электронная
180
печатная A5
537
18+
Забытое подземелье

Бесплатный фрагмент - Забытое подземелье

Объем:
272 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-3378-9
электронная
от 180
печатная A5
от 537

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Неожиданная встреча

Все события и персонажи, в этой истории вымышлены. Любое совпадение с реальными людьми и фактами является случайным.

Конец лета и вот, наконец-то, настало тепло, по — настоящему, после затянувшегося холодного августа. Сегодня, после окончания работы, как и планировалось еще с утра, я заехал в торговый комплекс «Мост — Сити Центр». Я часто в пятницу, со своими коллегами по работе, отдыхаю после трудовой недели, перед выходными. Обычно, наша компания состоит из трех — четырех человек. Сегодня у нас по плану боулинг, а далее, скорее всего, какой-нибудь из ночных клубов города. А завтра… Завтра, как следствие из этого, крепкий сон до полудня, тяжелая голова, уставшее тело, в общем, еще один выходной вычеркнутый из жизни… Мысленно я возвращаюсь сюда, к столику возле игровой дорожки, когда меня за руку одергивает Миша, мой друг с которым мы работаем в одном отделе.

— Не спи. Твоя очередь. Мы проигрываем, давай постарайся.

Я беру шар и бросаю. За ним еще один. Да уж, совсем немного не хватило… и мы проигрываем.

— Еще партию? — Спросил я и все одобрительно кивнули. — Пойду продлю, Славик, а ты иди за пивом.

Я подхожу к администратору, и пока оплачиваю еще один час игры, боковым зрением вижу приближающийся ко мне силуэт.

— Серега! Ты что — ли? — слышу знакомый голос, но не могу сразу понять, кто зовет.

Оборачиваюсь и вижу, на входе в «Игроленд» стоит высокий, около ста девяносто сантиметров, крепкий парень. Короткая стрижка, однотонная светлая рубаха, джинсы, ремень и кожаные черные туфли. Улыбка расплывается на его лице. Ну конечно же, теперь и я узнал его. Это мой армейский друг Вадим. Прошло уже около трех лет, после армии и после того, как мы в последний раз виделись. Как и водится, мы поначалу после демобилизации, созванивались иногда, но потом как — то вся наша связь прервалась, и мои незначительные попытки восстановить её, успехом не увенчались. И вот сейчас, я вижу его перед собой. Я искренне рад его встретить. Улыбаясь, иду к нему на встречу. Здороваемся как давние добрые друзья, он крепко обнимает меня.

— Вот так встреча, и не подумал бы, что вот так, тут с Тобой… Можем встретиться! — с нескрываемым восторгом сказал Вадим.

— Да мы тут с парнями отдыхаем, как говорится, после трудовой недели, — говорю я, — А ты, как сам тут оказался?

— Да вот зашел, кое — что из вещей приобрести. Собирался сначала в другой магазин, но как будто, что — то подтолкнуло меня именно сюда зайти. Прохожу мимо, вижу ты это, или не ты? Слушай, ну бывает же такое. У тебя есть время? Может, присядем, поговорим?

— Ну конечно же есть, какие вопросы. Сейчас своих предупрежу. Подожди минутку.

И я иду к парням, в двух словах объясняю ситуацию, извиняюсь и выхожу из игрового зала. Тут, по периметру всего этажа, уютно расставлены столики, сидя за которыми открывается вид на все этажи торгового центра. Фонтан первого этажа, который так завораживающе выталкивает струйки воды, которые волшебным образом, огибая дугу на лету, исчезают с противоположной стороны. Вадим уже сидит за столиком. Я сажусь за стол напротив него и начинаю разговор:

— Ну рассказывай, где, как, чем живешь, чем сейчас занимаешься? Как — то мы пропали друг у друга и виду.

— Да, как — то пропали. Я телефон свой потерял, можно так сказать, где — то чуть больше года назад, симку сразу не восстановил, а потом уже и к другому номеру привык.

— У меня тоже номер сменился. Тем уже и не пользуюсь, в основном корпоративным. Я сейчас в компании мобильной связи работаю, в отделе по контролю качества связи, а ты чем занимаешься?

