электронная
54
печатная A5
351
18+
Закон бумеранга

Бесплатный фрагмент - Закон бумеранга

Детектив

Объем:
188 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-1694-3
электронная
от 54
печатная A5
от 351

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Ночью в дежурную часть районного отдела милиции вызвали капитана Кирюхина. Когда старший оперуполномоченный уголовного розыска вошёл в здание Хотынецкого РОВД его встретил дежурный лейтенант Добычин.

— Извини, что разбудил, — сказал он. — Полчаса назад на сорок третьем километре трассы Орёл — Брянск произошла авария. Тебе нужно выехать. Следователь Истомин сейчас подойдёт.

— Кто сообщил?

— Местный житель из деревни Горки. Он обнаружил в кювете разбитый автомобиль, в салоне труп молодой женщины.

— Водитель на месте? — спросил оперативник.

— Он пошёл в гараж, готовить машину к выезду.

— Жалобы, заявления были?

— Да так всякая мелочь, — ответил дежурный и передал ему журнал учёта информации.

Капитан Кирюхин стал внимательно просматривать записи, перелистывая страницы. Бывало, из незначительных мелочей, зафиксированных в журнале, появлялись такие интересные зацепки, которые иногда помогали в раскрытии преступлений.

Возле парадного входа громко заурчал милицейский уазик.

Старший оперуполномоченный вышел на улицу и встретил следователя лейтенанта Истомина, который только что подошёл. Они поприветствовали друг друга и сели в старенький потрёпанный автомобиль. Милицейский уазик тронулся с места и покатил по пыльной сельской дороге.

Когда опергруппа прибыла на место происшествия, было ещё темно. К ним подошёл мужчина преклонный лет.

— Я пенсионер, раньше работал фельдшером в медпункте деревни Горки. Теперь часто по этой дороге хожу рыбачить на утренний клёв. Тут недалеко находится пруд, — пояснил он. — Всё случилось на моих глазах. Из-за поворота выскочил легковой автомобиль, и на ходу из него выпрыгнул водитель, который мастерски приземлился на обочину прямо в траву. Автомобиль улетел в глубокий кювет, перевернулся и врезался в дерево. А этот водитель, сильно прихрамывая, подошёл к машине, вытащил из салона тело человека и пересадил за руль. В это время на дороге появился чёрный внедорожник. Хромой сел в него и уехал.

Пенсионер поскрёб пятернёй затылок и продолжил: — Я подошёл к разбитой машине, чтобы посмотреть и оказать помощь пострадавшему. За рулём увидел молодую женщину. Осмотрев её, обратил внимание, что шейный позвонок у неё сломан, а пульс не прощупывается. После этого я вернулся в свою деревню и позвонил в милицию.

— Спасибо, за ценную информацию, — сказал капитан. — Вы только не уходите. Чуть позже следователь запишет ваши показания на протокол допроса.

Пенсионер утвердительно кивнул.

В это время стало светать. Сыщик и следователь направились к исковерканному автомобилю.

После осмотра места происшествия капитану Кирюхину не трудно было сделать вывод, что это преднамеренное убийство женщины и преступники инсценировав дорожную аварию, пытаются скрыть истинный мотив. Он рассчитывал в ближайшее время раскрыть это преступление.

Но оперативник ошибался. Через несколько дней он будет переведён в милицию города Екатеринбурга, где продолжит службу в должности начальника уголовного розыска аэропорта «Кольцово». А данное преступление останется нераскрытым на многие годы…

Прошло двадцать лет

Павел Муромцев аккуратно припарковал свой «Мерседес Бенц Гелендваген» у высотного здания в центре города и вылез из машины.

Муромцеву, невысокому брюнету с бледно-голубыми глазами на худощавом лице, элегантно одетому, было пятьдесят пять лет. Вот уже десять лет он был первым заместителем губернатора области. От него всегда веяло таким благополучием и уверенностью, какие свойственны только обеспеченным людям. Но на этот раз его лицо выражало крайнюю обеспокоенность.

Мужчина поднялся по ступенькам на третий этаж и вошёл в офис детективного агентства. За компьютером сидела светловолосая девушка Регина Зуева, которая оглядела вошедшего спокойным внимательным взглядом голубых глаз. Она хорошо знала Муромцева, так как раньше работала в секретариате администрации, но потом перешла в детективное агентство. Причиной увольнения была низкая зарплата.

