электронная
72
печатная A5
592
18+
Записки самостоятельного путешественника

Бесплатный фрагмент - Записки самостоятельного путешественника

Азия, Африка и Южная Америка

Объем:
502 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-7416-4
электронная
от 72
печатная A5
от 592

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Посвящается моей единственной и неповторимой жене Лене

Часть 1. Большое Арабское путешествие в ноябре 2007 года

Подготовка

В мире столько всего интересного, что и ста жизней не хватит, чтобы все увидеть. Но, в любом случае, стремиться нужно к максимальному результату. Именно так решили мы с женой в один из обыденных, ни чем не примечательных дней начавшегося двадцать первого века. Идея посетить страну древних фараонов — Египет возникла у нас где-то в конце 2006 года. Хотелось посмотреть на древнейшие сооружения, будоражащие человеческую мысль на протяжении тысячелетий, увидеть, как живут люди в столь далекой экзотической стране, и искупаться в теплых прозрачных водах Красного моря. В начале 2007 года началась реальная подготовка к поездке. В первую очередь я изучил практически все сайты, в которых имелась информация о Египте, и о том, как лучше туда добраться. Замечу сразу. Нас не прельщал отдых по туристической путевке. Хотелось большей свободы передвижения, разнообразных приключений и более глубоких впечатлений. Очень помог сайт Академии вольных путешествий и форум Винского. Огромное спасибо всем тем людям, которые делятся информацией на Интернет-страничках. В процессе скольжения по всемирной электронной паутине и накопления необходимых финансовых средств неожиданно возникла мысль объединить в одной поездке также Иорданию, Сирию и Турцию. Я стал готовить маршрут длительностью почти в месяц. Так, чтобы заполнить поездкой весь наш отпуск. Изучив более 3000 рассказов об этих странах, через полгода я подготовил подробный план долгожданного путешествия. Оставалось только копить деньги и ждать наступления отпусков.

Чтобы сэкономить на авиабилетах, мы решили купить турпутевки на неделю в Хургаду. Где-то за месяц до поездки обратились в турбюро. Путевки были оформлены у туроператора «Pegas Travel» на срок с 7 по 13 ноября 2007 г. в «Triton Empire Hotel». Обошлись они нам в 26 500 руб. на двоих. При покупке путевок мы прозондировали возможность не покупать обратные авиабилеты. Но, увы, турфирма не пошла нам на встречу. Обратные билеты прогорали, но даже в этом случае такой расклад был более экономичным, нежели если бы мы брали билеты в один конец в «Аэрофлоте» или другой компании. Чартеры в Египет были намного дешевле обычных авиарейсов.

У нас в семье в ту пору был весьма умеренный достаток. Поэтому, чтобы как можно больше увидеть в поездке, мы предусмотрели статьи расходов, на которых можно было бы сэкономить. Поскольку планировалось целыми днями посещать интересные исторические и археологические места, а также ездить на экскурсии, отели нам нужны были только для ночлега и принятия душа. Следовательно, вполне можно было обойтись недорогими гостиницами. Мы достаточно неприхотливы в еде, а потому решили сэкономить и на этом. Решили не тратить деньги в ресторанах, а взять с собой три десятка пакетов с вермишелью, рисом и картофельным пюре быстрого приготовления. Захватили с собой кипятильник, литровую кружку и пару пластмассовых тарелок. По моим подсчетам на посещение этих стран нам было необходимо 87 000 руб. на двоих. Это не считая денег за путевки. Половину поменяли на доллары, а половину на евро. Курс рубля к доллару тогда составлял 24 к 1.


7.11.2007 г. Египет. Хургада.

Рано утром, в 7.12 мы выехали из родного города Орла в Москву на поезде-экспрессе. Он прибывал на Курский вокзал столицы в 11.50. Но в тот день провидение решило немного сэкономить наше время. Поезд шел до станции Царицино, которая находится на юге Москвы. От нее 2 остановки до метро «Домодедовская», от которой в аэропорт «Домодедово» ходят маршрутные такси и автобусы в огромном количестве. Во время перехода с перрона станции Царицыно в метро случилась мелкая неприятность. Оторвалась лямка в моем рюкзаке. Однако через 15 минут мы уже искали транспорт в аэропорт возле «Домодедовской». По дороге, я быстро устранил неисправность своей амуниции, благо, что нитки и иголку мы предусмотрительно взяли с собой.

В 13.00 прибыли в аэропорт. Стоимость билета на микроавтобус (№308) составляла 70 рублей. Самолет должен был вылетать в 17.05. В инструкции к путевкам было сказано, чтобы мы приехали в аэропорт за 4 часа до вылета для получения пакета документов и авиабилетов. Мы выполнили это условие, но представитель «Пегаса» появился на месте только через полтора часа. В течение всего этого времени пришлось поволноваться. Этот факт стал еще одним аргументом в пользу того, чтобы в дальнейшем не пользоваться услугами туристических фирм, а организовывать поездки самостоятельно.

Оформление багажа, пограничный и таможенный контроль не заняли много времени. Из-за угрозы терактов, таможенники заставляли всех пассажиров снимать верхнюю одежду и обувь. Каждый подвергался тщательному обыску, как потенциальный преступник. Вскоре мы уже находились в зале вылета и представляли тот момент, когда увидим Красное море. В последний минуту выяснилось, что вместо авиакомпании «ВИМ-авиа» рейс будет осуществлять компания «Башкирские авиалинии». Погода не подвела. Небо было достаточно ясным. Умеренный ветер и всего два градуса мороза. В 17.05 наш «Боинг» -747—200 взмыл вверх над утопающей в вечерней мгле Москвой и направился в южном направлении, оставляя внизу бескрайние белоснежные просторы родного Отечества.

В самолете нашим соседом оказался подвыпивший мужик, летевший с сыном-подростком. Во время полета к нему из другого салона постоянно являлся его еще более пьяный друг. В конечном итоге сосед допрыгался до штрафа за курение на борту самолета. К концу полета он притих и успокоился, видимо, алкоголь взял свое. Но тут возник другой субъект, пожелавший выйти из лайнера, где-то над Каиром. Собрав вещи, он решительно направился к выходу. Ценой неимоверных усилий стюардесс и стюардов, мужика удалось усадить на место, но он не унимался до самой посадки в Хургаде.

Мы летели как раз над теми странами, которые намеревались посетить в обратном порядке посуху при возвращении домой. Дамаск, над которым мы пролетали в 20.15, светился яркими огнями, на фоне которых заметно выделялись частые зеленые огни мечетей. Через 15 минут над Амманом мы увидели нечто подобное, но зеленых огней было значительно меньше. Самолет почему-то делал крюк через Каир. Над ним мы были в 21.00. После Каира лайнер пролетел еще минут 15 вдоль Нила, а затем свернул влево и постепенно начал снижать высоту. Через полчаса внизу показались, вытянутые в одну длинную цепочку фонари Хургады, Сафаги и других египетских курортов, превратившихся во всероссийскую здравницу. Это вызвало оживление в салоне. Посадка получилась мягкой. Шасси самолета аккуратно скользнуло по посадочной полосе. Аплодисменты пассажиров сопровождали торможение лайнера. Самолет прилетел вовремя. В Москве в это время было 22.00, а в Хургаде на час меньше.

На арабском языке название этого курорта звучит непонятно для русского уха. Оно произносится, как Эль-Гурдака. Хургада — это англоизированное наименование. Город расположен на западном побережье Красного моря, в 500 км юго-восточнее Каира. В нем проживают около 90 000 человек. Он является административным центром одной из 27 египетских провинций — провинции Красного моря. Хургада не имеет древней истории. Она возникла только в начале XX века в виде посёлка британских нефтяников-поисковиков. Город начал развиваться с 1978 года в качестве туристического центра, благодаря активным усилиям тогдашнего губернатора провинции генерал-майора Юсефа Афифи и египетского мультимиллионера Моххамади Ховайдака. Он является ярким примером того, как удачно вкладывать деньги.

Хургада состоит из старого поселения Дахар на севере, нового центра Саккала и почти непрерывной цепочки прибрежных отелей, протянувшейся от центра к югу от города общей протяжённостью почти на 40 км (так называемая «Новая Хургада»). В районе этого городка происходит действие рассказа известного английского писателя Джеймса Олдриджа «Последний дюйм», написанного им в 1957 году. Через год на экраны вышел советский кинофильм с таким же названием.

Международный аэропорт Хургады имел необычный вид. Его залы были покрыты вереницей пирамидальных крыш с фонарями на шпилях. Впоследствии, 9 марта 2014 года часть крыши обрушилась из-за скопления воды. В аэропорту нас встречал представитель турфирмы «Пегас», сносно говоривший на русском языке. Он дал въездные декларации, которые мы быстро заполнили печатными буквами на английском языке. Зная, что надо делать, мы быстро заняли очередь в окошко банка для получения виз и размена валюты. За визы отдали по 15 долларов. Затем прошли чуть влево на пограничный контроль. Там быстро проверили наши паспорта и поставили въездные штампы. У одного из служащих таможни я поинтересовался, надо ли декларировать видеокамеру, и где. Оказалось, что этого делать не требуется. Данное правило не задолго до этого отменили.

В ту пору, денежной единицей Египта были фунты. Один египетский фунт равнялся 100 пиастрам. В денежном обращении находились банкноты номиналом в 25 и 50 пиастров, 1, 5, 10, 20, 50, 100 и 200 фунтов; монеты в 25, 50 пиастров и 1 фунт. Практически на всех банкнотах с одной стороны изображались мечети, а с другой сюжеты из времен правления фараонов. Курс египетского фунта к доллару составлял 5,5 фунта за доллар.

В следующем зале, слева, возле транспортной ленты, мы отыскали свои рюкзаки и проследовали на выход. Стоявший там представитель «Пегаса» указал нам дальнейшее направление следования. Метров через 80 другой турагент показал автобус, который должен был доставить нас в отель. На лобовом стекле автобуса красовался зловещий номер 13.

До нашего отеля добирались где-то полчаса. Он оказался самым последним, почти на самой северной оконечности Хургады. На картах он обозначался, как «Three Corners Village». Он состоял из комплекса трех отелей различной звездности и комфорта. Однако, любой поселившийся в одном из этих отелей турист, имел право пользоваться услугами каждого из трех отелей. Это было достаточно удобно, интересно и разнообразно. В 23.00 местного времени мы разместились в номере. Я дал носильщику Саиду 5 фунтов «бакшиш». В номере находились две удобные кровати, кондиционер, холодильник, телевизор (имелся первый российский канал), круглый старинный столик, тумбочка, шкаф и даже сейф. Санузел выглядел достаточно чистым. Все работало. В душе и умывальнике имелась горячая и холодная вода. С г-образного балкона можно было обозревать окрестности с двух сторон. Окна выходили во двор. Под ними росли какие-то тропические деревья, а также огромные фикусы. Проезжей части не было видно. В связи с чем, в номере было достаточно тихо. Над кроватями в рамке под стеклом висел папирус с древнеегипетским сюжетом.

Во время распаковки рюкзаков обнаружилось, что одна из бутылок водки «Ливенской» (лимонной), которую мы прихватили из дома, разбилась и залила вещи моей жены. Пока Лена занималась раскладкой багажа, я сходил на улицу и в одном из ближайших магазинчиков, встреченный распростертыми объятьями арабского торговца, купил бутылку воды «Барака» (1,5 л.) за 2 фунта и бутылку (1,5 л.) «Фанты» за 9 фунтов. «Фанта» имела несколько иной вкус, нежели та, которая выпускается в России. Она была «мягче» и менее «драла» горло.

В 00.30 решили прогуляться по ночной Хургаде, чтобы увидеть море и позвонить домой. Недалеко от отеля нашли уличный телефон. Я поинтересовался у молодого араба, где можно купить телефонную карту. Тот с радостью откликнулся на нашу просьбу и повел нас в соседний магазинчик, где мы приобрели карту за 15 фунтов. Затем он помог нам разобраться с набором номера. Следовало набрать 07, затем код города и номер домашнего телефона. Разговор с домом длился чуть более 2 минут. Араба звали Мидоу. Он немного говорил по-русски. Он пригласил нас в свой магазинчик, расположенный через дорогу. В нем продавались самые различные сувениры и безделушки на древнеегипетские темы. Мидоу угостил нас чаем каркаде. В процессе разговора он, разумеется, намекнул на покупки в его магазине. Отказать было неудобно, так как человек все-таки оказал помощь. Пришлось купить огромную карту Хургады, Сафаги, Макади-бея, Эль-Гуны. Там так же имелись различные погодные и температурные диаграммы региона, а также схемы маршрутов в бедуинские деревни. Нам приглянулся большой древнеегипетский латунный крест, увенчанный сверху кольцом — анх. Этот символ также известен как египетский иероглиф, как «ключ жизни» и «ключ Нила». Анх клали в гробницу фараонам, чтобы после смерти их души смогли продолжать жизнь в загробном мире Дуате. Мидоу подарил моей жене Лене монету в 50 пиастров с изображением Клеопатры. Заметив, что в офисе имеется коллекция иностранных банкнот и монет, мы дали своему новому знакомому три советские монеты и 10 бумажных российских рублей.

Затем Мидоу провел нам небольшую экскурсию по ночному району. Мы заметили, что в городе дует сильный, но теплый ветер с моря. Кроны многочисленных пальм расшатывались в разные стороны с огромной амплитудой. На улице Бахр-стрит мы обнаружили фруктовую лавку. Спелые фрукты лежали на лотках, но продавца не было видно. Только позже раздался какой-то шорох. Оказалось, что продавец ночевал тут же под лотками, на картонной коробке. Недалеко от него на асфальте мирно дремал крупный худой пес рыжеватого цвета. В последующие дни мы постоянно замечали его на этом месте. Мидоу пригласил нас пойти на дискотеку к его знакомому. Но усталость взяла свое, хотелось спать. Где-то в 3 часа ночи мы полностью погрузились в объятья Морфея. Но сон оказался не долгим.

В 4.30 наш безмятежный покой был нарушен громкими криками муэдзинов из ближайших мечетей, которые приглашали правоверных мусульман к утренней молитве — фаджру. «Ля иляху иль Аллаху»… («Нет бога кроме Аллаха!»), — разносилось по всем окрестностям. Необычное зрелище для русского человека из города, где никогда не существовало ни одной мечети. С подобным я встречался много лет назад на афганской границе. Но тогда в это время я не спал, а вместе с другими пограничниками охранял мирный покой советских граждан. Здесь же некому было сохранить наш покой от шума из громкоговорителей. Сон оказался не долгим, но как ни странно, мы выспались.


8.11.2007 г. Египет. Хургада.

Рано утром мы позавтракали в ресторане «Chez Pascal» в отеле «Triton Empire Inn» (шведский стол) и отправились немного погулять по Хургаде в сторону главной мечети. Идти на море было еще рано. Мидоу, увидев нас из своего магазина, решил навязаться в проводники. Он упорно рассказывал на родном языке о местных достопримечательностях, не понимая, что мы плохо знаем арабский язык. Периодически он переходил на английский. Но поскольку я на нем никогда на практике не общался, то поначалу перевод удавался мне с огромным трудом. Мы посетили главную мусульманскую святыню Хургады — мечеть Абдульхасана Эльшази. Она была названа в честь особо почитаемого местного проповедника, жившего здесь около 600 лет назад и прославившегося своей добродетелью и ученостью.

Строительство сооружения завершилось в 1968 году. На его торжественном открытии присутствовал президент Египта и друг СССР Насер. Здание светло-песчаного цвета декорировано витиеватой резьбой, выполненной в арабском стиле. Около мечети возвышаются два минарета, высотой по 40 метров. Как оказалось, они видны на расстоянии 20 км от Хургады.

Стало припекать, температура воздуха явно превысила 30 градусов. На море стало тянуть все сильнее. Пляж находился в отеле «Triton Beach Resort», относящемся к комплексу, в который входил наш отель, в 200 метрах от места нашего проживания. Когда мы пришли к берегу, там загорало уже много народа. Детишки радостно плескались у берега. Отовсюду слышалась преимущественно русская и итальянская речь. Мы расположились у самой кромки набегающих волн. Вода оказалась изумительной — чистой и теплой. Мы с огромным удовольствием принялись поочередно купаться в морской пучине. Лена плавала далеко в сторону пирсов, наслаждаясь ударами мощных волн об их камни. Я в это время сторожил вещи на берегу.

Чуть позднее я отправился играть в волейбол. Среди игроков более половины оказались русскими. Игра оказалась удачной для нашей команды. Я, не смотря на то, что не играл уже достаточно давно, показал вполне неплохую игру. Забил много очков, достал несколько не берущихся мячей, сделал много результативных нападающих ударов. Правда, это стоило мне ободранного колена и щиколотки.

По дороге на обед купили рядом с отелем «Sand Beach Resort», в турагентстве «Tilly travel», у Ибрагима, просившего называть его Дима, экскурсию на завтра к коралловым островам на весь день. Отдали всего 20 долларов за двоих. У отельного гида азербайджанца Сеймура это стоило почти в 2 раза дороже. Разумеется, корыстный гид стращал нас всякими неприятностями относительно покупки туров вне отеля. Купили фруктов у мужика и мальчика, устроивших себе до этого ночлег под торговым лотком. За 1 кг апельсинов отдали 5 фунтов, за гуаву средних размеров — 2 фунта. Мальчик-торговец радушно дал нам еще горсть фиников.

Попробовали египетское пиво «Stella». Одна бутылка стоила 9 фунтов. Покупали на улице в какой-то забегаловке под названием «Tuke Box» возле госпиталя. В отеле бутылка стоила 18 фунтов. Пиво як пиво! Слабенькое только. Купили две куфии (арафатки) с черными и зелеными квадратиками по 20 фунтов. Переплатили, но торговаться что-то не особо хотелось. Видимо оттого, что продавец показался мне особенно дружелюбным. Правда, все равно сбили цену на 30 фунтов. Куфия является неотъемлемой частью мужского гардероба в арабских странах. Служит для защиты головы и лица от солнца, песка и холода. По возвращению, обнаружили в своем номере, что уборщик соорудил из полотенец замысловатую фигуру лебедя. За красоту дал ему 2 фунта.

Ужинали в «Triton Hotel» в ресторане «Sinuhe». Так же шведский стол. Выбор блюд оказался огромным и разнообразным. Глаза аж разбегаются. Все было вкусно и питательно. Уже в темноте сходили к морю, обнявшись, сидели на скамейке и тихо любовались набегающими волнами. Пристально смотрели на методично мигающий вдалеке маяк, и нам казалось, что все происходящее творится не с нами. Не верилось, что мы отдыхаем на Красном море, и его теплые воды соприкасающиеся с Индийским океаном, методично омывают нам ноги.

По дороге в отель встретили свадебную кавалькаду на автомобилях. В каждой из машин было затрамбовано народу, как в бочке селедки. На крыше одного из несущихся микроавтобусов стоял молодой парень и что-то возбужденно кричал прохожим, умудряясь при этом пританцовывать. От праздновавших арабов шум не утихал еще долго. Они катались кругами по району, издавая пронзительные звуки клаксонами и громко крича часов до трех ночи. Подобные свадьбы в любой момент явно могут превратиться в похороны. Подобное ужасающее зрелище я уже встречал в Ашхабаде (Туркменистан), когда находился в госпитале Пограничных войск, в 1987 году.


9.11.2007 г. Египет. Хургада.

После завтрака отправились в турагентство к Ибрагиму — Диме. Оттуда в 8.00 нас забрал микроавтобус на сноурклинг. На берегу моря в какой-то конторке нам выдали маски с трубками и ласты. Через полчаса мы уже удалялись от Хургады в открытое море на двухпалубной белоснежной яхте в окружении небольшого дружелюбного экипажа и двух десятков пассажиров. На яхте познакомились с туристом из Москвы. Он уже третий раз за год отдыхал в Хургаде со своей дочкой. Он возмущался огромным наплывом туповатых и хамоватых отдыхающих из России и особенно из Украины. Пожилая интеллигентная дама из Петербурга рассказала мне много интересного о ситуации в Ташкенте, где она недавно побывала. Оказывается там теперь полный порядок, никакого воровства и разбоев, как это было в 1989 году, когда я там находился в служебной командировке. Видимо, исламизация узбеков пошла им на пользу… Нашими соседями по палубе так же оказалась парочка из Германии. Темноволосая девушка не плавала, предпочитая водным процедурам солнечные ванны.

Яхта делала три остановки возле коралловых островов. В это время разрешалось плавать. Лена почти не вылезала из моря, искренне наслаждаясь чистотой воды, кораллами и экстравагантными обитателями морского дна. Правда, пришлось отсоединить трубку от маски. Для того, чтобы плавать с ней необходима определенная сноровка и иной тип дыхание, нежели тот, к которому мы привыкли. Я плюхался в море наскоками, предпочитая наслаждаться окрестными видами и попивать пиво «Стела» (20 фунтов) на верхней палубе. Кроме того, я снимал на видеокамеру свою жену, периодически выходящую на острова и прогуливающуюся там в поисках экзотической живности. Острова назывались Большой Магавиш, Малый Магавиш и Арук Талара. Они находятся юго-западнее Хургады в Красном море. Лена с наслаждением прыгала в воду с верхней палубы, вызывая бурю восторга у матросов и завистливые взгляды некоторых туристов. Через некоторое время, экипаж яхты угостил всех туристов вкусным обедом (был включен в стоимость билета). В состав блюда входила какая-то лакомая бескостная морская рыба. Каждому была выдана бутылка пива или воды на выбор. Возле Малого Магавиша, Лена зацепилась трубкой о коралл, из-за чего у нее отломился зуб. Он скрылся в морской пучине. Получилось этакое жертвоприношение за полученное наслаждение. Кроме того, она ободрала о кораллы ногу в двух местах. С кораллами следует быть осторожным.

В конце плавания один из членов экипажа стал показывать различные трюки с полотенцами. Он умудрялся изготовлять из них фигуры животных и многое другое. Под смех туристов, он сварганил из полотенца на голове немца шапку с огромными бараньими рогами. За это шоу я дал египетскому умельцу 5 фунтов бакшиша.

В Хургаду мы вернулись в 16.20. От водной станции нас отвезли на машине до отеля. Мы сразу же зашли в турагентство к Диме (Ибрагиму) и купили билеты на мотосафари по 30 долларов за билет. Возвращаясь в отель, приобрели в магазинчике еще у одного Мидоу солнцезащитные очки для меня за 15 фунтов. Сбавили цену на 10 фунтов. Этот Мидоу оказался очень веселым арабом. Когда мы проходили мимо его магазина, он все время пытался нас завлечь к себе. Наконец, он обратил наше внимание следующим монологом:

— Здравствуй, мордастый!. Давно тебя здесь сижу, жду. Почему мимо проходишь? Заходи!…

Нам стало смешно от такого обращения, и мы сделали небольшую покупку. Все торговцы безошибочно определяли в нас русских еще за полсотни метров. Было приятно. Недалеко от ресторана «Канария» постоянно дежурило несколько арабов, раздававших меню ресторана и предлагавших пообедать у них.

В отеле дал 2 фунта уборщику. Он снова смастерил из полотенец какие-то красивые фигуры. Очень вкусно поужинали в ресторане «Sinuhe». Затем купили 1 кг апельсинов и более 1 кг винограда за 10 фунтов. Продавец дал нам еще 2 мандарина в подарок. Весело походили по вечерним улицам Хургады, пообщались с торговцами. Все улицы залиты светом магазинов и сувенирных лавок. Возле каждого такого объекта торговли стоит радушный и приставучий зазывала. Посидели в Интернет-клубе. За полчаса в сети отдали 5 фунтов. Интернет работал достаточно быстро. Только напрягали часто всплывающие на экране окна на арабском языке с какими-то предупреждениями.


10.11.2007 г. Египет. Хургада.

Я проснулся в 7.30. Лена уже давно бодрствовала, разгадывая кроссворд. После завтрака мы отправились на пляж, по пути обильно перекидываясь приветствиями с арабскими торговцами, уже хорошо запомнившими нас. Фразу Сабаху ль хейр! (Доброе утро!) мне приходилось повторять, наверное, раз по сто каждый день. На пляже заплатили 2 фунта за аренду двух длинных махровых полотенец голубого цвета. Еще дали 2 фунта мальчику, который поднес нам два кожаных матраца. На пляже я пару раз окунулся в воду, а Лена плавала достаточно долго, восторженно отдаваясь морским волнам. Наконец, уличив момент, когда она решила отдохнуть на берегу, я умчался играть в волейбол. Наша команда выиграла в упорной борьбе 3:2. На площадке играли в основном русские. Были пару голландок, немец и фин. С северным соседом у нас удавались особенно удачные комбинации.

В 13.00 отправились от турагентства к месту начала мотосафари. После небольшого инструктажа, закутавшись в арафатки, мы помчались на квадроциклах в пустыню. Квадроцикл представляет собой небольшое транспортное средство на четырех огромных колесах с мощными грунтозацепами и повышенной проходимостью. Первые транспортные средства такого типа появились в Японии в 1970 году. Управлять таким чудом техники очень просто. На руле имеется маленькая ручка газа и две ручки тормоза. Ехать по гладкому полотну пустыни одно удовольствие. Я сначала ехал на втором квадроцикле после проводника. Но впереди ехавший турист постоянно нарушал дисциплину и норовил покинуть колонну. Проводник отправил его назад. Вскоре мы добрались до деревни бедуинов, расположенной в 25 км к западу от Хургады среди пустыни Сахара. Там нас ждала целая экскурсионная программа. В деревне, во время торможения, Лена, ехавшая сзади меня, увлекшись окрестными красотами, врубилась в мой квадроцикл. Гид азербайджанец Эльхан набросился на нее с дикими криками, но, увидев мой зловещий взгляд, предпочел закрыть тему.

Затем мы катались на верблюдах под контролем маленьких шустрых бедуинских детей и курили кальян. Гид предложил мне попробовать вместо яблочного сиропа (туффах) гашиш. Но я решительно отказался. Он долго смеялся. Видимо, наркотики основательно высушили его голову.

Нам показали повседневный быт бедуинов, рассказали о том, каким образом они выживают в столь засушливой и суровой местности. Оказывается, они живут очень скромно. Все заработанные от туризма деньги, они делят на всех поровну. Питьевую воду им привозят из Хургады, а местная солоноватая вода используется только для питья верблюдов и другой живности. В их убогих домишках, созданных из глины, навоза и прутьев, мы нигде не видели ни какой мебели. Бедуины живут в пустыне не менее четырех-пяти тысяч лет. Сначала они были язычниками, в IV среди них распространилось христианство. Но в VII веке бедуины приняли ислам и стали говорить на арабском языке.

Нам показали товары из шерсти и как бедуины их ткут. Девочка бедуинка раскатывала из теста очень тонкие лепешки и раскладывала их на металлическом круге, под которым резвилось пламя. В качестве топлива старая бедуинка подкладывала верблюжьи экскременты. Запах, разумеется, неприятный, но пресные лепешки получились вполне съедобными. Мы с Леной попробовали немного. В нашей группе 7 человек были русскими, еще двое то ли татары, то ли башкиры. Иностранкой была только одна крашеная в блондинку полячка.

Затем нас окружило стадо приставучих овец и коз. Они настойчиво выпрашивали еду у туристов, блеяли без умолку. За ними присматривала пара бдительных собак с нордическим характером. Перед самым заходом солнца мы влезли на невысокий холм и наслаждались закатом. Разноцветные лучи образовывали удивительно красивую корону над одним из холмов. Пустынные пейзажи быстро погружались во тьму.

Уже в полной темноте при свете фар джипа нас покормили. Еда показалась очень вкусной. Смущала только поднятая неугомонными детьми пыль. Когда мы возвращались назад в Хургаду, казалось, что если протянуть руки к небу, то можно достать звезды. Они висели огромными гроздями, отвлекая от дороги. Видели ближайшую к Солнцу звезду — Толиман — альфа Центавра. В наших краях она не видна на небе. В Хургаду вернулись в восьмом часу вечера, в кромешной тьме. Приобрели за 20 фунтов две наши фотографии с мотосафари, сделанные гидами. Оперативно подсуетились. На обратном пути гид азербайджанец постоянно клеился к полячке. Та всю дорогу улыбалась, явно ожидая продолжения знакомства с Эльханом. Но тот, доехав до какого-то оживленного места, вышел из машины, попил свежевыжатого сока в придорожной лавке и скрылся в подворотне. Этот гид, узнав, что я говорю по-арабски, сказал, что боится меня, так как я, наверное, шпион. Ведь, по его мнению, простые русские, ни каких иностранных языков не знают, и знать не могут.

Перед тем, как пойти в свой отель, договорились с Димой (Ибрагимом) на счет билетов на экскурсию на акваскопе, на следующий день. У входа в ресторан, где мы ужинали, стояли шесть светловолосых русских красавиц в красной униформе. Они приветствовали всех туристов на разных языках. На пути в свой номер отдали проявить фотопленку (10 фунтов) и сделать с нее фотографии (12 штук по 2 фунта за штуку).


11.11.2007 г. Египет. Хургада.

Ночью мне что-то не спалось. Зато под утро заснул так, что не слышал всепроникающие вопли муэдзинов. После завтрака поехали на прогулку на море, на акваскопе «Королева Исида» (билеты по 25 долларов). Акваскоп — это небольшое двухпалубное судно со стеклянным дном, находящимся под водой. На верхней палубе познакомились с пожилым норвежцем по имени Тьорд. Он жил в 50 км от Осло и работал рыбаком на судне. Около часа рассматривали сквозь стеклянное дно корабля разнообразные кораллы и причудливых рыбок. Кораллы были круглыми, плоскими, разветвлёнными, а также имели другие фантастические формы и цветовую гамму — от нежно-жёлтого и розового до коричневого и синего. Мертвые кораллы не сохраняют свой цвет. После смерти они теряют мягкие покровные ткани, и остаётся только белый кальциевый скелет. По качеству и разнообразию кораллов, морской флоры и фауны, Красному морю нет равных в Северном полушарии.

Красное море расположено в тектонической впадине между Африканским континентом и Аравийским полуостровом. Его площадь равна 450 тыс. кв. км, почти 2/3 из которых лежат в тропическом поясе. Оно протянулось на 2300 км. Его ширина колеблется от 305 до 360 км.

Это самое соленое море из всех имеющихся на планете, за исключением так называемого Мертвого моря, которое более похоже на озеро. В 1 литре воды здесь содержится 41 грамм солей. Для сравнения, в открытом океане концентрация солей составляет 34 грамма, в Чёрном море 18, в Балтийском 5 граммов солей на литр воды. Причина солености воды Красного моря кроется в том, что в него не впадает ни одна пресноводная река. По этой же причине, поскольку в море не попадают иловые отложения, вода там самая прозрачная из всех подобных объектов.

