электронная
200
печатная A5
474
16+
За Последней Чертой

Бесплатный фрагмент - За Последней Чертой

Хроники Руны

Объем:
252 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-4681-1
электронная
от 200
печатная A5
от 474

Глава первая

Назвать Пограничное Королевство королевством не поворачивался язык. Питер был ошеломлен, узнав, что государство по своим размерам едва ли не уступает Эстраду. По сути, это был один огромный город-крепость, разбитый на семи холмах, носящий неприступное название — Оплот.

Стражники без проблем пропустили разношерстную компанию в город, не удостоив внимания даже грифона. Жители Пограничья давно привыкли ко всякого рода существам — все-таки рядом граница Последней Черте, которую частенько перебегает всякая нечисть. Руби был не на шутку обижен таким равнодушием к своей персоне. Он привык к всеобщему вниманию. Ему льстило, что люди смотрят на него с изумлением и даже с подобострастием — как-никак, а грифоны очень малочисленны на Руне. Да и селятся в глухих местах, как можно дальше от человека. Поэтому такой зверь для горожан — настоящая диковинка. Но только не для подданных Пограничного Королевства.

— Что это с твоим зверем? — поинтересовался у гринча Лис.

— Это на него так угнетающе действует дефицит внимания.

— Вот уж не знал, что он такая утонченная натура, — хихикнул Весельчак. Руби склонил голову и звонко щелкнул клювом перед носом воина. Весельчак отшатнулся, как ахур от ладана.

— Будешь знать, как насмехаться над моей птичкой, — Смоки шутливо погрозил Весельчаку кулаком.

— Жаль, что Баратуда не пошел с нами. Веселый малый. Без его шуток будет скучновато, — с досадой произнес Драчун, поглаживая сидящего на плече кота.

— Я приглашал его, но он отказался, — пожал плечами Пит. — Сказал, что ему нужно уходить. Но пообещал, что обязательно навестит нас.

— Когда уже покажется это проклятая площадь, — заныл Пакостник. — Так отдохнуть хочется. Ноги аж зудят.

— Погоди немного, — успокоил Питер бешеного. — Вот доберемся до королевского дворца, там и отдохнем.

— Милорд, а вы уверены, что мы идем в правильном направлении? — спросил Батька. — Чем ближе к центру города, тем дома богаче стоять должны. А тут как были хибары, так и остались. Или я чего-то не понимаю?

— Жители Пограничья — варвары, — ответил Питер. — Они сравнительно недавно приобщились к благам цивилизации. Поэтому пока роскошь для них — пустой звук. Но дорогу спросить все же следует.

— Эй, милейший, доброго здоровья. — Вудс попытался остановить идущего навстречу ремесленника, но тот проигнорировал приветствие и прошел мимо. Пушистый, сидевший за пазухой Драчуна, презрительно фыркнул.

— Спасибо тебе, добрый человек, — с издевкой крикнул вслед горожанину Весельчак.

Питер тоже решил попытаться разузнать дорогу до главной площади, но очередной прохожий также не повернул головы.

— Эдак мы до вечера будем любезничать, — пробурчал Дуболом и тут же схватил своими мощными ручищами за грудки первого попавшегося на своем пути горожанина.

— Тебя что, обезьяна воспитывала? — рявкнул варвар. — Руки убери, а то так ногой в пах заряжу, будешь знать, как хватать средь бела дня добропорядочных граждан.

Дуболом немного опешил и отпустил прохожего.

— Простите, уважаемый, мы не хотели вести себя неподобающе, — извинился Питер.

— Тог простит. Ладно, чего хотели-то?

— Скажи-ка, приятель, правильно ли мы направляемся к королевскому дворцу? — задал вопрос десятник.

— Правильно. Через три квартала свернете направо. Затем пройдете еще один квартал и повернете налево. А там по прямой, и упретесь во дворец. Вот только если вы к королю, то он вряд ли вас примет в ближайшие несколько дней.

— Это еще почему? — нахмурился Батька.

— Дочка у него родилась. Там сейчас такая гульба идет, что ему не до государственных дел.