— Я после армии обратно на шахту устроился, даю стране угля, как говорится. — Вадим ухмыльнулся. — Живу, как и жил в Павлограде.

— А как семья? Жена, дети есть уже? — спрашиваю я.

— Нет, я думаю, что и не будет, мне гораздо комфортнее вот так одному. А точнее, мне и без них есть о ком позаботится, — сказал он слегка отведя глаза в сторону и как бы уйдя в себя, в свои внутренние размышления.

— О ком ты сейчас говоришь?

— Сестренка… ну я ж тебе еще в армии фото показывал, помнишь?

— Что — то припоминаю, ну не в деталях, так силуэт только, а родители как?

— Мы с Олькой сами уже остались, — сказал он коротко, и по его виду я понял, что ему не хочется об этом говорить. Тут же он переключается на меня. — А ты как?

Я на пару секунд задумался, соображая как бы в двух словах изложить все мои три года после армии.

— Я тоже не сразу устроился на это место работы. Закончил все — таки заочно четвертый курс, ну по своей специальности, и работал то на заводе, то в фирме по сервисному обслуживанию компьютерной техники. А потом, получив диплом о базовом высшем образовании, я смог устроится вот на это место своей теперешней работы, в сервисный центр оператора сотовой связи.

— И как, на жизнь хватает?

— Да, вполне. Тем более есть перспектива роста, — отвечаю я. — В целом, на данный момент я всем доволен.

— А семья? — Продолжает он.

— Временные подруги, знакомства, в общем, ничего серьезного. Родители переехали жить в село, я рассказывал тебе, у нас есть там дом. А я так и живу в нашей квартире, от сюда минут двадцать езды на маршрутке.

Девушка — официант, в черном брючном костюме и белой рубашке принесла нам заказанный чай и аккуратно поставила его.

— Что — то еще будете заказывать? — Улыбаясь, спросила она.

— Пока нет, спасибо, — Вадим кивнул ей с ответной улыбкой и продолжил разговор, — а свободное от работы время как проводишь? Кроме боулинга, конечно?

— Раз или два, в неделю хожу в спортзал, пытаюсь поддерживать себя в нормальной физической форме, да больше и ни чем так вроде бы, а ты?

Вадим на мгновение прищурился, он или ждал этого вопроса, или просто ему хотелось этим со мной поделиться, по крайней мере, мне так показалось по его выражению лица.

— Ты, что — нибудь слышал о спелеологии? — Наконец начал он.

— Да конечно, слышал. Один парень, с работы, занимается спелеологией еще с горного университета. У них команда по — моему называется «Днепроспелео» или, что — то на подобие этого. Так вот, они часто в походы по Крыму ходят. В пещеры спускаются. Так, что я, в общих чертах в курсе, о чем идет речь.

— Так вот, — продолжил он, — я тоже занимаюсь спелеологией, если можно так выразиться. А точнее, промышленной спелеологией…

— Промышленной? — Перебил его я.

— Ну да, промышленная спелеология, по — другому это можно назвать диггерство.

Увидев мое немного удивленное выражение лица, он понял, что это требует разъяснения.

— Ничего сверхъестественного в этих выражениях нет. Это тоже исследование, ну хоть и не пещер, а городских подземелий, ходов, тоннелей.

— И где ты их исследуешь? Куда ездишь?

— Да в том — то и дело, что никуда не приходится ездить. Всего этого добра хватает и у нас под боком.

— Где у нас? В Днепропетровске? — Уточнил я.

— До Днепропетровска я не добрался, пока, — сказал он с ухмылкой, — а вот в Павлограде много всего есть интересного.

Его глаза игриво засверкали, было видно что, то о чем он говорит, вызывает у него не поддельный интерес.

— С какой целью ты пытаешься обследовать подземелья, туннели, шахты, колодцы или, что там?

— Сугубо с личным спортивным интересом, мне кажется, что там… — он как то особенно выделил слово там интонацией и многозначительным кивком головы, — там что — то есть… что — то особенное, неизвестное… то, что могут узнать не многие, но что — то интересное и важное…

Тут он как бы встрепенулся, его расширенные зрачки сузились, и он вернулся оттуда обратно, за наш столик.

