электронная
200
16+
Запах ночной фиалки

Бесплатный фрагмент - Запах ночной фиалки

Объем:
68 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-9745-5

Каждый из нас — кузнец своего счастья. Но не каждому дано справиться с этой непростой задачей. Мы любим, находим друзей, которые не ценят нас, а используют в своих целях, и при этом не замечаем тех, кто искренне нас любит, кому мы дороги.

Эта история могла произойти в любом месте, независимо от страны и национальности. Прочитав её, возможно, вы узнаете в ней себя или знакомых вам людей.

— Что-то, брат, мне не по себе…

— Но ты же хотел праздника, ждал, готовился! Вот, посмотри на себя в зеркало — красавец!

— Тебе смешно, а мне правда вся эта суета по самое горло!..

— Ты уже так долго ждал, что уж два дня-то потерпишь! А вообще-то, есть еще один вариант.

— И какой же?

— Да отказаться и забарабанить всё это.

— Ты чего? Чтобы я отказался от Алёны?! Да никогда, да ни за что! Я её два года охаживал — думал: ну всё, откажет! А уж когда она сказала «засылай сватов», тут я выдохнул! У меня такое чувство было, словно я на седьмом небе! И теперь после того, как я натерпелся и устоял от невесты, что мать нашла и навязывала, настрадался, добиваясь Алёны, — взять и сбежать? Нет, брат, я без неё теперь никуда!

— Ну, тогда ещё раз выдохни, да поехали за невестой твоей.

— Ты только, братишка, будь всегда рядом. Ладно? — жених с жалостью посмотрел на друга.

— Договорились. Должон будешь!

— Ты же знаешь: за мной не пропадёт.

— Пошли уже — заждались нас!

Любая свадьба — это всегда суета, беготня и нервы. Цыганские свадьбы непредсказуемые, да, пожалуй, самые весёлые. Чтобы столы ломились от еды, чтобы молодые выглядели лучше и краше всех — вот основная родительская головная боль. Это потом свекровь будет ворчать на невестку, та на неё жаловаться, ну а молодой муж — разрываться между любимой женой и не менее любимой мамой. А пока у новоявленной свекрови невестка самая лучшая и самая красивая, и пусть все видят, что её сын взял лучшую из лучших!

Свадьба — место встречи родственников и друзей; многие приезжают, чтобы увидеться, потому как повод есть для встречи. Все нарядные и красивые.

Девушки задолго до торжества выбирают наряды и причёски, чтобы показать себя во всей красе; разучивают новые танцевальные движения — ведь нужно выйти да сплясать так, чтобы потом долго ещё вспоминали! Да и ребята внимательно разглядывают будущих невест — где как не на свадьбе такой выбор. В общем, дело это весьма хлопотное, но оно того стоит.

Ян относится к свадьбам без большого энтузиазма. Но ради друга, с которым они вместе выросли, жили на одной улице и ходили в школу, согласился быть дружком. Спокойно, без суматохи выполнял свои обязанности, и если бы подруга невесты хоть чуть-чуть ему нравилась, всё было бы прекрасно. Но она нервничала больше самой невесты, бросала на дружка странный взгляд и, чтобы привлечь его внимание, шутила, но всё время невпопад и как-то глупо.

Свадьба была в полном разгаре, когда Ян обратил внимание на шумную группу девушек, в которой говорили все, перекрикивая друг друга и над чем-то громко смеясь. Но одна из них — невысокого роста, худенькая, почти с детским личиком, — внимательно слушая, лишь улыбалась уголками губ. До конца свадьбы Ян старался не выпускать её из поля зрения.

Свадьба закончилась — все разъехались. Когда семья вернулась домой, Ян направился в свою комнату. Свадьба утомила, но уснуть долго не удавалось: перед глазами стояло милое, почти детское лицо той самой худенькой невысокой девушки.

Прошло две недели. Разговоры о том, как прошла свадьба, стали потихоньку стихать. Все занялись своими привычными делами. И только Яну не давала покоя та девушка. Было ощущение, что он уже видел её, но где и когда, никак не мог вспомнить. Вечерами он искал её в Интернете, надеясь узнать хоть что-нибудь. Но результата не было. Оставалось спросить у Самира, однако тревожить вопросами только что женившегося друга не хотелось. Оставалось только ждать. Или надеяться на случайность.

— Открыто — входите. А, это ты, Самир? Ну, проходи, сынок, садись.