— А что, если… — Лис так и не успел договорить — горожанина уже и след простыл. — Ну, что за народ. Каждый из себя чересчур делового строит.

— Милорд, какие будут предложения? Если во дворце идет грандиозная пьянка и королю нет никакого дела, что творится у него в государстве, может на пару деньков устроим отдых, пока Его Величество не просохнет?

— Здравая мысль, — поддержал десятника гринч. — Заодно осмотрим достопримечательности, оценим кухню и здешних красоток.

— Красоток, стряпню и осмотр оставим на потом, — сказал молодой лорд. — Давайте все же дойдем до дворца. А там, если король и вправду в стельку пьян, как уверяют его подданные, тогда можем смело попробовать местную кухню, ну или кому чего больше захочется.

Около четырех часов понадобилось путникам, чтобы добраться до главной площади Оплота. Воины были удивлены бедностью и аскетизмом местной архитектуры. После величественного Сперониума Оплот выглядел не иначе, как захудалый городишко. Одно-, и двухэтажные дома из серого камня, покрытые такой же серой черепицей, нагоняли уныние и тоску.

По периметру площади стояли особняки вельмож и резиденция самого правителя Пограничья.

Архитектура дворца, по меньшей мере, была странной. Этажи были словно налеплены друг на друга. Причем верхний этаж выпирал так, что казалось, он может рухнуть в любую минуту.

В центре площади находился базар. Тут шла бойкая торговля дарами полей, скотом, дровами, сеном и еще Тог знает чем.

— Король, видимо, совсем спятил, раз позволил разбить рынок прямо у себя под окнами, — вслух произнес Бернс, качая головой.

Воины пробирались к дворцу, расталкивая торгашей. Один из них схватил молодого лорда за рукав, тыча в лицо домашней птицей, и перекрывая общий гул, заорал:

— Любезный, купите гуся. Из него получится вкусный суп. А какое у него мясо!

— Пошел прочь, — Питер отпихнул от своего носа птицу. Та пронзительно загоготала.

Шедший сзади Батька дал продавцу хорошего пинка и посоветовал ему засунуть гуся себе в задницу.

Хозяин мясной палатки поднял такой крик, что Питу пришлось кинуть дукат, лишь бы тот заткнулся и не вызвал стражу. Причиной недовольства торгаша стал поступок Руби. Грифон наглым образом стянул с прилавка кусок постной говядины и проглотил его в мгновение ока. Пушистый хотел последовать примеру друга, но его вовремя схватил за шкирку Драчун.

Откуда ни возьмись появилась группа шутов. Они были разодеты в цветастые костюмы с нелепыми колпаками на головах. Один из них, самый мелкий и на редкость пронырливый, подкрался к ехавшему на грифоне Смоки и стянул с него сапог. Гринч слез с Руби и попытался отнять свою законную обувку у королевского придурка. Когда Смоки уже должен был схватить сапог, недомерок тут же перебросил его другому шуту.

В эту нехитрую игру включились все члены отряда, но отобрать сапог у мелких гаденышей не получалось. Народ хохотал, хватаясь за животы. Шутовская забава явно затягивалась. Положение спас Дуболом. Он ухитрился изловить одного дурака, сорвав с него шутовской наряд. Подоспевший Батька тут же поднял недомерка за одну ногу, держа его вниз головой. Десятник, довольно осклабившись, начал раскручивать шута. Тот дико заверещал.

Толпа зашлась в очередном приступе хохота. Недомерки поутихли. Видя, что ситуация для их товарища принимает серьезный оборот, они тут же вернули сапог его владельцу. Батька сразу отпустил шута. Королевский дуралей сделал пару шагов, зашатался от сильного головокружения и упал на лоток с квашенной капустой. Хозяин палатки снял со штанов ремень и от души огулял им паршивца.

Наконец путники покинули базар и подошли к дверям дворца. У парадного входа стояли четверо стражников, одетые в набедренные повязки. Каждый из них держал в руке увесистое копье.