— А в прочем, может ничего и не ждет, ни секретного, ни тайного, ни загадочного, — живее заговорил он. — Тут для меня интересен сам процесс поиска и исследования. Так сказать, кружок занятий по интересам. Интересное для меня времяпровождение досуга в хорошей компании.

— Так ты не один исследуешь?

— Один? — Удивился он, и опять хитровато ухмыльнулся. — Одному в этом деле никак. Постоянно нужно помощь и поддержка кого — то рядом. Да и я ведь не псих — одиночка. Говорю же, это такое время проведения досуга нашей небольшой компании.

То как вел разговор Вадим, его заинтересованность, блеск в его глазах, все больше и больше заинтересовывало меня, хотя я, по сути, еще и толком ничего об этом не знал.

— Сколько человек в вашей компании?

Вадим на мгновение остановился. Его выражение лица стало очень серьезным. Он посмотрел на меня прямым взглядом и сказал:

— То о чем мы с тобой сейчас говорим, не должно выходить дальше нас с тобой. Просто больше никому не нужно об этом знать. Тебе, я это рассказываю, как своему давнему другу, в котором я полностью уверен, — сказал он и замер в ожидании моей реакции.

— Мог бы мне об этом и не напоминать, — немного обиженным тоном говорю я.

— Прости, мне нужно было подтверждение того, что ничего не изменилось с тех времен, — кивнул он куда — то головой и улыбнулся более широкой улыбкой, чем раньше.

— Мы с тобой, как и раньше, можем обсуждать любые темы, — повторил я.

— Сейчас, нас в компании четверо. Как ты понимаешь, конечно же я, один парень, тоже с Павлограда, работает со мной на шахте. Еще один парень из соседнего городка Терновка, раньше мы работали вместе, теперь он держит палатку на рынке, но дружить и общаться мы продолжаем как и прежде. И четвертым у нас, точнее четвертой, моя сестра.

— И она с Вами? — Удивился я. — Девушка тоже этим занимается?

— Тебя это так удивляет? Ей это интересно. Она у меня выносливая, тем более я всегда рядом. Для нее это развлечение, ну как турпоход, например. Ведь мы начинали свою деятельность с выездов на места каких — нибудь, более ли менее недалеких, исторических событий или интересных мест недалеко от города.

— Каких, например? — Уточнил я.

Вадим более вальяжно расселся на стуле, посмотрел в одну сторону, обвел взглядом пространство перед собой, как бы собираясь с мыслями.

— Я всегда думал, что у нас, кроме добычи угля, обработки земли и заводов, ничего интересного и нет. У нас нет ни замков, ни старых их развалин, в нашем районе не проходили решающие битвы. Конечно, война коснулась всей своей жестокостью и наш край. Все — таки тут, важные железнодорожные развязки. Тут проходили упорные бои. Но вот, все же, каких — нибудь знаковых мест нет. Но однажды, я услышал интересную для себя тему… Сашка, это мой друг, ну который с Павлограда тоже, так вот ему дед, рассказывал, что возле села Надеждовка, в степи, на холмистом месте, напоминающем застывшие волны, было множество подземных нор и подвалов. Лет семьдесят назад, когда он был еще пацаненком, парни постарше залазили в них и находили, то конскую сбрую, то старинные монеты. Пообщавшись на эту тему, мы с Саней решили на выходных наведаться в эти места. Так же, мы сошлись на том, что нужен еще кто — то в компанию. Практически одновременно мы подумали о Лехе, нашем друге из соседнего городка Терновка, который находится где — то в двадцати километрах от Павлограда. После недолгих сборов мы решили в ближайшие выходные поехать в Надеждовку на 2 дня. Было это где — то в середине июня и поэтому решили два дня провести на природе в палатках. Оля, моя сестра, тоже попросилась с нами. Никто не возражал, и мы на Сашкиной «Ниве» выехали в пятницу после работы. Первым делом, мы заехали к Сашкиной двоюродной тетке в селе Надеждовка, там и остались с ночевкой в первую ночь. Тетка Мария рассказала, что её дед говорил, что еще до революции хлопцы нашли в подземном ходе возле села небольшой кувшин со старыми монетами, и что еще двое любителей ушли в эти ямы, но так и не вернулись. Легенды легендами, а это еще больше разогрело наш интерес к этим, «Хвылям» как их называют местные. С самого утра, мы выехали в поисках этих мест. Где — то к обеду, мы нашли нечто похожее на то, что нам описывали. Саня немного ориентировался в нашем местоположении, еще с детства помня, как дед ему показывал это место и рассказывал всякие небылицы о подземных ходах, монетах, о банде орудовавшей в этих местах, которую никто не мог изловить, и которая всякий раз скрывалась в подземных ходах и лабиринтах, как только на них начиналась охота…