— Здравствуйте! А Ян дома?

— Да вот только что вышел, прямо перед тобой — пошёл за сигаретами. Скоро придёт. Я уж и по-хорошему с ним, и по-плохому, чтобы он эту гадость бросил курить, но всё бесполезно! Вот ты же не куришь?

— Нет, тётя Наташа, не курю.

— Так поговорил бы с другом, чтобы и он перестал. Ну ладно, рассказывай: как поживаешь? Как молодая русская невестка?

— Нэ бибо соскэ, сразу русская? Ей адасави же романи сыр и амарэ чая [1].

— Да не хотела я тебя обижать. Не сердись! С мамой ладит?

— Ладит. Она умница. Правда, мама ещё к ней не привыкла и приглядывается, но всё наладится.

— Вот переехали вы от нас — и мне теперь не с кем и поговорить, и поделиться… А этих ваших трубок я не понимаю. Что может быть лучше общения, когда видишь человека, когда он напротив тебя сидит? И чего вам тут не жилось?

— Так отец захотел поближе к брату — вот и переехали в новый район. А мне, если честно, здесь больше нравится. Мы тут с Яном все улочки облазили.

— Это я знаю — каждый день чумазые приходили. Кстати, Самир, а где ты девушку свою встретил?

— Да, тётя Наташа, это случайно вышло. У мамы давление поднялось высокое — вызвали скорую. Утром пришла врач участковая, ну, там рецепты всякие навыписывала и велела ещё каких-то врачей пройти. Я и пошёл в поликлинику за талонами, а там в регистратуре такая тётка противная сидела! Короче, поругался я с ней. А в это время проходила Алёна — успокоила нас и помогла взять талоны. А я как увидел её — сразу и забыл, зачем пришёл! А потом целый год за ней ходил по пятам, пока она не согласилась выйти за меня.

— Так она врач?

— Она будет врачом. В тот день она практику проходила в поликлинике нашей. Вот доучится — и будет врачом.

— Как же мама твоя переживала, что ты отказался от Кристины!

— Она-то переживала, а мне столько крови попортила! Лучше не вспоминать! Хорошо хоть отец заступился — спасибо ему! Ну не нравится мне эта Кристина! Зачем же ради маминой прихоти я буду портить жизнь двоим — Кристине и себе? Правда, когда отец за меня вступился, она неделю со мной не разговаривала. А потом вдруг говорит: «Ладно, спроси у своей крали, когда можно прийти её сватать» Так что теперь у нас всё в полном порядке.

— Я так рада за тебя, сынок! Маме привет передай, скажи, скучаю, будет в наших краях — пусть заходит.

— Тётя Наташа, да вы сами приезжайте — тут всего-то минут сорок от вас до нас.

— Ладно, может, выберусь как-нибудь. А вот и Януш пришёл.

— Кого я вижу! Я думал, ты ещё в этом… как его? А, вспомнил: в медовом месяце, а ты уже сбежал?

— Ничего не сбежал! Месяц? У меня теперь с Алёной вся жизнь медовая!

— Ну что я могу сказать? Рад за тебя! Но уж если ты выбрался ко мне, то, наверное, не чаю попить?

— Ну что ты за человек такой! Не можешь без своих шуточек! Я машину свою у ребят оставил, чтобы мотор посмотрели, — чего-то там стучит. А Гриша — еврей, что часы ремонтирует, — позвонил мне сегодня, чтобы я у него свои часы забрал.

— Это что, новые сломались?

— Нет, старые, подарок дедушки — серебряные с крышкой. Забери, говорит, сегодня, а то я завтра уезжаю, а когда вернусь, не знаю.

— Что, на историческую родину потянуло его? Часы покажи! И правда серебряные. Стоящий подарок!

— А то ж — дедушкин! Они у меня теперь как талисман будут. Я их передам сыну, а потом внуку. Так они и ещё музыкальные. Вот, послушай, — Самир открыл крышку, и полилась старинная музыка. — Ну, Ян, что скажешь?

— Хорошая, ценная вещь. Мэявэл тукэ прэ бах [2].

— Но это не всё. Позвонил киношник и просил забрать флешку со свадебной съёмкой.

— Понял — не дурак. Когда ехать?

— Сейчас, если у тебя нет срочных дел.

— Для тебя, Самир, я всегда свободен. Поехали!

— До свидания, тётя Наташа!

— До свидания, маме передай привет.

