электронная
439
печатная A5
430
18+
Захар Ковалёв и противостояние сил

Бесплатный фрагмент - Захар Ковалёв и противостояние сил

Книга первая

Объем:
58 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-6999-9
электронная
от 439
печатная A5
от 430

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

История полная волшебства. Добра и зла, магии и необъяснимых вещей. Захар обычный с виду парень, окунается в мир полный иллюзий, перевоплощений, любви и ненависти, имеющей корни из далёкого прошлого, юности ещё его родителей. Чью сторону выберет молодой волшебник? Смогут ли силы зла найти отголоски в его душе и сердце? Каждый получит то, чего добивается. Кто-то любовь, кто-то власть и силу, а кому-то придётся платить за ошибки близких. Что же будет дальше? Сможет ли Захар сделать правильный выбор? А что, по-вашему, правильно?

Глава первая

Двое на одном пути

— Максим, сегодня важный день. Ты должен доказать учителю, что лучший из его учеников — это именно ты. И, что я не зря потратил все свои сбережения на то, чтобы отправить тебя в эту школу для одарённых.

— Так-то, насколько я помню, ты наткнулся на неё в интернете, на форуме магов и колдунов, и меня там с десяти лет обучали обсалютно бесплатно.

— Не спорь с отцом. Ты знаешь, чего мне стоило добиться твоей матери, чтобы ты — мой единственный наследник, появился на свет!

Николай Аркадьевич. Заболотский — отец Максима был известным в их небольшом городке бизнесменом. Покупал по дешевке участки земли и строил на них торговые центры. А мама Максима, которая умерла почти сразу после рождения парня, была простой библиотекаршей. Работала в школе, получала мизерную зарплату и терпеть не могла мажоров и выскочек.

Они познакомились обсалютно случайно, на распродаже мировой классики, а именно, всех сочинений Пушкина. Николай Аркадьевич терпеть не мог читать. Считал чтение — занятием неудачников и лентяев. Но когда увидел за прилавком Анастасию Степановну Чащину, его жизнь, сознание и мировоззрение перевернулись с ног на голову. Он влюбился, как мальчишка, и, даже не воспринял всерьёз, что девушке на тот момент было всего 19 лет, а ему недавно исполнилось 45.

Но главная и самая важная проблема была даже не в этом. Рядом с Настей всё время крутился симпатичный паренёк её возраста. Кирилл Александрович Столбов. По ним было сразу видно, что они встречаются и любят друг друга. Парень нежно держал девушку за руку. Они шутили и смеялись.

На улице была зима. Канун Нового года. За окном 30 градусов мороза. Снега намело по колено. На девушке был дешевый чёрный пуховик, комплект — шапка и шарф, под цвет верхней одежды перчатки и уги в тон.

— Кирилл, ты опять шапку не надел? Простудишься. Ведь мы завтра, если ты не забыл, хотели идти в кино на Гарри Потера и узника Азкобана? Какой же ты у меня ещё ребёнок!

— Настя, этот фильм только дети смотрят.

— Ты смотрел.

— с тобой за компанию.

— чтобы я не обиделась?

— Не заводись.

— Ты не ответил.

— Нет.

— А зачем?

— чтобы сделать тебе приятное.

— я рада.

— я наблюдаю странные и можно сказать необъяснимые на первый взгляд, перемены твоего настроения. Ты замёрзла?

— Да. Немного. Ноги замёрзли и лодыжки. А щёки я вообще походу отморозила.

— сейчас мы это быстро исправим.

И Кирилл поцеловал Настю в обе щеки.

— Так теплее?

— Да, теплее, но что ты делаешь? На нас же смотрят.

— Ты же моя. Моя девушка, невеста, любимая, дорогая, единственная. Что ты улыбаешься?

— Приятно слышать.

Парень растерялся. Взъерошил свои чёрные волосы, улыбнулся и закружил Настю в объятьях.

— Я люблю тебя.

— я тоже тебя люблю.

— сколько нам ещё здесь торчать?