Его рассказ прервал звонок телефона. Он взял трубку и начал с кем — то разговаривать, я слышал его голос откуда — то из далека, а сам находился мысленно еще там… в степи где — то на в ходе в подземелье… Картина всего происходящего там, ясно возникла передо мной в мельчайших подробностях.

— Да, я уже справился. Жду тебя. Да — да, как и договаривались. На втором этаже, возле эскалатора, давай, — закончил он, и положил трубку.

— Олька, сестренка, сейчас будет тут, — сказал Вадим, и начал глазами просматривать зал и движущийся эскалатор.

— О, вон она поднимается, — кивнул он в сторону движущегося эскалатора.

Я увидел поднимающуюся на эскалаторе стройную девушку среднего роста, лет девятнадцать — двадцать, в светло коричневой укороченной курточке, джинсах, и коричневых сапожках. Её волосы, длиной до плеч были распущены. Она смотрела в нашу сторону, глазами выискивая Вадима. Увидев нас, кивнула нам головой и заулыбалась. Я увидел её симпатичное лицо, красивую улыбку. Подойдя к нам, со спины Вадима, она наклонилась и поцеловала его в щеку.

— Привет! — Задорно и с улыбкой сказала она. После чего сняла курточку, положила ее на спинку стула и сама села рядом с Вадимом.

— Сергей, познакомься, это моя младшая сестренка Ольга.

Я киваю. — Очень приятно, Сергей!

— Оль, это ж Серега, мой друг с армии, я тебе рассказывал.

— Неужели, тот самый? — с ненаигранным удивлением и улыбкой уточнила она. — Наслышана, наслышана… — сказала она и улыбнулась еще шире, Вадим тоже улыбнулся.

— Я чего — то не знаю? О чем же ты так обо мне наслышана?

— Не волнуйся, Серега, знает только о том, что ей можно знать. — добавил Вадим.

На этот раз весело стало всем, и мы втроем уже сидели, сияя улыбками.

— Давно уже тут ждешь? — Подхватила Ольга.

— Часов с 17:00. Чаю хочешь? Я закажу. — Вадим начал подниматься со стула.

— Сиди, сиди, общайтесь, я сама. Ничего, что я ворвалась тут в ваше пространство?

— Конечно же нет, — говорит Вадим.

Она перевела взгляд на меня. Ее большие карие глаза смотрели на меня прямым и не моргающим взглядом, ожидая и моего ответа.

— Все в порядке, я только за, — подтвердил я.

Она медленно хлопнула своими длинными ресницами и встала из — за стола.

Вадим, в это время опять, отвечал на телефонный звонок. В этот раз, я и не слышал как, и о чем, он разговаривал. Повернув голову немного набок, я наблюдал, как Ольга заказывает себе чай и ожидает его возле стойки. Вадим, закончив разговор по телефону, посмотрел на меня с ухмылкой, он наверняка заметил, что я наблюдаю за его сестрой. Ольга очень быстро вернулась к нам с чашкой чая.

— Через два часа, Леха будет выезжать со склада, он нас тут заберет, — повернувшись к Ольге сказал Вадим. — А пока у нас есть время немного пообщаться.

— Так, что дальше то у Вас было? — Стараясь вернуть разговор в прежнее русло, спросил я.