Вдруг откуда-то сверху раздался звон бьющегося стекла, и из окна второго этажа выпрыгнул голый мужчина. Оказавшись на площади, незнакомец даже не пытался прикрыть рукой срамоту, а галопом помчался к базару. Следом спрыгнул другой, только одетый, и припустил вслед за убегающим человеком. Из этого же окна за погоней наблюдала полуобнаженная красавица. Стражники даже ухом не повели. Только один из варваров ухмыльнулся, когда увидел голый зад мужика.

— Похоже, муж красотки застукал свою благоверную с любовником, — заметил Питер.

— Ух, и не завидуя я этому голоштаннику, — сказал Смоки. — Помню, со мной как-то приключился похожий случай. Я тогда…

— Давай ты про свои любовные похождения расскажешь в другой раз, — перебил гринча Батька.

— Подумаешь, — насупился Смоки.

— Эй, ребята, — окликнул десятник стражников. — Как бы нам повидать вашего короля?

— А вы кто такие, что вот так запросто осмеливаетесь просить аудиенции?

— Вот верительная грамота, — Питер протянул документ одному из стражей. — Надеюсь, вопросов больше не возникнет?

— Ка-ти-рея, — прочитал тот с трудом.

— Похоже, паренек не умеет читать, — шепнул Питеру Драчун.

— Катерия, — поправил варвара молодой лорд. — Это королевство по ту сторону Призрачных гор. Я — лорд Лентийский, доверенное лицо Его Величества Родерика Пятого.

— А это случаем не там, где свирепствует чума? — спросил другой страж.

— Именно, — пробасил Дуболом.

— Так что насчет аудиенции? Король Ярибор примет нас?

— Милорд, это вы можете справиться у нашего дорогого правителя и сами. Вон он возвращается.

— Это что, и есть Ярибор? — у Весельчака отвисла челюсть.

— Он самый, — осклабился первый стражник.

Королем оказался тот самый человек, выпрыгнувший из окна вслед за голым мужчиной.

— Поганец, ему таки удалось уйти, — с досадой произнес король, сжимая огромные кулаки. — Ну, ничего, завтра же велю изловить сластолюбца. Так, а это что за делегация?

— Ваше Величество, — ответил стражник. — Эти люди утверждают, что они подданные Катерии и у них к вам важное дело. Еще у них верительная грамота от их правителя Родерика.

— Катерия? — нахмурился Ярибор. — Ах, да. Как я мог забыть про Родерика. Он же был свидетелем на моей свадьбе. Ну и пить здоров ваш король. Опустошил со своей свитой мои лучшие погреба.

— Ваше Величество, — Питер решил заткнуть поток словоблудия Ярибора. — Вы нас примите?

— Конечно, за чем же дело стало. Следуйте за мной.

Во дворце творилось нечто невообразимое. На лестнице, ведущей в королевские покои, валялись пьяные гости. В коридоре второго этажа двое устроили драку.

— Прошу прощения за этот бедлам, — король сконфуженно улыбнулся. — У меня родилась дочь — все-таки знаковое событие для нашего маленького королевства. А мои придворные совершенно не умеют себя вести. Впрочем, что вы от них хотите, кровь варвара не признает этикета. Фактически они только вчера слезли с деревьев.

Ярибор перепрыгнул через валявшееся тело какого-то толстяка. Воины последовали его примеру. Гном не стал утруждать себя прыжками и наступил прямо на пивное пузо пьяного вельможи.

— А вот и гостиная. Милости прошу. Я сейчас распоряжусь, чтобы слуги немедля накрывали на стол.

Гостиная оказалась обыкновенной комнатой, без всяких излишеств. Посередине стояли большой дубовый стол, способный уместить человек пятьдесят, не меньше, и две деревянные скамьи. Единственным стоящим украшением гостиной был периянский ковер, устилавший каменный пол. Орнамент ковра в виде пиратского парусника, плывущего по морю, в волнах которого резвятся дельфины, поразил Питера своей красотой и оригинальностью. На стенах вместо привычных картин были развешаны шкуры диких зверей. Бернс насчитал порядка пятнадцати шкур.

