электронная
338
печатная A5
450
16+
Закон 100

Бесплатный фрагмент - Закон 100

Научно-фантастический рассказ

Объем:
58 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-6885-5
электронная
от 338
печатная A5
от 450

Сказочная жизнь

Наше Солнце. Наша Земля. Наше «Все». Человек близок к создателю, как никогда. Цивилизация праздновала триумф. История вида пришла к логическому завершению.

От человека к человеку, от города к городу — везде любовь.

Рейсовый аппарат на высоте более ста метров над землей везет своих пассажиров на стройку будущего. Кто посчитал нужным, полетел со своей семьей играть в гольф на горной площадке при утреннем солнце. Некоторые пошли в парк наслаждаться природой и играть в цифровые игры с человеколюбивыми роботами. Симбиоз техники и живой материи освоен.

Земля без мусора, больных и войн. Космос как главная магистраль: потоки кораблей везу грузы и пассажиров на освоенные планеты и обратно.

Мир людей научился продлевать и воспроизводить жизнь во всех проявлениях. Освоен эфир, и новые технологии с рядом разумных ограничений ведут человечество к светлому будущему.

Если кто помнит, более века назад люди жили по шаблонам, в основном с материальными потребностями, в погоне за статусом, преимуществом. Когда я был молод, я застал уходящую эпоху нефтеносных держав и паутины культов. Сейчас я радуюсь, когда прилетаю на Землю.

Представьте, как прекрасно, когда из далекого уголка вселенной можно прилететь в любой уголок любой планеты на своем личном корабле без запретов и опасностей. Человек нашел дверь к разуму.

Вновь сформированная модель Мира Земли теперь ориентирована на космос. По этой причине наши города, колонии обеспечены всем и миролюбивы. Современный человек живет развитием и поглощением знаний. Понятие «работа», доставшееся нам от предков, теперь, в высшей мере, благосклонна к человеку.

Главной державой описанного успеха стала большая страна Россия, гражданином которой являюсь я — Андер Нэй.

В нынешнем 2189 году, я по плану прилетел на свою родную планету посетить Олимпийские игры формата DT, где с удовольствием лицезрел матч по телепортативному футболу с участием нашей сборной. Со счетом 27—14 они выйграли. Мой подчиненный Паллет Кирот наконец-то составил мне компанию на «Базу».

Вечером того же дня мы посетили Высший интерактивный университет в Москве, который я заканчивал в начале сказочной жизни.

— Уважаемый Па, — обратился я к Паллету. — Посмотри на это великолепие, атмосферу хранилища времен!

Моя крепкая рука указала Кироту на голограммную доску почета, уютно разместившуюся в одном из углов фойе. Каждый этаж университета был оформлен в индивидуальном стиле. Фойе отличалось белоснежными гранитными стенами и светящимся полом, вместо освещения на потолке.

— Смотрите, это Вы, — воскликнул мой подчиненный. Я никак не ожидал увидеть себя здесь запечатленным, поэтому мы обменялись взглядами удивления. — Ан, вы также крепки, как и сейчас, несмотря на белоснежную бороду!

Доска почета была богата на красивые лица. Среди фотографий других личностей, мой снимок отличался моим одеянием.

— Смотри Па, в полете я тебе показывал мой черный костюм из прошлого, именно тот, в котором я на фото!

— Точно! Вы помните, когда была сделана эта фотография?

— Ммм, раньше меня много фотографировали, скорее всего, этот снимок времен начала моей политической карьеры…

— А точнее, Ан?

— Год так, 2099.

Паллета я принял в команду своего экспедиционного корабля совсем недавно. Он никогда прежде не был на Земле, но всегда составлял мне компанию в других путешествиях. Родился и вырос на далекой планете Рубия. Великолепный специалист по робототехнике и программированию биологических субстанций. Я выбрал его из миллионного списка жаждущих покорять космос — базы «1». Об этом я напишу позднее.

— Я восхищен командир, восхищен до предела! — ответил Паллет. — Вы учились здесь, когда еще люди жили иначе, жили во тьме, а сейчас все и вся цветет и развивается.

— Да, Па, это оказался долгий путь к мечте.