Просмотр морского дна сопровождался равномерной классической музыкой. Меня это зрелище чуть не убаюкало. На экскурсии, как всегда было много туристов из России. Целая группа русских детей, создававших много суеты и шума. Один мальчик уронил какой-то рекламный проспект на стекло. Не дождавшись окончания осмотра, я вышел на верхнюю палубу. Там встретил группу арабских музыкантов в белых галабеях. Они готовились к выступлению. Немного поговорили о жизни, о России и прочих житейских делах.

Вскоре на палубу поднялись и все остальные туристы. Экипаж и музыканты устроили небольшую развлекательную программу с национальным египетским колоритом. Один маленький, толстенький араб в голубой рубашке и арафатке, повязывал девушкам платок с монистами на пояс и приглашал их на танец. Девушки показали себя в танцах с самой деревянной стороны. Когда черед дошел до моей жены, то она станцевала очень энергично и умело. За это араб вручил ей главный приз — рекламный плакат акваскопа, перевязанный красной ленточкой. Я от души повеселился, наблюдая за этим танцем и за поведением араба, как бы невзначай пытавшегося дотронуться до талии красивой белой женщины.

После экскурсии сразу же пошли гулять по Хургаде, по району Дахар. Решили заранее найти автостанцию «Upper Egypet», с которой отправляются автобусы в город Луксор. Почти возле всех магазинов, торговцы пытались нас завлечь внутрь. Сначала мы дошли до автостанции «Super Jet». Там выяснилось, что она не обслуживает луксорское направление. Тогда пришлось взять такси за 10 фунтов и доехать до нужной нам автостанции. Она оказалась расположенной недалеко от нашего отеля — минут 15 ходьбы. Узнали расписание автобусов. По пути в отель зашли в так называемый супермаркет — небольшой магазинчик с весьма скудным набором продуктов. Купили банку сардин (125 г.) за 3 фунта. Зашли на почту — приобрели телефонную карточку за 15 фунтов.

У Ибрагима (Димы) купили 2 билета по 15 долларов на шоу «Поющие фонтаны», проходящее каждый вечер в отеле «Golden 5». Затем загорали на пляже и купались в море. Я играл в волейбол. По пути в отель забрали свои фотографии в офисе «Kodak». Доплатили еще 2 фунта за 1 лишнюю фотографию.

Вечером вкусно поужинали. Пили пиво «Саккара». Нам выписали счет на 36 фунтов. На выходе из ресторана златокудрая девочка-анниматор из России предложила мне поучаствовать в конкурсе на лучшего мужчину. Пришлось отказаться, так как нас ждала поездка на «Поющие фонтаны». Правда, мы задержались на несколько минут в фойе отеля, так как там крутился, как юла арабский танцор в нескольких юбках. В руках он вертел несколько бубнов. Говорят, что это такой вид молитвы, исполняющейся дервишами. Танец, называющийся танура, длился 20 минут. За это время танцор не останавливался не на секунду. Феноменально.

Во время поездки к фонтанам познакомились с русскоговорящей женщиной и ее дочкой-подростком. Они приехали из Киева. Обменялись впечатлениями о Египте и египтянах. Шоу длилось около сорока минут. Народу было очень много. Фонтаны «танцевали» под преимущественно классическую музыку, изображая причудливые формы и линии. Все это подсвечивалось пульсирующими разноцветными огнями. Водяные струи поднимались приблизительно на высоту 20 метров. Зрелище завораживающее. По окончании шоу, я обратил внимание на угрюмых египетских рабочих, разгоняющих по асфальту огромные лужи, образовавшиеся левее фонтана. Кому-то развлечение, а кому-то мучение! Устали за день страшно. Но эта усталость приятно растекалась по телу. Стояла чудная ночь, но на улице не умолкали арабские песни.


12.11.2007 г. Египет. Хургада.

Выспались замечательно. Настроение было бодрое и веселое. Но… я умудрился зацепиться ногтем большого пальца ноги за ножку кровати. Ноготь оторвался почти весь. Дикая боль настигла каждый кусочек моего тела. Кровь не останавливалась, наверное, около часа. Из-за этой непредвиденной травмы я не пошел на пляж. Лена отправилась туда одна. Я же смотрел телевизор. Затем покрепче пришил лямки рюкзаков. Нам ведь предстояло еще долгое путешествие.

Обедали в номере. После обеда я надел пляжные тапки, и мы пошли бродить по городу. В одном из магазинчиков приобрели 2 качественные футболки из хлопка с вышитыми египетскими видами (по 25 фунтов каждая). Продавца звали Марко. Он немного говорил по-русски. Лена забыла сумку в примерочной комнате. Но когда мы вернулись назад в магазин, сумка лежала на месте, к ней никто не притронулся. Поменяли в Арабо-африканском международном банке 200 долларов по курсу 1 доллар = 5,48 фунтов. Купили 1 кг винограда, 1 кг апельсинов, 4 банана. За все отдали 15 фунтов. Приобрели в магазине хлеб, банку ветчины (12,5 фунта), 2 стаканчика мороженого. За все отдали 22 фунта. Дали 5 фунтов уборщику номера за то, что он соорудил из полотенец фигуру павлина. На ресепшен подарили сотруднику отеля 4 фунта, чтобы он разбудил нас в 2.00 ночи и прислал носильщика.

В 18.00 сходили на море. Было уже темно. Полчаса, обдуваемые сильным, но теплым ветром, любовались набегающими на берег волнами. Сидя на скамеечке, загадали когда-нибудь вернуться в Хургаду. Вдали равномерно мерцал маяк. Попрощавшись с морем, с грустью отправились в отель на ужин. По дороге встретили очень озабоченного чем-то кота. Он явно не был предрасположен к общению. На мою попытку приблизиться, он ответил злобным шипением. После сытного ужина долго сидели возле бассейна в отеле «Empire Hotel» и слушали спокойную музыку, которую играл на синтезаторе седоволосый высокий швед, по слухам, хозяин отеля. Вернувшись в номер, собрали рюкзаки. Смотрели по телевизору фильм «Диверсант». В Хургаде мы полностью выполнили всю намеченную программу отдыха.


13.11.2007 г. Египет. Луксор.

В 2.00 мы попрощались с администратором на ресепшен и выехали на такси на автостанцию (заплатили 10 фунтов). Водитель просил в два раза больше. На станции мы сразу же попали под пристальный интерес местной Службы безопасности. Познакомились с двумя полицейскими Мохмедом и Ахмедом. Мохмед оказался родом из Эль-Миньи, а Ахмед из Александрии. Поговорили с ними на многие темы. Коснулись политики, проводимой президентом Хосни Мубараком. Полицейским она явно не импонировала. Их зарплата в ту пору оставляла всего 40 долларов в месяц. Я подарил им дюжину открыток с видами России и пару российских монет. Выпили две чашки чая каркаде. Этот чай имеет сладковато-кислый вкус, ярко-красный оттенок, и изготавливается из сушёных прицветников цветков суданской розы. Его здесь также называют «напитком фараонов».

Горячий чай пьётся в качестве прохладительного напитка в жару. Пока ждали автобус, видели на перроне много крыс и упитанного кота, умело несущего одну из них в зубах. Видимо, из-за чая каркаде у меня началось расстройство желудка. Не послушал многочисленные предупреждения в Интернете от бывалых туристов — не пить этот напиток, не смотря на его полезность. В нем египтяне используют некипяченую воду, а сырая вода в Египте весьма опасна. Пришлось несколько раз бегать в дураху аль-миях, то бишь, в туалет.

Встретили на станции торговца Мидоу, у которого мы покупали солнцезащитные очки. Он с друзьями отправлялся на несколько дней домой в Луксор. Сложилось впечатление, что большинство работающих в Хургаде, живут в других городах в дельте Нила. Автобус пришлось ждать долго. Все были битком набиты местными арабами. Наконец, в начале шестого, полицейские помогли нам сесть на проходивший мимо туристический автобус. За билеты мы заплатили 65 фунтов за двоих.

В автобусе познакомились с двумя египетскими христианами из Шарм-аль-Шейха и с двумя симпатичными девушками из Коломны. Подарили христианам две российские десятикопеечные монеты с изображением св. Георгия Победоносца. Единоверцы пожелали нам благополучного путешествия. В пустыне застали очаровательный рассвет. На горизонте, на фоне багряного неба всходило величественное солнце, обещая новый знойный день.

В 10.00 приехали на автостанцию, находящуюся в нескольких километрах от Луксора. Увидели множество пальмовых лесов, тянущихся вдоль каналов, истекающих из Нила. Взяли такси за 20 фунтов и поехали в город. По дороге договорились с шофером Ари о поездке в Долину фараонов и назад за 150 фунтов. Поселились на сутки в отеле «Nubia Oazis Hotel» в комнате №206. Заплатили 40 фунтов за дабл. Он находится недалеко от «Winter Palace», в котором в свое время жила знаменитая Агата Кристи. До набережной идти пешком 5 минут, до Луксорсокого храма 7 минут. Номер взяли дешевый, телевизора не имелось. Но у нас не было надобности в более благоустроенном жилище, так как мы в нем не собирались находиться долго. Главное, что были две просторные кровати, душ с горячей водой и туалет, большое зеркало, вентилятор. Из окон виднелась свалка, на которой копались два араба в галабеях. Галабеи — это национальная одежда народов Северной и Центральной Африки, длинная до пят мужская рубаха без ворота с широкими рукавами. Более дорогие делаются из тонкого сукна, у бедняков — из самой дешёвой ткани. Эти одежды, в основном, белого цвета. Там же находилась ветхая будка, в которой шла торговля всяким барахлом, выброшенным на ту самую свалку. По переулку ходили козы и овцы, разыскивая на абсолютно вытоптанных улицах траву. Чем живут, непонятно?

Луксор — это очень древний город, который греки называли Фивы, египтяне Уасет, а арабы Эль-Уксур (25° 52′ с.ш. 32° 47′ в.д.). В нем размещалась столица Нового царства, существовавшего в 1550—1069 гг. до н. э. Фивы являлись религиозным центром всего Египта, где поклонялись могущественному богу Амону-Ра. Сегодня в Луксоре проживают более полумиллиона человек. Он разделен Нилом на левую (мертвую) часть и правую, на которой расположился среди древних храмов современный арабский город. От Луксора до Каира 650 км.

Поселившись, мы тут же отправились на набережную Корниш. Очень хотелось быстрее увидеть великий Нил. Набережная очень красивая. Через каждые тридцать метров растут пальмы. Мы сразу же привлекли внимание торговцев статуэтками и папирусами, а так же зазывал для катания на фелюках по реке. Купили за 10 фунтов черную статуэтку кошки — богини Баст.

Увидели знаменитый Луксорский храм. Все его внутренности зримы с набережной. Так, что внутрь можно и не ходить. Храм, посвященный богу Амону, богине Мут — матери всего сущего и их сыну — лунному божеству Хонсу, был построен в XVI — XII веках до н.э. на месте древнего святилища, возведенного еще царицей Хатшепсут. Основное строительство велось при фараоне Аменхотепе III, через сто лет после того как Тутмос III превратил Кемь (древнее название Египта) в мировую державу, границы которой на юге глубоко вдавались на территорию современного Судана, а на западе доходили до Ливии. Аменхотеп построил величественный двор с колоннадой, гипостильный зал, вестибюль и святая святых. В его времена размеры храма составляли 190 на 55 метров. Фараон генерал Харемхеб возвел двойной ряд колонн, образующих проход между внешним двором и двором Аменхотепа III. Через сто лет после Аменхотепа III фараон Рамсес II добавил к храму еще ряд строений. Перед главным пилоном были поставлены шесть колоссов Рамсеса II: два сидящих и четыре стоящих. Композицию завершали два огромных обелиска из розового гранита, покрытых иероглифами, прославляющими фараона. Высота каждого обелиска — 23 метра, вес — 230 тонн. В XIX веке египетский вице-король Мехмет-Али подарил один из обелисков Франции. Он был установлен на площади Согласия в Париже. Для его транспортировки было построено специальное грузовое судно «Луксор». Путешествие из Египта до Тулона продолжалось два года и 25 дней. Еще три года обелиск пролежал на берегу Сены, пока велись подготовительные работы. 16 августа 1835 года обелиск был установлен на гранитный пьедестал в присутствии королевской семьи и 200-тысячной толпы парижан.

В более поздние времена на территории храма были возведены религиозные постройки македонской династии Птолемеев, римлян, христиан и арабов. В северо-восточном секторе храма до сих пор возвышается минарет мечети Абу эль-Хаггага. Считается, что этот мусульманский святой совершил чудо во время паломничества в Мекку, наполнив при помощи молитвы сосуды водой в пустыне. Он умер в 642 году. На месте его могилы была построена мечеть в Луксоре. Сегодня Луксорский храм тянется с севера на юг вдоль Нила более чем на 250 метров. От пилона Луксорского храма начинается аллея сфинксов. Она ведет на север и через 300 м ныряет под жилые здания. А появляется вновь лишь через два километра, возле Карнакского храма.

Вдоль набережной ездят во все стороны, позвякивая колокольчиками, экзотические конные экипажи, называемые калиш. По дороге в отель обратили внимание на учебные заведения, расположенные сразу же за отелем «Winter Palace». Школы для мальчиков и для девочек раздельные. Дети носят школьную форму темно синего цвета.

После обеда в 13.00 поехали на заказанном такси в Долину фараонов. На западный берег переехали где-то на юге от центра Луксора через длиннющий мост. Сделали небольшую остановку на Западном берегу возле какого-то магазинчика. Водитель пытался нас завлечь в него для покупки каких-нибудь сувениров. Но нас это мало интересовало. Пока он отлучался по своим делам, я снимал на видеокамеру египетских школьниц. Они, увидев мои действия, быстро закрывали учебниками свои лица. Я обратил внимание, что все египетские школьники носят свои учебные принадлежности в руках. Почти ни у кого не было сумок или пакетов.

Дорога к гробницам тянется около 6 км между невысоких желто-коричневых гор по качественно асфальтированному серпантину раскаленной от Солнца дороги. Сначала мы посетили так называемые колоссы Мемнона. Это две гигантские фигуры фараона Аменхотепа III — все, что осталось от находившегося здесь 3400 лет назад древнего храма. Статуи сделаны из блоков кварцитного песчаника, которые были добыты из каменоломни в Джебель-эль-Ахмаре (рядом с современным Каиром) и транспортированы на 670 км по земле без использования Нила (они были слишком тяжелы для транспортировки вверх по реке). С учётом каменных платформ, на которых стоят статуи, они достигают 18 метров в высоту. Вес каждой статуи оценивается примерно в 700 тонн. Раньше скульптуры пели от дуновения ветра, но после неудачной реставрации, произведенной по приказу римского императора Септимия Севера в 199 году, пение прекратилось.

В Долине фараонов насчитывается 63 захоронения, 26 из которых принадлежат правителям древних династий, включая Тутанхамона и Рамзеса II. Долина является одной из самых известных достопримечательностей страны, которую ежегодно посещают более двух миллионов туристов. Ари довез нас до места, откуда ходит автопоезд до гробниц, и улегся на асфальт вздремнуть. Так делают почти все водители. Билеты в комплекс стоили по 70 фунтов с человека. Еще по 4 фунта стоила поездка на автопоезде туда-обратно. Билет давал право спускаться в любые три гробницы, кроме гробницы Тутанхамона. Туда нужен отдельный билет. Жара достигала не менее 35 градусов. Туристов было мало. Их привозят туда огромными толпами либо утром, либо к вечеру, когда жара спадает. Мы спокойно, без суеты, осмотрели почти всю долину. Спускались в гробницы Рамзеса I, Тутмоса III и Рамзеса IV. Особенно впечатлила последняя гробница. Чтобы в нее попасть, нужно сначала подняться по длинной лестнице вверх между нависающими скалами, а затем спуститься глубоко вниз по крутым ступеням. Сверху открывается красивая панорама долины. Внутри гробницы, араб — сторож дал нам фонарик и посветил внутрь каменного гроба. Там на дне мы увидели изображение Осириса. В гробницах много настенных рисунков различных богов и простых древних египтян. Сложилось впечатление, что сторожа живут прямо внутри гробниц. В каждой из них мы видели их лежанки и скромную утварь. Дали сторожу 1 фунт.

Купили 2 сборника открыток «Карнакский храм» и «Долина царей». Отдали 20 фунтов за все. В долине нельзя снимать на видеокамеру, но я проигнорировал этот запрет. Дали 1 фунт полицейскому, который не только закрыл глаза на мои незаконные действия, но и сфотографировал нас с Леной. Позднее полицейские, вооруженные автоматами Калашникова, предлагали сняться вместе с ними, но мы не решились. Когда мы направлялись к выходу, появились целые кучи туристов, в том числе и из России. Все они передвигались галдящей толпой, привязанные к англоговорящим гидам. На их фоне мы почувствовали себя свободными людьми, самостоятельно решающими свою судьбу. Уехали из Долины фараонов в 16.00. Попросили таксиста отвезти нас к Карнакскому храму. Там, расплатившись, отпустили его.

Карнакский храм считается самым огромным религиозным центром всех времен и народов. В его комплекс входит более 20 храмов, посвященных Амону, Мут, Хонсу, львиноголовой богине войны Сехмет, ее мужу прекрасноликому Птаху, их «лотосоподобному» сыну Нефертуму. Ныне из всех частей храмового комплекса открыт для посещения только храм Амона, в остальных проводятся археологические раскопки или реконструкция. Строить его начали в XVI веке до н.э., а основные сооружения воздвигли в XIII веке до н.э., при фараоне Сети I и его сыне Рамсесе II. К строительству храма приложили руку около 30 фараонов. На протяжении полутора тысяч лет он был главной святыней Египта.

В Карнакском храме 10 пилонов, 6 из них расположены вдоль главного входа в храм Амона, с запада на восток. Через следующие друг за другом ворота пилонов открывается захватывающее дух зрелище: огромные залы и внутренние дворы в глубине храма, святилища, обелиски, надписи и барельефы, возраст которых превышает 2000 лет. Монументальный зал в храме Амона по площади равен Собору Парижской Богоматери (6000 м2). Он имеет 103 м в ширину и 52 м в глубину и насчитывает 144 колонны. Впечатляюще выглядят 12 колонн среднего прохода высотой в 19,5 м, с капителями в виде раскрытых цветов папируса. Более низкие колонны боковых проходов выполнены в виде связок нераспустившихся стеблей этого растения. Поверхность колонн была покрыта замечательными рельефами общей площадью более 24 000 кв. м и отделана листами золота. В наши дни от золота не осталось и следа, а потускневшие краски сохранились лишь на некоторых капителях колонн. Посреди зала, минуя множество пилонов, высится величайший обелиск мира — 39-метровый гранитный монолит красного цвета в виде устремленной вверх иглы. Двойник обелиска, стоявший некогда поблизости, не выдержал испытания временем, и его обломки разбросаны вокруг. Эти памятники построены одной из самых колоритных цариц в истории Египта — Хатшепсут, правившей приблизительно в 1500 году до н. э. Храм еще издали производит неизгладимое впечатление. Внутри же он вообще зачаровывает своей огромностью и монументальностью.

Вход в храм стоил по 50 фунтов с человека. Когда мы снимали аллею слонов, то наш фотоаппарат «Олимпус» не выдержал напряжения — сломался. Он верой и правдой послужил нам с 2003 года. Пришлось ограничиться съемками только на видеокамеру. В храме было очень много народа. Повсюду слышалась итальянская и русская речь. Мы осмотрели почти все сооружения внутри. Окунули ноги в священное озеро, в котором в древние времена купались только фараоны. Его размеры составляют 120 на 77 метров. Вода из озера также использовалась жрецами для священного омовения статуй богов. По одной из легенд, это озеро было способно превращать песок в золото.

В эпоху расцвета Карнакского храма на озере по ночам устраивались великолепные ритуальные мистерии. Это было волшебным зрелищем — при свете факелов, сияя золотыми облачениями, под звуки чарующей и таинственной музыки, сопровождаемые чистейшими и завораживающими голосами жрецов и жриц, по озеру плыли золоченые солнечные ладьи, символизируя путешествие солнца по загробному миру и сокрушающую победу света над тьмой.

Вместе с толпами туристов из всех стран мира мы прошли десять кругов вокруг статуи священного скарабея. По преданию считается, что такое круговращение гарантирует людям здоровье и богатство. На спине жука отчетливо виден знак «may», символизирующий объединение всего земного и небесного. Эта необычная статуя была создана во времена правления фараона Аменхотепа III. Скарабей — это священный символ богов Солнца, знак созидательной силы дневного светила, возрождения в загробной жизни. Египтяне изображали Бога Хепри, творца мира и человека, с головой именно этого насекомого. Также скарабей являлся неотъемлемой частью процесса мумифицирования фараонов. На место сердца клали маленькую статую жука-скарабея — это было символом возрождения после смерти. Одна из легенд Древнего Египта рассказывает, что жук-скарабей, сидящий на колонне, это часы. Они отмеряют время, отведенное нашему миру. Каждый год колонна опускается в землю на доли миллиметра, и когда скарабей полностью будет проглочен землей, наступит конец света.

Чуть поодаль мы нашли два гранитных столба и, взявшись за руки, стали между ними. Считается, что после такого ритуала влюбленные будут вместе всю жизнь. Возле этих столбов ажиотажа не наблюдалось. Кроме нас туда вообще никто не подошел. Стела Хатшепсут все так же как и три тысячи лет назад стройно врывалась ввысь своим каменным шпилем.

Обратно, прорвавшись сквозь кучи навязчивых извозчиков, мы отправились по набережной в отель. Солнце заходило за горизонт, Нил тонул в свете фонарей и ярко освещенных палуб многоэтажных туристических кораблей. Судна имели странную форму, напоминающую жилые дома. Нижняя палуба находится почти у воды. Лена назвала их хрущевками и этажерками. Вдоль причала стояло множество огромных пароходов и длинномачтовых фелюк. На каждом шагу предлагалось прокатиться на калише. То и дело до ушей доносилось цоканье копыт и свист хлыстов. Луксорский храм был подсвечен красноватыми фонарями и выглядел, как инопланетное сооружение. На перекрестке, ведущем к нашему отелю, мы полюбовались круглым ступенчатым бурлящим фонтаном. Он также был подсвечен красным светом. Быстро стекавшая по его ступеням вода напоминала стремительные потоки крови.

По пути купили телефонную карту «Menatel» за 15 фунтов, воду «Baraka» (1,5 л) за 2 фунта, 1 кг помидоров за 4 фунта. Позвонили домой. Спали хорошо. Номер оказался очень тихим. Только под утро мне приснился страшный сон, в котором я увидел в зеркале отражение одного знакомого по армейским временам афганца по имени Амир Мохаммад Ака Джан. Он хмуро смотрел в мою сторону.


14.11.2007 г. Египет. Асуан.

В 9.00 выселились из отеля, радушно попрощались на ресепшен с администратором — китаянкой. Выйдя на оживленную улицу, спросили дорогу на железнодорожный вокзал у торговца пряностями. Дошли дворами за пять минут. Без проблем взяли два билета на поезд до Асуана в I класс (вагон №1, места 31,32). Время отправления поезда — 9.25. Билеты нам обошлись в 86 фунтов (с медстраховкой). Поезд опоздал минут на 20, но нам это не показалось тягостным. Мы с интересом наблюдали за поведением египтян, находившихся на платформе. Вагон оказался очень удобным и чистым. Прохладно, места мягкие. Спинки и подставки для ног можно фиксировать практически в любом положении. Просторно. В вагоне ехало всего человек пять-шесть. Поезд делал остановки в Эдфу и Ком-Омбо, где имеются интересные древнеегипетские храмы и сооружения. Но мы решили их проигнорировать. После Карнакского и Луксорского храмов вряд ли они смогли бы нас чем-то удивить.

В Асуан прибыли в 12.45. Город расположен на восточном берегу Нила недалеко от первых порогов (24° 05′ с.ш. 32° 56′ в.д.) приблизительно в 900 км к югу от Каира. В древности его называли Сиена. В его окрестностях добывали качественный розовый гранит, который потом шел на статуи, обелиски и облицовку пирамид. Остатки огромных каменоломен трехтысячелетней давности сохранились до сих пор. О Сиене упоминали историки Геродот, Страбон, Птолемей и Плиний Старший. В городе нет ни одного моста через Нил.

На вокзале взяли такси за 5 фунтов. Я сказал таксисту: «Уассыльни, мин фадляк, иля рахыз фундук билькурб мин махаттат кытарат», — что означает: «Отвезите нас, пожалуйста, в недорогой отель вблизи железнодорожного вокзала». Через пять минут мы заселились в «Noorhan Hotel» в комнату №201. Заплатили 25 фунтов за дабл. В номере имелся душ с горячей водой и туалет. Отель находился в пяти минутах ходьбы от железнодорожного вокзала. Столько же занимал путь до набережной. В номере почему-то не было одеял. Впрочем, из-за жары, они нам и не понадобились.

Бросив вещи, сразу же отправились на набережную, к Нилу. На набережной к нам постоянно приставали арабы и завлекали в путешествие по реке на парусной лодке, называемой фелюка. Интересно, что завлекают в основном арабы, а черную работу — управление лодкой — выполняют негры-нубийцы. В нашем случае произошло то же самое. Нашего капитана звали Хамаду. Он был высок ростом и одет в традиционную для этих мест белую галабею. Его лицо имело европейские черты, но было совершенно черным.

Мы катались почти три часа вокруг острова Элефантина, имеющего размеры 1,5 км на 500 м. Он покрыт пальмами и сикоморами. На острове находилось древнее поселение Джебу («Слон»), здесь когда-то велась торговля слоновой костью. В древнеегипетское время остров Элефантина представлял собой важную, пограничную с Эфиопией крепость. На нем впервые в истории были зафиксированы еврейские погромы. Египтяне громили иудеев в 410 и 405 гг. до н. э. На самой южной оконечности острова мы видели развалины храма бога Хнума, жрецы которого как раз и были зачинщиками погромов. На нескольких огромных камнях мы узрели древнеегипетские иероглифические надписи. Найденные здесь в 1907 г. документы на арамейском языке, показывают, что в религии иудеев Элефантины не было следов монотеизма. Из документов следует, что тамошние иудеи почитали богов Анат-Яхве и Анат-Бетель.

Не далеко от северной оконечности острова расположен ниломер, с помощью которого древние египтяне определяли количество урожая. Во время плавания мы не раз рулили лодкой. У меня это вызывало бурю эмоций. Проплывали недалеко от острова Китчнера, но на него не пошли. На нем были видны заросли банановых пальм и других экзотических растений. На острове разбит ботанический сад, в котором произрастает более 400 видов субтропической флоры, включая самую крупную в мире коллекцию пальм (более 100 видов).

Накатавшись по Нилу, мы сделали остановку на западном берегу для того, чтобы подняться в горы, в коптский монастырь св. Симеона, основанный в VI веке. Хамаду исправно ждал нас на берегу. По пути к монастырю, Лена ободрала какой-то кустарник, нашелушила из него неведомых тропических семян. Я тем временем смотрел с горы на широкий Нил и любовался панорамой. Десятки, если не более фелюк и моторных катеров бороздили его могучие чистые воды. Другой берег был обставлен огромными многоэтажными кораблями, словно крепостной стеной. Справа вдалеке виднелась крыша католического костела. На западном берегу невдалеке возвышался мавзолей умершего в 1957 г. Ага-Хана — 48-ого наследного духовного главы исмаилитов. С июня 1997 г. мавзолей закрыт для посетителей. Чуть поодаль от входа в монастырь расположен военный пост. Когда мы подходили туда, с поста шли уставшие запыленные египетские солдаты. Внизу, между холмами, размеренно тянулся караван верблюдов, везший туристов к монастырю по извилистому серпантину дороги.

Монастырь обнесен 6-метровыми стенами. Войдя в монастырские ворота, мы никого не обнаружили. Все было тихо и веяло каким-то запустением и спокойствием. Только минут через пять к нам вышел местный священник в простой выцветшей синеватой галабее, и сопроводил в церковь. Когда он узнал, что мы из России, он провел нас к алтарной комнате и разрешил снять ее на видеокамеру. Стол дароприношений был покрыт красным флагом с белым крестом иоаннитов. Он подарил нам две открытки с изображением св. Симеона. Мы дали ему 20 фунтов и 10 копеек с изображением св. Георгия Победоносца. Убранство церкви было очень скромным, по сравнению с православными храмами выглядело несколько убого. На стенах висело несколько икон без золоченых окладов и риз. Иконы явно современные и напомнили мне древнерусские лубочные изображения.

Вскоре мы отправились назад к лодке. Окунули запыленные ноги в прохладной и чистой воде Нила. Я даже умылся. На берегу встретили мирно пасшегося ишака. Я хотел дать ему печенье, но глупое животное не проявило к нему ни малейшего интереса. Проплывая недалеко от развалин храма Хнума, мы попали в штиль. Пришлось помогать Хамаду отталкиваться длинной палкой от камней на берегу острова, чтобы выплыть в зону ветра. За полученное удовольствие отдали добродушному лодочнику 100 фунтов. Когда Хамаду получал от нас деньги, то на его абсолютно черном лице промелькнуло смущение и, не поверите, проявились признаки румянца, а в глазах мы заприметили неподдельную благодарность.

После плавания гуляли по Асуану, заглянули на оживленный рынок. Купили пакет сока манго (1,5 л.), банку сардин, батоны, 100 г. кокосовых конфет. За все отдали 16 фунтов. У араба, исповедующего католицизм, купили простенький китайский фотоаппарат «Tianma» за 80 фунтов. За бутылку «Кока-колы» (1,5 л.) отдали 4 фунта. На рынке купили 7 маленьких скарабеев за 10 фунтов. Еще одного жука торговец подарил Лене бесплатно. Их мы раздали своим друзьям и родным, когда вернулись в Орел. Асуанский рынок весь светился огнями и был очень многолюден. От продавцов не было отбоя. Правда, после того как я парировал их предложения словами: «Ля шокран, лякад иштарун амс», означающими: «Нет, спасибо, я уже купил это вчера», торговцы сразу же отставали и еще некоторое время сопровождали нас недоуменными взглядами.

В отеле мы купили экскурсию в Абу-Симбел, на остров Филе, на Асуанскую плотину и к неоконченному обелиску царицы Хатшепсут за 180 фунтов за двоих. Правда, в этих местах за вход надо было платить отдельно. До Абу-Симбела расстояние 280 км. Легли спать пораньше, так как надо было очень рано вставать.