— Ещё две книги осталось.

— я пойду, покурю. Не скучай.

— Ты что, до сих пор не бросил? Ты же мне обещал!

— Мне ещё в армию идти. Не хочу быть белой вороной.

— Это вредно. Ты рак лёгких себе заработаешь.

— Не божи, ты ведь библиотекарь, а не врач. Не нервничай короче. Я быстро.

— я обиделась.

— Да хватит! От одной сигареты мне хуже не станет. Ты придираешься к мелочам. Меня, если честно это очень сильно раздражает. Лепишь из меня книжного героя. Я не такой. Я бедный. Из простых. Не герой и не мажор, которые постоянно возле тебя крутятся.

— я работаю в библиотеке. Туда все ходят.

— ясно. Хвостом перед богатенькими козлами крутишь? Конечно, что я могу тебе дать? Двушку на окраине, 20-ку в месяц от автосервиса? Я уже устал кулаками махать и доказывать всем, что ты не продаёшься! А ты всем свой сотовый раздаёшь. Звонят в любое время. Ты говоришь с работы. Может уже хватит врать, Настя? Скажи честно, у тебя кто-то есть?

— О чём ты, Кирилл? Нет у меня никого кроме тебя, и никогда не было!

— смотри мне в глаза.

— смотрю.

Парень не выдержал и дал ей пасщёчину. Настя опешила и приложила руку к покрасневшей щеке.

— Да как ты смеешь, скотина! Я — твоя девушка! Ты меня защищать должен, а не бить!

— Бывшая девушка. Всё. Мы расстаёмся. Мне надоело, что ты всё время мне врёшь!

— Расстаёмся?! Ну и отлично! Да я найду себе парня в тысячу раз лучше, чем ты! Псих неуравновешенный! Сволочь! Не смей больше никогда ко мне подходить! Я ненавижу тебя!

Парень развернулся и быстрым шагом пошёл в другую сторону. Настя выронила книги и зарыдала. Сегодня, после распродажи, она хотела сказать Кириллу, что беременна, но теперь передумала. Он не любит её. Значит, и о ребёнке ему знать не следует.

К Насте подошёл Николай Аркадьевич. Он, всё это время наблюдал за ними из окна своего автомобиля. Он слышал ссору молодых людей, но решил не вмешиваться. Сегодня фортуна была явно на стороне не молодого бизнесмена.

— Девушка, что с вами? Вы плачете?

— Нет. Всё впорядке.

— Этот хам посмел обидеть вас?

— Да. Мой бывший парень мне всё доходчиво объяснил.

— Давайте я разберусь с ним? Ни у кого нет права обижать вас.

— Простите, что я вываливаю на вас свои проблемы. Я буду вам очень признательна, если вы выпейте со мной чашечку кофе. Мне уже некуда торопиться.

— С удовольствием. В компании такой красивой девушки, я провёл бы, всю, свою жизнь.

— Хорошо. Тогда идём?

— Конечно. Но я угощаю. Девушка не должна платить за себя в присутствии мужчины.

— Вы правы. Я достойна большего.

И они медленным шагом, смеясь и разговаривая, пошли по улице. Через 10 минут они уже сидели в уютном кафе и мило болтали. У них было много общего. И разницы в возрасте они почти не замечали. Насте казалось, что она знает Николая Аркадьевича всю жизнь. А мужчина с упоением смотрел на юную спутницу, и ловил каждое мгновение, проведённое с ней. Они не заметили, как прошёл час.

— Николай Аркадьевич, мне было очень приятно с вами общаться, но время уже позднее, а завтра мне ещё нужно на работу.

— Какой же я невоспитанный! Я же даже не спросил, есть ли у вас какие-то планы на это время! Вы оставите мне свой телефон? Я бы хотел продолжить наше общение.

— Конечно, Николай Аркадьевич.

— Настя, зовите меня просто, Коля.

— Хорошо. Записывайте, Коля.

Девушка продиктовала мужчине свой сотовый и уже собиралась уходить. Но заметила за окном Кирилла и положила свою руку, на руки Николая Аркадьевича.