Сейчас человеку не надо бояться не получить работу, не найти жену, служить в армии, не реализоваться. С 2100-го года все это изменилось в корне. Государство с тех пор ориентировано на рост каждого человека во благо космоса. И этот рост систематизирован, этот рост — дорога от знаний к практике, от практики к покорению пространства и созданию новых миров. Все на Земле работает на модель «Земля-Космос». Космоса хватит на всех!

Всегда люблю вести разговор издалека. Мои подчиненные любят меня за это. Сначала никто ничего не понимает, а потом сталкиваются с очевидностью, и все кубики складываются.

С самого рождения ребенок Земли начинает учиться. Древняя система «сад, школа, институт» заменена на «институт». С 5 лет ребенка начинают тестировать на определение его профессии и подбор программ обучения. Большое внимание уделяется хобби, так как без него нельзя реализоваться и быть счастливым, вырабатывать положительную энергию. Каждый человек земли проходит этот этап длиною в 25 лет. После чего, имея успехи в учебе, развитый кругозор и бесчисленное количество навыков, в том числе и военные, он начинает работать на «Базе» — так мы называем нашу планету за ее пределами. Земля — это начало и главная материально-учетная база освоения космоса человеком. На этапе работы на «Базе» у человека появляется больше свобод для реализации своих увлечений.

Поток денег перестал существовать. В мире в обороте статистические очки — цифры в базе данных «Базы», которые начинают накапливаться с рождения. На эти очки человек может купить все в пределах космоса, что разрешено Государством.

По достижении максимального количества очков человека заносят в базу «1», где его могут взять в свободное плавание уже действующие экспедиционные корабли.

Корабли строятся Государством. Работы хватает всем.

Люди прошлого и представить не могли, что понятие «зло» звучит сейчас как миф. Отрицательную энергию научились контролировать и отводить от человека. Кроме того, все люди, так или иначе, программируются, оставаясь в сознании. Итогом тому полное отсутствие преступности и иных мерзостей прошлого.

Кстати, в прошлом, людей именовали по фамилии имени и отчеству. Сейчас родители выбирают ребенку только имя и буквы второй части идентификации человека. Эта вторая часть представляет собой цифровой кода рода, который наносится на регистрационные документы человека, а потом и в его информационную составляющую. В целях обеспечения культуры было введено разрешение на использование сокращения имен по двум первым буквам в обращениях друг к другу.

Мы построили Рай Господа! Аплодисменты! Сказочная жизнь!

По ту сторону Сказки

В определенные моменты своей жизни я вспоминаю 2100-й год.

Система, система в системе, система систем, рекомбинация систем, узлы систем, и ничего более вокруг человека.

Продолжительность жизни в моей стране снизилась до 50 лет у мужчин и 56 у женщин. Пенсионный возраст достиг 70 лет для мужчин и 65 для женщин.

В июне этого года мне исполнилось 100 лет. 40 лет назад я и представить не мог, что получу доступ к технологиям продления жизни. Моя душа получила такую свободу, которую не описать словами, а тело постоянно обновлялось. Буду нескромен и сразу скажу, что я принадлежал к правительственной элите. Тем временем простой человек влачил жалкое существование, плененный миром.

Я помню, мы с коллегами отмечали мой праздник на круизном эко-лайнере в тихом океане. Я сбивался со счета почетных гостей, хотя и не был «самым-самым». Власть в России — праздник жизни для избранных. Рано утром частный вертолет доставил на корабль много еды. Когда он привез последнюю партию груза и направился «домой», один из моих знакомых сбил его из переносного ракетного комплекса нашей охраны. Хорошо, что вертолет пилотировал киборг.

Расскажу немного историй этого дня в преддверии главного, в которых героев буду называть буквами.

Капитанский мостик роскошного лайнера кишил демонически одурманенными воротилами и их непонятными друзьями. Некий К решил порулить кораблем и выбросил капитана в океан. Команда среагировала быстро и спустила спасательный катер. После спасения капитана судно набрало скорость, и направилось к берегу. Думаю, не надо долго объяснять, чтобы понять, что капитан был обречен.

— Этот… человек или железо? — спросил пьяный К у помощника капитана, который незаметно выключал ручное управление кораблем.

— Человек, — грустно ответил помощник. — Наверное, что-то случилось и его повезли оказывать помощь.

— Оно не доплывет, — крикнул К и рассмеялся, — несите ррракету, все ракеты сюда. Сейчас я покажу всем силу!