15.11.2007 г. Египет. Асуан, Абу-Симбел, остров Филе.

В 4.20 мы спустились на ресепшен, и стали ожидать свой микроавтобус для поездки в Абу-Симбел. Поскольку мы оплатили только одни сутки пребывания в отеле, то свои вещи мы оставили в фойе у стойки администратора. Когда я ставил рюкзаки, то увидел пару крыс, затаившихся в углу. Через несколько минут, в фойе собрались еще две француженки и одна японка. Одна из француженок по имени Николь не была похожа на представительницу Франции. У нее были светло-русые волосы, голубые глаза и нордический темперамент. Зато ее подруга отвечала всем требованиям современной француженки — черноволосая, страшненькая, в очках и с каким-то заумным учебником по египтологии в руках — типичная феминистка. Николь периодически с долей сарказма поглядывала на свою спутницу. В 4.30 мы выехали от отеля. В салоне микроавтобуса находилось человек 15, в основном японки и граждане Франции. Русских не было. Одна из новых француженок, явно алжирского происхождения, почти всю дорогу лепетала гнусавым голосом со своим спутником и с соседями. Николь же умудрилась проспать у меня на плече всю дорогу туда и обратно, то есть 560 км.

В 7.15 мы приехали в Абу-Симбел, расположенный почти на границе с Суданом, в исторической области, называющейся Нубия. Было уже очень жарко, солнце припекало не на шутку. Но из-за сухости климата жара переносилась достаточно легко. Пред нашим взором раскинулось огромное водохранилище имени Насера, образовавшееся после строительства Асуанской плотины. Оно тянулось своей синевой в сторону Судана и на горизонте сливалось с лазурью безоблачного неба. Это одно из самых больших искусственных озер мира, площадью в 5,2 тыс. кв. км, простирающееся на 510 км к югу через Нубию к Судану. Пройдя метров 300 от стоянки, мы вышли к задней части храма Рамзеса II. На его верху виднелся полицейский пост. Полицейские в черных одеяниях выглядели будто орлы, готовые в любой момент сорваться вниз и увлечь в своих когтях зазевавшихся путников. Через несколько метров мы уже могли любоваться величественными фасадами храмов самого знаменитого фараона Египта и его несравненной жены Нефертари. У входа в храм Рамзеса толпились множественные туристы. Слышалась разноголосая речь. Но и без переводчика можно было понять слова восторга, вырывающиеся из груди путешественников. У многих японцев лица были закрыты санитарными повязками. То ли боялись подхватить какую-нибудь африканскую болезнь, то ли сами были больны? Один старичок передвигался при помощи костылей в сопровождении нескольких человек. Что привело его за три девять земель в таком состоянии? Может быть, он решил увидеть храм Рамзеса и умереть?

Египет. Абу-Симбел. Храм Рамзеса II

Храм был построен в XIII веке до н.э. по приказу фараона Рамзеса II в честь его мнимой победы над хеттами. Четыре 20-метровые фигуры фараона Рамзеса II спокойно взирают в сторону Судана, как бы охраняя египетскую землю от нежелательных южных соседей-людоедов. Каждый из колоссов высотой около 20 м (ширина от уха до уха — 4 метра, рот шириной 1 метр) окружен многочисленными меньшими фигурами, которые изображают членов его большой семьи и детей, которых у него было более 200. Каждый колосс имел свое имя: «Рамзес — солнце царей», «Рамзес — владыка Двух земель», «Рамзес — любимец Амона» и «Рамзес — любимец Атума». В школьных учебниках и другой исторической литературе я не раз лицезрел это феноменальное сооружение, но если бы кто ни будь, сказал мне тогда, что я увижу эту необузданную красоту воочию, я бы не поверил. Билеты для посещения храмов нам обошлись по 80 фунтов.

Мы вошли внутрь и устремились с сотней других туристов к святилищу храма. В залах под потолком летали возбужденные птички и чирикали свои сладкогласные песни. Внутри храма находятся еще 8 огромных фигур Рамзеса, которые исполняют роль колонн-пилястров и выстроились по 4 с двух сторон главного прохода. Все стены и колонны испещрены иероглифами и картинами, рассказывающими о героической жизни Рамзеса. На одной из стен были прорисованы сцены его битвы с хеттами у Кадеша на Оронте в 1282 г. до н.э.

Внутри снимать на видеокамеру запрещалось, но мне удалось обмануть бдительность полицейских и билетеров. Правда, чтобы остаться незамеченным пришлось вести съемку от бедра, так сказать вслепую. Но при приближении к святилищу видеокамера, будто сама точно устремила свой объектив на четыре сидящие фигуры, одна из которых, бог Птах, находилась в полумраке. Это были древние боги Египта и сам легендарный фараон, приравненный к богу. Два раза в год — 21 марта и 21 сентября — в Абу-Симбеле можно наблюдать уникальное световое представление: почти в 6 часов утра первый луч солнца проникает через входной портал и освещает коридор длиной 65 метров, ведущий к культовой нише святилища. Он ни на секунду, не коснувшись статуи бога загробного мира Птаха, задерживается по 6 минут на Амоне-Ра и Хармаксисе, и затем в течение 12 минут ярко освещает статую Рамсеса II. Считается, что в этот момент статуя фараона начинает улыбаться. К сожалению, мы оказались там в другое время.

Затем мы отправились в храм царицы Нефертари. Ее имя переводится, как «Прекрасная спутница». В его фасаде вырублены ниши, в которых расположены шесть стоячих фигур Рамзеса и Нефертари, высотой более 10 метров. Храм посвящен богине Хатхор, которой приданы черты супруги Рамзеса. В египетской мифологии это богиня неба, любви, красоты, женственности, веселья и танцев, а также супруга бога Гора. Первоначально считалась дочерью бога Ра. Имя Хатхор — греческое, египетское наименование этой богини — Херу. Внутри также много различных изображений и иероглифов, повествующих о жизни царицы Нефертари. На одной из колонн храма высечена надпись: «Рамзес, сильный правдой, любимец Амона, создал этой божественное жилище для своей возлюбленной супруги Нефертари».

После этого мы решили побродить по округе. В одной из пальмовых рощ мы встретили полицейского, который любезно согласился сфотографироваться со мной. За беспокойство я дал ему 1 фунт. В ответ тот расплылся в благодарственной улыбке. Пока ждали свой автобус, походили по местному рынку, кишащему сувенирами с древнеегипетскими персонажами и символикой. Особенно много было изображений фараона Тутанхамона. За 15 фунтов мы купили набор открыток. Продавец просил 20 фунтов. Лене понравился какой-то необычный музыкальный инструмент типа скрипки, сделанный из палки и струны из козьей кожи. Он издавал весьма громкий и необычный звук, напоминающий трели шотландской волынки, как мне показалось. За 5 фунтов купили бутылку воды «Дасани» (1,5 л.). Я ее почти сразу же всю и выпил.

Уехали из Абу-Симбела в 10.00. В 13.20 прибыли к пристани, откуда ходят катера на остров Филе, расположенный на Ниле между старой и новой Асуанскими плотинами посреди чарующей панорамы гранитных скал. Его посетить решили не все. В группе остались мы, две француженки и пять малюсеньких японок, как я их называл в шутку– сковородок с ушами. Остальные вернулись в Асуан. Заплатили по 10 фунтов лодочнику за переправу туда-обратно. Плыли не более пяти минут, когда нашему взору представились могучие стены храма Исиды, поросшие зеленью и исцарапанные иероглифами и сценами древнеегипетской жизни. Главное культовое сооружение, посвященное богине Исиде и ее сыну Гору было построено в 350 г. до н. э. Храм Исиды один из трех наиболее сохранившихся храмов эпохи Птолемеев. Его передняя площадка окружена колоннадой. Большие изображения Птолемея XII украшают стены первого пилона.

Вход в храмовый комплекс стоил по 40 фунтов. Осмотрели все имевшиеся там сооружения, в том числе и принадлежавшие более поздней исторической эпохе. Постояли несколько минут в святилище, возведенном на месте, где Исида, по преданию, нашла сердце своего мужа Осириса, расчлененного злым богом Сетом. Согласно египетским преданиям, на соседнем, ныне затопленном острове Биге, и был похоронен бог Осирис. В состав комплекса входит павильон императора Траяна. В далекие времена, во время роскошных процессий на Ниле именно здесь причаливала лодка со статуей Исиды. Построенный императором Траяном, павильон имеет четырехугольную форму и состоит из четырнадцати колонн, капители которых соединяют собой всю постройку. В павильоне имеются два барельефа изображающих римского императора, приносящего дары Исиде, Осирису и Гору. Неподалеку от павильона, пообщались с полицейскими, которые нам показали настоящий остров Филе, почти затопленный водой. Оказывается, когда строилась Асуанская плотина, то египетские власти приняли решение перенести весь ландшафт и все строения острова на соседний остров Агилкия, так как настоящий остров Филе погрузился в речную пучину. На новом месте все было воссоздано в первозданном виде. Я дал полицейским 3 фунта бакшиша. Купили набор открыток с видами острова и красочную карту Египта за 20 фунтов. Остров находится в списке всемирного наследия ЮНЕСКО.

Когда вернулись к месту посадки на автобус, то его на месте не оказалось. Наши спутницы сгруппировались в кучу, опасливо наблюдая за похотливыми взглядами темпераментных арабов, активно вертящихся вокруг. Я как единственный мужчина в группе, старался всем своим видом дать понять «оголодавшим» представителям африканского континента, что им не на что рассчитывать. Но в роли красноармейца Сухова мне пришлось пребывать недолго. Минут через десять появился наш микроавтобус, и я вместе со всем гаремом отправился дальше на Асуанскую плотину.

Асуанская плотина (Сад эль-Али) имеет высоту 111 м, длину 3,8 км и толщину у основания 800 метров. Ее часто называют «пирамидой ХХ века». При подъезде к плотине врывается в небо 70-метровый каменный лотос — монумент, посвященный египетско-советской дружбе. Барельефы сделаны по рисункам Эрнста Неизвестного, а потому выглядят достаточно невзрачно и убого. Плотину построили египтянам наши соотечественники. Днем окончания строительства считается 21.07.1971 года. Плотина большого впечатления не произвела. Въезд на гидросооружение стоил по 8 фунтов с человека. Пробыли там минут 10.

К неоконченному обелиску решили не заезжать, тем более что его оконченный аналог мы уже видели в Карнакском храме. Впечатлений было уже слишком много. В глазах девчонок чувствовалась усталость. Только француженка-феминистка жаждала посмотреть на обелиск. Она что-то лепетала, показывая на картинку в книге, но Николь весьма быстро успокоила ее исследовательский порыв какой-то фразой на французском языке.

В Асуан вернулись в 16.30. По дороге к отелю, мы шли вчетвером с француженками вдоль одной из торговых улиц, утыканных магазинчиками с пряностями невиданных сортов и видов. Показывая на пряности, я спросил у Николь: «What is it?» (Что это?). На что она ответила, артистично расставив руки: «I don`t know!» (Я не знаю!). Рюкзаки оказались целыми и не тронутыми крысами. То ли администратор весь день их отгоняла, то ли наши запасы лапши быстрого приготовления показались крысам несъедобными. Забрав вещи, мы отправились на вокзал.

Там нас ожидал большой сюрприз. Билетов на вечерние поезда не оказалось. Зря я не поверил советам туристов, оставлявших свои отзывы о поездках в Асуан на форумах в Интернете. Осмотревшись, я отправился к полицейскому и попросил о содействии. Тот пошел к кассам. Билеты были только на утро. Терять целый день на переезд в Каир нам не хотелось, поэтому я проявил настойчивость, которая обернулась успехом. Полицейский свел меня с приемщиком багажа из камеры хранения. Тот вывел меня на какого-то начальника вокзала, не расстававшегося с черной кожаной папкой. В конце концов, удалось купить два билета на поезд №997 «Espana», отправляющийся в Каир в 20.00. Отдали 200 фунтов за двоих. Дал бакшиш 25 фунтов всем троим помощникам.

Пока я расхаживал по вокзалу в поисках билетов, к Лене привязался длинный египтянин в галабее. Он что-то пытался безуспешно ей объяснить. Выяснилось, что его отец — американец. Было видно, что он очень гордится этим фактом и ждет от нас проявления восторга. Человек явно не понимал, что для русского человека подобная рекомендация является наихудшей из всех, которые только можно было услышать. Когда я подошел, он еще долго расспрашивал нас о России и бытие — житие. После получения билетов, мы сдали вещи в камеру хранения за 5 фунтов, и пошли в город. Времени до отправления поезда было еще много. Поели недалеко от вокзала в баре «Али-баба». Взяли два гамбургера и два пива за 36 фунтов. 4 фунта я оставил официанту «на чай».

Когда проходили на платформу, то нас, как своих, пропустили без досмотра вещей и рентгена. Под возгласы служащих вокзала и полицейских о дружбе с русскими, мы гордо проследовали к своему вагону. По пути к нам навязался добровольный помощник, в котором мы не нуждались. Пришлось дать ему 2 фунта, за помощь в поиске нашего вагона, который мы легко нашли без него. Благо арабские цифры к тому времени выучил не только я, но и Лена.

В купе нашими попутчиками оказались два араба. В одном из них прослеживалась негритянская кровь. Вскоре они предложили нам поужинать вместе с ними, но мы отказались. Ехали до Каира 12 часов. С утра один из арабов расстелил коврик прямо на полу и приготовился молиться. Чтобы не ущемлять религиозных чувств попутчика, мы деликатно вышли в коридор. С географией и с ориентацией по сторонам света у араба наблюдались серьезные проблемы. Он направлял свои поклоны и молитвы в западном направлении. Но мусульмане должны молиться в сторону Мекки, которая расположена на восток от Египта.


16.11.2007 г. Египет. Каир.

Поезд прибыл в Каир в 10.20. Первые мусульманские поселения появились здесь в 642 году. Город был основан в 969 году полководцем Джаухаром ас-Сакали, служившим у Фатимидов. Население города сейчас составляет вместе с пригородами около 18 млн. человек. Каирский вокзал Рамзес представляет собой точную копию вокзала королевы Виктории в Лондоне. Нынешнее здание было построено в 1892 году. Все платформы находятся под огромным куполом. Немного похоже на Киевский вокзал в Москве. Первым делом, мы решили найти камеру хранения, чтобы сдать в нее свои рюкзаки. Чтобы не тратить времени на поиски, попросили помощи у арабов. Один молодой человек повел нас через половину здания, ближе к выходу. Камера хранения находилась возле первой платформы, метрах в 30 от выхода с вокзала. Помощнику дали 1 фунт бакшиша. За хранение вещей заплатили 5 фунтов. Еще 1 фунт подарили ветхому деду, который засунул наши рюкзаки в металлический отсек. Ключ от навесного замка он отдал нам. При этом я подумал, что до нашего возвращения дед не доживет.

Пошли налегке в город. Напротив вокзала находится мечеть Эль-Фатах. Возле нее пронзает небо минарет высотой 130 метров. В ней имеется библиотека редких исламских рукописей и Исламский музей. С первого шага стала понятна вся огромность Каира. Высокие дома, оживленные улицы, бесконечные вереницы автомобилей, шум и гам, клаксоны машин. В столице Египта, если считать вместе с пригородами, проживает 21 млн. человек. Минуя приставучих таксистов, мы быстро пошли в южном направлении, к центру города. Приблизительно через полчаса мы нашли искомую улицу Талаат-Харб, где расположено много недорогих отелей и пансионов. Прогулявшись по улице, мы вышли к Каирскому национальному музею. В нем сосредоточены самые главные богатства и артефакты фараонов, в том числе и все предметы из гробницы Тутанхамона. Напротив музея расположена центральная площадь Каира — площадь Тахрир. Там же находится и станция метро «Садат». На запад от нее отходит дорога в сторону плато Гиза, к пирамидам. Она начинается с моста Каср-аль-Нил. На страже этого сооружения стоят четыре фигуры каменных львов (по два с каждой стороны), высотой метров по пять.

От улицы Талаат-Харб до всех этих объектов рукой подать. За углом от Талаат-Харб на Mahmud Bassiouni Street, неподалеку от площади Талаат-Харб, увидели вывеску отеля «Vienna Hotel», расположенного в большом сером здании на пятом этаже. Хозяин заведения, стоявший у входа, предложил нам осмотреть номера. Мы заселились в комнате №7 на два дня. Отдали 200 фунтов за дабл с завтраком. Номер оказался просторным, рассчитанным на троих. Потолки были очень высокими. В номере имелись все удобства. Правда, двери в туалет не оказалось. Ее заменяла голубая плотная занавеска. В Египте дефицит дерева. В душе имелась горячая вода с хорошим напором. Кондиционер был снабжен регулятором температуры. Можно было установить любой режим. В холле отеля имелся Интернет. На соседней площади располагалась статуя паши Талаат-Харба — отца египетской экономики и основателя Банка Египта.

Также пешком мы вернулись на вокзал, при этом разведали несколько иной маршрут, оказавшийся еще короче. В камере хранения дали еще 1 фунт деду-хранителю, радуясь, что он еще не рассыпался от старости. На этот раз решили взять такси. Все-таки тащиться по жаре с тяжелыми вещами не очень то хотелось. Таксист просил 20 фунтов, но поскольку мы уже знали длину пути, то согласились ехать только за 10 фунтов. Таксисту пришлось согласиться.

В отеле пообедали и привели себя в порядок. В 14.00 пошли в город. За Каирским национальным музеем нашли автовокзал, с которого можно уехать в Гизу. Пока искали нужную маршрутку, к нам прибился очередной помощник (хелпер), который быстро вывел нас к нужному месту. За проезд к пирамидам заплатили 2 фунта за двоих. Дали 1 фунт хелперу. По дороге познакомились еще с одним египтянином со странным именем Валентин. Его брат работал в Москве.

В Гизу приехали в 14.35. Выйдя из маршрутки, мы сразу же узрели верхушку пирамиды Хеопса, торчащую из-за придорожных зданий. Пошли искать вход к пирамидам. Нашли не главный, а расположенный в западной части комплекса. Купили билеты по 50 фунтов за штуку. Впечатления от увиденного невозможно описать. Грандиозные сооружения, хранящие в себе вечность и неразгаданные тайны истории.

Строительство пирамиды Хеопса было закончено около 2590 г. до н. э. В основании она представляет собой квадрат со стороной в 227,5 м, а высота её при строительстве составляла 146,6 м (сейчас пирамида на 9 м ниже — верхние ярусы обрушились), она занимает площадь в 5,3 гектара. На сооружение пирамиды ушло примерно 2,3 миллиона каменных блоков весом по 2,5 тонны каждый, а общий объем пирамиды составляет 2,34 млн куб. м. На южной стороне пирамиды в крытом здании находится так называемая Солнечная ладья — одна из пяти, на которых Хеопс должен был отправиться в потусторонний мир. Ладью обнаружили в 1954 г. Ее длина составляет 43,6 м. Она построена из кедра без единого гвоздя.

Вторая по величине пирамида — Хефрена была построена на 40 лет позже первой. Внешне она кажется больше, чем пирамида Хеопса, но на самом деле она немного меньше. Сторона основания пирамиды Хефрена — 215 м, высота — 136 м (как и пирамида Хеопса, она была на 9 метров выше). Третья из великих сооружений Гизы пирамида Микерина. Ее строительство было закончено около 2505 г. до н. э. Она значительно меньше своих соседок — 108 м в основании, первоначальная высота — 66,5 м (сегодня — 62 м).

Оказывается, кроме всем известных трех огромных пирамид, там имеется еще пару десятков подобных сооружений более меньшего размера, принадлежащих женам и сановникам фараонов. Вокруг пирамид снуют назойливые торговцы и арендаторы ишаков, коней и верблюдов. Полицейские зорко смотрят за тем, чтобы никто не посмел залезть на древние постройки. Некоторые туристы сидели у подножья пирамиды Хеопса и медитировали, вознося свои молитвы куда-то к небу. С плато открывается интересный вид на Каир. Видно, что над городом висит смог.

Египет. Плато Гиза. Пирамиды.

Мы обошли вокруг всех пирамид, удаляясь в сторону, чтобы заснять их все вместе. Наиболее удачная точка для такого ракурса находится на западной стороне в пятистах метрах от объектов. Но туда мы не пошли. Предпочли спуститься вниз в восточном направлении к сфинксу. Сфинкс вырублен, как и большинство колоссальных статуй Гизы, из цельной скалы. Его длина — 73 м, а высота — 20 м. Считается, что он был создан во время строительства пирамиды Хефрена, а его лицо, поврежденное мамлюками и ядрами наполеоновских артиллеристов, носит черты именно этого фараона. Моя жена заметила, что у Сфинкса глаза как живые. Мы всматривались в его взор, когда над ним заходило солнце. Пирамиды и сфинкс смотрятся очень таинственно в лучах заходящего светила.

В Гизе купили у торговца на ишаке бутылку воды и бутылку «Пепси-колы» за 10 фунтов. У мальчишек приобрели набор открыток и бюст Тутанхамона за 20 фунтов. Ушли от пирамид через главные ворота около 17.00, поскольку над городом начала спускаться ночь. На вечернее шоу «Звук и свет» не остались.

Прошли вдоль дороги метров 500, и подсели на ходу в автобус, шедший до вокзала Рамзес. Дверей в автобусе не оказалось. На подножке болтался арабский юноша, который, не умолкая орал: «Камадой, Рамзес, дой!» («Едем к Рамзесу, едем!) Люди входили на ходу и также выскакивали из автобуса. Билеты стоили по 1 фунту. В салоне было очень тесно. Мы расположились на заднем сиденье. Я оказался рядом с арабской девицей, закутанной в платок, у которой от такого неприличного мужского соседства зарделись щеки. Где-то на середине пути, а от площади Тахрир до Гизы более 10 км, мы решили прогуляться пешком по ночному Каиру. Прошли не менее 4 км по городу, по темным и не очень улочкам, мимо магазинчиков, закусочных, удивляя своим видом местных жителей, наверняка, никогда не встречавших в своем районе европейцев. По дороге мы купили 1 кг апельсинов за 2 фунта, 1 кг помидоров за 2 фунта, бутылку воды «Барака» (1,5 л) за 1,75 фунта. Продавец дал нам сдачу 25 пиастров в виде монеты с дырочкой в середине. Вообще, на окраинах цены намного дешевле, чем в центре.

Проходя возле закрытого на ночь зоопарка, мы увидели множество диких кошек, разбегавшихся во все стороны, будто воришки от полицейской облавы. Только возле северного конца Каирского университета мы вернулись в цивилизацию. Здесь все светилось разноцветными огнями. Возле какого-то памятника толпились студенты, удивленно провожая нас своими пытливыми взглядами. Что, мол, здесь, вдалеке от туристических маршрутов, делают иностранцы? Около 19.00 вышли к мосту Каср-аль-Нил. Река утопала в отблеске огней, соседних высотных зданий и пришвартованных к берегам, кораблей. На мосту оказалось много влюбленных арабских парочек, стыдливо прячущихся в тени фонарных столбов и отворачивающих лица в сторону воды. Постояв минут 20 на мосту и насладившись неповторимой атмосферой каирского вечера, мы отправились в отель. Вблизи нашего пристанища, буквально за углом, на улице Чемполлион мы отыскали магазинчик, в котором можно было купить спиртное. Других подобных мест мы в Каире больше нигде не встречали. Купили там 4 бутылки пива «Стелла» по 5,5 фунтов за штуку. На улицах толпилось много египтян и туристов. Египтяне чинно, огромными толпами сидели за столиками уличных кафешек, не спеша, пили чай каркаде, курили кальяны и обсуждали последние новости. Неутомимые и, похоже, никогда не отдыхающие торговцы безуспешно старались завлечь нас в свои магазины, предлагая сумасшедшие скидки на золото, предметы одежды и сувениры.

Вернулись в отель в 19.30. Плотно поужинали своими запасами — картофелем, помидорами, оставшейся тушенкой и пивом. Насладились вкусом свежих и сладких апельсинов. Настроение было чудесным, не смотря на то, что мой палец на ноге продолжал болеть и кровоточить. В 21.00 снова пошли на улицу. Гуляли по Талаат-Харб и прилегающим улицам, утопающим в свете витрин нескончаемых магазинов.


17.11.2007 г. Египет. Каир.

Рано утром я попросил сына хозяина отеля принести завтрак нам в номер. За услугу дал ему 5 фунтов. В 9.00 пошли к Каирскому музею. Вход по 50 фунтов. К сожалению, на третьем пункте досмотра у нас обнаружили видеокамеру и фотоаппарат. Пришлось сдать их в камеру хранения. В музее снимать запрещено. Египетский музей был основан в 1857 г. французским египтологом Огюстом Мариетом. Нынешнее здание построено в 1900 году. Оно вмещает свыше 150 тыс. экспонатов. Осмотрели почти все залы. Экспозиция просто шикарная. Чего там только нет, и мумии, и саркофаги, и памятники, и личные вещи фараонов. Огромное количество предметов из гробницы Тутанхамона, его посмертная золотая маски, весом 13,7 кг, трости, кровати, одежда и т. д. В музее представлены три саркофага, один из которых из литого золота весом 110 кг, а также позолоченный трон Тутанхамона, украшенный драгоценными камнями, и с изображениями самого фараона и его любимой жены на спинке трона.

Целый зал посвящен Амарнскому периоду. Это когда в Египте правил фараон Эхнатон, перенесший столицу государства в город Эль-Амарну, и отрекшийся от старых богов. В зале выставлены предметы, связанные с фараоном-еретиком Эхнатоном, его знаменитой женой Нефертити и их детьми. К сожалению, всемирно известного бюста царицы Нефертити там нет, он стоит в Берлинском музее. В зал мумий, где хранятся останки 11 фараонов, включая Рамсеса II, Тутмоса II и Сети I, мы не пошли. На первом этаже рядом с выходом можно купить открытки, диски с изображением артефактов. Но стоят очень дорого.

В 11.00 поехали на метро (билеты по 1 фунту) до станции Каирский университет, что бы оттуда добраться до Зоопарка. В метро очень чисто. Кругом указатели на арабском и английском языках. Билеты надо сохранять до конца поездки. На выходе их нужно засовывать в специальные турникеты, иначе не выйдешь. На карте, университет и зоопарк расположены рядом, но в реальности это не так. На карте университет выглядит как маленький квадратик. На деле он оказался огромным. Длина одной из сторон была не менее километра. Замучились его обходить. Сначала пошли не в ту сторону, и попали в тоннель им. 26 июля. Долго брели по нему. Из тоннеля не было ни одного ответвления в сторону и конца ему не было видно. Пришлось идти назад. Возле входа в университет я спросил у пожилого охранника о дороге к зоопарку. Он радушно объяснил, дай Аллах ему здоровья. Нужно было пройти метров 50 назад, в сторону центра города, вдоль дороги, а затем свернуть направо. По прямой улице пройти где-то с километр и повернуть еще направо. Оттуда сразу же открывался вид на зоопарк. В университете было огромное множество студентов. Отличительная особенность: как юноши, так и девушки носят свои учебники и тетради в руках, без сумок и пакетов, прижимая их груди. На всех входах стоит бдительная полицейская охрана.

У входа в зоопарк толпилось много групп, состоящих из египетских школьников. С трудом протиснулись к окошку кассы. За билеты отдали по 1 фунту, за съемку видеокамерой заплатили еще 20 фунтов. В зоопарке полностью отсутствовал неприятный запах, который витает в наших зоопарках и зверинцах. Для египтян зоопарк — это место семейного отдыха, а не выставка замученных животных. Чуть ли не на каждой лужайке располагались египетские семейства. Многие жарили шашлыки, от которых разносился по округе аппетитный аромат. У всех была накрыта поляна с местными яствами. Озорные детишки сновали по парку с раскрашенными разноцветным гримом лицами, с удовольствием пугая прохожих. Но главной достопримечательностью зоопарка, разумеется, являлись животные.

Сначала мы остановились возле вольера с пеликанами. Служитель зоопарка предложил нам покормить прожорливых птиц рыбой с палочки. Лена сделала это с восторгом. Пеликаны быстро и жадно проглатывали протянутые им рыбешки. За услугу я дал работнику зоопарка 1 фунт, после чего тот еще метров 20 гнался за мной и безуспешно требовал добавки. У меня не было мелких купюр.

В огромном вольере чинно восседали обезьяны и вычесывали друг у друга насекомых. Среди них лазил на четвереньках недавно родившийся голозадый детеныш со смешным видом. Чуть поодаль в закрытой большой клетке угрюмо томились орлы. Далее мы увидели клетки с медведями в черных шубах. Один из них стоя на задних лапах, махал лапой и что-то настойчиво требовал от прохожих. Другой, стоя на четвереньках, нервно раскачивался в стороны. Видимо, нервничал от постоянного внимания многочисленных зевак. Посмотрели на спрятавшегося в зарослях мускулистого носорога, на целое стадо откормленных бегемотов, гурьбой толпившихся возле забора. От нашего взора не ушли различные виды антилоп, верблюды и полосатая зебра. В клетке, опасливо взирая на прохожих, лежали маленькие лисички с длинными ушами — финьки. Львы преподнесли нам сюрприз. Они устроили сексуальную оргию прямо под носом у посетителей зоопарка. Другой лев тоскливо посмотрел на нас, когда я окликнул его звуками «кис-кис». В его глазах читалась только одна мысль:

— Как вы мне все надоели…

В отделение с крокодилами и змеями пришлось покупать отдельные билеты по 1 фунту. Крокодилы беззвучно и неподвижно грелись на солнце, прикидываясь бревнами. Змеи располагались в специальных стеклянных вольерах и также не проявляли активности. Они, в основном, также безмятежно отдыхали. Увидели питона — альбиноса. В одном из вольеров располагался целый выводок малюсеньких крокодилов. Все они замерли в одной позе, раскрыв свои пасти. Они напоминали оловянные фигурки солдатиков в лежачем положении. Как будто не живые. Огромные сейшельские черепахи оказались самыми проворными обитателями этого отсека. Они не только передвигались по вольеру, но и занимались делами по продолжению потомства. В одном из вольеров местные коты воровали корм прямо из кормушек. Причем, пока один кот залазил в кормушку, двое стояли на шухере. Насмотревшись вволю египетской флоры и фауны, мы решили ехать в Коптский квартал, расположенный к югу от центра Каира.

Возле зоопарка поймали такси. Отдали водителю 15 фунтов. Ехали минут 20. Когда вошли в Коптский квартал, где расположены самые древние христианские сооружения Египта, мы обнаружили, что у нас нет египетских фунтов. Надо было найти банк для обмена. Но такого учреждения в округе не оказалось. Пришлось менять в сувенирном магазинчике в соседнем переулке по очень низкому курсу. Сначала меняла вообще хотел дать нам за 100 $ всего 450 фунтов. Но после долгих препирательств мы сторговались на 510 фунтов. То есть мы потеряли 40 фунтов. Но что делать, другого выхода не было.