— Дальше… А дальше, мы начали осматривать это место, этот холм со всех сторон. Там где и предполагали, нашли нечто похожее на остатки входа.

Ольга немного недоуменно посмотрела на брата, видимо удивляясь, что он это мне рассказывает.

— Все нормально, Серега свой человек, с ним можно, — сказал он, отвечая на её взгляд.

Она ничего не ответила, а стала, как мне показалось, более внимательно на меня смотреть, как бы изучая. Когда наши глаза встречались, мы по несколько секунд смотрели друг на друга, но то она, то я все же отводили свой взгляд.

Вадим рассказывал дальше.

— Мы начали копать. После нескольких часов работы, появились первые результаты — мы откопали два входа высотой, около метра тридцати сантиметров, с арочным потолком. Один вход был очень узким, в него с трудом мог протиснуться человек, так как его стены состояли из камней и деревянных брусьев, которые нам никак не поддавались, так как из инструмента кроме лопат, лома, кийка и кувалды у нас и не было. Саня, как самый невысокий и худощавый среди нас, попытался протиснуться в него. Привязавшись за пояс веревкой, он начал свое движение во внутрь, а я стоял у входа и подсвечивал его путь фонарем. Стены были из камня, точнее сказать, это были большие валуны на входе служившие стенами. Я видел его буквально на расстоянии двух метров, потом этот проход поворачивал налево с уклоном вниз. Примерно через десять минут, Саня возвратился и уже был на выходе. Я ему помог вылезти из него. Все с интересом смотрели на него, но он сказал, что смог протиснуться на пять — шесть метров, но потом проход сужается настолько, что остается только зазор сантиметров двадцать, видимо со временем валун сместился и перекрыл проход. Он просветил дальше, но то ли проход уходил еще сильнее в сторону и вниз, то ли его там совсем завалило. Дело уже было к вечеру, наступали сумерки и поэтому, мы решили отдыхать, тем более, что работа лопатой все таки утомляет. Олька нас накормила ужином. Все — таки, как это вкусно, каша на костре. Разбив палатки, мы еще посидели у костра, ведь эта поездка носила и развлекательный характер, а второй вход оставить на завтра. Утром, вначале седьмого, мы приступили к раскопкам второго входа. Тут пришлось повозиться дольше, где — то до обеда мы раскопали около двух метров грунта и разобрали около метра сгнившего, практически полностью бруса и камня. Этот вход, по высоте был не больше первого, но по ширине туда смог пройти свободно и я. Проход открылся полностью, наклонившись и идя на присядках, я пошел первым, за мной в связке пошел Алексей, Саня и Оля остались снаружи на подстраховке. Под небольшим уклоном вниз мы двигались вперед. Дышать становилось тяжелее, вентиляции явно там не было. Да и закрытое темное и неизведанное пространство морально давило, несмотря на имеющийся опыт работы под землей. Там все выглядело более загадочным и, если так можно выразиться, зловещим. Пройдя так около двадцати метров, мы уперлись в стену. Стало ясно, или проход дальше завален глыбой, или он уходил вертикально вниз, но в таком замкнутом пространстве и отсутствии воздуха, нереально было копать. Мы вышли наверх. Потом еще раз в этот проход спустился Алексей с Саней, а потом и я с Олей, не зря ж мы сюда выбрались, и всем было интересно побывать там и посмотреть.

— Правда ведь, Оль? — Вадим посмотрел на нее, и она ответила:

— Это ощущение трудно описать. Как будто попадаешь в какое — то далекое время, в какие — то события, которые происходили давным — давно. Это так здорово, такой адреналин.