— Хорошо.

— Мам, я с Самиром по делам съезжу.

— С Богом, сынок. Осторожно только, не гоняйте!

— Ладно, мам.

Проводив ребят, Наталья перекрестила их на дорогу, вернулась в дом, и подошла к иконе: «Пресвятая Дева Мария, убереги моих детей, защити! Помоги моему сыну Янушу встретить достойную девушку верную, любящую…»

Её Януш — добрый, хороший мальчик, только очень замкнутый. Может быть, чтобы её не расстраивать, никогда не делится своими проблемами, всё держит в себе, и только по тому, как быстро выкуривается пачка сигарет, она понимает: её мальчика что-то тревожит. Надеется, что если Бог даст и Януш наконец женится, то всё у него наладится. По соседству живёт девушка Раиса — хорошая хозяюшка, приятная в общении. Она не скрывает, что Януш ей нравится, и старается привлечь к себе его внимание. Но парень обходит её стороной. А она то выпечку принесёт, то помощь свою предложит. Всё это замечает Наталья, но заставить сына присмотреться к девушке не вправе. Его жизнь — ему и решать, кого в неё впускать.

Когда они подъехали к дому Самира, ворота открыла его молодая жена Алёна. Ян уловил, как засветились глаза у друга при её виде.

— Как же вы вовремя! Ян, привет!

— Привет, Алёна!

— Заходите в дом, я сейчас закончу и накормлю вас очень вкусненьким.

Буквально через три минуты в комнату вошла Алёна — немного выше среднего роста, со светлым лицом, украшенным лёгким румянцем на щёчках, немного курносым носиком, алыми губками, зелёными глазами, обрамлёнными густыми ресницами. В тон глазам было длинное зелёное платье, на котором словно из травы выглядывали маленькие разноцветные цветочки, а красиво повязанный платок был венцом украшения ее наряда.

«Наверное, если бы я первым встретил её, то точно не прошёл бы мимо, — подумал про себя Ян. — И так быстро, поменяв халат, привести себя в порядок может далеко не каждая. Королева! Повезло Самиру! А я рад за него. Правда, завидую, но белой завистью. Ничего — моё счастье впереди!»

— Алёна, а где все?

— Кто-то позвонил (просто я ещё не всех ваших родственников знаю), и они уехали. Ну а я быстренько прибралась и приготовила обед. А ты забрал часы?

— И не только! — Самир показал флешку. — Сейчас свадьбу будем смотреть. Если что не понравится, они исправят.

— Хорошо. Но, может, вы сначала покушаете?

— Ян, ты хочешь есть? — спросил Самир

— Нет, спасибо. Ну если только чай.

Яну было не до еды — ему хотелось поскорее увидеть ту, которая уже столько времени тревожит его душу!

— Самир, смотреть всё долго — давайте посмотрим кусочки, а когда все будут дома, посмотрим всё целиком и обсудим. А Яну ты потом дашь диск, и он посмотрит со своими. Ну, как вам такое предложение? А чай я сейчас принесу, — предложила Алена.

— Я согласен, а ты, Ян?

— Я тоже. Ну включай уже!

На экране забегали кадры. Те, что интересовали, ребята рассматривали внимательнее, затем кадры вновь замелькали — до следующего интересного момента. Ян внимательно следил, боясь моргнуть, чтобы не пропустить девушку, которая последнее время не давала покоя его душе. И вот промелькнула группа девушек. Ян попросил Самира сделать стоп-кадр. Да, это она. Он внимательно стал её рассматривать.

— С какой целью интересуетесь девушками, сэр?

Не замечая насмешки друга, Ян спросил:

— Самир, а кто вот это?

— Не знаю.

— Твоя свадьба, а ты не знаешь, кто на ней был?!

— Смешной ты Ян! Ну а зачем мне всех знать? Тем более девушек, когда у меня Алёна есть! Да, кстати — может, она знает? Алёна, подойди к нам.

— Вы чего-то хотите?

— Алёна, вот Ян спрашивает. Может быть, ты знаешь, кто это девушка?

Алёна подошла к экрану и внимательно посмотрела.

— Ян, а ты что, не узнал?

— Нет. Кто это?

— У тебя есть брат Иван, а у него — жена Оля?

— Да, и что?

— Так это Олина сестра — Анника.

— Да ладно! А я смотрю: лицо вроде бы знакомое, а вот вспомнить, где видел, не смог. Но теперь понятно.