— Это значит, что я могу проводить вас домой?

— Да я бы не отказалась от вашей помощи.

Девушка и мужчина вышли из кафе, и направились к машине Николая Аркадьевича.

— Да, не долго ты горевала, Настя! Чем этот старпёр лучше меня?

— закрой рот, щенок, и не смей кричать на Настю!

— Всё впорядке, Коля.

— Ах, какие нежности! Настя и Коля! Да он же в два раза старше тебя! Он же старый!

— Он очень хороший человек, Кирилл.

— Ну, ты ещё скажи, не старый, а опытный! Променяла меня на этого лысеющего хомяка! У него, что, до сих пор по мужской части всё работает?

— Конечно, и меня всё устраивает.

— Шлюха!

Николай Аркадьевич не выдержал и ударил Кирилла кулаком в лицо. Парень упал на землю и, поднявшись, кинулся на обидчика.

— Не смей называть Настю шлюхой! Она очень светлый и открытый человек! Она — шалава, дающая мужикам за деньги!

— Костя, Максим, научите этого сопляка хорошим манерам. А то он, по-видимому, плохо понимает слова. Таких, как он нужно учить кулаками.

Два крепких парня вышли из машины, и наградили Кирилла несколькими увесистыми ударами. Парень упал на землю, и молодые люди стали пинать его ногами.

— Ты пожалеешь об этом, Настя!

Кричал Кирилл, подставляя под удары парней руки. Парень пытался защитить от ударов, уже вконец разбитое лицо.

— Думаю, ему хватит. Пошли. А ты.

Николай Аркадьевич подошёл к Кириллу и взял его за грудки.

— Ещё раз сунешься к Насте, считай, что ты уже труп. Ну, я тебя предупредил, парень. Пошли, Настя. Не зачем девушке смотреть на мужские разборки.

Николай Аркадьевич открыл заднюю дверцу автомобиля перед Настей и они уехали. Пока Николай Аркадьевич включал музыку и заводил мотор, Настя неотрывно смотрела на Кирилла и чуть не плакала. Девушка навсегда запомнила печальные глаза любимого, полные злости и боли. Но Настя была ослеплена обидой и жаждой мести, и только на следующий день поняла, что натворила. Рано утром девушка проснулась в объятиях Николая Аркадьевича, и со слезами на глазах вспоминала подробности прошлой ночи. Ты уже проснулась, любимая?

Николай Аркадьевич нежно посмотрел на девушку и поцеловал её в губы.

— Прошлую ночь я не забуду никогда в жизни.

— Я тоже, любимый.

Обнявшись, мужчина и девушка оделись и спустились завтракать. Настя и Николай Аркадьевич жили вместе уже два месяца. Отпив кофе из чашки, Настя почувствовала приступ тошноты, и побежала в ванную комнату. Николай Аркадьевич был очень рад, и решил, что Настя беременна от него. Девушка решила ничего ему не рассказывать, и подтвердила его догадку. Настя боялась, что Николай Аркадьевич навредит Кириллу, если узнает, что Кирилл — настоящий отец её ребёнка.

Глава вторая

Названный брат

— Захар, ты опять взял вещи с моего стола без спроса? Где моя тетрадь с моими разработками?

— Папа, ты испытывал свои разработки на мне! Я же должен знать, что ты там пишешь про меня.

— Ты всё равно ничего не поймёшь. Там нет ничего интересного и понятного тебе. Ты ещё ребёнок, и тебе нельзя влезать в дела взрослых. Алиса, где мой кофе? Я просил его 20 минут назад!

— сейчас, дорогой.

— Дорогой? Давно я этого от тебя не слышал. Нужны деньги на шмотки и украшения?

— Нет. У меня всё есть. Ты мне в прошлом месяце выделял.

— Ты меня пугаешь, Алиса. Ты заболела?