Сначала мы посетили Коптский музей на площади Миср аль-Кадима. Билеты стоили по 40 фунтов. В очереди стояло много местных христиан-коптов в одеждах, более напоминающих персидские, нежели арабские. Видеокамеру и фотоаппарат пришлось оставить на входе у полицейских. В 29 залах представлены экспонаты, относящиеся к периоду становления христианства (300—1000 гг. н. э.), изделия из камня и металла, ткани и рукописи, уникальные поделки из дерева, глины и стекла. В музее огромное количество древнехристианских артефактов. На некоторых из них мы обнаружили солярные знаки.

После музея мы сфотографировались на фоне стен древней римской крепости Вавилон, построенной архитектором Аполлодором во времена императора Траяна. Затем посетили церковь св. Варвары. По преданию, рядом с этим местом скрывался от преследований Ирода маленький Иисус Христос и Пресвятая Богородица. Там мы посидели на деревянной скамье и полюбовались скромным убранством помещения. Посмотрели на то, как молятся копты. Они не крестятся, а только целуют иконы и пол у входа в алтарь. В местном ларьке мы купили 5 крестиков и 2 календарика. На одном из них был изображен св. Георгий Победоносец, но в несколько странном виде. Он восседал на черном коне и поражал копьем какого-то царя на белом коне. В его руках кроме копья имелись также два меча. Из-за этого он более напоминал, какого-то искусного циркача на лошади. Все надписи и цифры календарей были исполнены на арабском языке. Затем мы зашли в церковь св. Георгия, в которой как раз закончилась служба. Множество восторженных женщин столпились вокруг местного настоятеля и о чем-то его настойчиво расспрашивали. Стены церкви были украшены букетами из красных цветов. Везде витали весьма вольные нравы. Практически, нигде мы не видели свечей.

На станции метро Мар-Гиргис мы сели в поезд до станции Садат. Выйдя на поверхность, решили дойти до моста Каср-аль-Нил и полюбоваться видами Нила. По пути в отель, зашли в магазинчик на улице Чемполлион, и купили там франко-египетское вино «Шахерезада» за 36 фунтов. Рядом приобрели банку тушенки за 11 фунтов и бутылку воды (1,5 л) за 2 фунта. Вкусно поужинали в отеле. Вино понравилось. После третьего бокала, лежа на мягкой и удобной кровати, мне пришел в голову поэтический экспромт:

Лежим в Каире, пьем вино,

А дома снег, наверно, по колено.

Нам это, как-то все равно.

С приветом, Игорь и Елена.

После ужина пошли гулять по светящимся улицам города среди толп, снующих туда и сюда арабов. Поели шоколадного мороженного по 2,5 фунта за штуку. Купили телефонную карту за 20 фунтов и позвонили домой. Дома царствовала зима.


18.11.2007 г. Египет. Каир.

Решили задержаться в египетской столице еще на один день. Вот оно преимущество самостоятельных поездок. Хочу еду, хочу сплю, хочу иду в другую сторону. Заплатили хозяину отеля еще 100 фунтов. После завтрака отправились к станции метро Садат, что бы доехать оттуда до станции Сейеда Зейнаб. От нее ближе всего добраться до Исламского квартала или как его еще называют — квартала Фатимидов. Выйдя на поверхность, поймали такси до мечети ибн Тулуна. Заплатили 15 фунтов. Мечеть была построена в 876—879 годах. Ахмед ибн Тулун, сын тюркского невольника и основатель династии Тулунидов, построил ее на том самом месте, где, согласно одной из легенд, Авраам готовился принести в жертву своего сына. Другим таким местом считается гора Мориа в Палестине. Впервые в мусульманской архитектуре здесь были использованы не мощные колонны, а арки, придавшие мечети легкость и воздушность. Кирпичная кладка мечети с резными орнаментами и спиральный минарет соответствуют образцу мечети в Самарре (Ирак).

К мечети мы пришли одними из первых. Кроме нас по ее просторным залам и площадям гуляли еще две любопытные парочки. У входа служители собственноручно надели нам специальные бахилы на обувь. Внутри было очень тихо и таинственно. После осмотра молельного зала и внутренней площади, мы поднялись по каменным ступеням минарета. Его высота с шестиэтажный дом. С него виден весь Исламский квартал Каира. Другие окрестности из-за смога просматривались с большим трудом. Со всех сторон смотрели в небо высокие купола мечетей и особенно минаретов. Дул сильный, но теплый ветер. Осмотревшись и просчитав дорогу для дальнейшего путешествия по кварталу, мы спустились вниз. Радушно попрощались со служителями и охраной.

От мечети мы пошли на восток, вдоль обшарпанных и серых улочек Старого Каира. Удивленные арабы буквально сверлили глазами мою жену, любуясь ее формами. Лена предусмотрительно повязала белую накидку на волосы. Но это все равно не спасало от возбужденных глаз любвеобильных арабов. Лена чувствовала их сальные взгляды каждой частицей своего тела. Пройдя метров 800, мы прошли рядом с напоминающей крепость мечетью султана Хасана. Она считается шедевром эпохи правления мамлюков. Ее построили в 1362 году по приказу султана Хасана ибн аль-Насира. Причем, один из минаретов упал во время строительства прямо на учеников медресе. Погибло около ста человек. В ней расположен богато украшенный мавзолей, предназначавшийся для султана, но в нем был погребен его рано умерший сын Анук. В мавзолее находится древнейшая в Египте кафедра для чтения Корана, изготовленная из ели и инкрустированная эбеновым деревом и слоновой костью. Южный минарет считается самым высоким в Старом Каире. Об этой мечети писал поэт Николай Гумилев:

Точно дивная фата-моргана

Виден город у ночи в плену,

Над мечетью султана Гассана

Минарет протыкает луну.

За мечетью Хасана находится подобная ей по стилю мечеть Эль-Рифай, построенная с 1869 по 1912 годы.

Затем мы повернули направо и прошли вдоль западной стены Цитадели Саладдина. Она расположена на самом высоком холме города. Из-за стен торчали шпили и купола мечети Мухаммеда Али. Пока добрались до входа в крепость, пришлось пройти около километра. Вход стоил 40 фунтов с человека. Еще 1 фунт я заплатил за видеокамеру. На входном металлоискателе бдительные полицейские обнаружили у меня карманный ножик. Пришлось оставить его на КПП. Время близилось к полудню и начинало не по-детски припекать.

Цитадель была построена приблизительно в 1176—1183 годах. Согласно одной из легенд в ней состоялась встреча святого Франсиска Асизского с племянником Саладдина султаном Аль Камилем. Внутри расположен Военный музей под открытым небом. Там представлена вся многовековая военная история Египта. На одной из аллей в два ряда выставлены бюсты великих военных полководцев страны. Среди них мы обнаружили фигуры Рамзеса II, султана Саладдина, султана Бейбарса. Последние двое выглядели точь-в-точь, как русские богатыри, что весьма удивило. Рядом, прямо на лужайках стояло около десяти древних пушек, и даже деревянная катапульта. В центре площади вздымался ввысь конный памятник египетскому генералу Ибрагиму Паше, очень почитаемому в этих местах.

С другой стороны от памятника базировалась более современная военная техника — в основном русские самолеты, танки, ракеты и пушки, принимавшие участие в войнах Египта против Израиля в 1967 и 1973 годах. Там был даже Т-34. Справа от него стоял плавающий танк ПТ-76. В другом углу громоздилась израильская боевая техника американского производства. В том числе танк М-60 с опущенным вниз стволом, символизирующим поражение. Рядом со зданием Египетского военного музея, Лена с восторгом обнаружила небольшой самолет-буксировщик планеров «Вильга». Она летала на таком в ту пору, когда занималась планерным спортом.

В Военном музее, расположенном во дворце Аль-Харам, было представлено несколько диорам, изображающих сцены из арабо-израильских войн. На стендах много документов и фотографий на военную тематику, имеются образцы личного оружия. На одной из стен висит огромный портрет бывшего президента страны Анвара Садата. В соседнем зале имеется скульптурная группа, изображающая главных генералов Египетской армии, разрабатывающих план боевых действий против Израиля. Разумеется, советские военные советники в этой группе отсутствуют. Вообще об участии русских офицеров, в основном, летчиков, в войнах Египта против Израиля, мы не нашли ни малейшего упоминания. Обидно.

Затем мы пошли в огромную мечеть Мухаммеда Али, имеющую выразительный круглый купол и четыре острых ажурных минарета. Паша Мухаммед Али был назначен османским наместником Египта в начале XIX века. За 25 лет правления он провел множество успешных военных операций, в итоге которых египетские границы сильно расширились. В 1811 году он уничтожил в Цитадели всю верхушку влиятельных мамлюков. В 1831 году Мухаммед Али отказался от турецкого покровительства и стал править Египтом единолично. Гробница Мухаммеда Али находится внутри мечети. Здание было построено в 1830—1848 годах, по типу константинопольских мечетей, под влиянием стамбульской школы архитектуры. Высота купола составляет 52 метра, а высота минаретов 82 метра.

Внутри мечети все было устлано красивыми старинными коврами. Искусные огромные люстры ярко освещали весь молельный зал. Люди группами и отдельно восседали на коврах и приносили молитвы Аллаху. Было много детишек, впрочем, как и везде в Каире. Некоторые, распростершись на полу, мирно спали, подложив под голову Коран. Затем, с высокого парапета крепостной стены мы взирали на утопающий в смоге величайший город Земли. Сквозь пелену смога далеко на западе просматривались вершины пирамид, немного как бы дрожащих из-за поднимающихся потоков теплого воздуха. В древние времена, по преданию, именно на месте Каира происходила грандиозная битва между богами Гором и Сетом.

Уходя из Цитадели, я забрал свой ножик у полицейских. Один из них, повертев его в руке, с грустью протянул его мне, при этом заметив: «Хороший нож, классная сталь!» Возле выхода располагалась стоянка такси. Здесь таксисты напомнили мне наших, базирующихся возле вокзалов и аэропортов. Такие же хамы и барыги. Все они находились в сговоре и держали очень высокую цену. Требовали с нас 40 фунтов за достаточно короткую поездку до мечети Аль-Азхар. После долгих препирательств, все же удалось сговориться на 25 фунтов за поездку.

В мечеть Ал-Азхар мы не пошли, там было время намаза и толпилось множество шумных мусульман. Здесь находится один из старейших арабских исламских университетов, которому более тысячи лет. Мечеть была воздвигнута в 972 году в период правления Фатимидов. Аль-Азхар готовит высшее суннитское духовенство. Подземный переход ведет от Аль-Азхар к соборной мечети Хусейна на противоположной стороне улицы. Согласно легенде, когда внук пророка Мохаммеда Хусейн в 680 г. героически пал на поле битвы под Кербелой (Ирак), соратники зашили его голову в зеленую ткань, а в 1153 г. она была привезена в Каир и захоронена. Через год, над местом захоронения возвели гробницу, а в 1792 г. построили мечеть. В нее запрещен вход не мусульманам и вроде бы женщинам. Посмотрели на нее со стороны.

Оттуда наш путь лежал на самый огромный рынок в Африке — Хан аль Халили. Он был основан в 1382 году мамлюкским принцем Яхеркасом эль-Халили. В тот год Тохтамыш сжег Москву, оставленную Дмитрием Донским. Рынок называют по-персидски «базар», а не «сук», как принято у арабов. Прошлись только по одной из его многочисленных улиц. Купили 6 футболок (в том числе родственникам) из хлопка с вышитыми рисунками на древнеегипетские темы. Оказались исключительно качественными. Носились долго. Отдали за все 180 фунтов, хотя продавец сначала просил 240. Затем приобрели пояс с монистами. Дали торговцу 40 фунтов вместо 75, которые он сначала требовал.

От рынка мы проехались на такси за 10 фунтов до станции метро Аттаба. Побродив по округе, все же решили спуститься под землю в метро. Доехали до станции Опера (Гезира). От нее наиболее удобно идти к мосту Каср-аль-Нил. Нам захотелось еще раз побывать на нем, сфотографироваться и полюбоваться одной из величайших рек мира — Нилом. Мост соединяет остров Замалек, находящийся посредине реки, и центральную городскую площадь Тахрир. Его длина 1932 метра. Он был открыт в 1933 году на месте моста, построенного в 1872 году, который имел название Кобри Эль Гезира. Первый камень в его основание заложил король Египта Фуад I. В переводе с арабского языка название моста означает «Дворец Нила». На востоке и западе этого сооружения находятся каменные статуи львов, созданные в конце XIX века французским скульптором Альфредом Джакуемартом. Наш новый китайский фотоаппарат, купленный в Асуане, начал что-то валять дурака. Начал отказывать счетчик. Но что можно было ожидать от дешевого китайского барахла. Позднее выяснилось, что все фотки получились размытыми, особенно над нашими головами. Выглядело, будто фотоаппарат смог зафиксировать наши ауры.

На пути к отелю, в районе Национального музея впервые увидели аварию. Мотоциклист слегка ткнулся в остановившийся впереди автомобиль. Причиной аварии было то, что лихой ездок не смотрел за дорогой, а что-то кричал по сторонам и махал руками. Вообще движение в Каире огромное, но аварий почти не происходит. Люди переходят дорогу, где придется, совершенно не обращая внимания на поток и клаксоны машин. Некоторые вообще не обращают внимания на то, что заходят на проезжую часть. Самое странное — ни кого не давят. Мы очень быстро привыкли к такому способу перехода через дорогу и продвигались поперек магистралей, как заядлые аборигены.

Зашли на улицу Чемполлион, и купили бутылку вина «Vin de Masse» за 29 фунтов, 4 бутылки пива «Луксор» разных сортов за 22,5 фунта. В той же лавке, что и ранее приобрели банку тушенки и 1 кг помидоров. В номере вкусно и сытно пообедали. Пиво очень понравилось. Намного вкуснее «Саккары» и «Стелы».

Вечером полтора часа гуляли по улицам вокруг нашего отеля, так сказать по квадрату. Сначала по улице, где был расположен наш отель — Mahmud Bassiouni Street дошли до памятника Таалат Харбу. Прошли дальше по улице Мухаммад Сабри Абу Элам до площади Мухаммада Фарида. Там стоит памятник этому египетскому политическому деятелю времен Османской империи. Затем повернули на север и по улице Muhamad Farid Street дошли еще до какого-то памятника. Там, так сказать, стоял на постаменте еще один мужик в пиджаке, оказавшийся турецким президентом Мустафой Кемалем-пашой. Оттуда пошли на запад до угла, где расположен офис «Air France» и вновь какой-то памятник в виде мужика в пиджаке и в феске. Оттуда повернули на Талаат-Харб. По ней вернулись на свою улицу.

Я обратил внимание, что многие набожные египтяне имеют на лбу по одному, а то и по два застарелых синяка, набитые за годы молений. Во время намаза, они подкладывают под лоб камешки из мечети Кааба в Мекке и бьют лбами по ним. В одной из кафешек я выпил свежевыжатый сок из клубники. Вкус неповторимый. Большой стакан стоил 3 фунта. Лена почему-то от сока отказалась. Вернувшись в отель, собрали рюкзаки и поужинали. Пили вино за удачное путешествие по Каиру. Вино оказалось темно-красным, терпким, густоватым и приятным на вкус. Каир нам очень понравился. Всего за три дня мы во многом сумели понять его ритм и очарование, а также вжиться в его неповторимую суету.


19.11.2007 г. Египет. Александрия.

Встали в 6.40. Легко позавтракали в номере. Как обычно дали мальчику, принесшему завтрак, 5 фунтов бакшиш, собрались и пошли пешком на вокзал Рамзес. Дошли по улице Талаат-Харб до площади Ораби. Стало серьезно припекать солнце, поэтому решили проехать оставшуюся одну остановку на метро до станции Мубарак. Вокзал Рамзес расположен над этой станцией. Там с нами случился небольшой конфуз. Спустившись вниз, мы на полном скаку вскочили в первый вагон, готового отправиться поезда. Но в вагоне оказались одни арабские женщины, укутанные в паранджи и длинные черные платья. Слава Богу, мы быстро смекнули и успели выскочить назад на платформу. В египетских поездах первые два вагона отведены для женщин. Мужчинам, а тем более иностранцам, там ездить нельзя. За это могут покалечить или вообще убить. Пришлось ждать следующего поезда метро.

Вскоре мы уже входили в здание вокзала. Сразу же к нам навязался очередной хелпер — полицейский, решивший помочь нам купить билеты. Пришлось дать ему 4 фунта за ненужную нам услугу. Касса находится прямо напротив входа в здание вокзала, в противоположном углу. Купив билеты в I класс за 96 фунтов за двоих до Александрии, мы отправились на I платформу, с которой отправляются поезда в этот северный город Египта. Египтяне называют его Эль-Искандерия или просто — Алекс. Выехали в 9.20.

В вагоне было прохладно и очень уютно. Поезд мчался посредине пустыни, периодически виднелись рукава дельты Нила и рукотворные оросительные каналы. Прибыли в Александрию в 11.45. Здесь надо смотреть, что бы не выйти раньше, так как поезд в Александрии делает две остановки. Надо выходить на второй. Александрия основана в 332 г. до н. э. самим Александром Македонским, на месте маленькой деревни Ракода, на косе, в дельте Нила, между Средиземным морем и озером Мареотис (Мариут). Великий полководец собственноручно нанес на земле разметку плана будущего города. В греко-римский период Александрия была столицей Египта и крупнейшим торговым и культурным центром эллинского мира.

Выйдя с вокзала, мы быстро смекнули, куда нам идти. Выбор маршрута оказался правильным. Пройдя минут 20 по узким улочкам, мы вышли точно на главную площадь города — Саада Заглюля, к самой набережной. Нашему взору предстало величественное Средиземное море. Море, помнящее всю долгую историю человечества. Не успели мы оглядеться, как к нам подскочил очередной хелпер и предложил свои услуги в поиске отеля. Старичок отвел нас в расположенный поблизости отель «New Capri», находящийся на 7-ом этаже высотного дома. Там нам предложили достаточно шикарный номер с видом на море и форт Кейт-Бей, с широкой кроватью, телевизором, холодильником, кондиционером, ванной, душем, туалетом и длинным коридором. Заплатили 136 фунтов за сутки. В кармане скопилась куча мятых и грязных мелких египетских купюр суммой в 8 фунтов. Я решил избавиться от них и отдал деду — хелперу.

Вскоре мы вышли на улицу и оправились по набережной к тому месту, где в древние времена стояло одно из семи чудес света — Александрийский маяк, свет которого был виден на расстоянии до 30 миль от берега. Он был разрушен в 1326 г. сильным землетрясением. Ныне на этом месте расположен форт Кейт-Бей, построенный в XV веке султаном Аль-Ашрафом. При строительстве использовались каменные блоки от разрушенного маяка. Он имеет массивные стены, круглые башни с направленными сторону моря бойницами. Издали он выглядит будто игрушечный замок. Справа в гранитную стену вонзались волны моря. Чуть поодаль гранитная набережная сменилась узкими песчаными пляжами и стоянками лодок. Море было грязноватым, бушующим и относительно холодным. На берегу валялось много мусора. От Красного моря отличалось абсолютно. Вдоль берега находилось огромное количество рыбацких лодок, катеров и потрепанных суденышек. Чувствовался устойчивый запах несвежей рыбы. Узенькие песчаные пляжи, отделенные от проезжей части натянутыми веревками, были пустынны.

Недоходя до форта метров пятьсот, слева мы увидели главную мусульманскую святыню Александрии — мечеть Абу эль-Аббаса. Она была воздвигнута в XVIII веке на месте своей предшественницы над усыпальницей мусульманского святого Абу эль-Аббаса эль-Мурси (1219—1287 гг.), шейха братства Шадхели. В 1944 г. она была практически полностью перестроена. Она считается шедевром мусульманского искусства. Мастерски выполнены орнаменты её четырех куполов и минарета высотой 73 метра, декор фасадов и резной «минбар» (кафедра, с которой читаются пятничные проповеди).

Египет. Александрия. Форт Кейт-Бей

Вскоре мы добрались до форта Кейт-Бей. Здесь сновало множество туристов и вдоль набережной стояли десятки туристических автобусов различных турфирм. Входной билет в форт стоил 20 фунтов с человека. Укрепление оказалось достаточно большим. Внутри крепости находится Морской музей Александрии. Мы долго лазили внутри бастионов, смотрели через узкие бойницы на море и на город. Видели несколько старинных пушек, которые встречали здесь своими ядрами еще флот Наполеона Бонапарта в 1798 году. В длинных коридорах и темных залах крепости можно было играть в прятки. Именно этим и занимались многие египетские детишки. В одном из помещений форта я сказал на видеокамеру: «Раньше здесь стояло одно из семи чудес света — Фаросский маяк, теперь здесь стою я». Поскольку форт находится на косе, глубоко впадающей в море, из него открывается красивая панорама Александрии.

Выйдя из форта, мы решили окунуть ноги в бушующем Средиземном море. К Лене тут же пристали местные школьницы и принялись ее о чем-то расспрашивать. Но грохот волн о волнорезы заглушал их голос. К сожалению, затея окунуть ноги в море окончилась для нас весьма печально. Лена стала на плитах у самого края и попала под огромную волну. Она вся промокла с ног до головы. Я же прыгнув на одну из плит — волнорезов, поскользнулся, да так сильно, что при падении получил ушибы и порезы по всему телу. Чудом не ударился головой о выступающий из плиты крюк. Еще бы пару сантиметров и, наверное, был бы летальный исход. Наверное, было бы лестно погибнуть где-то на том месте, где до сих пор сокрыта от археологов могила Александра Македонского. При падении фотоаппарат, купленный нами в Асуане, разбился, но видеокамера чудом не пострадала. Мои шорты сзади были покрыты зелено-черной грязью и слизью. Боль ощущалась во всем теле, особенно в правой ступне и левом локте. Кровь сочилась в нескольких местах. Наши злоключения привлекли внимание египетских школьников, которые принялись о чем-то нас расспрашивать и предлагать бумажные салфетки. Немного очухавшись от пережитого и приведя себя в порядок, мы медленно пошли прочь от форта. Из-за случившегося пришлось свернуть нашу программу пребывания в Александрии. Было очень больно ходить и даже шевелиться.

Правда, мы все же решили добраться на такси до Греко-Римского музея. Очень хотелось посмотреть экспонаты, связанные с греко-римским периодом страны. Но, увы! Видимо в этот день фортуна отвернулась от нас. Нам попался исключительно тупой водитель. Он понятия не имел об этом музее. Сначала он привез нас к римскому амфитеатру, затем к Александрийскому музею. На этом мое терпение лопнуло. Я дал ему 20 фунтов, обложил трехэтажным матом на русском языке и послал его куда подальше. Он настолько меня вывел из себя, что мы даже не поехали с этим водителем назад до отеля. Кстати, поймать такси в этом городе оказалось довольно сложно. Здесь спрос явно выше предложения. Старенькие советские «Лады» и еще более дряхлые итальянские «ФИАТы» явно не справляются с пассажиропотоком. Пришлось идти до отеля пешком. К этому времени мне стало немного лучше. Слизисто-грязные шорты я прикрыл длинной футболкой, купленной в Хургаде.

До вечера отлеживались в номере, любуясь из окна на неспокойное море, то и дело выплескивающееся через внушительное гранитное заграждение на набережную. Перед заходом солнца наблюдали из окна вечерний намаз. Толпа численностью около 50 человек, сидя на коленях, молилась прямо на улице, на асфальте. При этом египетские женщины спокойно проходили мимо молящихся мужчин, не обращая на них внимания. В некоторые моменты создавалось впечатление, будто мужчины кланяются проходящим представительницам противоположного пола.

После выпитого спиртного мне стало значительно лучше, и мы решили прогуляться по светящимся разноцветными огнями улочкам города. Удивило, что никто не пристает. В Хургаде, Луксоре, Асуане невозможно и метра пройти, чтобы к тебе не привязался какой-нибудь торговец и не стал втюхивать какой-нибудь товар. В Каире с этим делом не намного комфортнее. Здесь же ты ни кому не нужен, как и они тебе. Никто в магазины не завлекает и за руки не хватает. Правда, иногда встречались нищие, просящие милостыню. Даже скучно и не уютно было от такого безразличия к нашим персонам.

В одном из магазинчиков купили новый фотоаппарат китайского производства за 75 фунтов. Как оказалось, такая же дребедень, что и предыдущий. Я дал 5 фунтов нищенке с ребенком. Позвонили домой и ко мне на работу. За карточку отдали 20 фунтов. Дома температура воздуха была — 2° С. Затем постояли у штормящего моря. Посмотрели, как волны терзали высокую гранитную набережную. В одном месте волны выскакивали на проезжую часть и заливали всех прохожих и автомобили.

В номере отеля я смотрел по телевизору футбольный матч между Венесуэлой и Колумбией (0:1), а затем хоккей — Канада-Швеция. Александрия сначала мне не понравилась, хотя со временем я стал по ней ностальгировать. Когда-нибудь все-таки надо осмотреть и Греко-Римский музей и катакомбы, и колонну Помпея и т. д.


20.11.2007 г. Египет. Синайский полуостров.

Проснулись в 4.30 от сильного стука дождя и ветра в окно. На улице лил ливень. В темноте просматривался берег, омываемый взбешенными волнами сумасшедшего моря. Создавалось впечатление, будто мы мгновенно перенеслись в отечественную осень. В Египте дождь бывает раз в год. И надо же было такому случиться — мы узрели именно такое событие. Сквозь раму не приспособленного для влаги окна, вода просочилась в комнату и как раз на наши рюкзаки, подготовленные к дальнейшему путешествию. Многие вещи основательно промокли.

Выписались из отеля в 7.00. На набережной тормознули машину, нашу отечественную «Ладу», и поехали на автовокзал «Эль мукаф эль джидид», находящийся на самой юго-восточной оконечности Александрии. В салоне пахло свежей рыбой. Оказалось, что водитель вез ночной улов — килограмм 50 морской рыбы. По пути он попросил у нас разрешение, заехать на рыбный рынок в старой части города. Мы согласились. Интересно было посмотреть на жизнь людей вдалеке от туристических мест. Увиденное повергло нас в шок. На грязных, мрачных улочках, толпились кучи людей в лохмотьях. Вместо машин по мощеным и глиняным дорогам ездили повозки, запряженные лошадьми. В повозках сидело человек по 10—15, спешащих, видимо, на работу. Воздух был заполнен зловонием. Возле стен грязных лачуг, никого не опасаясь, ползали серые крысы, терзая какие-то продуктовые отбросы. Стоящие вдоль дороги люди смотрели на нас глазами полными удивления. Однако в их взгляде чувствовалась дружелюбность. Некоторые махали нам рукой и приветствовали.

После завоза ящиков с рыбой торговцу, мы поехали на автовокзал. Там водитель помог нам найти нужную кассу. Мы заплатили ему за все 25 фунтов. Касса автобусов, отправляющихся на Синай, находится в правой стороне автовокзала. Нам нужно было ехать на Синайский полуостров, в поселок Сант-Катрин, но туда не оказалось прямых автобусных рейсов. Можно было уехать вечером в 21.00 в Шарм-эль-Шейх или через час в Суэц. Решили добраться до Суэца. Купили два билета по 25 фунтов на 9.00. Автобусы до туда отправлялись с третьей платформы. Пока ждали автобус, промокли до нитки, так как дождь начался снова. Купили пачку печенья и бисквит за 4 фунта. Когда подъехал наш автобус, то мы сдали багаж в специальное отделение. Заплатили по 1 фунту за место помощнику водителя. В автобусе было вполне удобно. Ехали до Суэца почти 5 часов по безжизненной пустыне. Только наличие асфальтированной трассы да ухоженных плантаций вдоль рукавов Нила говорило об обитаемости данной местности.

Суэц запомнился наличием невысоких домишек бело-голубого цвета. Весь город показался окрашенным в эти цвета. Приехали на автостанцию в 13.50. Сразу же взяли в стеклянной кассе билеты до Сант-Катрин по 25 фунтов за штуку. Оказалось, что автобус должен отъезжать буквально через 10 минут, в 14.00. За погрузку багажа дали 1 фунт бакшиш. В 14.30 проехали по тоннелю под Суэцким каналом. Он находится в 11 км севернее города. С усердием всматривались в последние метры африканской земли и ожидали окончания туннеля, чтобы не пропустить первые метры по Азии. Мы въехали на другой континент, унося на подошвах своих башмаков песчаную пыль жаркой и далекой Африки.

По дороге, справа, часто можно было наблюдать синюю гладь Красного моря. Где-то вдалеке, за песчаными барханами, мелькали громадные корабли и танкеры, видимо, плывущие к Суэцкому каналу. Периодически, были видны только палубы кораблей, и создавалось впечатление, будто они плывут не по воде, а по пескам. По левой стороне вдоль всей дороги возвышались Синайские горы, те самые по которым 40 лет блудил пророк Моисей с толпой изгнанных из Египта иудеев. Когда свернули с трассы, идущей вдоль моря, и поехали на север, то дорога стала очень пыльной и неровной. Частицы пыли скрипели на зубах, и пересыхало горло. Автобус трясло на многочисленных колдобинах и выбоинах. По дороге миновали несколько военных блокпостов, напоминающих о недавних войнах между Египтом и Израилем. Там у пассажиров проверялись документы. Мы сидели в задней части автобуса, а поэтому проверяющие дошли до нас только один раз. Видимо, наши физиономии не внушали военным опасений.

В Сант-Катрин приехали уже в темноте, в 18.30. С нами в автобусе ехали еще полдюжины туристов из Чехии. Как только мы ступили на землю, нас окружили толпы представителей местных отелей со своими предложениями. Чехи сели в микроавтобус и уехали с одним из арабов. Мы же решили прогуляться пешком по полутемным улочкам поселка. Вскоре нас догнал египтянин и предложил разместиться в кемпинге «Beduin Camp». До него шли в гору метров 300. Там встретили, ехавших с нами ранее чехов. Хозяин кемпинга, одетый в белоснежную галабею и куфию, предложил нам чаю, но мы отказались и попросили скорее разместить нас в номере. Дали хозяину 50 фунтов и явно переплатили. Комната больше походила на побеленный сарай. Вход в нее был прямо с улицы. Туалет и умывальник находились рядом на улице. В комнате имелись две узкие кровати с большим количеством одеял и тумбочка. Было очень холодно, мрачно и неуютно. Но мы уже устали, и бродить где-то по поселку в поисках более подходящего жилья уже не было сил. Тем более что нам в этом сарае нужно было поспать лишь до двух часов ночи.