— Но вы, может, всё же пойдёте к столу?

— Алёна, не обижайся: в следующий раз — обязательно, а сейчас уже поздно, и я поеду домой. А то в пробках на дороге до утра проторчу.

— Хорошо. Приезжайте к нам в гости — будем рады вас видеть.

— Обязательно, и вы к нам приходите! Самир, пока, звони, если что понадобится.

— Ладно, брат, до встречи! С Богом!

До дома Ян добрался быстро. Его семья уже сидела за столом.

— Сынок, садись, поешь.

Ян не стал отказываться. После ужина, войдя в комнату, прикрыл дверь. Теперь ему не хотелось, чтобы его отвлекали, — нужно было всё разложить по полочкам. Почему она и почему именно теперь?

— Мам! Ты меня слышишь?

— Да, сынок, — приоткрыв дверь, мать заглянула в комнату.

— Мам, а где у нас альбомы с фотографиями?

— Тебе очень нужно прямо сейчас? Все?

— Все не надо, а только со свадьбы Вани и Оли.

— Хорошо, принесу.

Спокойно, не торопясь Ян начал вглядываться в лица на фотографиях. Вот, нашёл: Ваня, Оля и её родные. А вот и Анника — маленькая, худенькая, с миленьким детским личиком.

Свадьба была в разгаре, когда стали вызывать плясать на круг семьи. Вначале плясали родственники жениха — Вани, — а потом вызвали родных невесты Оли. И вот там, на кругу Ян впервые её увидел. На свадьбе было много девушек, но интерес у него вызвала только она. Да, он же ещё тогда сказал стоявшей возле него матери:

— Мама, как тебе эта девушка?

— Хорошенькая.

— Когда она подрастёт — будет твоей невесткой. Ты не против?

— Сынок, лишь бы тебе нравилась! Тебе будет с ней хорошо — тогда и мне будет хорошо.

Почему он забыл о ней? Она, конечно, навещает свою сестру Олю, но Ян не так уж часто бывает у брата в гостях — потому и не сложилось увидеться. Но вот теперь, когда они вновь встретились, это неспроста — значит, надо познакомиться поближе. А как это сделать? Обратиться к Оле и сказать: мол, дай телефон сестры? Или прийти к Аннике в дом и сказать: вот я, твой наречённый! Ян рассмеялся из-за своих «подвигов». И тут вспомнил о долге Самира.

— Не спишь?

— Нет. А что?

— Ты помнишь, что мне должен?

— Нет, не помню, но коли должен — верну.

— Мне надо, чтобы ты сейчас вернул.

— А до завтра не подождёт? Вообще-то, ночь на дворе!

— Успокойся, ехать никуда не надо. Мне нужен телефон Анники, сестры Оли.

— А у Оли спросить не проще? У меня, по-твоему, что, телефонная книга всех девиц города?

— Ну, и чего ты ругаешься, и с кем? — услышал Ян голос Алены.

— Нет, Алёна, ты только подумай: он просит телефон этой Анники, которую я толком и знать не знаю!

— Я знаю. Ян, ты слышишь меня?

— Да, слышу.

— Телефон не дам без её разрешения, а вот страничку в Интернете скину завтра. Хорошо?

— А сегодня? — жалобно попросил Ян.

— Тогда подожди. Самир, отойди на минутку. Вот, послала — получил?

— Да, спасибо, Алёна! Но должок, Самир, за тобой остался!

— Это с какого перепуга? Ты получил, что хотел.

— Нет, брат, так долги не отдают! Должон будешь. Алёна, ещё раз большое спасибо! Если нужна будет помощь — обращайся.

— Ага, щас, у неё я есть!

— Ладно, ребята, спокойной ночи!

— Пока, ловелас ночной! — Самир ещё что-то бурчал, но Ян уже отключил телефон.

2.

С замиранием в сердце зашёл на её страничку.

«Да, она», — увеличил её фотографию и, долго любуясь, рассматривал.

— Привет. Как поживаешь?

Ответ пришёл не сразу:

— Привет. Спасибо, хорошо.

— А ты можешь добавить меня в друзья?

— А мы что, знакомы?

— Да. Я Ян. Мы виделись на свадьбе у твоей сестры Оли первый раз, и недавно — на свадьбе у Самира.

— Ян? Не помню. А не ты ли пел на свадьбе в чёрном костюме?

— Я. А что, не понравилось?