Его смех поддержала шатающаяся толпа. Я прибился к дальнему углу и думал о том, как исправить происходящее. А что я мог тогда? Уничтожить любого мирного человека — легко, изменить существующую систему — без шансов. День рождение? Как бы ни так, это был очередной повод устроить вакханалию правящей верхушки. Казалось, я совершенно один думаю иначе. Один из последних справедливых социальных лифтов вынес меня наверх, и теперь я жмусь в углу, боясь сжать кулак и не набить морду смеющейся гадине.

Минута, другая, и я сделал это, рассмеявшись с оскалом перед ожидаемым противодействием. Однако, толпа и меня поддержала. Господин К был сильно избит и до прибытия на берег оставался в медицинской каюте. Только я интересовался его самочувствием. Спасательный катер вместе с капитаном был уничтожен.

Поздно ночью разгорелась дискуссия в стиле верю — не верю о жизни простых смертных. Господин З пересказывал услышанные где-то рассказы, что в нашей стране уже много десятилетий платный и ограниченный интернет, что 70% своих зарплат люди так или иначе отдают государственной машине. Кто-то этого не знал, кто-то смеялся, большинству было все равно и они не видели проблемы.

— Уважаемый Андрей Александрович, — обратился З ко мне. Иногда меня еще звали по-старому, — Почему наш именинник не участвует в такой милой беседе?

— Я Вам верю, — кратко ответил я.

— Вы верите или знаете, как живет, например, простой рубщик мяса?

— Я знаю…

— Откуда? — удивленно спросил З и взгляды собравшихся устремились на меня. — Смотрю вы стали держаться особняком. На прошлом вашем дне рождения вы блистали решимостью и прямотой.

Моя маска все стремительней спадала с моего лица. В глубине души я изо всех сил сражался с бесчеловечными навязчивыми убеждениями элиты.

— Рубщик мяса холост, за что с его заработка государство дополнительно забирает 25%. Живет в общежитии с молодости. По трудовому договору, при увольнении, раньше срока прекращения трудового договора, он должен выплатить холдингу-работодателю 10 000 своих зарплат. Он пользуется допотопным смартфоном с маленьким бесплатным трафиком, хватающего на проверку электронной почты по выходным. 12 часов работы не оставили ни каких иллюзий на счет счастливого будущего, чем так сладко кормит его СМИ. Киборги смеются над ним. Господин З, а вы знали это?

— Да, что он врет, — крикнул кто-то. Несколько человек его поддержали.

— Вы придумали такие законы? — оправдываясь, сказал З. — Вы же у нас революционер — председатель первой в мире виртуальной партии. Кто только вам помог это осуществить, не понятно мне.

— Рубщик мяса скоро умрет, а мы с вами встретимся на следующем моем дне рождения, — сказал я, прямо смотря ему в глаза. В преддверии накала я решил вывести разговор на всеми любимую тему преимущества элиты — и так будет вечно. Даже киборги состарятся, а мы будем поднимать бокалы.

— Браво! — сказал З и встал, — рубщик мяса пусть умрет, а именинник у нас сегодня пьет. Выпьем за вечность, господа!

После вынужденного звона бокалов я ретировался. Уличив момент я сделал с ним тоже самое, что и с господином К, не смотря на статус. В моем внутреннем мире был достигнут предел, либо «сказка» сейчас закончится, либо только начнется.

Этой же ночью я спустился в ресторан, где выступал джазовый оркестр. Слушателей было мало, и официанты интенсивно прибирались. Я сел за свободный стол и попросил бокал элитного красного вина.

— Не помешаю, Андрей Александрович? — обратился ко мне некий господин Н, буквально подкравшись со спины. Его басистый голос оживил мое меркнувшее сознание. — Андрей Александрович, отчего вы грустите?

Господин Н был начальником среднего звена службы «СТ», занимавшейся специфической слежкой за людьми. В этой службе выявляли людей с высоким интеллектом и ясностью ума, после чего передавали данные в другие службы, для принятия жестких мер по ограничению свободы этих людей.

— Андрей Александрович, вы слышите меня. — Повторил Н и сел за стол напротив меня. — Ан!

— Отчего же, — оживился я. — Как вам праздник, господин Н?

— Великолепно. Народу в этот раз многовато.

— Число чиновников растет, как и число их именин!