— Пит, смотри, в его коллекции даже есть шкура мамонта, — зашептал на ухо молодому лорду Драчун. — Где он только ее достал?

Вместо ответа Бернс пожал плечами. Сейчас его меньше всего интересовало, где король варваров завалил мамонта.

Воины уселись за столом. Прислуга принесла кувшины с питьем и легкие закуски. Его Величество Ярибор лично ухаживал за гостями, разливая по бокалам вино. Питера смутила такая услужливость монаршей особы. Правда, вскоре королю надоело изображать из себя радушного хозяина и он, усевшись во главе стола, вливал в себя вино, зажав в ручище большой кувшин.

— Позвольте мне еще раз принести свои извинения за некоторые нелицеприятные сцены, которые вы сегодня могли наблюдать.

— Ваше Величество, вам не стоит…

— Еще как стоит, — перебил Питера король варваров. — К тому же, мне нечего скрывать от своих новых друзей. Наверняка вам интересно узнать, кого я преследовал на главной площади. Дело в том, что в моем дворце живет моя первая жена, к которой я испытываю определенные чувства и физиологические потребности. Она питала ко мне такую же симпатию. Но в последнее время Лукреция стала холодна. Я был уверен, что у нее кто-то есть. Долгое время я не мог выследить паршивца. Но сегодня мне повезло — эта парочка даже не удосужилась закрыть дверь спальни. Тут-то я их и застукал. Остальные подробности происшедшего вам уже известны.

— Кто же посягнул на вашу возлюбленную? — отважился поинтересоваться Расмус.

— Мой троюродный братец, чтоб ему пусто было.

— Наверняка его ждет виселица, дыба или четвертование, — предположил Дуболом. — Лично я бы выбрал последнее. Именно так и нужно поступать со сластолюбцами.

— Что вы, дорогой друг, — скривился Яробор. — Я хоть и варвар, но подобные изощренные способы убийств мне чужды. Достаточно будет хорошей порки. К тому же я его не виню. Сам грешен в любовных делах. Пару лет назад я увел у него свою вторую жену, красотку Фиону, с которой мой братец был помолвлен. Такое любовное противостояние у нас длится уже много лет. Впрочем, не только в отношении женщин.

— Даже так? — Батька от удивления приподнял бровь.

— Десять лет назад мой дядя, да пребудет он в Свете, покинул мир иной. Перед тем, как отправится к праотцам, он подписал указ о престолонаследии. В итоге на троне оказался не его пустоголовый первенец, а я — любимый племянник. Однако через некоторое время мой негодный братец сумел хитростью заграбастать себе королевство, оставив меня с голым задом. Но королевская корона на его голове продержалась недолго. Я сумел организовать небольшой переворот и вышибить его из дворца.

— Не проще было его вздернуть? — не унимался Дуболом. — По крайней мере, так поступают все короли. В противном случае, ваше противостояние затянется на очень длительный срок и может закончиться для Вашего Величества весьма плачевно. В один прекрасный момент ваш кузен окажется куда решительнее вас, и тогда…

— Знаю. Но все эти кровавые методы борьбы, как это ни странно, хороши для цивилизованных государств. Мы же не убиваем своих родичей. Это великая заповедь богов, и никто ее не посмеет нарушить. Поэтому на протяжении многих веков у нас не произошло ни одного убийства среди нашего народа.

Внезапно раздался стук в дверь и в гостиную влетел стражник.

— Ваше Величество, поймали Брайса Рыжего, — отрапортовал тот. — Какие будут дальнейшие указания?

— Вспомни о дураке, так он сразу же и появится. Привяжите моего братца к позорному столбу на площади на всю ночь, — распорядился Ярибор. — А завтра я самолично выпорю этого мерзавца.

Глава вторая

Казалось, что на главной площади собралось все население Оплота. Даже базарные торгаши, и те побросали свои палатки, чтобы увидеть, как король собственноручно порет своего кузена. Правитель щедро огуливал голую спину прелюбодея, сопровождая порку назидательными речами. Короля поддерживали и его поданные.

— Поддайте ему, Ваше Величество! Так ему, так! Врежьте ему и за меня! — раздавались крики из толпы.