Зуева приветливо улыбнулась. — Доброе утро, Павел Леонидович!

— Твой шеф у себя? — спросил Муромцев.

— Проходите. Николай Николаевич вас ждёт.

Муромцев шагнул в небольшой, хорошо обставленный кабинет. Из-за стола навстречу вышел Кирюхин.

— Присаживайтесь, — предложил владелец агентства, заметив озабоченное выражение лица влиятельного чиновника.

Гость опустился в кресло. — Я пришёл по важному делу, — сказал он.

— Для меня будет большим удовольствием помочь вам.

Муромцев с любопытством разглядывал руководителя агентства. Он видел перед собой среднего роста крепкого брюнета с узким острым носом и иронично глядящими глазами в возрасте сорока восьми лет, одетого в тёмный костюм и светлую рубашку без галстука.

Муромцеву было известно, что Николай Кирюхин открыл детективное агентство год назад и за это время авторитет конторы значительно вырос. Сотрудники агентства были подобраны из опытных профессионалов и решали любую проблему, которая не противоречила Закону.

Сыщика не смутил пристальный взгляд пришельца.

— Что я должен сделать для вас? — спросил он.

Муромцев тяжело вздохнул.

— Вы вероятно знаете, что сейчас идёт подготовка к губернаторским выборам. Я — один из кандидатов.

— Мне известно об этом.

Преодолев внутреннее волнение, чиновник изрёк: — Я хочу показать вам короткое видео, а потом мы продолжим разговор.

Заместитель губернатора извлёк из дипломата видеодиск и положил на стол. — Я уже видел и не имею желания смотреть снова, — пояснил Муромцев и подошёл к окну, где отрешённо уставился на улицу.

Кирюхин включил ноутбук.

Это был примитивно сделанный в домашних условиях порнофильм с отсутствием внятного сюжета. Женщина и мужчина занимались сексом. Она — красивая брюнетка и у неё прекрасная фигура. Лицо партнёра было под маской, скрывающей верхнюю часть лица.

Сыщик смотрел и не мог понять, зачем чиновник принёс ему это видео. Фильм закончился, он вынул диск из компьютера и положил на прежнее место.

Хриплым голосом чиновник вымолвил: — Это моя жена.

Кирюхин был ошеломлён. — Я извиняюсь, — проронил он.

Муромцев вновь сел в кресло. — В последнее время у меня с Жанной ухудшились отношения. У нас большая разница в возрасте, ей тридцать три, а мне пятьдесят пять лет. Разводиться я не хочу, потому что по-прежнему её люблю и надеюсь, что она перебесится и успокоится. Я понимаю, она не нагулялась, ведь я взял её в жёны совсем молодой. У нас четырнадцатилетняя дочь. Она уже достаточно смышлёная. Каково будет, если дочь узнает об этом?

— Каким образом у вас оказалось это видео? — спросил сыщик.

Муромцев вытащил из кармана записку и протянул собеседнику.

— Почитайте…

Кирюхин развернул небольшой лист бумаги и стал читать текст: «Мы надеемся, что эта видеозапись охладит твои амбиции на должность губернатора. Рекомендуем снять свою кандидатуру с выборов. В противном случае, видео распространится по всему интернету и мы уверены, что его посмотрят твоя любимая дочь и её одноклассники, твой сын и его партнёры».

— Так у вас есть ещё сын?

Муромцев утвердительно кивнул и вынул из кармана носовой платок и высморкался. — Понимаете, моя первая жена давно умерла, и от этого брака остался сын, который живёт своей жизнью и носит фамилию матери. Мы мало общаемся. Взрослые дети не любят когда в их жизнь влезают родители и поучают.

— К сожалению, такое бывает, — согласился хозяин кабинета.

Гость не спеша раскрыл дипломат и вернул туда видеодиск.

Наступила пауза, которую вскоре прервал Кирюхин.

— М-да. Неприятная ситуация, — задумчиво произнёс сыщик и убрал со стола какие-то бумаги.

Муромцев утвердительно кивнул.