Захар чувствовал пренебрежение отца к мачехе, но не понимал, почему они до сих пор вместе. Его это нисколько не волновало. Но ему было искренне жаль эту девушку. 20-итилетняя, молоденькая провинциалка пробилась в Питер, вошла в их семью, и искренне любила его отца, обожала, и прислушивалась к каждому слову. Со стороны их можно было посчитать братом и сестрой, но ни как ни сыном и мачехой.

Алиса и Захар уже практически подружились, если бы только новоиспечённая мамочка, не начинала от случая к случаю закатывать истерики взрослому сыну мужа и командовать над ним.

Кирилл Александрович уехал. Алиса побежала к телефону, назначать встречу подруге Машке, чтобы вместе пройтись по магазинам за новой одеждой. Захар знал, куда отец положил тетрадь, и решил дочитать её до конца.

В толстой, потёртой тетради в клеточку и правда не было ничего интересного, только какие-то непонятные символы и формулы. Захар погрустнел.

— Значит, отец и правда что-то на мне испытывал? А то бы я не ходил сквозь стены, не читал бы мысли, и не произносил, расстроившись, или разозлившись, какие-то странные слова, которые вызывали огонь, изменяли погоду, или вредили окружающим меня людям. Я точно не такой, как все. И я стал таким, только по твоей милости, мой дорогой отец!

Захар продолжил смотреть тетрадь, как вдруг, из последних листов выпала фотография девушки. Снимок был очень старым и потёртым. Фотография была подписана.

— Настя Чащина и Кирилл столбов — вместе навсегда!

Снимок был сложен вчетверо и служил закладкой. На последней странице тетради был написан адрес школы волшебников, в которую, несколько лет назад поступил Захар.

— Так. Это уже интересно. Но кто эта Настя? Нужно запомнить фамилию. Сегодня же зайду в контакт и найду её родственников. Слава Богу, что адрес сохранился, и поисков ссужается. Улица Чкалова 16, квартира 28. Нужно будет съездить туда курьером, и узнать, кто там живёт. Не случайно же, отец хранил её фотографию в этой тетради.

Захар был в растерянности. Судя по подписи к фотографии, его отец и эта Настя, как минимум, симпатизировали друг другу, а то бы, врятли стали фотографироваться обнявшись. Кирилл обнимал незнакомку руками за талию, а девушка держала скрепленные руки парня у себя на груди.

Тайна их отношений была окутана мраком, как и всё, что было связано с прошлым отца, или ранним детством самого Захара.

Захар зашёл в контакт и ввел имя девушки в поисковик. В их районе, девушек с фамилией Чащина оказалось 8.

— Так. Уже кое-что. Так. А что это за парень? Чащин Максим Николаевич. 1992 года рождения. Адрес полностью совпадал. Мажет быть, это её сын?

Захар списал сотовый номер молодого человека, но не решился позвонить. Максим был онлайн, и Захар решил действовать на пролом.

— Привет, Максим!

Начал Захар.

— Вы меня не знаете, но у меня возникли вопросы по-поводу Анастасии Чащиной. Мой отец. Кирилл Александрович Столбов был знаком с ней. А я бы хотел узнать побольше о бывших знакомых моего отца.

Максим ответил почти мгновенно.

— Извините, Захар, но я не могу ничего сказать об отношениях моей покойной матери Чащиной Анастасии Степановны и вашего отца. Мой отец Николай Аркадьевич Заболотский, никогда ничего не рассказывал мне о вашем отце, и я ничего не знаю об этой истории. Вам не кажется, что не следует ворошить прошлое и копаться в чужом грязном белье? Наши родители, возможно, и были знакомы, но это было очень давно, и это их дело. Даже если они и не просто дружили. Папа однажды говорил мне, что ему было трудно добиться моей матери, но я решил, что всё дело в большой разнице в возрасте. Когда они познакомились, маме было 20, а отцу 46. Но это же всё не важно, так ведь, Захар?

— Тогда, может, встретимся в кафе Дворик на Парковой, в 3 часа?

— Да, конечно. Это время мне подходит.

— Я принесу фото, и мы всё выясним.

— До встречи.