— Почему? Понравилось — потому и запомнила. Сейчас добавлю тебя в друзья.

— Спасибо. Ну а ты как?

— Всё нормально.

— А ты похорошела с того времени, когда я первый раз тебя увидел.

— Комплимент?

— Я вовсе не хотел сказать, что ты лучше всех. На самом деле это другие хуже тебя.

— Это сейчас прикалываешься надо мной? Да?

— Нет. Я правда поражён твоей красотой, твоей фигурой. Не каждой девушке дано от Бога быть такой стройной и обаятельной. Тебе дано. И трудно не заметить тебя среди других. Я заметил.

— Я должна на это что-то ответить?

— Как посчитаешь нужным.

— Я не знаю, что тебе сказать.

— Ты не только хороша в жизни, но и на фотографии обворожительна и прекрасна… ты словно картина на холсте. Почему ты молчишь?

— Мне никто никогда не говорил такого. Извини, меня зовут. Пока.

— Пока.

Ян сидел перед монитором в растерянности. Наверное, он поторопился. Вот так сразу ей всё сказать — да он просто своим напором испугал её! Надо менять тактику, иначе он её потеряет. Мысли бежали, словно титры на экране. Но то, что удалось с ней пообщаться, было приятным сюрпризом. А главное — она пошла на контакт с ним.

На следующий день, когда проснулся, Ян сразу же зашёл на её страничку. Но со вчерашнего вечера её там не было. И целый день каждую свободную минутку он заглядывал в Интернет, ожидая ответа от неё. К вечеру это уже начало его напрягать. Он злился на себя. Но когда от неё пришло одно маленькое слово, сердце Яна забилось так быстро и так громко, что было не разобрать: то ли часы так громко тикают, то ли сердце так сильно стучит.

— Привет.

— Привет.

— Как день прошёл?

— Да, собственно, как обычно, — но тут Яна вновь охватили эмоции, и он добавил: — только мысли о тебе не давали мне покоя. Ты меня, Анника, прости — может, я что-то не так написал, но я писал то, как есть на самом деле.

— Нет, я не обижаюсь. Ты меня ничем не обидел. Просто я всю ночь и весь день думала, сказать тебе или нет.

— Вот теперь я весь внимание — говори.

— Надеюсь, всё, что я тебе скажу, никто не узнает?

— Это я тебе обещаю. Никто и никогда!

— Ян… Дело в том, что… когда я увидела тебя, ещё на свадьбе моей сестры Оли, ты мне очень понравился, так что мне даже стыдно об этом писать. Я думала, время пройдёт, а с ним — и моя влюблённость в тебя. Но когда на свадьбе у Самира и Алёны я вновь увидела тебя — поняла, что нет, не прошло! А когда ты вышел на сцену и спел мою любимую песню, я просто пропала!

Ян, ты мне нравишься. Я знаю, что девушке неприлично первой признаваться в своих чувствах. И если узнают, меня осудят, даже ты меня можешь осудить. Но я ничего не могу с собой поделать. ЯН, Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!

— Глупенькая, маленькая девочка! За что мне тебя осуждать? Тогда и меня нужно осуждать, и вообще каждого, кто влюблён. Я когда тебя увидел, то понял, что только с тобой у меня может быть счастье! Что только тебя мне хочется назвать «моя жена». Что хочу только с тобой быть до самой глубокой старости! Ты мне не безразлична. И нам надо с этим что-то делать.

— Только со мной посоветоваться прошу, прежде чем что-то предпринять. Хорошо?

— Хорошо. Как скажешь.

— Прости, но мне нужно идти. Отец зовёт.

— Спокойной тебе ночи!

На сердце стало легко. И всё вокруг такое любимое и красивое!

Всю ночь ворочавшись, Ян представлял себя мужем. Как они вдвоём с Анникой — с любимой Анникой — построят дом, как вокруг них будут бегать маленькие Яны и Анники. Как они будут жить счастливо в радости. Что для мужчины главное? Да конечно же, чтобы рядом была верная, желанная, — и тогда всё получается, и в доме полный порядок будет, и радость от детского смеха, и счастье, и удача. И даже беды нипочём будут. Ему повезло. Спасибо тебе, Господи, за Аннику!

Утром домочадцы, увидев Яна улыбающимся, с блеском в глазах, были очень удивлены переменам. Они привыкли, что Ян — любитель одиночества, серьёзный, молчаливый, говорит мало, зато курит много. И вдруг — такое перевоплощение! Переглянулись и решили, что спрашивать не будут — сам скажет.