— Теперь вы понимаете, почему я здесь. Кто-то шантажирует меня, чтобы я снял свою кандидатуру с выборов. Это крайне мерзко. Представляете, что произойдёт, если они выполнят свою угрозу, — проговорил чиновник. — Если вы не сможете помочь, то мне придётся устраниться от предвыборной борьбы.

— Почему вы не обратились в полицию?

— В последнее время у меня возникло некоторое недоверие к местной полиции.

— Для этого есть какие-то основания?

— Да. Но я не хотел бы их раскрывать.

— Я искренне хочу вам помочь. Думаю, я смогу обнаружить шантажистов. У меня для этого есть достаточный опыт. Но это не снимет проблемы. К несчастью у вас много врагов.

— Главное обнаружить и уничтожить оригинал и копии этого видео, а с остальным я разберусь.

— Ваша жена употребляет наркотики?

— Иногда с ней такое случается.

— На видео она под наркотическим воздействием. Вероятно, она не отдавала себе отчёт, либо съёмка происходила скрытно, — предположил Кирюхин. — С какого времени она употребляет наркотики?

— Я заметил это после пяти лет совместной жизни.

— Вы пытались узнать кто её партнёр?

— Я обратился в детективное агентство «Филёр» и показал им часть видео, где фигурирует только этот тип в маске, — пояснил чиновник. — Они установили слежку за женой и выяснили, что она встречается с мужчиной азиатской внешности. Это некто Фархад, занимается оптовой поставкой сельхозпродукции из Средней Азии на рынки нашей области.

— Почему вы вновь не обратились в агентство «Филёр», а пришли ко мне?

— После моего обращения к ним, вскоре Жанна узнала, что за ней следили. Она набросилась на меня с обвинениями. После этого у нас произошла размолвка. Наши отношения стали ухудшаться. Жанна настаивала на разводе, стала чаще выпивать, употреблять наркотики, на несколько дней куда-то уезжать. Я сделал для себя вывод, что у кого-то из сотрудников агентства длинный язык.

— Вы сообщили супруге, что получили видео с её участием?

— Понимаете, я не стал говорить ей об этом, пока сам не разберусь. Я подумал, что это может быть видеомонтаж. Сейчас много всяких специалистов, которые в два счёта могут смонтировать что угодно.

Кирюхин пожал плечами. — По этому видео я так бы не сказал. Кто же присматривает за вашей дочерью, если у вас жена не бывает дома, а вы на работе?

— Моя сестра, ей всё равно делать нечего. Она на пенсии, своих детей у неё нет.

— Мне нужны фотографии вашей супруги и адреса, где она может появляться. Может быть, у неё есть близкие подруги.

Муромцев вынул из кармана конверт и положил на стол. — Здесь несколько её фотоснимков со знакомыми. А вот близкая подруга действительно есть и они дружны с детства. Камилла Королькова работает администратором в ресторане «Миллениум». Кстати рекомендую встретиться с его владельцем Бернштейном. Я думаю, что он много чего знает, и сможет вас проинформировать.

Кирюхин вспомнил, что тоже знаком с владельцем ресторана, но не стал на этом акцентировать внимание клиента. Сыщик раскрыл конверт и, разложив на столе фотографии, стал рассматривать.

— Кто из них Королькова? — спросил он.

Муромцев показал пальцем на одну из девушек. — Блондинка и есть Камилла.

Кирюхин взял фото в руки. Со снимка на него глядели две улыбающиеся красивые молодые женщины: брюнетка и блондинка. На заднем плане виднелся огромный особняк с белыми колоннами — настоящий дворец.

— Чей это дом?

Муромцев ещё раз взглянул на фото.

— Понятия не имею.

Кирюхин отложил фотографию.

— Кто ваши соперники на выборах?

— Их двое: депутат областного Совета — Аристарх Истомин и председатель Законодательного Собрания Вячеслав Петровский. Они порядочные люди и кого-то очернять просто не имею права. Я не хочу вам навязывать своё субъективное мнение, ибо это может исказить ваше представление о кандидатах. Желательно, чтобы вы объективно оценили ту информацию, которая будет поступать в ходе частного расследования.

— Разберёмся, — вымолвил сыщик. — У меня есть опыт в делах подобного рода.