Отряд наблюдал за происходящим на площади, из окна гостиной.

— Не понимаю я всего этого, — Батька отвернулся и, подойдя к столу, опрокинул кубок с вином себе в рот.

— Чего это ты не понимаешь? — осведомился Пакостник.

— Как-то все это по-бабски. К чему это унижение, да к тому же еще и прилюдно? Было бы куда справедливей вызвать опрохвостившегося братца на кулачный бой. Лупцевать спину беззащитного человека, к тому же близкого родственника, не делает королю чести.

— А какого ахура он вообще смеет так мутузить этого бедолагу, — возмутился Смоки. — Ярибор официально разведен, и его бывшая жена имеет полное право ублажать кого ей только вздумается.

— Это все политика, — ответил Питер. — На самом деле королю Пограничья плевать, с кем спит его первая жена Лукреция. Главное для него — одержать победу над соперником и как можно сильнее унизить. Ярибор боится потерять власть, и своим поступком он хочет показать подданным, что его кузен — слабак, и не достоин носить корону.

— Но это очень глупый поступок, — возразил Драчун. — Во все века народ частенько вставал на сторону униженных и оскорбленных. И в один прекрасный момент жители Пограничного Королевства могут избрать себе другого лидера.

— Не исключено, — согласился Питер. — Но варвары народ недалекий, к тому же охочи до всякого рода подобных забав. И пока их король развлекает своих поданных тем, что бегает в кальсонах по главной площади и устраивает публичные порки, люди будут его боготворить.

— В любом случае, это не наше дело, — сказал Лис. — У них свои обычаи и порядки, пусть и немного странные.

— Верно, — кивнул Питер. — У Ярибора хватает странностей, но в гостеприимстве ему не откажешь.

— Кстати о гостеприимстве, милорд. Как долго мы собираемся задержаться в Пограничье? — спросил Батька.

— Думаю, что завтра утром мы покинем город, — ответил Питер. — А до этого я хотел поговорить с Ярибором о Последней Черте. Все-таки Пограничное Королевство находится в непосредственной близости к ней. Думаю, что король может поделиться кое-какой информацией относительно этого загадочного места.

— Экзекуция закончилась, — сообщил гном. — Король должен быть в прекрасном расположении духа и ответить на все интересующие нас вопросы.

Вскоре правитель Пограничья, тяжело дыша, ввалился в гостиную.

— Так лупил паразита, что аж вспотел, — Ярибор вытер мокрый лоб тыльной стороной ладони.

— Неужели вам ничуть не жалко беднягу? — поинтересовался Питер.

— Нисколько, — ответил король. — Попади я в подобную ситуацию, он бы с меня и вовсе шкуру содрал. Ничего, неделя посещений дворцового лекаря, и на спине моего братца не останется ни одного рубца. Но полно разговоров об этом сластолюбце. Он не заслуживает пристального внимания дорогих гостей. Неужели нам больше не о чем поговорить?

— У меня как раз к вам есть несколько вопросов, на которые мне бы очень хотелось получить ответы.

— Я весь внимание, милорд, вот только сперва промочу горло, — сказал Ярибор. Король взял со стола чашу, наполнил ее до краев вином и осушил одним махом. — Теперь слушаю, ваши вопросы.

— Мы вчера как-то не обмолвились о целях нашего визита к вам, — начал Питер.

— И не надо, — перебил король молодого лорда. — Я знаю, куда вы направляетесь.

— Но откуда? — удивился Питер.

— Пару месяцев назад моей аудиенции попросила принцесса эльфов, кажется, ее имя Ялу. Очень обольстительная особа. Какие у нее раскосые глаза, — мечтательно произнес Ярибор. — А ноги?! Вы видели ее ноги? Они же прямо от ушей растут.

— Гммм…, — откашлялся Питер.

— Ах, да, прошу прощения, я немного отвлекся, — смутился король. — Ну, так вот, эльфийка поведала, что через некоторое время ко мне придет одна разношерстная компания, направляющаяся к Краю Мира, и попросила оказать всяческое содействие.