Ян гордо ходил по дому и, когда собрали на стол и всех позвали завтракать, после небольшого молчания повернулся в сторону матери:

— Мам?

— Да, сынок, что-то подать?

— Нет, ничего не надо. Я хочу тебе сказать, что я женюсь.

Семья прекратила жевать и уставила свои взоры в сторону Яна.

— Когда? — как-то тихо спросила мать.

— Ну, не завтра, это точно! Хотя готовиться, я думаю, помаленьку надо начинать.

— А я её знаю?

— Конечно знаешь. И вы все знаете.

— И кто она, если не секрет? — спросил насмешливо брат.

— Я скажу, но при условии, что вы пообещаете: никто из вас никому ничего не скажет! Это останется только в нашей семье.

— Да не томи уже, сынок!

— Это сестра жены нашего брата.

— А как-нибудь, чтобы понятно было, сказать можешь? — вступил в разговор отец.

— Мама, помнишь, на свадьбе Вани и Оли я тебе девушку показывал?

— Да, что-то такое припоминаю.

— Ну так вот, это она.

— Да кто она? — раздражённо переспросил брат.

— Анника, сестра Оли.

После этих слов Ян ожидал поздравлений, однако не дождался.

— Мам, вы чего — не рады за меня?

— Рады, сынок. А ты уверен, что она пойдёт за тебя?

— Ну, не был бы уверен — не говорил бы.

— Хорошо, давай об этом позже поговорим.

Когда Ян закрыл за собой дверь в комнату, он сильно разозлился на себя. Опять поторопился — наверное, надо было только маме сказать. «И чего они так холодно приняли мою радость? Да и бог с ними, главное — что Анника меня любит и что мы будем вместе. Вот тогда и посмотрим, что вы скажете, братья мои!»

За то время, что Анника не отвечала, Ян передумал всё, начиная с того, что она заболела. А вдруг с ней что-то случилось? А вдруг она всё рассказала отцу — и её закрыли в комнате и не выпускают? А он не может ей помочь! Как узнать, что там происходит? Позвонить брату Ване — пусть спросит у Оли, что с её сестрой. Нет, так нельзя. Вот дурачина — не взял её номер телефона! А может, свой написать? «Да так и сделаю: прямо сейчас напишу свой номер».

Всю неделю он ходил сам не свой. Рано порадовался…

А ведь когда она ему призналась, у него в душе загорелся огонёк. Нет, не огонёк — костёр заполыхал! И вот сейчас горит этот костёр — трещат в нём обида и отчаяние.

Прошло три недели, когда от неё пришло сообщение с просьбой, чтобы он позвонил. И номер телефона, и даже время, когда можно позвонить.

О, это время — неуправляемое, независимое, само по себе живущее! Оно то летит не оглядываясь, то тянется нудно и долго. Дождавшись указанного часа, Ян набрал номер. В телефоне играла мелодия той самой песни, что ей очень нравилась. Он уже пропел всю песню, когда услышал её нежный голосок.

— Анника, что случилось?

— Да вроде ничего.

— Тогда почему ты молчишь, не даёшь о себе знать? Я же переживаю!

— Я всё это время думала о нас.

— Я тоже. Я сказал маме, что ты мне нравишься и что будем к тебе посылать сватов.

— Зачем? Я же просила! Ну что ты наделал! — Ян услышал злость в её голосе.

— Ну, я подумал: если мы нравимся друг другу — почему бы и нет? Я же не собираюсь обидеть тебя. Мы придём, засватаем, сыграем свадьбу и будем жить вместе. Ты только скажи, что ты согласна.

— Ну, и как ты это представляешь? Вы придёте, я скажу: ой, папочка, я его люблю! Да он же мне голову оторвёт! Ян, если я тебе и вправду дорога, не торопи меня. Нам же не по сто лет! Я не хочу позорить отца и братьев. А если я при всех скажу, что отказываю тебе, ты обидишься и этим разорвёшь моё сердце на маленькие кусочки.

— Я понял. Но мне горько. Так заведено у цыган: идут просить руки к отцу невесты, и если дочь согласна — играют свадьбу. Почему я не могу прийти к твоему отцу — не понимаю!

— Я не могу тебе всё рассказать, просто сейчас не время. Я сама тебе позвоню. Хорошо? — И, не дождавшись ответа, отключила телефон.