Вадим, уже глядя на меня, продолжил:

— Ты думаешь мы очень расстроились, что ничего особенного не нашли в свой первый раз? Мы все были просто в восторге. И единогласно решили, продолжить начатое дело. Перед отъездом, мы накрыли ветвями деревьев найденные входы и, сколько позволило нам время, закидали проходы землей. Собрали свое место стоянки, и поехали обратно в Павлоград. Трое следующих выходных мы проводили там, пытаясь обнаружить еще какой — нибудь вход, или его подобие. Одни выходные прошли безуспешно, с точки зрения поисков, а вот с точки зрения отдыха, все было замечательно: природа, шашлык, костер, гитара, все это было, и было здорово. Следующие выходные дали нам кое — какие результаты. Среди разнообразных холмов и горок в той округе, мы нашли явные остатки еще одного входа и начали копать. Поначалу спрессованная земля с трудом давалась, камни и небольшие валуны усложняли работы. В те выходные мы так ни до чего и не дорылись. Еще через неделю мы продолжили, на глубине около пяти метров под наклоном в глубину. Саня ударил лопатой, и нога его провалилась куда — то вниз. Хорошо, что у нас была размотана веревка, привязанная к машине. Он схватился за нее и вытащил ногу. Раскопали отверстие пошире, но вдвоем расположиться в этом проходе было невозможно, поэтому он вылез, чтобы немного отдышаться и перевести дух. Пошел я. Привязавшись веревкой, я попытался разобрать проход дальше. Через пол часа работы проход был такой, что я в него мог пройти. Освещая путь фонарем, я попытался пройти дальше. Перед нами открывался проход, по его устройству можно было понять, что тут когда — то был добротный тоннель. Осмотрев свод, я опять — таки, увидел, то ли камни, валуны. Завалов не видно, ко мне спустился Алексей. Мы начали движение вперед. Я, с моим ростом шел, наклонившись, Леха тоже. Так мы прошли еще около восьми — десяти метров. Заканчивался этот ход прямоугольным помещением три на четыре метра. За два метра до этого помещения, небольшой ход уводил вправо. Мы вернулись и позвали остальных и все вместе, по достоинству, оценили найденное сооружение. Проход вправо не давал покоя, и мы решили его исследовать. На этот раз первым пошел Саня, за ним Леха. Они поползли по узкому и низкому проходу около трех метров и выползли с его обратной стороны, как оказалось, с боковой стены более большого коридора. Как рассказывал Саня, в том коридоре, в который они попали, и всадник проскакать смог бы. Стены и потолок там поддерживались толстыми бревнами, то ли дуба, то ли похожего на него дерева. Тут же слышались капли капающей воды, просачивающееся через боковые стены, и на удивление было чем дышать. Немного осмотревшись, Леха и Саня обнаружили какую — то крупную кость может лошади, а может и кого — то другого. Они не являлись специалистами в данной области, и точно определить не смогли. Когда же они пытались взять ее, чтобы вынести она стала рассыпаться в руках, превращаясь в мел. Пока они исследовали этот проход, я исследовал прямоугольную комнату, и меня интересовал вопрос, что же тут было, и для чего она предназначалась? Была ли это недостроенная часть чего — то, или просто обманная тупиковая выработка. К моему удивлению, под ногами под небольшим слоем грунта, я нашел, три монеты, или медальона, разобрать было очень тяжело, рисунка практически не было видно, края сколоты и потрепаны. Но это было для меня находкой века или даже тысячелетия, ведь это было моих рук дело. Какая радость и гордость посетили меня в тот момент, это просто не передать. Леха с Саней вернулись обратно из узкого прохода, рассказывая нам о своей находке, а мы же с Ольгой тоже наперебой рассказывали о своей.

Мы вышли наверх, был уже вечер и мы еще много рассуждали о своих находках, о том кто и зачем эти ходы мог сделать. Возможно, что их вырыли казаки. Но вряд ли они занимались бы таким трудоемким делом. Хотя не исключено, что пользовались этими ходами во время своих боевых операций. Возможно, это многокилометровые подземных ходы — и это дело рук оседлых, живших тут много веков назад, людей. Чем больше мы об этом рассуждали, тем сильнее это нас завораживало и привлекало. Я еще потом долго крутился и не мог уснуть от такого возбуждения. Утром около 6:00 мы опять отправились в этот проход. Саня с Лехой взяли с собой лопаты и ударный инструмент, чтобы убрать мешавшие проходу пару бревен. Я предупредил их об осторожности, непонятно на чем держится этот проход.