— Вот оно что. Теперь все стало на свои места. Ну и как, вы окажете его нам?

— Конечно, мой дорогой лорд, — улыбнулся король. — К тому же, за будущие услуги принцесса преподнесла в дар вот это чудо.

Король подошел к стене, открыл тайник и вытащил из него алмаз размером с человеческий кулак.

— Ничего себе, — Лис присвистнул от удивления. — Я и не думал, что такие бывают.

— Признаться, я тоже, — хихикнул Ярибор, кладя алмаз обратно в тайник. — Так что я в полном вашем распоряжении.

— Ваше Величество, что вам известно о Последней Черте? — спросил Питер.

— Не так уж и много, — пожал плечами король. — Мои люди, конечно, наведываются туда, но далеко не забредают. В молодости, будучи лейтенантом разведывательного отряда, я и сам частенько бывал там с патрулем. Но наше пребывание было коротким. Возьмем языка, допросим и обратно.

— Расскажите об обитателях этого места, — попросил Бернс. — Кто помимо китаврасов, карликов и троллей населяют Последнюю Черту?

— Там обитает много всякой нечисти. Одних жутких тварей я видел собственными глазами, о других мне рассказывали разведчики и следопыты. У самой границы вам беспокоиться не о чем. Максимум, на кого вы можете наткнуться, так это на карликов. Правда, ночью границу патрулируют оборотни, но блеск серебряного клинка в свете луны отпугнет этих трусов. Теперь, что касается остальных жителей Последней Черты. В первую очередь, вам следует опасаться троллей. Одного или двух вашему отряду завалить не составит большого труда, но если на пути попадется целый отряд — лучше избежать драки. Эти создания обладают невероятной силой и свирепостью. К тому же у них напрочь отсутствует инстинкт самосохранения. Если вы отрубите троллю все конечности, он поползет за вами, не обращая внимания на хлещущую из обрубков кровь, и будет сражаться зубами. За Чертой обитают вабаи. Но они столь малочисленны, что вы вряд ли их повстречаете. К тому же они не особо жалуют людей. Вабаи — сородичи эго. Но только по внешнему сходству, не более. Эти человекообразные существа лишены каких бы то ни было магических способностей, в отличие от своих прямых родственников. Так что опасаться следует только их физической силы. К слову, они настоящие мастера стрельбы из пращи. Не советую выходить на открытое пространство вблизи их нор, иначе гарантированно получите камнем в лоб. О китаврасах, я думаю, вы наслышаны, поэтому не стоит говорить, что им практически нет равных в обращении с луком. В водоемах водятся русалки. Я лично их не видел, но следопыты рассказывали, что по части магии они настоящие профессионалки. Эти создания охотно пускают в ход чары: влюбляют в себя человека, после чего топят беднягу. Теперь о вампирах. Их я тоже не имел возможности лицезреть. Впрочем, как и мои воины. В этом случае вам придется довольствоваться лишь слухами. В народе говорят, что эти кровопийцы невероятно сильны и умеют летать. Обычное оружие их не берет — раны затягиваются в считанные секунды. Якобы убить их можно только осиновым колом, да и то предварительно отрубив голову. Еще их магические способности способен нейтрализовать чеснок. Но как это растение следует применять против них, я признаться, не знаю.

— Ваше Величество, вы перечислили всех, кого нам следует опасаться?

— Полно, милорд, — ухмыльнулся Ярибор. — Это только малая толика тварей, населяющих эту местность. Об остальных ее обитателях, надеюсь, вы расскажете мне лично, по возвращении назад.

— А на что похожа Последняя Черта? — осведомился Расмус.

— Эта местность ничем не отличается от того мира, в котором мы живем, — король отхлебнул вина и подавил отрыжку. — Такие же горы, равнины, холмы и леса. Единственное отличие — в ее обитателях. По эту сторону Черты живут люди и представители иных, иногда дружественных человечеству рас, по другую — страшные твари. А еще говорят, что в самом сердце Последней Черты нашли себе пристанище боги, некогда могущественные и почитаемые, но ныне забытые.

