку  надо  для  бассейна,

Печорский  уголь  надо  добывать,

А  вышки, оборудование, чем  всё?

Ведь  это  надо  в  тундре  доставлять…

А  от  Москвы  две  «тыщи»  километров,

Дороги  нет, «железка» — лишь  мечта!

Пурга  метёт — идти  навстречу  ветрам,

Такая  в   этой     жизни  маята…

Из  Салехарда  группа  заключвённых

Через  Урал   те  вышки волокла,

Пройти   Урал  им  надо и  вагоны

И  оборудовать к  бурению  все  дела…

Была  невыполнимая  задача —

Построить город  в  вечной  мерзлоте,

Пробить  стволы  и  шахты  дать  в  придачу,

Чтоб  дали  уголь  всей  родной  стране!

Песня о Комбинате Воркутауголь

Я  помню  Воркуту  пятидесятых —

В  очередях  за  молоком  стоял,

Кругом  ходили  «ЗЭКИ»  и  солдаты,

А  комбинат  наш  уголь  добывал,

Кругом  ходили  «ЗЭКИ»  и  солдаты,

А  комбинат  наш  уголь  добывал…

Бараки  наши  были  приземисты,

А  Ленина  лишь  строилась  тогда,

Страну  вели  вперёд  лишь  коммунисты,

И  ядерная  двигалась  беда,

Страну  вели  вперёд  лишь  коммунисты,

И  ядерная  двигалась  беда…

Была  послевоенная  разруха,

ГУЛАГ  лишь  обороты  набирал,

С  амнистиями  было  ещё  глухо,

ЗК   грыз  недра, уголёк  давал,

С  амнистиями  было  ещё  глухо,

ЗК   грыз  недра, уголёк  давал…

Стахановцами  были  все  шахтёры,

Была  послевоенная  пора,

Донбасс  не  восстановлен  и  опорой

На  Западе  была  лишь  Воркута,

Донбасс  не  восстановлен  и  опорой

На  Западе  была  лишь  Воркута…

Шахтёрам подземелья Воркуты!

Победой  трудовой  гордился

В глубокой  шахте  с  Воркутой,

Я здесь  на  горняка  учился —

На  «Комсомольской»  шахте  свой…

Давали  мы  угля  там  море,

В  десятом, в  лаве  добычной,

На  дальнем  севере  в  дозоре

Гобеджишвили  вёл  с  собой…

И  мы  старались  и  потели

На  нашей  смене  ходовой,

И  основания, постели,

Сдвигая  комплекс, секции  в  забой…

А  не  идёт — подчистить  надо,

И  где то глубже  шнек  ложить,

И  рубишь  уголь- как  награда

И  так  тому  всегда  и  быть…

Но  вот  порода, купол, вывал

И  снова  всякая  байда,

Заводим  рельсы, чтоб  не  выпал —

Кострим  на  секциях  тогда…

Но  вот  пошла  опять  цепочка

И  тянет  лавный  уголь  вдаль,

 Даём  угля  мы  много, точка,

И  утихает  вновь  печаль…

Дробится  уголь — грудь  валится,

Ползут  конвейера  скребки,

От  шнека  жутко  пыль  клубится,

Сверкают  зубы  и  белки…

Я ходил, Круг Полярный топтал…

Я  ходил  по  горам, Круг  Полярный  топтал,

В  Южном  Буге  тонул, но  совсем  не пропал,

Под  землёй  пропадал, уголёк  добывал —

В  Воркуте же  моей  я  всю  жизнь  проживал!

А в Воркуте Полярные снега…

Мне  снится Воркута  моя  всегда,

Всплывают  часто  памятные  лица,

Природа, шахты, тундра, Воркута,

Душа  тоскует, хочет  возвратиться…

Да, в Воркуте  я  прожил  много  лет,

Не  просто  лет, а  целые  полвека,

И  счастлив  я  как  истинный  поэт,

Вы  не  найдёте  лучше  человека…

Я  помню  всё — этапы  каторжан,

Заборы, вышки, ватники, шинели,

И  тех  собак, что  рвутся на  рожон,

Когда  конвойные  держать  их  не сумели…

Немецкая  овчарка  страшный  зверь,

Она  меня  там  в  детстве  покусала,

Оскал  её  зубов, ты  мне  поверь,

Он  как  гипноз  и  мне  его  не  мало…

А  в  Воркуте  Полярные  снега,

Всё  шахты, шахты, были  терриконы,

Но  время  ведь  меняет  города

И  на  земле  вот  новые  законы…

А  в  мерзлоте  лежат  святые  кости,

Тех  бедолаг, что  строили  мой  град,

Посёлки  были, а  вокруг  погосты,

Но  уголь ведь  был  нужен  в  Ленинград…

Донбасс  захвачен, был  тогда  под немцем

И  надо  было  выиграть  войну,

И  сердце  жгло  калёным  красным  перцем,

Мы  в  мерзлоту  вгрызались  в  целину…

Мне  снится Воркута  моя  всегда,

Всплывают  часто  памятные  лица,

Природа, шахты, тундра, Воркута,

Душа  тоскует, хочет  возвратиться…

О Воркуте

Сто шахтёрских дорог в Воркуте, —

Я прошёл и мне этого мало,

Подхожу я к заветной черте,

Но знать время ещё не настало.

Знать не вышел ещё жизни срок,

Ничего не поделать природе,

Здесь у каждого есть свой исток,

Припадаешь к нему в непогоде.

Годы шахты порой так трудны,

Растянуть можно каждый в полжизни,

Но прошедши- они не страшны

И не надо к судьбе укоризны.

Это счастье что молодость здесь

И зарю и восходы встречала,

Если мог, повторил бы как есть

И мне этого будет всё мало.

Будем снова смотреть на луну,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 50
печатная A5
от 276