— Я могу выплатить любую разумную сумму, — произнёс чиновник.

— Об этом мы поговорим после того как я составлю смету, — сказал Кирюхин. — Есть ли у вас ещё что либо, что могло бы ускорить процесс установления личности шантажистов?

— Это всё, что я хотел рассказать, — вставая, изрёк чиновник. — Нужно, чтобы вы немедленно занялись их поиском. Времени до выборов губернатора остаётся очень мало.

Глава 2

Фёдор Лукашин ехал за рулём внедорожника. Движение было весьма интенсивным, и он старался двигаться медленно. Было жарко. Едкий дым, распространяющийся в воздухе, щипал ноздри. «Похоже, где-то пожар», — подумал он, и в этот момент мимо промчалась пожарная машина, сопровождая своё движение включённым звуковым сигналом и проблесковым маячком.

Лукашин подъехал к зданию ночного клуба и ресторана с ярко освещённым парадным входом, искусно выполненным из мрамора и стекла местными умельцами. Большие буквы изумрудного цвета, горевшие над входом, складывались в слово «Emerald». Здание было освещено таким образом, что создавалась иллюзия, будто свет излучали сами стены. Это выглядело довольно необычно.

Он оставил автомобиль на специально отведённой площадке и вошёл через парадный вход в фойе. Справа и слева вдоль стен стояли пустующие кресла и диваны с журнальными столиками. Впереди виднелся зал ресторана, а рядом входная дверь в ночной клуб.

Лукашин прошёл в ресторан. Было много публики. Звучала музыка, которая создавала ощущение лёгкого, красивого, бесконечного полёта и пробуждала самые прекрасные чувства. С красотой мелодичных звуков гармонировала цветовая гамма, излучаемая невидимыми источниками.

Он окинул взглядом роскошный зал, повсюду на стенах цветущие лианы и разнообразные растения создавали неповторимую мозаику. Его внимание привлёк большой эркер, в котором расположился великолепный бар. У стойки несколько посетителей сидели на высоких стульях. На витрине множество разнообразных напитков.

Лукашин перевёл взгляд на небольшую сцену, где музыканты начали наигрывать мелодию знойного танго «Кумпарсита». Две пары профессиональных танцоров появились на мраморной площадке и своим экстравагантным танцем привлекли внимание присутствующих.

Худощавый мужчина лет сорока, ниже среднего роста с короткой причёской светлых волос и лакейским видом, обнажив зубы, что без сомнения, означало крайнюю радость, приближался к нему. На нём были чёрные брюки, туфли на высоком каблуке и белая сорочка с чёрной бабочкой, что подчёркивало деловой статус администратора.

— Могу я чем-нибудь вам помочь? — спросил он.

— Я пришёл отдохнуть и приятно провести вечер.

Служащий ресторана ещё больше обнажил зубы, отчего стали видны несколько золотых коронок. — Извините, что я не сразу вас узнал, господин Лукашин, — проговорил он. — Вы наш уважаемый гость. Аристарх Петрович будет весьма рад. Мы сейчас же его известим о вашем прибытии.

Администратор отошёл в сторону и, подозвав официанта, что-то шепнул ему на ухо и тот мгновенно исчез.

— У вас здесь хорошо, — произнёс гость дежурную фразу, а сам обратил внимание на рыжую молодую особу, которая в это время проходила мимо.

Внешний вид девушки производил на окружающих абсолютно сногсшибательный эффект огненной жар-птицы. Ей было немногим более двадцати, и она была в красном платье с фиолетовым оттенком. Лукашин замер. У рыжеволосой красавицы была самая провокационная походка, встречающаяся крайне редко. Её красивый изгиб бёдер был обтянут материей настолько туго, что в ней отражался свет, а тело извивалось, как тело змеи. Она подозрительно посмотрела на него, сверкнув изумрудными глазами. Их взгляды встретились, между ними пробежала искра. Бесшумно скользя, она продолжила движение. Девушка произвела на него сильное впечатление. Через несколько мгновений она скрылась за дверью служебного помещения.

— Надеюсь, вам здесь понравится, — продолжал администратор. — У нас прекрасный ассортимент превосходных напитков. Хотите выпить?