Н рассмеялся и щелкнул пальцем по моему бокалу.

— Уважаемый председатель, осмелюсь попросить у вас совета по рабочему вопросу. Вы можете прогнать меня, но дело крайне важное для моей карьеры.

Я понимал этого человека. Только здесь он мог вести открытый диалог, не боясь двухуровневой слежки.

— А почему вы выбрали меня? — спросил я, хотя и понимал почему. — Почему председатель партии должен помогать советом человеку из силового ведомства?

— Потому что вы единственный человек на этом корабле и…

— Тихо, — прервал я его, — Я понял. Говорите по существу, пока народ не сбежался.

— Мы выявили очередного противника системы. Это сын министра иностранных дел. Он настолько аппозиционен, что долго умалчивать этот факт нельзя.

— Что за абсурд? — по-настоящему удивился я, — С золотыми детьми работают специальные люди. Что он делает не так, мне очень интересно?

— Он активно занимается благотворительностью на Урале: раздает еду, дает деньги, строит школы. Пока это происходит в двух неблагополучных населенных пунктах. Также, этот человек не стесняется в высказываниях. Недавно подключил одну школу к бесплатному спутниковому интернету, использовав, при этом, свой личный логин. В эту школу устремились дети с других поселков.

— Погодите. А, охрана? Где она была? И что, он все это проворачивает один? А что предприняла местная администрация?

— Охрана своевременно подала сигнал в нашу службу, я лично взял ситуацию на контроль и паузу в действиях, на что имею четкие инструкции. Свою охрану он периодически отпускает. Помощников набрал буквально на улице. Деятельность свою никак не скрывает. Контакты со своим кругом порвал. Ан, вы понимаете, что когда я передам сведения выше, к нему применят психотронные технологии, следом уберут и меня. Как мне поступить?

Дыхание мое разогналось и выдало волнение. Вино в бокале отражало мерцающий свет софитов. Растерянные глаза Н искали спасения. Я мог смолчать, мог уйти, и никогда бы не увидел этого человека. Но я был другой:

— Это уже будет не совет, а четкие указания. Я так понимаю, ваше высшее начальство не знает об этом случае?

— Верно. Все верно говорите, Ан.

— Этому сыночку надо срочно тяжело заболеть. Распылите что-нибудь. Внепланово пошлите заявку на смену его логинов средств коммуникаций в министерство связи, лучше списком. Добавьте в него пару десятков золотых детишек с фиктивным обоснованием. Инструкции вам позволяют применить это.

— А что дальше? Без вмешательства в его психику не обойтись. А это прерогатива другой службы.

— Сделав один шаг, сделаешь и второй…

Я очень хотел помочь ему, но вступать в сговор с силовым ведомством смерти подобно. Дав последний комментарий господину Н, я ушел на палубу и через специальную базу нашел и набрал номер золотого сыночка. Я вежливо представился, что-то сказал размыто о его жизни и важности происходящего, запомнил только одно: «Делай то, что ты делаешь, только иначе». Позже я узнал, что этот сыночек сбежал в тайгу. Господин Н преспокойно работал на прежнем месте и на глаза не появлялся.

А теперь о главном.

Мир был плотно соткан из «Мирового правительства» и России. Нашу страну все глубже засасывало в трясину противочеловеческих систем, созданных силами зла. Робототехника стала вровень с технологиями добычи ресурсов и на самом деле была предназначена для полной замены человека на этой планете.

Наша страна, как Эверест возвышалась среди полчища одичавших войск мировой системы. Власть моей страны практически полностью подчинялась мировому правительству. Все это случилось после вступления России в сомнительный союз, именуемый как «СЗЭТ» — Силы защиты экономических территорий. Каждый день с раннего утра человек рабочий был в плену потока информации лживых СМИ, культов личностей порока, дьявольских развлечений, пропаганды тупости, искусственно созданной еды с психотропными веществами и тоталитарных институтов власти.

Чтобы устроиться на любую работу, человеку надо было сдать экзамен, соревнуясь с киборгом. Ввиду чего, безработица шагала семимильными шагами. Образование и медицина были слишком дороги. Студенты и посетители стационарных больниц считались богатыми людьми. Эпидемию болезней правительство побеждало локально внеплановыми вакцинами, от которых мозг человека уже не был способен на что-либо годное. Исчезали такие направления, как туризм, спорт, самодеятельность — все это было частью системы управления, и люди туда отбирались тщательно.