— Откуда на Руне взяться другим богам? — удивился Пакостник. — Ведь кроме Тога, лучезарной Петры и их сыновей, других божеств попросту нет.

— Святая простота, — закатил глаза Ярибор. — Неужели даже я — варвар, знаю больше, нежели жители цивилизованных королевств?

— Простите, Ваше Величество, но то, о чем вы нам только что рассказали, не ведают ни магистры, ни служители Тога, иначе мне было бы хоть что-то известно об этом факте.

— Милорд, есть вещи, о которых священники и маги предпочитают не распространяться, дабы простым жителям Руны жилось спокойно. А спокойствия в наше время ой как не достает.

— Но нет ничего хуже незнания, — возмутился Питер.

— Поверьте, мой юный друг, в данном случае незнание — это великое благо. Но я вижу, вам все-таки не терпится узнать о забытых божествах нашего мира?

— Раз нам предстоит держать путь по этим землям, то врага нужно знать в лицо, — сказал вудс.

— Хорошо, я поведаю вам то, что на протяжении многих веков скрывали церковники.

Король достал трубку и кисет. Он с разочарованием помял в руке пустой табачный мешочек и отбросил его в сторону.

— Угощайтесь, Ваше Величество, — Смоки протянул королю свой кисет.

Ярибор поблагодарил гринча и принялся набивать трубку ароматным табаком. Затянувшись пару раз, король блаженно улыбнулся и начал свое повествование.

— Всем вам известна легенда о сотворении Тогом первого человека на Руне. После того, как Всевышний вылепил из чего-то там мужчину, он провозгласил: «Плодитесь и размножайтесь». Но задумывался ли кто-либо из живущих — с кем должен был войти в близкие отношения наш славный первопредок? Ведь первоначально у него не было спутницы жизни. Конечно, Тог предпринимал всяческие попытки, чтобы подарить Пакалю жену. Но все опыты заканчивались неудачей — женщины получались полнейшими уродинами. Пакаль был в глубочайшей депрессии. Впрочем, и у самого создателя настроение было хуже некуда — эксперимент находился на грани срыва. А тут еще родной братец всячески старался уязвить Тога, намекая на его немощность и несостоятельность. Авторитет Шахира рос день ото дня. Подданные Тога уже начали сомневаться в божественных способностях своего Небесного Правителя. В разных местах вселенной даже начались недовольства. А некоторые и вовсе стали открыто поговаривать о свержении Вседержителя. Тогда Создатель, чтобы удержать трон всевластия, решил пойти на хитрость. Он обратился за помощью к богам параллельных вселенных и уговорил их помочь ему завершить акт творения. Те откликнулись на призыв и помогли Тогу в сотворении прекрасной женщины. Побоявшись, что другие боги расскажут брату-отступнику об оказанной услуге, он запечатал все межзвездные врата, ведущие в параллельные миры, тем самым лишив других создателей возможности передвижения. Затем Тог создал энергетическое поле, в которое поместил богов и накрыл его магическим колпаком. Говорят, что это место находится на границе Последней Черты и Края Мира. С тех пор великие боги находятся в заточении.

— Простите меня, Ваше Величество, но для варвара вы слишком хорошо знаете теологию, — Питер с восхищением смотрел на Ярибора.

— Дорогой лорд, в этом нет ничего удивительного, — король широко улыбнулся, польщенный тем, что сумел произвести впечатление на слушателей. — Как вы знаете, варвары по своей сути — язычники. Но одно время из Йелада к нам начали наведываться миссионеры. Один из них был настоятель монастыря «Длань Тога». Этот почтенный и умудренный годами старец жил у меня во дворце, и мы частенько проводили вечера за бутылочкой хорошего винца, беседуя на религиозные темы. Как-то аббат изрядно набрался перебродившего сидра и проболтался о том, чего королю варваров знать было совсем необязательно.

— И насколько этой истории можно верить? — спросил Драчун.

— Думаю, что настоятель не лукавил. Не исключено, что кое-где он преувеличил, но в целом сказал правду. Так что будьте осторожны, блуждая по этой Тогом проклятой земле.