Мы договорились разбирать завал по очереди, подменяя друг друга по мере усталости. Добрались до места, на котором вчера остановились, по уже знакомому маршруту. Саня извлек уже одно бревно, которое под ударами кувалды быстро раскололось и превратилось в труху, а второе никак не поддавалось. Впереди виднелся довольно — таки длинный тоннель из бревен и камня по бокам. После очередного удара резкий треск нарушил тишину и повис в воздухе. Я услышал Лехин голос, который пугал и настораживал.

— Саня бегом назад, бегом!

Я сжал страхующую веревку в руках, готовясь тянуть ее, в случае необходимости. В узком проходе появился Алексей, он быстро прополз, а за ним показался и Саня. Послышался еще один сильный треск, на этот раз трещало не только дерево, но и окружавшие нас стены. Я крикнул Ольге, чтобы она бежала наверх. Саня практически выполз из узкого прохода, как вдруг, раздался резкий хлопок. Саня сначала вскрикнул, а потом и вовсе закричал. — Нога, нога, застряла, тяни! — Я понял, что сзади произошло обрушение и Сане придавило чем — то ногу. Мы принялись тянуть веревку. Саня изворачиваясь, рывками после нескольких попыток вытянул ногу. Мы помогли ему выбраться, на ногу он вставал с трудом, но не замечая боли, пытался идти. Мы с трудом помогли добраться до основного выхода. Подойдя к выходу, Алексей вылез первым и опустил веревку, которую мы привязали к Сане. Начали вытаскивать Саню, Леха с Ольгой сверху, я подталкивал снизу. Когда выбрались, то первым делом все к Сане бросились, что с ним, как он? Все оказалось, не так плохо как изначально показалось, скорее всего, ушиб.

Немного придя в себя, решили, что на сегодня больше никаких спусков. Начали собираться домой. Послышался еще один глухой хлопок, и было видно как земля, в направлении прохода, немного просела и сместилась. Стало ясно, что проход завален. Конечно это огорчило нас, хотя с другой стороны, если подумать, то вряд ли бы мы стали восстанавливать такой большой завал. Жаль было только не уцелевшие находки, выпавшие во время поспешного ухода. Туда мы решили больше не возвращаться. Потому, что позвонила тетка Сани и сказала, что народ стал поговаривать, сплетничать, в милицию собирались идти, мол приезжают какие — то, копают, ищут, что — то. Но это для нас стало опытом, нашим первым опытом.

Вадим замолчал. Медленно сделав глоток, уже остывшего чая, повернул голову в сторону своей сестры и с легкой, еле заметной улыбкой, сказал:

— Вот такой вот у нас досуг, так сказать клуб по интересам.

Ольга ответила небольшим кивком головы, и немного склоняя ее набок, перевела свой взгляд на меня. Ее большие карие глаза, длинные ресницы, изгиб бровей все это было так интересно для меня,

— Она красивая, — думал я, и словил себя на мысли, что дольше обычного засмотрелся на неё.

— А сейчас, что — нибудь исследуете? — Спросил я, отрывая взгляд от Ольги.

— Да, исследуем, но на этот раз мы никуда не выезжаем за пределы города, — оживился Вадим. — Есть у нас в Павлограде промышленные подземелья и тоннели.

— Никогда об этом и не слышал. Если можешь, расскажи, — поинтересовался я.

Раздался телефонный звонок и Вадим взял трубку:

— Да, Леша. Я понял, через десять минут будем. — Закончив разговор, он поднял свой взгляд на меня, — Леша уже нас ждет. В двух словах тут не расскажешь, в общем, есть в Павлограде, заводы которые уже, либо не эксплуатируются, либо эксплуатируются частично. Так вот там есть чем нам заняться и где поисследовать. Я скажу тебе так, если будет на следующих выходных свободное время, то приезжай к нам, пообщаемся еще, расскажем и может, что — нибудь и покажем.

— Это, что — то незаконное? — Немного насторожился я.

— Ну мы же ведь ничего не воруем, мы просто исследуем свой город.

— Приезжай, думаю, тебе будет интересно, — неожиданно сказала молчавшая все это время Ольга.