По субботам, поздно вечером, я любил совершать пешие прогулки по столице. Выбирал маршрут заранее и оповещал об этом охрану. Ребята сильно волновались. Мне удалось договориться с ними, чтобы они не докладывали о моих выходках «наверх», благо дружба с одним влиятельным министром давала мне такие привилегии.

В очередной выходной день можно было увидеть жизнь с разных ракурсов. Я, как составитель уникальных законов и руководитель партии киборгов, просто обязан знать свой народ. Один из моих принципов этого дня был спросить «сколько стоит твоя жизнь?».

Вспоминается один случай. Зашел я в убогое кафе в одном из спальных районов. На стене в теле панели громко нагнетали хаос новости про локальные конфликты на юге страны, скорую войну против нашей родины и очередное повышение всевозможных налогов, и платежей. Я сел за столик около покосившейся пальмы, которая закрывала половину моего стола — отличное место для наблюдения. Недалеко сидели двое: пили и ругали своих работодателей. Справа от меня боролся со сном пьяный студент одиночка. У него постоянно со стола скатывался тубус, который он с большим трудом возвращал на место. Глаза его выдавали боль и отчаяние. Больше никого в кафе не было.

— Эй, — окликнул меня бармен. — Что будешь заказывать? Может пивка свежего?

Я уже много десятилетий не пробовал этот напиток, но этот запах по-прежнему везде. Им пропах «каждый» рабочий, как «каждый» руководитель пропах водкой и коньяком.

— Спасибо, неси три кружки, — ответил я.

Через несколько минут я получил это пойло на своем столе. Отвратительный искусственный запах, к которому привык мой многострадальный народ, коробил меня. План действий был определен: короткое наблюдение за компанией мужчин, затем разговор с молодым человеком.

Как я понял из диалога двух работяг, один из них жаловался на отпускные, и систему оплаты. Второй был постарше и успокаивал его.

— Ты понимаешь, — распинался первый. — У меня предки в прошлом столетии войну прошли, другие Европу спасали, третьи Корею, и всех кинули. Так жить нельзя! Половина зарплаты неофициальна. Отпускные копейки. На что потом жить, зачем работать вообще?

По разборчивой и более-менее грамотной речи было понятно, что эти парни не придворовые алкоголики, а уничтожаемый рабочий электорат.

— Так везде, — говорил второй. — Мы не просто работает, мы зарабатываем, к примеру, на отпуск. А ты напился и ноешь, вместо того, чтобы потратить свои копейки с умом.

— Ка-ким умом! — заикнувшись крикнул первый, — Пакет молока стоит дороже кружки пива, бутылка водки стоит дешевле йогурта ребенку и буханки натурального хлеба.

— Ешь искусственный. Все едят и ничего.

— Я с него болею. Как не ем вообще, силы прибавляются.

— А с пива прибавятся?

— Сам то, ты чё учишь? Мамка поступила в институт, теперь зарплатой обеспечен. Эх, друган.

— Ошибаешься. Я пашу на дядю не меньше твоего — по 12 часов в день 6 дней в неделю, семью не вижу. Что мне остается после платежей, это раза в два больше чем у тебя.

— Неудачники, — окликнул их бармен, — Потише тут!

Собственно с ними мне было все понятно. Одни и те же проблемы повсюду. Сколько же накопилось во мне негодования. Какое же непонятное ощущение приходит в такие моменты, что спасти их могу только я.

— Можно? — обратился я к молодому человеку с закатывающимися глазами.

— Сса-дись, — махнул он мне. Я демонстративно поставил три полные кружки пива перед ним, — Это тебе.

— А, ты молодец, — с подлой улыбкой сказал он. — Смотрю на тебя, и вижу, ты словно из «салона молодости» вышел.

— Верно заметил, — соврал я и заискивающе кивнул. — Тоска от работы завела меня сюда. А ты чем маешься?

— А я уникум… Эээ ты не поймешь, вижу богатый ты, вон часы засветил.

Это была моя промашка. Редкий случай некачественной конспирации. Благо, верхняя одежда была на мне очень дешевой.

— Не придумывай. Это азиатская подделка.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 338
печатная A5
от 450