Они подошли к бару. Высокая стойка сверкала чистотой, но бармен ещё раз её услужливо протёр.

— Что будете пить? — спросил он.

— Бурбон Jim Beam.

На столешнице мгновенно появился бокал наполненный спиртным. Лукашин отхлебнул глоток. Неожиданно возле него возник какой-то тип, и он невольно повернулся, чтобы его разглядеть.

По внешнему виду ему было сорок пять лет, выше среднего роста спортивного телосложения, одет в серый костюм, на лацкане депутатский значок. Чёрные, тронутые сединой волосы заметно поредели. У него удлинённое загорелое лицо, хитроватые ярко-голубые глаза и чуть насмешливая улыбка. Вместо носа торчал настоящий ястребиный клюв. На правом запястье тяжёлый золотой браслет, а на левом — швейцарские золотые часы популярной марки Rolex.

— Здравствуйте, господин Лукашин, — произнёс он, протягивая руку.

— Добрый вечер.

— Истомин Аристарх Петрович — владелец этого заведения.

Фёдор ощутил железное рукопожатие, но и он был не из слабаков. Они заставили буквально трещать кости друг друга, делая вид, что этого не замечают.

— Надеюсь, вы останетесь довольны нашим гостеприимством, — проговорил Аристарх Петрович.

— Будущее покажет, — изрёк Лукашин и демонстративно оглядел зал. — Здесь очень даже мило.

Истомин взглянул на администратора и подозвал бармена. — Послушайте меня внимательно: всё, что закажет наш уважаемый гость, оплачивает заведение, включая и выпивку его друзей.

Администратор и бармен утвердительно кивнули.

Лукашин усмехнулся. — Не хочу показаться не вежливым, но я удивлён таким вниманием к моей скромной персоне, — проговорил он.

Истомин фамильярно похлопал его по плечу.

— Вы известный человек, — произнёс он. — Поэтому желаю оказать радушный приём такому успешному журналисту, как вы.

— Но и вы не менее известны. Кандидата в губернаторы хорошо знают наши избиратели, — сказал Лукашин, внимательно разглядывая собеседника. — Однако тронут вашим гостеприимством. Надеюсь, вы говорите от чистого сердца.

— Хотел бы, чтобы вы комфортно себя чувствовали в нашем заведении. Всё, что я хочу, чтобы в газетах обо мне писали как о честном и порядочном человеке.

— Благодарю. Вынужден внести ясность: сегодня я отдыхаю, и никакие дела меня не интересуют.

Гримаса разочарования скользнула на лице Аристарха Петровича. — Я сам не люблю, когда во время отдыха, мне напоминают о работе. Приятных вам развлечений.

Лукашин кивнул, а владелец ресторана покинул гостя.

Несмотря на отменную вежливость Истомина, у Лукашина возникло нехорошее предчувствие. Но он силой воли отбросил от себя неприятное ощущение и переключился на окружающих.

А в это время на музыкальной площадке, появилась солистка с огненно-рыжими волосами, в пурпурном платье и стала исполнять популярную песню. Этим сразу привлекла внимание большей части присутствующих людей.

Лукашин был человек независимый и поэтому заплатил бармену. Пробираясь сквозь танцующую публику, он направился к свободному столику, который стоял ближе к сцене. Когда он опустился на стул, то всё его внимание было сконцентрировано на солистке. У него пересохло горло от потрясающей красоты девушки, а её чудесным голосом был просто очарован.

Когда появился официант, он спросил: — Кто она?

— Никольская.

Лукашин пожал плечами. — Прежде не слышал о такой певице.

— Неужели, — удивился официант. — В последнее время она бывает здесь довольно часто.

— Вы можете сделать так, чтобы после исполнения песни, она присоединилась ко мне?

— Не уверен, но скажу ей об этом, — буркнул официант и, приняв заказ, ретировался.

Когда Никольская закончила петь, то место на сцене занял другой солист, а её пригласил к столу мужчина восточной внешности. Но она, игнорируя его, направилась к Лукашину. Азиат проводил её недобрым взглядом.

— Добрый вечер, — сказала Никольская, приблизившись к столу. — Здесь свободно?

Лукашин галантно подскочил к ней и пододвинул стул.