Вокруг кемпинга торчали достаточно высокие безжизненные горы, уходящие своими вершинами куда-то в безмолвную тьму. Разместившись, мы сходили в расположенный невдалеке магазинчик. Купили там бутылку воды. На сдачу нам дали 1 американский доллар. Признаться честно, я впервые встретил в своей жизни такую купюру. Оставили ее на память. Поужинали в своем сарае, чем Бог послал. Лена, укутавшись в кучи одеял, легла спать, она явно простудилась, а я пошел посидеть у костра вместе с местными бедуинами и чехами. Чехи разместились в соседних комнатах, прямо на полу, без кроватей. Пообщались часок у костра, попили чай каркаде. Чехи неплохо понимали по-русски. Договорились с хозяином кемпинга, что в 2.30 ночи за нами приедет микроавтобус и отвезет нас к горе Моисея за 40 фунтов со всех. Спали как убитые…


21.11.2007 г. Египет. Гора Моисея.

В 2.30 микроавтобус действительно подъехал. Кроме нас в него поместились еще трое чехов. Мы отдали водителю 20 фунтов за двоих. Сдачу оставили водителю. До монастыря св. Екатерины добирались минут 10 в полной темноте. От него начинаются две дороги к вершине горы Моисея. Одна более короткая, но и более сложная и крутая. Другой путь длиннее, но зато по нему легче идти. Неподалеку от вершины, где стоит часовня, они соединяются. Там начинается лестница, вырубленная монахами в скале, которую и приходится преодолевать паломникам. Гора Моисея (Габаль-Муса) имеет высоту 2285 метров. По преданию, именно на ней пророк Моисей получил заповеди Божьи, начертанные на каменных скрижалях. Считается, что тот, кто поднимется на гору и встретит там рассвет, получит прощение всех грехов от Бога. Вот и идут на гору тысячи грешных туристов каждую ночь. Гора Моисея находится в 3—4 км южнее поселка.

Мы сразу же отделились от чехов и самостоятельно начали восхождение в 2.50, по длинной дороге. Двигались быстрым шагом в кромешной тьме. Ориентирами служили лишь лучики света от фонариков, идущих впереди туристических групп. Периодически мы обгоняли эти группы. Вдоль всей дороги зияла своим мрачным оскалом бездонная пропасть. Через каждые 50—70 метров мы встречали бедуинов, ведущих своих верблюдов вниз. Они появлялись как-то неожиданно и беззвучно из темноты. Приходилось отскакивать в сторону. Каждый из бедуинов предлагал прокатиться на гору на верблюдах. Иногда нас обгоняли верблюды, груженые туристами. Но вскоре мы опережали их. По пути на гору расположены два пункта отдыха. Там торгуют небольшие магазинчики нехитрыми сладостями, пирожными и бутербродами. Можно попить горячего чая. На всем пути следования, бедуины предлагают взять в аренду шерстяные одеяла за 1 доллар, так как на вершине ночью очень холодно. По дороге мы увидели в восточной стороне неба яркую планету Венеру, и стало ясно, что до рассвета уже скоро. Последние 800 метров пришлось идти по выбитым в камнях ступенькам. Пока поднялись на вершину, с нас семь потов сошло. Вся одежда была мокрая от пота. Лена плохо чувствовала себя, но стиснув зубы продолжала движение.

На макушку горы мы ступили около 5.00. Прибыли туда одними из первых. Несмотря на то, что мы были тепло одеты, сразу же ощутили немыслимый холод. Пронизывающий ветер настойчиво пытался сорвать с нас военную, брезентовую плащ-палатку, в которую мы укрывались. Вскоре вся вершина заполнилась грешными туристами. Самое интересное, что вокруг были путешественники только из России, Украины и Польши. Чуть пониже расположились японцы, а дальше все остальные. Одна русская женщина лет 40—45 залезла на самый высокий камень и стала в полный рост. Моему изумлению не было предела, когда я увидел, что она одета в туфли на высоком каблуке. Как можно было забраться в такой обуви на такую вершину — не понятно? Такое, вероятно, могут только русские женщины. Вскоре нашу славянскую кампанию разбавил один японец с фотоаппаратом. Он буквально прополз ужиком мимо нас и установил свою камеру на камне, между ног женщины на каблуках.

Минут через 20 между вершин окрестных гор показался первый лучик Солнца. По горе прокатился гулкий шум людских голосов. Солнце вставало медленно, спокойно и величаво. Красный свет, постепенно сменялся на оранжевый, затем еще более желтел. Наконец дневное светило наложило свои объятья на всю округу. Тени от окрестных вершин постепенно исчезали, будто прячась в недоступные свету пещеры. Небо залилось привычной в этих местах лазурью. Японцы дружно запели свой величественный гимн. Я, всматриваясь в лица соотечественников, надеялся подхватить своим громким голосом чей-нибудь патриотический порыв и затянуть гимн России. Но, увы.… То ли никто из наших не знал слов, то ли стеснялся петь. Насладившись рассветом, оглядев пустынные окрестные горы и немного поразмыслив о бренности бытия, мы отправились в обратный путь.

Обратно мы пошли более трудной дорогой. Еще до развилки, встретили одного украинца, который трехэтажным матом проклинал гида. Гид не предупредил незадачливого туриста о том, что на горе очень холодно, а тот самостоятельно не смог догадаться. Украинец был одет в легкую рубашку с короткими рукавами, даже без майки. Мы в очередной раз убедились в правильности нашего решения — путешествовать без гидов, полагаясь на свои знания и умение. По пути пришлось пробираться по крутым откосам, плотно сливаясь телом со скалами. Во многих местах мы перепрыгивали через глубокие каменные разломы. При малейшей ошибке мы могли улететь в пропасть. По этому маршруту шло очень мало людей. Основная масса двигалась вниз тем же путем, что и поднималась на гору. Где-то с высоты 500 метров, внизу, в расщелине показались стены монастыря Святой Екатерины. Еще через полчаса мы спустились в долину. Там было уже светло и жарко припекало солнце. По дороге купили округлый распиленный на две части желтоватый камень за 20 фунтов. Внутри него образовались кристаллы. Их здесь называют — слезы Моисея. Вероятно, много пришлось пролить слез древнему пророку из-за своих строптивых соплеменников.

Отдышавшись, в 8.00 мы пошли в монастырь, воздвигнутый в IV веке на месте, где Бог разговаривал с Моисеем, у подножия горы Хорив. Это древнейший действующий христианский монастырь мира. Укреплённое здание монашеской обители было построено по приказу императора Юстиниана в VI веке. Насельниками христианской святыни, в основном, являются греки православного вероисповедания. В лабиринте монастырских построек возвышается знаменитая трехнефная базилика, ради которой сюда приезжают тысячи туристов. В двух золотых ларцах рядом с мраморной дарохранительницей хранятся голова и рука мученицы Святой Екатерины. Она родилась в Александрии в 287 году. Согласно преданиям, он была обращена в христианство сирийским монахом, крестившим её под именем Екатерина. После крещения, во сне к ней явился Иисус Христос и вручил ей кольцо, назвав своей невестой. Екатерина приняла мученическую смерть в период правления императора Максимина в начале IV века. Она пришла в храм во время праздничного жертвоприношения, и призвала императора оставить языческих богов и обратиться в христианство. Правитель пригласил её после праздника к себе и попытался убедить оставить христианскую веру. Но все попытки оказались тщетны. С целью устрашить Екатерину императорский вельможа Хурсаден предложил Максимину изготовить специальное орудие для пытки в виде четырех вращающихся колес с вбитыми в них железными гвоздями. Эти колёса, согласно житию, были разрушены сошедшим с неба ангелом, который избавил Екатерину от мук. Узнав об этом, супруга Максимина пришла и стала обличать своего супруга, назвала себя христианкой и за это была казнена. Вслед за нею был казнён военачальник Порфирий и 200 воинов, обращённых Екатериной в христианство за время пребывания в темнице. После случившегося император предложил Екатерине стать его женой, если она принесёт жертву языческим богам. Девушка отказалась, и Максимин приказал казнить её через отсечение головы. По преданию, из раны вместо крови полилось молоко.

В коллекции монастыря более двух тысяч уникальных икон. Среди которых, 12 были написаны восковыми красками еще в VI веке. Наиболее ценной считается лик Иисуса Пантократора. Также там имеются икона святого Петра, икона с изображением царя Авгаря, получающего Нерукотворный образ от апостола Фаддея.

Так же славится монастырская библиотека. По своему собранию религиозной литературы и манускриптов она считается второй после Ватикана. К наиболее ценным манускриптам библиотеки монастыря относятся: двенадцать листов одного из древнейших текстов Библии, Синайского кодекса (IV век), который был вывезен из монастыря в Россию в 1859 году; Сирийский кодекс V века; десять листов уникального манускрипта VI века на греческом языке с текстом Евангелия от Матфея (Кодекс 074); греческое Евангелие 717 года (подарок монастырю от византийского императора Феодосия III); Синайская псалтырь (XI век) — древнейшая псалтырь на славянском языке. В монастыре хранятся 3304 манускрипта и около 1700 свитков. В 2002 году монастырский комплекс был включён ЮНЕСКО в список объектов Всемирного наследия.

За стенами монастыря собралось множество народу. Здесь можно было попить чаю. Оказалось, что церковники здесь такие же жадные, как и у нас в России. Маленькая чашечка чая стоила 6 фунтов. Во всем Египте цена чая не превышала более 2 фунтов. По всей территории монастыря беспорядочно бегали задиристые кошки и коты. То тут, то там слышалось их мяуканье или визг. Они шныряли между ног туристов, периодически попадая им под ноги, и устраивали шумные разборки между собой. Я купил маленькую иконку Христа Пантократора за 55 фунтов, то есть почти за 300 рублей. В России подобная иконка в ту пору стоила не более 30 рублей. Обдираловка жуткая. Но, что поделать, хотелось оставить что-нибудь на память о посещении этого знаменитого священного места. В ожидании открытия внутренних помещений монастыря, мы умылись водой из так называемого Колодца Моисея. Согласно Библии, пророк Моисей встретил там семь дочерей мадиамского священника Рагуила (Исх. 2:15—17).

В монастыре находится так называемая Неопалимая купина — куст, в пламени которого, согласно Ветхому завету, Бог впервые явился пророку Моисею. Пока Лена отдыхала, я попросил одного из местных священников показать мне место ее расположения. Священник любезно провел меня мимо охраны внутрь монастыря к искомому объекту. Там было безлюдно. Туристов и паломников еще не пускали внутрь. Неопалимая купина представляла собой зеленеющий куст, расположенный на высоте чуть более двух метров. Самые нижние ветки свисающего вниз растения были ободраны туристами. Я последовал их примеру и сорвал два маленьких листочка на память. Они до сих пор хранятся у меня дома, поражая своим свежим зеленым цветом. В тишине я помолился Господу Богу о даровании спасения нашей Родине, о даровании благополучия моей семье. Затем, пройдя узкими лабиринтами улочек и коридоров, я вернулся к жене. Повел ее тем же путем, которым только что шел. Но, увы! Бдительный охранник не пустил нас. Он посоветовал идти к Неопалимой купине через официальный вход, по которому уже начали пускать туристов.

Мы посетили местную церковь. Там только православным разрешалось заказать молебен за здравие и панихиду за упокой. Что мы и сделали. Помянули всех наших усопших и помолились о благополучии живых. Я положил в специальную корзину 20 фунтов на нужды храма. Припали устами к иконе св. Екатерины, выставленной над ее мощами. Затем мы пошли к Неопалимой купине. Там уже толпилось множество народа, тянущего свои жаждущие руки к священным листочкам.

В 10.00 мы отправились на автостоянку, где нас должен был ждать микроавтобус. Но его на месте не оказалось. Видимо, католики-чехи не ходили в монастырь, а уехали сразу, спустившись с горы. Пришлось нам идти пешком. Самое ужасное было в том, что мы абсолютно не знали дороги. К горе ехали ночью, вокруг стояла темнота. Я не всматривался по сторонам и не замечал ориентиры, так как надеялся вернуться на микроавтобусе. Да и какие можно было узреть ориентиры в кромешной тьме среди практически похожих друг на друга гор?

Прошли где-то три километра. Периодически нам встречались дорожные развилки без указателей. Шли наугад, надеясь на интуицию. Лена еле передвигала ноги после столь трудного восхождения и почти такого же обременительного спуска. Наконец, мы вышли к поселку. Но где искать наш кемпинг, мы не представляли. Его название напрочь вылетело из головы. Но мы не отчаивались, надеясь узреть знакомые строения. Днем поселок Сант-Катрин выглядел совсем иначе. Уже в конце селения мы услышали крики какого-то араба, находившегося метрах в 200 от нас на соседнем пригорке. Он звал нас к себе. Тут мы с облегчением увидели свой кемпинг.

Нам предстояло ехать дальше. Сначала мы собирались идти пешком на автостанцию. Но сил больше не было. Тогда я решил договориться с водителем микроавтобуса, чтобы он отвез нас в Нувейбу. Водитель запросил 300 фунтов. После утомительного торга удалось сговориться на 230 фунтах. В 11.50 мы выехали в Нувейбу. Оттуда нам предстояло уплыть в Иорданию на пароме. Ехали один час по почти пустынной, но качественной дороге, виляющей среди гор и барханов.

Нувейба — это морской порт и одновременно курортный город в Египте, расположенный на северо-востоке Синайского полуострова, на берегу Акабского залива Красного моря, в 200 км на северо-восток от Шарм-эль-Шейха и в 70 км южнее египетско-израильской границы. Порт был построен в 1985 году.

У меня оставалось еще много египетских фунтов. Надо было от них срочно избавиться. В Нувейбе, водитель помог мне обменять в банке фунты на иорданские динары. Но не все, так как динаров не хватило. За 350 фунтов я получил 43 динара. Водитель также подвез нас до касс порта, расположенных от входа в порт в 500 метрах, справа. Там я купил билеты на быстрый паром до Акабы (Иордания) по 70 долларов за штуку. В эту цену входила оплата выездного налога (departure tax). Паром должен был отплыть в 15.00. От касс до входа в порт мы также доехали на том же микроавтобусе. За оказанное внимание и помощь я дал водителю 250 фунтов вместо ранее оговоренных 230. Возле порта я купил в дорогу еды, воды и пива на оставшиеся 120 фунтов. За пивом любезный торговец бегал куда-то в другое место. В это время мы отдыхали в прохладе его пустынного магазинчика.

На входе в порт наши вещи просветили рентгеном. Затем, подойдя к зданию морского терминала, мы встретили очередь длинной в 150 метров. Но арабы радушно пропустили нас вперед, махая руками, чтобы мы проходили. Через три минуты мы уже миновали паспортный контроль. Еще через минуту мы находились в зале ожидания. В нем было грязновато. Деревянные сиденья имели обшарканный вид. Пока ждали паром, я познакомился с двумя девушками из Голландии. Их звали Барби и Габи. Загорелое упругое тело Барби было украшено многочисленными татуировками. Из-под ее короткой футболки на пояснице виднелась тату на санскрите. У меня сложилось впечатление, что голландки были слегка обкуренными. Они ехали в знаменитую Петру на один день, а затем собирались вернуться в Египет. Посадку на паром пришлось ждать два часа. Перед посадкой сдали свои рюкзаки в багаж. На корабле у нас отобрали паспорта и дали вместо них квитанцию. Отплыли из Нувейбы в 17.15. Начинало темнеть. На берегу зажигались огни. Корабль плыл очень тихо. Я заметил, что мы плывем только через полчаса после отхода из порта. Ширина залива в этих местах составляет порядка 15—16 км. Поэтому были видны огни не только египетских населенных пунктов, находящихся на берегу, но и городишек на территории Саудовской Аравии.

В иорданский порт Акаба приплыли в 19.00. Город является единственным морским портом и курортом Иордании. Он расположен на северном побережье Акабского залива Красного моря рядом с израильским городом Эйлат. Город знаменит гигантским арабским флагом, расположенным на побережье. Высота флагштока составляет 136 метров, а размеры полотнища — 60 на 30 метров. Стяг хорошо виден из соседних стран (Эйлата в Израиле и Табы в Египте). Он вошёл в книгу рекордов Гиннеса как самый большой флаг в мире.

Перед сходом на берег я получил назад наши паспорта. Иностранцев сразу же отделили от арабов и выпустили на берег вперед. Здесь произошла заминка с нашим багажом. Было непонятно, где его можно получить. Кроме того, все иностранцы (в основном итальянские пенсионеры), кроме нас и двух голландок оказались организованными. Их встречали специальные автобусы с гидами. Нам же пришлось топать пешком где-то метров 300 до здания, где осуществляется паспортный и таможенный контроль. Вскоре туда подвезли на большой тележке наш багаж. Внутри здания нас и голландок отделили в сторону ото всех. Через несколько минут нашу компанию пополнила пожилая семейная пара, говорившая на неведомом мне языке, и высокий налысо бритый американец.

Ожидание оказалось недолгим. Всех нас пригласили в одну из комнат, где иорданский пограничник умелыми движениями проверил паспорта и задал несколько вопросов. Затем служащий унес наши документы и вернулся минут через десять. В наших с Леной ксивах красовались въездные визы. Узнав, что мы граждане России, денег за них с нас не взяли. Я сначала подумал, что нам поставили бесплатные транзитные визы, дающие право пребывать на территории Иордании в течение сорока восьми часов, но на визах четко просматривалась надпись на английском языке о месячном сроке. На паспортном контроле нам быстро поставили штампы и показали куда идти, чтобы выйти в город, минуя таможенный досмотр. Нас пропустили по зеленой, в отличие от других иностранных граждан. Выйдя из здания, мы стали объектами агрессивной охоты со стороны иорданских таксистов. Они облепили нас со всех сторон и зазывали в свои автомобили.

Еще во время ожидания проверки паспортов, мы договорились с американцем взять совместно такси, что бы ехать в Петру. Но американец задержался на границе. Не любят их в Иордании. Нам пришлось ждать минут пять, пока к нам не присоединились Габи и Барби. Плюнув на американца, мы скооперировались с ними. Договорились с водителем доехать до Петры за 50 динаров. Сумму поделили пополам с голландками. Проехали в машине минут десять. После чего всех нас попросили пересесть в другое такси. Оказывается, в Иордании водителям для поездки за пределы их городов необходимы специальные разрешения, а в ночное время их, видимо, не дают. Поэтому водители договариваются о совместных перевозках в пределах своих регионов. Пересев в новенькую «Тойоту» мы продолжили путь в городок Вади-Муса, находящийся рядом со знаменитой Петрой. От Акабы до городка Вади-Муса 133 км на север.

Через полчаса справа от нас в ночи показалась знаменитая пустыня Вади-Рам. Она известна своими неземными марсианскими ландшафтами. Во время первой Мировой войны в ее песках вел боевые действия против турок английский шпион Лоуренс Аравийский. В наши дни там снимали несколько фантастических фильмов, в том числе и сериал «Дюна». К сожалению, из-за темноты нам не пришлось полюбоваться пустынными красотами. В пути я узнал от голландок, что они приехали из Амстердама. Я поведал им, что город Орел является побратимом голландского города Леувардена. Это сообщение вызвало у девушек одобрение. Я попросил водителя, которого звали Салех, отвезти нас в недорогой отель. Также договорились с Салехом о поездке по историческим местам Иордании на послезавтра.

В 22.30 мы прибыли в городок Вади-Муса, из которого туристы совершают вылазки в древнюю Петру, находящуюся рядом. Последние полсотни километров дорога все время шла в гору. Выйдя из машины, мы ощутили холод иорданских гор. Хозяин отеля «Petra Gate Hotel» Насер Фараджат быстро разместил нас по номерам. Заплатили за два дня 28 динаров. Наш номер (№119) оказался в углу отеля, над самым обрывом. В окно была видна самая большая мечеть городка с голубым куполом Аль Кабир. Она почему-то напомнила мне церквушку в г. Плавске Тульской области, хотя в них мало общего, кроме голубого купола. В номере было достаточно холодно. После жаркого Египта мы будто вернулись в зиму. Спали под тремя одеялами.

Перед сном я прошелся по главной улице городка. Сразу бросилась огромная надпись на плакате, расположенном у дороги: «Нет Бога кроме Аллаха и Мохаммед его пророк». У местных подростков я узнал, откуда можно позвонить в Россию. Они посоветовали зайти в магазин напротив. Там радушный иорданец набрал необходимый мне номер на своем мобильном телефоне. Поговорил с мамой в течение двух минут. Отдал хозяину телефона за разговор 2 динара. Поразило то, что торговец не предлагал что-либо купить у него.

Петра в древние времена была столицей государства набатеев. Первые исторические упоминания о набатеях встречаются в анналах ассирийского царя Ашшурбанипала (668—626 гг. до н.э.). В 644 г. до н.э. ассирийцы подавили восстание этого народа. Основные сооружения построены в I веке до н.э. — II веке н. э. В том числе и при римлянах. При римском императоре Трояне, Петра полностью утратила независимость. Значение города упало, и про него забыли. Только в 1812 году европейцы заново открыли город. По сути — это некрополь, город мертвых, город гробниц. В Петре имеется около 800 объектов, представляющих археологический и исторический интерес. Она внесена ЮНЕСКО в список мирового культурного наследия.

Во время нашего посещения Иордании официальной валютой этой страны был динар. В обороте находились банкноты номиналом 1/2, 1, 5, 10, 20 и 50 динаров, а также монеты достоинством 1, 5, 10 пиастров; ¼ и ½ динара. Один динар состоял из 100 пиастров и 1000 филсов. На монетах и купюрах изображена королевская династия. На банкноте номиналом 1 динар нарисованы восставшие арабы на верблюдах с национальным флагом Иордании, на 5 динарах — средневековый дворец в городе Маан, на 10 динарах — фасад старого здания парламента Иордании, на 20 риалах — Купол Скалы на Храмовой горе в Иерусалиме, на 50 динарах — дворец Рагадан в столице страны Аммане.

Один динар обменивался почти на полтора американских доллара.


22.11.2007 г. Иордания. Петра.

На следующее утро проснулись в 7.30. В номере было холодно и неуютно. Из-под одеял вылезать не хотелось совершенно. Но нас ждала Петра, а не посетить такое зрелище, равнялось преступлению против самих себя. После легкого завтрака мы продолжили свое путешествие. На такси за 1 динар добрались до входа в Петру. Входные билеты стоили по 21 динару. На входе купили красочный туристический буклет на русском языке об этом историческом месте. На тот момент 1 доллар соответствовал 0,7 динаров. То есть динар был дороже доллара.

В 9.10 минут вошли в ущелье Сик, через которое тянется дорога ко всем основным достопримечательностям. Над узким проходом на протяжении километра с двух сторон сплошной стеной высятся 90-метровые скалы. Эта дорога когда-то очень давно была руслом горной реки. Позднее, набатейцы сделали вдоль склонов специальные желоба, чтобы по ним могла течь дождевая вода в Петру. Это было приспособлено для того, чтобы получать влагу на случай осады. Когда оставалось пройти около 20 метров, то в проеме между скал показались очертания фасада самого знаменитого строения Петры — Эль-Хазне (Казны). Через несколько секунд мы узрели ее в полном объеме. Ее величественные и изящные формы произвели на нас более глубокое впечатление, нежели пирамиды в Каире. Монументальное сооружение имеет ширину 30 метров и высоту — 43 метра. Весь фасад вырезан в скалах, имеющих красный оттенок. Зашли внутрь. Там ничего интересного не оказалось. Обычное квадратное помещение. В фильме про Индиану Джонса главный герой проходит сквозь это помещение внутрь, встречает там дряхлого тамплиера, охраняющего священный Грааль. На самом деле, никаких проходов там нет, и отродясь не было. В этой небольшой комнате, по предположениям ученых, покоилось тело царя Набатеи Ареты III, жившего в I веке до нашей эры.

Иордания. Петра. Эль-Хазне

Затем мы отправились вдоль других дворцов, гробниц и иных сооружений Петры по так называемой Фасадной улице в сторону Великого храма. Прошли мимо театра, некогда вмещавшего 3000 человек. Театр с разных сторон имел различный оттенок, в зависимости от того, как падали лучи солнца. То красноватый, то голубоватый, то белый. По правую сторону были видны впечатляющие фасады вырубленных в скалах гробниц — Урны, Шелковой и Коринфской, а также Королевского дворца. В Великом храме смотреть особенно нечего. От него остались только поврежденные колонны, да лестничные ступеньки. Побродили возле Храма дочери фараона и возле Храма крылатых львов. Зашли в Археологический музей Петры. В нем много интересных артефактов, позволяющих пролить свет на то, как жили древние обитатели этого необычного, скрытого от посторонних глаз, города. Там видели серебряные монеты с изображением царя Ареты IV и его жены Шакейлат (18—40 гг.). У торговцев-бедуинов также продавались такие монеты. Причем, как только я заговаривал об Арете IV, они сразу же начинали указывать на изображение его жены. Только на монетах этого царя помещался лик царицы. Этот царь был современником Иисуса Христа и именно его войско шло мстить в Иудею за Иоанна Крестителя, но так и не дошло, отклонившись в сторону Дамаска. В музее мы посмотрели книгу регистрации посетителей. Туристов из России там отмечено очень мало, а из Орла вообще никого. Мы оставили в книге свои данные.

После музея мы направились в горы и стали подниматься к монастырю Ад-Дейр. Дорога к нему занимает более часа. Идти достаточно тяжело. Когда после середины пути оглядываешься назад на пройденный маршрут, то взору открывается впечатляющая панорама основной долины. До монастыря и обратно некоторые ездят на ишаках, предлагаемых бедуинами на каждом шагу. Но мы слишком любим животных, чтобы подвергать их каким-либо мучениям, и шли сами.

Монастырь появляется неожиданно из-за поворота. На вид — это почти точная копия Казны. Единственная разница в том, что строение вырезано из более твердой каменной породы, вверх от него не тянется скала и в нем преобладает белый оттенок. Напротив монастыря можно отдохнуть на скамейках или поесть в кафе, но цены «кусаются». Мы приобрели там симпатичную морскую ракушку. Побыв там полчаса, мы отправились назад.

На обратном пути видели блеющего барана, неизвестно каким образом забравшегося на отдельно стоящую отвесную скалу. Еще через пятьсот метров застали животрепещущую картину злобной разборки двух котов. Они, вероятно, умудрились не поделить горы. Один стоял на вершине небольшого утеса, а другой (рыжий) пытался его оттуда прогнать. Оба противно выли и шипели. Толпы туристов глазели на котов, забыв обо всех окрестных красотах. Позднее я видел фильм про Петру на телеканале «Travel», снятый в 2005 году. В нем есть эпизод разборки этих же самых котов. Только рыжий кот там стоял наверху. То есть противостояние продолжается годами.

Недалеко от Театра мы набрали в пузырек песок фиолетового цвета и купили Лене за 1 динар симпатичные бусы, сделанные из чего-то верблюжьего, как нам объяснила бедуинка. До сих пор стараемся отгонять мысли о природе их материала. Из Петры вышли в 15.30. До отеля решили пройтись пешком и осмотреть городок. По дороге в отель запаслись продуктами в магазинах. Нашли там даже соленые огурцы, изготовленные практически так же, как у нас в России.


23.11.2007 г. Иордания. Замки, место крещения Христа и Мертвое море.

Проснулись в 5.00, так как в 6.00 за нами должен был заехать таксист Салех, с которым мы договорились проехать по Королевской дороге, по маршруту: замок Шобак — замок Керак — Мертвое море — Вади-Харар — Амман. После того, как Салех не появился в договоренное время, попросили на ресепшен отеля позвонить ему и напомнить о нас. В 6.30 к нам вышел хозяин отеля и предложил ехать с ним. Мы загрузились в машину. На выезде из Вади-Мусы я понял, что нас хотят везти в Акабу. Пришлось объяснять водителю, что нам нужно в другую сторону. В это время к нам подъехал Салех, и мы пересели в его «Тойоту». Дальнейшее путешествие проходило без каких-либо недоразумений. Королевская дорога пролегает по весьма красивым местам, среди пустынных гор, поросших зарослями долин и немногочисленных населенных пунктов. В районе заповедника Дана мы делали остановку и любовались с высокой кручи, распростертой у наших ног, живописной долиной.

В библейской книге Чисел эта дорога называлась Путь Царей. В древности она связывала ветхозаветные области Башан, Галаад и Аммон на севере и Моав, Едом, Паран и Мадиан на юге долины реки Иордан. Путь пророка Авраама из Месопотамии в Ханаан, вероятно, проходил по этой трассе. По этому пути шла армия набатейского царя Аретты для мщения за убийство Иоанна Крестителя. При римском императоре Траяне дорога была вымощена и стала называться «Via Nova Traiana» («Новая дорога Траяна»). В то время она представляла собой булыжную мостовую шириной в семь метров. Параллельно с этой магистралью была построена эшелонированная система наблюдения с маленькими крепостями, башнями и сигнальными станциями.

Проехав около 40 км, где-то в 8.00 мы добрались до первого замка крестоносцев в Заиорданье — Шобак (Монреаль). Крепость расположена на высокой горе. С ее стен окрестные дороги кажутся тонкими нитками. Кроме нас в крепости никого не было. Мы облазили все развалины. Попытались спуститься в подземелье. Вглубь холма ведут 375 ступенек. В самом низу находится водный источник. Но метров через 30 остановились, так как мощности нашего светодиодного фонарика было мало. Кругом было слишком темно. Не хватало еще заблудиться или стать жертвами какой-нибудь ядовитой змеи.

Крепость была построена в 1115 году первым королем Иерусалимского королевства Балдуином I. Первые укрепления были выстроены за 18 дней. Сам Болдуин принимал участие в фортификационных работах. Обосновавшись на тысячеметровом и весьма пустынном холме, замок получил возможность контролировать проходящие мимо караваны и взимать с них обильную дань. Таким способом пополнялась казна Иерусалимского королевства. В древности, окрестная местность называлась Идумеей. В мае 1189 г. крепость, после двухлетней осады, сдалась султану Саладдину. Согласно легендам, ее защитники настолько страдали от истощения во время осады, что им пришлось продать своих жен за еду, а их глаза ослепли от недостатка соли. Осадой Шобака руководил Аль-Малик аль-Адиль. После сдачи крепости он позволил всем оставшимся в живых крестоносцам добраться до Антиохии и даже выкупил их жен из рабства. После этого форпост крестоносцев утратил свою значимость и стал постепенно разрушаться. Позже здесь еще успели отметиться мамлюки, перестроив крепость на свой лад. На территории замка можно увидеть останки Церкви и часовни. Имеются древние арабские надписи. Размеры замка составляют около 175 м на 90 метров.