С улицы донеслись испуганные крики людей. Затем послышались взрывы смеха и щедрые аплодисменты. Все повыскакивали из-за стола и прильнули к окну.

Руби, которого оставили у парадного входа дворца, стал очередным объектом для шуток королевских придурков. Несколько шутов, откуда-то раздобыв рыболовные удочки, насадили на большие крючки куски мяса и дразнили грифона. В тот момент, как Руби дотягивался то мяса, шут одергивал удочку. Толпа всячески подбадривала дешевых клоунов, смеясь и выкрикивая дразнилки в адрес грифона. Руби, окруженный людьми, немного растерялся. Он озирался по сторонам, в надежде отыскать в толпе Смоки.

Гринч, увидев такое бесцеремонное отношение варваров к своему любимцу, сбежал по лестнице, грозно потрясая кулаками. Следом за ним спускались остальные члены отряда и Ярибор.

— Только прошу вас не вмешиваться, — попросил гостей король. — Я сам задам этим поганцам хорошую трепку.

Грифон оправился от минутной слабости, расправил крылья и попытался взлететь, чтобы атаковать шутов с воздуха. Дворовые дураки тут же просекли что к чему и, побросав свои удочки, вцепились в львиные лапы грифона. Пушистый, наблюдавший за этим представлением с балкона дворца, пришел другу на выручку. Он бросился на одного из шутов, вцепившись тому когтями в спину. Однако второй дуралей схватил котяру за хвост. Пушистый взвизгнул и отпустил свою жертву.

Тут ворота распахнулись, и на площадь высыпали гости во главе с королем. Ярибор подскочил к шутам, удерживающих грифона, и от души одарил их хорошими пинками. Недомерки отпустили Руби и с криками бросились врассыпную.

— Все, больше я ни минуты не намерен оставаться в этом варварском королевстве, — Смоки злобно засопел. — Мы с Руби улетаем прямо сейчас. Будем ждать вас у восточных ворот.

С этими словами гринч запрыгнул на спину грифона и дал команду подниматься в воздух.

Глава третья

Слева и справа, куда хватало глаз, тянулась каменная стена высотой чуть больше метра. Она-то и отделяла варварское королевство от Последней Черты. Пейзаж за ней ничем не отличался от того, что можно было видеть в пределах Пограничья — те же невысокие горы, обильно покрытые густым лесом, через которые проложены многочисленные тропы.

Драчун был несказанно рад, что часть пути пройдет именно через лес. Он уже порядком устал от шумных городов, в которые отряду волей судьбы приходилось заходить. Пушистый полностью разделял радость друга. Кот вынашивал в планах полазать по деревьям в поисках любимого лакомства — дичи.

Батька был крайне недоволен тем, что отряду придется идти пешком по населяющей всякими злобными тварями Последней Черте.

— Тоже мне королевство, лошадей, видите ли, у них лишних нет, — бурчал под нос он. — Не могли найти восемь несчастных кляч для славных воинов.

— Не вини их, — сказал шедший рядом Питер. — У варваров действительно лошади в большом дефиците. Раньше они их обменивали у гоев на шкуры, вяленую рыбу и мед. Но с тех пор, как жители Пограничья стали союзниками цивилизованных королевств, степняки их не особенно жалуют. Да варвары и раньше не часто совершали подобный обмен — путь до Иросских степей неблизкий. Сам знаешь, сколько времени может занять обход Призрачных гор.

— Прошли бы, как и мы — через Пещеры Шахира.

— Вот ты умник, — ответил Пакостнику Весельчак. — Сам то в штаны от страха чуть не наделал, а других посылаешь незнамо куда.

— Все равно, могли бы лошадок найти, — не унимался десятник. — Ярибору эльфийская принцесса вон какой алмаз подарила. На него можно целый табун глессианской породы купить.

— Что-то наш разведчик долго летает, — Лис решил сменить тему, так как Батька уже собирался разразиться очередной тирадой.

— Я его видел минуту назад, — Дуболом посмотрел на небо. — Хотя уже пора бы вернуться. Через деревья особо не разглядишь.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 474