— Вы так добры, — вымолвила девушка, присаживаясь напротив. — Этот парень, — она кивнула в сторону азиата, — прилип ко мне как репей. Уже реально надоел со своими тупыми закидонами.

— Я могу вам чем-то помочь?

— Если можно, то оградите меня от его приставаний.

— Надеюсь, это не ваш знакомый?

— Я вообще его не знаю. Но слышала, как застольные приятели окликнули его по имени Мустафа.

В это время официант принёс бутылку виски, копчёный лосось, мясной салат и, приняв новый заказ от Никольской, ушёл.

— Давайте познакомимся, — предложил он. — Фёдор Лукашин.

— Светлана Никольская, — она оценивающе посмотрела на него и мило улыбнулась.

Лукашин был высокий, крепкий брюнет с голубыми глазами на смуглом лице, на вид лет тридцати. Его профиль был самым благородным, который она когда-либо видела. Это был мужчина, располагающий к себе романтичной внешностью. Превосходно подобранный светло-серый костюм прекрасно сочетался с серым в полоску галстуком, белой рубашкой и сидел на нём как влитой. Именно такой тип мужчин ей всегда нравился.

Вскоре вернулся официант и, выложив на стол дополнительный заказ, удалился. Взору девушки предстало: сухое вино, утка, салат и апельсины.

— Предлагаю выпить за знакомство, чтобы оно со временем переросло в крепкую дружбу, — предложил Лукашин, наливая вино в её бокал. — А заодно перейдём на «ты».

На лице Никольской возникла неопределённая улыбка. — Я не возражаю, но существует ли дружба между мужчиной и женщиной?

Лукашин иронически усмехнулся. — Психологи утверждают, что дружба между мужчиной и женщиной базируется на сексуальном влечении.

— А я где-то читала, что дружба базируется на духовном родстве и близости интересов.

Лукашин смутился.

— Вы правы. Сегодня наши интересы совпадают, ведь мы оказались за одним столом.

Она рассмеялась.

Молодые люди коснулись бокалами и тут же осушили их. Они немного закусили. Звучали танцевальные ритмы.

— Пойдём, потанцуем, — предложил он, вставая и притягивая её к себе.

Она не возражала.

Фёдор увлёк её за собой и закружил в танце.

— Ты такая прекрасная, — сказал он тихо чуть хрипловатым голосом.

Светлана промолчала. Она действительно была изящна и красива. Вздымающиеся холмики её грудей упёрлись ему в грудь, и он ещё крепче прижал девушку к себе. Он, медленно двигаясь, прикоснулся губами к её шее. Она не противилась. Музыка была медленной и плавной, их движения, вторя мелодии, легки и грациозны.

Вскоре зазвучали быстрые танцевальные ритмы, и они вернулись к столу.

— Это было превосходно, — сказал он и наполнил бокалы.

Она улыбнулась, продемонстрировав маленькие блестящие, словно жемчужины, зубки. Её изумрудные глаза откровенно завлекали.

Они выпили.

— Не пора ли нам поужинать? — осведомился он.

— Я тоже проголодалась.

Музыканты наигрывали приятную мелодию. На танцплощадке было пусто. А между тем до них доносились весёлые возгласы, смех и звон бокалов. Ресторанная публика развлекалась.

Они заказали ещё несколько блюд. Всё возникало на столе, словно по мановению волшебной палочки. Ужин был великолепен, как и вино.

Потом они вальсировали. Молодые люди могли дать выход своему настроению. Она танцевала превосходно, почти как прима Большого театра.

Настроение у Фёдора было приподнятое. Он подумал, что никогда не проводил так чудесно вечер.

Неожиданно возле музыкантов Лукашин заметил Мустафу, который следил за ними чёрными глазами, полными ненависти. Как только азиат увидел, что Лукашин смотрит в его сторону, то резко повернулся и мгновенно исчез.

Светлана тоже обратила внимание на Мустафу и её спина напряглась. Это почувствовал Фёдор и прижал её к себе.

— Ты не должна его бояться, ведь я с тобой.

— Пойдём отсюда. Я хочу на свежий воздух, — тяжело вздохнула она и потянула его за собой в сторону выхода. Её лицо было бледное как больничная простыня.

Лукашин рассчитался с официантом.