На выходе из крепости мы обнаружили неизвестно откуда взявшегося, торговца всякими безделушками. На торговом столе лежали древние артефакты, очевидно откопанные в крепости. Мы купили у него запаянную в эпоксидную смолу пчелу. Он объяснил, что этой безделице возраст более пятисот лет. Мы так и поверили.

Проехав еще почти 120 км, около 10.00 мы прибыли в другую знаменитую крепость крестоносцев — Керак, построенную в 1161 г. под руководством Пайена де Мильи, дворецкого короля Фулька V Иерусалимского. Строительство замка заняло около 20 лет. Когда поднимались к крепости по серпантину дороги, уши стало закладывать от высокогорья. Керак расположен на высоте более 1000 метров над уровнем моря. Вокруг крепости находится поселок с одноименным названием. На одной из площадей видели памятник великому арабскому полководцу Саладдину. Вообще упоминания о нем в этих местах можно встретить повсюду. Крепость Керак известна тем, что согласно роману Вальтера Скотта, в ней служил доблестный рыцарь Айвенго.

В 1184 г. султан Саладдин встал у стен крепости в ответ на разбойничьи нападения ее владельца тамплиера Рено де Шатильона и многократные нарушения перемирия со стороны крестоносца. Осада города проходила во время венчания Изабеллы Иерусалимской. После переговоров Саладдин милостиво согласился не направлять снаряды осадных орудий на часть замка, где проходило венчание. Подоспевший на выручку Рено, король Балдуин IV, спас город от арабов. Вскоре замок вновь был осажден и сдался войскам Саладдина зимой 1188 года. Известно, что во время осады защитникам крепости пришлось продавать женщин и детей в рабство. После перехода к мусульманам, Керак играл стратегическую роль в регионе в течение следующих двух столетий.

В 1263 г. правитель мамлюков султан Бейбарс укрепил замок и построил на северо-западе дополнительную башню. Во время правления мамлюкского султана Ан-Насир Ахмада, Керак стал столицей всего королевства мамлюков и смог выдержать восемь крупных осад до тех пор, пока не был взят племянником султана Ас-Салих Исмаилом. На крепостных стенах Керака были впервые опробованы первые пороховые орудия мамлюков. За свою историю Керак осаждался огромное множество раз, однако его никогда не пытались взять приступом вплоть до XIX века. В 1840 году при захвате замка египетским полководцем Ибрагим Пашой большая часть укреплений была разрушена. Крепость имеет длину 220 метров и ширину от 40 до 125 метров.

Крепость открывалась в 10.00. Входной билет стоил 1 динар. В ней довольно интересно. Создается ощущение перемещения во времени на несколько веков назад. Мы обошли все помещения, включая подземные залы, коридоры, казармы и конюшни крестоносцев. Лена забиралась на крыши крепостных сооружений и гордо перепрыгивала через разрушенные арки. Мы любовались красотами окрестностей, стоя на крепостных стенах, возвышаясь над глубокой пропастью.

Оттуда мы поехали к Мертвому морю. Дорога представляла собой лихо закрученный серпантин, постоянно уходящий резко вниз. Недалеко от моря нас остановили на контрольном пункте. Солдаты проверили документы. Узнав, что я говорю по-арабски, очень удивились.

В 12.00 мы уже купались в Мертвом море на пляже «Амман Бич» (вход 10 динар с человека). Арабы называют это море — Бахр-аль-Мейез. Его поверхность лежит на 400 метров ниже уровня мирового океана. Ширина 20 км, глубина 356 метров. Его легче переплыть, нежели утонуть в его водах. Из-за солености тело держится на воде, как бревно, причем его постоянно переворачивает на спину. Содержание солей здесь в 10 раз больше, чем в самом соленом из морей мира. Можно плыть вперед ногами и читать при этом газету. Выглядит очень забавно. Поскольку у меня после Хургады и Александрии было много ссадин, все они жутко болели от соленой воды.

Когда вылезаешь на берег, все тело становится масленым и соленым. Без душа здесь не обойтись. Слава Богу, на пляже имеются все удобства — и камеры хранения, и душ, и раздевалки с индивидуальными ящиками, запирающимися на ключ. Есть небольшое кафе. У самого моря стоят пластиковые столики и стулья. Очень удобно. Здесь можно принять полезные грязевые ванны. Видели, как купаются местные арабы с семьями. Мужики одеты в длинные трусы, а женщины, укутанные в паранджи, сидят на берегу и, кажется, рады морю не менее купающихся. Встретил там трех русских молодых ребят. Салех каким-то образом тоже проник на пляж и наблюдал за нашим купанием, вожделенно посматривая на полуобнаженных европейских женщин. На другом берегу, в туманной дымке, просматривались очертания многострадальной Палестины.

Через два часа мы поехали в селение под названием Вади-Харар, к тому месту, где, по мнению археологов и богословов, Иисус Христос принял крещение. Немного пришлось поколесить по округе, так как никто не знал название Вади-Харар. Местные называют это место — Baptist site. Именно так оно обозначено на всех дорожных знаках с указанием километража. Прибыли туда в 13.45. Купили билеты по 7 динаров. Дождались специальный микроавтобус, который отвез нас вместе с другими туристами к святым местам. Среди туристов оказалась группа из России, путешествовавшая далее в Египет. Возле реки Иордан немного отдыхали в беседке. Там к нам с Леной пристали две рыжие ухоженные ласковые кошки. Они живут у иорданских пограничников. У одного из пограничников я в шутку попросил автомат Калашникова, чтобы стрельнуть по израильскому флагу, развевающемуся на другом берегу Иордана. Но пограничник спрятал автомат за спину. Посмеялись. Сама река произвела весьма смутное впечатление. Вода в ней грязная и красноватая.

Когда набираешь ее в ладони, то ладоней не видно. Возникают сомнения в том, что в такой жиже Христос мог креститься. Вдоль берегов обширные заросли тамариска. Невдалеке расположена церковь Иоанна Крестителя. К сожалению, в момент нашего приезда она была закрыта. Зато над ней была видна еле различимая радуга. Когда в разговоре с местным гидом я назвал территорию на другом берегу Иордана Израилем, тот нахмурился и ответил, что это территория Палестины.

Купили бутылочку святой воды из Иордана за 10 динаров. В бутылке она оказалась совершенно чистая. За более чем восемь лет, прошедшие с тех времен, вода в сосуде так и не испортилась. Когда нас отвезли к выходу из комплекса, оказалось, что Салех нашел нам водителя для поездки в Сирию. Шофера звали Ибрагим Замель. Я договорился с ним, чтобы он отвез нас в Дамаск за 80 динаров. Радушно попрощались с Салехом. Заплатили ему за дневную поездку 80 динаров. Я дал ему еще бакшиш 5 динаров. На пути в Амман еще раз заехали на Мертвое море. В то место, где культурно отдыхают семьями иорданцы. На огромной площадке расположились кучи автомобилей и людей. Многие жарили шашлык из баранины. Кое-где была слышна громкая арабская музыка. Никто не купался и даже не делал попыток войти в море. Почему-то земля в том месте была сырая. Заезд на море был вызван тем, что с нами в машине находился турист из США, ехавший в Амман, но жаждавший увидеть Мертвое море. Мы были только рады такому обстоятельству.

В древности Амман назывался Раббат-Аммон, а в эллинистическо-римскую эпоху — Филадельфия. В VII — IX веках город входил в состав Арабского Халифата. С 1516 года и до конца Первой мировой войны находился в составе Османской империи. В нем проживает около 2 млн. человек. Город расположен на семи холмах, которые представлены на флаге Иордании в виде семиконечной звезды.

В Аммане Ибрагим завез нас в парфюмерный магазин, чтобы мы могли сделать там покупки. Разумеется, за привоз туристов ему там полагался процент от купленных нами товаров. Здесь мы разочаровали Ибрагима, так как купили всего лишь 3 куска мыла из продуктов Мертвого моря за 6 динаров. Вскоре американец вышел возле своего отеля. Мы же отправились на север, в Сирию. В Аммане решили не задерживаться.

В 19.00 прошли паспортный контроль на иорданском КПП. В здании заметили несколько портретов голубоглазого короля Иордании Абдаллы II ибн аль-Хусейн аль-Хашими на фоне московского Кремля. Таможенного контроля вообще не было. Мы даже не доставали свои рюкзаки из багажника машины, да и багажник никто не открывал. Заплатили выездной сбор Departure Tax — 10 динаров за двоих. Через несколько минут приехали на сирийский контрольно-пропускной пункт. В нем был создан весьма бестолковый и неудобный порядок прохождения границы. Там пришлось побегать в три разных здания. В самом дальнем поменяли доллары на сирийские лиры для покупки сирийских виз, в маленьком павильоне купили визы по 20 долларов. Только затем подали все документы, в том числе въездные декларации, в окошко в главном здании. Сирийский чиновник спросил только одно. Является ли моя спутница моей супругой? Получив удовлетворительный ответ, он проштамповал наши паспорта и пожелал доброго пути. Таможенного контроля снова не было. В 19.30 мы въехали в Сирию.

Сирия граничит с Ливаном и Израилем на юго-западе, с Иорданией на юге, с Ираком на востоке и с Турцией на севере. Омывается Средиземным морем на западе. Население страны составляло 20,2 миллиона человек. Более половины сирийцев по вероисповеданию были суннитами, однако в стране присутствовали значительные общины шиитов, исмаилитов-низаритов и алавитов (16%), разных направлений христианства (10%) и исмаилитов. Государственным языком являлся арабский язык.

Официальной денежной единицей Сирии являлась сирийская лира. Она имела номиналы: 1, 2, 5, 10, 25 (монеты) и 1, 5, 10, 25, 50, 100, 200, 500, 1000 (банкноты). Лира в ту пору состояла из 100 пиастров (кыршей). На всех монетах изображен герб страны — сирийский сокол, на его груди щит с двумя звездами. Банкнота номиналом 5 лир имела зеленый/песочный цвет. На ней изображались Римский театр в Босре, статуя Минервы, сборщица хлопка и прядильщик у станка. На купюре в 10 лир, имеющей лилово-сиреневый цвет, были нарисованы крестьянка, площадь перед собором и нефтеперерабатывающий завод. Двадцати пяти лировая купюра имела голубой и розовый цвет. На ее аверсе можно было узнать крепость Крак де Шевалье (Калат Салах-ад-Дин) и портрет султана Юсуфа ибн Айюба, на реверсе красовался Центральный банк в Дамаске. На коричнево-песочных 50 лирах изображались глиняные клинописные таблички из Эблы, а на реверсе библиотека и статуя Хафеза аль-Асада в Дамаске. Сто лир имели терракотовый цвет и изображения древнеримского амфитеатра, арки главных ворот в Бусайре, а также мечети Омейядов и банка в Дамаске. На купюре в 200 лир, имеющей светлые тона коричневого, розового и голубого цветов, на аверсе помещалиось изображение водоподъёмных колес (Норий) в Хомсе на реке Эль-Аси, древнеримского амфитеатра, арки главных ворот в Бусайре, а на реверсе — фрагмент узорного потолка храма Бела в Пальмире. Пятисотлировая купюра украшалась темно-оливковым цветом. На ее аверсе изображалась плотина, а на реверсе царица Зенобия и колонны Пальмиры. На тысячелировой купюре, на зеленовато-песчаном фоне можно увидеть изображение прежнего президента страны — Хафеза Ассада и сцены индустриального развития Сирии. Курс составлял 50 лир к 1 американскому баксу.

По дороге в Дамаск попросили Ибрагима отвезти нас в какой-нибудь отель, находящийся в районе площади Эль-Мерджи, в столице Сирии. Там много недорогих гостиниц и расположены они очень удобно для осмотра достопримечательностей. В 21.00 мы вселились в «Khansaa Hotel» (№75) на 3 дня. Сутки стоили 24 доллара. Кроме обещанной платы я дал Ибрагиму бакшиш 10 долларов за помощь. От Ибрагима еле отвязались с его предложениями возить нас на такси по Сирии. В номере были две просторные кровати, шкаф, холодильник, цветной телевизор, душ, туалет, кондиционер, отопительная батарея. В общем, все, что нужно для жизни. По одному из каналов круглосуточно транслировались американские фильмы на английском языке.


24.11.2007 г. Сирия. Дамаск.

Утром решили осмотреть достопримечательности Дамаска. В старину говорили: «Если Аллах хочет наградить человека, он дарит ему путешествие в Дамаск». Сам пророк Мохаммед, полюбовавшись цветущим оазисом, не решился въехать туда, сказав, что «человеку дано войти в рай только один раз». Сады Дамаска послужили ему прообразом рая небесного. «Я обещаю вам сады!» — так начинается одна из сур Корана. Дамаск — один из старейших городов мира. Впервые его название упоминается в географическом списке Тутмоса III в XV веке до нашей эры. Средневековый арабский историк Ибн Асакир (XII век) утверждал, что первой стеной, воздвигнутой после всемирного потопа, была Дамасская стена, и относил возникновение города к IV тысячелетию до нашей эры. Город имеет богатейшую и интересную историю. Он расположен на расстоянии примерно 80 км к востоку от Средиземного моря.

Остановили такси и попытались объяснить водителю, чтобы он отвез нас к Церкви св. Анании, в то место, где по преданию, к апостолу Павлу вернулось зрение. Но водитель не понимал ни по-английски, ни на египетском диалекте арабского языка. Видимо сирийский диалект сильно отличается. Английский язык в Сирии вообще мало, кто понимает. А если говорит, то с таким ужасным произношением, что невозможно уяснить. Например, на рынке Аль-Хамидия я долго не мог понять, что означает в устах торговца слово «серти». Оказалось, что так он произносил английское слово Thirty, то есть 30.

Отчаявшись объяснить и другому таксисту, куда нам надо, я изменил маршрут и попросил отвезти нас к мечети Омейадов. Это крупнейшая мечеть всего Ближнего Востока, расположенная в дамасской Цитадели. Тут мы лопухнулись. Таксист повозил нас за 100 лир по окрестностям и привез к Цитадели, которая, как оказалось, располагалась буквально в 400 метрах от нашего отеля, в культовом месте, где тысячелетия назад стоял арамейский храм бога Хадада, древнеримский храм Юпитера и христианские церкви. Через 70 лет после завоевания арабами Дамаска церковь Иоанна Предтечи была перестроена в мечеть. Она строилась 10 лет. Было потрачено 11 миллионов динаров. Сумма, скопившаяся в сокровищнице халифа за 7 лет. В строительстве участвовало 12 тысяч рабочих и самые лучшие мастера, призванные со всех концов Халифата. Инициатива постройки принадлежит халифу Валиду (начало VIII века). Вход в мусульманскую святыню был еще закрыт. Мы побродили по развалинам древнеримского храма Юпитера и осмотрели с внешней стороны гробницу султана Саладдина. Понаблюдали за каким-то стариком, кормившим зерном из мешка огромную стаю голубей, на площади перед мечетью. Слева от нее зашли в офис, где продаются билеты. Их стоимость по 50 лир. Там же на мою жену подобрали длинную серую накидку с капюшоном для входа в мечеть.

К 10.00 на площади образовалась большая толпа арабов. Было много укутанных во все черное женщин из Ирана. Некоторые сирийцы увлеченно снимали нас на видеокамеры. Немногочисленные европейцы старались кучковаться вместе. Один иностранец пытался пристроиться к нам. Наконец, мы вошли в просторный внутренний двор, пол которого был покрыт белым мрамором. У входа сняли обувь и взяли ее в руки. Пол был только что начисто вымыт. Ногам было мокро и холодно. Иранки стали повсюду фотографироваться целыми группами. Интересно, каким образом они узнавали себя на фотографиях? Ведь из-под их черных одеяний были видны только глаза. Кстати, в самом Иране в такой одежде ходят только старушки.

Во дворе посмотрели деревянный таран на колесах, забытый Тимуром во время осады Дамаска в XV веке. Некоторые несведущие в истории арабы, очевидно, полагая, что это какая-то мусульманская реликвия, притрагивались к штурмовому орудию руками и лбами, а затем возносили молитву Аллаху. Было смешно. Тамерлан ворвался в Дамаск в 1400 году и практически уничтожил древний город. Только после выкупа в 1 миллион золотых монет его войска покинули Дамаск, уведя с собой в Самарканд знаменитых дамасских оружейников и стеклодувов.

Затем мы вошли в молельный зал, расположенный справа от главного входа в мечеть. Там весь пол был застлан коврами. Под потолком блестели огнями изящные люстры. Сотни людей, сидя на коврах, молились своему богу. В самом центре зала расположена часовня св. Иоанна Крестителя или, как его называют на арабском языке, Яхьи. В ней хранится его голова, отрубленная по приказу Ирода Антипы и подаренная Саломее в награду за танец, который она станцевала во дворце, находившемся недалеко от современной Мадабы (Иордания). Точнее одна из семи, считающихся его головами. Особым вниманием часовню удостаивали, почему-то, иранки — шиитки. Слева от часовни покоится голова внука пророка Мухаммеда — Хусейна ибн Али (626—680 гг.) и прядь волос самого пророка. Другая голова покоится в мечети Хусейна в Каире (!). Перед часовней стоит купель, в которой уже около 1300 лет не окрестили ни одного младенца.

В южной части комплекса находится минарет пророка Исы, то есть Иисуса Христа. Когда мы взирали на него, то солнце как раз приближалось к его вершине. По суннитскому преданию считается, что во время второго пришествия Христос в белых одеждах спустится с неба именно на этот минарет, положив руки на крылья ангелов. Поэтому местные священнослужители каждый день меняют коврик на его верхней площадке. Чтобы ноги Христа ступили на чистую поверхность.

Выйдя из религиозного комплекса, мы зашли в гробницу султана Саладдина. Мавзолей находится с северной стороны мечети, в здании, которое было частью медресе, построенного сыном султана в 1193 году. В небольшом помещении выставлены два гроба, покрытых зеленой материей, расписанной арабской вязью. В одном из них — Саладдин, в другом какой-то мусульманский святой. Здесь снимать на фото — или видеокамеру строго запрещено. Но я потихоньку сумел воспользоваться видеокамерой, пока смотритель бегал менять наши деньги. Мы купили у него два набора открыток с достопримечательностями Дамаска.

Саладдин (1138—1193 гг.) был султаном Египта и Сирии. Он основал династию Айюбидов, которая в период своего торжества управляла Египтом, Сирией, Ираком, Хиджазом и Йеменом. Самым известным фактом биографии Саладдина стала его борьба с крестоносцами. 4.07.1187 года он разгромил войско крестоносцев в битве при Хаттине. Мусульманскому правителю в течение одного года удалось захватить большую часть Палестины, Акру и, после недолгой осады, Иерусалим. На Ближнем Востоке этот величайший полководец считается символом освобождения от Запада.

Затем мы долго бродили по самому большому рынку на Ближнем Востоке — Аль-Хамидия. Он почти весь крытый. Многочисленные торговые улочки простираются на многие километры. Торговцы не очень приставучие. Благодаря чему можно спокойно полюбоваться предметами и товарами арабского Востока. Вообще мы заметили, что чем севернее страны и города, тем более нордическим характером обладают их жители. По пути встретили много сирийцев с рыжими волосами и голубыми глазами. Видимо, иногда в местном населении проявляются генетические признаки населения, жившего в этих местах несколько тысяч лет назад. Также повстречали таксиста Ибрагима. Поделились с ним впечатлениями о Дамаске. Каких-либо вещей на рынке покупать не стали. Но на продовольственном рынке приобрели 1 кг помидоров за 30 лир (то есть 15 рублей), 1 кг персиков за 35 лир, 2 больших луковицы за 10 лир, 2 банана за 30 лир, 2 огурца за 25 лир, 2 вкусные лепешки с мясной и овощной начинкой за 20 лир, 2 фалафели за 35 лир, бутылку питьевой газированной воды 1,5 л за 10 лир, 2 батона за 10 лир, половину огромной жареной курицы с лепешками, овощным гарниром и соусом, напоминающим майонез, всего за 125 лир (62,5 рубля), 4 куска оливкового мыла за 50 лир. Все очень дешевое. Иностранцы тогда могли чувствовать себя в Сирии миллионерами.

Возле Цитадели, построенной братом Саладдина, обнаружили ботанический сад со множеством цветов и кустарников. Лена долго любовалась растительностью, а я внимательно вглядывался в древние серые стены Цитадели. Там встретили туристов из России. Но общаться с ними не стали.

После обеда долго искали офис «Аэрофлота». Мы все-таки решили не ехать в Турцию, как планировали до начала поездки, а улететь домой самолетом из Дамаска. Впечатлений было уже выше крыши. Мы заметили, что новые достопримечательности перестали нас удивлять. Чувства притупились. Видимо, и вправду, все хорошо в меру. Офис «Аэрофлота» оказался закрыт, и это в 14.30. Создалось впечатление, что он в тот день и не открывался, так как все окна и двери были затворены наглухо металлическими жалюзи. Увиденное неприятно поразило. Ведь офисы всех других иностранных авиакомпаний были открыты до позднего вечера. Пришлось обратиться за билетами в контору «Syrian Air». В течение получаса купили два билета до Москвы на 27.11.2007 г., на утро. Отдали 450 евро, т.е. 630 долларов за два билета.

Выйдя из офиса, решили взять такси и съездить на гору Кассион, имеющую высоту 1155 метров над уровнем моря и возвышающуюся на 456 метров над Дамаском с западной стороны. Водитель провез нас мимо монумента Неизвестному солдату, построенному в честь сирийских воинов, героически погибших в войнах с Израилем. Петляя по серпантину вокруг горы, на вершину приехали перед самым заходом солнца. Самая древняя столица в мировой истории и древнейший из обитаемых ныне городов располагался у наших ног. На Дамаск спускалась восточная ночь. В домах свет еще не зажигали, но красные светящиеся точки автомобильных фар уже создавали причудливые пульсирующие змейки на улицах города. Муэдзины на распев начинали призывать правоверных на молитву. Над всем Дамаском разносились заунывные голоса из репродукторов. Впечатлило! Всматриваясь вниз на этот древний город, ощутили себя будто повелителями Вселенной.

Возле той площадки, с которой мы взирали на Дамаск, находится место, где библейский Каин убил своего брата Авеля — пещера «первой крови» Магарат ад-Дамм. По преданию, когда произошло убийство, скала, в которой находится пещера, содрогнулась от ужаса и закричала. Пещера реально похожа на вопящую каменную пасть, даже с зубами и языком. Кроме того, что скала громко кричала, она хотела обрушиться на братоубийцу, тем самым покарав его, но архангел Гавриил специально спустился с неба, чтобы этому воспрепятствовать. Бог посчитал, что такая смерть была бы слишком легкой для предателя и братоубийцы. На потолке пещеры можно разглядеть след, якобы оставшийся от руки архангела Гавриила, которой он поддерживал свод. Огромная рука выдавлена чудовищным весом, который на нее обрушился. Рядом с пещерой есть ручеек, символизирующий оплакивание Авеля. Вода сочится прямо из каменной стены. В этой же пещере, согласно легендам, 40 христианских мучеников были заточены иудеями и погибли от голода. Поэтому это место также называют Макам Арбин, т.е. «Стоянка сорока», или «Магарат аль-Джоуа» (пещера Голода). По словам хранителя пещеры, в ней в далекие времена побывали известные пророки Ибрагим (Авраам), Муса (Моисей) и Ильяс (Илия).

С горы вернулись на площадь Эль-Мерджи. За весь маршрут отдали 300 лир. Эта площадь известна тем, что на ней расположен единственный в мире памятник телеграфному столбу. Обошли всю площадь и прилегающие улицы в поисках международного телефона. Встретили несколько будок, но телефонные карты к ним купить не удалось. Пришлось обратиться к портье нашего отеля. Тот вызвал одного из служащих, который отвел нас через дорогу в другой отель, в кабинет управляющего. С его офисного телефона мы позвонили домой.

Вечером купили в специальном магазинчике, примыкающем к площади Эль-Мерджи, 4 банки пива за 280 лир и пачку французских сигарет за 50 лир. Устроили в номере небольшое пиршество. Спали без задних ног. Батареи в номере периодически нагревались, а затем вновь становились холодными. Ночью было уже прохладно.


25.11.2007 г. Сирия. Тартус, остров Арвад.

Рано утром поехали на такси в гараж (автовокзал) Хараста, расположенный на севере Дамаска, за 150 лир. Купили в офисе транспортной компании «Аль-Кадмус» два билета на автобус до Тартуса. Билеты стоили по 110 лир. При их покупке надо было предоставлять паспорта. Кассиры вносят в билет твои данные. Самое смешное, вместо фамилии они вписывали наши имена — Игорь и Елена английскими буквами. Гараж Хараста представляет собой длинную череду офисов, с задней стороны которых происходит посадка на автобусы. Офис «Аль-Кадмус» располагался метрах в 20 от главного входа на автовокзал.

Автобус выехал в 8.15. На его лобовом стекле красовался плакат с изображением президента страны Башара Ассада. По дороге делали небольшую остановку на автовокзале города Хомса, где-то на окраине города. Хомс расположен в 160 км от Дамаска на севере. Ранее он назывался Эмеса. Впервые этот город упоминается около 2300 года до н. э. В нем родился император Римской империи Гелиогабал (218—222 гг.). В 636 году Эмеса была завоёвана арабами, которые переименовали ее в Хомс. В 1982 году 500 мусульманских радикалов захватило этот город, убив при этом более 200 мирных жителей. Весной 2011 г. этот город вновь был захвачен террористами. Сирийской армии пришлось взять город в осаду, чтобы выбить оттуда боевиков-фанатиков. Хомс превратился в руины. Террористы были разбиты только в 2014 году. Но в 2007 году, когда мы были здесь, город еще жил своей мирной жизнью.

В Тартус приехали в 11.40. Город расположен на побережье Средиземного моря, в 220 км от Дамаска. Со времен финикийцев здесь сохранилось несколько развалин. Он находился под личным вниманием императора Константина Великого из-за того, что население Тартуса поклонялось Деве Марии. Считается, что первая часовня в ее честь была построена здесь в III веке. Через двести лет землетрясение разрушило часовню, но чудесно уцелел алтарь. В честь этого события крестоносцами в 1123 г. была построена Церковь Богоматери Тартусской. Некоторое время Тартус находился под контролем тамплиеров, которые усовершенствовали оборонительные сооружения в городе. Султан Саладдин отвоевал окрестности города у тамплиеров в 1188 г., а сами тамплиеры наглухо закрылись в городе. Тем не менее, Тартус оставался под контролем тамплиеров до 1291 г., когда они бежали на соседний остров Арвад, где еще остались на 10 лет.

Мы взяли такси до порта за 50 лир (25 рублей). Ехали 5 минут. Если бы знали, что порт расположен так близко, то прошлись бы пешком минут за 10—15. На рейде порта находилось около дюжины огромных кораблей. В портовой кассе купили билеты на катер до острова Арвад, расположенного в Средиземном море. Билеты стоили всего по 15 лир. Катера отходили от пристани каждые 20—25 минут. В 12.15. отплыли, а в 12.35 были уже на острове. Он расположен всего в 3,5 км от берега. Его площадь составляет около 6 кв. км. Город на острове был основан финикийцами примерно во втором тысячелетии до нашей эры. Он впервые упоминался в египетских источниках начала XV века до н. э. Арвад был важным пунктом мореплавания и торговли. Жители острова славились, как искусные моряки, торговцы и солдаты. Арвад также предоставлял убежище тем, кто спасался от иностранных вторжений. В XIV веке до н. э. Арвад в союзе с хеттами враждовал с Египтом. В VIII веке до н. э. подчинился Ассирии, в 604 году до н. э. — Вавилонии. В XIII веке нашей эры остров стал последним оплотом крестоносцев на Востоке. Здесь базировались подразделения тамплиеров. С тех пор там остались крепостные постройки. Правда, местные жители приспособили их под свои дома и квартиры. В некоторых местах можно увидеть окна и балконы квартир, расположенные прямо в крепостных стенах. Улочки на острове очень узкие. Два человека европейской комплекции с трудом могут разойтись на них. Создается полное ощущение пребывания в средневековом городе. Когда мы бродили по улочкам, местные жители разевали от удивления рот. Школьники постоянно спрашивали нас, откуда мы приехали, а узнав, радостно кричали «Русие! Рус!!!».

Морской воздух быстро навеял аппетит, и мы отправились в ресторан, расположенный на берегу моря, возле пристани, на втором этаже голубоватого здания. На обед заказали два блюда жареного картофеля с курицей, по салату и апельсиновому соку, бутылку воды и хлеб. Нашему удивлению не было предела, когда официант стал приносить заказанные блюда. Тарелки с картофелем оказались очень большими. Мы полагали, что нам принесут по небольшому кусочку курятины. Но ароматная жареная курица еле вмещалась на огромный поднос. У нас в России такого размера бывают только гуси и индюшки. Вся еда оказалась исключительно вкусной. В зале было тихо и пустынно. На пару минут забежала сирийская молодая пара, выпила бутылку сока и ушла. Мы в гордом одиночестве взирали на море и на тянущийся вдалеке азиатский берег. Разумеется, все съесть не смогли, как не старались. Попросили завернуть оставшуюся еду с собой. Потом доедали на ужин и завтрак следующего дня. За обед отдали 800 лир (400 рублей) по счету и 50 лир бакшиш официанту и повару. Сирийцы радовались, как дети. Приятно видеть искренне счастливых людей. «Наа салями!» (Счастливого пути!), — пожелали нам работники ресторана.