— До встречи.

И Захар, отправив сообщение облегчённо вздохнул. Незнакомый парень по ту сторону экрана компьютера не посчитал его сумасшедшим, и согласился на встречу.

— Снимок придётся откопировать, а оригинал положить обратно, а то отец всё поймёт, и я не узнаю, что он скрывает. Алисы в доме нет, и вернётся она не скоро. Значит, я спокойно смогу осмотреть документы отца.

Время шло. До встречи с незнакомцем из интернета оставалось меньше часа. А Захар так и не нашёл ничего интересного в документах отца.

— Пора ехать. До этого кафе пилить минут 20. Зато я точно нигде не встречусь с отцом. Оно находиться на другом конце города.

Захар приехал в кафе вовремя, и сел за столик. Максим должен был скоро подойти.

— Но как я его узнаю? На фото он был в больших чёрных очках на пол лица, а никаких шрамов или родинок я у него не заметил.

Через пару минут к его столику подошёл высокий голубоглазый блондин в чёрной кожаной куртке, и рюкзаком на спине.

— Привет, Захар. Я — Максим. Ты хотел видеть меня?

— Да. Я хотел поговорить с тобой. Садись. Пиво?

— Я не пью.

— Хорошо. Тогда, может, кофе?

— Капучино без сахара.

— Можно нам два капучино без сахара и десерт?

Обратился он к официанту и продолжил рассматривать Максима. В глаза бросалось внешнее сходство парня и отца Захара. Улыбка, жесты, мимика.

— Они точно какие-то родственники. У них слишком много общего.

Подумал Захар, а вслух спросил.

— Ты из Питера?

— Нет. Мы с отцом недавно переехали из Москвы. Отец решил построить здесь сеть супермаркетов. А в Москве остался надёжный человек.

— Понятно. Кстати, вот фото, которое я нашёл в вещах отца.

Захар решил ничего не рассказывать Максиму о тетради и отцовских экспериментах. Он ещё не достаточно доверял этому улыбчивому парню.

— Да, на фото моя мама, но этот молодой человек мне не знаком.

— Это мой отец, Кирилл столбов.

— Ясно. Я спрошу у отца, знал ли он человека с таким именем, и что связывает их с мамой. Спасибо, Захар. Ты открыл мне глаза на многие вещи.

Максим уже собирался уходить, но Захар остановил его.

— Завтра мы с ребятами выступаем в клубе. Приходи. Вот билет.

— спасибо, Захар. Я обязательно приду. Мне очень нравятся ваши песни.

Захар был солистом группы Ближе к неизвестности. Очень странно, что молодые люди не были знакомы раньше. Отец Максима финансировал 6 последних выступлений группы на лучших площадках Питера, и договаривался о гонорарах и новых концертных программах. Максим был очень рад, что такой знаменитый певец, как Захар, сам нашёл его в сотссетях и предложил встретиться.

— Я хотел попросить тебя об одном одолжении, Захар.

— Я слушаю.

— Не мог бы ты оставить мне автограф на память?

— Конечно. Не вопрос.

И Захар расписался на диске своей группы Ближе к неизвестности.

— А что написать?

— старшему брату от Захара Ковалёва.

— Окей, братишка.

И Захар вывел своим каллиграфически правильным подчерком нужные слова, и вернул диск Максиму. Захар ещё не знал, что эти слова будут пророческими. Максим поблагодарил Захара и ушёл, а Захар остался сидеть за столиком и думать о том, что он узнал.

— Этот парень очень похож на отца. Но как это возможно, если мы всю жизнь прожили в Питере, а они только недавно приехали из Москвы? Это очень странно.

Захар хотел как можно скорее докопаться до правды, но он мог встретиться и поговорить с Максимом только завтра вечером, на концерте своей группы.

— Этот парень мне определенно нравиться и я с ним подружусь. Хотябы за тем, чтобы вывести их всех на чистую воду. А тебя, отец, в первую очередь.

Захар допил кофе и пошёл на остановку.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 439
печатная A5
от 430