Молодая пара вышла на улицу. Шёл моросящий дождь. Они добежали до автомобиля и укрылись в нём.

— Вечер ещё не окончен. Куда поедем?

— Я покажу.

Автомобиль Лукашина выехал на проезжую часть и слился с потоком машин, которых в это позднее время было достаточно много. Проехав пару кварталов, Светлана попросила водителя свернуть в спальный район. И вот автомобиль, замедлив движение, едет по разбитой дороге, объезжая множество ям.

— Кажется, здесь не ремонтировали дорогу с прошлого века, — заметил он.

Она усмехнулась. — Ты не так далек от истины.

Они почувствовали запах дыма. — Что это? — испуганно спросила она. — Кажется, в твоей машине пахнет гарью.

— Нет. Я думаю, где-то в этих местах что-то горит, — проговорил он. — Чувствуешь едкий запах жжёной резины и пластика?

— Ой, Боже! — воскликнула Светлана, когда они подъехали к обгоревшим развалинам. — Ведь это сгорел мой дом!

От одноэтажного кирпичного дома остались лишь почерневшие стены. Рядом с обгоревшими развалинами был виден металлический скелет внедорожника. Едкий запах гари и дыма, распространяющийся в воздухе, щипал ноздри.

Возле развалин дома стояли несколько жителей из соседних домов. Светлана и Фёдор вышли из автомобиля, и подошли к ним. Соседи рассказали, когда увидели огонь в окнах, стремительно распространяющийся по всему дому, то сразу позвонили в пожарную часть. Пожарники приехали быстро, но долго тушили огонь.

— Что же мне теперь делать? — спросила Светлана, когда они возвратились к машине. — Ведь у меня ничего не осталось.

Потом она что-то вспомнила, и её лицо тронула лёгкая тень улыбки. — А впрочем, есть счёт в банке, а дом застрахован…

— Хоть какие-то документы сохранились? — спросил Фёдор.

— Свидетельство о рождении и диплом находятся у папы.

— Выходит у тебя не так уж всё плохо, — заявил он. — А с жильём — нет проблем. Поживёшь у меня.

— Это исключено, — возразила Светлана.

Лукашин запустил двигатель. — Не упрямься, поехали ко мне.

— Нет. Сегодня ты снимешь для меня номер в отеле. Я устала, намерена принять душ и отдохнуть.

— Без проблем.

Светлана молчала, о чём-то думала и смотрела в окно.

Они ехали, освещённые огнями встречных машин. Вечер был душный, но напор ветра через раскрытые окна приятно освежал их лица.

Вскоре они подъехали к отелю «Шехерезада».

— Это самый роскошный отель в городе, — констатировал Фёдор.

— Выглядит симпатичным и напоминает восточную сказку, — вымолвила она. — Навевает воспоминания из детства и книги, которую я любила. Много чудес мне рассказала Шехерезада, вплетая сказку в сказку.

Молодые люди покинули автомобиль. Откуда-то из окна доносилась успокаивающая мелодия Востока под названием «Сказки Шехерезады». Поздний вечер был очень тихий, поэтому мелодия слышалась отчётливо.

Они вошли в парадный вход отеля и оказались в просторном холле. Дизайн интерьера был выполнен в восточном стиле: красивый, яркий, необычный. Посреди помещения возвышался небольшой действующий фонтан. Вдоль стен стояли мягкие диваны и кресла, обшитые из разноцветных пёстрых тканей, там же находились деревянные столики с витиеватой резьбой. На полу ковры ручной работы с яркими рисунками. Повсюду цветочные композиции в горшках, подвесных корзинах и вазонах. Вся эта красота гармонировала между собой, создавая восточный колорит.

Их встретила администратор — очень красивая девушка в национальной одежде Востока. Оформление заняло немногим более пяти минут и вот они уже на третьем этаже в комфортном номере люкс.

— Замечательное место! — оценил Фёдор. — И что мы будем делать?

— Неужели непонятно, — усмехнулась она, снимая с себя платье.

На ней были только белый бюстгальтер и трусики. Он приблизился к ней и обнял.

Светлана доверчиво прижалась к нему. — Я не хочу, чтобы ты подумал, что я занимаюсь этим, с кем попало, — тихо прошептала она.