Возле порта, пока ждали катер в Тартус, купили красивую ракушку. Девушка, которую мы видели в ресторане, с радушной улыбкой угостила нас конфетами. В Тартусе выяснилось, что у нас подошли к концу сирийские лиры. Стали искать банк. Нашли только один, но в нем не оказалось сирийских денег. Меня охватил некоторый шок. Побродили по грязным и маловыразительным улочкам Тартуса. Смотреть там не на что. Проплутав по улицам города, немного потеряли ориентацию и решили взять такси до автостанции. Доехали за 5 минут и за 50 лир. Водитель добровольно помог нам найти нужную кассу. Хотя это было не сложно сделать самостоятельно. На базарчике возле автостанции я попробовал поменять доллары на сирийские лиры. Подросток — торговец согласился дать за 20 долларов всего 600 лир вместо 1000. Я не согласился. Тогда, подошедший к молодому барыге мужчина сделал тому грозное внушение. Мне было предложено 900 лир. Деваться было не куда, нужны были деньги на билеты. С этой суммой я направился к кассе. Но билетов на ближайший автобус, отправляющийся в 16.00, не оказалось. Взяли на следующий рейс, на 16.35. Билеты стоили по 115 лир. В ожидании транспорта, прошлись по окрестностям. Видели католический храм Девы Марии и огромный автомагазин, торгующий иномарками…

В Дамаск приехали в 19.50. Было уже совершенно темно. Город утопал в электрических огнях. На автостанции на нас набросилась толпа довольно агрессивных таксистов. Все водители единодушно заламывали цену, объясняя ее ночным тарифом. Торговаться было лень. За день немного устали. Дали таксисту 400 лир. Недалеко от своего отеля поменяли еще валюту. За 50 евро получили 3 575 лир. Купили за 150 фунтов бутылку местного вермута. Гадость оказалась неимоверная. Поняли, что в Сирии вино делать не умеют. В фойе отеля встретили вездесущего Ибрагима, везшего нас из Иордании. Он предложил поездку в Пальмиру и Дейр-эз-Зор за 8 000 лир, то есть за 160 долларов. На такие расходы наш бюджет не был рассчитан. Мы отказались. Заплатили еще за одни сутки в отеле 24 доллара.


26.11.2007 г. Сирия. Пальмира.

В 5.30 выехали на такси из отеля в гараж Хараста за 300 фунтов. В компании «Аль-Кадус» взяли билеты на 6.00 до Тадмора, вблизи которого находятся развалины древней Пальмиры. Это один из богатейших городов поздней античности, расположенный в одном из оазисов Сирийской пустыни, в 240 км к северо-востоку от от Дамаска и в 140 км от реки Евфрат. Древнейшие упоминания о Тадморе найдены в царском архиве города-государства Мари, на глиняных табличках XX в. до н. э. Согласно Библии и Иосифу Флавию, Пальмира была основана израильским царём Соломоном как передовой оплот против нападений арамейских орд на его владения, простиравшиеся до берегов Евфрата. Навуходоносор II, при нашествии на Иерусалим, разорил её, но вскоре, благодаря своему выгодному положению между Средиземным морем, с одной стороны, и долиной Евфрата, с другой, она снова отстроилась и стала пристанищем торговых караванов, шедших с Запада на Восток и обратно. Пальмира была прозвана «невестой пустыни».

Самой знаменитой и могущественной правительницей Пальмирского царства была царица Зенобия. В III веке она умудрилась отвоевать у римлян чуть ли не весь Ближний Восток. В 274 году, закованную в цепи царицу, провел по улицам Рима победивший ее император Аврелиан. «Если бы вы знали, что это за женщина!» — отвечал он на насмешки по поводу того, что он стал победителем представительницы слабого пола. Побежденная царица провела остаток дней в заточении на одной из вилл под Римом. Пальмира в 1980 г. была внесена в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. В мае 2015 года это чудо сирийской пустыни было захвачено боевиками террористической организации ИГИЛ (данная организация запрещена в России). Современные варвары, исполняющие волю Мирового правительства, уничтожили наиболее интересные объекты комплекса и разворовали шедевры мировой цивилизации. Слава Богу, мы успели застать величественные руины этого древнего города в нетронутом виде и полюбоваться его красотами.

Билеты на автобус стоили по 125 фунтов. Дорога в Тадмор идет по пустыне и глазам совершенно не за что зацепиться. Кроме нас, иностранцев не было ни одного. В 9.00 приехали на окраину Тадмора. Автобус шел еще куда-то дальше, поэтому высадил нас на развилке. Мы оказались в гордом одиночестве посреди дороги. Прошли метров двести. Тут к нам подскочил сирийский абориген и за 100 лир предложил подвезти нас до Пальмиры. Мы знали, что проезд этого не стоит, но как-то не хотелось торговаться из-за каких-то 50 рублей. Сели в его фургончик. Ехали меньше пяти минут. Когда вылезли из машины и стали расплачиваться, водитель заявил, что мы должны заплатить по 100 лир за каждого. Хотелось послать его в пешее эротическое путешествие, но необычайные красоты пальмирских колоннад остановили мое намерение. Получив деньги, араб суетливо умчался в Тадмор.

В ту пору площадь развалин составляла 6 кв. км. Сотни античных колонн пересекали вдоль и поперек огромный квадрат пустыни. Вдалеке на холме возвышались стены сторожевой мусульманской крепости Калат ибн-Маан (XVII в.). В левой стороне комплекса вздымались к небу гробницы римских легионеров. Чуть ближе распластал свои зеленые объятья лесной массив. Между колонн просматривались остатки древних храмов, башен, театра и других античных сооружений. И на весь город не было ни одного человека кроме нас. Солнце еще не прогрело пустыню. Было холодно. Лена с укоризной заметила, что такая великая царица, как Зенобия, правившая в древней Пальмире, могла выбрать себе царство и потеплее. Почти два часа мы бродили среди очаровательных колонн, арок и башен. Особенно понравилась Триумфальная арка, которую мы ранее видели на обложке учебника истории за 5 класс. По пути назад зашли в лес. Там я умудрился удариться лбом об оливковое дерево. Недалеко от храма Ваала обнаружили местных детишек, ожидающих туристов. Купили у них набор открыток с видами Пальмиры. Один из мальчиков замучил нас предложениями приобрести деревянную трещотку. Он явно не понимал, что взрослым иностранцам она нужна так же, как ему билет на поезд Вологда-Воркута.

Сирия. Пальмира. Триумфальная арка

Затем пошли пешком в Тадмор искать автостанцию. По пути нас постоянно приветствовали местные жители, спрашивали, откуда мы приехали, и предлагали довезти хоть до Дамаска. Один сириец, по виду местный начальник, пригласил нас к себе в очень роскошный двухэтажный особняк, утопающий в экзотических зарослях. Но мы торопились в Дамаск и отказались. Сириец очень сильно расстроился. Вообще, подавляющее большинство сирийцев были очень гостеприимными и простыми людьми.

Автостанция, откуда отправлялись автобусы в Дамаск, оказалась на другом конце городка на расстоянии полутора-двух километров. Шли до нее около полу-часа. Пока ждали автобус, пообщались с продавцом билетов. Его конторка, точнее стол, располагалась в придорожной забегаловке. В 12.00 к станции подъехал автобус, везший паломников из Саудовской Аравии. За два билета отдали 300 фунтов. Всю дорогу в автобусе по телевизору показывали арабскую свадьбу. Своеобразное, труднопонимаемое жителями России, зрелище. Ни кто не пьет, только сидят, разговаривают и в, основном, танцуют под громкую и заводную арабскую музыку. Но всем явно весело.

В Дамаск вернулись в 15.00. Автобус ехал куда-то дальше мимо Дамаска, вроде бы в Ливан. Нас высадили на окраине. Там мы поймали такси и за 100 фунтов доехали до площади Эль-Мерджи. При расчете с водителем я попутал купюры и дал ему вместо двух пятидесяток, две двухсотки. Эти купюры почти одного желтовато-оранжевого цвета. Водитель оказался честным человеком, окликнул меня и вернул лишние деньги. Признаться честно меня это удивило. До этого нам в Сирии попадались, в основном, корыстолюбивые шоферы.

К сожалению, нам не удалось посмотреть многие достопримечательности в Сирии. Их там слишком много, на их посещение не хватит и месяца. Сирия — это, по сути, археологический заповедник тысячелетий.

Вечером поменяли еще 20 долларов на 975 лир. Купили полкурицы с гарниром и лепешками за 125 лир, 100 грамм очень вкусного печенья за 15 лир (на пробу). Вечером гуляли по городу. Зашли на рынок Аль-Хамидия. Купили еще 4 куска зеленого оливкового мыла за 140 лир у седовласого старика и 400 г изюма за 50 лир. Возле центральной площади купили разных видов печенья. За 1 кг отдали 250 лир. В дорогу запаслись половинкой огромной курицы с гарниром и лепешками.


27.11.2007 г. Возвращение домой.

Проснулись в 3.00. Быстро собрались, перекусили и через час уже мчались на такси в аэропорт. По пустынным улицам спящего Дамаска добрались до места назначения где-то за полчаса. Водитель взял с нас 600 лир (300 рублей). Весьма по-божески. В аэропорту долго ждали начало регистрации. Купили Лене резную шкатулку за 600 лир в качестве памятного сувенира из древнего Дамаска. Оплатили выездной сбор за двоих — 200 лир. Прошли пограничный и таможенный контроль. При посадке в самолет нас попросили расстегнуть верхнюю одежду. Я выполнил пожелание, меня обыскали. Лена, не понимая, что от нее требуют, спокойно прошла дальше. Никто ее не остановил. Домой вылетели в 8.25 на самолете А-320. У стюардессы, которая сопровождала нас из здания аэровокзала, брови были полностью выщипаны. Они были нарисованы карандашом. Странная мода. В пути кормили 2 раза. Когда пролетали над Россией, то видели, что кругом на земле лежит снег. Было как-то странно это видеть. Привыкли к всеобщему лету. В самолете я помог заполнить соседу — сирийцу въездные анкеты. В 12.55 московского времени прилетели в Шереметьево.

Сходя с трапа, я позвонил домой и сообщил о благополучном возвращении из теплых краев. Пограничный и таможенный контроль мы прошли очень быстро. На таможне мы встали в очередь на досмотр. Но потом я сказал какому-то таможенному начальнику, что нам нечего декларировать, и нас пропустили без каких-либо формальностей. У аэровокзала сели на маршрутное такси до Речного вокзала. Затем на метро добрались до Курского вокзала. Взяли билеты на экспресс Москва-Орел на 18.00. В 22.40 без приключений приехали в Орел. В 23.20 были уже дома. Отметили приезд, отведав сирийских яств и выпив бутылку «Путинки», купленную мной в Москве.

Так закончилось наше первое самостоятельное путешествие за границу. Оно длилось 21 день. Мы проехали и пролетели более 11 000 километров, посетили три арабские страны, осмотрели множество достопримечательностей и природных красот, побывали на трех морях, увидели много интересного. На все путешествие c учетом путевок в Хургаду потратили 90 000 рублей. Курс рубля к доллару в ту пору составлял 24 к 1. На своем примере мы убедились, что путешествовать самостоятельно куда более интересно и захватывающе, нежели по турпутевке. Через пару недель возникло невероятное желание еще разок вернуться в посещенные страны и увидеть то, что пропустили в тот раз.

Часть 2. Путешествие в Индию в ноябре 2009 года

Подготовка.

Каждый год мы с женой старались выбраться куда-нибудь в экзотическое путешествие и, по возможности, подальше. Пока имелись здоровье и силы хотели посмотреть наиболее экстремальные и далекие страны. В пенсионном возрасте можно будет поездить и по Европе, но до этого мы стремились использовать время для более напряженных самостоятельных поездок. В 2009 году мы решили посетить загадочную и противоречивую Индию. В процессе изучения объекта возникла мысль слетать из Индии на Андаманские острова, по странному стечению обстоятельств, принадлежащие так же этому государству. В течение года я изучал любые материалы в Интернете, энциклопедиях и справочниках, способные помочь нам в поездке. Из-за экономического кризиса в стране, уровень наших доходов снизился. Поэтому к ноябрю 2009 г. — к намеченной дате поездки, мы явно не могли набрать необходимую сумму. Но я понимал, что если мы не поедем сейчас, то не сделаем этого уже никогда. Я просто перегорю от избытка информации и постоянного «сидения» на индийской волне. Решили взять кредит в банке. После долгой катавасии с финансовыми учреждениями, кредит взяли, но под очень высокий процент.

После анализа множества отчетов о поездках в Индию, стало ясно, что стоит побеспокоиться о билетах заранее. Это экономит и время, и нервы и деньги. Есть, конечно, и минус — некоторая привязанность ко времени отправления из городов. Для покупки авиа- и железнодорожных билетов через Интернет, я оформил себе банковскую дебитную карту Visa Classic в Сбербанке. Банк, в общем-то, в ту пору был мерзкий и обслуживание в нем крайне примитивное, уровень квалификации сотрудников находился на крайне низком уровне, но был один плюс. Индийский сайт железных дорог (www.irctc.co.in) в ту пору стал требовать для бронирования билетов специальную защиту банковских карт VbV (для Visa) или MCS (для MasterCard). Эту систему безопасности среди российских банков поддерживал на тот момент, насколько удалось выяснить, только Сбербанк.

Чтобы сэкономить средства я решил приобрести авиабилеты в Индию и обратно за 2 месяца до планируемой даты поездки. После изучения предложений в Интернете выбор пал на рейс эмиратской авиакомпании «Etihad Airways» (http://www.etihadairways.com) из Москвы в Дели с пересадкой в Объединенных Арабских Эмиратах. Два билета в эконом-класс туда-обратно на двоих обошлись в 39 000 рублей. У других компаний билеты стоили дороже. Акция «Аэрофлота», когда можно было слетать в Индию вообще за смешные деньги, распространялась на полеты, произведенные до 24 октября. Но в это время на Индостане еще продолжается сезон муссонов, то есть проливных дождей. Зачем нам дождливая Индия? Под дождем мы можем прогуляться и дома. Где-то за месяц до поездки я приобрел и все остальные билеты. Бронировал их через сайт индийской авиакомпании «Jet Lite» (www.jetlite.com). У нее одни из самых дешевых билетов и этот сайт принимает оплату через карты Сбербанка. Очень удобно. Вот цены за 2 авиабилета: Дели-Джамму-Шринагар — 127,8 $, Калькутта — Порт-Блэр (Андаманские о-ва) — Калькутта — 530 $, Калькутта — Дели — 106,8 $.

Первоначальные попытки покупки билетов на поезда через сайт индийских железных дорог (www.irctc.co.in) не увенчались успехом. Шлюзы банков, через которые можно было оплатить покупку почему-то, не принимали карту Сбербанка. Поэтому я воспользовался коммерческим сайтом-посредником www.makemytrip.com. Но после покупки двух билетов Сбербанк перестал высылать мне на телефон одноразовые коды защиты VbV. А без них осуществить покупку было невозможно. Десяток попыток отправки запросов в Сбербанк не увенчались успехом. Пришлось звонить в Центр поддержки. Наконец часа через три СМС-ки с этими кодами буквально посыпались на мой телефон. Но в них уже не было надобности. Эти коды уже было невозможно использовать. После этого я решил еще раз испытать судьбу через сайт индийских железных дорог. Без проблем купил оставшиеся три билета, использовав шлюз банка «Axis». То есть, этот сайт работал по принципу, как повезет, и в какой момент ты на него попадешь.

Железнодорожные билеты нам обошлись по следующей цене (приведена стоимость двух билетов в вагонах Sleeper class вместе с комиссионными сайта): Джамму-Дели — 527 рупий, Дели-Каджурахо — 553 рупии, Каджурахо-Агра — 429 рупий, Агра-Варанаси — 539 рупий, Варанаси-Калькутта-627 рупий. Курс рупии на тот момент составлял: 1 $ = 45,7 рупий. В данном рассказе я уделяю подробное внимание ценам на продукты и т. п. Это наносит ущерб красочности описания путешествия, но зато дает возможность тем, кто решится отправиться в Индию самостоятельно, более точно оценить свой финансовый потенциал.

На туристических сайтах рекомендуется делать ряд прививок перед поездкой в Индию. Так же советуют принимать таблетки для профилактики от заболевания малярией. Но прочитав отчеты людей, ездивших на Индостан, мы решили все-таки не гробить организм прививками и таблетками. Говорят, что от противомалярийных средств «отходняк» почти такой же как и от самого заболевания. Единственное, жена сделала прививку от гепатита B. Решили уповать на Бога и на жесткое соблюдение правил гигиены.

Итак, 6 ноября 2009 г. поздно вечером мы выехали из Орла в Москву на поезде. До Москвы, а затем в Домодедово, добрались без приключений. Если не считать забытой мной сумки в буфете на вокзале перед отходом поезда. Когда я вернулся за ней, то там уже выстраивалось милицейское оцепление. Слава Богу, менты оказались сговорчивые, не стали раздувать скандал. Без проволочек отдали мне мой баул.


7.11.2009 г. Индия. Дели.

Наш самолет должен был вылететь в 14.20, но почему-то вылет задержался на час. В самолете A-320 нас поразило наличие мониторов на каждой спинке сидений и обильное разнообразное питание. Стюардессы были очень милы и любезны. На экране монитора можно было смотреть более 70 фильмов, слушать музыку, играть в игры, узнавать местонахождение самолета по карте. Но самое интересное было то, что можно было видеть взлет и посадку самолета из видеокамеры, расположенной в кабине пилота. Когда летели над Ираном, то видели внизу огни нескольких крупных городов. Предположительно Тебриза, Хамадана, Исфахана и Шираза. Мне почему-то представилось, что именно так вскоре будут летать в иранском ночном небе мерзкие американские бомбардировщики и сыпать бомбы на головы мирно спящих людей, принося на эту древнюю землю моря крови и скорбь.

Когда самолет совершал посадку в Абу-Даби, в иллюминатор были видны идеально прямые и ухоженные улицы города, утопающие в фонарных огнях. Когда прилетели туда, выяснилось что до отлета нашего самолета в Дели осталось полчаса. Быстрым шагом прошли через транзитную зону (transfer zone) к воротам на наш рейс. Номер рейса EY 218 высвечивался на специальных табло по ходу движения. Шли минут 15. Можно было воспользоваться бегущей дорожкой, но пешком получалось быстрее. Мы последними успели запрыгнуть в автобус для опоздавших пассажиров. Полет прошел без происшествий и ничего интересного не произошло. В самолете было обслуживание и услуги на том же уровне. Только еда уже начинала слегка обжигать горло и стюардессы имели немного иную форму, отдаленно напоминающую индийское сари.

Прилетели в Дели в 3.00 местного времени. Заполнили печатными буквами на английском языке въездные декларации и анкеты относительно свирепствовавшего в ту пору в мире свиного гриппа. Их раздала стюардесса еще в самолете. Быстро прошли медицинский, пограничный и таможенный контроль. Встретили там русскоговорящего врача, учившегося в Санкт-Петербурге. При обмене 300 долларов в аэропорту с меня взяли какой-то налог на роскошь и выдали квитанцию, свидетельствующую об этом. В общем, потерял где-то 300 рупий. Курс рупии к доллару был 45,7 к 1.

Рупия состояла из 100 пайсов. В обращении с 2000 года находились банкноты 5, 10, 20, 50, 100, 500 и 1000 рупий. В хождении часто бывали дырявые банкноты, причиной тому являлась привычка местных банков скреплять пачки банкнот с помощью степлера. Также в ходу находились монеты достоинством 1, 2 и 5 рупий. Теоретически законным платежным средством считались монеты достоинством в 10, 25 и 50 пайсов, но они практически не использовались. Последняя серия банкнот Индии была полностью посвящена гениальному лидеру движения за независимость страны от Великобритании — Махатме Ганди. Его изображение украшало лицевую сторону всех банкнот от 5 до 1 000 рупий. Например, на обороте 500 рупий находилась иллюстрация одного из эпизодов мирной борьбы Махатмы Ганди против колониальных налогов, так называемый Соляной поход — шествие в знак протеста против налога на соль, объединившее в течение 1930 года десятки тысяч индусов. Самая крупная банкнота, в 1 000 рупий, была посвящена экономике Индии и украшена символами промышленности, сельского хозяйства и науки. На аверсе индийских монет изображался национальный герб Республики Индия — капитель колонны царя Ашоки с тремя львами, смотрящими в разные стороны. На лицевой стороне — номинал, название страны и год чеканки.

В этом же зале оплатили такси в будке Prepaid taxi. Стоило 400 рупий. Конечной целью поездки, чтобы таксист не приставал с завозом в свой самый дешевый и самый лучший отель, в сувенирный магазин, где за копейки можно приобрести весь золотой запас Америки, или турагентство, готовое подобрать тур на Нептун, я назвал железнодорожную станцию «New Delhi Rail station». Таксисту я объяснил, что мы торопимся на поезд в Агру и билеты у нас уже есть. Если бы не сказал об этом, то сразу же последовало бы предложение о самой дешевой покупке билетов по цене в два раза выше номинала. Через пять минут мы уже мчались по ночным, грязным и очень пыльным улицам в центр Дели. На обочинах дороги часто встречались спящие люди в грязных лохмотьях и бредущие неведомо куда тощие коровы, напоминающие зомби из американских ужастиков. Ехали чуть более получаса.

Вскоре нашему взору представилось огромное серое здание железнодорожного вокзала «Нью-Дели». Перед ним скученно стояли не менее пятисот машин такси и моторикш. Моторикша — это такой мотороллер с будкой для перевозки двух европейцев или трех индусов. Несмотря на глубокую ночь, несколько сот всевозможных хелперов, таксистов, представителей отелей и неизвестно чего еще толпилось на площади. Разумеется, многие из них тут же резво направили свои грязные босые стопы в нашу сторону. Поняв, что нам ничего не надо, вскоре нас оставили в покое. Оглядевшись и ужаснувшись окружающими горами мусора, мы двинулись на поиски улицы Мейн базар (Main Bazar), где останавливаются свободные путешественники со всего мира. Она начиналась буквально напротив привокзальной площади и тянулась по району Пахаргандж.

Ступив на скованную ночным мраком улицу, нам показалось, что мы попали на Луну или в логово какого-то сказочного монстра. Среди куч навоза, человеческих и собачьих экскрементов, кое-где шевелились грязные обмотанные в лохмотья спящие тела нищих и бомжей. Иногда проезжающие мимо моторикши и такси так и норовили откинуть нас на обочину, где можно было угодить в смрадный запах протухшей мочи или на крупные рога притихших коров. Черное ночное небо было окутано сотнями кабелей и проводов, беспорядочно тянущихся поперек улицы. Они напоминали гигантскую паутину невидимого огромного смердящего паука, готовящегося выйти на охоту за свежей плотью. Кое-где запах мочи растворялся специфическим и не всегда аппетитным ароматом индийских специй. И неизвестно, что имело более приятный запах. Хотелось быстрее найти какое-нибудь пристанище, закрыться в номере, оградиться от незнакомой, враждебной среды, включить яркий свет и осмыслить увиденное убожество. Но все отели оказались закрыты — ночь.

Наконец на нашем пути появился высохший престарелый индус микроскопического роста, предложивший поселиться в его отеле. Мы прошли с ним метров 50—70 по узкой улочке, отходящей от Мейн базара, называвшейся Gali Halwai Wali. Там было еще более грязно и смрадно. Казалось, что небо вообще не заглядывает в эту дыру. Миновав несколько поворотов, в 5.00, мы вошли в отель «JJ International». Расчетный час начинался, как и в большинстве подобных заведений, в 12.00. Цена номера составляла 500 рупий в сутки. Получалось, что нам надо было заселиться на 2 дня. Но платить за какие-то семь часов как за сутки не хотелось. После недолгого спора мы договорились с администратором оплатить 600 рупий за сутки и за эти 7 часов. Нам пошли навстречу.

Номер оказался вполне приемлемым, с телевизором, туалетом, горячей водой и вентилятором, но шумноватым. Впрочем, из-за долгого перелета и накопившейся усталости сразу же после принятия душа мы быстро отрубились, невзирая на шум. Перед уходом в объятья морфея я успел позвонить домой с мобильника, сообщил о благополучном прибытии в Дели. При включении телефона высветился индийский оператор сотовой связи «Idea». За минуту разговора содрали около 80 рублей.


8.11.2009 г. Индия. Дели.

Проснувшись около 11.00 и позавтракав в номере, чем Бог послал, мы отправились в поход по Дели. Все улицы были наполнены галдящими, суетящимися индийцами. Казалось, что на каждом квадратном метре их располагалось не менее двух-трех. Вообще население города составляет 13 млн. чел. Плотность — 9 тыс. чел. на 1 кв. км. В воздухе ощущалось присутствие гари и едкой пыли. Сплошным потоком тянулись различные магазинчики. Прямо на улице расположились сотни, если не тысячи торговцев. Одни предлагали бусы, другие кошельки, третьи готовили кур-гриль и т. д. Выйдя с Мэйн Базара, мы повернули сразу же направо, на улицу Басант.

Минут через пять, уткнулись в перпендикулярно направленную оживленную дорогу. Там повернули налево, и минут через пять оказались на центральной улице города Конноут плейс (Connaught Place). Местные называют ее просто — «Си-Пи». Площадь была спроектирована английским архитектором Т. Расселом. Она представляет собой восемь радиальных трасс с несколько ухоженным, но одновременно грязным Центральным парком посередине. Некоторые обшарканные здания покоились на изрисованных невнятными надписями колоннах. Здесь много, в основном дорогих, магазинов, кафе и ресторанов. Лишь вступив в парк, мы сразу же натолкнулись на писающего индийца. В голове мелькнула мысль, что эту площадь надо называть не «Си-Пи», а «Пи-Си». Недалеко, рядом с человеческими экскрементами и кучами мусора, возлегали прямо на земле вполне прилично одетые жители индийской столицы. Некоторые даже пили чай и ели мороженое.

Тут же к нам стали приставать индусы с предложениями различных услуг. Несколько индийцев хотели почистить мне кроссовки. Но более всего поразил молодой парень с хитрющими глазами, предложивший прочистить нам с женой… уши. При этом он объяснил, что это очень приятная и абсолютно безвредная процедура. В доказательство своих слов он с серьезным видом достал потертую записную книжку и показал нам пару отзывов о его работе на русском языке. Мы не могли сдержать смеха от прочитанных рекомендаций. В них рассказывалось, какое удовольствие получили авторы строк от данной процедуры. Одна девушка описала весь процесс в подробностях, даже то, где у не защекотало и когда. Буквально через пару минут меня окликнул очередной чистильщик обуви и со взглядом полного сочувствия показал на мои кроссовки. Один из них был обильно загажен желтоватыми экскрементами. При этом индиец вознес взгляд на небо и сказал, что это сделали орлы. Очевидно, этот орел был размером с динозавра. Я на какой-то момент оцепенел от неожиданности. Чистильщик воспользовался моим замешательством и принялся фантастически быстро стирать помет с кроссовка. Когда я пришел в себя и спросил о цене услуги, то услышал совершенно немыслимую сумму — 10 долларов. Как только я попытался оспорить услышанное, сразу же появился якобы случайный прохожий, выступивший в роли третейского судьи. Он с умным видом, незаинтересованного человека, имеющего образование не ниже Гарварда, подтвердил, что эта услуга стоит именно таких денег. Еще один «прохожий» удостоверил, что все именно так и обстоит. К этому моменту я уже стал понимать, что это обычный развод на деньги, что мой кроссовок, пока я осматривал окрестности, испачкал кто-то из них. Но пришлось раскошелиться. Тем более что у меня не было мелких купюр. Конечно, если бы это был не первый день нашего пребывания на индийской земле, то я вытер бы этот кроссовок о наглую морду чистильщика.

Осмотрев окрестности площади, мы взяли рикшу и поехали за 200 рупий до комплекса Кутб-Минар, расположенный далеко на юге города. Водитель оказался вполне адекватным. В своей белой чалме он напоминал древнего раджу из какого-то индийского фильма. Его звали Гурдев Сингх Дев (т. 0981—824—19—67, +91—11—298—133—64). Рекомендую всем. В процессе поездки он предложил нам проехаться с ним и по другим туристическим объектам Дели. Он говорил на понятном английском языке с расстановками, и четко выделяя каждое слово. Наверное, из-за этого мы согласились на его предложение. К тому моменту мы уже убедились, что индийцы говорят на английском языке с жутким акцентом и скороговоркой, что невозможно понять, о чем вообще идет речь. Это притом, что английский, наряду с хинди, является государственным языком. Договорились нанять его до конца дня за 1000 рупий. Стоимость поездки до Кутб-Минара, разумеется, была включена в эту сумму.

Башня Кутб-Минар (Qutb Minar, Башня Победы) датируется XII-м веком. Ее высота составляет 72,55 м, диаметр у основания — 14,4 м, диаметр у вершины — 2,44 м. Ее архитектура необычна для европейцев. Да и в арабских странах не приходилось видеть ничего подобного. По самой распространенной легенде первый этаж башни был построен раджпутским князем Притхвираджей Чауханом в 1191 г. как подарок для его любимой дочери Сурадж Мукхи. В 1199 г. Кутб-ад-Дин продолжил сооружение минарета Кутб-Минар, дополнившего соседнюю ранее построенную мечеть. Пятиярусная башня построена из красно-желтого песчаника. Она украшена орнаментом и выгравированными изречениями из Корана. В комплексе так же имеется 20-метровый исполинский «пень» недостроенной башни Алаи-Минар, которая по замыслу должна была вдвое превзойти Кутб-Минар по высоте. «Пень» является ярким образцом того, что не все наши желания исполняются.

На территории комплекса стоит одно из самых загадочных в мире сооружений: знаменитая нержавеющая Железная колонна (Iron Pillar), отлитая предположительно в начале V в. н.э. в честь царя Чандрагупты II (высота — 7,2 м, диаметр у основания — 41,7 см, у вершины — 30,5 см, вес — около 6 тонн). Существует мнение, что колонна была создана еще во времена «Махабхараты» (около 7 000 лет назад), затем перенесена в древнейшую столицу Индии Магадху (Бихар) и, в конце концов, доставлена в Дели и установлена в вишнуистском храме раджпутским князем Ананг Палом. Раджа приказал поставить колонну на голову змеи, которая закопана в землю. Но через большой промежуток времени один из его потомков не поверил рассказу о змее и приказал подвинуть колонну, чтобы проверить, действительно ли в земле есть змея. За свое неверие царевич был наказан — династия, основанная Ананг Палом, рухнула под ударами врагов.

Другие, более адекватно мыслящие историки заявляют, что колонна была отлита в 895 г. до н.э. и что, согласно древней санскритской надписи на ней, ещё раджа Дхава приказал своим ремесленникам сотворить этот железный столб. Версий много. К обилию разночтений привело отсутствие точного и надёжного перевода надписи, сделанной на колонне. Индийцы наделяют это сооружение чудодейственной силой. Считается, что если стать спиной к столбу, обхватить колонну руками и загадать желание, то оно непременно сбудется. Желаний оказалось настолько много, что от пота туристов колонна стала ржаветь, хотя до этого такого явления с ней не случалось на протяжении столетий. Поэтому святыню оградили металлическим забором. В 1739 г. персидский царь Надир-шах захотел увезти железный столб к себе на родину. Несмотря на многие усилия вытащить колонну из грунта так и не удалось. Тогда, отчаявшийся иранский правитель приказал обстрелять ее ядрами. Ядра оставили на поверхности столба только незначительные отметины.