Ян подошёл к зеркалу.

— И что со мной не так? Почему она так со мной? Ну, сказала бы, что, мол, собачка заболела или кошечка, поэтому не до сватов. А так я ничего толком и не понял. Почему её сердце разорвётся на маленькие кусочки? Тогда я соберу все эти хрустальные кусочки, приложу к своему сердцу — и они оживут. Глупенькая моя, маленькая девочка, если бы ты знала, как моё сердце любит тебя, ждёт тебя, ценит тебя! Я подожду — я умею ждать.

…… Прошёл год. В жизни Яна ничего не изменилось. Всё те же уговоры, что надо подождать, сейчас не время, что «ты тот человек, который мне нужен»… И вроде бы пора понять, что здесь что-то не так. Однако костёр страсти затухать предательски не хочет. А боль, досада, переживания по-прежнему, словно поленья, разжигают его.

И чем больше Анника отделяется, тем сильнее любовь к ней. Любовь, которая приносит другим радость, его душу разъедает, не даёт покоя, мучает. Кто знает, какая она — любовь? Такая, как у него? Или такая, как у счастливчиков — обоюдная, живая, наполняющая жизнью и радостью?. Кто скажет? Кто объяснит? Кто услышит крик его души? Кто пожалеет и поймёт? Но делиться ни с кем не хочется. Делиться он может только радостью, а горечь мужчина должен побороть сам, наедине с собой, и так, чтобы выйти из этой схватки победителем. А уже потом — лечить израненную душу…

Заканчивался второй год, но в отношениях Яна и Анники были лишь телефонные звонки. Разговоры ни о чём. Он уверял её в своих чувствах и предлагал разные варианты для встречи с ней. Она же, в свою очередь, уверяла, что у неё тоже чувства к нему, но торопиться в этом вопросе незачем, а тем более встречаться — вдруг увидят? И что тогда будут про неё говорить? Позорить отца и братьев ей не хочется.

Но не каждый мужчина может два года жить обещаниями и бездарно тратить самое ценное, что может подарить возлюбленной, — своё время. Ян решил, что пора наконец развязать этот узел сплетения противоречий, чувств и пустых разговоров. Сначала он ездил к её дому и просил выйти, ждал часами. Но с её стороны был лишь отказ. Тогда он позвонил ей.

— Привет.

— Привет.

— Я сегодня полдня провёл, ожидая, что ты выйдешь и мы поговорим. Может, ты всё же объяснишь, в чём проблема?

— Я же говорила, что не выйду. Что обо мне люди скажут?

— Анника, мне эта ситуация уже не нравится, и я устал от твоих отговорок.

— Не понимаю: почему ты так торопишь меня?

— А я не понимаю, за что и почему ты так поступаешь со мной! Я устал — я женюсь.

Вначале раздался смех, а потом язвительное:

— Ты?! Женишься?! Это же какая-то первоапрельская шутка! Повеселил! Прости, говорить не могу. Сама позвоню.

— Шутка? А морочить мне голову — не шутка? Да, женюсь, чтобы забыть тебя! Назло! — крикнул он в отключенный телефон.

Ян открыл дверь и услышал, что мама с кем-то разговаривает. Ему так не хотелось никого видеть, тем более чужих!

— Януш мой пришёл! А у нас Раечка в гостях. Сырники принесла — попробуй. Уж чего-чего, а готовить она мастерица!

— Да, Ян, попробуй. Из свежего творога, вкусные! — Раиса сказала всё на одном дыхании, боясь смотреть ему в глаза, но при этом её лицо становилось всё краснее и краснее.

Яну ситуация показалась забавной.

— Так, говоришь, из свежего творога? Давай попробуем. И впрямь вкусно! Мам, как тебе такая невестка?

— Сынок, не смешно!

— А я, мама, не шучу. Раечка, выходи за меня замуж! Я парень хоть куда — и лицом, и делом. Ну как — согласна?

Рая подняла голову. Ян ожидал, что она заплачет или отчитает его, но та, глядя ему в глаза, громко и ясно ответила:

— Я согласна.

— Вот ты сейчас прикалываешься? — спросил он у неё, смеясь.

— Нет. Ты же не шутил? А коль сказал, то и дело за малым стало — сыграем свадьбу. Это если ты не струсишь. Жду сватов! — словно отчеканив каждое слово, Рая развернулась и вышла.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.