— Давай обменяемся номерами. Обязательно еще созвонимся, а если надумаешь, то приезжай, нам еще один человек не помешает, — сказал Вадим, поднимаясь со стула.

Мы обменялись номерами, я поблагодарил за приглашение и сказал, что подумаю над этим.

— Ну все Серега, давай до встречи, рад был тебя увидеть, — улыбаясь сказал Вадим.

— Я тоже рад. До встречи. — Мы пожали друг другу руки.

— До встречи, — мягко сказала Ольга и улыбнулась.

— Рад был знакомству, — с ответной улыбкой сказал я.

Они пошли, а я стоял и смотрел на них. Смотрел как подходят к эскалатору, как спускаются, пока они совсем не исчезли с моего вида.

Я вернулся в игровой зал, парни все еще продолжали играть. Присоединился я к ним, больше по инерции, чем от желания играть. Тогда мои мысли были заняты совсем другим. В своей голове я прокручивал встречу с Вадимом, его рассказ, знакомство с Ольгой. Во мне было много смешанных чувств. Еще буквально двадцать минут мы находились в игроленде, но решили разойтись по домам. Точнее парни решили это, глядя на погруженного в свои мысли, рядом с ними, меня. Все время по пути домой, я действовал машинально, ничего не замечая, не обращая внимания на все, что происходило вокруг. Я зашел домой, разделся, умылся и лег на кровать, а перед глазами у меня проносились четкие и ясные картины: тоннели, ходы, заводы и… большие карие глаза с длинными ресницами…

Клуб по интересам

Всю неделю я ходил на работу и ждал когда наступят выходные. Практически сразу, я решил, что приму предложение Вадима и поеду к ним в Павлоград. В среду, я созвонился с ним и сказал о том, что приеду. Вадим радостно воспринял мой звонок. На мой вопрос, что от меня требуется, он ответил, что пока необходима удобная одежда: удобные ботинки или кроссовки, штаны или на крайний случай джинсы, куртка, перчатки и фонарь. Так же, мы договорились, что приеду я в пятницу после работы. Ночевать я буду у него с Олей. В эти выходные предстояло знакомство со всей компанией, вхождение в курс дела, и разъяснение обстановки и планов. Вот, о чем состоялся наш разговор.

Из указанной одежды, с собой я взял то, что имелось в моем гардеробе, так как особо не имел еще представления о том, что мне предстоит. Джинсы, кроссовки и ветровка для меня проблем не составляли, оставалось купить фонарь, что я и сделал, посетив туристический отдел в торговом центре. Заранее я предупредил свою компанию, о том, что на этой неделе в боулинг я не приду, сославшись на то, что уезжаю на выходные к родственникам. Вдаваться в подробности по поводу своей поездки я не хотел.

Взяв дома собранную сумку, я поехал на автостанцию в Новый Центр, оттуда направляются маршрутки в том направлении, что нужно было мне. Дорога до Павлограда составляла около часа, и все это время я размышлял, о том, что меня ожидает, под звуки рока, доносящегося из наушников.

Выйдя из маршрутки на автостанции, я увидел Вадима, который уже ждал меня. Ехать нам пришлось еще на одной маршрутке, уже по городу. Эта поездка заняла десять — пятнадцать минут, и мы добрались до района, где он жил. По дороге в маршрутке, мы особо не разговаривали, так как ехали стоя в битком набитом транспорте. От остановки, мы шли еще около десяти минут, проходя мимо домов и магазинов. Жили Вадим с Ольгой в четырехкомнатной квартире на четвертом этаже пятиподъездного дома. Вадим открыл входную дверь и мы вошли.

— Располагайся и чувствуй себя как дома, — сказал он, разуваясь.

— Жить будешь, в этой комнате, — указал он на комнату, которая располагалась по правую сторону от небольшого коридора, возле ванной комнаты.

— Надеюсь, мое соседство тебя не смутит, — с иронией подчеркнул он.

— Вадик, все в порядке, какие вопросы, — ответил ему я, и положив сумку, пошел вымыть руки.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 537