— Всё в порядке. Я хочу, чтобы эта ночь принадлежала только тебе и мне.

— Я знаю, но хочу, чтобы ты поверил мне…

— Я никому не верю.

Её брови резко взметнулись вверх. Она закинула руки ему на шею, глядя в глаза. Они долго стояли, обнявшись. Затем он перенёс её в комнату и уложил на кровать.

Кончиками пальцев она погладила его по щеке.

— Будь паинькой, оставь меня сейчас, хорошо? — Она слегка шлепнула его и отодвинулась подальше. — Уходи. Я очень устала. После всего, что сегодня произошло, я должна побыть одна и всё обдумать. Ты мне нравишься, ну, а поцелуи оставим на потом…

Глава 3

В полумраке небольшого холла на третьем этаже отеля «Шехерезада» в мягком глубоком кресле сидел смуглый мужчина с плоским лицом и прямыми волосами на голове, по внешнему виду весьма крепкий азиат. Это был Фархад. Он был слишком взволнован. Некогда любимая мелодия, доносившаяся из глубины отеля, его раздражала. Он знал, что Светлана Никольская только что вселилась в номер люкс. С ней находился журналист Лукашин. Об этом ему сообщил Мустафа, который следил за ними.

Настенные часы показывали двадцать два часа сорок пять минут. В двадцать три часа должна появиться дежурная по этажу и выгнать постороннего из номера.

Он сверлил мрачным взглядом дверь люксового номера, еле сдерживая себя от ярости. Неожиданно из номера вышел Лукашин с понурым видом и направился к лифту.

Фархад вынул из кармана смартфон и позвонил: — Мустафа, этот репортёришка направляется к выходу. Сделай так, чтобы он надолго забыл дорогу к моей девушке, — требовательно произнёс он.

Вне себя от негодования Фархад вошёл в номер. Полураздетая Светлана лежала поверх покрывала на кровати.

— Зачем тебе нужен этот парень? — сквозь зубы процедил он. — Ведь у тебя есть я.

Девушка нахмурилась.

— Уходи. Ты уже надоел мне своим приставанием, — надменно и цинично выговорила она.

— Мне неприятно это слышать, — с огорчением и раздражением произнёс он. — Ты ещё не знаешь меня. Я могу пойти на крайность.

— Неужели? — засмеялась она, сверкая изумрудными глазами. — Это угроза?

— Только напоминание. Ведь мы связаны одной верёвочкой. Ты забыла?

Светлана встала с кровати и надела платье.

— Соглашение наше помню, — тяжело промолвила она и её большие глаза блеснули двумя холодными льдинками.

Уловив её бездушный взгляд, он скривил кислую гримасу.

— Ну ладно. Угрожать не собираюсь. Хочу, чтобы была со мной по доброй воле.

— В таком случае, слушайся меня, не перечь. Делай то, что я скажу, — резко проговорила она.

— Слушаю тебя, моя королева. Ты ведь знаешь, я готов за тебя жизнь отдать, — солгал он.

— Не нужна мне твоя жизнь, — нахмурилась она и села в кресло. — Ты зачем спалил мой дом и автомобиль? Ведь я сразу догадалась, кто это сделал.

— Я всё компенсирую. А сжёг его ради твоего же блага.

— Ты хочешь, чтобы я вернулась к отцу. Так знай, этого не будет никогда, пока он живёт в том доме.

— Не огорчайся, моя королева. Для тебя я построил огромный особняк, который не хуже дворцов крупных чиновников из правительства.

На её лице мелькнула лукавая усмешка. — И где же он?

— Поехали, покажу.

— А какой в этом смысл? Ведь я не люблю тебя, — сказала она, делая ему больно

Мужчина смотрел ей в глаза. — Было время, когда ты делила со мной пастель. И тогда не любила?

— Не знаю, — вымолвила она и пожала плечами. — Но теперь наши отношения зашли в тупик. Фархад, мы разные люди и не сможем быть вместе. У нас нет будущего.

— Ты слишком молода и мало что понимаешь в жизни?

— Увы. Кое-что поняла. Поэтому уходи.

— Дай время и я докажу что ты не права.

— Прошу уйди, — в резком тоне заявила она.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 54
печатная A5
от 351