Вход в комплекс Кутб-Минар стоил 250 рупий с человека. Еще отдали 25 рупий за право видеосъемки. В комплексе живет много бурундуков. Прикольные зверушки напоминают чем-то белок. Они снуют повсюду около туристов, выпрашивая угощение. Прямо над комплексом пролегает авиатрасса самолетов. Международный аэропорт имени Индиры Ганди расположен невдалеке оттуда.

После этого мы отправились к гробнице Хумаюна (Humayun’s Tomb). Комплекс расположен на юго-востоке города, чуть севернее железнодорожного вокзала «Хазрат Низамуддин» (Hazrat Nizamuddin station). Она была построена в 1565 г. В тот год на Руси гениальный царь Иван Грозный, спасая страну от тогдашних самостийников, олигархов и казнокрадов, ввел опричнину. В самом грандиозном здании комплекса, расписанном шестиконечными звездами, находится могила императора Хумаюна из династии Великих Моголов, его пяти жен и детей. На стенах так же изображены восьмиконечные звезды, свастики и прочие орнаменты. Гробница увенчана гигантским куполом в форме яйца. Она окружена обширным чистым парком с действующими фонтанами и каналами, заполненными водой.

В парке сооружена огромная площадка для игры в крикет. Там играло много молодежи. В Индии эта странная игра¸ напоминающая нашу лапту, пользуется огромной популярностью. Индийские команды даже берут какие-то высокие места на чемпионатах мира по этому виду спорта.

На территории комплекса расположено несколько гораздо более скромных мавзолеев могольской эпохи. Среди них наше внимание привлекла гробница Исы Хана — оригинальное круглое здание с колоннами и множеством куполов. Пока я осматривал орнаменты внутри, Лена поднялась на ее крышу. Затем мы посетили крышу соседней недействующей мечети, откуда открывался красивый вид на гробницу и окрестности. За вход в комплекс заплатили по 250 рупий.

Оттуда мы поехали в Красный форт (Red Fort, Лал-Кила), расположенный на севере города. По дороге проехали мимо Индийских ворот (India Gate). Они находятся в центре Дели, рядом со зданием Парламента. Они являются мемориальным сооружением, построенным в память 90 тысяч индийских солдат, погибших в годы I Мировой войны. Каждый год, 26 января — в День Республики, премьер-министр Индии совместно с главнокомандующим Вооруженными Силами возлагают венки к Вечному огню и принимают парад. В парке вокруг арки суетилось много индийцев.

До форта добирались минут сорок. Кругом попадали в пробки и заторы. Дорога была переполнена машинами, автобусами, рикшами, мотоциклами, велосипедами и велорикшами. Повсеместно вдоль и поперек трассы сновали огромные толпы индийцев. Многие предлагали свой нехитрый товар пассажирам, сидящим в транспортных средствах. Здесь, не вылезая из салона автомобиля, можно было приобрести специи, пальмовые ветви, красочные сувениры, фрукты, платки, игрушки и многое другое. На обочинах дороги повсеместно располагались шумные рынки и точки с дешевой горячей едой. В этом спрессованном хаосе чудом находилось место для бездомных коров, невозмутимо жующих картонные коробки, газеты, пластиковые стаканы с остатками их содержимого. У меня все время возникала мысль, какое молоко дают эти несчастные животные? Под некоторыми мостами и вдоль парков приютились обширные колонии бомжей. Рядом с ними безуспешно бродили в поисках еды наглые и юркие обезьяны. В некоторых местах тощие, маленькие, похожие на подростков, индийцы без энтузиазма раскапывали кирками древние фундаменты и складывали кирпичи и камни в отдельные кучи. Сильно поразили вездесущие собаки, которые совершенно не опасались проезжающего транспорта и не бросались на него. Некоторые псы, развалившись прямо на проезжей части, даже не шевелились, когда в миллиметре от них проезжали тяжелые грузовики или возникала босая стопа загорелого индуса. Удивительная выдержка и отрешенность от суеты мира, достойная буддийских монахов.

К форту подъехали уже часа в четыре. Сразу же бросились в глаза его красные массивные стены и мощные башни. Длина внешней стены оборонительного комплекса в периметре составляет 2,4 км, а ее высота варьируется от 18 м со стороны реки Ямуни до 33 м со стороны города. Вокруг стен имеется глубокий ров. Форт был воздвигнут между 1639 и 1648 годами при знаменитом могольском правителе Шах-Джахане. После смерти горячо любимой жены, Шах-Джахан хотел перенести свою императорскую резиденцию из Агры в Дели или, точнее, в Новый город, названный Шахджаханабад. Там он и построил Красный форт — как собственный императорский город.

В форте находилось много местных и иностранных туристов. Мы даже слышали русскую речь. Крепость весьма замечательно сохранилась. Глядя на нее, было невозможно поверить, что подобное сооружение могли воздвигнуть предки современных индийцев. Такое ощущение, что раньше там жила совершенно иная, более образованная и трудолюбивая раса. Нынешние индийцы, живущие в городах, уж больно показались нам ленивыми и безыскусными.

Напротив Красного форта находится самый старейший и знаменитый джайнистский храм Shri Digambar Jain Lal Mandir. Храм был основан в 1656 году во время правления все того же вездесущего шаха Джахана. Джайнизм является древней дхармической религией, появившейся в Индии приблизительно в IX — VI веках до н. э. Согласно самому учению, джайнизм существовал всегда. Его основателем считается кшатрий Вардхамана или Джина Махавира. Джайнизм проповедует благородную идею непричинения вреда всем живым существам в этом мире. Философия и практика джайнизма основаны, в первую очередь, на самосовершенствовании души для достижения всеведения, всесилия и вечного блаженства. Джайнизм утверждает, что любое существо (джива) является индивидуальной и вечной душой. Когда душа полностью освобождается от сансары (круговорота рождения и смерти), она может достичь всеведения (божественного сознания). Но для этого необходимо быть аскетом, а не мирянином, поэтому в религиозных установлениях придается большое значение аскетизму.

Основными божествами в джайнизме являются Джины, Ариханты и Тиртханкары, которые побороли внутренние страсти и приобрели божественное (чистое) сознание. Поскольку не только монахи, но и джайны-миряне не могут заниматься рыбной ловлей, охотой, скотоводством и земледелием (ведь при обрабатывании земли могут погибнуть живые существа), наиболее распространёнными занятиями для джайнистов являются торговля, ювелирное дело и ростовщичество. Каким образом они совмещают духовность с ростовщичеством и торговлей, остается тайной. Руководство США тоже везде кричит о демократии, правах человека, свободе, но везде приносит только горе и страдания, кровь и тиранию. Похоже, что джайнисты действуют в том же духе. Их община в Индии немногочисленна (около 0,5 процента), однако играет значительную роль в политической, экономической и культурной жизни страны. Джайнисты имеют весьма неоднозначный символ, включающий свастику.

Потом мы побродили немного по округе и поехали к Мейн Базару. Новых впечатлений было уже слишком много для одного дня. Другие запланированные к осмотру объекты решили оставить на потом. Нам предстояло побывать в Дели еще два раза. По пути мы попросили водителя завести нас в продуктовый универмаг. Универмагом оказался обычный уличный магазинчик с товаром, выставленным на улице в деревянных ящиках. Насколько нам удалось выяснить, универмагов (в европейском понимании) там, вообще не существует. В магазинчике мы купили яблок, апельсинов, по бутылке воды, Pepsi и Fanta. За все отдали 125 рупий, то есть где-то 80 рублей. Цены практически на все в Индии были меньше раза в два-три, чем в России.

Вечером поужинали в номере. Отметили приезд водкой, захваченной из дома. А потом пошли искать хваленый индийский чай по окрестным улицам района Пахаргандж. За два часа, только после многочисленных расспросов, удалось найти магазинчик, где пылилась на полке лишь одна пачка чая Lipton. Представляете, в Индии невозможно найти расфасованного в пачки чая. Позднее мы таковой встретили только в одном месте на улице Мейн Базар и во всех аэропортах. Конечно, на развес его полно на каждом углу. Но как-то не очень хотелось его покупать, видя царящую вокруг антисанитарию. Ведь рядом с насыпанной на газету или в мешок огромной кучей чая лежали немного меньшие кучи экскрементов, сновали крысы, обезьяны, коровы, собаки, больные кожными заболеваниями и прочая живность. Тут же на лепестки этого вкусного напитка оседают выхлопы от проезжающих впритык автомобилей и моторикш. Надо быть самоубийцей, чтобы пить такой чай, да еще и получать наслаждение.


9.11.2009 г. Шринагар.

В 6.30 мы выехали на такси в аэропорт «Indira Gandhi International Airport». Он находится в 21 км юго-западнее центра города. В нем насчитывается три терминала. Через Domestic терминалы 1-A и 1-B летают самолеты внутренних линий. T-1A и Т-1B расположены в 0,5 км друг от друга. Terminal — 2 обслуживает все международные рейсы. Между Т-1 и Т-2 около 5 км. До аэропорта добрались минут за 40 на такси. Отдали 400 рупий. По дороге видели большую стаю обезьян, промышляющую подаяниями вдоль дороги. В аэропорту встретили русскоязычную группу туристов из четырех человек. Один из них усердно копался в ноутбуке. В конце концов, выяснилось, что они ждут своего самолета не в том терминале. В контакт с ними мы не вступали, так как еще не успели соскучиться по Родине. Лена до последнего момента опасалась, что наши Интернет-распечатки авиабилетов окажутся недействительными. Но процесс регистрации прошел успешно.

В 10.20 мы вылетели рейсом S 2 108 на север Индии, в Шринагар через Джамму. На самолете всем пассажирам сразу же раздали по маленькой бутылочке воды. Через час мы уже снижались в Джамму. Там стояла хорошая солнечная погода. Через двадцать минут самолет вновь взлетел и направился дальше на север в летнюю столицу штата Джамму и Кашмир. До Шринагара летели еще минут сорок. Всем снова выдали по бутылочке воды. Шринагар встретил нас типичной российской ноябрьской погодой с проливным дождем. Стюард и работники аэропорта раздавали зонты, чтобы пройти в здание аэропорта. Но мы все равно изрядно промокли, пока ждали свободный зонт.

Этот штат несколько десятилетий находится на военном положении из-за конфликтной ситуации с Пакистаном и Китаем и стремления местного населения отделиться от Индии. Раздел Кашмира не закреплён официальными соглашениями о границах, а сам регион является очагом напряжения между занимающими его странами. Кашмир граничит с Афганистаном на севере, Синьцзян-Уйгурским и Тибетским автономными районами Китая на востоке, штатами Индии Химачал-Прадеш и Пенджаб на юге, и Пакистаном на западе. Население штата Джамму и Кашмир составляет более 12,5 млн. человек. Ислам исповедуют 67% населения штата.

По прилету нас сразу же отвели в сторону от индийцев для специальной регистрации. Этот процесс занял не более 5—7 минут, так как иностранных туристов кроме нас было всего пять человек. Затем, получив багаж, мы прошли в следующий зал, где в специальном бюро оформили заселение на хаузбот «H.B. Gulshan Rose and Japan». Хаузбот — это такой деревянный корабль на воде, пришвартованный на вечную стоянку к какому-нибудь берегу. Их в Шринагаре несчетное количество. Заплатили 2100 рупий за 3 дня. Тут же нам вызвали такси. На нем за 400 рупий мы добрались до нашего места проживания. Водителя джипа звали Юсуф. Он оказался сыном хозяина хаузбота Мохаммеда Шабана Шагу. Корабль находился на берегу реки Джелум, на юге города, возле старого и готового в любой момент рухнуть моста Zero.

На близлежащем холме, на высоте 336 м над уровнем города виднелся Храм Шивы — Шанкарачарья (Shankaracharya Mandir). Этот холм так же называют троном Соломона (Takht-e-Sulaiman). Это место поклонения известно с 2500 года до н. э. Там имеются надписи I века н. э., свидетельствующие о пребывании в этих местах Иисуса Христа. В нашем распоряжении оказалось несколько комнат: гостиная, спальня, столовая, кухня и туалет с ванной. Но на всем корабле было жутко холодно. В гостиной и спальне стояли обыкновенные печки-буржуйки.

Уладив все формальности с оформлением, мы отправились в поездку по городу на моторикше. Водителем оказался младший сын хозяина хаузбота. Вообще, эта очень наглая семейка с добродушными поддельными улыбками на лицах, плотно взялась за вытрясывание нашего кошелька различными предложениями и услугами. Если бы я попросил взорвать соседний мост и предложил достойную цену, то они, пожалуй, сделали бы это, не задумываясь.

Шринагар находится в 900 км на север от Дели. Город расположен на высоте 1 730 м над уровнем моря. Население составляет 900 000 человек. Он раскинулся на 6 км по берегам реки Джелум и озер Дал, Нагар и Анчар. Город обрамлен горными кряжами, полукругом спускающимися к водной глади. Шринагар часто называют «Венеция Востока». В некоторых исторических работах указывается, что первое крупное селение на этом месте было основано императором Ашокой (III век до н.э.). Существующий город был основан Праварасеной II и Хиуен Тцангом, посетившим Кашмир в 631 г., на том же самом месте, где и находится сегодня. В свое время Будда сказал: «Земля Кашмира — наилучшая обитель для созерцания и размышления». В городе мы не заметили ни одного многоэтажного здания. Максимум в 2—3 этажа. Через каждые сто метров находились военные посты. Кое-где виднелись бронетранспортеры голубого цвета. Здесь в основном проживают мусульмане и в ходу язык урду, изрядно напоминающий персидский и арабский. По этой причине мне достаточно легко удавалось разговаривать с хозяином хаузбота.

Первым делом мы поехали к наиболее известной мечети города — Хазратбал. (The Hazratbal Shrine), расположенной на западном берегу озера Дал. Она также известна под названием — «Вторая Медина». Она сооружена из белого мрамора. Ее огромный белоснежный купол красиво смотрелся на фоне гор и озера, окутанного туманной дымкой. Здесь в трубке из молочного стекла хранится священная реликвия мусульман — волосы пророка Мохаммеда. Согласно легенде, святыня была принесена в Индию потомком пророка Саидом Абдуллой, который покинул Медину и поселился в Биджапуре, вблизи Хайдарабада в 1635 году. Когда Саид Абдулла умер, его сын, Сайед Хамид, унаследовал реликвию. После завоевания Моголами региона, Сайед Хамид был лишен своего семейного поместья. Реликвия прошла через руки нескольких человек, пока по приказу правителя из династии великих моголов Аурангзеба не оказалась в Шринагаре в 1700 году.

Мы прогулялись по осеннему ухоженному парку вокруг мечети и осмотрели ее с нескольких сторон. Моросящий дождь волновал поверхность близлежащего озера Дал, создавая размеренный покой. Это озеро называют «Драгоценный камень в короне Кашмира». Его площадь оценивается в 18 кв. км, но вместе с болотами, затопленными полями, плавающими садами и прилегающими каналами общая площадь составляет около 21,1 кв. км. Плавающие по окраинам озера сады, называются «Рад». Они обильно покрыты лотосом в июле и августе. Во время нашего путешествия они представляли собой всего лишь нагромождения тусклой и блеклой травы. Озеро расположено на высоте 1583 метра над уровнем моря. Оно раскинулось в длину на 7,44 км и в ширину на 3,5 км. Оно имеет береговую линию длиной 15,5 км. Ее обустраивали с могольских времён парками, каналами, отелями и садами. При температуре ниже −11° C озеро замерзает.

Оттуда водитель повез нас к мечети Джамиа масджид. О существовании которой мы и не слышали. Это настоящее архитектурное чудо было заложено Султаном Сикандром в 1398 году. Площадь мечети составляет 12 000 кв. метров, что позволяет вмещать 30 000 людей во время молитвы. Мы побродили по ее просторным, украшенным резьбой по дереву, залам. Весь пол был покрыт красивыми старинными коврами. В полумрачных залах мечети не было никого, кроме нас. Оставили там небольшое пожертвование. Солнце уже заходило за горизонт. Опасаясь, не успеть к главной цели нашего путешествия в этот город, мы поторопили водителя. Минут через 10, уже в лучах заходящего солнца, мы подъехали к так называемому Розабалу — могиле пророка Юсуф-Асафа («Ziarati Hazrati Youza Asouph»). Она расположена в центре старого Шринагара, в районе Анзимар, на улице Кханьяр.

Около двадцати древних и средневековых документов свидетельствуют о том, что пророк Иса, то есть Иисус Христос, умер в Шринагаре много лет спустя после распятия в Иерусалиме, и был похоронен здесь в здании под названием Розабал. Это расходится с общепризнанной трактовкой событий, но все местные жители в этом абсолютно убеждены. На маленьком белом здании с зеленой крышей и зарешеченными окнами висит табличка со словами из Корана: «Они Его не убили, они Его не распяли, им (иудеям) только казалось, что они это сделали…» (Коран, Ниса, 155, 5).

Здание, выстроенное вокруг могилы, называется Розабал, или Рауза Бал. «Рауза» — это термин, используемый для обозначения гробницы какой-либо знаменитой личности. Над входом в само погребальное помещение вырезана надпись, гласящая, что Юсуф-асаф пришел в Кашмирскую долину много столетий назад, и что его жизнь служила доказательством истины. Через маленькое зарешеченное окошко можно посмотреть на стоящий внутри здания гроб, но не более. Также там имеется гроб еще какого-то святого. Ни фотографировать, ни снимать на видеокамеру здесь запрещено даже со стороны. Розабал явно не приспособлен для туристов. Это место настолько свято, что никто не смеет делать на нем деньги. Считается, что это место обладает исцеляющей силой. Многие приходят с просьбами, и в память об этом привязывают ленточку к оконной решетке. Покрутившись вокруг здания, и поняв, что под неусыпным оком смотрителя нам так и не удастся толком заснять эту святыню, мы двинулись на свой хаузбот.

Там нас уже ждал сытный и вкусный ужин, приготовленный женой хозяина корабля-отеля. Он состоял из огромных порций риса с пропитанной перцем чили курятиной, блюд из цветной капусты, салата из помидоров и огурцов, нескольких разных приправ. Пили зеленый чай с киннамоном и шафраном. Вкус киннамона мне очень понравился. За еду отдали 600 рупий. Разумеется, вся пища оказалась очень острой. На десерт купили в придорожной лавке полдюжины бананов и три апельсина. За все отдали всего 50 рупий. Было уютно и экзотично. Но как только прогорели дрова в печке-буржуйке, стало невыносимо холодно. Как-никак, в этих местах уже начиналась зима, а влажность реки дополняла природный антураж. Только благодаря наличию четырех толстых верблюжьих одеял, и одев на головы спортивные шапочки, мы относительно спокойно проспали до утра.


10.11.2009 г. Шринагар, Гульмарг.

Ночью выпал снег. Рано утром мы узрели в окошко несколько лодок (шикар) с рыбаками, удивших рыбу на удочки и ловивших ее бреднем. Мы даже предположили, что на ужин нам подадут рыбу. В свете утренней зари мы выехали на джипе со старшим сыном хозяина хаузбота Юсуфом на горнолыжный курорт Гульмарг. За поездку туда-обратно отдали 1400 рупий. Гульмарг расположен на отрогах Гималаев на высоте 2730 метров, в 52 км от Шринагара, вблизи с пакистанской границей. В переводе на русский язык, название курорта означает «Цветочная Поляна». Ехали около часа, по пути встречая через каждые пятьдесят метров стоящих вдоль дороги вооруженных солдат. Кое-где встречались и броневики голубоватого цвета. Проехав километров сорок, мы остановились, чтобы полюбоваться красивой панорамой долины и спускающимися к ней заснеженными отрогами гор. Тут же на склоне холма раскинулся большой сад. На покрытых девственным снегом деревьях краснели аппетитные яблоки.

Мы доехали до деревушки Танмарг. Там на джип набросились местные водители и гиды, перегородив нам дорогу. Тут обитала своя туристическая мафия. Дальше вверх, в Гульмарг, можно было проехать только, воспользовавшись местным джипом и обязательно в сопровождении местного проводника. Мы хотели отделаться от услуг гидов, но, увы, водители без них не соглашались везти туристов. После долгого спора с двумя десятками местных переговорщиков, удалось сбить цену за дальнейшее путешествие с 3000 рупий до 1800, тысяча из которых предназначалась гиду по имени Назир (по 500 рупий с человека). Последние 13 км доехали по горному серпантину минут за 20.

Отблески солнца от чистого нетронутого снега слепили глаза. На склонах произрастало множество стройных высоких гималайских кедров, усыпанных снежным покрывалом. Воздух придавал наслаждение своей необыкновенной свежестью. Вокруг прохаживалась пара десятков отдыхающих из числа индийцев и японцев. Европейских туристов замечено не было. Дальше мы хотели подняться на фуникулере еще выше в горы. Канатная дорога там состоит из двух участков. На первом — подъем с высоты 2600 м до 3050 м над уровнем моря. Стоимость одного подъема составляла 150 рупий. Далее шел второй участок — подъем до отметки 3950 метров. Стоимость одного подъема — 250 рупий. Оттуда, как утверждают, видна гора Нанга Парбат (8126 м) — восьмая вершина мира.

Когда мы подошли к месту посадки на фуникулер, выяснилось, что он в тот день не работал, так как из-за выпавшего ночью снега произошел обрыв электрических проводов где-то в горах. Смирившись с разочарованием, мы побродили по окрестным тропам. При этом проводник Назир рассказывал нам о красотах Гульмарга. Разумеется, ничего нового он нам не поведал. Обычные примитивные фразы, которые можно встретить в любом путеводителе. Плотно примыкающие друг к другу гималайские кедры пронзали своими вершинами безоблачное небо. На заснеженных ветвях виднелись огромные шишки. Хруст свежего снега, легкий морозец и чистейший воздух с лихвой компенсировали неудобство от сопровождающего нас индуса. Возвращаясь в Танмарг, спускаясь по горному серпантину, мы видели очень лохматых и задумчивых обезьян, восседающих на обочине дороги в ожидании угощений.

На обратном пути, уже в Шринагаре, решили купить спиртного, чтобы согреться. В неприметном магазинчике без вывески, окно, через которое шла бойкая торговля спиртным, было зарешечено. Возле ларька толпилось около 20 местных алкашей. Все они лезли со своими мятыми, замусоленными рупиями без очереди, нагло толкаясь. Пришлось использовать свое преимущество в росте и объемах. Я как ледокол быстро рассек толпу собравшихся, и пробрался к заветному окошку. Аборигены, увидев крупного иностранца, покорно затихли и не смели показать своего недовольства. Купил виски «Red Knight» по 0,35 л. За две бутылки отдал 180 рупий. Местные покупали пойло в бутылках еще с меньшим объемом. Но судя по их виду, этого им хватало, чтобы упиться до смерти.

Вечером, из-за холода, мы решили уехать из Шринагара на день раньше. Из-за стужи и дождя кататься на лодке (шикаре) по озерам желания не возникло. В знаменитых на всю Индию шринагарских садах в этот период тоже делать было нечего, разве что придаваться раздумьям о смысле бытия. К сожалению, мы оказались здесь не в сезон. Но, что делать, в остальной части Индии как раз после долгих летних проливных дождей, устанавливалась замечательная погода. Как говорил Козьма Прутков: «Нельзя объять необъятное». Однако нам это почти удалось.


11.11.2009 г. Джамму.

Рано утром мы стали собираться уезжать. Хозяин хаузбота пришел к нам попрощаться. При этом он стал настойчиво требовать, чтобы мы заплатили ему еще 500 рупий за дрова, которыми он по вечерам отапливал нашу спальню. Разумеется, он был послан в пешее эротическое путешествие, на русском языке. Я объяснил ему, что у нас заплачено еще на сутки вперед, пусть этой суммой покроет свои убытки. После этого хозяин, на мгновение, сверкнув злыми глазами, сказал «окей» и пожал мне руку, изображая поддельное дружелюбие. В 7.00 младший сын хозяина повез нас на моторикше (тук-туке) на автовокзал (Bus stand). Заплатили ему 50 рупий.

Накануне мы договорились о поездке на джипе в Джамму за 1000 рупий. Когда сели в джип «Шевроле», то водитель и целая группа его помощников стали выуживать у нас еще 400 рупий, якобы за то, что это самая быстрая машина в городе. Тогда я сказал, что поеду на автобусе, который готовился рядом к отправке. Еще я заметил толпе «разводил», что не люблю людей, не выполняющих своих обещаний. Для серьезности намерений я принялся снимать наши рюкзаки с крыши автомобиля. Водитель быстро пошел на попятную, и тяжко вздохнув, согласился с оговоренной ранее суммой. Кстати, ехавшие с нами в джипе индийцы платили тоже по 500 рупий с человека.

В 8.00 мы выехали в южном направлении в зимнюю столицу штата — город Джамму. Дорога оказалась невероятно живописной. Первые два часа мы двигались по узкому серпантину между высоких горных вершин, обильно занесенных снегом. Склоны также утопали в снежной белизне и в зелени стройных хвойных деревьев. Затем, после поселка с грубым для русского уха названием — Нижняя Манда, наша машина юркнула в длинный затемненный туннель Джавахар. Его построили в 1956 году. Ввиду стратегической значимости, его охраняют военные. Тоннель протянулся почти на 3 километра. Когда джип вынырнул из него, то мы попали в самое настоящее лето. На вершинах и склонах гор не было даже намека на снег. Солнышко радовало глаза, согревая своим теплом. Под энергичные звуки индийских песен, мы ехали по витиеватой дороге на сумасшедшей скорости, обгоняя более медленный транспорт, каким-то чудом избегая столкновений со встречными автомобилями и падения в глубокую бездну. На обочине, на самом краю бесконечной пропасти сидело множество лохматых обезьян. Они часто выскакивали на дорогу, чтобы схватить лакомство, брошенное им из машин и автобусов. Водители умудрялись лихо проскочить мимо наглых зверьков и при этом еще отвернуть машины от лобового столкновения с грузовиками. Где-то в глубине пропасти то появлялась, то пропадала стремительная горная река, имевшая изумрудный оттенок. Каждый из здешних водителей, наверняка, с легкостью мог бы выступать в «Формуле-1». Они ездят сломя голову, без дорожных знаков и правил, но при этом почти не попадают в аварии. Впрочем, иногда на дне глубокой пропасти можно было разглядеть разбитые в хлам и сгоревшие автомобили. Хотя эта дорога и бесплатная в финансовом отношении, но она тоже берет свою кровавую плату.

По пути мы делали две остановки. На первой к нам пристала молодая телка. Лена погладила ей брюхо. Нежное животное доверчиво вытянуло шею, наслаждаясь лаской. Потом мы покормили ее печеньем. На другой стороне дороги, на стене имелась надпись «Не мочиться!». Но, видимо, местные жители не умели читать по-английски. Кругом ощущался неприятный запах. Еще на одном привале мы стали свидетелями того, как местные занимаются земляными работами. Такого я еще не встречал нигде. Это был аттракцион невиданной лени. Два индуса копали почву одной совковой лопатой одновременно. Один держал ее за черенок и вонзал штык в грунт, а другой за привязанную к низу черенка веревку, вытаскивал штык и откидывал землю в сторону. Проделав такое действие три-четыре раза, они уселись отдыхать с чувством выполненного долга. Видимо, притомились, сердешные.

В Джамму прибыли в 16.00. Проехали 305 км горной дороги за 8 часов. Где-то минут сорок из них ушло на привалы. Автобусы преодолевают этот путь за 10—12 часов. В городе царило самое настоящее лето. Нас высадили возле автостанции. С нее можно было уехать во многие города Индии. Пройдя метров 100 в северном направлении, мы нашли «Jagdish Hotel». Поселились там на первом этаже за 500 рупий в сутки. В номере имелся душ с горячей водой, туалет, телевизор, вентилятор и огромная железная кровать с шарами на спинках. Кровать была настолько массивна, что не смещалась даже на миллиметр, когда мы попытались ее немного отодвинуть. Разложив вещи и приняв душ, мы пошли гулять по окрестностям.

Высота города над уровнем моря составляет 327 метров. Он был основан в 1730 г. и стал столицей индуистских правителей народности догра. До Дели от него — 586 км. Население Джамму составляет 400 000 человек, большинство из которых индуисты и сикхи.

Вскоре стало смеркаться. В зимний период в Индии весьма короткий день. Напротив автостанции мы нашли винный магазин. Там мы приобрели бутылку хваленого индийского рома «Old Monk» (0,75 л) за 230 рупий. Закупили продукты на ужин. Вот некоторые цены: 6 бананов — 20 рупий, 5 помидоров средних размеров — 7 рупий, 10 пакетов фаст-фудовской вермишели «Магги» — 100 рупий, бутылка питьевой воды (1,5 л) — 15 рупий. После ужина прогулялись по городу. На каждом шагу, на любой улице и в любом закоулке, вдоль дорог и даже под мостами находились магазины, торговые лавки и рынки. Огромный выбор грецких орехов различных сортов, видов и размеров по цене от 10 до 100 рупий за килограмм. Еще больше красивых вещей из кашемира. Название этой ткани происходит от названия провинции Кашмир. На улицах было очень многолюдно, и чуть ли не каждый второй индус обязательно старался прикоснуться к нам. Позвонили домой из телефонной будки, которые там на каждом шагу. Так было дешевле, нежели по мобильнику. Будки можно найти по надписям STD/ISD/PCO (Subscriber Trunk Dialling) или ISD/IDD/STD (International Subscriber Dialling). За 4 минуты разговора отдали 40 рупий. Порядок набора номера, как и во всей Индии одинаков. Сначала набираем 007, затем код города или оператора сотовой связи и наконец, номер абонента. После холодных и бессонных ночей в Шринагаре спали, как младенцы.


12.11.2009 г. Джамму.

Ближе к обеду мы выписались из отеля и поехали на рикше на железнодорожную станцию Джамму Тави. Отдали всего 60 рупий. Станция оказалась достаточно большой. Сдали свои рюкзаки в камеру хранения. За каждое место там брали по 10 рупий в сутки. До нашего поезда времени было еще навалом. Решили прогуляться по городу. По дороге к центру прошли через богатый квартал с экзотическими, утопающими в тени деревьев и цветах, двухэтажными особняками. На некоторых виднелись индуистские символы счастья — свастики. Там было достаточно пустынно. В центре, недалеко от моста через реку Тави, ведущего к автостанции, мы попали на митинг местных сепаратистов. Население Джамму и Кашмира желает отделиться от Индии. Правда, на митинге полицейских и солдат было больше, чем митингующих. Многие солдаты были вооружены нашими родными автоматами Калашникова. По поводу моей реплики относительно русского автомата, один из сержантов сказал, что это очень хорошее оружие. Возле южной оконечности моста Тави приютился индуистский храм Шивы.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 592